СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи



БЫКОВСКАЯ ЕЛЕНА ВАСИЛЬЕВНА

УГОЛОВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОЙ РЕГЛАМЕНТАЦИИ И ИХ РЕШЕНИЕ




Специальность: 12.00.09 - Уголовный процесс,
криминалистика и судебная экспертиза;
оперативно-розыскная деятельность

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата юридических наук











Москва ? 2006

Диссертация выполнена на кафедре государственно- и гражданско-правовых дисциплин Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Московский государственный индустриальный университет"

Научный руководитель - кандидат юридических наук, доцент
Качалов Виктор Иванович

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации Кувалдин Валерий Павлович

кандидат юридических наук, доцент, Заслуженный работник Высшей школы, Карпов Евгений Алексеевич

Ведущая организация - Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Брянский государственный университет имени академика И.Г. Петровского"

Защита состоится 28 июня 2006 года в 16.00 часов на заседании диссертационного совета К 310.001.01 в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Российская таможенная академия" по адресу: 140009, г. Люберцы Московской области, Комсомольский проспект, 4, ауд. 233 (зал заседаний Ученого Совета).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской таможенной академии.

Автореферат разослан 25 мая 2006 г.

Ученый секретарь
Диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент В.Г. Беспалько



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Актуальность темы диссертационного исследования. Изменения в политической, экономической жизни нашей страны, происшедшие в последнее десятилетие, оказали существенное влияние на деятельность законодательной, исполнительной и судебной властей, поскольку стали отражением формирования широкого движения за новую идеологию прав человека, идею приоритета прав личности.
Действующая Конституция РФ (ст. 2) впервые провозгласила приоритет прав и свобод человека как высшую ценность. Изменение отношения государства к личности повлекло изменения приоритетов в отраслевом законодательстве, в том числе и уголовно-процессуальном.
Прошло более трех лет с момента начала действия Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Этот период действия и применения закона показал, что не сбылись прогнозы скептиков о нежизнеспособности нового уголовно-процессуального закона, изменившего всю концепцию преследования гражданина от имени государства за совершение уголовно наказуемого деяния. Уголовно-процессуальной науке предначертано огромное поле деятельности по выработке предложений по устранению коллизий норм уголовно-процессуального законодательства. Разрешение коллизий, создание согласованной системы норм, объединенных единой идеей построения состязательной формы процесса, позволит ускорить процесс построения правового государства, будет способствовать повышению правосознания каждого, общества в целом, будет способствовать оптимизации уголовного судопроизводства.
Достижению обозначенного в ст. 6 УПК РФ назначения уголовного процесса, сводимого законодателем к защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод способствует возрожденный в России институт частного обвинения, поскольку процедура судопроизводства по делам частного обвинения максимально возможно обеспечивает равенство всех перед законом и судом в соответствии с положением ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, поскольку права сторон равны, а государство, как участник уголовно-процессуальных правоотношений, представлено только судом, выступающим в качестве независимого арбитра, призванного осуществлять правосудие.
Активные исследования в юридической науке последних лет, проводимые в сфере уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, свидетельствуют об актуальности института частного обвинения, его практической значимости для общества и государства.
Более прогрессивный и демократичный, по сравнению с УПК РСФСР, действующий УПК РФ допускает элементы диспозитивности, то есть частного начала в уголовном судопроизводстве, что позволяет частному лицу надлежащим образом реализовать свой интерес при производстве по уголовным делам. Так, институт частного обвинения содержит нормы (ст. 318, ч. 2 ст. 319 УПК РФ), наделяющие потерпевшего правом выбрать способ защиты нарушенных прав и интересов, поскольку механизм государственного принуждения - уголовное судопроизводство - приводится в движение по воле потерпевшего (частного обвинителя), а частное лицо наделяется правом реализовать те же права, которыми обладает государственный обвинитель, поддерживая обвинение в суде.
Концепция развития законодательства о судоустройстве, действующая в рамках судебной реформы, одним из основных направлений развития судебного устройства выделяла дифференциацию судебной власти и правосудия, а статистика показывает, что проводимое в рамках данного направления реформирование и расширение частных начал в уголовном судопроизводстве полностью соответствует политике государства в сфере обеспечения защиты прав и свобод личности. Институт частного обвинения стал востребованным, соответствующим уровню исторического развития нашего государства и общества. Все большее количество граждан обращается в суд в порядке частного обвинения.
Сегодня можно отметить, что количество уголовных дел частного обвинения, рассмотренных мировыми судьями, неуклонно растет. За первое полугодие 2002 года мировыми судьями рассмотрено 123, 7 тыс. дел, что в 2,4 раза больше, чем в 2001 году, за аналогичный период в 2002 году эта цифра еще возросла и составила -131,9 тыс. дел, а в 2003 году - 104 тыс. дел, в 2004 году - 318,2 тыс., что составило 30,5% от всех уголовных дел, рассмотренных судами по первой инстанции. В 2003 году в России дел частного обвинения рассмотрено мировыми судьями - 104,0 тыс., в 2004 году - 116,7 тыс., а в 2005 году - 120,3 тыс. О возрастающей активности граждан в сфере защиты прав и интересов свидетельствует ежегодное увеличение числа дел частного обвинения, рассмотренных в апелляционном производстве: в 2003 году - 2511 тыс. дел, в 2004 году - 3510 тыс. дел. Приведенные статистические данные по ежегодному числу рассматриваемых дел частного обвинения позволяют выявить возрастающий интерес и доверие к правосудию, а также констатировать успешное решение одной из главных задач Концепции развития законодательства о судоустройстве - защиты и неуклонного соблюдения прав и свобод человека в судопроизводстве.
На наш взгляд, существование института частного обвинения позволяет решать не только правозащитные, но и охранительные задачи. Рост количества преступлений продолжается, причем среди них увеличивается доля тяжких и особо тяжких. На наш взгляд, возрождение института частного обвинения в России способствует решению охранительных задач, поскольку в практике дела небольшой тяжести называются "профилактическими"1, то есть их активное рассмотрение позволит предотвратить более тяжкие преступления. Статистика свидетельствует о том, что большой удельный вес тяжких преступлений,
совершенных лицами, ранее состоявшими в близких отношениях с потерпевшими, связан с предшествовавшими им побоями (ст. 116 УК РФ), угрозами убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), либо причинением легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ). Соответственно своевременное судебное разбирательство, оптимизация процедуры судопроизводства по делам частного обвинения является лучшей профилактикой против латентной преступности и совершения тяжких и особо тяжких преступлений.
Активное привлечение граждан к участию в уголовном судопроизводстве на стороне обвинения, соблюдение и защита прав потерпевших во всех стадиях уголовного процесса стали реальной необходимостью. По делам частного обвинения легче учитывать частные интересы граждан, пострадавших от преступных посягательств, чем по другим категориям дел.
В условиях постоянного развития и укрепления демократических основ Российской Федерации институт частного обвинения будет, несомненно, претерпевать позитивные изменения, поскольку уголовное судопроизводство в порядке частного обвинения как нельзя лучше обеспечивает наименьшие "потери" для общества, поскольку большее число дел указанной категории разрешается миром: так в 2004 году количество осужденных по делам частного обвинения составило 2,6 % от общего числа лиц, осужденных по делам, рассмотренных мировыми судьями, прекращено производством дел 156,5 тыс.дел, что составило 49% от общего количества рассмотренных дел, в 2005 году рассмотрено дел с вынесением приговора от общего количества - 3,7%. Кроме того, по указанной категории уголовных дел отсутствует досудебное производство, что экономит ресурсы правоохранительных органов для производства по иным категориям дел. Указанные обстоятельства требуют расширения перечня преступлений, по делам о которых возможно уголовное преследование в порядке частного обвинения.
Однако следует отметить, что проблемы правовой регламентации порядка уголовного судопроизводства по делам частного обвинения на современном этапе не исчерпаны. Так, в юридической литературе практически не рассматривался вопрос о конституционных основах института частного обвинения, обеспечении конституционных и процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства по вышеуказанным категориям дел, требует осмысления правовая позиция Конституционного Суда РФ по вопросам, касающимся дел частного обвинения и т. д. Вышеуказанные обстоятельства ставят на повестку дня вопрос о необходимости комплексного исследования, посвященного данному институту.
Теоретическая и практическая значимость данной работы обусловлена осмыслением теоретических и практических задач уголовного судопроизводства, разработкой концепции совершенствования порядка судопроизводства по делам частного обвинения с учетом восприятия норм указанного института как взаимосвязанных между собой элементов, обеспечивающих соблюдение процессуальных гарантий участников уголовного судопроизводства и соответствие их объема международным, конституционным и отраслевым принципам права.
Цель диссертационного исследования - обозначить основные проблемы правовой регламентации уголовного судопроизводства по делам частного обвинения и предложить пути их разрешения путем разработки научно обоснованных рекомендаций по изменению правовой основы и практики применения института частного обвинения.
Для достижения данной цели автором решались следующие теоретические и научно-практические задачи:
- анализ теоретических основ института частного обвинения;
- исследование исторических предпосылок возникновения института частного обвинения в России, его возрождения на современном историческом этапе;
- анализ процедуры зарубежного уголовного судопроизводства по делам частного обвинения в странах романо-германской и англо-саксонской правовых систем;
- исследование современного уголовно-процессуального законодательства
регламентирующего процедуру уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, с точки зрения соответствия международным стандартам и конституционным нормам;
- разработка рекомендаций, направленных на совершенствование процедуры уголовного судопроизводства по делам частного обвинения.
Объект и предмет исследования. Объектом данного исследования является совокупность уголовно-процессуальных правоотношений, связанных с функционированием института частного обвинения в Российской Федерации.
Предметом исследования являются международные, конституционные и уголовно-процессуальные нормы, регламентирующие процедуру уголовного судопроизводства по делам частного обвинения в Российской Федерации, определяющие правовой статус субъектов данных уголовно-процессуальных отношений и процессуальные гарантии обеспечения их прав в процессе уголовно-процессуальной деятельности по делам частного обвинения.
Методологическая основа и методика исследования. Методологическую основу исследования составляют диалектический метод научного познания, а также общенаучные и частно-научные методы теоретического анализа, такие как исторический, логический, статистический, социологический (опрос практических работников), метод правового моделирования, сравнительно-правовой, метод системного анализа.
Теоретическую основу исследования составили достижения науки уголовно-процессуального права, труды в области философии, уголовного права, криминалистики, криминологии.
Особое влияние на научную позицию соискателя, отразившуюся в диссертации, оказали работы ученых: И.Я. Фойницкого, А.Ф. Резона, Н.А. Неклюдова, Н.Н. Розина, В.П. Ширкова, Л.Я. Таубера, Д.Г. Тальберга; В.П. Божьева, И.М. Гальперина, К.Ф. Гуценко, С.П. Ефимичева, С.И. Катькало, В.З. Лукашевича, Я.О. Мотовиловкера, В.М. Савицкого, И.И. Потеружи, В.В. Дорошкова, Е.А. Седаш, В.И. Кононенко, Ю.Е. Петухова, Е.И. Аникиной, Е.Ю. Ужовой, В.А. Устюжанина.
Правовую основу исследования составили Конституция РФ, международно-правовые акты о правах человека, федеральные конституционные законы, постановления Конституционного Суда Российской Федерации, законы Российской Федерации, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, нормативно-правовые акты правоохранительных органов, научно-методические и практические пособия для мировых судей, ряд диссертаций по проблемам мирового суда в Российской Федерации, а также уголовно-процессуальное законодательство зарубежных стран.
Вопросы развития законодательства, определяющего порядок производства по делам частного обвинения, стали предметом научно-практических конференций, дискуссий на страницах специальных журналов.
Эмпирический материал диссертационного исследования включает в себя результаты социологических исследований, направленных на изучение практики уголовного судопроизводства по делам частного обвинения. Эмпирическую базу, обуславливающую достоверность исследования, составляют: результаты практической деятельности мировых и федеральных судей, следственных органов и органов дознания, а также прокуроров России, статистические данные Управления судебного департамента при Верховном Суде РФ, результаты изучения 193 архивных уголовных дел частного обвинения, находившихся в производстве мировых судей Московской области в период с 2001 по 2005 гг., результаты анкетирования 36 федеральных судей, 67 мировых судей, 54 следователей и дознавателей и 31 прокурора по проблемам, рассматриваемым в диссертации. Были изучены периодические материалы, публикуемые в юридических журналах и опубликованная практика Верховного Суда РФ.
Научная новизна работы заключается в том, что диссертация представляет собой комплексное научное исследование, в котором предпринята попытка:
- анализа теоретической сущности и правовой природы института частного обвинения;
- выявления особенностей процедуры уголовного судопроизводства по делам частного обвинения в национальном и зарубежном уголовном процессе;
- выявления проблем совершенствования норм, регулирующих процедуру уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, и перспектив их решения.
Автор подошел к решению проблемы совершенствования института частного обвинения не только в узко прагматичном - уголовно-процессуальном смысле этого слова, но и с позиций политико-правовых, обусловливающих реальные ориентиры политики государства в области становления судебной власти и защиты прав и свобод человека, нашедших отражение предложениях по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства и практике его применения.
Основные положения, выносимые на защиту:
1. Авторское обоснование необходимости института частного обвинения обусловлено стремлением общества к процессу его демократизации, поскольку государство, закрепляя возможность личности выразить свою волю и реализовать право осуществлять уголовное преследование лица, нарушившего его права и свободы, выступает гарантом обеспечения частных интересов граждан и повышает эффективность защиты прав и свобод личности. Институт частного обвинения представляет собой способ решения возникших конфликтов с наименьшими потерями, а также максимально приближает момент ответственности лица, совершившего преступление.
2. Авторское понятие частного обвинения как уголовно-процессуальной деятельности частного обвинителя (потерпевшего) в рамках уголовного процесса, начатого по волеизъявлению потерпевшего, либо его представителя, выраженной в заявлении судье о совершении другим лицом деяния, запрещенного уголовным законом, и доказывании виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности.
3. Уточненное понятие частного обвинителя как лица, заявление которого принято судом к производству, выдвинувшего и поддерживающего обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу частного обвинения.
4. Теоретическое обоснование возражений против признания принятия заявления частного обвинителя судьей к производству - стадией возбуждения уголовного дела. По мнению автора, этим актом возбуждается уголовное судопроизводство по делу.
5. Предложение о расширении круга участников уголовного судопроизводства, закреплении статуса пострадавшего как лица, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Поскольку статус потерпевшего приобретает лицо, в отношении которого вынесено постановление должностного лица, в том числе судьи по делу частного обвинения. Обратившееся же с заявлением к судье лицо, до момента вынесения постановления о признании его потерпевшим, не является участником уголовного процесса, не имеет процессуальных прав и возможностей для защиты своих интересов.
6. Предложения по совершенствованию УПК РФ в части регламентации процедуры уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, с целью обеспечения процессуальных гарантий восстановления нарушенных прав потерпевшего:
- о допуске в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения адвоката за счет государства, в случае необходимости, что требует создания государственных адвокатских образований;
- о законодательном закреплении положения, представляющего право альтернативного обращения по делу частного обвинения, как к мировому судье, так и в правоохранительные органы, на которые предлагается возложить обязанность возбудить уголовное дело и направить его по подсудности мировому судье через прокурора;
- о совершенствовании примирительной процедуры в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения, с учетом накопленного опыта зарубежного законодательства, предусматривающего возможность прекращения производства по делу, как в связи с отказом частного обвинителя от обвинения, так и в связи с примирением с потерпевшим до вступления приговора в законную силу.
Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что теоретические положения диссертационного исследования пополнят потенциал науки уголовного процесса. Результаты исследования могут быть использованы для дальнейшего исследования и совершенствования порядка уголовного судопроизводства по делам частного обвинения. Практические предложения, сформулированные в диссертационном исследовании, могут быть применены в законотворческой деятельности и правоприменительной практике правоохранительных органов и суда.
Материалы диссертационного исследования могут использоваться в учебном процессе, научно-исследовательской деятельности, в системе повышения квалификации судей, практических работников уголовной юстиции, адвокатов.
Апробация и внедрение результатов исследования. Большинство сформулированных в диссертации предложений и рекомендаций получили апробацию в докладах и выступлениях на всероссийской научно-практической конференции: "Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства", состоявшейся в Военном институте (апрель 2006г.), на кафедре государственно- и гражданско-правовых дисциплин Московского государственного индустриального университета, в выступлениях на научно-практических семинарах с юристами правоохранительных органов г. Серпухова, в выступлениях перед практическими работниками правоохранительных органов и мировыми судьями в системе их профессиональной подготовки. Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курса уголовного процесса в Московском государственном индустриальном университете. Отдельные результаты используются в практической деятельности мировых судей Московской области.
Структура и объем диссертации определены исходя из целей, задач и логики исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 7 параграфов и заключения. Завершает работу перечень изученных при проведении исследования источников и специальной юридической литературы, а также приложение, включающее проект изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и обобщенные результаты социологических исследований.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении диссертационного исследования обосновывается актуальность темы исследования, излагаются его цели и задачи, научная новизна, методологическая и теоретическая основа работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, теоретическое и практическое значение.
Первая глава "Правовая природа института частного обвинения" состоит из трех параграфов.
В первом параграфе "Понятие и сущность судопроизводства по делам частного обвинения" автором исследуется понятие частного обвинения и его составляющие, приводятся различные точки зрения ученых на сущность и правовую природу частного обвинения.
В результате исследования автор пришел к выводу о том, что частное обвинение представляет собой уголовно-процессуальную деятельность частного обвинителя (потерпевшего), начатую по волеизъявлению потерпевшего, либо его представителя, выраженному в заявлении мировому судье о совершении другим лицом деяния, запрещенного уголовным законом. Содержание же данной деятельности заключается, в первую очередь, в доказывании виновности лица, привлеченного частным обвинителем к уголовной ответственности.
Институт частного обвинения составляют нормы, регулирующие обособленные уголовно-процессуальные отношения, возникающие в процессе возбуждения и разрешения уголовных дел применительно к самостоятельно определенной группе преступлений, наделяющие специфично определенных субъектов правоотношений (частного обвинителя, потерпевшего) определенным объемом прав и обязанностей, обеспечивающие полноту регламентации процедуры уголовного судопроизводства по делам частного обвинения, в том числе порядок возбуждения уголовного судопроизводства, основания его прекращения, порядок разрешения дел частного обвинения по существу и т. д.
Таким образом, институт частного обвинения в уголовном процессе представляет собой совокупность уголовно-процессуальных норм, определяющих круг уголовных дел частного обвинения, процессуальный порядок производства по таким категориям дел, (порядок возбуждения уголовного дела, непосредственное производство по делу и разрешение его по существу), а также процессуальный статус частного обвинителя и иных участников уголовного судопроизводства по делам частного обвинения.
Правовая природа института частного обвинения обусловлена совокупностью уголовного и уголовно-процессуального компонентов, составляющих его содержание. Основной отличительной чертой указанного института является единство его материально-правового (уголовного) компонента, в качестве которого выступает перечень дел частного обвинения, и компонента процессуального, который заключается в специальном порядке производства по делу. Большинство исследователей, как правило, не учитывают специфики соединения этих компонентов на практике. Строгое разделение материального и процессуально-правовых компонентов при определении понятия "частное обвинение" не позволяет отразить совокупность признаков, присущих данному институту.
К числу важнейших процессуальных признаков дел частного обвинения, относятся, по мнению автора, следующие:
* отсутствие необходимости досудебного следствия;
* наличие у потерпевшего по делу ряда прав, носящих диспозитивный характер (права принятия самостоятельного решения о привлечении лица к уголовной ответственности без вмешательства государственных органов, а также права прекратить уголовное преследование в отношении лица, совершившего преступление);
* введение фигуры частного обвинителя, наделенного правами и обязанностями, позволяющими осуществлять и поддерживать обвинение по исследуемым категориям дел;
* стремление государства обеспечить охрану прав и интересов граждан путем повышения их правосознания, их активности в борьбе с преступлениями.
Второй параграф "Становление института частного обвинения" посвящен историческому аспекту возникновения и развития института частного обвинения в уголовном судопроизводстве.
Анализируя предпосылки зарождения и процесс развития института частного обвинения, автор приходит к выводу о том, что институт частного обвинения - одна из старейших форм уголовного преследования, существование которой во многом определялось политической ситуацией в конкретном государстве.
Исследование института частного обвинения в историческом аспекте свидетельствует о том, что элементы регламентации порядка судопроизводства, по делам частного обвинения, начали проявляться еще в период существования Древнерусского государства. Уголовный процесс Древней Руси носил частно-исковой характер, поскольку дело могло быть возбуждено только по жалобе или челобитью потерпевшего. Производство по делу состояло из ряда формальных процедур: предъявление поличного, в обоснование требований, предъявление суду доказательств, состоявших из признания, послухов, судебного поединка, крестного целования. В качестве меры ответственности Русская Правда, Уставная Двинская грамота, царские Судебники 1497, 1550 годов, и Соборное Уложение царя Алексея Михайловича в основном называли денежное взыскание в пользу потерпевшего.
В результате Судебной реформы 1864 года впервые в России происходит процессуальное закрепление прав частного обвинителя, отделение функции осуществления правосудия от функций сторон.
Мировой судья не связан был обязанностью по собиранию доказательств, а ограничивается лишь доказательствами, представленными сторонами. Производство у мирового судьи, не знавшее предварительного следствия, осуществлялось с соблюдением принципа гласности, поскольку с момента открытия судебного заседания и до объявления решения суда, за исключением совещания суда в совещательной комнате, осуществлялось публично. Статьей 630 Устава уголовного судопроизводства предусматривалось равенство сторон по представлению доказательств, а также представлено равное право в обоснование своих показаний; отводить по законным причинам свидетелей и сведущих людей, предлагая им вопросы, возражать против свидетельских показаний и просить о их передопросе, в присутствии другого свидетеля, либо в его отсутствие; делать замечания и давать объяснения по каждому действию, происходящему в суде; опровергать доводы и соображения другой стороны. По сути был создан прообраз частного обвинения, который не претерпел существенных изменений за последние 150 лет.
12 июля 1889 года в России происходит учреждение земских начальников - представителей независимого местного дворянства. Были созданы судебно-административные установления, второй тип местной судебной организации, состоящей в ведомстве внутренних дел. Начался процесс упрощения процедуры судебного разбирательства у мирового судьи, а затем упразднения мировой юстиции.
Революция 1917 года упразднила большинство действующих правовых институтов, в том числе и институт частного обвинения и в течение длительного времени данный институт не был востребован, поскольку приоритет общественных интересов над личными, гипертрофированная роль государства в общественной жизни, тотальная публичность, фактически, не оставляли места диспозитивности в уголовном процессе.
В 90-е гг. XX в. институт частного обвинения был возрожден в полной мере, а мировая юстиция вернулась в российскую судебную систему.
Анализируя историю развития института частного обвинения, автор приходит к выводу о том, что чем демократичнее форма государства и принятые в нем ценности, тем шире сфера деятельности данного института. На сегодняшний день имеются все предпосылки дальнейшего развития частного начала в уголовном судопроизводстве с целью повышения эффективности защиты прав и законных интересов личности, обеспечения доступа к правосудию, оптимизации процедуры судебного разбирательства, четкой правой регламентации уголовного судопроизводства.
Автор полагает, что современный институт частного обвинения является продуктом исторического развития уголовно-процессуального права, однако не весь накопленный исторический опыт позитивного характера нашел свое отражение в современном уголовно-процессуальном законодательстве. На наш взгляд, имеет смысл вернуться к опыту тех времен, когда по делам частного обвинения допускалось примирение сторон в процессе всего судопроизводства по делу, вплоть до вступления приговора в законную силу.
В третьем параграфе "Конституционные основы порядка судопроизводства по делам частного обвинения" автором проведено исследование института частного обвинения на предмет соответствия конституционным принципам и задачам.
Процедура уголовного судопроизводства по делам частного обвинения основана на конституционных принципах (п. 3 ст. 123) состязательности и равенства, обеспечивающих построение процесса, предполагающего строгое разделение функций сторон и их отделение от функции суда в процессе возникновения, развития и расширения спорного правоотношения, автор приводит обоснование возражений против предложения ряда авторов, предлагающих возродить протокольную форму судопроизводства, изложенную в диспозиции ч. 2 ст. 418 УПК РСФСР, возлагающую на судью обязанность возбуждения уголовного дела с изложением в постановлении о возбуждении уголовного дела формулировки обвинения лица, что противоречит конституционному принципу состязательности, поскольку суд не является органом уголовного преследования.
Законодательное закрепление дифференциации производства по делам частного обвинения, с элементом диспозитивности, позволяющим учитывать волеизъявление пострадавшего от преступления, не может служить к безосновательному отказу государства "от выполнения возложенных на него функций по обеспечению законности и правопорядка общественной безопасности, защите прав и свобод человека и гражданина, в соответствии с требованиями ст. 18 и ст. 21 Конституции РФ. Диспозитивность, в данном случае, выступает дополнительной гарантией прав и законных интересов потерпевшего, не отменяющей обязанность государства защищать права и свободы человека как высшую ценность, провозглашенную Конституцией РФ (ч. 1 ст. 1; ст. 2; ст. 45; ч. 1 ст. 46; ч. 1 ст. 52 Конституции РФ). Тогда как п. 4 ч. 5 ст. 318 УПК РФ требует от пострадавшего в заявлении указать данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности. При неизвестности указанных сведений, последний лишен права получить судебную защиту нарушенных прав, что прямо вытекает из содержания части первой статьи 319 УПК РФ, регламентирующей основания отказа в принятии заявления мировым судьей к производству. Отсутствие нормативного регулирования процедуры, предусматривающей возможность обращения пострадавшего с сообщением о совершенном преступлении в прокуратуру, в органы внутренних дел, за исключением случая зависимого или беспомощного состояния пострадавшего, делающим невозможным самостоятельно распорядиться принадлежащими ему правами, что находится в противоречии с требованиями ст. ст. 18; 21 (ч. 1); 45; 46 (ч. 1); 52; 118 (ч. 1) Конституции РФ и положениями ч. 2 и 4 ст. 20; ч. 6 ст. 144, п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318 УПК РФ. Поскольку для установления неизвестного обвиняемого требуется проведение оперативных мероприятий, что осуществимо сотрудниками оперативной службы органов внутренних дел. Гарантированная Конституцией РФ защита прав потерпевшего от преступления (статья 18, часть 1 статьи 21, статья 45, часть 1 статьи 46, статья 52, часть 1 статьи 118 Конституции РФ) требует внесения изменений в часть 6 статьи 144 УПК РФ. На наш взгляд, следовало бы предложить названную норму в следующей редакции:
"6. Заявление потерпевшего по уголовным делам частного обвинения рассматривается судьей в соответствии со статьей 318 УПК РФ, а дознавателем, следователем, прокурором в соответствии с главой 19 УПК РФ".
Гарантия государства на обеспечение каждого квалифицированной юридической помощью, основанная на Конституции РФ (ч. 1 ст. 48) предполагает, на наш взгляд, более предпочтительный вариант - организацию адвокатов, чья деятельность бы финансировалась из бюджета, что послужит резервом в реализации материального права задач частной превенции, поскольку не может быть реализован в полной мере принцип неотвратимости наказания за совершенное преступление и соблюдение требований ст. 52 Конституции РФ, гарантирующей доступ граждан к правосудию. Оказание квалифицированной юридической помощи предполагает наличие соответствующей квалификации, специального образования, достаточного опыта, то есть может речь идти о профессиональном юристе-адвокате, который в своей деятельности руководствуется ФЗ "Об адвокатской деятельности...". Участие в качестве представителя потерпевшего, обвиняемого, либо подсудимого - любого другого лица, не адвоката, может привести к тому, что услуги будут оказаны не надлежаще, что несовместимо с задачами правосудия и обязанностью государства гарантировать каждому квалифицированную юридическую помощь. По мнению автора, понесенные по делу судебные издержки подлежат возмещению по правилам ст. 131 и ст. 132 УПК РФ, соответственно, с изложением п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ в следующей редакции:
" 2. К процессуальным издержкам относятся:
1) суммы, выплачиваемые потерпевшему, свидетелю, их законным представителям, адвокату, эксперту, переводчику, понятым на покрытие их расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием; ...".
Вторая глава "Особенности судопроизводства по делам частного обвинения" состоит из двух параграфов.
В первом параграфе "Производство по делам частного обвинения в странах континентальной правовой системы" автором приведен анализ существующей процедуры уголовного судопроизводства по делам частного обвинения в Германии, Италии, Франции, Португалии, Нидерландах, Бельгии, Швеции.
Уголовный процесс вышеуказанных стран основан на учении о публичном и гражданском исках, ввиду того, что преступление причиняет вред как обществу в целом, так и частному лицу.
Автор находит интересным отметить существенные отличия судопроизводства в указанных странах. Так, в Нидерландах законодатель предусмотрел основание освобождения лица от уголовной ответственности, не характерное для других стран даже в пределах данной правовой семьи. Если санкцией нормы не предусмотрено иного наказания, кроме штрафа, то инициатива освобождения от уголовной ответственности может исходить и от виновного лица. В этом случае виновный вправе оплатить по собственной инициативе максимальный размер штрафа, предусмотренный санкцией за соответствующий уголовный проступок и, прокурор обязан принять решение об отказе в возбуждении уголовного дела и освобождении лица от уголовной ответственности.
Интересно, что в Бельгии уголовное судопроизводство поручает производство процедуры примирения прокурору, а не мировому судье, как к примеру в России (см. ст. 216 tеr Бельгийского Кодекса уголовного следствия, принятого 10 февраля 1994 года). Для обеспечения указанной цели в каждую прокуратуру Бельгии принято новое должностное лицо, в переводе на русский звучащее как "магистрат связной", назначением которого является обеспечение и разрешение уголовно-правового конфликта, возникшего между потерпевшим и виновным. В деятельности прокурора-магистрата оказывают помощь его советники, которые оказывают помощь в разработке приемов и способов разрешения конфликта.
Автор отметил, что в современных условиях потерпевшему должно быть представлено право воспользоваться бесплатной юридической помощью по ведению судебного процесса в уголовном судопроизводстве, по делам частного обвинения, как предусмотрено в Германии, Италии. Принятие соответствующей нормы в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве обеспечит более полное соответствие принципу состязательности в уголовном судопроизводстве. Представление потерпевшему гарантированного уголовно-процессуальным законодательством права на бесплатную юридическую помощь будет отвечать не только нормам национального законодательства, но и международного, поскольку Россией, как участником Седьмого Конгресса ООН, ратифицированы принятые Руководящие принципы в области уголовного правосудия, предусматривающие: создание соответствующих механизмов правовой помощи и защиты прав человека; обеспечение легкодоступных, менее дорогостоящих, необременительных процедур мирного урегулирования споров и судебного разбирательства, в целях обеспечения оперативности и справедливости квазисудебных и судебных действий для всех; предоставление средств для оказания широкой правовой помощи, в целях эффективной защиты всех нуждающихся в ней.
На наш взгляд, в отечественном уголовно-процессуальном законодательстве может быть применен и опыт Бельгии. В частности, заслуживает внимания идея привлечения прокурора для осуществления процедуры примирения и заключения соглашения. Прокурор, участвующий в данном деле как посредник, мог бы соблюсти интересы обеих сторон конфликта, соотнося размер причиненного вреда, срок и порядок его возмещения, иные условия освобождения лица от уголовной ответственности и заключения соглашения.
Во втором параграфе "Производство по делам частного обвинения в странах англо-саксонской правой системы" автором проведен сравнительный анализ уголовного судопроизводства Англии, Великобритании, Шотландии и Америки.
Автор пришел к выводу о том, что общим в судопроизводстве указанных стран является система упрощенного судопроизводства по делам частного обвинения.
Уголовное судопроизводство стран англо-саксонской правовой системы имеет элементы примирительного правосудия. К примеру в уголовном судопроизводстве штата Аляска США предусмотрена возможность заключения мирового соглашения по делам о преступлениях наименьшей опасности, за исключением дел о преступлениях, совершенных в отношении должностных лиц. Примирительное правосудие по делам частного обвинения, находящимся в производстве мирового судьи, отличается от аналогичных процедур по делам частно-публичного и публичного обвинения. К таким отличиям можно отнести:
* осуществление процедуры примирения без участия государственного обвинителя;
* наделение сторон одновременными правами и обязанностями по осуществлению процессуальной функции как обвинения, так и защиты в случае подачи встречной жалобы;
* обязанность организации примирительной процедуры на стадии подготовки к судебному разбирательству возложена на суд;
* нечеткое закрепление в законодательстве дел, преследование по которым производится в частном порядке;
* распространение упрощенной (заочной) процедуры производства по уголовным делам частного обвинения;
* широкое развитие состязательности и возможности примирения сторон.
По мнению автора, законодательный и правоприменительный опыт ряда стран англо-саксонской правовой семьи может быть применен и в отечественном законодательстве. Заслуживает внимания возможность осуществления примирения сторон до вступления судебного решения в законную силу.
Третья глава "Совершенствование уголовного судопроизводства по делам частного обвинения" состоит из двух параграфов.
В первом параграфе "Проблемы правовой регламентации судопроизводства по делам частного обвинения" автор предложил разрешение проблемы определения подсудности дела, в котором соединены относящиеся к подсудности разных мировых судей дела.
Предложено дополнить ч. 1 ст. 153 УПК РФ пунктом 4, изложив его в следующей редакции: "4) лиц, по заявлениям которых возбуждено уголовное судопроизводство во взаимном обвинении по делам частного обвинения". Соответственно дополнить указанную норму частью 5, изложив ее в следующей редакции: "5. Уголовные дела частного обвинения могут быть соединены в одно производство на основании постановления мирового судьи, в производстве которого находится уголовное дело, имеющее наиболее длительный срок производства, которым определяется срок судопроизводства по соединенному уголовному делу". Предложенная редакция не ущемит прав граждан на своевременное рассмотрение уголовного дела, поскольку споры о подсудности между судами не допускаются. Однако, на наш взгляд, следует получить на соединение уголовных дел частного обвинения в одно производство согласие лиц, в отношении которых осуществляется производство по делу частного обвинения, соответственно ст. 35 УПК РФ дополнить частью 4, изложив ее в следующей редакции: "территориальная подсудность уголовного дела частного обвинения может быть изменена по ходатайству и с согласия сторон, по постановлению мирового судьи, в порядке, установленном частью 3 настоящей статьи".
Общая характеристика процедуры уголовного судопроизводства требует решения проблемы, связанной с понятием такой стадии как возбуждение уголовного судопроизводства по делам частного обвинения. Частью 1 ст. 318 УПК РФ установлено, что дела частного обвинения "возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем". Буквальное толкование приведенной нормы приводит к выводу о том, что уголовное судопроизводство по делам частного обвинения начинается возбуждением уголовного дела, требующим, согласно ст. 146 и 147 УПК РФ вынесения соответствующего постановления. Субъектами, наделенными правом вынесения указанного постановления, являются прокурор, следователь и дознаватель, с согласия прокурора. Согласно постановлению Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 года, уголовно-процессуальные нормы, наделяющие суд полномочиями по возбуждению уголовного дела, признаны не соответствующими Конституции РФ.
В результате исследования автор пришел к выводу о том, что заявление частного обвинителя не является самостоятельным процессуальным актом, не может быть приравнено к постановлению о возбуждении уголовного дела. Автором приведена аргументация выводов и предложена редакция статьи 318 УПК РФ.
"Статья 318. Возбуждение уголовного судопроизводства по делам частного обвинения.
1. Уголовное судопроизводство по делам о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждается подачей заявления пострадавшим или его законным представителем.
2. В случае смерти пострадавшего уголовное судопроизводство возбуждается путем подачи заявления его близким родственником, или в порядке, установленном частью третьей настоящей статьей".
Во втором параграфе "Перспективы разрешения проблем регламентации судебного разбирательства по делам частного обвинения" автором вносятся научно обоснованные предложения по совершенствованию законодательства, регламентирующего процедуру возбуждения судопроизводства по делам частного обвинения.
Предложено обоснование проблемы правовой регламентации проверки и принятия к производству заявления потерпевшего сотрудниками правоохранительных органов, автор предложил изложение ч. 3 ст. 146 УПК РФ в следующей редакции:
"Если уголовное дело направляется прокурору для определения подследственности, передачи мировому судье, то об этом в постановлении о возбуждении уголовного дела делается соответствующая отметка". По мнению автора, иные варианты решения данной проблемы противоречат требованиям уголовно-процессуального законодательства, а в случае, если пострадавшему не известны данные о лице, совершившем преступление, то права и интересы пострадавшего не будут защищены, поскольку противное направляет пострадавшего на осуществление самостоятельных розыскных мероприятий, что противоречит указанным выше конституционным положениям, УПК РФ, закону "Об оперативно- розыскной деятельности". В обоснование изложенной позиции 27 июня 2005 года Конституционный Суд РФ признал противоречащими Конституции РФ принял постановление, которым положения ч. 2, ч. 4 ст. 20, ч. 6 ст. 144, п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318 УПК РФ в части, не обязывающей прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя принять по заявлению пострадавшего от преступления, меры, направленные на установление личности, совершившего преступление и привлечение виновного к уголовной ответственности в порядке, установленном уголовно- процессуальным законом.
Рассматривая правовую регламентацию процедуры примирения участников судопроизводства: частного обвинителя и подсудимого, автор приходит к выводу о том, что согласно ст. 323 УПК РФ приговор мирового судьи, как и постановление, не вступившие в законную силу, обжалуются в течение 10 суток, со дня их вынесения. Судебное следствие судом апелляционной инстанции осуществляется по правилам ст. 365 УПК РФ, в полном объеме проверяя представленные суду доказательства. Стороны вправе в суде апелляционной инстанции заявить ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением. Законодатель установил, что разрешение ходатайств осуществляется в соответствии со ст. 271 УПК РФ. Надо ли сомневаться, что в данном случае уголовное дело подлежит прекращению. Отечественное уголовно-процессуальное законодательство содержит императивную норму - ч. 2 ст. 20 УПК РФ, согласно которой дела частного обвинения "...подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату". На наш взгляд, необходимо редакцию данной нормы следует изложить часть 2 статьи 20 УПК РФ в следующей редакции:
"Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью 1 и 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, уголовное судопроизводство по которым возбуждается не иначе как по заявлению пострадавшего, его законного представителя и представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до вступления приговора в законную силу".
Состязательная форма уголовного судопроизводства представляет собой строгое отграничение функций обвинения, защиты и суда в процессе возникновения, развития и разрешения правоотношений. Диссертант приходит к выводу о необходимости представления адвоката для оказания юридической помощи потерпевшему в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения, за счет государства, в случае необходимости.
В заключении изложены основные выводы, перечислены основные научные и практические результаты, полученные в процессе диссертационного исследования.
Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах:
1. Быковская Е.В. Особенности рассмотрения дел частного обвинения // Право: история, теория, практика. Сборник статей и материалов. Выпуск 9. - Брянск: Изд-во БГУ, ? 2005. ? С. 104-109. (0,7 п.л.).
2. Быковская Е.В. Правовая регламентация "частного обвинения" в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения // Материалы всероссийской научно-практической конференции "Актуальные вопросы применения уголовно-процессуального законодательства". - М.: Изд-во Юркнига, ? 2006. ? С. 61- 65. (1,2 п.л.).
3. Дела частного обвинения в законодательстве зарубежных стран // Право: история, теория, практика. Выпуск 10. - Брянск: Изд-во БГУ, ? 2006. ? С. 109-114. (0,8 п.л.).
4. Конституционные основы уголовного судопроизводства по делам частного обвинения в России // Российское правосудие. ? 2006. ? № 3. ? С. 13-15. (0, 8 п. л.).


1 Багаутдинов Ф. Возбуждение дел частного обвинения // Законность. 2000. №1. С.17.
??

??

??

??




2








СОДЕРЖАНИЕ