<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Михайловича, обряды венчания на царство и «шествия на осляти»). В
XVII веке появляются попытки телесного воплощения «Небесного
Иерусалима» (напр. «Новый Иерусалим» патриарха Никона), которые до
этого времени служили лишь символами, образцами для формирования
реальности.
В заключение делается вывод, что утопизм является характерной
чертой русской культуры и его расцвет в XVIII — XIX вв. не случаен и
вызван не только западноевропейским влиянием, но и традициями
отечественной мысли. Мечта об идеальном мире невозможна без мечты
об идеальном человеке. Этому посвящен следующий параграф.
В третьем параграфе “Нравственный контекст древнерусской
культуры” на примере анализа сочинений Никифора Грека, Артемия
Троицкого, Илариона Киевского, памятников правовой мысли («Правда
Русская», «Мерило праведное»), сборников «Изборник 1073 г.»,
34

«Изборник 1076 г.», «Измарагд», «Пчела», «Пандекты» Антиоха,
«Пандекты» Никона Черногорца, «Физиолог» др. доказывается
панморалистический характер древнерусской культуры. Моральное
мировоззрение, составляя ее характерную черту, диктовало особое
восприятие жизни. Различные феномены «тварного мира», как земного,
так и небесного, воспринимались через призму практической морали,
содержание которой в основном определялось христианским
вероучением. К ключевым категориям древнерусской этической мысли
относятся: «любовь», «благо», «добро» и «благодать», «самовластие»,
«судьба», а в основе древнерусских морально-нравственных
размышлений лежит вопрос о происхождении добра и зла. Зло, по
мнению древнерусских книжников, имеет не космологический, а
нравственный характер, и коренится в свободной воле человека. Не имея
онтологической основы, оно является лишь отсутствием добра. Для
средневекового миросозерцания характерно то, что зло акцентируется
значимостью не поступка (деяния), а состояния души, поскольку грех –
внутренняя готовность совершить зло. Попытка переложить вину за
собственное зло на некие потусторонние силы воспринималась почти как
ересь.
В диссертации показывается, какую важную роль в Древней Руси
играла критика гаданий и астрологии. Именно в связи с
распространением гадательных книг в XV веке («Трепетники»,
«Молниянники», «Громовники», «Коледарники» и т.д.) разгораются
дискуссии о свободе воли. Максим Грек утверждал, что если «разум наш
и изволения душ наших» обусловлены звездами, то нет смысла в законах,
евангельской проповеди, и в рассуждениях о добре и зле. Необходимость,
по его мнению, – враг добродетели.
Проблема добра и зла рассматривалась древнерусскими книжниками
не только в этико-антропологическом, но и в историософском контексте.
Начиная с первых памятников древнерусской книжности, в них в той или
иной форме встречается представление о трех стадиях развития социума:
«обычая» (ей соответствует политеизм, «язычество»), «закона»
(монотеизм), «благодати» (христианство). При некоторой стабильности
морально-этических представлений в древнерусской культуре, в
различные периоды усиливается интерес к той или иной проблематике,
так с конца XV века особую значимость приобретает проблема морали и
власти. Она становится одной из центральных в произведениях Иосифа
Волоцкого, царя Ивана Васильевича Грозного, Федора Карпова.
Из анализа этических представлений древнерусских книжников
видно, что именно нравственный контекст являлся важнейшим
контекстом древнерусской культуры. Он формирует восприятие
35

правовых норм, создавая специфический тип цивилизации, в которой
понятие справедливости стоит выше закона. И не случайно, что именно
тема правды на долгие столетия становится одной из основных тем
русской мысли.
Процесс выделения этики в отдельную отрасль философского знания
начинается с конца XV века, с работ Андрея Курбского, с переводов
Иоанна Дамаскина. Но серьезные изменения в этом направлении
произошли лишь в XVII веке. Наибольшую роль в этом сыграли
преподаватели и выпускники Киево-Могилянской академии, а также
ученые, получившие образование в западных университетах и
коллегиумах: Кирилл Транквиллион Ставровецкий, Епифаний
Славинецкий, Симеон Полоцкий, Стефан Яворский и др. Древнерусская
традиция определила своеобразие постановки моральной проблематики в
русской философии XIX — XX веков.
В Заключении диссертации подведены итоги исследования и
изложены выводы.

Основные положения диссертации отражены в 44 публикациях
автора общим объемом 39,5 п.л. В их числе:
Монография
1. “В человеческом жительстве мнози образы зрятся”. Образ
человека в культуре Древней Руси. Изд. Санкт-Петербургское
философское общество. СПб., 2001. 15 п.л.
Статьи
2. Книжность Древней Руси // Избранные лекции по истории
мировой культуры. Учебное пособие/ Отв.ред. Л.Д.Райгородский. СПб.,
Издат. СПбГМТУ. 1995. 0,5 п.л.
3. Моральная философия в России. Становление основных понятий
(Х1-ХVII вв.) // Вестник СПб университета. Серия 6. Философия.
Политология, социология. Вып.3 СПб., 1996. 0,3 п.л.
4. Проблемы антропологии в древнерусской мысли // Вестник
Санкт-Петербургского университета. Серия 6. Философия. Политологи.
Социология. Вып.1. Сер.6. СПб., 1997. 0,3 п.л.
5. Немецкое влияние на становление медицинского образования//
Немцы и развитие образования в России. Сб. научн. тр. Отв. ред. Смагина
Г.И. СПб., Издат. Наука. 1998.0,3 п.л.
6. Заметки о древнерусской образованности. // Лицей. Философия.
Культура. Образование.Вып.1. СПб., 1998. 0, 5 п.л.
7. Заметки о древнерусской историософии // Философский век.
Альманах.Вып.5. Идея истории в российском просвещении. Сб.ст./
Отв.ред. Т.В.Артемьева. СПб.,1998. 0,4 п.л.
36

8. Человек и космос: пневматология и стихиология в Древней Руси
// Философский век. Альманах. Вып.7.Идея истории в российском
просвещении. СПб.,1998. 0, 5 п.л.
9. Британские книги в России: век семнадцатый// Философский век.
Альманах. Вып.9. Наука о морали. Дж.Бентам и Россия. Сб.ст..
СПб.,1999. 0,3 п.л.
10. Смерть и бессмертие в древнерусской культуре // Философский
век. Альманах. Вып. 10. Смерть и бессмертие в древнерусской культуре.
СПб., 1999. 0,5 п.л.
11. Роль христианства в становлении русской моральной философии
// Философская мысль и христианство. Третьи научные чтения. СПб.,
1999. 0,3 п.л.
12. Проблемы взаимодействия России и Запада в области
просвещения (XV – XIX вв.) // Русская и европейская философия: пути
схождения. СПб., Издат. ООО «ИП Комплекс». 1999. 2 п.л.
13. Категории блага и добра в русской философской мысли //
Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер.6. 1999. Вып.4. 1 п.л.
14. Утопия в Древней Руси // Философский век. Альманах. Вып. 13.
Российская утопия эпохи просвещения и традиции мирового утопизма.
СПб., 2000. 1 п.л.
15. Предисловие // Сочинения Ивана Грозного. СПб., Издат. Азбука.
2000. 1.5 п.л
16. Комментарии // Сочинения Ивана Грозного. СПб., Издат. Азбука.
2000.. 1.5 п.л.
17. Польское влияние в русской мысли XVII века // Восточная
Европа: Диалог в христианстве. Материалы межд.научн.конф. СПб., 2000.
0,5 п.л.
18. Традиции этической мысли русского средневековья и
Просвещения.// Verbum. Вып.2. СПб.: Санкт-Петербургское философское
общество, 2000. 0,5 п.л.
19. Византийская традиция и русская этическая мысль X – XVII вв. //
Verbum. Вып.3. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000.
0,5 п.л
20. «Псалом бытия» (древнерусская иконопись как источник этико-
антропологических представлений // Verbum. Вып.3. СПб. : Санкт-
Петербургское философское общество, 2000. 1 п.л.
21. Нравственный опыт в книжности Древней Руси // Мысль. 1999.
Вып.3. Ежегодник петербургской ассоциации философов. СПб., 2000. 1
п.л.
22. Ритуал в древнерусской культуре // Ритуальное пространство
культуры. СПб. , 2001. 0,4 п.л..
37

23. Britain and Russian Culture in the Middle Ages // Философский век.
Альманах. Вып. 15. Шотландия и Россия в эпоху просвещения.
Материалы международной конференции. Edinburg-2000. СПб., 2001. 0,6
п.л.
24. Парадигмы человеческого бытия в древнерусском
изобразительном искусстве // Восток-Россия-Запад: мировые религии и
искусство. Спб. Издат. Гос. Эрмитажа, 2001. 0,3 п.л.
25. Ностальгия по раю. Утопический контекст древнерусской мысли
// Verbum. Вып.3. СПб. : Санкт-Петербургское философское общество,
2001. 1,5 п.л.
26. Философские идеи в творчестве Авраамия Смоленского (начало
XIII в.) // Персонология русской философии. Екатеринбург. Издат ЕГУ,
2001. 0,4 п.л.
27. Душа и тело в контексте древнерусской культуры //
Философский век. Альманах. Вып. 14. История идей как методология
гуманитарных исследований. Программы спецкурсов. СПб., 2001. 0,4 п.л.
28. Древняя Русь и Западная Европа (XI – XVII вв.)//Философский
век. Альманах. Вып. 14. История идей как методология гуманитарных
исследований. Программы спецкурсов. СПб., 2001. 0,4 п.л.
29. Утопия в Древней Руси // Философский век. Альманах. Вып. 14.
История идей как методология гуманитарных исследований. Программы
спецкурсов. СПб., 2001. 0,3 п.л.
30. “Спор земли и моря” в рамках русской средневековой эпистемы
// Литература как форма существования русской философии. Издат.
УРГУ, Екатеринбург, 2001. 0,2 п.л.
31. Идея софиократии в культуре Древней Руси // Философский век
Альманах. Вып. 17. История идей как методология гуманитарных
исследований. Ч.1. СПб., 2001. 0,7 п.л.
32. Идеи блага и добра в русской философии: от средневековья к
новому времени // Философский век Альманах. Вып. 18. История идей
как методология гуманитарных исследований. Ч.2. СПб., 2001. 0,5 п.л.
33. Восприятие лютеранства в русской культуре XVI – XVII вв.//
Немцы в России: русско-немецкий диалог. Изд. Дмитрий Буланин. СПб.,
2001. 0,5 п.л.
34. Рецепция Аристотеля в древнерусской культуре // Verbum. Вып.
6. Аристотель и средневековая метафизика. СПб.: Санкт-Петербургское
философское общество, 2002. 0,8 п.л..

Тезисы докладов
35. «Синодики» как источник древнерусской философской мысли //
Отечественная философия: русская, российская, всемирная: Материалы V
38

Российского симпозиума историков русской философии. Нижний
Новгород, 1998. 0,2 п.л.
36. «Отреченные книги» Древней Руси в «Известиях Отделения
русского языка и словесности Императорской Академии наук» //
Петербургская Академия наук в истории академий мира. Материалы
международной конференции. Т. IV. СПб., Издат. Наука. 1999. 0,7 п.л.
37. Утопические образы древнерусской мысли // Бренное и вечное.
Вып. 3. Проблемы функционирования и развития культуры. Новгород,
2000. 0, 3 п.л.
38. Этика в системе философского знания Древней Руси // Бренное и
вечное. Вып. 3. Проблемы функционирования и развития культуры.
Новгород, 2000. 0,3 п.л.
39. Проблема человека в “Уставе” Нила Сорского // Христианская
культура на пороге третьего тысячелетия. Материалы научной
конференции. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000.
0,4 п.л.
40. «Домострой» как памятник древнерусской антропологии //
Христианский мир: религия, культура, этнос. Материалы научной
конференции. СПб., Издат. ГМИР. 2000. 0,4 п.л.
41. «Мелодия мгновения»: образы жизни человеческой в русской
культуре XVI – XVII вв // Пунинские чтения – 2000. СПб., 2000. 0,5 п.л
42. Животные в русской средневековой культуре // Братья наши
меньшие (философия и психология отношений человека и животных).
Материалы межвузовской конференции. СПб., 2001. 0,4 п.л.
43. Символическое изображение земли в церкви Спаса на Нередице
// Смысл мифа: мифология в истории и культуре. К 90-летию со дня
рождения профессора М.И. Шахновича. СПб. , 2001. 0,4 п.л.
44. Ритуальный аспект софиократии в культуре Древней Руси // Вера
и ритуал. Материалы VII Санкт-Петербургских религиоведческих чтений.
СПб. ГМИР, 2001. 0,2 п.л.




Подписано в печать 01.04.2002. Формат 60х84 1/16.
Усл. пч. л. 2,25. Тираж 100 экз. Заказ
Отпечатано в ЦОП СПбГУ.
199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, 6.
39

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ