<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

ления (любой процесс может быть усилен до пределов, потенциально ограни-
ченных мощностью источника питания приемника [Эшби]). Им противодейст-
вуют принцип объективности помех (помехи всегда есть в любом канале связи)

29
См. Эйген М. Самоорганизация материи и эволюция биологических макромолекул. М.,
1980. Голицын Г.А., Петров В.А. Информация-поведение-творчество. М., 1991.
31

и принцип неопределенности сигнала (точное воспроизведение конечных сооб-
щений невозможно любыми сигналами в любом канале связи – В.А. Котельни-
ков, Шеннон). В диссертации обосновывается всеобщность данных закономер-
ностей, имеющих, соответственно, философскую значимость для исследова-
ния любых актов отражения30.
В дополнение к ним обосновываются всеобщие принципы порога (в любой
системе объективно существуют пороги различения сигналов от помех, одних
сигналов от других) и оптимальной фильтрации (для эффективного обнару-
жения латентного сигнала в маскирующем шуме информационные параметры
приемника и сигнала должны быть подобны).
Порог различения в информационном процессе означает проявление весь-
ма широкого спектра философских отношений: различия и тождества, сущест-
венного и несущественного, определенного и неопределенного, дискретного и
непрерывного, конечного и бесконечного. Если бы не существовало порогов
различения, отсутствовала бы и информация, ибо ее нельзя было бы отличить
от шума, помех и дезинформации, один сигнал отличить от другого. Связь была
бы невозможна, т.к. в приемнике отсутствовали бы пороговые критерии отбора
сигналов. Важно отметить, что эти пороги устанавливает потребитель инфор-
мации, ибо только он решает, какая информация для него имеет значение. Фи-
лософская значимость порогового отбора обусловлена тем, что с его помощью
реализуется диалектический закон взаимосвязи количественно-качественных
переходов. В таком смысле порог можно рассматривать в информационном ас-
пекте гегелевской меры.
Пороговый отбор исключает прием субпорогового сигнала. Однако в тео-
рии и технике связи и локации хорошо известны методы оптимальной фильт-
рации сигналов, позволяющие выделять субпороговые сигналы из шумов31. Та-
кой же способностью обладают люди в особых психических состояниях32.
Возможно, за этой способностью скрываются биологические и психические
механизмы оптимальной фильтрации, обнаруживающие скрытый шумами сиг-
нал. Проблема потерь субпороговой информации полагается в диссертации од-
ной из важных проблем человека. Поэтому принцип оптимальной фильтрации
выделен в самостоятельный принцип связи. Доведенный до схемотехнических
решений он материализует философскую суть эффективного познания объекта:
субъект должен уподобиться объекту, чтобы эффективно познать последний.
Для адекватного уподобления объекту познания субъект должен априори, если
не знать, то хотя бы представлять латентные познаваемые свойства объекта.
Следовательно, для эффективного познания субъект априори должен иметь
теорию объекта, чтобы настроить свои средства познания (чувства, приборы,

30
Например, принцип усиления уместен не только в связи, но и в синергетике (самооргани-
зация как усиление сложности (разнообразия), самообучение как усиление интеллекта), где
потенциальный предел усиления определяется информативностью «источника питания» -
среды, а именно, ее потенциалом разнообразия и интеллекта. Химический катализ – тоже
усиление.
31
См. кн. Теоретические основы радиолокации. Под ред. Ширмана Я.Д. М. 1970, сс. 110-159.
32
Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции. М. 1991,сс. 317-334.
32

мозг) на оптимальную фильтрацию сигналов, несущих внешнюю информацию
об объекте, а это уже выход на проблему кантовского априоризма.
Далее принципы объективности помех, порога и оптимальной фильтрации
рассматриваются в аспекте безопасности информации. Объективный рост
уровня помех по мере интенсификации информационного метаболизма в раз-
вивающейся системе имплицирует рост порогов отбора ценной информации, в
результате чего ее все более значительная часть оказывается субпороговой, не-
распознанной, рассеянной. Налицо энтропийная тенденция, диссипативная по
отношению к внешней информации и благоприятная для внутренней в аспекте
поддержания эволюционного потенциала развивающихся систем. В данном
смысле «умеренная» диссипация внешней информации есть стимул ее потен-
циального генерирования, а накопление без диссипации опасно для развития в
целом. Проблема безопасности информации в рассмотренном аспекте приоб-
ретает философский смысл.
Остается вопрос о взаимопревращениях символов и знаков (кодов) непо-
средственно на выходе источника и на входе потребителя информации. Из из-
ложенного следует, что коды–знаки – продукты материального проявления
информационного поля – носителя символов - в физических полях, если по са-
мому характеру информационного процесса внешняя информация должна быть
явленной, а ее носитель, соответственно, - энергетическим. Тогда декодирова-
ние кодов в символы должно быть обратным процессом, т.е. виртуализацией
физических полей в информационное поле. При неэнергетическом характере
информационного процесса такие взаимопревращения излишни, кодирование
превращается в неявленную символьную интерпретацию объекта в том же ин-
формационном поле. Данная гипотеза представляет интерес для дальнейшего
философского анализа.
Для связи как процесса важно количество передаваемой информации, для
связи как результата важно ее качество, т.е. ценность. Феномен ценности
информации – предмет второго параграфа - «Информационные механизмы
реализации аксиологических установок познания и управления». Ценность
информации понимается как прагматическое отношение между системой, ее
целью и информацией. Последняя обладает необходимыми для реализации цели
свойствами, и, чем больше необходимых свойств, тем ценней информация. От-
сюда ценность информации есть непосредственный аргумент ее функции по-
лезности, определяющей эффективность системы. Именно в этом смысле цен-
ность информации является прагматическим отношением. Ценностной компо-
нентой информации является ее смысл.
Изменение цели изменяет ценность информации, но не наоборот, т.к. цен-
ность информации аксиологически вторична по отношению к цели, преследуе-
мой системой. Метрика ценности информации не абсолютна, а относительна.
Далее в диссертации систематизируются известные общенаучные ценност-
ные метрики и делается вывод об их утилитарности. Философски наиболее
общей из них представляется метрика количества информации как меры сня-
той неопределенности. Она жестко коррелирована с апостериорной ценностью
информации, ибо сведения, не уменьшающие неопределенности, не обладают
33

ценностью и просто не являются информацией в смысле Винера – Шеннона33.
Но данная метрика не позволяет явно селектировать информацию от дезинфор-
мации и шума. Кроме того, такая мера ценности слишком инерционна, ибо
только по прошествии времени система может определить, что она приняла
(передала)- информацию, дезинформацию или шум. Подобная инерционность
опасна - механизмы поиска и отбора начинают работать, не дожидаясь реше-
ния о ценности полученной информации. Поэтому измерение ценности ин-
формации как философская проблема, по мнению автора, трансформируется в
проблему оценки априорной ценности информации.
Философское переосмысление закономерностей поиска и отбора (выбора)
ценной информации для систем с разным целеполаганием привело к следую-
щим результатам: а) эффективной селекции (поиску и отбору) обязательно
предшествует этап упорядочивания информации (состояний системы); б) по-
иск и отбор сводятся к целенаправленному ограничению упорядоченного разно-
образия состояний системы по априорным или адаптивным критериям ценно-
сти с соответствующей генерацией селективной информации; в) селективная
информация при любом конечном (результативном) методе поиска и прочих
равных условиях одинакова, метод определяет лишь затраты времени на по-
иск; г) селективная информация количественно соответствует «длине» про-
граммы поиска, которая зависит от информативности системы и непосред-
ственно характеризует эту информативность.
В четвертой главе «Эксплицитно-эвристический потенциал философ-
ской концепции информационного подхода» предложенная концепция апро-
бируется на возможных решениях актуальных научных проблем методологи-
ческого характера, имеющих философское значение: проблем онтологической
относительности позитивного знания, неоднозначности и неверифицируемости
языка, генезиса априорного знания, проблем теории развития. Во вводной части
главы обосновывается, что данные проблемы имеют общую информационную
природу, что предложенная философская концепция информационного подхода
соответствует признакам философичности, систематизированным в главе 1, и
пригодна к апробации.
В первом параграфе - «Информационная трактовка неполноты и про-
тиворечивости дискурсивного вывода» - рассматривается проблема логики
доказательств. Если логика – регулятор, дедуктивное доказательство – объект
регулирования, поток высказываний – вход объекта, а значимость высказыва-
ний – его выход, то логическая «система управления» подчиняется закону необ-
ходимого разнообразия, в рамках которого только полиморфный логический
вывод позволяет успешно регулировать гомеостаз системы мыслимых доказа-
тельств. Если цель доказательства – минимизация неопределенности доказуе-
мого в приемлемое время, т.е. максимизация информативности на единицу ре-
сурсных затрат, то она достижима при выполнении принципов выбора кода и
согласования кодов, учете принципов объективности помех и неопределенно-

33
Данная метрика релевантна и в социально-экономическом аспекте. См.: Костюк В.Н. Ин-
формация как социальный и экономический ресурс. М. 1997, с. 6.
34

сти сигнала, а главное, при ориентации на закон информационной экспансии
как герменевтическую установку доказательства. Далее философски переос-
мысливается известный из теории информации факт, что утверждение «истина-
ложь» содержит один бит информации. Обосновывается тезис о неимоверно
большой, губительной цене, уплачиваемой человеком и социумом за этот квант
информации в традиционном «энергозатратном» процессе доказательства дан-
ного утверждения, в частности, в диалоге культур, религий и идеологий. Дела-
ется вывод: традиционное доказательство как информационно-
энергетический («затратный») процесс управления должен уступить место
доказательству как взаимопониманию - чисто информационному («энергосбе-
регающему») процессу связи. Данный вывод согласуется с законом
информационной экспансии.
Второй параграф называется «Информационные закономерности разви-
тия знания». Структура знания подчиняется иерархическому принципу роста
разнообразия, что при переходе к очередному более высокому уровню иерар-
хии приводит к уменьшению частоты качественных скачков знания на поздних
стадиях самоорганизации тезауруса. Существуют и другие информационные
факторы этого явления, исследованные в диссертации. При деградации тезау-
руса происходит обратный процесс – спуск по иерархии разнообразия с увели-
чением частоты качественных скачков знания (при отрицательном качестве).
Этапы самоорганизации и самообучения тезауруса неразделимы во времени,
перманентны и когнитивно диффузионны. Самоорганизация тезауруса интер-
претируется в терминах информационного (связного) принципа усиления
сложности открытой системы, при этом «блок питания» усилителя сложности –
его среда обитания. Т.к. ее информационный ресурс асимптотически бесконе-
чен, рабочая характеристика усилителя интеллекта потенциально не имеет пре-
дела, свойственного усилителям энергии, и подчиняется лишь закону информа-
ционной экспансии.
Программа генерирования информации (программа самообучения) - гене-
рирует информацию дискретно из-за порогового механизма обнаружения и
распознавания очередного прироста разнообразия тезауруса. Это приводит к
скачкообразному (дискретному) изменению эффективности развивающейся
системы, ошибкам дискретизации (квантования) знания. Интервал стационар-
ности между скачками зависит от динамики порога – чем выше порог, тем
длиннее интервал, и наоборот. Дискретность процессов познания и развития
носит объективный характер как следствие объективности связного принципа
порога.
Прирост разнообразия (самоорганизация) и его освоение (самообучение
через алгоритм адаптации с участием памяти) происходят циклически – одно за
другим, но с новым разнообразием на каждом шаге цикла (спираль развития).
Известные информационные модели развития систем, даже опирающиеся на
экспериментальные данные, носят достаточно общий феноменологический ха-
рактер (У.Р. Эшби, М. Эйген, Е.А. Седов, А.К. Айламазян и Е.В. Стась) или
неадекватны информационной природе процессов развития (Р.Ф. Абдеев). В
частности, в этих моделях не рассмотрено влияние памяти системы на характер
35

ее развития при разном целеполагании развития. Для решения данной задачи в
диссертации проведено моделирование спирали развития (вычислительный
эксперимент, марковская модель). Установлено, что эволюционные гомеоста-
тические системы с конечной памятью имеют значительный периодически по-
полняемый информационный резерв развития в отличие от автостимуляцион-
ных (революционных) систем, информационный резерв которых быстро исчер-
пывается, и от гомеостатических систем без памяти (стохастических, анархиче-
ских) или с бесконечной памятью (детерминированных, консервативных), ко-
торые не способны развиваться вообще. При этом генерирование как информа-
ции, так и энтропии служит признаком прогрессивного развития в зависимости
от цели системы. Этот результат подтверждает практика диалектического вза-
имного отрицания преемственности и изменчивости, централизации и децен-
трализации развития систем (в частности, индивидуального и коллективного
тезаурусов).
Мозг как носитель и одновременно «усилитель интеллекта» увеличивает
эффект от входа к выходу – количество информации, полученное от генов, при
самообучении дополняется значительно большим количеством информации от
«блока питания» - бесконечно информативной среды. Это справедливо и для
искусственного интеллекта компьютера. Для обоих видов интеллекта нет
принципиальных теоретико-информационных ограничений роста знания, за
исключением конечномерности их материализации в пространстве-времени, в
том числе, конечной длины их программ самообучения. Для максимально воз-
можного ослабления данного ограничения желательно отказаться от традици-
онных информационно-энергетических форм (само)обучения в пользу чисто
информационного самообучения в соответствии с законом информационной
экспансии.
Проведенное моделирование процесса самообучения подтвердило резуль-
таты марковской модели в отношении процедурной памяти. Количественный
анализ известных алгоритмов поиска и отбора ценных состояний объекта под-
твердил когнитивные результаты моделирования.
Выявлен структурный параллелизм сотово-иерархической естественной
памяти с динамическими списками данных в оперативной памяти локального
компьютера и в распределенных базах данных и знаний компьютерных сетей.
Самоорганизация и самообучение тезауруса по сути – последовательное
генерирование все более ценных информационных кодов - от априорного незна-
ния (неопределенности) до апостериорного знания (снятой неопределенности) –
с целью накопления в системе наиболее ценной (творческой) информации и
при безусловном выполнении закона сохранения информации.
Человек-творец информационно противоречив – его телесность взывает к
рассудочному познанию среды, созиданию материального порядка, ограниче-
нию разнообразия, к внешней информации; его духовность стремится к творче-
ской свободе, риску новизны, созиданию разнообразия, к внутренней информа-
ции. Обе интенции взаимно комплементарны: знание, не нашедшее отклика в
чувстве, бесплодно; чувство, не подкрепленное знанием, бессильно. Информа-
ционная дуальность человека имплицирует конфликт, проблемность. Осознан-
36

ная необходимость разрешения кон-фликта и есть творчество, в котором мак-
симально проявляют себя принципы взаимной информации, порога, оптималь-
ной фильтрации, закон информационной экспансии.
В третьем параграфе - «Информационный генезис естественных и ис-
кусственных языков как кодовых форм и сигнальных отношений» -
отмечается, что информационная дуальность человека оказывает влияние и на
его язык как границу сознания: по одну ее сторону– дискретный язык объясне-
ния – коррелят внешней информации, по другую – континуальный язык пони-
мания – коррелят внутренней информации. Язык – код подчиняется принципам
кодирования, язык – отношение - принципам связи, язык –структура - принципу
роста разнообразия и закону необходимого разнообразия. Единообразная суб-
стратность принципа роста разнообразия по отношению к языку и знанию не
случайна, ибо язык есть форма знания, а содержание знания имеет языковое
наполнение. Неоднозначность языка наследует онтологическую относитель-
ность знания, которая, в свою очередь, существенно обусловлена языковой не-
выразимостью концептов. Языковый шум плохо формализованных (энтропий-
ных) языков обыденного общения создает объективные помехи формализован-
ным профессиональным языкам (принцип объективности помех). Нуль-
энтропия языка не менее опасна – согласно закону сохранения информации она
означает достижение информационного предела развития языка, т.е. конца фи-
лологии. К счастью, закон конечной информации исключает такую возмож-
ность. Язык должен быть неоднозначным, и философия обречена на гадамеров-
ские «муки нехватки языка». Отсюда проблемы перевода, трансляции в кибер-
нетических системах, в частности, в компьютере и биоклетке.
Синтез белка – информационный процесс с трансляцией генетического кода
в белковый. При кажущейся сложности обоих кодов информационно они про-
сты и подчиняются принципу роста разнообразия. Философско-
информационный анализ этих кодов важен для философского языкознания, ибо
нижние уровни языковой иерархии неведомыми путями оказывают скрытое
влияние на высшие уровни. В диссертации с позиций теории кодирования вы-
яснено, что телеологически генетический код ориентирован, в первую очередь,
на быстродействие связи (между источником – ДНК и потребителем – белком),
а затем уже – на ее простоту и надежность. Так принцип выбора кода работает
для всех «смертных» систем не только в ДНК и белке, но и в тканях, органах,
организмах, популяциях, социуме. Не исключено, что проблемы, связанные с
неоднозначностью человеческих языков, имеют генетические (в буквальном
смысле) корни и для их решения надо изменить биологическую природу чело-
века, что невозможно. Защиту ненадежного генетического кода от сбоев обес-
печивает высокая энергетика генетических сигналов и соответствующих энер-
гетических порогов их приема (принцип порога), кодовая и функциональная
избыточность (принципы надежного кодирования, сохранения разнообразия
кода).
Целеполагание компьютерного кода, судя по результатам его выбора, ком-
промиссно между надежностью и простотой реализации связи, с одной сторо-
ны, и ее быстродействием, с другой, с уклоном в пользу надежности и просто-
37

ты. Этот императив сохраняется и для искусственных языков более высокого
уровня (ассемблеров, алгоритмических языков, интерфейсов).
В четвертом параграфе «Информационная природа априорного знания» с
позиций информационного подхода исследуются априорные формы чувствен-
ности, рассудка и разума в контексте «Критики чистого разума» И. Канта. В из-
вестных теориях кантовского a priori (неокантианство, эволюционная и генети-
ческая эпистемологии и др.) вскрыто общее информационное начало, что вме-
сте с выявленной информационной природой рефлексирующего сознания по-
зволяет предположить информационное происхождение априорного знания.
Генезис априоризма («синтеза схватывания» предмета, «синтеза воспроизведе-
ния в воображении» и «синтеза узнавания в понятии») интерпретируется во
взаимосвязи с понятиями внутренней и внешней информации объектов, зако-
номерностями информационных процессов в когнитивных актах, психологиче-
скими процедурами обработки информации.
Проблемам творчества и априорного знания родственна проблема Творения
– предмет исследования креационизма (теологического и научного34). В пятом
параграфе «Диалог эволюциониста и креациониста на базе информацион-
ного подхода» методом мысленного диалога (герменевтический подход) выяс-
няется возможность онтологического консенсуса между собирательными пер-
сонажами дискуссии Эволюционистом и Креационистом. Диалог заканчивает-
ся выводом: поскольку в природе антагонистические, комплементарные сущно-
сти, взаимодействуя друг с другом, способствуют образованию новых стабиль-
ных сущностей, есть смысл призвать эволюционизм и креационизм к взаимо-
действию, для которого информационный подход мог бы предложить философ-
скую концепцию информационного монизма.
Общий вывод по четвертой главе: апробация предложенной философской
концепции информационного подхода доказала ее работоспособность.
В Заключении сформулированы результаты и выводы из материалов диссер-
тации, рекомендации и направления дальнейших исследований по теме.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:
1. Философия информационного подхода. Монография, Тверь:ТГТУ 2000
(10,5 п.л.).
2. Информатика в системе философского доказательства. Уч. пособие,
Тверь:ТГТУ 1998 (17,25 п.л.).
3. Философия. Уч. пособие (в соавторстве с Т.П. Долговой, И.Н. Лаврико-
вой), Тверь:ТГТУ 1997 (0,5 п.л.).
4. О месте информатики в системе философского дискурса // Человек- Фи-
лософия-Гуманизм: Материалы I Российского философского конгресса,
С-Птб 1997, в 4-х т. Т. III. Онтология, гносеология, логика и аналитиче-
ская философия (0,1 п.л.).

34
Научный креационизм в отличие от теологического исследует средствами науки природу
гармонии между Священными Писаниями и научным знанием.
38

5. Информация и предпосылки информационного монизма // ХХI век: бу-
дущее России в философском измерении: Материалы II Российского фи-
лософского конгресса, Екатеринбург 1999, в 4-х т. Т. I, ч. 1. Онтология,
гносеология и методология науки, логика (0,1 п.л.).
6. Марковская модель механизма адаптации развивающейся системы // Ма-
тематические модели нелинейных возбуждений, переноса, динамики,
управления в конденсированных системах и других средах: Труды меж-
дународной конференции, Тверь 1997 (0,25 п.л.).
7. Генетический код с позиций теории кодирования // Там же (0,25 п.л.).
8. К информационной природе психики // Проблемы психологии и эргоно-
мики, №2 2000 (0,5 п.л.).
9. О философской значимости количественных мер информации // Роль фи-
лософии в формировании научно-технической элиты: Материалы между-
народного симпозиума, Тверь 1994 (0,1 п.л.).
10. Информатика и философское знание // Труды юбилейной конференции
ТГТУ, Тверь:ТГТУ 1998 (0,1 п.л.).
11. Информационные основы жизни // Там же (0,1 п.л.).
12. Субъективное сознание как информационный феномен // Экология чело-
века: ценностные ориентации молодежи на пороге XXI века: Материалы
научно-практической конференции, Тверь:ТГТУ 2000 (0,5 п.л.)
13. Теперь питание компьютера можно отключить // Компьютерра, №1 (378)
2001 (1/8 п.л.).
14. Обучение и обучаемость как информационные феномены – пути повы-
шения эффективности // Проблемы психологии и эргономики № 2(12)*, ч.
II, 2001 (1/8 п.л.).
15. Единица, деленная на нуль // Компьютерра № 21 (398) 2001 (0,25 п.л.).
16. Информатизация культуры или окультуривание информатики – проблема
границ //Культура мира: перспективы на рубеже XXI века: Материалы
международной научной конференции. Тверь 2001 (0,25 п.л.).




____________________________
Подписано в печать 26 октября 2001 г.
Тираж 100 экз. Заказ№ 163
__________________________
Тверь, типография ТГТУ

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ