СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи




ГАДЖИМИРЗАЕВ Муси Мусаевич




ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ
КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ МИРА И
БЕЗОПАСНОСТИ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ


Специальность 23.00.02 – Политические институты, этнополитическая
конфликтология, национальные и политические процессы и технологии




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата политических наук




Ставрополь - 2003
Работа выполнена в Ставропольском государственном университете



Научный руководитель: доктор социологических наук, доцент
Алжанбек Ашурбекович Магомедов

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор
Валерий Расулович Чагилов

кандидат философских наук, доцент
Александр Григорьевич Масалов


Ведущая организация: Северо-Осетинский государственный
университет имени К.Л. Хетагурова



Защита состоится 23 декабря 2003 года в 11 часов на заседании дис-
сертационного совета Д.212.256.02 при Ставропольском государственном
университете по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 1а,
ауд. 416.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского
государственного университета по адресу: 355009, г. Ставрополь,
ул. Пушкина, 1.


Автореферат разослан 22 ноября 2003 года.




Ученый секретарь
диссертационного совета Г.Д. Гриценко
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема безопасности извеч-
но стояла перед человечеством как объективное условие выживания и раз-
вития, а политическая деятельность, направленная на ее обеспечение, от-
носилась к приоритетной области работы органов власти и управления на
всех этапах исторического развития. Реализация интересов безопасности
различных государств и связанная с ней динамика политических отноше-
ний, как правило, сопровождались недоверием, обострением напряженно-
сти, нетерпимостью, агрессией, насилием, вооруженными конфликтами,
гонкой вооружений и безудержным ростом вкладываемых в них ресурсов,
что, однако, к гарантированной безопасности не приводило.
Вместе с тем, идеи обеспечения мира и безопасности, основанных
на принципах взаимной терпимости, ненасилия, согласия, солидарности,
дающих возможность выживать и развиваться в условиях социально-
политической, экономической, культурной, расовой, этнической и религи-
озной неодинаковости людей в рамках государства или групп государств,
не покидали людей. Вступая в третье тысячелетие, осознав все пагубные
последствия революций и войн, пережив межрасовые, межнациональные,
межэтнические, межрелигиозные и другие конфликты, сообщество миро-
вых государств, многие политические лидеры все больше и больше прихо-
дят к выводу о том, что именно данный путь выживания становится в стра-
тегическом плане более перспективным, именно утверждение идеалов тер-
пимости, ненасилия, толерантности в отношениях между институтами по-
литической власти, социальными, этническими и религиозными группами
является необходимым условием обеспечения мира, безопасности и ус-
тойчивого социально-экономического развития общества.
Проблема безопасности России, ее регионов и важного фактора ее
обеспечения - формирования толерантности в социальных, межэтниче-
ских, межконфессиональных отношениях последовательно решается в хо-
де реформ, проводимых в стране. Она выступает основной доминантой
содержания концептуальных документов политического руководства Рос-
сийской Федерации, регламентирующих обеспечение национальной безо-
пасности, устойчивого социально-экономического развития страны и ее
регионов, формирования установок толерантного сознания и профилакти-
ки экстремизма в российском обществе. Однако многогранность самого
феномена безопасности и острота ведущейся в обществе дискуссии об ус-
ловиях и факторах ее обеспечения констатируют рост научного и практи-
ческого интереса к данной проблеме и необходимость ее теоретического

3
исследования. Особый интерес вызывает научный анализ безопасности тех
регионов Российской Федерации, которые характеризуются нестабильно-
стью ситуации, этноконфессиональным многообразием состава населения
и, более того, находятся в зоне геополитических интересов ряда зарубеж-
ных государств. К таким регионам относится и Северный Кавказ, от ста-
бильности и устойчивости развития которого в прямой зависимости нахо-
дится уровень обеспечения безопасности всей Российской Федерации.
Вышесказанные положения определили выбор как общего направления
научной проблемы – региональной безопасности, так и конкретной темы
исследования - этноконфессиональной толерантности как фактора обеспе-
чения мира и безопасности на Северном Кавказе.
Итак, актуальность диссертационного исследования избранной
проблемы обусловлена следующими основными обстоятельствами.
Во-первых, произошедшими за последние десятилетия в стране и
мире качественными изменениями в общественно-политической жизни
людей, детерминировавшими объективную необходимость новой пара-
дигмы обеспечения мира и безопасности в XXI веке, основанной на пози-
тивном диалоге культур, цивилизаций, признания и терпимости многооб-
разия этнических, конфессиональных традиций и ценностей. Она должна
явиться альтернативой старой парадигме «безопасности», олицетворявшей
идеи о «столкновении цивилизаций», гонке вооружений, насилии и кон-
фронтации.
Во-вторых, значимостью мира и безопасности на Северном Кавказе
для Российской Федерации в контексте обеспечения политической и соци-
ально-экономической стабильности на южных рубежах, защиты ее страте-
гических и геополитических интересов, сохранения своего влияния на весь
Кавказ, Средний и Ближний Восток, Центральную Азию. Регион, включая
акваторию Каспийского моря, занимает седьмое место в стране по запасам
и пятое – по добыче энергоресурсов. В этноконфессиональном и культур-
ном плане Северный Кавказ – это граница между христианским и мусуль-
манским, славянским и тюркским мирами, где, по мнению профессора
Гарвардского университета США С. Хантингтона, проходит «линия раз-
лома между цивилизациями», куда перемещаются «основные очаги кризи-
сов и кровопролитий». Однако ряд участников дискуссии, которая развер-
нулась по статье американского ученого «Столкновение цивилизаций?»,
выпячивая и фетишизируя конфликтную составляющую ее содержания, не
замечает заключительный вывод автора о том, что мир будет состоять из
непохожих друг на друга цивилизаций, и каждой из них придется учиться
сосуществовать со всеми остальными, который звучит гимном толерантно-
сти.

4
В-третьих, возрастанием роли политики в современных условиях
глобализации и значимостью проявления высокой толерантности при при-
нятии политическими лидерами решений, не допускающих роста напря-
женности и способствующих обеспечению безопасности в международных
и внутриполитических отношениях.
В демократической политической системе фактор толерантности по
обеспечению безопасности реализуется целенаправленной деятельностью
субъектов политики по формированию у граждан умения жить вместе в
едином политико-правовом пространстве в согласии, в соответствии с
идеалами человеческого достоинства и социальной справедливости при
всех национальных, религиозных и других различиях. При этом толерант-
ность выступает в качестве принципа деятельности субъектов политики. В
этой связи весьма актуальной задачей является научный анализ этнокон-
фессиональной толерантности именно в регионе, с одной стороны имею-
щем богатый опыт совместного проживания народов с различными этни-
ческими и религиозными традициями, ценностями, и профилактики экс-
тремизма в обществе, а с другой, характеризующемся высоким потенциа-
лом конфликтогенности и «отягощенном» миграционными процессами.
Такое исследование, рассматривающее особенности конфликтогенности и
причины напряженности на Северном Кавказе и выявляющее основные
направления формирования этноконфессиональной толерантности, а также
механизм ее влияния на обеспечение безопасности в регионе, на наш
взгляд, непременно представляет собой серьезный научный интерес и име-
ет практически-прикладное значение.
Степень научной разработанности проблемы. Анализ имеющей-
ся литературы показывает, что проблема этноконфессиональной толерант-
ности как фактора обеспечения мира и безопасности на Северном Кавказе
не становилась еще предметом специального научного осмысления. В то
же время имеется значительное количество научных исследований, осве-
щающих отдельные аспекты исследуемой темы. Так, в истории мировой
научной мысли анализ взаимодействия веротерпимости, этничности и по-
литики в целях обеспечения безопасности государства и общества осуще-
ствлен в трудах: Ж. Бодена, М. Вебера, Вольтера, М. Ганди, Г. Гегеля, Т.
Гоббса, Э. Дюркгейма, Дж. Локка, Н. Макиавелли, Ш. Монтескье, Ж.Ж.
Руссо, А. Токвиля.
Осмыслению вопросов этнического, религиозного, политико-
правового бытия посвящены работы представителей отечественной науки -
Н.А. Бердяева, И.А. Ильина, В.И. Ленина, И.А. Новгородцева, В.С. Со-
ловьева.


5
Среди трудов современных зарубежных авторов известностью и ав-
торитетом в области исследуемой проблемы пользуются исследования: Г.
Алмонда, Ю. Андерсона, М. Гектора, Р. Даля, Дж. С. Милля, Т. Нейрна, К.
Поппера, Д. Ротшильда, Дж. Роулза, А. Смита, А. Тойнби, М. Уолцера, С.
Хантингтона, О. Хеффе и ряда других авторов. Работы этих исследовате-
лей содержат как сравнительный анализ реализации принципа толерантно-
сти в различных типах политических систем, так и особенности и пределы
терпимости, обусловленные необходимостью сохранения демократической
системы. Особое методологическое значение в условиях реформирующей-
ся России имеют такие современные этнополитологические теории, как
учение «со-общественной демократии» А. Лейпхарта, «общинного харак-
тера структуры политики» Л. Пая и др.
Весьма ценный и глубокоаналитический материал по исследуемой
проблеме содержится в работах: Р.Г. Абдулатипова, А.В. Авксентьева,
В.А. Авксентьева, А.К. Алиева, А.С. Асмолова, А.С. Ахиезера, Ю.В.
Бромлея, К.С. Гаджиева, А.А. Гусейнова, Л.Н. Гумилева, Г.С. Денисовой,
А.В. Дмитриева, Л.М. Дробижевой, В.Н. Иванова, А.С. Капто, В.А. Лек-
торского, А.В. Малашенко, А.С. Панарина, Л.С. Рубан, А.П. Садохина,
Е.И. Степанова, В.А. Тишкова, В.Р. Чагилова, В.В. Шалина и других ис-
следователей. Авторы, наряду с теоретической разработкой этнополитиче-
ских, социологических и конфликтологических проблем, анализируют
специфику этнических, конфессиональных, миграционных и других про-
цессов в постсоветском пространстве, предлагают субъектам политики
собственное видение путей формирования установок толерантного созна-
ния в российском обществе, достижения стабильности и безопасности.
Основополагающие положения обеспечения безопасности страны и
регионов изложены в Конституции Российской Федерации (1993 г.), Зако-
не РФ «О безопасности» (1992 г.), Концепции национальной безопасности
Российской Федерации (2000 г.), Военной доктрине Российской Федера-
ции (2000 г.), Послании Президента РФ Путина В.В. Федеральному Собра-
нию Российской Федерации 16 мая 2003 года и других нормативных госу-
дарственных документах. Методологические вопросы обеспечения безо-
пасности разработаны в книге «Общая теория национальной безопасно-
сти» / Под общ. ред. А.А. Прохожева, в публикациях П.К. Гречко, С.Г. Ки-
селева, А.А. Кокошина, Н.А. Косолапова, В.Л. Манилова и др. Политиче-
ской безопасности посвящены работы Л.А. Кононова, Ю.Г. Романченко,
В.В. Серебрянникова и др. Вопросы реформирования вооруженных сил и
военной безопасности раскрываются в трудах А.Ф. Клименко, В.И. Луто-
винова, С.А. Тюшкевича и др., опубликованных в журналах министерства
обороны Российской Федерации «Военная мысль», «Ориентир». Вопросы

6
религиозной, духовно-нравственной безопасности рассматривают Ю.Г.
Носков, Р.Г. Яновский и др. Исследованию различных аспектов безопасно-
сти Северо-Кавказского региона посвящены работы М.А. Аствацатуровой,
В.С. Белозерова, О.Н. Гундарь, Г.С. Денисовой, В.Д. Дзидзоева, В.И. Ка-
ширина, А.Ю. Коркмазова, Г.В. Косова, Т.Д. Мамсурова, А.Г. Масалова,
О.С. Новиковой, С.В. Передерия, Л.Л. Хоперской, В.А. Шаповалова, В.К.
Шаповалова и др.
Существенную помощь при исследовании отдельных вопросов дис-
сертации оказали публикации ученых региона, материалы международных,
республиканских и региональных конференций, ряд монографий и посо-
бий, изданных в СГУ, других научных центрах. Практическую ценность в
этом плане представляет коллективная монография «Толерантность и со-
циальная безопасность», подготовленная учеными СГУ под руководством
Н.П. Медведева.
Отдавая должное авторам вышеназванных работ, необходимо отме-
тить, что их исследования и публикации не охватывают всей проблемы эт-
ноконфессиональной толерантности как фактора обеспечения мира и безо-
пасности, а освещают лишь ее некоторые стороны. В них не ставилась за-
дача цельного исследования проблемы, поэтому она не рассматривалась в
широком плане.
Объектом диссертационного исследования является безопасность
России на Северном Кавказе.
Предметом исследования выступают роль и место этноконфессио-
нальной толерантности как фактора, способствующего обеспечению мира
и безопасности в регионе.
Цель исследования – анализ этноконфессиональной толерантности
как фактора формирования взаимопонимания и согласия между народами
на Северном Кавказе.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих
задач:
• исследовать развитие идеи толерантности в истории политических уче-
ний и обосновать ее консолидирующую, миротворческую роль в достиже-
нии терпимости и согласия между различными политическими, этниче-
скими и религиозными группами общества;
• раскрыть содержание этноконфессиональной толерантности как факто-
ра обеспечения мира и безопасности и особенности ее проявления в совре-
менных политических процессах в России;
• обосновать необходимость соблюдения принципа толерантности в дея-
тельности субъектов политики для реализации ее как условия обеспечения
мира и безопасности;

7
раскрыть механизм влияния этноконфессиональной толерантности на

региональную безопасность;
• осуществить системный и комплексный анализ конфликтогенных осо-
бенностей и причин напряженности в регионе в современных условиях;
• рассмотреть пути совершенствования деятельности социально-
политических институтов по формированию этноконфессиональной толе-
рантности и профилактики экстремизма в целях обеспечения согласия, ми-
ра и безопасности на Северном Кавказе.
Теоретическую и методологическую основу диссертации состав-
ляют, прежде всего, общефилософские принципы и методы исследования:
принцип системности, всесторонности, историзма, принципы дополни-
тельности и преемственности, субъектно-деятельностный подход, а также
такие методы исследования как анализ, синтез, индукция, дедукция, вос-
хождение от абстрактного к конкретному, конкретно-исторический, срав-
нительно-исторический, структурно-функциональный и ряд других мето-
дов.
В диссертации в качестве методологической основы использовано
научное наследие классиков политической науки, этнологии, этнокон-
фликтологии, религиоведения, труды ведущих отечественных и зарубеж-
ных учёных по проблемам толерантности, ненасилия и согласия в контек-
сте обеспечения мира и безопасности.
В работе осуществлен политологический анализ официальных госу-
дарственных, ведомственных нормативно-правовых документов Россий-
ской Федерации, ее субъектов в составе Южного федерального округа,
международных организаций, результатов социально-политических иссле-
дований, проведённых в регионе специалистами по проблемам межнацио-
нальных и межконфессиональных отношений, материалы текущих архивов
органов власти, регулирующих этноконфессиональные отношения и на-
ционально-культурных общин, периодической печати.
Научная новизна диссертационной работы выражается в следую-
щем:
• с позиций междисциплинарного подхода исследовано развитие идеи
толерантности в истории социально-политических учений;
• осуществлен системный анализ содержания этноконфессиональной то-
лерантности как фактора обеспечения мира и безопасности и особенностей
ее проявления в современных политических процессах в России;
• определена сущность принципа этноконфессиональной толерантности
как совокупности основополагающих положений, определяющих характер
требований к деятельности субъектов политики в целях предупреждения
насильственных конфликтов и обеспечения мира и безопасности;

8
• рассмотрен механизм влияния толерантности на обеспечение регио-
нальной безопасности, сущность которого заключается в нейтрализации
источников и причин антагонизма упреждающими действиями на основе
мониторинга показателей уровня толерантности-интолерантности;
• осуществлен глубокий комплексный анализ конфликтогенных особен-
ностей и причин напряженности в Северо-Кавказском регионе в современ-
ных условиях;
• определены основные пути совершенствования деятельности социаль-
но-политических институтов по формированию этноконфессиональной то-
лерантности и профилактики экстремизма в целях обеспечения мира и
безопасности в субъектах Российской Федерации, входящих в Южный
федеральный округ.
Положения, выносимые на защиту:
1. Современный уровень развития цивилизации предполагает переход от
безопасности, основанной на нетерпимости, ксенофобии, ненависти, кон-
фликтности и насилии, к обеспечению безопасности, основанной на толе-
рантности. Этноконфессиональная толерантность как разновидность толе-
рантности вообще выступает перспективным путем перехода к долгосроч-
ной безопасности. Этноконфессиональная толерантность (как фактор
обеспечения мира и безопасности) – есть феномен, отражающий ха-
рактер взаимоотношений и социально-политической деятельности
субъектов политики, в том числе социальных, этнических, конфессио-
нальных групп и отдельных граждан, выражающийся в их терпимо-
сти, взаимопонимании и согласии, оказывающих существенное воздей-
ствие на состояние защищенности личности, общества, государства
и его регионов от внешних и внутренних угроз.
2. В современных условиях этноконфессиональная толерантность высту-
пает как важнейший принцип деятельности субъектов политики. Его мож-
но определить как совокупность основополагающих положений, опреде-
ляющих характер требований к деятельности субъектов политики по фор-
мированию отношений между социальными, этническими, конфессио-
нальными и другими группами людей, соблюдение которых способствует
предупреждению насильственных конфликтов и обеспечению мира и
безопасности.
3. Сформировавшийся в главных чертах в рамках западного либерализма,
принцип этноконфессиональной толерантности не может являться универ-
сальным принципом для всех субъектов политики без учета условий и спе-
цифики региона их деятельности. Поэтому в деятельности социально-
политических институтов по формированию установок толерантного соз-


9
нания и профилактики экстремизма в обществе необходимо учитывать эт-
ноконфессиональные особенности и специфику конкретного региона.
4. Для Северного Кавказа – региона России, характерного конфликтоген-
ностью, этническим многообразием и поликонфессиональностью, этно-
конфессиональная толерантность может явиться действенным фактором
обеспечения мира и безопасности. Фактор этноконфессиональной толе-
рантности на обеспечение безопасности воздействует, прежде всего, путем
разрешения противоречий.
5. Механизм влияния толерантности на обеспечение безопасности, заклю-
чается в нейтрализации источников и причин антагонизма, чреватого воз-
можными насильственными конфликтами и угрозами, и пресечении роста
напряженности по «лестнице эскалации»: вызов – риск – опасность – угро-
за, что формирует терпимость и согласие между оппонентами упреждаю-
щими действиями субъектов политики на основе мониторинга показателей
уровня толерантности-интолерантности.
6. Причины и источники обострения напряженности на Северном Кавказе,
находятся, как правило, в социально-экономической сфере и объективно
проявляются в малоземелье, последствиях репрессий, депортаций целых
народов и проблемах последующей нереализованной реабилитации, вос-
становления их прав, критических социально-экономических условиях
жизни, миграциях и т. д., способных оказаться конфликтогенной базой для
субъективных интриг сторонников интолерантного, конфронтационного
мышления и поведения. Сами по себе этническое многообразие и поли-
конфессиональность не выступают в качестве абсолютных причин кон-
фликтогенности.
Теоретическая и практическая значимость исследования. Ос-
новные теоретические выводы и обобщения, полученные диссертантом в
результате проведенного исследования, могут быть применены при разра-
ботке основ национальной политики в Российской Федерации и в ее субъ-
ектах, использованы в учебном процессе в вузах при преподавании курсов
политологии, религиоведения, этноконфликтологии, а также при разработ-
ке специальных и факультативных курсов.
Работа может быть полезна при реализации Федеральной целевой
программы «Формирование установок толерантного сознания и профилак-
тика экстремизма в российском обществе» для разработки научно-
методических основ формирования этноконфессиональной толерантности
на полиэтническом, поликонфессиональном Северном Кавказе, а также
при выполнении мероприятий, осуществляемых в Ставропольском крае в
рамках проекта № 2002/030-499 «Улучшение межэтнических отношений и
развитие толерантности в России» (2002-2004 гг.).

10
Кроме того, материалы диссертационного исследования могут быть
использованы органами государственной власти, взаимодействующими с
религиозными и общественными организациями, участниками народной
дипломатии и миротворческих миссий, представителями национально-
культурных автономий и объединений, полномочными представительст-
вами в регионах Российской Федерации в работе по реализации государст-
венной национальной политики, гармонизации межнациональных отноше-
ний, формированию этноконфессиональной толерантности и достижению
согласия среди населения.
• Апробация работы осуществлена диссертантом в форме выступле-
ний на кафедре политологии и социологии Ставропольского государствен-
ного университета, на кафедре гуманитарных и социально-экономических
дисциплин филиала Военно-воздушной инженерной академии имени про-
фессора Н.Е. Жуковского, в выступлениях на различных научных конфе-
ренциях, в публикациях в сборниках научных трудов Ставропольского го-
сударственного университета и других вузов края.
Материал диссертации использовался при чтении вариативного
курса «Россия в новой геополитической ситуации и проблемы националь-
ной безопасности» в филиале Военно-воздушной инженерной академии
имени Н.Е. Жуковского и Северо-Кавказском государственном техниче-
ском университете.
По теме диссертации опубликовано 11 работ общим объемом более
пяти печатных листов.
Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух
глав, содержащих шесть параграфов, заключения и библиографического
списка литературы из 193 наименований. Общий объем диссертации – 202
страницы машинописного текста.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы, определяется
степень ее разработанности, устанавливаются объект, предмет, цель, зада-
чи диссертационного исследования, указываются теоретические и методо-
логические основы исследования, формулируется научная новизна и по-
ложения, выносимые на защиту; раскрывается практическая значимость
работы.
В первой главе – «Теоретические основы исследования этнокон-
фессиональной толерантности как фактора обеспечения мира и безо-
пасности», включающей три параграфа, рассматривается идея толерантно-
сти и ее развитие в истории политических учений, показывается роль эт-
ноконфессиональной толерантности в обеспечении мира и безопасности в

11
современных условиях, выявляется механизм влияния толерантности на
региональную безопасность.
В первом параграфе – «Идея толерантности и ее развитие в ис-
тории политических учений» - на основе анализа первоисточников, оте-
чественной и зарубежной научной литературы раскрывается содержание
понятия «толерантность». В русском языке наиболее близким по значению
понятию «толерантность» является термин «терпимость», что в обыденном
употреблении означает «способность, умение терпеть, мириться с чужим
мнением, быть снисходительным к поступкам других людей».
Во всех толкованиях толерантности, в первую очередь, упоминаются
ее этнические и конфессиональные аспекты, что позволяет, по мнению ав-
тора, говорить об их доминирующем характере в содержании данного фе-
номена. При исследовании толерантности, прежде всего, имеется в виду
именно ее этноконфессиональная составляющая.
Зародившаяся еще в глубокой древности вместе с возникновением
человеческой цивилизации идея толерантности в современных условиях
выступает не только как моральная ценность и норма политической куль-
туры, но и как принцип деятельности социально-политических субъектов:
органов политической власти, элит, лидеров и институтов гражданского
общества. В диссертации дается подробная характеристика принципа эт-
ноконфессиональной толерантности и его составляющих.
Развитие идей толерантности происходило в неразрывной связи с
политическими учениями разных исторических периодов. В Древнем мире
идеи и практика толерантности выражались, в первую очередь, в терпимо-
сти к иноплеменным богам и культам. Древние правители, зачастую из
политических соображений, мирились с почитанием покоренными наро-
дами своих национальных богов, нисколько не сомневаясь в том, что «чу-
жие» боги столь же реальны, сколь и «свои». В Древней Индии в «дхар-
мах» - религиозно-философских, моральных и политических установлени-
ях «Законов Ману» или «Манавадхармашастры» - среди показателей, оп-
ределяющих добродетельного правителя, называются и качества, характе-
ризующие толерантность: «…снисходительность, смирение, обуздание
чувств, благоразумие, справедливость и негневливость…». В этико-
политической доктрине древнекитайского мыслителя Конфуция идеями
толерантности пронизана норма «жень», основная мысль которых сводит-
ся к следующему рассуждению: «Чего сам не желаешь, того не делай дру-
гим».
В условиях религиозно-политической нетерпимости Средневековья
идеи толерантности содержатся в политических воззрениях христианских
гуманистов Ф. Аквинского, М. Падуанского, В. Оккама. В теории сувере-

12
нитета народа они объявили, что к главным задачам государства относятся
содействие общему благу, забота о справедливости, обеспечение мира
подданным, поиск путей к религиозным диалогам и примирению.
В период Возрождения идеи толерантности были связаны с восста-
новлением прав и достоинства человеческой личности, ее индивидуально-
сти и независимости от церкви, а в движении Реформации - возникновени-
ем протестантского направления в христианстве, пересмотром фундамен-
тальных догматов католицизма и формированием мировоззрения, отве-
чающего потребностям развития рациональных экономических отноше-
ний, которые сформулировал М. Вебер как «дух капитализма».
Качественным скачком в развитии идей толерантности стали пере-
смотр европейского опыта религиозных войн и признание конфессио-
нального плюрализма, на которые оказали положительное влияние вердик-
ты о толерантности, следовавшие Аугсбургскому религиозному миру
(1555 г.), Нантскому эдикту (1598 г.) и Вестфальскому миру (1648 г.).
Компромисс католиков с протестантами явился первым практическим
опытом толерантности в Европе, давшим толчок развитию либерализма в
Новое время.
Дух либерализма, гуманизма и терпимости лучше всего отражается в
творчестве Дж. Локка, Т. Гоббса, Ш.-Л. де Монтескье, Вольтера и других
просветителей, потребовавших фундаментальную свободу религий, анало-
гичную личностному праву на свободу. В теории естественного права Дж.
Локка, основанной на положении о договорном возникновении государст-
ва, и трудах о веротерпимости идеи толерантности получили дальнейшее
развитие. Говоря о мере терпимости, мыслитель указал, что все принося-
щее вред государству и запрещаемое его законами, не должно разрешаться
и церкви.
Влияние идей западного либерализма на Екатерину II сказалось на
смягчении характера управления российской империей и этноконфессио-
нальной политики русского самодержавия внутри страны, выразившееся и
в выпуске эдикта «о терпимости всех вероисповеданий».
Развитие русского либерализма было противоречивым. Русские
мыслители: В.С. Соловьев, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий и другие
- в своих сочинениях сделали прорыв к демократическим идеям. Но при-
чиной несостоятельности либерализма явилась мировая война, вызвавшая
к жизни революцию сил, чьи политические программы не содержали аргу-
ментации в пользу индивидуальных прав, свобод и толерантности. Провоз-
глашенные в 1917 году свобода совести и отделение церкви от государства
через десять лет были попраны. В дальнейшем утверждение на политиче-
ской арене ряда стран, в том числе и СССР, тоталитарных и авторитарных

13
режимов в немалой степени сопровождалось отвержением идей толерант-
ности. Все же во второй половине ХХ века условия внутренней и между-
народной жизни побудили наше общество к возрождению терпимости в
рамках теории перестройки и «нового мышления», но непоследователь-
ность политики их реализации вызвала деструкцию Советского Союза как
государства.
Процесс интеграции России в международное сообщество и транс-
формации российской государственности, встречает трудности и противо-
речия, характерные для нашей страны, связанные с рядом неблагоприят-
ных предпосылок, которые необходимо иметь в виду в случае с поликуль-
турным Северо-Кавказским регионом. К таким предпосылкам относятся:
расколотость российской цивилизации по линии традиционализм – либе-
рализм; ее молодость относительно западной цивилизации; принадлеж-
ность к пограничному типу, где синтез различных культурных начал за-
труднен; манихейская доминанта ментальности; обширный опыт насилия
на всех уровнях власти.
Во втором параграфе – «Роль этноконфессиональной толе-
рантности в обеспечении мира и безопасности в современных услови-
ях» – обосновывается, что путь толерантности, терпимости, умения без
применения вооруженного насилия преодолевать конфликты и достичь со-
гласия, есть долгосрочный, но надежный путь обеспечения прочного мира
и безопасности.
Наблюдаемое на рубеже двух тысячелетий повышенное внимание
мировой общественности, международных организаций, политического
руководства Российской Федерации и ее регионов к проблемам толерант-
ности есть результат осознания последствий войн и военных столкнове-
ний, которые принесли так много несчастий человечеству. Пережив меж-
национальные, межэтнические, межрасовые, межрелигиозные и другие
конфликты, субъекты политики все больше и больше приходят к выводу о
необходимости поиска диалога, проявления терпимости, достижения со-
гласия, обеспечения мира и стабильности на основе этноконфессиональной
толерантности, которая выступает фактором перспективной, долгосрочной
безопасности.
В этой связи можно предложить следующую характеристику этно-
конфессиональной толерантности как фактора обеспечения мира и безо-
пасности. Этноконфессиональная толерантность есть утверждение терпи-
мых, взаимоуважительных отношений между разными национальными,
конфессиональными группами и их представителями путем снятия или
предотвращения состояния напряженности, вражды и т.п. благодаря дея-
тельности государства, субъектов политики, институтов власти, церкви,

14
представителей народной дипломатии и лиц, обладающих способностями
утверждать согласие и взаимопонимание, безопасность и мир.
Содержание этноконфессиональной толерантности характеризует
ряд показателей, к которым в первую очередь относятся терпимость, со-
гласие и ненасилие.
На международной конференции «Мир в умах людей» (Ямусукро,
1989 г.) терпимость (толерантность) была названа среди универсальных
ценностей, способствующих новому пониманию мира и безопасности.
Обретение ценностного статуса толерантности на общероссийском
уровне связано с утверждением Постановлением Правительства РФ от 25
августа 2001 г. № 629 Федеральной целевой программы «Формирование
установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в россий-
ском обществе (2001 - 2005 гг.)».
Толерантность, означающий приверженность делу предупреждения
насильственных конфликтов путем устранения причин их возникновения и
решения проблем посредством диалога и переговоров, не только сам по
себе сложный, но и продолжительный в историческом плане процесс. Бо-
лее того, уровень политической культуры, сложившийся в России к началу
либеральных реформ, оказался не достаточным, чтобы ответить на новые
вызовы времени (коммерциализация отношений, утрата прежних идеалов
и ценностей, глобализация и т.д.). Это характеризуют и низкий рейтинг
ценности терпимости в общественном сознании россиян, и общий уровень
ксенофобии в обществе, остававшийся стабильным в 1990-х г. (примерно
треть респондентов ВЦИОМ испытывали антипатию к определенным на-
циональностям), и склонность к силовым способам решения конфликтных
ситуаций сначала в Москве в октябре 1993 г., затем - и в Чечне. Такая тен-
денция не благоприятствует решению важнейших общественных проблем,
в том числе и в области этнических и конфессиональных отношений, кото-
рые к тому же получают дополнительный импульс нетерпимости, подвер-
гаясь воздействию многочисленных псевдорелигиозных организаций («Бе-
лое братство», «АУМ Синрике», «Богородичный центр» и др.).
Вместе с тем на Северном Кавказе, в Татарстане и других регионах
Российской Федерации наблюдаются процессы, связанные с установлени-
ем дружественных отношений между православными и мусульманами, что
подтверждает взгляды Л. Гумилева, Н. Моисеева и других исследователей,
отмечавших их культурную и духовную близость. По мнению Л. Ворон-
цовой и С. Филатова, формирование консервативно - демократического
союза православных и мусульман стало возможным из-за «европеизации»
современного татарского ислама и аналогичного процесса в местной пра-
вославной общине.

15
Таким образом, в области межрелигиозных отношений в России
имеет место действие двух процессов, противоположным образом влияю-
щих на развитие религиозной и национальной терпимости.
Функциональная роль толерантности заключается в утверждении
«единства в многообразии», нахождении консенсуса между переговорщи-
ками в конфликтных ситуациях, достижении согласия в деятельности
субъектов политической практики и снятии различных видов напряженно-
сти. Благодаря поддержанию определенного равновесия между этниче-
скими, конфессиональными и другими социальными группами, вырабаты-
вая, развивая у них консенсусную культуру, согласие способствует ста-
бильности и безопасности. Вот почему еще Т. Гоббс в теории государства
подчеркивал важность согласия, как путь прекращения «войны всех про-
тив всех», называя государство «согласием большинства».
Важной стороной толерантности, предполагающей специфическую
стратегию общественных действий в политическом взаимодействии, пока-
зало себя ненасилие. Разработанная М. Ганди (1868-1948 гг.), тактика не-
насильственных действий за независимость Индии («сатьяграха»), получи-
ла практическое применение и развитие в борьбе с расизмом в США под
руководством М.-Л. Кинг (1929-1968 гг.). Выбор в пользу терпимости, не-
насилия позволил лидерам Южно-Африканской республики Н. Мандела и
Ф. Де Клерк достичь общегражданского согласия, устранив разделение на-
рода ЮАР на «белую» и «черную» части.
Таким образом, в современных политических процессах терпи-
мость, согласие и ненасилие - важнейшие средства снижения уровня на-
пряженности и обеспечения безопасности в обществе.
В третьем параграфе – «Механизм влияния этноконфессио-
нальной толерантности на региональную безопасность» - рассматрива-
ется система обеспечения безопасности через предотвращение антагониз-
ма в развитии противоречий. Обычно под безопасностью понимают со-
стояние защищенности жизненно важных интересов личности, об-
щества и государства от внешних и внутренних угроз. Именно такая
характеристика безопасности, представленная в Законе «О безопасности»
и Концепции национальной безопасности Российской Федерации, приво-
дится и в тексте настоящего диссертационного исследования. Вместе с
тем, считаем возможным данное положение о безопасности дополнить
следующим: безопасность – это состояние отсутствия таких проти-
воречий в функционировании институтов политической власти и
гражданского общества, дальнейший рост которых может привести
эти институты и общество к существенному ущербу выполняемым
ими функциям и даже их гибели.

16
Обеспечение безопасности рассматривается как деятельность це-
лостной системы взаимосвязанных структурных элементов, имеющих ста-
тический и динамический аспекты. Статический аспект включает в себя:
субъект, объект, силы и средства обеспечения безопасности. Динамиче-
ский аспект - цель, которую формулирует субъект по отношению к объек-
ту, процесс и результат обеспечения безопасности. В качестве субъекта
безопасности могут выступать органы государственной власти, рынок, ин-
ституты гражданского общества, неправительственные общественные ор-
ганизации. В содержательном плане это означает, что сама безопасность
постоянно находится под воздействием совокупности ряда стабилизирую-
щих и дестабилизирующих факторов, влияющих на ее уровень. При этом
весьма важно иметь в виду, что безопасность может быть устойчивой, если
она достигнута благодаря формированию в обществе толерантности. Суть
механизма влияния толерантности на обеспечение безопасности, заключа-
ется в нейтрализации источников и причин антагонизма, чреватого воз-
можными насильственными конфликтами и угрозами, и пресечении роста
напряженности по «лестнице эскалации»: вызов – риск – опасность – угро-
за, формируя терпимость и согласие между оппонентами, упреждающими
действиями политических субъектов и институтов на основе мониторинга
показателей уровня толерантности-интолерантности.
Основная деятельность государства – главного субъекта обеспече-
ния безопасности протекает в поисках согласия между публичной властью
и гражданами, между центральными и региональными органами управле-
ния, между различными ветвями власти, между социальными, этнически-
ми, конфессиональными группами. Не только сохранение толерантности,
гражданского согласия в обществе, но и их постоянное приращение и со-
вершенствование выступает важнейшим действующим фактором обеспе-
чения безопасности и стабильности.
Во второй главе – «Вопросы формирования этноконфессиональ-
ной толерантности как фактора обеспечения мира и безопасности на
Северном Кавказе» – рассмотрены особенности, причины напряженно-
сти на Северном Кавказе и деятельность субъектов политики по формиро-
ванию этноконфессиональной толерантности.
В первом параграфе – «Анализ конфликтогенных особенностей и
причин этноконфессиональной напряженности на Северном Кавказе»
- исследуется специфика конфликтогенных особенностей и формулируют-
ся причины напряженности на Северном Кавказе – важнейшем геополити-
ческом регионе России.
Опираясь на результаты исследований, проведенных Региональным
центром этнополитических исследований при Дагестанском научном цен-

17
тре Российской академии наук, диссертант констатирует, что среди про-
блем, вызывающих угрозу безопасности на Северном Кавказе к началу
XXI века, лидирующее место занимают проблемы, связанные с напряжен-
ностью политической ситуации (80% респондентов), кризисом в социаль-
ной сфере (66%). С межнациональными конфликтами связывают напря-
женность почти треть респондентов (30%).
Вместе с тем, полученные количественные характеристики позволя-
ют автору работы сделать весьма важный вывод: многонациональное насе-
ление региона в своей основной массе пока не склонно идентифицировать
социально-политические отношения с этническими. Повседневные отно-
шения людей различных национальностей они оценивают как гораздо бо-
лее благополучные, чем социально-политические отношения.
К основным группам причин напряженности на Северном Кавказе
мы относим:
1. Геополитическое положение региона и возросшее значение Каспийско-
го бассейна. Традиционные геостратегические интересы России связаны с
тем, что контроль над Северным Кавказом дает возможность влиять на
развитие ситуации в Закавказье, Прикаспии и на Ближнем Востоке в кон-
тексте обеспечения стабильности на южных рубежах страны. Вместе с тем,
свыше 30 государств объявили регион зоной своих стратегических интере-
сов. По мнению американского политолога А. Коэна, Каспийский бассейн
имеет несметные месторождения нефти и газа, которые вполне могли бы
удовлетворить потребности США.1
2. Этническая структура населения Северного Кавказа, поликонфессио-
нальность региона. Результатом совместного проживания представителей
более ста народов, принадлежащих к различным языковым группам и ис-
поведующих все мировые религии, стала сформировавшаяся сложная эт-
нокультурная система с традициями толерантности. При этом к факторам,
вызывающим здесь напряженность, относятся этнотерриториальные пре-
тензии друг к другу отдельных субъектов федерации, проблема, связанная
с реабилитацией репрессированных народов, а также необходимость про-
филактики политико-религиозного экстремизма.
3. Кризисное состояние социально-экономической сферы жизнедея-
тельности людей и миграционные процессы. Низкий жизненный уровень в
республиках Северного Кавказа: в Дагестане уровень средней зарплаты в
три раза ниже среднего по России, до 40% всего населения Дагестана, Ка-
бардино-Балкарии, Северной Осетии (Алании) имеет доходы ниже прожи-
точного минимума, в Ингушетии и Дагестане самый высокий уровень без-

Ariel Cohen. U.S. Policy in the Caucasus and central Asia // http: // www. Microsoft. Com /
1

rus.

18
работицы в России. Одной из причин роста социального напряжения, ин-
толерантности и потенциала конфликтогенности явился и миграционный
прирост в регионе.
Во втором параграфе – «Развитие нормативно-правовой базы
свободы совести и вероисповедания – важное условие формирования
этноконфессиональной толерантности» - исследуется законодательная
деятельность органов центральной и региональной власти и ее влияние на
общественно-политическую жизнь на Северном Кавказе, формирование
этноконфессиональной толерантности.
Выявлено, что за последние десять-пятнадцать лет в основном сло-
жилась нормативно-правовая база для практической реализации прав гра-
ждан и религиозных объединений региона. Она представляет собой много-
уровневую (федеральный-региональный-местный) систему, составной ча-
стью которой являются общепризнанные принципы и нормы международ-
ного права.
Однако процесс осуществления свободы совести и вероисповедания
содержит серьезные проблемы, которые могут стать факторами дестабили-
зации общества на Северном Кавказе. Одна из таких проблем – «широкое
проникновение различных нетрадиционных религий и сект». Факты, вы-
зывающие беспокойство местных органов власти и придающие определен-
ный негативный оттенок религиозной ситуации, вносят, по мнению руко-
водства Департамента по делам общественных и религиозных объедине-
ний Минюста РФ, новые религиозные организации, представляющие про-
тестантские деноминации (Свидетели Иеговы – Дагестан, Карачаево-
Черкесия; ассоциация христианских «Церквей Объединения» (Муна) – Ин-
гушетия, Ставропольский край). По этой причине в целях повышения ка-
чества правового контроля над деятельностью религиозных организаций и
учета этноконфессиональных особенностей региона в республиках и кра-
ях, входящих в Южный Федеральный округ, были созданы межведомст-
венные рабочие группы и приняты специальные законодательные акты.
Некоторые из них содержат правовые нормы, имеющие существенные от-
личия от норм Закона РФ «О свободе совести и о религиозных объедине-
ниях», хотя и не противоречат ему.
Так, в Законе «О свободе совести, свободе вероисповедания и рели-
гиозных организациях», принятом Народным Собранием РД в декабре 1997
года не дается определение религиозных объединений, религиозных групп.
Все добровольные объединения граждан республики, иных лиц, образован-
ные в целях совместного исповедания и распространения веры рассматри-
ваются как религиозные организации (ст. 10, п.1 Закона РД). Спецификой
этноконфессиональной обстановки в республике объяснялось внесение в

19
закон нормы, запрещающей создание исламской республиканской религи-
озной организации по национальному признаку (ст. 10, п.6). В Закон Рес-
публики Дагестан "О свободе совести, свободе вероисповедания и религи-
озных организациях" введена статья, не имеющаяся в федеральном законе: о
государственном органе по делам религий РД (ст.6). Этот специальный го-
сударственный орган наделяется законом координационными, организаци-
онными, консультативными и информационными функциями. Таким орга-
ном в Дагестане является Комитет Правительства РД по делам религий,
преобразованный из Управления в октябре 1998 г.
16 сентября 1999 г. Народным собранием РД был принят Закон "О
запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории
Республики Дагестан". Нормативно-правовые акты аналогичного содер-
жания приняты и в других республиках Северного Кавказа: указ президен-
та Кабардино-Балкарской Республики № 92 от 8 декабря 2000 г. по проти-
водействию религиозному и политическому экстремизму в Кабардино-
Балкарской Республике; распоряжение президента Республики Адыгея от
20 ноября 2000 г. 191 – рп по противодействию религиозному экстремиз-
му; Закон Карачаево-Черкесской Республики от 20 июня 2000 г. № 47 «О
противодействии политическому и религиозному экстремизму на террито-
рии Карачаево-Черкесской Республики» и т.д.
Все отмеченные законы, по мнению руководства Комитета Прави-
тельства РД по делам религии, стали реальным заслоном на пути распро-
странения «ваххабизма» на Северном Кавказе. Все же представители госу-
дарственных служб, лидеры этнических, конфессиональных групп и граж-
дане в своей профессиональной и общественной деятельности, соприка-
сающейся с обеспечением прав граждан на свободу совести, должны стро-
го ориентироваться на право, а не на какие-либо, пусть и кажущиеся порой
целесообразными, иные основания и цели. Такой подход является важным
условием формирования этноконфессиональной толерантности. Это каса-
ется и тех случаев, когда принимаемые местные законы касаются ограни-
чения права людей, в том числе и верующих, «свободно передвигаться,
выбирать место пребывания и жительства».
К документам такого рода относился и ряд нормативных актов
Ставропольского края, отражавших стремление законодателя сформули-
ровать правовые основы для регулирования и ограничения миграцион-
ного притока в край. Однако эти документы содержали положения, проти-
воречащие Конституции РФ, федеральному законодательству и междуна-
родным соглашениям. Поэтому, в контексте приведения законов субъектов
РФ в соответствие с Конституцией РФ, был принят Закон Ставропольского
края о признании их утратившими силу. Государство в лице органов про-

20
куратуры, юстиции и суда осуществляет надзор и контроль над соблюде-
нием прав и свобод человека, в том числе и законодательства о свободе со-
вести и религиозных организациях. Вместе с тем важную роль в этом деле
также играют относительно недавно возникшие и действующие в нашей
стране - Комиссия по правам человека при Президенте РФ и аналогичные
комиссии в субъектах РФ, Федеральный Уполномоченный по правам че-
ловека в РФ и Уполномоченные по правам человека в субъектах РФ. Так,
благодаря деятельности института Уполномоченного, пять из шести при-
нятых в субъектах РФ на Северном Кавказе региональных законов и иных
нормативно-правовых актов о свободе совести и религиозных объединени-
ях, в результате проведенных Минюстом России экспертиз, признаны не
соответствующими Конституции РФ и федеральному законодательству.
Развитие нормативно-правовой базы свободы совести и вероиспо-
ведания, обеспечение законных прав и интересов граждан и религиозных
объединений, являются важным условием формирования этноконфессио-
нальной толерантности, залогом профилактики экстремизма, обеспечения
мира и безопасности на Северном Кавказе, серьезным шагом на пути к де-
мократическому, правовому государству.
В третьем параграфе – «Совершенствование деятельности соци-
ально-политических институтов по формированию этноконфессио-
нальной толерантности» – исследуется деятельность органов государст-
венной власти и институтов гражданского общества по формированию эт-
ноконфессиональной толерантности, раскрываются основные пути ее со-
вершенствования в интересах обеспечения мира и безопасности на Север-
ном Кавказе.
Диссертантом подчеркивается, что именно государство, его полити-
ка могут допускать или создавать климат неравенства, дискриминации и
напряженности в обществе, но оно же обладает и всеми средствами обес-
печения межэтнического согласия. Более того, только государство имеет
право применять силу для противодействия разжиганию розни и проявле-
ниям насилия. Обладая такими возможностями, органы государственной
власти и управления в деятельности по формированию этноконфессио-
нальной толерантности активизируют свое участие в выработке нацио-
нальной и федеративной политики на Северном Кавказе, направленной на
достижение мира и согласия, обеспечение безопасности в регионе и сохра-
нение целостности Российской Федерации. В этой связи не удивительно,
что именно в этом регионе неоднократно проводились встречи, совещания,
конференции и другие важные мероприятия по вопросам национальной
политики, достижению межнационального и межконфессинального согла-
сия, формированию толерантности, обеспечению мира и безопасности.

21
Основным органом государственной власти, занимающимся вопро-
сами обеспечения мира и безопасности на Северном Кавказе, формирова-
нием этноконфессиональной толерантности у жителей региона является
аппарат представительства Президента Российской Федерации в Южном
федеральном округе. Одно из направлений деятельности полномочного
представительства - налаживание взаимодействия федеральных органов и
структур исполнительной власти республик, краев и областей, входящих в
округ, с религиозными и национально-культурными объединениями. В те-
чение 2001-2003 гг. складывается система консолидированных усилий ру-
ководителей Северо-Кавказских субъектов Российской Федерации по ре-
шению ключевых задач региона, выполнению программы «Юг России».
Для оказания консультативной помощи в миротворческой деятельности,
достижения межэтнического согласия и решения других специфических
вопросов при полномочном представителе Президента РФ в ЮФО образо-
ван Совет старейшин с участием представителей национально-культурных
объединений и казачества. В тесном взаимодействии с Советом старейшин
находится деятельность Межконфессионального миротворческого Совета
при полномочном представителе Президента РФ в ЮФО, созданного «в
целях укрепления мира, взаимопонимания, взаимоуважения, терпимости и
согласия среди народов и конфессий». В данный Совет вошли духовные
лидеры различных конфессий из республик, краев и областей ЮФО.
Поддержание этноэкономического и этносоциального баланса в со-
циально-экономической и культурной практике находится в центре внима-
ния органов и структур исполнительной власти республик, краев и облас-
тей региона. Мероприятия, направленные на решение этой задачи, отраже-
ны в планах первоочередных действий Губернатора Ставропольского края
на (2000-2003 гг.). Отмеченные мероприятия осуществляются параллельно
с реализацией «Основных направлений национальной и региональной по-
литики Ставропольского края» и «Комплексной программы гармонизации
межнациональных отношений в Ставропольском крае на 2000-2005 гг.». В
крае сложилась система эффективного взаимодействия с национально-
культурными объединениями. Ценный опыт решения проблем межэтниче-
ского, этноконфессионального характера накоплен Отделом по вопросам
национальностей и взаимодействия с общественными и религиозными ор-
ганизациями Совета по экономической и общественной безопасности края,
одним из направлений деятельности которого является активизация рабо-
ты этнических советов, развитие национально-культурных автономий,
взаимодействие с полномочными представителями республик Северного
Кавказа в крае.


22
Активную роль в стабилизации межнациональных отношений,
формировании этноконфессиональной толерантности играют обществен-
ные центры, созданные в городах Пятигорске и Кисловодске.
С 1998 г. функционирует в г. Пятигорске межрегиональная неполи-
тическая общественная организация «Миротворческая миссия на Северном
Кавказе». Итог ее пятилетней работы - 196 освобожденных российских
граждан (из них 162 – военнослужащих). Как основную цель Миссия опре-
делила «широкое объединение сторонников конструктивных действий, на-
правленных на преодоление последствий этнополитических конфликтов,
недопущение новых очагов межнациональной напряженности, на укрепле-
ние мира, доверия и добрососедства между народами Северного Кавказа».
Основными направлениями совершенствования деятельности по
формированию этноконфессиональной толерантности являются:
- поиск наиболее эффективных структурных форм субъектов форми-
рования этноконфессиональной толерантности и налаживание взаимодей-
ствия органов государственной власти (аппарат представительства Прези-
дента РФ в ЮФО, органы власти субъектов РФ, входящих в Округ, мест-
ного самоуправления) и институтов гражданского общества (семья, учре-
ждения образования, воспитания и культуры, миротворческие неправи-
тельственные организации, национально-культурные общины, научные,
общественные и религиозные объединения);
- улучшение социально-экономической ситуации, своевременная
реализация интересов полиэтнического населения региона, расположенно-
го в центре острых этнополитических событий;
- целевые социально-культурные мероприятия, укрепляющие межэт-
ническое взаимодействие;
- создание системы долгосрочного этнологического мониторинга и
оперативного реагирования на ситуации межэтнической напряженности и
на межэтнические конфликты и другие.
В «Заключении» подведены основные итоги исследования, сформу-
лированы предложения теоретического и практического характера, на-
правленные на дальнейшее осмысление процесса формирования этнокон-
фессиональной толерантности как фактора обеспечения мира и безопасно-
сти на Северном Кавказе.
Основные публикации по теме исследования:
1. Гаджимирзаев М.М. Теоретические основы этноконфессиональной
толерантности как фактора мира и безопасности // Материалы Северокав-
казской научно-практической конференции «Через диалог религий к проч-
ному миру и межнациональному согласию на Северном Кавказе».– Пяти-


23
горск: Изд-во Северо-Кавказского филиала Евразийского отделения Меж-
дународной Ассоциации Религиозной Свободы, 2003.- С. 23-37.
2. Гаджимирзаев М.М. Толерантность как условие регулирования
конфликтов в современной геополитической ситуации // Проблемы геопо-
литики и Северный Кавказ: Сборник научных трудов. - Ставрополь: Изд-
во СГУ, 2001. - С. 22-27.
3. Гаджимирзаев М.М. Воплощение идей толерантности и ненасилия в
деятельности религиозных организаций в контексте безопасности на Се-
верном Кавказе // Совместные действия ученых и религиозных деятелей в
решении современных проблем Юга России: Материалы межрегиональной
конференции, посвященной десятилетию совместной деятельности Севе-
ро-Кавказского Государственного Технического университета и Ставро-
польского Епархиального Управления. - Ставрополь: Изд-во СевКавГТУ,
2001. - С. 137-141.
4. Гаджимирзаев М.М. Проблемы формирования этноконфессиональ-
ной толерантности в образовательном процессе // Тезисы докладов научно-
практической конференции, посвященной 300-летию Военного образова-
ния России. - Ставрополь: Изд-во филиала Военного авиационного техни-
ческого университета, 2001. - С. 33-39.
5. Гаджимирзаев М.М. Образовательные перспективы принципа толе-
рантности // Тезисы докладов на V межвузовской научно-методической
конференции филиала ВАТУ «Военное образование и пути его совершен-
ствования». - Ставрополь: Изд-во филиала Военного авиационного техни-
ческого университета, 2002. - С. 25-27.
6. Гаджимирзаев М.М. Формирование установок толерантного созна-
ния - важнейшая задача нравственного воспитания // Современность и ду-
ховно-нравственное развитие личности: Материалы межрегиональной на-
учно-практической конференции. - В 6 кн. - Кн.1. - Ставрополь: Изд-во
Ставропольского краевого института повышения квалификации работни-
ков образования, 2002. - С. 40-42.
7. Гаджимирзаев М.М. Военное образование и безопасность России //
Качество образования как социальная проблема: Материалы региональной
научной конференции. - Ставрополь: Изд-во СГУ, 2002. - С. 24-28.
8. Гаджимирзаев М.М К вопросу о формировании толерантности в об-
разовательном процессе // Качество образования как социальная проблема:
Материалы региональной научной конференции. - Ставрополь: Изд-во
СГУ, 2002 . - С. 273-275.
9. Гаджимирзаев М.М., Рожнов Д.Б. Религиозный фактор в системе во-
енной безопасности Российской Федерации // Тезисы докладов 24-й науч-


24
но- технической конференции филиала ВАТУ. – Ставрополь: Изд-во фи-
лиала Военного авиационного технического университета, 2002. –С. 61-62.
10. Гаджимирзаев М.М. Этикет неслужебных отношений и культура то-
лерантного поведения военнослужащих в общественных местах: Конспект
лекций. – Ставрополь: Изд-во филиала Военно-воздушной инженерной
академии, 2003. – С. 26-51.
11. Гаджимирзаев М.М. Толерантность как элемент педагогической
культуры // Тезисы докладов 25-й научно- технической конференции фи-
лиала ВВИА. – Ставрополь: Изд-во филиала Военно-воздушной инженер-
ной академии, 2003. – С. 25-37.




25



СОДЕРЖАНИЕ