СОДЕРЖАНИЕ

Санкт-Петербургскнп государственный университет

На правах рукописи

Батурин Николай Алексеевич
Оценочная функция психики
19.00.01 -общая психология, история психологии.
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора психологических наук















Санкт - Петербург
1998

Работа выполнена на кафедре общей психологии Санкт-Петербургского университета
Научный консультант - доктор психологических наук, профессор Крылов А.А.
Официальные оппоненты:
доктор психологических наук, профессор Ильин Е.П.;
доктор психологических наук, профессор Волков И.П.;
доктор психологических наук, профессор Дранков В.Л.
Ведущая организация - Институт психологии Российской академии наук.
Защита состоится " " 1998 г., в часов, на заседании диссертационного совета Д 063.57.23 яо защите диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук в Санкт-Петербургском государственном университете (199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6, факультет психологии).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке им. А.М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (С.-Петербург, Университетская набережная, 7/9).
Автореферат разослан "__" ___________ 1998 г.


Ученый секретарь специализированного совета АвгустоваЛ.И.






I. Общая характеристика работы.

Актуальность исследования. Кардинальные перемены в экономической, социально-политической и культурной сферах, происходящие в последние годы в нашей стране, поставили перед психологической наукой задачу системного изучения психики реального, "живого человека", в действиях и помыслах которого наряду с объективным и рациональным присутствует субъективное, иррациональное и алогичное. В связи с этим все большую актуальность приобретает исследование таких психических феноменов, как "ценностные ориентации", "субъективные отношения", "личностный смысл", "Я-концепция", "образ Мира", "атрибуция действий", возникновение и проявление которых в значительной степени обусловлено реализацией оценочной функции психики человека. Не меньшее значение получает изучение собственно оценочных феноменов - процессов актуального порождения оценок и самооценок разных видов и типов, различного уровня и "масштаба", интегрально-устойчивых оценочных образований сознания и самосознания; оценочных явлений личностного уровня, таких как самооценка, субъективные отношения, оптимизм-пессимизм и т.д.
Знания о природе, составе, структуре и взаимодействии оценочных явлений различного уровня, организованных в сложную систему и реализующих оценочную функцию психики, необходимы для понимания механизмов обеспечения адекватной и эффективной регуляции и саморегуляции поведения, деятельности, любого акта взаимодействия человека с предметным миром, другими людьми, обществом.
В этой же связи следует напомнить, что оценки и самооценки являются неотъемлемой частью многих видов профессиональной деятельности - учителя, врача, судьи, руководителя; более того, что существуют профессии, в которых оценка является основным "продуктом" деятельности (эксперты в сфере экономики и производства, операторы-диспетчеры, контролеры ОТК и т.д.).
Несмотря на широкое представительство оценочных феноменов и в познавательной, и в регуляторной и в коммуникативной сферах психического функционирования и на то, что они достаточно активно изучались в педагогической, возрастной и социальной психологии, а также в педагогике, экономике, медицине, метрологии и особенно интенсивно в философских науках (в частности, в логике, гносеологии, этике, эстетике, аксиологии), в общей психологии до сих пор этой проблеме не придавалось существенного значения. Достаточно сказать, что ни в одном учебнике по общей психологии нет даже упоминания об оценивании и оценке.
Однако отсутствие именно общепсихологических представлений о природе, механизмах и функциях оценивания, о специфических особенностях оценок разных видов, о месте и роли оценивания и оценок в общей структуре психических явлений и тем более о целостной системе оценочных явлений, реализующих оценочную функцию психики, во-первых, делает систему теоретических воззрений о способах и формах психического отражения, по крайней мере, неполной; во-вторых, лишает полноты представления о процессах психической регуляции и саморегуляции; в-третьих, затрудняет исследование отдельных видов оценок и частных аспектов проблемы в специальных психологических дисциплинах; в-четвертых, осложняет решение различных практических задач, например, обучение "технике оценивания"; в-пятых, сдерживает решение методических вопросов в самой психологии, поскольку многие методы исследования основаны на использовании оценок и самооценок.
Все это свидетельствует, с одной стороны, о неординарности проблемы оценки для науки в целом, об актуальности изучения оценочной функции психики для решения теоретических и практических задач, стоящих перед психологической наукой на современном этапе. С другой стороны, учитывая многоаспектность и многогранность проблемы, - о том, что она представляет собой новое самостоятельное направление исследований в психологии, которое уже в ближайшей перспективе может превратиться в новую отрасль психологического знания - психологию оценивания и оценки.
Цель и задачи исследования. Основной целью работы являлось теоретическое и экспериментальное изучение основных феноменов и закономерностей взаимодействия оценочных явлений различного уровня, механизмов их участия в регуляции поведения и деятельности.
Конкретными задачами исследования были:
- философское и общепсихологическое обоснование сущности оценки как психического явления;
- общепсихологический анализ оценочных явлений различной природы;
- системный анализ состава, структуры и закономерностей взаимодействия оценочных явлений различного уровня;
- выделение места и роли оценок и самооценок различных видов и всей системы оценочных явлений в механизмах психической регуляции и саморегуляции деятельности на различных этапах ее осуществления, а также в междеятельностной регуляции;
- экспериментальное исследование природы, структуры и функций когнитивно-аффективных оценочных комплексов: успеха и неудачи, возникающих на завершающем этапе деятельности, и их влияния на различные стороны психического функционирования;
- разработка совокупности методических процедур и методик, необходимых для исследования;
- обоснование метода системной психической саморегуляции (СПСР), специально разработанного для противодействия негативным эффектам успеха и неудачи.
Предметом исследования были оценочные явления различной природы, видов, и уровней, реализующие оценочную функцию психики.
Объект исследования - процессы порождения человеком оценок, самооценок и оценочных образований различной природы, видов и уровней.
Гипотезы исследования. Исходным психическим феноменом всей системы оценочных явлений является процесс специфического отражения некоторых видов объект-объектных, субъект-объектных и субъект-субъектных отношений, который может осуществляться на аффективном и (или) когнитивном уровне. В процессе жизнедеятельности, общения, социализации происходит формирование интегрально-устойчивых оценочных образований сознания и самосознания, а также оценочных явлений личностного уровня. Все эти три уровня оценочных явлений представляют собой иерархизованную систему, структурные элементы которой функционируют взаимосвязанно и синергично. Основное предназначение этой системы оценочных явлений заключается в преобразовании всей информации, отражаемой человеком во всех сферах психического функционирования, в форму, наиболее пригодную для ее использования в процессах регуляции и саморегуляции, от простейших психомоторных актов, поведения и деятельности, до высших проявлений человеческой активности.
К наиболее значимым для человека оценочным образованиям, возникающим на завершающем этапе деятельности, относятся когнитивно-аффективные оценочно-самооценочные комплексы - успех и неудача. Рассматривая их в качестве модели сложных оценочных образований, можно проследить их регуляторное влияние на все стороны психического функционирования: на мотивацию, целеполагание, функциональное состояние, результативность деятельности и на познавательные процессы.
Методы исследования. Многоаспектность и многоуровневость структуры исследования предполагала использование комплекса разнообразных методологических подходов, методических процедур, отдельных методов, методик и приемов исследования и обработки полученных данных. Для решения первых двух задач работы использовался теоретический анализ исследований и концепций на основе метода "восхождения от абстрактного к конкретному". Для решения следующих двух задач - метод системно-структурного анализа. Остальные задачи решались путем использования экспериментальных подходов, различных методов и методик, описанных в соответствующих разделах второй части автореферата. Для вызывания успеха и неудачи в лабораторных условиях применялись две специально разработанные процедуры. Изменение функционального состояния контролировалось по комплексу психофизиологических показателей, измеряемых с помощью специально разработанного прибора и энцефалографа.
Общее количество испытуемых по различным программам исследования составило 363 человека.
Научная новизна. Впервые в отечественной психологии предпринята попытка обоснования сущности оценки как специфической формы отражения некоторых видов отношений: оценки в широком смысле (оценки I рода) связаны с отражением объект-объектных отношений превосходства, а собственно оценки (оценки II и III рода) - с отражением субъект-объектных и субъект-субъектных потребностных или ценностных отношений предпочтения.
Для этого был проведен анализ природы объективных отношений и способов их отражения (познания).
Анализ двух принципиально различных способов отражения этих отношений - эмоционального и когнитивного - позволил обосновать существование двух равноценных видов оценок и промежуточных между ними форм.
Впервые в общей психологии выделены и описаны универсальные структурные компоненты оценочного акта: предмет, основание, процесс их сравнения (сличения, сопоставления) и оценка-результат. Исходя из этого были разработаны схемы оценочных актов различных видов и типов.
Системный анализ всей совокупности оценочных явлений позволил выявить состав, структуру и закономерности взаимодействия оценочных явлений различного уровня: процессуального, интегрально-устойчивого и личностного.
В работе обосновано, что главное предназначение как всей системы оценочных явлений, так и её отдельных составляющих заключается в преобразовании всего познаваемого субъектом в универсальные формы - оценки, предназначенные для дальнейшего использования в актах регуляции и саморегуляции всех видов и уровней от управления простым действием до общей активности личности. Показана роль оценочных явлений различных видов в механизмах психической регуляции и саморегуляции деятельности на различных этапах её осуществления.
Глобальные регулирующие эффекты сложных оценочных явлений продемонстрированы в работе на примере влияния когнитивно-аффективных оценочно-самооценочных комплексов, возникающих на завершающем этапе деятельности - успеха и неудачи, на различные стороны психического функционирования.
Впервые для экспериментального решения этой задачи были разработаны две методические процедуры для искусственного вызывания равных по величине состояний успеха и неудачи. Использование этих процедур позволило выявить влияния успеха в отличие от неудачи на мотивацию, целеполагание, функциональное состояние, результативность деятельности, познавательные процессы. Для компенсации негативных изменений функционального состояния разработан и апробирован метод системной психической саморегуляции (СПСР).
В целом результаты всего исследования позволяют более обоснованно ввести в перечень основных функций психики - оценочную функцию.
Теоретическая и практическая значимость. Разработка представлений о сущности оценки как специфической формы отражения отношений и двух равноценных способах отражения потребностных или ценностных отношений - когнитивном и эффективном - восполняет систему теоретических воззрений о психическом отражении, что может способствовать разрешению существующих десятилетиями противоречий в изучении проблемы ценности и оценки в логике, аксиологии, этике и эстетике.
Формирование общепсихологических представлений об оценивании и оценке, определение этих понятий, выявление состава, структуры и механизмов взаимодействия оценочных явлений различного уровня, в том числе строгое разграничение оценивания и самооценочных явлений различного уровня облегчит исследование различных видов оценок в специальных психологических дисциплинах: педагогической, возрастной, социальной психологии.
Анализ места и роли оценочных явлений различного уровня в механизмах регуляции и саморегуляции и экспериментальная демонстрация глобальности регулирующих эффектов некоторых видов оценочных явлений позволяет обосновать то, что главное регулирующее предназначение системы оценочных явлений - это реализация оценочной функции психики.
Концептуальное выделение во временной развертке деятельности завершающего этапа и экспериментальное изучение природы, функций и механизмов влияния главных психических феноменов этого этапа - успеха и неудачи - способствуют решению некоторых не раскрытых ранее аспектов проблемы психической регуляции и саморегуляции.
Выполненное исследование может послужить дополнительным стимулом и теоретической базой в разработке программы обучения "техники оценивания" в тех многочисленных видах профессиональной деятельности, в которых формирование оценок играет принципиальную роль и занимает значительную часть основного времени (учителя, врача, судьи, руководителя, и в ещё большей степени - эксперта, судьи в некоторых видах спорта, работника ОТК и т.д.).
Разработанная система представлений об оценивании и оценке и о механизмах взаимодействия оценочных явлений разного уровня позволит уточнить и пересмотреть решение методических вопросов, связанных с разработкой психодиагностических методик, основанных на оценивании и самооценивании.
Результаты исследования позволили разработать новый метод системной психической саморегуляции функционального состояния (СПСР).
Апробация работы. Основные результаты работы неоднократно обсуждались на Всесоюзных и Всероссийских съездах и конференциях (1977, 1990, 1997), на региональных и городских конференциях (1978, 1984, 1986, 1990), докладывались и обсуждались на заседаниях кафедр общей психологии Санкт-Петербургского университета (1984, 1985, 1998), психологии Уральской государственной академии физической культуры (1984, 1986, 1992), общей и возрастной психологии Южно-Уральского государственного университета (1997).
Материалы диссертации использовались при чтении новых разделов курса общей психологии на специальном факультете Санкт- Петербургского университета, Челябинском государственном педагогическом университете, Южно-Уральском государственном университете.
По теме диссертации опубликована одна монография, одно методическое пособие, 8 статей и 23 тезиса докладов.
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, шести глав, заключения, выводов, списка литературы и приложения. Содержание работы изложено на 385 страницах машинописного текста, включает 21 таблицу и 18 рисунков. Список литературы содержит 386 наименований, из них 63 на иностранных языках.
Положения, выносимые на защиту.
1. Сущность оценки как психического феномена заключается в отражении некоторых видов объективных отношений: оценки I рода, или оценки в широком смысле, направлены на отражение объект-объектных отношений превосходства; оценки II и III рода, или собственно оценки - на отражение субъект-объектных и субъект-субъектных отношений предпочтения.
2. Существуют два принципиально различных, но взаимосвязанных способа отражения отношений в оценочной форме: эмоциональный и когнитивный - и соответствующие им два равноценных вида оценок - аффективные и когнитивные (с промежуточными между ними подвидами).
3. В каждом акте оценки можно выделить четыре универсальных структурных компонента: предмет, или объект, оценки; оценочное основание; процесс их сравнения и оценку-результат, как итог этого процесса. В зависимости от специфики структурных компонентов и конкретного рода оценки выделено несколько видов оценочных актов.
4. Оценки, порождаемые в актуальном психическом процессе, являются базой всей системы оценочных явлений, а в структурном отношении представляют собой элементы ее первого - процессуального - уровня. Второй уровень оценочных явлений - это интегрально-устойчивые оценочные образования. Третий - это уровень личностных оценочных образований.
5. Оценочные явления всех уровней сложно взаимодействуют между собой и в конечном счете направлены на реализацию оценочной функции психики, которая занимает как бы промежуточное место между познавательной и регуляторной функциями. Система оценочных явлений преобразует знания об отдельных элементах мира и о мире в целом в универсальные регуляторные кванторы - в оценки, пригодные для использования в механизмах регуляции и саморегуляции.
6. Кроме этапов инициации и исполнения, обычно выделяемых во временной развертке целостного акта деятельности, существует завершающий этап, исходным моментом которого является прекращение всех действий по достижению цели или удовлетворению потребности, а завершается он после полного "затухания" всех процессов, связанных с оценкой и самооценкой достигнутых результатов.
7. В некоторых случаях на завершающем этапе деятельности возникают когнитивно-аффективные оценочно-самооценочные комплексы, презентируемые сознанию в виде гештальтов: успеха или неудачи. Содержание успеха и в когнитивной, и в эмоциональной составляющих очень однородно и однозначно, без существенных половых различий. Неудача в отличие от успеха обладает большим содержательным разнообразием, более сложной структурной композицией элементов, с существенными половыми и индивидуальными отличиями.
8. Успех и неудача вызывают специфические изменения в функциональном состоянии, познавательных процессах, целеполагании, мотивации, промежуточной и итоговой результативности деятельности, выборе вида дальнейшей активности. Такая полиэффективность успеха и неудачи свидетельствует о том, что они выполняют особую регуляторную функцию, во-первых, по отношению к психическому функционированию в пределах завершающего этапа деятельности, являясь внутридеятельностными механизмами; во-вторых, по отношению к другим видам деятельности и активности личности, являясь междеятельностными механизмами регуляции.

II. Содержание диссертации.

Во введении обоснована актуальность исследования, определены цель, задачи и гипотезы, показана новизна, теоретическая и практическая значимость работы, сформулированы положения, выносимые на защиту.

Глава I. Общая характеристика проблемы оценки и оценочной функции психики в различных науках и в психологии.
В начале главы показано, что оценка является междисциплинарной проблемой. Процесс порождения оценок и сами оценки выступают в качестве специфического предмета исследования не только в психологии, но и в экономике (оценка товаров, оценка альтернатив и исходов при принятии решений), в педагогике (оценка знаний и поведения ученика, оценка как средство воздействия на ученика в процессе воспитания, как дидактический приём стимуляции ученика), в медицине (внутренняя картина болезни как оценка больным своего состояния, обнаружение первых нарушений психического функционирования по изменению оценок), в метрологии (оценка как один из приёмов характеристики величин, проблема "освобождения от субъективного компонента" при использовании "познавательных аппаратов" человека в качестве инструмента для измерения), в юриспруденции (оценка обстоятельств и наличия состава преступления).
Особенно интенсивно проблема оценки обсуждалась в философских науках (в аксиологии, логике, этике и эстетике), в некоторых из них "оценка" выступает как базовая категория науки, рядополагаясь таким категориям, как "отражение", "ценность", "познание" (Тугаринов; 1968, Дробницкий, 1969; Хаспироков, 1972; Выжглецов, 1974; Брожик, 1982; Perry, 1926; Dewey, 1939; Lewis, 1946).
На протяжении многих лет и даже столетий в философии ведутся дискуссии по многим аспектам проблемы и, в первую очередь, о гносеологическом статусе оценок и связанном с этим вопросе о том, какова природа "настоящих" оценок - когнитивная или аффективная. Проведенный анализ позволил высказать предположение, обоснованное в следующей главе, о том, что существует два относительно самостоятельных и равноправных вида оценочных явлений, имеющих различную природу и формы выражения.
Ещё одним аспектом проблемы оценки, активно обсуждаемой в философии, является вопрос о функциях оценки. Проведенный анализ позволяет выделить три функции. Первая из них связана с отражением (познанием) ценностных свойств или вообще ценностей; вторая - с выражением субъективного отношения человека к действительности; третья - с регуляцией поведения и деятельности.
Все это свидетельствует об особом статусе, который придаётся оценке в философии. Оценивание признается "важнейшей функцией сознания" (Тугаринов, 1971, с. 63).
В отличие от этого, в общей психологии доминируют иные представления о механизмах организации человеком поведения и деятельности, в которых оценка или не упоминается совсем, или ей отводится более скромная роль. Довольно часто она понимается как частный познавательный приём или способ выражения субъективного отношения, а истинные функции оценки "распределяются" среди других психических явлений или обозначаются другими терминами. Хотя можно отметить, что К.К. Платонов (1982) и Ю.М. Забродин (1982) называли оценочную функцию психики как базовую наряду с познавательной, регуляторной и коммуникативной. Однако, к сожалению, такое постулирование не нашло дальнейшего развития. Вместе с тем, в таких разделах общей психологии, как изучение восприятия, мышления и эмоций, существуют ценные исследования некоторых частных оценочных феноменов. (Фресс, 1978; Вюрпилло, 1978; Чхартишвили, 1972; Брунер, 1977; Клочко, 1978; Arnold,1960; Schechter, 1966; Scherer, 1984; Вилюнас, 1984 и др.).
В отличие от общей психологии, в специальных психологических дисциплинах изучению оценок некоторых видов придается существенное значение. Наиболее значительный "удельный вес" оценочная проблематика имеет в педагогической, возрастной и социальной психологии.
Ранее других психологических дисциплин экспериментальное изучение оценки началось в педагогической психологии (Ананьев, 1935, 1948; Горбачева, 1948). Это и влияние педагогической оценки, похвалы и порицания на различные психические процессы и результативность деятельности (Costello, 1964; Кирпиченок, 1973); "ориентирующая и стимулирующая функция оценки" (Ананьев, 1935; Амонашвили, 1984). Изучение влияние оценки проводится в рамках исследования "обратной связи" (feedback) и "знания о результатах" (knowledge of result).
Подавляющее большинство исследований, связанных с проблемой оценки, относятся к изучению внешне ориентированных оценок и почти не рассматривают проблемы самооценки.
В отличие от этого, в детской и возрастной психологии, наоборот, почти все исследования посвящены самооценке. Условно их можно разделить на две большие группы.
К первой относятся исследования возрастных особенностей развития и формирование самооценки (Якобсон, 1962; Шакуров, 1966; Липкина, 1974; Стеркина, 1976; Савонько, 1970; Магун, 1977; Андрущенко, 1979; Елагина, 1972 и др.).
Ко второй группе относятся исследования самооценки как фактора в регуляции чем-либо или её связей с другими психическими явлениями (Савонько, 1969; Сафин, 1970; Юферева, 1977; Соловьева, 1973, Ключникова, 1979; Мамажанов, 1982 и др.).
В социальной психологии наиболее часто представления об оценке привлекаются в связи с изучением аттитьюда, социальной перцепции, социальной регуляции, управлением коллективом и социального контроля.
В исследованиях аттитьюда, начиная с первых исследований, когда он понимался как нервно-психическое состояние готовности к деятельности (Allport, 1935), осуществлялся непрерывный переход к пониманию аттитьюда как аффективной оценки (Fishbаth, 1975, с. 10), или как "двухкомпонентной оценки" (Магун, 1983, с. 110) или даже как "оценочного суждения о себе и других" (Трусов, 1980, с. 7).
В работах по социальной перцепции (Бодалев, 1970, 1982; Куницына, 1970 и др.) содержатся очень важные сведения об оценочных эталонах, которые побуждают разобраться, в чем же состоят их принципиальные отличия от сенсорных, перцептивных и социальных эталонов (Леонтьев, Гиппенрейтор, 1968; Брунер, 1977, Андреева, 1980), которые также участвуют в процессах категоризации объектов восприятия и оценки.
При социальной регуляции поведения и социальном контроле участие оценок неизбежно - это социальные оценки, рефлексированные социальные оценки и управляющие оценки (Яковлев, 1970; Кузьмин, 1971; Волков, 1977; Ружичка, 1978; Бобнева, 1978; Безносов, 1982).
Ещё одной областью, в которой понятие "оценка", хотя и не всегда явно, но, тем не менее, широко используется, - это концепция регуляции и саморегуляции (Анохин, 1957, 1973; Никифоров, 1977; Крылов, 1972; Мейстер, 1979; Конопкин, 1980 и др.). В некоторых работах предпочитают избегать терминов "оценка" и "самооценка", в других - широко они используются, но во всех акту "сличения-оценивания" придается ключевое значение. В то же время использование представления об оценивании не только в психологии, но и в физиологии (например, "акцептор" в переводе с латинского означает оценивание) побуждает к определению границ, отделяющих оценку от любого акта "сличения" и "сравнения", чтобы она не растворилась в слишком широком контексте и не утратила своей специфики.
В целом анализ работ в специальных психологических дисциплинах был направлен на то, чтобы, с одной стороны, показать междисциплинарную значимость проблемы, с другой - выделить её наиболее "горячие точки": существующие диспропорции в изучении её различных аспектов, противоречие и различие точек зрения, что необходимо для обоснованной постановки задач дальнейшего анализа.
Завершается эта глава обоснованием актуальности исследования и необходимости его проведения именно на общепсихологическом уровне. Это обусловлено несколькими причинами:
1. Тот факт, что оценка является предметом специального анализа как в довольно отдаленных (экономика, юриспруденция, метрология), так и непосредственно связанных с психологией науках (педагогика, философия), говорит, во-первых, о неординарности проблемы оценки в целом для науки; во-вторых, об уникальной многогранности и широчайшем распространении феномена оценки в различных сферах деятельности человека и общества; в-третьих, о возможности широкого практического приложения общепсихологических разработок.
2. Интенсивное исследование некоторых видов оценок в различных специальных психологических дисциплинах и обнаруженные проблемы при их изучении поставили исследователей перед необходимостью выявить общие характеристики любой оценки. Из истории науки известно, что наиболее легко "ведомственные барьеры" преодолевают через "нейтральное пространство" общей психологии. Более того, для развития теоретических представлений о частных видах оценок необходим выход в более широкую концептуальную область - теорию оценочной функции, в рамках которой многие частные положения будут вытекать из общих закономерностей.
3. На сегодняшний день в общей психологии нет сколько-нибудь цельных представлений о природе, механизмах, функциях оценок и их месте в общей структуре психических явлений, как нет их собственной классификации и, тем более, нет представлений о целостной системе оценочных явлений, реализующих оценочную функцию психики. Ни в одном учебнике по общей психологии нет даже подпараграфа, посвященного оценке, даже как одномерному процессу оценки и самооценки.
4. Проблема оценки имеет важнейшее методическое значение для всей психологии, поскольку многие методы исследования, широко используемые во многих психологических дисциплинах, основаны на регистрации оценок испытуемого (Докторов, 1979; Анастази, 1982; Козловский, 1985 и др.). Уже выявлены некоторые эффекты, систематически влияющие на результаты исследований с использованием оценочных методов - это центральные и краевые оценочные тенденции, установки, ошибки по контрасту, эффект ореола и т.д. Очевидно, что решение методических вопросов также зависит от развития общепсихологических представлений об оценке и работе всей системы оценочных явлений.

Глава 2. Философское и психологическое обоснование понимания оценки как формы отражения отношений.
Более чем вековой опыт изучения проблемы оценки в философии и психологии показал всю её сложность и многогранность, что породило массу конкурирующих и диаметрально противоположных решений. Поэтому поиск понимания сущности оценки как важнейшей категории и фундамента дальнейшего анализа нужно проводить с особой тщательностью, начиная от самых истоков. Для решения этой задачи был использован метод "восхождения от абстрактного к конкретному" (Зиновьев,. 1954; Ильенков, 1980). Как известно, следуя этому методу, необходимо планомерно совершать последовательные переходы от одной ступени анализа проблемы к другой, принимая каждый раз полученное на предыдущем этапе за "абстрактное" и исходное для следующего этапа, а полученное на данном этапе как "конкретное" относительно предыдущих стадий анализа, и так до формулировки гипотез, позволяющих эмпирическую проверку (Щедровицкий, 1975).
Исходным, предельно абстрактным пунктом "восхождения" был выбран анализ общефилософской категории "отношения", затем анализ важнейших типов отношений, затем их более частных разновидностей, с отражением которых уже непосредственно связана оценка. После этого можно было провести следующий цикл восхождения, пройдя путь от общенаучных подходов познания отношений до конкретных способов отражения отношений рядовым субъектом (гл. 3).
"Отношение, как известно, является одной из самых основных категорий философии, наряду с "вещью" и "свойством" (БСЭ, 1974, т.18, с.628). Эти три категории являются взаимосвязанными и составляют систему понятий. Две взаимосвязанные и взаимодействующие вещи - это и есть "формула" объективного отношения.
Свойства вещи обнаруживаются только при образовании отношения в процессе в разной степени опосредованного, но реального взаимодействия между вещами. Однако подчеркнем, что свойства только обнаруживаются во внешних отношениях, а предопределены они составом, структурой и характером внутренних отношений элементов, из которых состоят вещи, то есть внутренней сущностью вещи.
В принципе, эта система постулатов легко соотносится с основными положениями современной теории систем (Берталанфи, 1969; Блауберг, Юдин, 1973; Садовский, 1974).
Объекты неживой материи могут вступать в различные виды отношений, но все они относятся к одному классу объект-объектных отношений. Для организации поведения человека наиболее важными типами отношений этого класса являются, по-видимому, отношения "тождества", "различия", "выраженности свойства" или отношения "превосходства".
Принципиально иные отношения возникают, когда одной из сторон отношения выступает биологическое тело, специфика существования которого состоит в постоянном обмене веществ с окружающей средой.
Именно необходимость в постоянной ассимиляции и диссимиляции веществ, энергии и информации лежит в основе наиболее фундаментального вида отношений, характерного для всего живого, - отношений между живым существом с актуализированной потребностью и объектами, способными удовлетворить эту потребность, такие отношения в дальнейшем будут кратко называться "потребностные отношения".
Потребностные отношения, одной из сторон которых является человек, относятся к таким классам отношений, как "субъект-объектные" и "субъект-субъектные".
Рассмотрев сущность, структуру и виды объективных отношений, можно сделать следующий шаг в анализе проблемы - рассмотреть способы и формы отражения и познания отношений.
И гносеология, и психология всегда в большей степени концентрировали свое внимание на отражении отдельных свойств и предметов в целом, чем на том, как происходит отражение тех связей и отношении, которые существуют между предметами и явлениями.
Очевидно, что для познания отношений необходимо сначала выделить те свойства каждой из сторон отношения, благодаря которым становится возможным данное отношение, а уже на основе этого установить характер связи между его сторонами и отобразить результат познания в какой-либо форме. Таким образом, итоговый "образ" отношения состоит из трех членов. В нем должна быть представлена каждая из сторон отношения и выявленная между ними связь (характер отношения). Отображение отношения может осуществляться в различных формах. Например, в логике для обозначения любых "суждений отношения" используется трехчленная формула: "aRb" ("А больше В" или "X брат Y" и т.д.) (Кондаков, 1971, с. 506).
Представленная схема познания отношений характерна для научного познания на основе теоретического мышления и использования экспериментальных методик, логики и методологии научного исследования.
Рядовому субъекту для эффективной организации своей жизнедеятельности ежеминутно необходимо отражение и познание тех же отношений "тождество-различия" и "выраженности свойства" в классе объект-объектных отношений и "потребностных отношений" в классах субъект-объект и субъект-субъект.
Естественно, что для их отражения в ходе эволюции выработаны более простые способы, чем способы научного познания. Более того, чаще всего человеку требуется опережающее отражение возможных отношений, причем отражение должно завершиться такой конечной формой, чтобы она была пригодна для использования в дальнейшем для регуляции поведения и деятельности. Одной из таких форм отражения отношений является оценка.

Глава 3. Психологические аспекты проблемы отражения отношений в безоценочной и оценочной форме.
Отражение отношений рядовым субъектом может осуществляться как на эмоциональном уровне, так и на когнитивном. Очевидно, что эмоциональный способ отражения является и фило- , и онтогенетически более древним. Однако анализ проблемы начат с когнитивного как более простого, а затем, используя аналогии, проведен анализ эффективного способа отражения отношений.
В принципе, отражение некоторых видов отношений возможно уже в актах восприятия и представления (Веккер, 1981). Однако основная часть отношений познается с участием мыслительных процессов. Самым простым и, видимо, самым исходным познавательным актом, в рамках которого производится отражение различных отношений, является сравнение (Рубинштейн, 1946; Тихомиров, 1984)
Согласно определению, "сравнить - это сопоставить "одно" с "другим" с целью выявить возможные отношения" (Рубинштейн, 1946). Причем то, что при сравнении познаются именно отношения между объектами, а не свойства какой бы то ни было специфики, является общепринятым и в философии, и в психологии.
Из большого числа разновидностей отношений, познаваемых в актах сравнения, ближе всего к оценке стоят отношения превосходства, устанавливаемые по принципу равенства или различия между степенью выраженности каких-либо тождественных свойств у взаимодействующих или соотносимых объектов.
Оценки I рода или оценки в "широком смысле" человек использует тогда, когда ему необходимо дать характеристику интенсивности ощущений, временной длительности, величины предметов и т.д. По мнению П. Фресса, в основе таких оценок лежит естественная для любого человека реакция на воспринимаемые стимулы, которая заключается в характеристике величины стимула за счет их соотнесения с представлением о привычной (обычной) величине этих свойств (Фресс, 1978, с. 29).
Оценки I рода связаны с отражением объект-объектных отношений. Оценки II и III рода - с отражением соответственно субъект-объектных и субъект-субъектных отношений.
Высокое сходство по форме выражения и тождество по базовому познавательному процессу оценок с познанием других видов отношений в первую очередь свидетельствует о их генетическом родстве, а также еще раз подтверждает, что процесс оценивания - это процесс выявления некоторых видов отношений, а сама оценка - специфическая форма отображения выявленных отношений
Отличие же между обычным (безоценочным) отражением отношений превосходства и оценкой заключается в том, что при оценивании сравнение производится не между двумя единичными объектами, а между объектом оценки и неким образованием, которое существует в различных видах и называется в работах "стандартом", "нормой", "личной шкалой", "эталоном" и которое предложено (как в логике) обозначить обобщающим термином оценочное основание.
Понимание того, что собой представляет оценочное основание, что составляет его содержание и каков принцип его организации и формирования, имеет наибольшее значение для общепсихологического анализа проблемы.
Проведенный в работе анализ исследований различного направления позволил сформулировать положение о том, что оценочные основания оценок I рода представляют собой накопленные и обобщенные представления (а в более развитом виде, шкалы) о классе объектов, в который входит оцениваемый объект. Формирование такого оценочного основания происходит за счет многократного обычного (безоценочного) отражения отношений превосходства между парами идентичных объектов в актах сравнения.
Следующим принципиальным моментом в анализе проблемы является форма отображения оценки-результата I рода. В зависимости от различных факторов она может выражаться либо в форме прямого влияния на взаимодействие субъекта со средой, осознаваясь лишь тогда, когда в этом возникает необходимость, либо в форме оценочного суждения типа: "Объект А - большой". При этом возникает вопрос, почему же в своей вербальной форме оценка скорее напоминает "суждение свойства", чем "суждение отношения" [10; 506], как это должно быть, поскольку оценка понимается как отражение отношений. Напомним, что, например в логике, для обозначения любых "суждений отношения" используется трехчленная формула: "aRb" (Кондаков, 1971).
Исходя из этого, например, оценка величины объекта в развернутом виде должна выражаться трехкомпонентным суждением типа: "А больше, чем обычно бывают объекты данного класса". Реально же такое высказывание заменяется более простым: "А - большой". Как раз в результате такого замещения оценочное суждение теряет внешнее сходство с трехкомпонентной формулой отношения, приобретая сходство с "суждениями свойства". Специально исследуя проблему "децентрации при отражении отношений", а также учитывая представления о генезисе познания отношений (Ж. Пиаже), мы пришли к выводу о том, что исчезновение из оценочного суждения зависящей от субъекта стороны отношения связано с исходным субъектоцентризмом и субъектометризмом представлений о мире.
Таким образом, оценка I рода (оценивание) - это психический процесс отражения возможных объект-объектных отношений превосходства, а оценка-результат - это специфическая форма отображения этих отношений.
"Собственно" оценки, или оценки II рода, легко отличаются при их вербализации от оценок I рода по смыслу используемых оценочных категорий, например: "лучше", "хуже", "красивее" (сравнительные оценки) и "хороший", "плохой", "безобразный" (абсолютные оценки) (Ивин, 1970). Интуитивно понятно, что эти оценки связаны с отражением иной сферы реальности, нежели оценки I рода.
Анализ и философских, и психологических работ по проблеме оценки показывает, что ответы на основные вопросы "что?" и "как?" отражаются этими оценками довольно противоречивы. Так, уже много веков сохраняется оппозиция по вопросу о том, "как?": когнитивно или эффективно производится оценивание. Сторонники обеих точек зрения есть и в современной психологии.
Среди ответов на вопрос "что отражается?" наиболее популярны ответы, содержащие представления о том, что в оценке отражаются специфические ценностные свойства объектов или просто ценности, которые недоступны иным формам познания, кроме оценивания (Брожик, 1982; Дробницкий, 1967; Кислов, 1974). Во-первых, ценности очень многообразны. Набор же оценочных категорий, являющихся ядром вербальных оценок, ограничен, а в пределе даже сводим к так называемому универсальному аксиологическому квантору - "хорошо-плохо". Уже поэтому оценкам трудно быть копией ценностных свойств (Кислов, 1974). Во-вторых, хорошо известны эмпирические факты о различии оценок одного и того же объекта разными людьми и одним и тем же человеком в различные возрастные периоды. А это значит, что для понимания оценки как формы отражения ценностных свойств необходимо допустить возможности сосуществования противоположных "копий" одного и того же объекта или его отдельного свойства.
Изменчивость актуальных оценок в первую очередь свидетельствует о зависимости характера оценки не только от свойств объекта, но и от свойств субъекта. Хотя на эту зависимость указывается во многих работах по проблеме оценки (Брожик, 1982; Выжглецов, 1972; Дробницкий, 1967), но не всегда ей придается должное значение. И что еще более важно, чаще всего при этом остается в тени то, что между оценивающим субъектом и оцениваемым объектом существуют хотя и специфичные, но тем не менее объективные по своей глубинной природе отношения. Одной стороной таких отношений является "субъект с нуждой" (потребностью), а другой - объект, свойства которого позволяют удовлетворить эту потребность (объективная ценность). Поэтому этот вид субъект-объектных отношений можно назвать потребностным или ценностным.
По-видимому, наиболее древним способом психического отражения таких отношений является эмоциональный способ.
При этом сразу же возникает вопрос: чем же тогда отличается обычный эмоциональный способ отражения отношений от оценивания, также явно связанного с отражением потребностных отношений?
В диссертации показано, что в современной психологии ответы на этот вопрос весьма противоречивы. Считается, например, и что переживание оценивает предмет, а на базе его возникает оценка (Магун, 1983), и что оценка предшествует возникновению эмоции (Arnold, 1960), и что эмоция может замещать оценку, и что эмоция может лишь сопровождать оценку (Брожик, 1982).
Отличие между эмоцией и оценкой, на наш взгляд, заключается в следующем. Эмоции, или по крайней мере те их виды, которые связаны с отражением потребностных отношений, являются непосредственно-чувственным отражением. Характер и интенсивность эмоционального переживания самым тесным образом зависит, с одной стороны, от параметров актуализованной в данный момент потребности, с другой, - от качества предмета потребности и вероятности его приобретения (достижения). В отличие от этого, оценивание - это, во-первых, более опосредствованное отражение отношений и может быть вообще не связано с моментом актуализации соответствующей потребности, так же как и вероятностью удовлетворения потребности в момент оценки. Во-вторых, субъектная сторона отображаемого отношения представлена в оценке не самой потребностью, а оценочным основанием, с которым и сличается (сравнивается) оцениваемый объект.
Причем систематическое взаимодействие человека с объектами, с разной степенью полноты удовлетворяющими ту или иную потребность, неизбежно приводит к возникновению предпочтений, а затем к синтезированию представлений об эталонном (должном) предмете потребности, т. е. к формированию простейших оценочных оснований. На разных онтогенетических этапах психического развития субъекта и в зависимости от специфики потребности формирование оценочных оснований происходит двумя различными способами - аффективным и когнитивным.
Формирование аффективного основания осуществляется за счет накопления и обобщения (синтезирования, связывания) знаний, а на генетически самом исходном уровне - нервных моделей - о предметах потребности, исходя из "сообщений", поступающих по каналам обратной связи (чувственный тон интероцептивных ощущений, сигналы о редукции напряжения, переживания удовольствия или страдания), об удовлетворении потребности в процессе актуального взаимодействия субъекта с объектом. Процесс аффективного синтезирования при образовании оценочных оснований может протекать на разных уровнях осознания, но, как правило, это или полностью неосознаваемый или только частично осознаваемый процесс. Но в любом случае упорядочивание представлений о предметах потребности, входящих в оценочное основание, осуществляется по принципу субъективного предпочтения, а не превосходства по каким-либо объективным параметрам. Поэтому, в отличие от оценок I рода, оценки II рода, базирующиеся на аффективных основаниях, являются по своей сути отражением отношений предпочтения, а не превосходства.
В отличие от этого, формирование когнитивного по своей природе основания оценок II рода осуществляется за счет обобщения и упорядочивания (по принципу превосходства) представлений о предметах потребности, удовлетворяющих ее в различной степени, исходя из знаний, полученных в процессе социализации, специального обучения и (или) целенаправленного познания субъектом различий в потребительских свойствах предметов. Это, например, оценочные основания, выработанные специалистом-диетологом для оценки продуктов питания.
Итогом фазовой динамики оценочного процесса, как уже отмечалось, является оценка-результат, которая в оценках II рода в зависимости от уровня и способа оценивания может выражаться в субъективном переживании, в вербальной версии такого переживания, в оценочном суждении (мнении) или в виде изменения характера взаимодействия субъекта со средой. Как и в вербальных оценках I рода, в оценочных суждениях II рода происходит превращение трехкомпонентной формулы отображения отношений ("Х лучше других объектов этого класса удовлетворяет данную потребность") в двухкомпонентную оценку ("Х - хороший").
Кроме оценок I и II рода, существует еще несколько больших классов оценок. Это, например, оценки III рода, связанные с отражением некоторых субъект-субъектных отношений. Оценочные основания большинства оценок этого рода - это выработанные обществом (или группой) критерии, эталоны и нормы, соответствующие потребностям общества (группы).
Каждый род оценок и даже их более частные разновидности обладают своими специфическими признаками. Однако, на наш взгляд, при анализе оценок первых двух родов были выявлены основные моменты, позволяющие сформулировать представление о сущности оценки как особом психическом явлении.
Итак, всякая оценка (оценивание) - это психический процесс отражения объект-объектных, субъект-объектных и субъект-субъектных отношений превосходства и предпочтения, который реализуется в ходе произвольного и непроизвольного сравнения (сличения, сопоставления) предмета оценки и оценочного основания, представляющего собой упорядоченную по принципу превосходства или предпочтения совокупность представлений о соответствующем классе однородных объектов или разнородных предметов одной потребности. Итогом фазовой динамики такого процесса является оценка-результат, которая в зависимости от уровня и способа отражения отношений может выражаться знаком и интенсивностью эмоционального переживания, его вербальной версией, оценочным суждением или закономерным изменением взаимодействия со средой, осознаваемым как оценка лишь вторично.

Глава 4. Психологический анализ оценочной функции человека
Эта глава посвящена следующему этапу "восхождения к конкретному". От анализа двух наиболее общих способов отражения отношений и двух форм оценивания - аффективного и когнитивного - осуществлен переход к конкретно-психологическому анализу оценочного акта и отдельных компонентов "структурной" формулы любой оценки, затем к оценке как психологическому процессу и оценочным явлениям других видов и уровней и, наконец, к анализу реальной структуры всей системы оценочных явлений, участвующих в реализации оценочной функции психики.
Конкретной психологической "молекулой" оценочных феноменов процессуального уровня является акт оценки, который ограничен, с одной стороны, моментом начала отражения отношений или, проще, началом оценивания конкретного объекта, а с другой стороны, - моментом завершения формирования оценки-результата.
Из понимания оценки как особой формы отражения некоторых видов отношений неизбежно вытекает, что структура оценочного акта должна включать в себя отображение обеих сторон отношения и сравнение их между собой. Отсюда, как уже отмечалось, конкретными элементами (составляющими) оценочного акта в оценке II и III рода являются предмет оценки, оценочное основание, и процесс сравнения предмета и основания, итогом которого является оценка-результат. Схематично это отображено на рис. 1. В оценках I рода предмет сравнивается с оценочным основанием как бы "напрямую".
Детальному анализу сущности и механизмов формирования каждого из этих элементов посвящена основная часть этой главы. Главное внимание при этом уделено способам формирования оценочных оснований различных видов и типов, с одной стороны, как наименее изученного феномена, с другой стороны, как наиболее специфичного для оценивания. В работе представлены схемы оценочных актов с различными типами и видами оценочных оснований.

















Рис. 1 Обобщенная схема акта оценки


Все рассмотренные выше оценки независимо от их специфики относятся к оценочным явлениям первого уровня системы оценочных явлений. Они существуют в виде актуального процесса, протекающего здесь и теперь и являются базой для следующего уровня.
Оценочные явления второго уровня - это интегрально-устойчивые оценочные образования сознания и самосознания. Так же как оценочные явления процессуального уровня, они могут быть ориентированы вовне (оценки внешних объектов) и на себя (самооценки).
В результате анализа было выявлено два способа их формирования. Первый способ - это интеграция оценок-результатов в более устойчивые оценочные образования. Все они хранятся в оперативной и долговременной памяти, из которой они извлекаются без развертывания оценочного процесса в виде "готовых" оценок достаточно крупных "зон" и личности физических качеств или внешнего мира. Второй способ образования интегративно-устойчивых оценок и самооценок - это формирование интегральных оценочных оснований, которые образуются по отношению не к одному классу частных "предметов", а по отношению к таким масштабным предметам самооценки, как способности, характер, темперамент, личность в целом, а у внешнеориентированных оценок - к целым сферам внешнего мира, образуя более или менее полную или четкую целостную систему представлений о "должном и недолжном мире", входящую в "пятое квазиизмерение образа Мира" (Леонтьев, 1983).
Такими глобальными оценочными основаниями для устойчивых самооценок является стабильное "критериальное Я", а для устойчивых оценок - стабильный "критериальный образ Мира".
Обычно оба этих способа сохранения устойчивости и достижения интеграции дополняют друг друга, в конечном итоге формируя интегрально-устойчивые оценочные образования сознания и самосознания.
Однако, какой бы степенью интеграции и обобщения не обладали подобные оценки и самооценки, сами по себе они все равно являются познавательными по своей природе конструктами. Так же как и любое знание и любой психический процесс, они тоже "принадлежат личности", "зависят от личности", но не являются собственно свойствами личности, если в их основе не лежит потребностно-мотивационное образование (Рубинштейн, 1946, 1973; Мясишев, 1960; Ананьев, 1968; Ломов, 1984).
В ходе специального анализа были выявлены оценочные явления третьего, собственно личностного уровня.
В подсистеме оценочных явлений, направленных на себя, - это глобальное самоотношение, в основе которого лежит потребность в позитивной оценке себя со стороны других, в самоуважении и повышении ценности своего "Я" (Божович и др., 1951; Шибутани, 1969; Кон, 1984 и др.).
В подсистеме внешнеориентированных оценочных явлений - это глобальное отношение к Миру, в основе которого лежит потребность в позитивном взаимоотношении с Миром вообще и с важнейшим его сферами (Мясищев, 1960; Ломов, 1984).
Общая схема оценочных явлений всех уровней и ориентаций представлена на рисунке 2.
Все три уровня оценочных явлений тесно взаимосвязаны по вертикали и по горизонтали, поскольку в основе всей совокупности оценочных явлений лежат объективные взаимоотношения между субъектом с его потребностями и объектами, способствующими или противодействующими удовлетворению потребностей, в том числе и взаимоотношения между частью личности субъекта, нуждающегося в позитивной оценке, и его качествами, действиями и поступками, удовлетворяющими или неудовлетворяющими эту нужду. При этом субъективные отношения личности к внешнему миру и отношения к себе предопределяют взаимодействие с объектами, действия и поведение в целом; оценки как актуальный процесс отражают эти отношения, исходя из оценочных оснований, формирование которых происходит одновременно и взаимосвязанно с выработкой субъективного отношения; формирование интегрально устойчивых оценок и самооценок подводит своеобразный итог, интегрируя в себе результаты актуальных оценок, а в дальнейшем влияя на процесс оценивания и самооценивания.


































Рис. 2 Общая структура оценочных явлений

Такова в самом общем виде схема взаимосвязанной "работы" различных уровней системы оценочных явлений, реализующих оценочную функцию психики.
Завершается глава изложением результатов экспериментального исследования оценочных явлений личностного уровня.
Глобальное отношение к себе определялось с помощью следующих методик: шкалы Sa-самопринятие (СРI) и Cn-самопринятие (САТ), показатели Уп-уровень притязаний Кс-критичность к себе (Т. Лири),
Сл-самооценка, и По-положительное отношение (Будасси).
Для диагностики отношения к внешнему миру в блок методик были включены: шкалы Wв-благополучие (CPI) и Чп-отношение к людям (САТ), показатели В-пессимизм, G-оптимизм, Nо-"коэффициент надежды", (G - B)-"чистый оптимизм" (CASQ), (HE - FM)-чистая надежда (Хекхаузен) и Цр-целевое расхождение (Уровень притязаний).
Использование для диагностики отношений целых блоков методик основывалось на подтвержденном в итоге предположении о том, что такие глобальные личностные образования можно выявить только через синдромы косвенных признаков - характерных особенностей свойств личности, так или иначе связанных с реализацией оценочной функции психики.
Было обнаружено, что большинство испытуемых (студенты I и II курса) относятся к двум из четырех типов сочетания оценочных явлений личностного уровня: к I типу - сочетание высокого положительного отношения к внешнему миру и себе - 52%, и ко II типу - сочетание высокого положительного отношения к себе и выраженного негативного отношения к внешнему миру - 28%. Представителей двух других типов: с высоким положительным отношением к внешнему миру и негативным к себе (III тип) и с одновременно негативным отношением к себе и к внешнему миру (IV тип), судя по всему, можно обнаружить только в специальных выборках, например, среди пациентов психиатров и психотерапевтов.
Примерно у половины испытуемых оценочные явления личностного уровня с ориентацией на себя и внешний мир позитивно взаимосвязаны между собой. Сочетание такого типа является наиболее адаптивным. Остальные сочетания оценочных явлений личностного уровня менее адаптивны и порождают различные проблемы в реализации оценочной функции психики.

Глава 5. Оценочная функция и регуляция деятельности.
Эта и последующая главы посвящены изучению места и роли как отдельных оценочных феноменов, так и всей системы оценочных явлений в регуляции и саморегуляции поведения, деятельности и активности человека в целом.
Проведенный анализ указывает на то, что оценивание в глобальном психическом функционировании занимает место как бы между познанием и регуляцией, а вместе они реализуют триединую функцию психики познание-оценка-регуляция. Все, что человек познает, он в конечном итоге так или иначе использует для организации своего поведения и деятельности. Однако знания, которые являются продуктом познавательной деятельности, чаще всего не пригодны для прямого использования в процессах регуляции. Необходимо их упрощение и приведение к единообразным регуляторным кванторам. Эту функцию преобразования знаний об отдельных элементах мира и о мире в целом в оценки, "взвешенные" по отношению к системе потребностей человека, как раз и выполняют оценочные явления разного уровня. Изменяют поведение человека не столько сами новые знания, сколько то, как при этом изменяются связанные с этим оценки. Понимание тонких механизмов порождения оценок и умение управлять ими открывает безграничные возможности в управлении поведением человека как на его благо, так и во вред. В этом заключается уникальное прикладное значение изучения проблемы оценивания.
Следующим аспектом проблемы места и роли оценочной функции в регуляции деятельности является анализ участия отдельных оценочных феноменов в регуляции конкретной деятельности на разных этапах ее временной развертки от момента порождения до полного прекращения.
Очевидно, что в регуляции деятельности принимают участие все виды оценочных явлений, поскольку все они выполняют регуляторную функцию. Однако среди них есть виды, специально предназначенные для непосредственного участия в процессах регуляции и саморегуляции.
Так, на этапе инициации деятельности, начинающемся от момента первого побуждения к активности и заканчивающемся началом выполнения действий, специфически регуляторными являются оценки субъективной ценности цели, оценки субъективной вероятности достижения цели ("оценки исходов") и др. Кроме них, на этом этапе в регуляции участвует почти весь спектр процессуальных оценок объектов всех видов, имеющих отношение к выполненной деятельности. За ними как бы стоят оценки и самооценки устойчиво-интегрального и личностного уровня, составляя общий "фон", от которого зависят "оттенки" отдельных оценок.
Ко второй группе специфических оценок, принимающих участие в регуляции деятельности на этапе исполнения деятельности, начинающегося от момента начала действий до их полного прекращения, относится особый класс оценок, названных в работе "текущими". Это - оценки, возникающие в процессе непрерывного сличения достигнутого и эталонного (или запланированного), происходящего на любом из уровней регуляции: от управления движением до управления отдельными операциями, действиями или циклами действий.
Кроме этих двух этапов временной развертки деятельности, обычно выделяемых в работах по регуляции деятельности, в пятой главе обосновывается выделение еще одного этапа - этапа завершения деятельности. Его исходным моментом является полное прекращение действий по достижению намеченной цели, а завершается он окончательным "затуханием" всех процессов, связанных с окончанием деятельности, и в первую очередь процессов оценки достигнутых результатов и вызванных этим переживаний и действий. Достигнутый результат как бы "притягивает" к себе и "завязывает" в один узел целую систему оценок разного уровня и происхождения.
Особенно сложные оценочные образования формируются в тех случаях, когда результат деятельности является высоко значимым для личности и общества. В этом случае в процессе отражения и оценки результата возникают сложные когнитивно-аффективные оценочно-самооценочные комплексы.
Уже само обозначение этих комплексов как когнитивно-аффективных предполагает, что самые большие блоки их внутренней структуры - это когнитивные и эмоциональные составляющие.
Главными компонентами когнитивного блока являются когнитивные оценки и самооценки результата деятельности. Для того, чтобы выявить их состав, проведен анализ специфики и структурной организации деятельностей, на завершенном этапе в которых возникает успех и неудача. Это позволило обосновать, что оценка и самооценка итогов деятельности может осуществляться по отношению сразу к нескольким основаниям: эталону продукта деятельности, личным целям достижения, социальному стандарту "присвоенному" субъектом деятельности и т.д.
Кроме того, в когнитивную составляющую успеха и неудачи входят оценки результатов деятельности партнеров по ее совместному выполнению, значимых для исполнителя деятельности людей (учитель, тренер, друзья, родители) и официальных лиц (руководитель, начальник и т.д.).
Для экспериментального исследования эмоциональных составляющих успеха и неудачи были выбраны три группы признаков: вербальное описание переживаний (шкала "ДЭ-дифференциальных эмоций" и "Список переживаний" ); выражение лица (методика "Схемы лица"); выбор цветовых оттенков (методика "Цветовые оттенки").
Анализ полученных данных показал, что эмоциональное содержание успеха почти полностью совпадает с переживанием радости, явилось очень однородным и без существенных половых различий. Эмоциональное содержание неудачи значительно разнороднее успеха. В его паттерн входят элементы печали и страха, дополняющиеся у девушек элементами вины и стыда, а у юношей удивления, негодования и гнева.
В экспериментальном исследовании влияния успеха и неудачи в предыдущей деятельности на начальный этап инициации новой. В этом исследовании было обосновано положение о том, что успех и неудача играют не только важную роль в регуляции и саморегуляции той деятельности, в которой они возникли, являясь "внутридеятельностными" механизмами регуляции, но выполняют также особую функцию "связывания" отдельных деятельностей между собой, являясь "междеятельностными" механизмами регуляции.
Для диагностики изменений мотивации достижения использовалась разделенная на две части проективная методика, Х. Хекхаузена, целеполагания - методика выбора цели достижения, предпочтение вида активности определялось с использованием процедуры свободного выбора.
В итоге были получены данные о существенных различиях в выборе нового вида активности. После успеха предпочтение чаще отдается деятельности, связанной с достижением (р < 0,05), а после неудачи чаще, чем после успеха, выбирается менее жестко связанная с достижением активность (р < 0,05). Были так же обнаружены отличия в целеполагании и мотивации достижения в новой деятельности в зависимости от того, достиг ли испытуемый в предыдущей деятельности успех или потерпел неудачу (р < 0,05).


Глава 6. Влияние когнитивно-аффективных оценочных комплексов (успеха и неудачи) на различные стороны психического функционирования.
В этой главе описаны результаты экспериментального исследования трех аспектов проблемы полиэффективного влияния успеха и неудачи: 1) на функциональные состояния; 2) на результативность деятельности; 3) на познавательные процессы.
Анализ работ по влиянию успеха и неудачи на функциональное состояние (Дашкевич, 1977; Jost,1941; Stafford, Hsu, 1948; Allen, 1979 и др.), а также положения, сформулированные в предыдущих главах, позволили выделить важнейшие требования к организации эксперимента. Первое - методические процедуры для искусственного вызывания успеха и неудачи были разработаны так, чтобы создавать одинаковые и контролируемые условия противоположного содержания, но равные по "абсолютной" величине. Для этого использовались две специально разработанные методические процедуры и сложная система методических приемов. Одна процедура была основана на "измерении" времени реакции на сложный раздражитель и представлялась испытуемым как исследование скорости и точности реакции; другая была связана с выполнением специально разработанных заданий из красно-белых кубиков Косса и представлялась испытуемым как исследование быстроты оперативного и тактического мышления. Второе - для контроля за изменением функционального состояния использовался комплекс показателей различных форм активации - вегетативной, соматической и центральной (церебральной): 1) электрическое сопротивление кожи (ЭКС); 2) величина потоотделения (Ро); 3) температура пальцев рук(Тп); 4) температура висков (Тв); 5) порог электрокожной чувствительности (ЭКЧ); 6) время восстановления альфа ритма после закрывания глаз (ЭЭГ); 7) критическая частота слияния световых мельканий (КЧМ); 8) мышечный тонус (вертикальная линеограмма - ВЛГ); 9) субъективная оценка состояния (ШРЛТ).
Лабораторная часть исследования проводилось в два приема с перерывом между экспериментами в 2-3 дня. В первый день эксперимент начинался с фоновых замеров показателей функционального состояния по всем девяти методикам. После этого половине испытуемых создавался успех по одной из методических процедур, а другой половине - неудача. Заканчивался эксперимент повторными замерами показателей по той же программе, только для испытуемых которым уже создавался успех, создавалась неудача, и наоборот. Всего в лабораторных условиях было обследовано 60 спортсменов - мужчин в возрасте от 17 до 24 лет. Кроме того, половина из этих испытуемых (30 человек) была дополнительно обследована во время их участия во Всесоюзных соревнованиях по борьбе дзю-до. Измерение показателей состояния проводилось до и после победы или поражения испытуемого.
Статистический анализ результатов и их обсуждение позволили прийти к выводам о том, что под влиянием успеха и неудачи происходят специфические изменения функционального состояния. При успехе в большей степени происходит повышение активации соматической и вегетативной нервной системы, а при неудаче - центральной нервной системы и субъективного переживания.
Такая специфичность реакций не позволяет говорить о преобладании изменения функционального состояния в целом при успехе или неудаче, так как более выраженные изменения происходят в различных формах активации.
Регулярные экспериментальные исследования влияния успеха и неудачи на результативность деятельности проводятся уже на протяжении более 50 лет, при этом постоянно воспроизводятся противоречивые и прямо противоположные результаты: 1) после неудачи выполнение деятельности ухудшается (Гошек и др., 1973; Рейковский, 1979), 2) после неудачи улучшается (Clifford, 1979; Studenski, 1980), 3) после успеха выполнение деятельности ухудшается (Studenski, 1980, 1984; Helm, 1984); 4) после успеха улучшается (Гошек и др., 1973; Birney et al., 1969).
Постоянное воспроизводство прямо противоположных данных позволило выдвинуть гипотезу, что как успех, так и неудача могут и улучшать, и ухудшать выполнение деятельности. Зависит это в первую очередь от того, какой "интенсивности" или "величины" этот успех или неудача. Для экспериментального изучения проблемы были использованы методические процедуры, которые позволяют строго контролировать этот параметр. Они были аналогичны тем, что использовались для изучения влияния успеха и неудачи на функциональное состояние. Контроль изменения результативности проводился путем выполнения до и после участия испытуемых (60 человек) в "главном испытании", в ходе которого половине испытуемых искусственно создавался успех, а второй - неудача в заданиях либо на время двигательной реакции на сложный раздражитель (3, 4 или 5 сигналов из шести возможных) - методика I, либо на скорость и точность решения задач из красно-белых кубиков Косса (4, 9 или 16 кубиков) - методика II. Во второй день эксперимент проводился по такой же программе только для испытуемых, которым уже создавался успех, создавалась неудача, и наоборот.
Статистический анализ данных показал, что под влиянием неудачи низкой интенсивности (более высокая интенсивность может быть только в реальной деятельности) происходит более значительное, чем при успехе, увеличение скорости при значительном увеличении качества выполнения заданий.
Обсуждение полученных результатов о специфическом изменении результативности после успеха и неудачи проводилось исходя из развиваемых в работе представлений об успехе и неудаче как сложных оценочных комплексах, в структуру которых входят как когнитивные, так и аффективные составляющие. Такая структура успеха и неудачи приводит к их регулирующему влиянию по обоим каналам регуляции - когнитивному и аффективному, через такие механизмы непосредственного управления как активационный, мотивационный, волевой и осознанной саморегуляции. Причем влияние этих механизмов регуляции может быть либо однонаправленным (при неудаче низкой интенсивности), либо разнонаправленным (при успехе низкой интенсивности). Обнаруженная специфичность изменения скорости и качества в наибольшей степени будет проявляться при неудаче в тех видах деятельности, в которых общая результативность определяется скоростью выполнения действий, а при успехе - в тех видах деятельности, в которых общая результативность зависит от точности действий.
Еще одним объектом экспериментального исследования влияния успеха и неудачи в реальных спортивных соревнованиях были познавательные процессы: восприятие, память и мышление. Причем, в этот раз успех и неудача возникали в ходе участия испытуемых в реальной деятельности - в спортивных соревнованиях. Специальный анализ показал, что интенсивность успеха и неудачи была в среднем диапазоне.
Для контроля за изменением продуктивности познавательных процессов использовалась следующие методики: таблицы штриховых тест - объектов, таблицы цветных цифр (восприятие); таблицы с геометрическими фигурами и таблицы с цифрами и буквами (кратковременная память); красно-белые кубики Косса и ряды чисел для сложения и вычитания (мышление).
Успех средней интенсивности оказывает некоторое позитивное влияние на улучшение продуктивности процессов восприятия (p < 0,1) и мышления (p < 0,05) и вызывает значительное ухудшение кратковременной памяти (p < 0,01). Неудача средней интенсивности оказывает негативное влияние на продуктивность всех познавательных процессов: восприятия (p < 0,01); памяти (p < 0,001) и мышления (p < 0,05).
Обсуждение этих результатов, как и прежде, проводилось на основе представлений об успехе и неудаче как о сложных когнитивно-аффективных оценочных комплексах, оказывающих влияние на психическое функционирование по двум каналам регуляции - аффективному и когнитивному, через соответствующие каждому из них механизмам непосредственного управления.
В завершении изучения влияния успеха и неудачи на познавательные процессы было проведено изучение долговременного запоминания ситуаций, связанных с успехом и неудачей, в учебе и спорте.
Оказалось, что запоминание ситуаций в разных сферах деятельности, хотя и обладает некоторой спецификой, но в целом сходно, а вот воспоминание успеха происходило в два раза чаще по сравнению с неудачей. Этот феномен обсуждается в работе, исходя из описанных выше результатов влияния успеха и неудачи на функциональное состояние и познавательные процессы.
Последний раздел главы посвящен изложению прикладных разработок по проблеме регуляции и саморегуляции негативных эффектов успеха и неудачи. Предложено два взаимно дополняющих подхода. Первый - представляет собой заблаговременное воспитание таких качеств, которые необходимы для противодействия негативному влиянию успеха и неудачи, путем организации процесса обучения и воспитания, основанного на индивидуальных относительных нормах (Хекхаузен, 1986). Второй - это специально разработанный метод "системной психической саморегуляции" (САСР), предназначенный для оперативной и дифференцированной регуляции специфических изменений, вызванных успехом и неудачей, в каждой из трех форм активации - соматической, церебральной и вегетативной.
В Заключении подведены основные итоги проведенного исследования.
1. Результатом анализа проблемы на философском и общепсихологическом уровне стало обоснование сущности оценки как особой формы отражения некоторых видов объективных отношений: оценки в широком смысле (оценки I рода) связаны с отражением объект-объектных отношений превосходства, а собственно оценки (оценки II и III рода) - с отражением субъект-объектных и субъект-субъектных потребностных или ценностных отношений предпочтения. Обоснование сущности оценки завершено определением понятий оценивания как процесса и оценки-результата как итога фазовой динамики такого процесса.
2. В результате анализа состава и структуры отдельного оценочного акта было продемонстрировано, что в каждом акте оценки выделяются как бы четыре элемента: 1) предмет или объект оценки; 2) оценочное основание; 3) процесс сравнения объекта оценки и оценочного основания; 4) отображение в какой-либо форме результата оценивания в оценке-результате.
3.Оценочные основания различаются по своей природе на аффективные, когнитивные и когнитивно-аффективные; по механизму образования - на основания, образующиеся по принципу превосходства и по принципу предпочтения. Кроме того, основания могут вырабатываться самим субъектом в течение жизни, а могут "усваиваться" и "присваиваться", будучи выработанными обществом в готовом виде.
4. Оценочный процесс в основном осуществляется на двух уровнях психического функционирования: эмоциональном и когнитивном; "выбор" уровня зависит от целого ряда обстоятельств. Причем, возможны различные сочетания в последовательности оценки одного и того же объекта: когнитивные оценки могут следовать за аффективными, воспроизводя и дополняя их; аффективные оценки и эмоции могут являться следствием предварительной когнитивной оценки; обе они могут осуществляться параллельно и относительно независимо друг от друга, порождая в ряде случаев когнитивно-аффективный диссонанс.
5. Оценки, порождаемые в психическом процессе сравнения объекта и оценочного основания, относятся к оценочным явлениям первого "процессуального" уровня. Он является самым "нижним" и самым обширным уровнем структуры оценочных явлений.
6. Второй уровень оценочных явлений - уровень интегрально-устойчивых оценочных образований - формируется в процессе обобщения и интеграции ситуативных оценок при выполнении деятельности, в жизнедеятельности, в процессе социализации, а также за счет того, что частные оценочные основания интегрируются в глобальные системы типа "критериального Я" и "критериального образа Мира". В самооценочной сфере к ним относятся интегрально-устойчивые самооценки наиболее глобальных объектов оценивания типа внешней привлекательности, способностей, характера, личности в целом. Во внешнеориентированной оценочной сфере - это устойчивые интегральные оценки таких важнейших объектов оценивания, как условия жизни, работы, ближайшее окружение, общество в целом.
7. Третий уровень системы оценочных явлений состоит из личностных оценочных образований, корни которых, как и в любых собственно свойствах личности, лежат в потребностно-мотивационной сфере. В подсистеме оценочных явлений ориентированных на себя к ним относится глобальное самоотношение, реализуемое, в частности, через такие свойства личности, как самоуважение и самооценка. В подсистеме внешне ориентированных оценочных явлений к ним относится глобальное отношение личности к внешнему Миру, реализуемое через такие свойства личности, как оптимизм и пессимизм, субъективные отношения личности к вещам, труду, людям.
8. Все три уровня оценочных явлений представляют собой систему явлений, сложно взаимодействующих между собой и направленных на реализацию оценочной функции психики. Оценочные явления личностного уровня определяют работу остальных уровней системы оценочных явлений. Примерно у половины испытуемых оценочные явления личностного уровня с ориентацией на себя и внешний мир позитивно взаимосвязаны между собой. Сочетание такого типа является наиболее адаптивным. Остальные сочетания оценочных явлений личностного уровня менее адаптивны и порождают различные проблемы в реализации оценочной функции психики.
9. Оценочная функция психики в глобальном психическом функционировании занимает как бы промежуточное место между познанием и регуляцией. Все, что человек познает, он в конечном счете использует для организации своего поведения и деятельности. Однако знания, которые являются продуктом познавательной функции, чаще всего не пригодны для прямого использования в процессах регуляции. Необходимо их упрощение и приведение к единообразным регуляторным кванторам. Эту функцию преобразования знаний об отдельных элементах мира и о мире в целом в оценки, "взвешенные" в конечном счете по отношению к системе потребностей человека, и выполняют оценочные явления разного уровня.
10. В регуляции деятельности принимают участие все виды оценочных явлений, поскольку все они выполняют регуляторную функцию. Однако среди них есть такие, которые специально предназначены для непосредственного участия в механизмах регуляции и саморегуляции.
На этапе инициации деятельности, начинающемся от момента первого побуждения к активности и заканчивающемся началом выполнения действий, специфически регуляторными являются оценки субъективной ценности цели, оценки субъективной вероятности достижения цели ("оценки исходов") и др.
11. Ко второй группе специфических оценок, принимающих участие в регуляции деятельности на этапе исполнения деятельности, начинающегося от момента начала действий до их полного прекращения, относится особый класс оценок, названных в работе "текущими". Это - оценки, возникающие в процессе непрерывного сличения достигнутого результата и эталона (или запланированного результата), происходящего на любом из уровней регуляции: от управления движением до управления отдельными операциями, действиями или циклами действий.
12. Обосновано выделение еще одного этапа временной развертки деятельности - завершающего этапа. Его исходным моментом является полное прекращение действий по достижению намеченной цели, а завершается он полным "затуханием" всех процессов, связанных с окончанием деятельности, и в первую очередь процессов, вызванных оценкой и самооценкой достигнутых результатов.
13. Особенно сложные оценочные образования формируются тогда, когда результат деятельности является высоко значимым для личности и общества. В этом случае в процессе отражения и оценки результата возникают сложные когнитивно-аффективные оценочно-самооценочные комплексы, в структуру которых входят как когнитивные (система оценок результата по отношению к эталону, к цели, к социальному стандарту качества, к притязаниям и т.д.), так и аффективные компоненты (система эмоциональных переживаний, возникающих при отражении результата и его оценок), которые презентируются сознанию субъекта в виде целостных "гештальтов": успеха или неудачи.
14. Понимание успеха и неудачи как когнитивно-аффективных оценочных комплексов, имеющих сложную разноуровневую структуру, позволяет объяснить экспериментально установленную в работе полиэффективность успеха и неудачи. Достигнутые успех или неудача вызывают изменения в когнитивных процессах, функциональном и эмоциональном состояниях; оказывают влияние на целеполагание и мотивацию, производят повышение или снижение результативности последующих циклов или новой деятельности.
15. Полиэффективность успеха и неудачи, кроме всего прочего, позволяет обосновать положение о том, что когнитивно-аффективные оценочные комплексы, возникающие на завершающем этапе деятельности, выполняют, во-первых, регулирующую функцию по отношению к психическому функционированию в пределах завершающего этапа деятельности, являясь наиболее глобальными "внутридеятельностными" механизмами, воздействующими на потребностно-мотивационную основу личности; во-вторых, оказывая влияние на выбор, инициацию и выполнение другой деятельности или других форм активности личности, они являются "междеятельностными" механизмами регуляции. Вместе с другими механизмами, а в ряде случаев при участии только этого механизма происходит "связывание" отдельных не зависимых друг от друга деятельностей в единый "поток" жизнедеятельности личности.
16. В ряде случаев влияние успеха и неудачи вызывает негативные эффекты, в том числе в функциональном состоянии, что неизбежно приводит к ухудшению выполнения деятельности. Для противодействия негативным эффектам предложен и апробирован на практике метод системной психической саморегуляции (СПСР).




По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монография:
1. Оценочная функция психики. - М.: Изд-во ИП РАН, 1997. - 306 с.
Статьи:
2. Психология неудачного выступления // Спортивная борьба. - М., 1978. - С. 26-29.
3. Уровень притязаний как метод исследования личности // Диагностика психических состояний в норме и патологии. - Л., 1980. - С. 140-148. (В соавт. с Н.А. Курганским).
4. Влияние успеха и неудачи на функциональное состояние человека // Вопросы психологии. - 1984. - №5. - С. 131-137.
5. Успех, неудача и результативность деятельности // Психологический журнал. - 1987. - Т.8. - №3. - С. 87-93.
6. Проблема оценивания и оценки в общей психологии // Вопросы психологии. -1988. - №2. - С. 81-90.
7. Влияние успеха и неудачи различной интенсивности на функциональное состояние спортсмена // Сборник научных трудов "Диагностика и коррекция психических состояний у спортсмена". - Ленинград, 1989. - С. 128-134. (В соавторстве с О.А. Сиротиным).
Учебное пособие:
8. Психология успеха и неудачи в спортивной деятельности: Методическое пособие. - Омск: Изд-во ОГИФК, 1988. - 49 с.
Тезисы докладов:
9. Изменение уровня притязаний в условиях сравнения с различными стандартными превосходствами // Воспитание, обучение и психическое развитие: Тезисы докладов к V Всесоюзному съезду психологов СССР. - М., 1977. - С. 173.
10. Особенности психической саморегуляции и регуляции состояния спортсменов после неудачного выступления // Психическая саморегуляция в спорте. - Алма-Ата, 1977. - С. 16-18.
11. Влияние неудачи в соревнованиях на состояния и эффективность дальнейшей деятельности спортсмена // Психический стресс в спорте: Материалы к III Всесоюзному симпозиуму. - М., 1977. - С. 10-12. (В соавт. с О.А. Сиротиным).
12. Разработка комплексной методики исследования индивидуальных особенностей поведения в ситуации успеха и неудачи // Тезисы докладов к научной конференции "Управление тренировочным процессом спортсменов высших разрядов". - Челябинск, 1978. - С.10-12.
13. Особенности реакции спортсменов в ситуации фрустрации // Тезисы докладов к научной конференции "Управление тренировочным процессом спортсменов высших разрядов". - Челябинск, 1978. - С. 70-74. (В соавт. с Т.П. Чекушиной).
14. Прибор для исследования индивидуальных особенностей поведения в ситуациях успеха и неудачи // Тезисы докладов Всесоюзной научно-технической конференции "Электроника и спорт", 1978. - С. 28-29.
15. Проблема "защитных механизмов" и переживание неудачи // Тезисы докладов конференции Уральского отделения общества психологов. - Пермь, 1978. - С. 72-74.
16. Изменение результативности деятельности под влиянием успеха и неудачи // Актуальные исследования радиоэлектронных систем. Совершенствование учебно-воспитательного процесса в вузе. - Вильнюс, 1979. - С. 101-102.
17. Комплексный прибор для вызывания успеха и неудачи, регистрации показателей состояния и результативности деятельности // Электроника и спорт. - М.,1981. - Вып. VI. - С.16-17. (В соавт. с М.П. Бабиным и И.П. Патюковым).
18. Комплексный контроль за влиянием успеха и неудачи на спортсмен // Комплексный контроль за подготовкой квалифицированных спортсменов. Сборник научных трудов. - Челябинск, 1984. - С. 89-94. (В соавт. с Т.П.Чекушиной и В.А. Черновым).
19. Регуляция эмоциональных состояний после неудачного выступления // Тезисы докладов и сообщений I республиканской научно-практической конференции по проблеме воспитания личности спортсмена. - Фрунзе, 1985.
20. Метод системной психической саморегуляции и новые подходы к обучению ему операторов АСУ // Проблемы проектирования и эксплуатации рабочих мест, оснащенных средствами взаимодействия с ЭВМ. - Хабаровск, 1985. - С. 173-177. (В соавт. с С.В. Лазаревым и Б.А. Черновым).
21. Нетрадиционные методы регуляции состояния и восстановления работоспособности спортсменов // Тезисы докладов Всесоюзной научно-практической конференции "Проблема восстановления и повышения работоспособности спортсменов" - М., 1985. - С. 102-103. (В соавт. с Г.А. Шориным и Б.А. Черновым).
22. Когнитивно-аффективные оценочные комплексы, их природа и роль в регуляции деятельности // Проблемы массовой физической культуры и спорта (тезисы докладов научно-практической конференции). - Челябинск, 1986. - С. 50-51. (В соавт. с В.А. Степановым и В.С. Сухановым).
23. Принципы разработки системы методов для регуляции психического состояния спортсмена // Проблемы массовой физической культуры и спорта (тезисы докладов научно-практической конференции). - Челябинск, 1986. - С. 61-62. (В соавт. с Е.И. Гамалем и Б.А. Черновым).
24. Когнитивно-аффективные оценочные комплексы, их природа и роль в регуляции активности личности // Актуальные проблемы психологии в свете современных требований общественной практики (Тезисы докладов зональной конференции). - Пермь, 1986. - С. 55-56.
25. Системный подход к оптимизации психического состояния спортсмена после успеха и неудачи в соревновании // Тезисы докладов Всесоюзной научно-практической конференции "Проблемы многолетней психологической подготовки высококвалифицированных спортсменов". - М., 1986. - С. 22-23. (В соавт. с Б.А. Черновым).
26. Метод системной психической саморегуляции функционального состояния спортсмена // Тезисы Всесоюзного научного симпозиума "Проблемы психических состояний в спорте", посвященного 70-летию Великой соц. революции. - Ереван, 1987. - С. 178-179. (В соавт. с С.В. Лазаревым).
27. Влияние успеха и неудачи в соревновании на познавательные процессы // Оптимизация тренировочного процесса в спорте и двигательных режимов в массовой физической культуре и клинике: Тезисы докладов научно-практической конференции. - Челябинск, 1987. - С. 90-91. (В соавт. с Т.П. Чекушиной).
28. Изменение результативности деятельности после победы и поражения в зависимости от свойств личности спортсмена // Тезисы докладов X Всесоюзной научно-практической конференции психологов спорта. Ч.1. - М., 1988. - С. 16-17.
29. Регуляция и саморегуляция психических состояний в структуре психологической подготовки спортсмена // Тезисы докладов XI Всесоюзной научно-практической конференции психологов спорта. Ч.1. - Минск, 1990. - С. 15-17.
30. Интегральные показатели в комплексной оценке изменения состояния спортсмена // Тезисы докладов XI Всесоюзной научно-практической конференции психологов спорта. Ч.1. - Минск, 1990. - С. 13-15.
31. Зависимость выбора профессии выпускниками средней школы от их самооценки, уровня притязаний и реальных возможностей // Психологические проблемы профориентации учащихся. Межвузовский сборник научных трудов. - Челябинск, 1990.

??

??

??

??

3






СОДЕРЖАНИЕ