СОДЕРЖАНИЕ

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Основные факторы развития социального потенциала молодого города в новых социально-экономических условиях (на материалах г.Набережные Челны Республики Татарстан, г.Уфа, 1998)
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы. Одним из важнейших источников развития и функционирования общества является его социальный потенциал. Под последним обычно понимают совокупность материальных и духовных ценностей, которыми располагает общество. Однако было бы чрезмерным упрощением сводить данный социальный феномен только к совокупности ценностей. Социальный потенциал характеризует также и способность той или иной общности обеспечивать расширенное воспроизводство человека как личности и как производительной силы (1). Поэтому реализация социального потенциала - это проблема, актуальная для всех этапов общественного развития.
Протекающие в нашем обществе процессы с необходимостью связаны со сменой социально-экономической парадигмы, с неизбежностью переосмысления явлений, относящихся к основным сферам общественной жизни. Но не все элементы социального потенциала, факторы его развития получили должное освещение через призму рыночных отношений.
Далеко неслучайно, что в формировании социального потенциала проявляется определенная стихийность. Несмотря на то, что социальный потенциал есть результат эволюции самого общества как саморегулирующейся системы, его развитие не должно сводиться к стихийному процессу. Оно нуждается в управлении, целенаправленном воздействии на него со стороны общества. Это в еще большей степени обусловливает актуальность исследования социального потенциала в современных условиях.
Разработка комплексных планов социально-экономического развития как регионов, так и отдельных населенных пунктов невозможна без тщательного учета их наличных трудовых, духовных и социально-политических потенциалов. Но проблема социального потенциала не нашла пока должного рассмотрения на базе конкретных социологических исследований как применительно к отдельному региону, так и к городу, в частности, к городу молодому.
Степень разработанности проблемы. Особый эвристический смысл термина "социальный потенциал", сложный, комплексный характер его исследования, значительное число специальных разработок по данной проблеме с необходимостью заставляют обратиться к широкому кругу литературы по социальной философии, теоретической и прикладной социологии, политологи" и социальной психологии. Всю имеющуюся литературу можно подразделить на пять относительно самостоятельных блоков. Первый блок относится к теоретико-методологическим основам исследования социального потенциала, второй - к социологии города, а третий, четвертый и пятый описывают социально-экономическую, духовную и политическую (местное самоуправление) стороны социального потенциала.
Первый блок литературы, связанный с задачами выработки концептуальных основ, включает в себя широкий круг работ как отечественных философов и социологов (В.Н.Бондаренко, И.А.Бутенко, А.Ф.Гофман, А.Г.Здравомыслов, А.Г.Ионин, Т.Т.Исламшина, А.М.Коршунов, В.А.Лекторский, Л.СЛыкошин, Л.Л.Никифоров, Р.М.Нугаев, Ф.Б.Садыков, В.С.Степин, А.С.Ципко, В.С.Швырев, Г.П.Щедровицкий, В.А.Ядов) так и представ отелей зарубежной теоретической социологии (П.Дергер, М.Дебер, Э.Дюркгейм, О.Коат, Т.Лукман, K.Маркс, Г.Маркузе, П.Монсон, Т.Парсонс, А.Тойнби, Ю.Хабермас).
Второй блок относится к социологии города (Н.А.Аитов, А.А.Баимбетов, М.В.Борщевский, А.В.Дмитриев, Л.Б.Коган, Ю.А.Крючков, Г.Ф.Куцев, Г.М.Лаппо, М.Н.Межевич, А.М.Румянцев, Ф.Б.Садыков, С.В.Успенский, Ф.С.Файзуллин, Б.С.Хорев, О.И.Шкаратан, О.Н.Яницкий).
Третий блок включает в себя исследования, посвященные социально-экономическим аспектам развития социального потенциала (Л.Абалкин, П.Бунич, М.Цебер, Е.Гайдар, Э.Гидденс, Т.Заславская, Ю.Левада, В.Ленин, К.Маркс. Т.Парсонс, П.Сорокин, Ж.Тощенко, С.Шаталин и др. - при изучении классических концепций социальной стратификации и социальной мобильности, Ю.Арупонян, А.Бутенко, А.Бурганов, Д.Гилязегдинов, Л.Гордон, С.Елисеев, Р.Камалов, Э.Клопов, Л.Коган, Э.Рахматуллин, М.Руткевич, Р.Рывкина, П.Рыбаковский,_Е.Стариков, О.Шкаратан - по проблемам социальной стратификации современного российского общества; А.Агеев, Н.Алексеев, Ф.Газизуллин, В.Гимпепьсон, Л.Косапс, А.Назимова, Ф.Хайек, Й.Шумпетер - при изучении предпринимательского потенциала; Е.Ануфриев, А.Кравченко, Н.Наумова, Ф.Мухаметлатыпов, Р.Насибуллин, М.Нугаев, В.Падерин, С.Семенкина, М.Слюсарянский - по вопросам формирования мотивационных механизмов трудовой деятельности).
Четвертый блок источников охватывает работы авторов, связанные с анализом духовных факторов развития социального потенциала (А.Арнольдов, Э.Баллер, К.Гизатов, В.Глазычев, В.Давидович, Ю.Жданов, А.Замиховская, Г.Зборовский, Ф.3иятдинова, А.Злобин, Л.Коган, Л.Коробейникова, В.Межуев, В.Пошатаев и др.).
Пятый блок литературы относится к авторам, исследующим роль местного самоуправления в развитии социального потенциала (Д.Гвишнани, В.Голиков, С.Елисеев, Т.Заславская, М.Краснов, Ф.Мухаметлатыпов, Ф.Файзуллии и др. - по общетеоретическим вопросам управления; И.Выдран, А.Гордиенко, Г.Дыльнов, Ж.Жуков, К.Куценко, В.Маньковский, Л.Нудненко, С.Перегудов, В.Рябов, Ю.Скуратов и др. - по вопросам осуществления правовом реформы, развития демократии и создания новой системы местного самоуправления; Г.Барабашов, А.Когут, В.Лысенко, Н.Медведева, В.Фатеева, А.Черкасов и др. - при изучении зарубежного опыта местного самоуправления).
Из исследований, наиболее близких к нашей проблеме, необходимо выделить работы А.И.Бахтина(2), С.Белова(3), Ф.Р.Газизуллина(4), Ю.М.Каныгина и В.А.Ботаина(5), В.И.Кушлина(6), М.Я.Крупника(7), Г.В.Морозовой(8), А.К.Назимовой(9), М.А.Нугаева и Р.М.Нугаева(10), А.Поповой(11), Г.П.Сергеевой и Л.С.Чижовой(12), Ж.Т.Тощенко(13).
В проведенных исследованиях накоплен значительный опыт рассмотрения отдельных сторон и элементов социального потенциала его социально-Экономических аспектов (А.Е.Бусыгин, Г.В.Василенко, А.Н.Фалалеев, С.Хейнман), трудового потенциала (В.Костакова, А.Кушбоков, А.Попова, Г.П.Сергеева, Л.С.Чижова), научно-технического потенциала (Ю.М.Каныгин, В.И.Кушлин), потенциала сельского хозяйства, строительства (В.Г.Андрийчук, Б.И.Мельникас), социального потенциала производственного коллектива (Л.А.Дмитрук, А.К.Назимова, В.С.Панюков) и др.
С другой стороны, в рамках отечественной социологии города изучены проблемы городской и сельской культур, образов жизни, являющиеся важным аспектом урбанизационного процесса (В.Н.Бойков, Н.А.Сероштан, С.И.Семин, В.И.Староверов, А.И.Якушев и др.). Появился ряд работ, посвященных анализу западных исследований процесса урбанизации (А.В.Баранов, Е.Д.Михайлов, О.Н.Яницкий). Отдельные аспекты процесса урбанизации освещались в работах В.А.Артемьева, А.В.Баранова, В.И.Бойко, В.Г.Виноградского, Л.Н.Гордона, Т.И.Заславской, Э.В.Клопова. Л.Б.Когана, Л.Н.Когана, Г.Ф.Куцева, П.Н.Лебедева, В.И.Переведенцева, Н.А.Победы, Г.А.Слесарева, А.Н.Степина, И.Л.Труфанова, В.В.Трушкова, В.И.Финагина, Б.Н.Фомина, С.Ф.Фролова, З.А.Янковой.
Значителен вклад социологов и в теорию комплексного социального планирования городов (Н.А.Аитов, М.В.Борщевский, О.И.Шкаратан, Ж.Т.Тощенко). Но именно разработка целостной концепции социального планирования города, вскрывающая тенденции развития городской жизни, затруднена без построения идеальной модели его социального потенциала как характеристики возможностей развития города в тех или иных направлениях, как затруднено развитие социального потенциала города вне рамок социального управления и планирования.
Несмотря на то, что отечественная социология города достаточно разработана, проблемы молодого города, исследования специфики его развития, представлены в литературе неполно. Молодой город - это особый объект урбанистических исследований, характеризующийся как особыми свойствами рабочей силы (возрастные и социально-профессиональные характеристики), так и особыми требованиями к социальной инфраструктуре (большее число дошкольных учреждений средних и высших учебных заведений, спортзалов, клубов, дискотек и т.д.). Указанные особенности должны найти отражение при анализе специфики социального потенциала молодого города.
Таким образом, можно утверждать, что целостную концепцию социального потенциала молодого города в условиях перехода к рыночным отношениям еще только предстоит создать. Проведенные исследования относятся, за редким исключением, ко всей общественной системе в целом или к разным сферам общественной жизни, но недостаточно ориентированы на изучение отдельных регионов. Между тем, как справедливо отмечает Ф.Б.Садыков(14), единство и целостность России могут гарантироваться лишь при учете многонациональности ее населения, создании одинаковых условий для развития экономики и культуры всех ее этносов и разумном разграничении полномочий центра и регионов. Учет специфики социально-экономического развития регионов невозможен без тщательного анализа их социальных потенциалов, наличных и перспективных возможностей их функционирования и развития.
Многие работы, особенно опубликованные в период доминирования командно-административной системы, чрезмерно идеологизированы. Социально-философская основа проведенных исследований сводилась, по существу, только к одному из направлений теоретической социологии - к классическому (ортодоксальному) марксизму. Неслучайно в отечественной литературе преобладает сугубо вещественное рассмотрение социального потенциала как совокупности материальных ценностей - природных ресурсов, станков, оборудования и т.п. И если в число структурных элементов социального потенциала и включается человек, то только, как правило, в качестве трудового ресурса, лишь как элемент производительных сил.
С другой стороны, имеющиеся исследования факторов развития социального потенциала, особенно факторов духовных и социально-политических, не в полной мере учитывают изменения внутри этих факторов, которые характерны для современного состояния российского общества. Сами знания о мире, интеллектуальный уровень общества в целом измеряются уже не традиционными компонентами, а качественно иными, связанными, в первую очередь, с созданием и совершенствованием вычислительной техники.
В условиях продолжающейся демократизации российского общества на первое место по значимости среди социально-политических факторов выходит самоуправление. Более того, в современном теоретическом знании о самоуправлении наметилась тенденция, связанная с гуманитаризацией управленческой науки, что не нашло еще соответствующего отражения в исследованиях социально-политических факторов социального потенциала.
Цель и задачи исследования. Целью работы является построение идеальной модели социального потенциала молодого города, выявляющей как основные факторы развития и реализации социального потенциала, так и механизмы влияния этих факторов в условиях становления рыночных отношений и возможности социального управления процессом развития социального потенциала.
Достижение этой цели потребовало решения следующих взаимосвязанных задач:
> поиск концептуальных основ анализа социального потенциала города;
> построение в соответствии с методологией социального познания и на основе теории социальной активности идеальной модели социального потенциала города;
> выявление сущности, содержания и структуры социального потенциала молодого города;
> анализ процесса реализации социального потенциала в образе жизни;
> раскрытие роли реформирования отношений собственности в системе социально-экономических факторов развитии социального потенциала;
> определение влияния стратификации городского населения на развитие и реализацию социального потенциала молодого города;
> анализ формирования мотивационных механизмов трудовой деятельности как фактора развития социального потенциала молодого города;
> исследование влияния интеллектуального, культурного и нравственного факторов на развитие социального потенциала молодого города;
> выявление места самоуправления в системе факторов развития социального потенциала города;
> определение основных направлений повышения эффективности самоуправления в развитии социального потенциала молодого города.
Объектом исследования является население молодого города в условиях становления рыночных отношений.
Предмет исследования - содержание и структура социального потенциала молодого города, основные факторы его развития и управления в современных условиях.
Теоретико-методологической основой исследования послужили следующие философско-социологические концепции и теории:
> деятельностный подход к изучению социального потенциала (Е.А.Ануфриев, В.Г.Афанасьев, Л.П.Буева, Д.Бэкхерст, Ф.Р.Газизуллин, К.Т.Гизатов, Э.В.Ильенков, Г.Е.Зборовский, А.М.Коршунов, А.Н.Леонтьев, В.Г.Мордкович, М.А.Нугаев, Р.М.Нугаев, В.К.Падерин, В.С.Тюхтин, В.С.Швырев и др.), который способствовал применению методологического аппарата теории трудовой активности к разработке концептуальных основ исследования социального потенциала города;
> системный, комплексный подход как традиционное направление методологии научного познания социальных процессов (Н.А.Антов, М.И.Махмутов, Э.С.Рахматуллин, М.Н.Руткевич, Х.Ф.Сабиров, В.Н.Садовский, Ф.Б.Садыков, Ж.Т.Тощенко, И.И.Чангли, Б.Г.Юдин, В.А.Ядов и др.); он способствовал выработке концепции исследования социального потенциала молодого города, позволившей избежать противоречий, неизбежных при простом эклектическом смешении различных теорий. Это прежде всего относится к теории социального действия, концепции социологических и исторических типов, работам М.Вебера и Т.Парсонса, с одной стороны, и сочинениям Э.Дюркгейма и К.Маркса - с другой;
> теоретические основы управления социальными процессами.
Информационную базу диссертации составили данные статистики и результаты ряда социологических исследований как по Российской Федерации, Республике Татарстан, так и официальная статистическая информация отделов и управлений мэрии г. Набережные Челны; результаты контент-анализа местной печати об экономической ситуации в городе, данные мониторинговых исследований.
Основное социологическое исследование проводилось в несколько этапов. В 1993-1994 г.г. при участии соискателя было проведено анкетирование по образу жизни населения г- Набережные Челны с выборочной совокупностью в 1947 человек, отобранных согласно методике В.И.Паниотто.
Выборочную совокупность специально проведенного в 1995-1996 г.г. управлением социологических исследований и экономического анализа мэрии г. Набережные Челны под руководством соискателя социологического исследования по теме, относящейся к анализу факторов развития и реализации социального потенциала города в новой социально-экономической ситуации, составили 2500 человек. Была использована многоступенчатая случайная квотная выборка. Представленность в выборке исследования всех социально-демографических и социально-профессиональных групп респондентов в целом отражает социально демографическую структуру населения г.Набережные Челны по состоянию к периоду исследования(15). Ошибка выборки не превышает 2 %.
В работе использованы также и данные мониторинговых исследований, систематически проводимых социологической службой мэрии по изучению общественного мнения - о развитии малого и среднего бизнеса, о состоянии занятости населения, о расширении платных услуг в отраслях городского хозяйства.
Кроме материалов социологических исследований, проведенных под руководством и при участии автора, в работе произведен вторичный анализ результатов исследований, осуществленных крупными российскими социологическими центрами - ВЦИОМом, Российским институтом изучения общественного мнения по проблемам рынка. Институтом социологии РАН, Российским независимым институтом социальных и национальных проблем и др., а также Центром социальных исследований при Кабинете Министров Республики Татарстан.
Использованные автором объем выборочной совокупности, принципы отбора единиц на всех этапах социологического исследования обеспечивают репрезентативность и валидность эмпирической информации, вошедшей в источниковую базу работы.


Научная новизна исследования состоит в следующем:
> определены концептуальные предпосылки изучения социального потенциала, состоящие в применении основных принципов деятельностного и системного подходов к теории социальной активности;
> предложена идеальная модель социального потенциала региона, рассматривающая социальный потенциал как систему элементов, непосредственно детерминирующих активность населения и характеризующих возможности получения им социально-значимых результатов;
> структура социального потенциала раскрыта как совокупность его внутренних и внешних связей; со стороны внутренних связей он обозначен системой элементов, организованных на трех качественно-различных уровнях: личностном (субпотенциалы), уровне социальных групп и уровне города как целого;
> со стороны внешних связей социальный' потенциал предстает в виде трех основных факторов его развития - социально-экономического, духовного и политического как трех видов человеческой деятельности;
> раскрыта определяющая роль реформирования отношений собственности в системе социально-экономических факторов развития социального потенциала молодого города;
> выявлен механизм влияния последствий социальной мобильности населения на реализацию социального потенциала молодого города;
> показано, что новая мотивация эффективного труда на этапе развития трансформационной экономики формируется неодинаковыми темпами у разных социальных слоев городского населения, что приводит к существенным неоднородностям в трудовом потенциале молодого города;
> выявлены основные компоненты духовного фактора развития социального потенциала молодого города - интеллектуальный, культурный и нравственный; каждый из них рассматривается и как составная часть, и как фактор развития социального потенциала; выделены компоненты, включающие а сферу интеллектуального потенциала "традиционные" и "нетрадиционные" знания; в культурной компоненте художественные ценности представлены как необходимые условия реализации воспитательной функции искусства; нравственный элемент - через ценности образа жизни, общественный идеал;
> раскрыты особенности управления социальным потенциалом города в условиях становления рыночных отношений, когда, с одной стороны, не только интересы территории, но и Конкретные граждане становятся главными объектами региональной политики, а, с другой - когда успешность включения города в процессы демократического обновления общества зависит не только от уровня профессионализма работников управленческих структур, но и от готовности населения;
> раскрыты основные особенности управления развитием социального потенциала города в условиях становления рыночных отношений; определена взаимосвязь местного самоуправления с общественно-политическими, экономическими и духовными факторами развития социального потенциала города; определена зависимость реализации социального потенциала молодого города от процесса демократизации общества, предполагающего развитие различных норм гражданских инициатив, расширение социальной базы разработки, принятия и осуществления управленческих решений в рамках социального управления и планирования.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что на основе деятельностного подхода, применительно к новым социально-экономическим условиям, построена идеальная модель социального потенциала региона, позволившая раскрыть новые, недостаточно анализировавшиеся человеческие измерения этого сложного социально-экономического феномена.
Научно-практическая значимость работы заключается в том, что выдвинутые в исследовании положения позволяют обогатить и усилить категориальный аппарат междисциплинарных исследований, проводящихся на "стыках" социологии, социальной философии, политологии и экономической науки. Отдельные результаты анализа социального потенциала использовались в практике работы администрации города Набережные Челны. Теоретические положения диссертации, практические выводы и рекомендации могут быть использованы в преподавании дисциплин гуманитарного цикла и принятии управленческих решений при реализации планов социально-экономического развития.
Апробация результатов исследования. Работа выполнена в рамках программы "Народы России: возрождение и развитие" и научно-исследовательской тематики отдела социологии Института социально-экономических и правовых наук Академии Наук Республики Татарстан и кафедры социологии и политологии Казанского государственного педагогического университета. Отдельные выводы и идеи диссертации докладывались на ряде конференций международного, всероссийского и республиканского уровней (конференция ЮНЕСКО "Культура молодых городов" (г. Набережные Челны), международная конференция Совета Европы "Развитие демократии на местном уровне" (г. Казань), всероссийская научно-практическая конференция "Социальные проблемы города в условиях перехода к рыночным отношениям" (г. Казань) и др.)
Структура диссертации. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность темы, степень ее разработанности, цель и задачи исследования, определяются методологические основы работы, раскрываются ее новизна и научно-практическая значимость.
В первой главе диссертации - "Концептуальные основы исследования социального потенциала города" - рассматриваются теоретико-методологические вопросы исследования, совершенствуется его понятийный аппарат.
Первый параграф - "Социальный потенциал как проблема социологической науки"- посвящен выделению специфики социологического аспекта исследования социального потенциала. Это тем более важно, что в отечественной академической традиции впервые социальный потенциал был подвергнут систематическому изучению в работах экономистов. Но, постепенно, предметная область исследований социального потенциала стала расширяться: в ходе анализа становилось все более и более очевидным, что познание закономерностей генезиса и развития даже экономического потенциала невозможно в рамках чисто экономической теории, а предполагает неизбежный выход за ее пределы, в сферу социологических исследований, учет "человеческого фактора". Поэтому интерес исследователей переключился or чисто экономического анализа к социологии труда, социологии образования, социологии науки и т.д. Появились первые обобщающие теоретические исследования социального потенциала, представлявшие собой попытки междисциплинарного синтеза вкладов разных общественных наук.
Тем не менее, несмотря на то, что полученные в этих работах результаты значительно способствовали изучению социального потенциала, проведенные исследования несвободны от ряда недостатков (обусловленных, впрочем, скорее объективными причинами, чем отдельными ошибками авторов).
Наиболее существенные из них состоят, на наш взгляд, в следующем.
1. Чрезмерная идеологизированность обществознания эпохи доминирования командно-административной системы, ангажированность общественных наук для задач идеологической борьбы обусловили недостаточно корректный в теоретико-методологическом отношении анализ проблемы.
2. Проведенные исследования недостаточно ориентированы на изучение отдельных регионов и особенностей их развития.
3. Концептуальная, социально-философская основа проведенных исследований игнорировала опыт современной западной социологии, обобщенный в таких ее направлениях как структурно-функциональный анализ, неомарксизм, и, особенно, этнометодология, символический интеракционизм, социальное конструирование реальности и др. Установление соответствий между традиционными категориями отечественной социологии и понятиями социологии зарубежной, особенно западной, могло бы существенно обогатить развитие и отечественной социологической мысли.
4. Очевидно, что подавляющее большинство работ относится к дорыночной стадии развития нашего общества. Поэтому они могут быть использованы в настоящее время только с определенными поправками.
Цель данного раздела - создать такой концептуальный базис рассмотрения социального потенциала региона, который был бы способен учесть указанные недостатки. В основу теоретико-социологического анализа категории "социальный потенциал" должен быть положен, с нашей точки зрения, деятельностный подход. Суть деятельностного подхода состоит в утверждении, что мир практики (понимаемой в предельно широком смысле деятельности, активности) детерминирует человеческое сознание. Последовательное проведение деятельностного подхода исходит из придания категории "активность" основополагающего значения и выведения из нее остальных категорий.
В частности, для корректного в логическом отношении определения понятия "социальный потенциал" необходимо исходить из более общей категории - "социальная активность". Последняя представляет собой целостный процесс движения субъекта активности в единстве его движущих сил и самих объективированных форм их проявления. Понятие же "социальный потенциал" раскрывает природу этих сил.
Активность человека выполняет, по меньшей мере, две основные функции. Во-первых, преобразуя мир, она служит средством удовлетворения всех потребностей человека. Во-вторых, она является средством выражения самой личности. Первую из описанных функций выполняет деятельность, а вторую - поведение человека. Первая сторона представляет собой целенаправленный процесс. Вторая же характеризует саму личность вне объективированных форм выражения активности. Деятельность отличается от поведения тем, что она носит целенаправленный и предварительно продуманный характер. Социальная активность человека есть процесс раскрытия им богатства своих внутренних личностных сил, а социальный потенциал - характеристика самих этих внутренних сил, рассмотренных, в аспекте возможностей их реализации в деятельности и в поведении. Поэтому социальный потенциал региона может быть определен как система элементов, непосредственно определяющих социальную активность населения данного региона и детерминирующих возможности получения им социально-значимых результатов в различных сферах общественного бытия - трудовой, социально-политической и духовной.
В силу того, что активность человека проявляется в двух аспектах - деятельности и поведении, мы можем выделить, по меньшей мере, два элемента социального потенциала. Первый из них относится к деятельности, а второй - к поведению. Первый описывает факторы и условия социальной активности, находящие свое выражение в деятельности, а второй - факторы активности, связанные с поведением человека. Поэтому первая часть социального потенциала представляет собой объективно существующую данность, которая уже обнаружена или как реализующаяся в деятельности, или как способная быть реализованной только в деятельности. В первом приближении это та совокупность человеческих способностей, которая уже имеется в наличии. При этом вторая часть остается как бы "вещью в себе". Она характеризует ту сферу человеческих способностей, которых еще нет, но которые могут еще появиться. Первую часть мы можем назвать наличным социальным потенциалом, а вторую часть - перспективным социальным потенциалом.
Элементы социального потенциала как факторы социальной активности, образуют систему, то есть некоторую целостность, свойства которой не сводятся к свойствам составляющих ее элементов. Социальная активность охватывает три основные сферы социального бытия - труд, общественно-политическую деятельность и духовное производство. Соответственно, в зависимости от сферы реализации социальной активности, социальные потенциалы подразделяются на три типа или вида - трудовые, общественно-политические и духовные.
Для структуризации этих видов социального потенциала следует различать понятия "потенциал" и "носитель потенциала". В частности, необходимо отличать друг от друга понятия "трудовой потенциал" и "трудовые ресурсы". Трудовые ресурсы - это носители трудового потенциала. Трудовой потенциал является характеристикой возможностей трудовых ресурсов в удовлетворении общественных потребностей.
В зависимости от того, какие человеческие потенции имеются в виду, какие качества и способности индивида принимаются во внимание, в структуре всякого социального потенциала мы будем выделять следующие суб потенциалы.
1. Инновационно-творческий потенциал - совокупность способностей человека в постановке и решении новых творческих задач, проявления инициативы и предприимчивости.
2. Профессионально-квалификационный потенциал - множество способностей человека, необходимых для выполнения им своих профессиональных обязанностей.
3. Ценностный (или духовно-нравственный) потенциал - система ценностей, характеризующих данную личность.
4. Интеллектуальный потенциал - совокупность знаний человека, которые могут быть применены в той или иной области деятельности-
5. Психо-физиологическчй потенциал, и т.д. и т.п.
Данная система суб потенциалов характеризует социальный потенциал на личностном уровне. Этим, очевидно, рассмотрение структуры социального потенциала ограничиваться не может, поскольку последний есть характеристика не только индивидуальных, но и коллективных сил, выражающихся в деятельности и в поведении. Эти силы характеризуются таким понятием, как "социальный потенциал коллектива" - совокупность возможностей коллектива, необходимых для его плодотворной социальной активности.
Во втором параграфе - "Структура социального потенциала" - рассматриваются его основные элементы и связи между ними. Социальный потенциал - это характеристика возможностей реализации человеком богатства своих внутренних личностных сил, раскрытия своих способностей, возможностей использования обществом способностей и талантов. С этой точки зрения, наличный социальный потенциал представляет собой характеристику способностей, еще не нашедших выражение в деятельности, но в принципе могущих быть в ней задействованными, поскольку условия для этого обществом уже созданы. Перспективный же социальный потенциал - это те способности, которые, возможно, никогда не найдут своего выражения в деятельности, если обществом не будут созданы соответствующие условия для этого. Для дальнейшего анализа особый интерес представляет исследование не социального потенциала вообще, а социального потенциала общественного прогресса, движения общества от низшего к высшему.
Средством движения общества в прогрессивном направлении является процесс модернизации, состоящий в росте и распространении социальных институтов, коренящихся в преобразовании экономики технологическими средствами.
Соответственно, можно ввести понятия "модернизационный потенциал", "наличный модернизационный потенциал" и "перспективный модернизационный потенциал". Наличный модернизационный потенциал обозначает те возможности, для реализации которых уже созданы условия, способности для успешного развития и которые уже выявлены. Перспективный модернизационный потенциал - это те способности, которые не востребованы современным обществом, но которые могут быть выражены в будущем в деятельности.
Уточнив социальный потенциал по отношению к модернизационному процессу, мы можем поставить вопрос о социальной структуре более детально. Мы выяснили то, из каких элементов состоит структура социального потенциала. Но как эти элементы соотносятся друг с другом? Каковы связи между ними? Можно ли выделить доминирующий элемент?
В рамках чисто социологического анализа в имеющейся литературе предложены следующие основные подходы, описывающие различные аспекты взаимосвязей между разными элементами социального потенциала и иногда претендующие на указание доминирующего элемента структуры - классический марксизм (исторический материализм), неомарксизм, структурный функционализм и символический интеракционизм. Все рассмотренные подходы представляются необходимыми и важными (хотя и в разной степени) для исследования социального потенциала- Взятые как таковые, вне отношения к социальной активности и деятельности человека, эти подходы могут показаться противоречащими друг другу, а социолог, использующий все эти подходы одновременно, может удостоиться ярлыка эклектика. Тем не менее, в каждом из них есть доля истины, и каждый применим в своей области. Единой философской, концептуальной основой, позволяющей непротиворечивым образом "объединить" указанные подходы так, чтобы обозначить для каждого собственную, неперекрывающуюся с другими область применимости, является деятельностный подход.
Совершенно естественным, с этой точки зрения, выглядит существование в современной социологии большого количества теорий среднего уровня, использующих для описания эмпирических данных разные теоретические модели. Но, как бы много теоретических моделей не было в социологии, фундаментальной модели более высокого уровня, интегрирующей хотя бы некоторые частные модели, в социологии не существует. В этом - принципиальное отличие социологических моделей от моделей естественнонаучных теорий. Ни одна социологическая модель не является метамоделью "моделью моделей", то есть класс всех социологических моделей не образует системы. Социологические модели не интегрированы в единую систему. Роль метатеории выполняет в социологии социальная философия.
Социологическая теория является частью общественного сознания. Но, согласно деятельностному подходу, человеческое мышление, общественное сознание производны от человеческой деятельности и от социальных взаимосвязей, возникающих в результате этой деятельности. Базис и надстройку можно лучше понять, если рассматривать их как деятельность и как мир, созданный этой деятельностью, соответственно. Деятельность первична, а все ее продукты вторичны. Следовательно, как научные теории, так и научные модели, как продукты деятельности, являются ее отражением, отражением не только текущего процесса деятельности, но и ее задач и целей.
К какому бы уровню организации ни относилась теоретическая модель, она всегда имеет две стороны. Во-первых, она является отражением существенных свойств исследуемой области реальности. Во-вторых, это не только идеализированная модель действительности, но и сокращенная схема практических действий с этим объектом. Научная теория - это не столько отражение, сколько проект, набросок будущего устройства реальности. Это особенно справедливо по отношению к социологическим моделям. Нет и не может быть некоей глобальной метамодели, синтезирующей все частные модели социологических теорий. Ведь это означало бы существование статичного и окончательного наброска общественного устройства и конец развитию общества.
Выделить факторы, доминирующие в общем, однозначным и бесспорным образом невозможно. Деятельностный подход, с его акцентом на решающей роли субъективной человеческой практической деятельности, говорит о том, что выделение этих доминирующих факторов зависит от практических проблем, в решении которых задействован исследователь. Так, например, в условиях "высокой" модернизации решающим, доминирующим, судя по всему, окажется интеллектуальный потенциал, а в условиях модернизации индустриальной - потенциал трудовой и т.д.
В третьем параграфе - "Реализация социального потенциала в основных сферах жизни горожан" - рассматривается процесс реализации социального потенциала в основных сферах жизни горожан. К этим сферам относятся труд, общественно-политическая деятельность, культурная жизнь. Социальная активность человека есть процесс раскрытия им богатства своих внутренних личностных сил, а социальный потенциал - характеристика самих этих внутренних сил, рассмотренных в аспекте возможностей их реализации в деятельности. Поэтому социальный потенциал - и наличный, и перспективный - не может не реализовываться в деятельности и в поведении людей. Интегральной, комплексной характеристикой деятельности и поведения людей является категория "образ жизни".
Как важнейшая категория теоретической социологии, "образ жизни" значительно шире по объему такого понятия, как "уровень жизни". Последний выражается лишь количественными показателями. К ним относятся: уровень заработной платы, средний доход на душу населения, средние нормы потребления на душу населения и т.д. Поэтому "образ жизни" отличается от "уровня жизни" тем, что он включает в себя также и качественные характеристики как условий, так и форм жизнедеятельности людей.
В частности, характер реализации социального потенциала в трудовой сфере характеризуется не только количественными показателями, но и социальным качеством его труда. Специфика реализации социального потенциала в свободное время характеризуется не только количеством свободного времени, но и качеством его использования, эффективностью удовлетворения потребностей индивида. В политической сфере жизнедеятельности особенности реализации социального потенциала определяются не только количественными, но и качественными показателями, детерминирующими степени демократизации общественной жизни, развитости правовой сферы и т.д.
Итак, тенденции, проявившиеся сравнительно давно в рамках ортодоксального подхода, постепенно привели к нынешней смене методологических ориентиров рассмотрения человека. Последний стал рассматриваться не как воплощение предельно абстрактных платоновских, гегелевских и марксистских всеобщих схем, а исходя из личностных характеристик человеческого бытия. Это не означает, что условия человеческого существования - и прежде всего условия объективные - не влияют на его жизнедеятельность. Социальные условия, материальные, экономические и политические факторы действуют на реальный, повседневный образ жизни обычного среднего человека, но не прямо, а опосредованно - через навязываемые ему обществом идеологические ценности, через внушаемые ему микросредой социально-психологические установки, находящие свое воплощение в отношении к тем или иным образцам поведения, проявляющиеся в сознательном выборе тех образцов, которые имеющимся установкам соответствуют.
Необходимо различать сам "образ жизни" как теоретико-социологическое понятие, и те социально-экономические условия, которые составляют границы его существования. Поэтому образ жизни мы можем определить как устоявшиеся. типичные для исторически конкретного этапа эволюции общества, повторяющиеся черты социальных действий индивидов, которые отражают особенности их поведения.
Взятый в единстве объективного и субъективного (цели, мотивы деятельности, ценностные ориентации), образ жизни является отражением, опосредованной и искаженной субъективной стороной всей среды, в которой живет индивид. Целостный, интегральный характер образа жизни проявляется в том, что ни одна из сфер жизнедеятельности индивида - ни труд, ни быт, ни досуг - не может изолированно, взятая в отдельности, претендовать на характеристику образа жизни. Только переплетение этих элементов может претендовать на статус характеристики целостного отражения человеческого бытия.
Тем не менее, можно, хотя и в довольно ограниченном смысле, говорить о структуре городского образа жизни. Чем она определяется? Как показано в диссертации при определении образа жизни вообще, всякое социальное действие содержит, по меньшей мере, два основных элемента - субъективную мотивацию индивида и ориентацию на другого. Соответственно, и городской образ жизни может быть охарактеризован с двух сторон, которые могут быть, хотя и достаточно условно, охарактеризованы как "объективная" и "субъективная".
С одной стороны, образ жизни - это стереотипные, повторяющиеся, типичные социальные феномены, виды поведения индивидов. Подобного рода угол зрения аналогичен этнографическому подходу. Население определенного города, деревни, поселка предстает как некий этнос, поведение которого регулируется определенными традициями. Этот аспект образа жизни представлен в урбанэтнографии, изучающей этнический состав городского населения и взаимную диффузию, взаимопроникновение культурных норм города и деревни.
Но, с другой стороны, не менее важен и субъективный аспект городского образа жизни - не сами устойчивые и повторяющиеся поступки, традиции и т.п., а оценка как этих поступков, так и условий жизни самими индивидами, степень удовлетворенности людей трудом, досугом, бытом, состоянием окружающей среды и т д. Важны не только объективные показатели, охватываемые термином "уровень жизни", но и их оценка, выявление их значимости для индивида, зависящая от его культурного уровня, вовлеченности в те или иные традиции, физиологического своеобразия. В структуру городского образа жизни входят не только сами условия проживания человека в городе - экономические, политические, хозяйственные и бытовые, а и их отражение в сознании людей, оценка этих условий индивидами. Социолога интересуют не условия сами по себе, а условия как регулятивы поведения людей. Поэтому, например, один из важных показателей образа жизни - не только количество объектов культуры и быта, а и количество людей, удовлетворенных количеством и качеством этих объектов.
Вторая глава - "Социально-экономические факторы, развития социального потенциала молодого города в условиях перехода к рынку" - состоит из трех параграфов.
В первом параграфе - "Место реформирования отношений собственности в системе социально-экономических факторов развития социального потенциала" - представлен анализ одного из важнейших социально-экономических факторов изменений социального потенциала молодого города в период его перехода к рынку: именно реформирование отношений собственности вызвало новую стратификацию городского населения, а, следовательно, и принципиальные изменения в социально-демографическом потенциале города. Новая социальная стратификация населения города, в свою очередь, привела к качественным изменениям в занятом и незанятом городском населении, в структуре социальных ценностей и ориентации, а, значит, и в духовном потенциале города; изменения же ценностных установок и ориентации различных социальных групп стали основой новой мотивации труда.
Новые тенденции всех указанных изменений в социальном потенциале молодого города анализируются путем сопоставления с аналогичными процессами, происходящими в российском обществе в целом с его трансформационной экономикой. На базе большой эмпирической информации и социальной статистики в работе рассматриваются три основные группы городского населения.
Первая группа ориентирована на рыночные условия и "рыночные" ценности, проявила готовность найти свою нишу в новой экономической ситуации, одобрение рыночных механизмов производства, нацеленность на более интенсивную трудовую деятельность, материальный достаток, значительную долю социального оптимизма в самочувствии. К этой группе отнесена примерно пятая часть городского населения, преимущественно занятая в негосударственном секторе. 48,6% респондентов при ухудшении материального положения своей семьи намерены искать дополнительный заработок, 11,1% - заняться коммерцией, 19,9% готовы больше трудиться на своем приусадебном участке для самообеспечения семьи продуктами питания.
Второй группе горожан свойственны психология иждивенчества, надежды на государство и политических вождей в реализации своей жизненной программы, профессиональная робость и неуверенность, ориентация на труд только в государственном секторе, у нее отсутствуют намерения изменить привычный образ жизни, трезвая оценка своего нынешнего статуса. С утверждением рыночных отношений и полиформической экономики, численность второй группы городского населения будет сокращаться, так как рыночный фактор побудит людей к большей социальной активности и действиям, к мобилизации пока не используемых ими трудовых и интеллектуальных потенций.
Третья группа городского населения, состоящая из лиц, которым характерны некритическое восприятие собственных жизненных установок и ресурсов, имеет незначительные шансы на то, чтобы найти свою нишу в новой экономической ситуации, не обладает необходимыми трудовым, интеллектуальным и профессиональным потенциалами. По данным проведенного социологического исследования, 12,7% респондентов не собирается что-либо предпринимать и довольствуется тем, что имеет. В основном это пенсионеры, предпенсионеры и, лица, занятые неквалифицированным физическим трудом.
Если массы не станут социальной базой реформ, разочаруются в экономических преобразованиях, не признают их соответствующими своим интересам, то российские реформы будут обречены на неудачу. По данным проведенного социологического исследования, к 1995 г. 64% опрошенных отмечали, что их материальное положение в результате экономических реформ ухудшилось, 20% - осталось без изменений, 8,6% указали, что оно улучшилось, а 7,2% затруднились ответить на этот вопрос. В оценках реформ отношений собственности у опрошенных горожан нет четкой позитивной или негативной оценки: каждый пятый респондент ко времени исследования одобрял экономические преобразования; каждый третий оценивал их негативно, а значительная часть опрошенных колебалась в своих оценках этих реформ. Каждый четвертый отмечал, что одобряет приватизацию государственной собственности, 38,4% - не поддерживал процесс приватизации, а остальные воздержались от ответа. Сторонники приватизации указывали, что свободная конкуренция поможет людям лучше работать и использовать свои способности (10,5%), отмечали, что приватизация предприятий будет стимулировать производительный труд (8,7%), а создание условий для частного предпринимательства даст каждому возможность использовать свой шанс добиться успеха (7,7%); столько же респондентов признавали, что приватизация создаст благоприятные возможности для проявления личной инициативы и предприимчивости; 3,8% опрошенных указывали, что благодаря приватизации улучшатся взаимоотношения людей на работе, в 1,6% ответов назывались и другие мотивы поддержки приватизации. Противники приватизации государственной собственности свое негативное отношение мотивировали следующими причинами: приватизация сделает богатых еще богаче, а бедных - еще беднее (22,9% опрошенных); развитие частной собственности предоставит большие возможности тем, у кого и раньше имелись деньги (20,2%); благодаря приватизации экономику будет контролировать мафия (18,3%), приватизация крупных предприятий расстроит хозяйственные связи, создаст беспорядок, сократит производство (16,9%); передача крупных предприятий в частные руки приведет к тому, что новые хозяева будут работать только на себя, а не в интересах общества (13,4%); владение частной собственностью сделает людей более эгоистичными и корыстными (7,5%). Положительную оценку последствий реформирования отношений собственности опрошенные мотивировали тем, что в условиях возникновения конкуренции рабочей силы люди лучше относятся к своей работе и дорожат рабочим местом (68%); у людей развивается чувство хозяина на своем рабочем месте (9,4% опрошенных); по мнению 8,4% респондентов, благодаря приватизации у большинства населения появилась возможность больше заработать; 4,3% опрошенных отмечали, что люди стали жить лучше материально.
Те же, кто отрицательно оценивал последствия приватизации государственной собственности, руководствовались такими мотивами как:
> обнищание значительной части населения вследствие реформ отношений собственности (52,6%); имущественное расслоение общества на богатых и бедных (45,5%);
> сокращение производства, рост безработицы (41,3%);
> растаскивание государственного имущества (29,3%);
> потеря интереса людей к своей основной работе из-за поисков дополнительного заработка (27,7%).
В работе приводятся следующие обобщения, касающиеся критического анализа последствий реформирования отношений собственности: формируется многоукладная городская экономика; преодолевается монополизм государственной собственности; управление изменяется в сторону перехода от командно-административных методов к рыночным механизмам; формируется рыночная инфраструктура города; заметны прогрессивные перемены на потребительском рынке, позволившие значительно сократить дефицит товаров и услуг для горожан. Происходят положительные качественные сдвиги в предпринимательской деятельности, ориентированной на рыночные модели поведения. Прослеживается готовность значительной части предпринимателей вкладывать средства в научно-технические разработки, что позволит создать новые рабочие места для высококвалифицированных специалистов, сохранить интеллектуальный потенциал города. В итоге, одним из приоритетных направлений деятельности городских властных структур стала поддержка малого и среднего бизнеса, приведшая к устойчивому росту поступлений от бизнес-деятельности в городской бюджет, более оптимальному удовлетворению потребительских запросов горожан.
Во втором параграфе - "Влияние стратификации городского населения на развитие и реализацию потенциала молодого города" - представлен анализ имеющихся концепций социальной стратификации, в том числе стратификации городских поселений. Ввиду слабой структурированности населений молодого города, равно и самого современного российского общества периода трансформационной экономики, нет возможности сформулировать окончательные выводы о социальной классификации, тогда как социальная стратификация достаточно наглядна. Рассмотрев предложенные к настоящему времени концепции социальной стратификации и выбрав в качестве наиболее адекватной специфике молодого города концепцию У.Л.Уорнера, автор выделяет три базовые страты в населении молодого города - богатых, обеспеченных и бедных. Хотя одной экономической стратификации недостаточно для изучения сложных сообществ, тем не менее можно утверждать, что на базе этих страт в перспективе сформируются высший, средний и низший классы. У богатых, составляющих базу будущего высшего класса, имеются большие возможности доступа к власти, престижу. Осознание ими своей групповой общности уже сейчас вполне сформировалось, схожи и их ценностные ориентации. У обеспеченных слоев, по российским меркам вполне состоятельных и зажиточных, растет политическое влияние, складывается постепенно и будущая классовая общность по ценностному критерию. Это - социальная база будущего среднего класса, который, судя по всему, будет сильно отличаться от аналогичного в западных странах. "Владельцы знаний" (важнейший критерий принадлежности к среднему классу в западных обществах) в российском обществе не занимают пока престижных позиций и не могут идентифицировать себя с "новым" средним классом при оценке своего материального уровня и социального статуса. Бедные, основа будущего низшего класса, имеют большую дистанцию от сферы власти и политического влияния. В ценностных ориентациях в этой страте пока нет идентичности, так как ее составляют выходцы из разных слоев общества. В работе отмечается, что социальная мобильность значительной части населения молодого города протекает преимущественно по типу социального снижения, что характерно обществу периода его трансформации. В работе рассмотрены тенденции изменений в демографическом, инновационно-творческом потенциалах города, характеризуются бизнес-группы городского населения, анализируются показатели уровня депривации, нашедшие отражение в массовом сознании горожан.
Изменения в социальной стратификации городского населения коррелируются и с изменениями в структуре ценностей горожан. В массовом сознании происходит размывание прежних представлений о социальных достижениях (бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, бесплатные путевки в санатории и дома отдыха, бесплатное содержание детей в детских садах и пионерских лагерях, определенные гарантии личной безопасности, гарантированная занятость, кажущаяся социальная гармония, отсутствие явных социальных конфликтов, идеи советского патриотизма, интернационализма и др.), чем обусловлены чувства утраты, психологического дискомфорта у части наделения. Одновременно формируются новые, "рыночные" ценности (качественное платное образование, особенно при получении престижных "рыночных" профессий, более качественное платное медицинское обслуживание; конкуренция на рынке труда; частная собственность, утверждение принципа "если я не за себя, то кто за меня?"; ориентация на материальный достаток и благополучие семьи и др.).
Новая социальная стратификация по-разному влияет на развитие и реализацию всех разновидностей социального потенциала. Конкуренция на рынке труда, угроза безработицы, низкие заработки на предприятиях государственного сектора приводят к тому, что ускоренными темпами меняются профессиональные ориентации людей трудоспособного возраста, усиливается потребность в повышении квалификации, образовательного уровня, в овладении новыми профессиями. Растет интерес к труду из-за связи его результатов с размерами заработной платы, квалификации, разрядов, повышается профессиональная компетентность работников (компьютерная грамотность, следование нормам профессиональной этики и т.п.).
На основании комплексного анализа данных городской социальной статистики и результатов проведенного социологического исследования в этом параграфе главы сделаны следующие обобщения.
1. Часть респондентов намерена реализовать свой личностный инновационно-творческий потенциал посредством,- организации своего дела: 26,7% респондентов дали положительный ответ на вопрос: "Хотели бы Вы начать свое дело?".
2. Значительная часть респондентов (42,6%) допускает для себя возможность потери работы. Угроза безработицы заставляет людей пересмотреть свои профессионально-квалификационные возможности и либо искать работу на другом месте, либо переквалифицироваться, или более ответственно относиться к своей работе и должностным обязанностям, что способствует более рациональному использованию личностного, трудового, интеллектуального, инновационно-творческого потенциала.
3. О существенных, принципиальных изменениях в менталитете, нравственно-ценностном потенциале городского населения свидетельствует то, что 82,2% опрошенных на вопрос: "Оказавшись в затруднительном положении, на кого, по-Вашему, человек может рассчитывать?" ответили: "Только на себя". Лишь 4,7% опрошенных возлагает какие-то надежды на трудовой коллектив, еще меньше на администрацию предприятия и на городские власти. Такой характер ориентации указывает на то, что в социальной психологии, ценностных ориентациях горожан за последние годы произошла "переоценка ценностей"; в системе их ценностей все большее место занимает опора на свои собственные силы, а не на те или иные социальные институты и, в первую очередь, государство. В сущности, это уже ростки рыночной идеологии.
Многие негативные явления в стратификации общества являются последствиями способа проведения экономических реформ (низкие заработки и хронические неплатежи заработной платы к государственном секторе, демонтаж прежней системы хозяйствования без предварительной определенности новых межпроизводственных связей; полное отсутствие государственного контроля за процессом коммерциализации деятельности предприятий, неоптимальная кадровая политика; бесконтрольный вывоз сырья и капитала за рубеж; разрушение сложившейся системы социальной защиты; обвальная безработица без обеспечения новых рабочих мест; непомерные налоги на прибыль и доходы и т.д.). Преодоление этих негативных социальных последствий издержек экономических реформ потребует больших усилий от политической элиты, местных структур власти и управления, без чего реализация, материализация социального потенциала невозможна.
Третий параграф второй главы - "Формирование мотивационных механизмов трудовой деятельности как фактор развития социального потенциала молодого города" - посвящен критическому анализу работ отечественных и зарубежных авторов, в которых представлена операционализация понятий "мотивы трудовой деятельности", "мотивационные механизмы труда"; отмечается, что к настоящему времени наметился неоправданный спад интереса исследователей к проблемам трудовой активности, а на первое место выдвинуты "сиюминутные" проблемы, действительно актуальные на данном этапе внедрения рыночных механизмов (мотивы инновационной деятельности, проблемы безработицы, отчуждения труда). Медленно формируется новая мотивация эффективного труда, низок престиж честной добросовестной производительной работы. Мотивационные механизмы на этапе развития трансформационной экономики формируются неодинаковыми темпами у разных социальных слоев городского населения. Наиболее замедленными темпами складывается мотивация трудовой активности у социальных страт, оказавшихся в силу объективных и субъективных причин на периферии экономических преобразований.
Реформирование отношений собственности неоднозначно повлияло на развитие социального потенциала города. В переходный период произошел значительный спад производства, сокращение производственных мощностей и рабочих мест, отток рабочей силы из сферы производства и из государственного сектора в коммерческие структуры. Основной тенденцией экономической деятельности в этот период стали ввоз товаров и вывоз капитала, что отрицательно сказалось на производственном потенциале.
Нетрадиционная для советского общества массовая безработица, вызванная свертыванием производства, предопределила принципиальные изменения в качестве занятости населения города. От массовой безработицы пострадала неспособная к социальной адаптации к новой экономической ситуации часть населения. С другой стороны, угроза безработицы в определенной степени стала стимулом активизации трудовой деятельности лиц, сохранивших работу; у наиболее предприимчивой части населения, быстро адаптировавшейся к изменившейся ситуации, значительно улучшились уровень и качество жизни.
Формирование, вследствие экономических и политических реформ, новых социальных страт вызвало большие изменения в социальной мобильности и социальной циркуляции в форме социального восхождения для одной, пока незначительной по численности части населения, и социального снижения для большинства населения, что объяснимо в период трансформации общества. Изменения в социальной стратификации, социальной классификации, социальной мобильности общества не могут быть также оценены однозначно - нужен дифференцированный подход в оценке последствий этих социальных процессов применительно к различным стратам и складывающимся в настоящее время новым классам российского общества.
Остается совершенно неразработанной в социологическом контексте (в экономическом она нашла отражение в научной литературе) проблема депривацин, противоречий между социальными притязаниями и возможностями их реализации, которая имеет непосредственное отношение к проблеме социального потенциала молодого города.
В данной части работы автор столкнулся с научной проблемой, пока неразработанной в отечественной 'социологии - социальной дифференциацией населения по ценностным ориентациям. В отечественной социологии в определенной степени стала разрабатываться проблема стиля и образа жизни "новых русских" (бизнес-групп), однако, совершенно не изучена проблема образа жизни, качества и уровня жизни, ценностных ориентации низших слоев населения, а также проблемы, связанные с жизненными шансами различных страт и классов. Все эти проблемы имеют выход к социальному неравенству. То же относится и к проблеме престижа, репутации различных страт, неравенства социальных групп в доступе к собственности, власти и престижу.
В третьей главе - "Духовные факторы развитии социального потенциала города" - раскрывается содержание ряда исходных понятий, даются научные определения таких понятий, как "духовность", "духовный потенциал", рассматривается соотношение понятия "духовное" с такими понятиями как "идеальное", "цель", "формы общественного сознания". В работе показывается, что духовный феномен общества можно рассматривать в двух "ипостасях" - как часть, структурный элемент социального потенциала (в данном случае он выступает как духовный потенциал общества), и как нечто внешнее по отношению к социальному потенциалу общества, как внешняя побудительная сила, оказывающая воздействие на социальный потенциал общества извне (здесь духовный феномен выступает уже как один из факторов социального потенциала). Именно этот аспект и является предметом исследования автора в данной главе.
В диссертации духовный фактор социального потенциала рассматривается в трех своих проявлениях: интеллектуальном, культурном и нравственном. Каждый из этих элементов раскрыт как определенный фактор социального потенциала.
В первом параграфе главы - "Интеллектуальный фактор развития социального потенциала" - интеллектуальный фактор диссертантом рассматривается как наиболее важный элемент в структуре духовного фактора. Сейчас роль этого фактора в обществе все более возрастает. Автор выделяет объективные (ноосфера исторической эпохи) и субъективные (усилия субъекта) детерминанты интеллекта индивида. В работе диссертант свое внимание сосредотачивает на субъективных детерминантах интеллектуального развития индивида, выделяя "традиционные" и "нетрадиционные" знания. Это виды (и методы получения) знания рассматриваются им как структурные элементы интеллектуального фактора.
При рассмотрении традиционных знаний упор делается на раскрытие противоречий, возникших в сфере народного образования в условиях перехода российского общества к рыночным отношениям.
При анализе нетрадиционных знаний обосновывается положение о том, что в условиях продолжающегося научно-технического прогресса происходят качественные изменения внутри самого интеллектуального фактора. Суть вопроса в том, что в современную эпоху сами знания человека о мире, интеллектуальный уровень общества в целом измеряются уже не традиционными компонентами, а качественно иными, связанными, в первую очередь, с созданием и совершенствованием вычислительной техники, компьютеров.
В работе показывается, что компьютеризация не есть самоцель, она выступает как база информатизации общества, а информатизация на базе компьютеризации представляет собой социокультурный процесс. Его результатом являются знания, но знания уже иного, нетрадиционного порядка, отличающиеся от "традиционных" тем, что они поступают в распоряжение человека в неизмеримо больших объемах, с большей оперативностью. Таким образом, компьютеризацию и информатизацию правомерно рассматривать как структурные элементы духовного фактора социального потенциала.
В диссертации как структурный элемент интеллектуального фактора рассматриваются и маркетинговые знания, которые, как справедливо оценивает их А.Панкрухин, есть ни что иное, как "философия субъектов рынка"(16). В работе раскрыто и показано, что информатизация (на базе компьютеризации) и маркетинговые знания, будучи неразрывно связаны друг с другом, выражают цивилизованный уровень развития общества, выступают в одном, едином комплексе, название которому "нетрадиционные знания".
Диссертант описывает воздействие этих элементов на структурные элементы социального потенциала. В работе на базе эмпирического материала, полученного социологическими исследованиями в Набережных Челнах, обобщаются определенные достижения в этой области, акцентируется внимание на нерешенных проблемах.
Во втором параграфе главы - "Культура как фактор развития социального потенциала" диссертант показывает внутреннюю противоречивость развития современной духовной жизни, не соглашаясь, однако, с пессимистическими прогнозами некоторых ученых Запада о будущем мировой культуры и обосновывает тезис о ее неисчерпаемых возможностях благотворного воздействия на общество, его социальный потенциал.
Автор раскрывает содержание культурного феномена общества как составной части духовного потенциала и как структурного элемента духовного фактора социального потенциала. Культура - явление широкое, многогранное. Диссертант свое внимание концентрирует лишь на одном из многочисленных проявлений духовной культуры, а именно на том, каково воздействие художественных ценностей (как части духовной культуры) на социальный потенциал общества.
При этом отмечается весьма существенный методологический момент, сформулированный выдающимся отечественным ученым Л.С.Выготским: "Искусство...никогда прямо не порождает из себя того или иного практического действия, оно только приготовляет организм к этому действию"(17). Автор анализирует современную теоретическую литературу, посвященную проблеме воздействия искусства на деятельность людей, подвергает критике положения некоторых авторов о так называемом "посредствующем звене" (между произведениями искусства и деятельностью индивида, воспринимающего данное произведение). Он формулирует собственное положение о решающей роли в механизме воздействия "внехудожественных" ценностей, а именно - элементов других форм общественного сознания; мировоззренческих, идеологических, политических, правовых, нравственных, эстетических, религиозных (или атеистических) принципов личности. Совокупность этих принципов, согласно пониманию диссертанта, и составляет "посредствующее звено" в цепи "искусство-деятельность индивида" в соответствии с воспринимаемым им произведением искусства.
В работе раскрываются объективные противоречия в сфере приобщения населения к художественным ценностям в условиях социально-экономических реформ. На основе данных социологических исследований, изучения местной печати, других форм средств массовой информации в Набережных Челнах делаются выводы о кризисном положении в этой сфере, путях выхода из него.
Наряду с критикой вульгарно-социологических теорий о роли искусства а жизни общества, автор формулирует положение о воздействии художественных ценностей на социальную действительность через реализацию объективных функций искусства. Таковыми являются познавательная и воспитательная функции этой формы общественного сознания: первая на социальный потенциал оказывает воздействие посредством обогащения субъекта интеллектом, вторая - посредством морально-этического воздействия.
Реализация воспитательной функции искусства в структуре социального потенциала города совпадает и сливается с воздействием на него нравственного фактора, взятого в более широком (чем посредством искусства) плане.
"Нравственный фактор развития социального потенциала города" - таково название третьего параграфа главы.
В данном параграфе формулируется положение о том, что нравственные ценности в действиях и поступках людей оставляют более заметный след, чем художественные ценности. При этом автор, придавая большое значение материальным условиям людей для формирования у них социально-нравственных установок, свои усилия сосредоточивает прежде всего на определении связей между социальным положением населения и нравственно-психологической атмосферой, господствующей в данном обществе, данном населенном пункте на данном этапе развития общества. В этих целях используются результаты проведенных в Набережных Челнах социологических исследований. Согласно им, большинство опрошенной части населения города выражает разочарование ходом рыночных реформ и в то же время продолжает отстаивать понимание и положительную оценку высокого предназначения труда как источника существования человека, его радостей и вдохновения.
В диссертации утверждается, что отношение к труду - это один из определяющих нравственных принципов людей. В зависимости от того, как человек относится к труду, складываются многие другие моральные установки человека. И, поскольку труд - это не только операции, требующие от человека затрат физической энергии, но и процесс, предполагающий напряжение его умственных, интеллектуальных способностей, то отношение человека к труду проецируется и на интеллектуальный потенциал общества. Таким образом, в социальном потенциале как системе элементов фиксируются результаты действия нравственных принципов людей, которыми они руководствуются в своей практической деятельности.
Труд не есть феномен, выступающий изолированно от других общественных, а также психофизиологических явлений. Содержание и качество труда зависят и от состояния здоровья индивида, его специфических способностей, темперамента, наследственных особенностей, традиционных навыков и т.д. Они слишком разные по результатам воздействия на социальный потенциал, чтобы судить о них однозначно- Но что определенно негативно, то это так называемые вредные привычки. К ним относятся прежде всего бытовое пьянство (нередко перерастающее в алкоголизм) и наркомания. В диссертации дается краткий анализ динамики этих социальных явлений в стране, а также в городе Набережные Челны. Делается заключение, что предотвращение опасных заблуждений молодых людей - это, в конечном счете, и укрепление духовного, в целом социального потенциала своего коллектива, города, страны.
Духовный феномен общества многосложен. В данной главе рассмотрен ряд его проявлений, структурных элементов, акцентировано внимание на их координационных отношениях, проецировании этих элементов на социальный потенциал общества. Однако элементы любой системы характеризуются не только координационными отношениями, но и отношениями субординации, иерархичности- В любой системе наряду с функциональными элементами можно выделить элемент-доминанту, который координирует функционирование остальных элементов, служит своего рода стволом дерева, от которого идут отростковые продолжения дерева - его ветви. Таким элементом в системе духовного феномена является общественный идеал, выражающий конечную цель данного общества или, по меньшей мере, цель на данном этапе его поступательного развития.
Глава четвертая - "Местное самоуправление как фактор развития социального потенциала молодого города" - состоит из трех параграфов и посвящена исследованию местного самоуправления в его взаимосвязи и взаимодействии с другими факторами, определяющими развитие социального потенциала города в современных условиях.
В первом параграфе - "Особенности управления развитием социального потенциала города в условиях становления рыночных отношений" - прежде всего уделяется внимание анализу подходов и направленности исследований такого сложноорганизованного объекта, каким является социальное управление. Последнее определяется как деятельность, направленная на оптимальное развитие социальных отношений в соответствии с целями общественной жизнедеятельности. По мнению автора, в развитии теоретических знаний об управлении обозначились некоторые тенденции, а именно - усиление взаимопроникновения результатов различных наук и гуманитаризация управленческой науки.
Диссертант считает, что тенденции, определяющие основные черты современной управленческой концепции, должны оказать влияние и на разработку региональной стратегии российского государства. В условиях повышения значимости "регионального фактора" и наметившегося процесса децентрализации власти необходимо, чтобы не только интересы территории, но и конкретные граждане стали главными объектами региональной политики. В каждом жителе города важно видеть личность, от условий самореализации которой и раскрытия духовного, творческого, трудового, инновационного потенциала зависит развитие социального потенциала города в целом. Однако, представленные сейчас местным органам власти функции, позволяющие наиболее полно учитывать. конкретные условия и интересы местного сообщества, не могут быть полностью реализованы. По мнению автора, это вызвано тем, что система местного управления, в том числе городского, в правовом, финансовом, методическом, информационно-аналитическом и кадровом отношениях еще слабо обеспечена.
Другая особенность управления развитием социального потенциала города связана с современным этапом становления рыночных отношений, характеризующимся абсолютизацией свободы рынка, преувеличением роли и значения стихийных процессов. Перед городскими органами власти стоит задача поиска мер управленческого воздействия, допускающих оптимальное сочетание спонтанных и регулируемых социальных процессов. В своих рассуждениях диссертант исходит из того, что успешность включения города в процессы демократического обновления общества зависит не только от уровня профессионализма работников городских управленческих структур, но и от готовности населения к вступлению в рыночные отношения и проявлению инновационного потенциала ко всех сферах жизнедеятельности.
Предпринятое исследование показало, что в современных условиях перехода к рынку готовность населения, его трудовая, социальная, политическая активность находятся на пассивном уровне. Среди причин, обусловливающих данное явление, автор выделяет недостаточную информированность значительной части населения о сути происходящих общественных преобразований, несоответствие между разворачивающимися социально-экономическими, политическими процессами и социальными ожиданиями, отсутствие реального опыта и успешных действий в условиях рыночных отношений, страх перед безработицей и несовершенство механизма социальной защиты населения, снижение доверия к политическим партиям и неразвитость самоуправленческих навыков.
Определению взаимосвязи местного самоуправления с общественно-политическими, экономическими и духовными факторами развития социального потенциала города посвящен второй параграф - "Местное самоуправление в системе факторов развития социального потенциала города". Анализ концепции самоуправляющегося общества, впервые сформулированной А.Токвилем и получившей дальнейшее развитие в трудах В.Острома, показал, что местное самоуправление выступает базисной формой демократической государственности.
Местное самоуправление рассматривается в диссертационной работе как самостоятельное (под свою ответственность) решение населением и избранными им органами власти местных дел.
Обобщив различные точки зрения, диссертант относит к числу основополагающих принципов местного самоуправления, максимально развивающих социальный потенциал, следующие:
> добровольность взятия функций по решению тех или иных вопросов;
> принадлежность власти местному сообществу, ее осуществление в непосредственной или представительной форме при обязательном соблюдении процедуры выборности, сменяемости и отчетности;
> саморегуляция внутренней и внешней деятельности посредством совместно принятых норм;
> самостоятельность принятия решений в пределах закрепленной компетенции;
> отсутствие непосредственной вертикальной иерархической подчиненности вышестоящим органам.
Демократизация всех сторон жизни нашего общества представляет автору возможность исследовать взаимосвязи местного самоуправления с различными общественно-политическими факторами развития социального потенциала города. Так, эффективному развитию самоуправления препятствует высокая степень отчуждения населения от власти.
Сохраняющееся в нашем обществе отчуждение населения от власти, зафиксированное в различных социологических исследованиях, подтвердили и результаты социологического опроса, проводившегося в г.Набережные Челны. Согласно последнему, 53% респондентов считают, что они недостаточно влияют на принятие важных решений в своем городе. На вопрос: "Если бы городские власти обратились к Вам за советом по совершенствованию своей деятельности, что бы Вы могли посоветовать?" бодее трети опрошенных (36,3%) высказали мнение, что "к таким людям, как я, городские власти вряд ли обратятся за советом".
По мнению диссертанта, преодоление "политической алиенации" возможно прежде всего посредством самих граждан, которые, объединяясь в различного рода ассоциации, группы, союзы и, образуя таким образом гражданское общество, должны сыграть основную роль в расширении социальной базы самоуправления, в развитии процесса демократизации.
Зарегистрированные в Набережных Челнах общественные объединения не только свидетельствуют о специфике местных потребностей, но и способствуют эффективному решению городских проблем. Кроме того, они выступают своеобразной школой управления, в которой жители приобретают управленческий опыт, развивают свою гражданскую культуру. Опыт взаимодействия официальных органов и общественных объединений г. Набережные Челны демонстрирует преимущества "договорной модели" и социально ответственного партнерства. Строгое следование принципам взаимного уважения, совместного решения вопросов национальной жизни, муниципальной поддержки этнических Общин и конфессий способствовало образованию многочисленных национальных и религиозных организаций. В итоге, заметно расширив и систематизировав свою деятельность по сохранению, возрождению и развитию национальной и духовной культуры, эти объединения играют существенную роль в развитии духовного потенциала города, в ослаблении напряженности в межнациональных отношениях, в закреплении традиций национальной терпимости, добрососедства и сотрудничества.
Высокий уровень терпимости, межличностного доверия горожан, актуализация в их сознании ответственности как слагаемого самоуправленческой деятельности свидетельствуют об определенном уровне предрасположенности граждан к восприятию ценностей постматериализма и демократии. Все это Создает ту культурную среду, которая необходима для активизации самоуправленческой деятельности, способствующей развитию социального потенциала города в целом.
С развитием местного самоуправления тесно сопряжено реформирование отношений собственности, выступающее в качестве экономического фактора развития социального потенциала города. Управление граждан делами территории, на которой они проживают, начинается с участия в управлении своей собственностью. Наличие широкого слоя собственников, составляющих основу стабильного развития общества, создает не только экономические предпосылки ценностной переориентации граждан, но и позволяет им проявить инициативность, способность к творчеству и новаторству, умение принимать решения и нести за них ответственность.
Диссертант приходит к выводу, что в функционировании местного самоуправления фокусируются взаимосвязь и взаимодействие общественно-политических, духовных, экономических факторов, определяющих развитие социального потенциала города.
Принимая во внимание вектор направленности общественных преобразований в России "сверху-вниз", автор считает, что ведущая роль в активизации гражданской самодеятельности на данном этапе принадлежит местным властным структурам, осуществляющим оперативное управление на соответствующей территории. Эффективное управление невозможно без социального планирования, и, в частности, без создания планов социально-экономического развития, подробно рассмотренных в работах Н.А.Аитова и Ж.Т.Тощенко. Последние весьма перспективны именно в современных условиях. Если ранее проведение в жизнь любого плана социального развития зависело от интересов ведомств, то в переходный период бюджет управляемого объекта частично финансируется за счет государства, а большей частью зависит от возможностей на местах. В условиях значительной ограниченности средств необходимо отказаться от уравнительного распределения имеющихся средств, а планировать развитие только тех отраслей, которые могут обеспечить значительный прогресс в активизации социального потенциала(18).
В третьем параграфе рассматриваются основные направления повышения эффективности местного самоуправления.
К ним относятся:
> поддержка и развитие предпринимательства, что способствует сохранению профессионально-квалификационного и мобилизационного потенциала жителей города, а также расширяет налоговое поле, составляющее финансовую базу местного самоуправления;
> расширение хозяйственной деятельности местных органов в пределах, обеспечивающих выполнение основных функций;
> совершенствование системы социальной защиты населения;
> увеличение субъектов социальной политики, на основе привлечения частных и общественных структур, а также отдельных граждан;
> инициирование местными органами управления различных форм связи властных структур с общественностью, что обеспечивает расширение социальной базы принятия и реализации управленческих мер, активизируя жителей для решения различных городских проблем;
> оптимизация структуры и системы управления городом с целью максимального учета местных условий и потребностей горожан;
> разработка плана социально-экономического развития города. Предложенные меры направлены на развитие местного самоуправления и, вместе с ним, социального потенциала города.
В заключении излагаются выводы, полученные в ходе исследования, ряд практических рекомендаций по совершенствованию социального потенциала молодого города в современных условиях и указываются направления дальнейших исследований проблемы, к которым, прежде всего, относятся: выявление новых элементов социального потенциала, учет новых факторов развития социального потенциала и механизмов реализации последнего в человеческой активности и др.
Содержание диссертации изложено в публикациях с общим объемом около 25 п.л. в том числе:
1. Основные факторы развития социального потенциала молодого Города в условиях становления рыночных отношений. Монография. - Санкт-Петербург - Набережные Челны, 1997. -14,88 пл.
2. Методологические проблемы системного исследования современного города //Социальные проблемы города в условиях перехода к рыночным отношениям. - Казань: Изд-во ИСЭПН АНТ, 1994. - 0,2 пл.
3. Образ жизни молодого города: сущность, понятие и функции //Социальные проблемы города в условиях перехода к рыночным отношениям. - Казань: Изд-во ИСЭПН АНТ, 1994. - 0,2 пл.
4. Социально-инфраструктурный комплекс как фактор совершенствования образа жизни молодого города //Социальные проблемы города в условиях перехода к рыночным отношениям. - Казань: Изд-во ИСЭПН АНТ, 1994. - 0,3 пл.
5. Социально-инфраструктурный комплекс как фактор совершенствования образа жизни молодого города (на материалах г. Набережные Челны Республики Татарстан): Автореф. дисс.-канд. социол.наук. - Казань, 1994. -1 пл.
6. Социальная адаптация городского населения к новым общественным преобразованиям // Пути общественного развития страны (тезисы межрегиональной научно-практической конференции под ред. Беляева В.А.). - Казань: Изд-во КГТУ им. А.Н.Туполева, 1996.- 0,2 п.л.
7. Социально-экономические условия развития социального потенциала молодого и развитие социального потенциала молодого города. - Набережные Челны города в условиях перехода к рынку.- Набережные Челны, 1996.-3,7 пл.
8. Местное самоуправлений и развитие социального потенциала молодого города. - Набережные Челны, 1998. - 3,9 пл.

Перечень ссылок:
(1) См., например, Глазычев В.П., Замиховская А.И. Социально-культурный потенциал города: концепция, динамика, показатели //Проблемы качества городской среды. - М.: Наука, 1989.- С.17.
(2) Бахтин А.И. Эффективность использования образовательного потенциала. - М.: Наука, 1989.
(3) Белов С. Социальный потенциал развитого социалистического общества // Экономические науки. -1983. - №1.
(4) Газизуллин Ф.Р. Потенциал предпринимательской активности производственного коллектива в условиях становления рыночных отношений: Автореф. дис....д-ра социол. наук. - Уфа, 1993.
(5) Каныгин Ю.М., Ботвин В.А. Проблемы развития и использования научного потенциала крупных городов. - Киев: Наукова Думка,1980.
(6) Кушлин В.И. Резервы научно-технического потенциала //Социальные резервы трудового коллектива. - М.: Наука,1978.
(7) Крупник М.Я. Потенциал трудового коллектива. - Кишинев: Картя Молдовеняскэ,1986.
(8) Морозова Г.В. Социально-экономический потенциал молодежи в условиях многоукладной экономики: Автореф. Дисс....д-pa социол. наук.- Санкт-Петербург, 1995.
(9) Назимова А.К. Социальный потенциал производственного коллектива. - М.: Наука, 1984.
(10) Нугаев М.А., НугаевP.M. Социальный потенциал региона. Концептуальные основы исследования //Научные труды ИСЭПН АНТ. - Т. 1.- Казань, 1995.
(11) Попова А. Интенсификация использования трудового потенциала //Социалистический труд. -1982.- №7.
(12) Сергеева Г.П., Чижова Л.С. Трудовой потенциал страны. М: Экономика, 1982; Их же: Эффективное использование трудового потенциала. - М.: Наука, 1987.
(13) Тощенко Ж.Т. Социальные резервы труда. Актуальные вопросы социологии труда. М.: Политиздат, 1989.
(14) Садыков Ф.Б. "Центр-регион": проблемы взаимоотношения //Социол.исслед. - 1997. №8.- С.5.
(15) См.: Краткая характеристика г.Набережные Челны и отраслей народного хозяйства// Управление социологических исследований и экономического анализа мэрии. - Набережные Челны, 1996.
(16) Панкрухин А.П. Маркетинг образовательных услуг в высшем и дополнительном образовании. - М.: Интерпракс, 1995.- С.17.
(17) Выготский Л.С. Психология искусства. М.: Искусство, 1968. - С.315.
(18) См. подробнее: Баимбетов А.А. Криминальная статистика как показатель состояния общества //Социол.исслед. - №8.




СОДЕРЖАНИЕ