СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи




Карташова Наталья Николаевна




ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДИАГНОСТИКА И
ПСИХОКОРРЕКЦИЯ КОММУНИКАТИВНО-РЕЧЕВОЙ
ИНАКТИВНОСТИ У ПОДРОСТКОВ




Специальность 19.00.01 – Общая психология, психология личности,
история психологии (психологические науки)



АВТОРЕФЕРАТ
диссертация на соискание ученой степени
кандидата психологических наук




Ставрополь - 2003
Работа выполнена на кафедре психологии
Ставропольского государственного университета



Научный руководитель: доктор психологических наук, доцент
Волоскова Наталья Николаевна

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор
Озеров Виктор Петрович

доктор психологических наук, профессор
Ратанова Тамара Анатольевна

Ведущая организация: Московский педагогический
государственный университет



Защита диссертации состоится 28 ноября 2003 года в 10 часов на заседании
диссертационного совета Д212.256.01 в Ставропольском государственном
университете по адресу: 355009. г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1а, аудитория 416.



С диссертацией можно ознакомится в библиотеке Ставропольского государст-
венного университета.



Автореферат разослан 25 октября 2003 года.




Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор биологических наук, профессор Л.И. Губарева



2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования. В последние десятилетия приобрела общественную
значимость подростковая психология. Социальные, экологические факторы, вступая в ак-
тивное взаимодействие с той или иной выраженностью психотипологической, характеро-
логической, личностной, конституционально обусловленной неполноценностью, дефект-
ностью мозга (А.Г. Ананьев, 1977; К.К. Платонов, 1965; Б.Н. Теплов, 1961; Е.В. Шорохова,
1961), приводят к проявлениям психологической и личностной декомпенсации и дезадап-
тации подростков.
Подростковая психология остро нуждается в теоретической и практической разра-
ботке аспектов психологии общения и, прежде всего, – общения речевого, часто отражаю-
щего различную степень выраженности мозговой недостаточности. А.Н. Леонтьев (1948)
утверждал, что всякий акт речи «представляет собой как бы решение своеобразной психо-
логической задачи, которая, в зависимости от формы и вида речи и от конкретных обстоя-
тельств и цели общения, требует разного ее построения и применения разных речевых
средств».
Отечественные психологи отмечают неразрывную связь несводимых друг к другу
общения и деятельности, выступающих в качестве базовых категорий психологической
науки (С.Л. Рубинштейн, 2000; Б.Ф. Ломов, 1984). Важнейшим ориентиром человека при
его деятельности в мире, диалоге человека с миром является язык. А.А. Леонтьев (1997)
называет его языком личности, подчеркивая этим самым не только “значенческий”, смы-
словой феномен языка, но личностно детерминированную (субъектную) стратегию речево-
го общения.
А.В. Брушлинский и В.А. Поликарпов (1999), подтверждая эти положения, указыва-
ют, что на любом уровне взаимодействия человека с миром сохраняется неразрывная
взаимосвязь субъект-субъектных и субъект-объектных типов соотношений. Мировоззрен-
ческий и культурный уровень вносят свою коррекцию в личностные переживания и пове-
денческие аномальные проявления, чаще всего, отражаясь в вербально-коммуникативной
функции или коммуникативно-речевой деятельности (И.А. Зимняя, 2001). В общем смысле
речевая коммуникация или речевое общение представляет собой важнейший фактор со-
вместной деятельности людей, выявляющий активность или инактивность его участников.
Личность развивается как целое и ни одна функция (ни речь, ни память) не может
развиваться самостоятельно, и лишь в целях научного анализа нами абстрагируется та или
иная сторона развития (Л.С. Выготский, 1934). Пубертатный период является переходным
этапом между детством и взрослым возрастом. Связанный с созреванием всех функцио-
нальных систем организма, активным формированием личности, ее социализации, подро-

3
стковый возраст отражает одну из существенных детерминант процесса дозревания (адо-
лесценции): коммуникативно-речевую деятельность, проявляющуюся активностью или
инактивностью. Конституционально-типологический комплексный анализ функций, про-
водимый в течение ряда лет в Ставропольском государственном университете, позволяет
«голографически» представить развитие личности в конституциональном личностном кон-
тинууме.
В подростковом возрасте общение является ведущей деятельностью, а кризис этого
периода связан с коммуникативными противоречиями. В связи с этим трудности комму-
никативно-речевой деятельности провоцируют личностные проблемы самоопределения и
самореализации в жизни, что обосновывает необходимость развития специализированной
психологической помощи подросткам.
Цель диссертационного исследования: разработка вариантов психологической ди-
агностики и психокоррекции коммуникативно-речевой инактивности у подростков с раз-
личной степенью выраженности конституционально-типологической предиспозиции лич-
ности.
Объект исследования: человек как целостное системное образование в субъектно-
объектных отношениях.
Предмет исследования: коммуникативно-речевая инактивность у подростков,
требующая оказания специализированной психологической помощи.
Задачи исследования:
1. Изучить научную литературу, посвященную вопросам психологической диагно-
стики и коррекции коммуникативно-речевой инактивности у подростков.
2. Подобрать унифицированный набор экспериментально-психологических методик,
наиболее полно отражающих степень выраженности коммуникативно-речевой инактивно-
сти.
3. Определить и разработать адекватные и оптимальные методы психологической
коррекции коммуникативно-речевой инактивности у подростков с учетом конституцио-
нально-психотипологических особенностей личности.
4. Объективизировать эффективность разработанных вариантов специализирован-
ной помощи подросткам с признаками коммуникативно-речевой инактивности, используя
методы психодиагностики.
Эмпирическая гипотеза исследования
Коммуникативно-речевая деятельность (активность/инактивность) может выступать
в качестве психологического маркера, отражающего степень выраженности конституцио-
нально-типологической и психотипологической личностной предиспозиции.



4
Теоретическая гипотеза исследования основана на континуально-генетическом
подходе к личностной индивидуальности, предполагая, что конституционально-
психотипологические основы индивида детерминируют субъектно-деятельностные отно-
шения личности. В случае справедливости настоящей гипотезы можно рассчитывать на
значительную эффективность от применения специализированной психологической по-
мощи, обращенной к конституциональным основам личности.
Методологические основы исследования: идея понимания речевого общения
А.А. Леонтьева; концептуальные и методологические проблемы исследования коммуника-
тивно-речевой деятельности (И.А. Зимняя, А.Н, Соколов, С.Д. Канцельсон); субъектно-
деятельностная концепция С.Л. Рубинштейна; теория диалогизма М.М. Бахтина; положе-
ния Л.С. Выготского о роли речи и мышления в развитии личности; механизмах речи
(Н.И. Жинкин, А.Р. Лурия, В. Пенфольд, Л. Робертс); концепции отечественной и зару-
бежной психологии о сущности личности и ее психологической структуры, самосознании
детей и подростков, преемственности между биологическим и социальным в психическом
развитии (Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Ж. Пиаже, С.Л. Рубинштейн, Б. Скиннер, В.Н. Мя-
сищев); об этапах формирования личности и общения в онтогенезе (Л.И. Божович,
М.И. Лисина, А.В. Запорожец, Д.Б. Эльконин); философско-теоретические концепции о
целостности личности (Л.И. Анцыферова, Е.В. Шорохова); представления об индивиду-
альных поведенческих стереотипах, зависящих от конституциональных или генетических
психических особенностей (Б.С. Братусь, В.В. Белоус, В.Н. Дружинин, Е.А. Климов,
В.С. Мерлин); отечественные принципы подхода к проблеме оказания специализирован-
ной психологической помощи (И.В. Боев, О.А. Ахвердова, Н.Н. Волоскова).
Материал и методики исследования. В экспериментально-психологическом иссле-
довании приняло участие 348 подростков (188 юношей и 160 девушек) в возрасте
15-16 лет. Обследование проводилось не менее 2 раз в год на базе Межвузовской лабора-
тории экспериментальной психологии Ставропольского государственного университета,
муниципальных общеобразовательных лицеев города Ставрополя в течение нескольких
лет, что позволило подтвердить предшествующие результаты исследования.
Для реализации поставленной цели и задач были использованы следующие методы и
методики психологического обследования: социограмма, метод полярных профилей
Дембо-Рубинштейн, позволяющий исследовать самооценку личности, методика исследо-
вания уровня притязаний К. Левина, методика исследования тревожности Ч. Спилбергера,
проективный тест Розенцвейга, методика шкалирования эмоциональных отношений, мето-
дика ранжирования определений, контент-анализ сочинений подростков и их родителей
(по В.В. Столину).



5
В настоящем выборочном экспериментально-психологическом обследовании участ-
вовали подростки, составившие 3 группы: 1 группа (основная) – подростки с проблемами
межличностной перцепции (по результатам социограммы «отвергаемые») и трудностями в
обучении русскому языку в виде ошибок письма и письменного высказывания; обучаю-
щихся не выше «удовлетворительно», что указывало на конституционально-
типологическую недостаточность ВНД и психотипологическую предиспозицию личности
(Н.Н. Волоскова, 2001; И.В. Боев, 2003); 2 группа (сравнительная) – подростки, имеющие
трудности обучения русскому языку, с дефектами звукопроизношения или невнятной уст-
ной речью, но без искажения межличностной перцепции, т.е. референтные с группой свер-
стников, что подчеркивает вероятность лишь конституционально-типологической недос-
таточности ВНД (О.А. Минаева, 2003); 3 группа – контрольная и состояла из условно здо-
ровых подростков, обучающихся на «хорошо» и «отлично», отличающихся стабильными
межличностными отношениями.
Используя принципы дифференциальной диагностики в психологии личности, пред-
ложенные О.А. Ахвердовой и И.В. Боевым (1990-2003), все обследуемые были распреде-
лены по месту их расположения в конституционально-континуальном пространстве на
диапазон психологической нормы - акцентуации с признаками конституционально-
типологической недостаточности ВНД (2 группа) и диапазон пограничной аномальной
личности (ПАЛ) с признаками сочетанной конституционально-типологической недоста-
точности ВНД и психотипологической предиспозиции личности (1 группа).
Результаты экспериментально-психологического исследования всех подростков
подверглись сплошной математической обработке полученных данных, которая проводи-
лась методом многомерной статистики с применением факторного и корреляционного
анализов.
Организация и этапы исследования. Теоретико-экспериментальная работа прово-
дилась в несколько этапов:
1. Поисково-теоретический этап (2000-2001 гг.) был направлен на изучение и анализ
психологической, научно-методической и специальной литературы; была уточнена тема
исследования, разработан план работы, проводился отбор методов и средств для дальней-
шего исследования и психокоррекции.
2. Экспериментально-психологический этап (2001-2002 гг.), на котором определя-
лись реактивная и личностная тревожность, коммуникативность, отношение к окружаю-
щим, активность, эмоционально-волевые качества, личностные установки подростков и
межличностные отношения в семье в коллективе сверстников. С помощью социограммы
были выявлены «отвергаемые» учащиеся. Подсчитывались и анализировались корреляции
между иерархиями качеств, полученных с помощью методики ранжирования определений:

6
«Я» реального и идеального. Внедрение и объективизация эффективности специально раз-
работанной психокоррекционной программы для подростков с признаками коммуникатив-
но-речевой инактивности.
3. Обобщающе-аналитический этап (2002-2003 гг.), когда проводилась систематиза-
ция результатов исследования с последующим статистическим и патогенетическим анали-
зом; уточнялись теоретические положения; объективизировалась эффективность психо-
коррекционных методов; полученные результаты психолого-математического анализа бы-
ли визуализированы графически, что повысило доступность восприятия результатов ис-
следования и точность интерпретации.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Коммуникативно-речевая деятельность (активность или инактивность) отражает
уровень развития психических процессов, межличностных отношений, сознания и само-
сознания личности и может выступать в качестве психологического маркера степени вы-
раженности конституционально-типологической и личностной предиспозиции подростка.
2. Предлагаемый комплекс психологических методов диагностики позволяет на вы-
соко достоверном уровне определить степень выраженности коммуникативно-речевой
инактивности как маркера конституционально-типологической недостаточности высшей
нервной деятельности (ВНД) и/или психотипологической предиспозиции личности.
3. Подросткам с признаками коммуникативно-речевой инактивности необходима
специализированная психологическая помощь с целью восстановления конституциональ-
ных психологических механизмов компенсации и адаптации личности, что служит профи-
лактикой вероятностных личностных и поведенческих нарушений у подростков.
Научная новизна исследования. Впервые изучена коммуникативно-речевая инак-
тивность в подростковом возрасте с позиций конституциональной психологии. Выделен
психологический и личностный комплекс признаков коммуникативно-речевой инактивно-
сти у подростков, имеющих различную степень выраженности конституционально-
типологической недостаточности ВНД и/или психотипологической предиспозиции лично-
сти. Доказано, что коммуникативно-речевая инактивность может проявляться у подрост-
ков, относящихся к конституциональному личностному диапазону психологической нор-
мы - акцентуации, или к диапазону пограничной аномальной личности. В первом случае
правомерно ожидать благоприятного социально-психологического прогноза, во втором
случае – это неоправданно.
Теоретическая значимость исследования заключается в раскрытии интимных пси-
хологических и личностных механизмов, лежащих в основе столь важного для подростков
комплекса коммуникативно-речевой активности/инактивности. Представлены научные ар-
гументы, подтверждающие, что конституциональные психологические механизмы защиты

7
в виде компенсации и адаптации зависят от степени выраженности и сочетания конститу-
ционально-типологической недостаточности ВНД и психотипологической предиспозиции
личности. Оценка коммуникативно-речевой инактивности с точки зрения конституцио-
нального личностного континуума позволяет в полном объеме представить себе формиро-
вание неразрывной взаимосвязи субъект-субъектных и субъект-объектных типов соотно-
шений у подростков.
Практическая значимость исследования состоит в том, что разработан диагности-
ческий комплекс психологических методик, показатели которых в своей совокупности
полноценно и достоверно раскрывают суть коммуникативно-речевой инактивности у
подростков. Предложенный диагностический психологический комплекс может быть
использован в иных научных исследованиях, направленных на решение аналогичных за-
дач, в работе школьной психологической службы. Психологам, клиническим психологам,
социальным работникам и учителям предложена для использования в практической ра-
боте совокупность психологических признаков, отражающих различную степень выра-
женности коммуникативно-речевой инактивности. Разработана специализированная пси-
хологическая помощь в виде различных вариантов индивидуальной и групповой психо-
коррекции, включающих социально-психологические тренинги, направленные на восста-
новление конституциональных психологических механизмов компенсации и адаптации.
Применяемые методы психокоррекции позволяют добиться позитивного личностного
дрейфа из диапазона ПАЛ в сторону диапазона психологической нормы-акцентуации, ко-
гда восстанавливается уровень адекватности самооценки, устраняется фиксация на пре-
пятствиях, нивелируются тревожность и переживания речевого дефекта, заметно улучша-
ется коммуникативность.
Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечены исходными
методологическими позициями, опирающимися на современные достижения психологии
личности, реализацией методов психодиагностики, адекватных предмету и задачам иссле-
дования, репрезентативностью выборки, значимостью полученных результатов при ис-
пользовании специализированной психологической помощи подросткам, а также экспери-
ментальных данных, основанных на качественном и количественном анализе с примене-
нием современных методов статистической обработки данных.
Апробация и внедрение результатов исследования. Материалы диссертации обсу-
ждались на аспирантских семинарах и заседаниях кафедры психологии Ставропольского
государственного университета, на заседаниях научно-координационного Совета факуль-
тета психологии СГУ, представлялись на XLII научно-методической конференции препо-
давателей и студентов «Университетская наука – региону» (Ставрополь, 1997, 1999),
44 научно-методической конференции «Язык и образование в диалоге культур»

8
«Университетская наука – региону» (Ставрополь, 2000), научной региональной конферен-
ции «Лингвистические и экстралингвистические проблемы межкультурной коммуника-
ции» (Ставрополь, 2000), научно-методической конференции «Личность: культура и обра-
зование» (Ставрополь, 2001). Материалы исследования внедрены в образовательный про-
цесс Ставропольского государственного университета, общеобразовательных учреждений
города Ставрополя.
Публикации результатов исследования: по теме диссертации опубликовано 7 ра-
бот.
Объем и структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, выводов,
заключения, списка использованной литературы и приложений. Основное содержание ра-
боты изложено на 165 страницах машинописного текста, иллюстрировано таблицами и ри-
сунками. Библиография насчитывает 219 источников: из них 214 на русском языке и 5 –
на иностранном языке.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснован выбор проблематики настоящего исследования, определены
актуальность темы, объект и предмет исследования, поставлены цель и задачи исследова-
ния, сформулированы научная новизна, теоретическая и практическая ценность работы,
изложены гипотеза исследования и основные положения, выносимые на защиту.
В первой главе – «Проблема коммуникативно-речевой активности/инактивности
в психологической науке» представлен анализ научной литературы, посвященной изучению
речевой деятельности и общению, которые в целом формируются и развиваются в единст-
ве с общим развитием личности. Все виды речевой деятельности (устная и письменная)
наиболее ярко проявляются в вербально-коммуникативном функционировании (Л.С. Вы-
готский, 1982; Н.И. Жинкин, 1982; А.Р. Лурия, 1969; И.А. Зимняя, 2001). Процессы позна-
ния и коммуникации органически соединены при формировании мысле-рече-языковой
способности человека и органически спаяны с развитием его личности (А.А. Леонтьев,
1999;
Т.М. Ярошевский, 1984). Как явление био-психо-социальное, речевая деятельность (рече-
вое поведение) отражает индивидуально-психологические особенности личности, обнажая
при этом, общие социальные корни общения, деятельности, сознания и личности человека.
В коммуникативно-речевой активности отражаются волевые усилия, внутренняя го-
товность действовать соответствующим образом в конкретной коммуникативно-речевой

9
ситуации, динамическое интегральное свойство личности, способное трансформировать
под воздействием обучения или психокоррекции свой характер от воспроизводящего до
творческого. Коммуникативно-речевая активность – это и предмет, и основное условие
обучения речи (Р.Т. Фульга, 1982).
Тесные связи между структурами личности и процессом общения, как в онтогенезе,
так и в процессе функционирования зрелой личности (актуалогенезе) позволяет постули-
ровать, что нарушения коммуникативных функций должны неизбежно привести к ано-
мальным изменениям личности, неадаптивному ее поведению на внутри- и межличност-
ном уровне (О.А. Ахвердова, 1998; И.В. Боев, 1999). И наоборот, патология личности не
может, по мнению Ж.М. Глозман (2002), не повлиять на коммуникативные возможности
субъекта.
Во второй главе – «Материал, методы исследования и психокоррекции коммуника-
тивно-речевой инактивности у подростков» – с позиции конституциональной психологии
анализируется коммуникативно-речевая инактивность в континууме конституционально-
психотипологической изменчивости личности, рассматриваются операционально-
техническое, мотивационное и звено контроля коммуникативно-речевой функции, а также
дается психологический анализ видов речевой деятельности (устной и письменной).
Третья глава – «Результаты экспериментально-психологических исследований
коммуникативно-речевой инактивности у подростков» посвящена сравнительному эмпи-
рическому и экспериментально-психологическому анализу подростков.
Исследование самооценки подростков с коммуникативно-речевой инактивностью
подтвердило появление признаков нарушения адекватности самооценки, когда количество
крайних (неадекватных) оценок в 1 группе достигало 78% от общего числа оценок,
во 2 группе не превышало 44% обследованных; в тоже время в контрольной 3 группе
крайние оценки практически отсутствовали - 1,5% от общего числа оценок. Подростки
контрольной группы стремились сделать выбор на шкале в месте близком к средней сте-
пени выраженности оцениваемого качества. Подростки первой и второй эксперименталь-
ных групп показали не более 26% случаев заниженной самооценки, не более 12% демонст-
рировали завышенный уровень самооценки, а в контрольной группе этот показатель не
превышал 6% случаев (рис. 1).




10
3,5
до коррекции
после коррекции
3



2,5



2



1,5



1



0,5



0
Коммуникативность Активность Эмоционально- отношение к
волевые качества окружающим

Рисунок №1 Динамика уровня самооценки подростков в процессе психокоррекции


Неадекватные оценки распределялись как на отрицательном, так и на положитель-
ном полюсе, распространяясь не только на шкалы коммуникативности, но и на остальные
группы качеств, что позволяют оценить их как показатель выражения степени нарушений
самооценки у подростков, имеющих коммуникативно-речевую инактивность. Достоверно
неадекватная самооценка в большей степени выражена среди обследованных 1 группы.
Сравнительная динамика личностных качеств в процессе психокоррекции показала
увеличение самооценки по шкале коммуникативности у 86% подростков (р<0,05), по шка-
ле активности – у 70% подростков (р<0,05). Самооценка подростков стала отличаться
большей определенностью, на что указывало отсутствие неадекватных выборов оценок.
По показателю сдвига самооценки (уменьшение степени расхождения реальной и премор-
бидной самооценок) ее динамика после завершения специализированной психологической
помощи была положительной в обеих группах. Анализ результатов изменчивости само-
оценки в динамике психокоррекционной работы позволяет утверждать, что психологиче-
ская помощь положительно влияет на адекватность самооценки подростков, уменьшая
практически в 3 раза количество неадекватных оценок в основной и сравнительной груп-
пах. Адекватность самооценки наблюдалась в среднем у 66% подростков по сравнению с
начальным периодом, не превышавшим 45% случаев.



11
Следовательно, направленность психокоррекции на восстановление конституцио-
нальных психологических механизмов компенсации и адаптации личности достоверно по-
зволяет значительно уменьшить степень расхождения в самооценке подростков до и после
психокоррекции по трем шкалам: коммуникативности, активности и эмоционально-
волевым качествам.
В отличие от контрольной группы условно здоровых подростков, у которых обе са-
мооценки практически совпадали (среднее расхождение 0,2 см, что составляет 2%), у под-
ростков диапазона психологической нормы – акцентуации с признаками конституцио-
нально-типологической недостаточности ВНД было выражено среднее расхождение меж-
ду актуальной и преморбидной самооценками, колеблющимися от 10 до 25% случаев, что
определялось по трем шкалам: эмоционально-волевой, активности и коммуникативности.
Шкала качеств, характеризующих отношение к окружающим, оказалась относительно ус-
тойчивой. В тоже время, среди подростков диапазона ПАЛ с сочетанной конституцио-
нально-типологической недостаточностью ВНД и психотипологической предиспозицией
личности среднее расхождение превышает 35-45% случаев, при этом отношение к окру-
жающим по шкале качеств отличалось неустойчивостью, указывая на нарастание социаль-
но-психологической дезадаптации у исследуемых подростков.
Таким образом, изменение самооценки и самоконтроля у подростков, имеющих ком-
муникативно-речевую инактивность, отражает результат нарушения способности к вер-
бальному и невербальному общению, резко изменяющего всю систему социальных взаи-
модействий этих подростков, что достоверно заметно на примере подростков диапазона
ПАЛ с сочетанной конституциональной недостаточностью ВНД и психотипологической
предиспозицией личности.
Исследование уровня притязаний подростков с коммуникативно-речевой инактивно-
стью показало, что у них, как правило, вырабатывается адекватный уровень притязаний,
т.е. отмечается повышение уровня притязаний после успешного выполнения задания и его
понижение после фиаско у подростков контрольной группы. Компонентом мотивационной
структуры служили познавательный мотив или «деловое» отношение к заданиям, которые
наблюдались у 30% всех обследованных подростков; мотив избегания - у 30%; мотив сме-
ны деятельности - у 15% подростков. У подростков диапазона психологической нормы -
акцентуации с признаками конституционально-психотипологической недостаточности
ВНД (2 группа) в начале эксперимента регистрировался мотив самоуважения к заданиям,
т.е. обследуемые стремились вникнуть в смысл заданий, попробовать свои силы в их ре-
шении, проявляющееся в повышении уровня притязаний (на единицу сложности). Однако,
после 1–2 фиаско подряд отмечалось резкое понижение уровня притязаний с формирова-
нием адекватных реакций в дальнейшем. У них же в 7,5% случаев проявилась повышенная
заинтересованность в успехе, т.е. преобладал состязательный мотив. Выполняя задания,
они постоянно считали количество полученных плюсов и минусов и выбирали более лег-


12
кое задание после успешного решения, мотивируя свое поведение тем, «чтобы было
больше плюсов». Подростки диапазона ПАЛ с конституционально-типологической недос-
таточностью ВНД и психотипологической предиспозицией личности (1 группа) отлича-
лись тенденцией к однообразному выбору заданий в сторону повышения или понижения
сложности, невзирая на успешность или неуспешность их выполнения.
Сравнение двух экспериментальных серий (вербальной и перцептивной) выявляет
значимые различия между ними (p<0,05). Во 2 группе подростков диапазона психологиче-
ской нормы – акцентуаций с признаками конституциональной недостаточности ВНД
исходный и конечный уровни притязаний были выше при выполнении перцептивных за-
даний и ниже при выполнении речевых заданий. При выполнении речевых заданий на-
блюдался меньший диапазон выбора на фоне значительно более высокой суммы сдвигов –
реактивность на успех/неуспех (p<0,01). В 1 группе подростков диапазона ПАЛ с сочетан-
ной конституциональной предиспозицией ВНД и личности отчетливого влияния характера
заданий на показатели уровня притязаний не обнаружено (p<0,01), за счет искажения звена
контроля в процессе общения, что подтверждает большую степень выраженности соци-
ально-психологической дезадаптации у обследованных.
Обобщая результаты исследования уровня притязаний у подростков, можно отметить
выявление различных установок личности и способов реагирования на изменение соци-
альной ситуации, а также тенденцию к адекватному или ригидному подходу в выборе ре-
шений. Подросткам 2 группы свойственна тенденция к более адекватному выбору реше-
ний, подчеркивая, тем самым, большую сохранность конституциональных механизмов
психологической компенсации и адаптации. В тоже время, у подростков 1 (основной)
группы наличие сочетанной конституционально-типологической недостаточности ВНД и
психотипологической предиспозиции личности, достоверно соотносится с тенденцией к
более ригидному выбору решений. Настоящие факты, вероятнее всего, подтверждают не-
устойчивость конституциональных механизмов психологической компенсации и адапта-
ции, что отражается на уровне притязаний и самооценки в целом в данной группе обследо-
ванных, которых объединяет различная степень выраженности коммуникативно-речевой
инактивности.
Экспериментально-психологическое исследование тревожности подтвердило психо-
логическую реальность двух выделенных Ч. Спилбергером форм тревожности – личност-
ной (ЛТ) и реактивной (РТ), а также их различную взаимосвязь в изучаемых подростковых
группах. Результаты исследования показали, что при преобладании сложностей в межлич-
ностных отношениях (1 группа испытуемых) реактивная тревожность выше, чем личност-
ная (р<0,01); при доминировании речевых проблем у подростков (2 группа испытуемых)
наблюдается преобладание личностной тревожности над реактивной (р <0,05). Таким об-
разом, измерение тревожности показывает, прежде всего, устойчивую неадекватную эмо-
циональную реакцию подростков основной и сравнительной групп на проблемные ситуа-


13
ции, приводя к гипертрофии личностной или реактивной тревожности, когда тревожность
из психологической характеристики трансформируется в свойство личности, изменяя, тем
самым, личностную структуру. Искажение личностной структуры отражает и подтвержда-
ет формирование аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков,
когда происходит негативный, конституционально-обусловленный личностный дрейф, в
сторону диапазона ПАЛ из диапазона психологической нормы – акцентуации, что более
характерно для подростков 2 группы; или же дрейф внутри диапазона ПАЛ, который свой-
ственен подросткам 1 группы. Обе группы обследованных объединяло наличие коммуни-
кативно-речевой инактивности, выступающей в качестве маркера аномальной личностной
и поведенческой изменчивости.
Таким образом, психологический анализ изменений личности подростков с призна-
ками коммуникативно-речевой инактивности, позволяет вычленить два взаимосвязанных
между собой аспекта: структурный и функциональный. Первый аспект обусловлен соче-
танной конституциональной предиспозицией ВНД и личности, приводящей к стойким
нарушениям в виде коммуникативно-речевой инактивности у подростков. Наличие кон-
ституционально-типологической предиспозиции ВНД у обследованных подростков детер-
минирует меньшую степень выраженности коммуникативно-речевых проблем. Следова-
тельно, объективные условия внешнего взаимоотношения человека с окружающим миром,
отражаясь в его сознании, изменяют и его внутреннее, психическое самосознание, отно-
шение к собственному «Я» и к окружающим его людям.
Результаты исследования уровня тревожности позволили объективизировать эффек-
тивность применяемой психокоррекции. После завершения специализированной психоло-
гической помощи уровень личностной тревожности снизился (р<0,05) в основной и срав-
нительной группах, что отражает благоприятный психологический эффект индивидуаль-
ной и групповой психокоррекции на конституциональную предиспозицию ВНД и/или
личности подростков с признаками коммуникативно-речевой инактивности, позволяя им
достичь адекватного уровня самосознания, преодолеть отрицательные личностные уста-
новки и способствовать формированию лучшей социальной адаптации. В целом, прово-
димая психокоррекция, определяла тенденцию к позитивному конституциональному лич-
ностному дрейфу в сторону диапазона психологической нормы - акцентуации.
Исследование личностных установок с помощью модифицированного проективного
теста Розенцвейга позволило раскрыть тот факт, что у подростков с сочетанными речевы-
ми и проблемами межличностной перцепции происходит достоверное уменьшение
(р<0,01) по сравнению с подростками из контрольной группы экстрапунитивных (Е) и им-
пунитивных (М) реакций, на фоне увеличения интрапунитивных (I) реакций, а также пока-
зателя ОD (фиксация на препятствии). Полученные результаты отражают преобладание
феномена страха, в частности, перед необходимостью речевого общения, что отмечается
у 72%, участвующих в эксперименте подростков 1 группы. У подростков 2 сравнительной


14
группы наблюдается более высокий процент экстрапунитивных (Е) реакций, приближаю-
щихся к норме; ниже процент интрапунитивных (I) реакций и меньше значения показателя
(ОD), т.е. у подростков этой группы отмечается меньшая фиксация на препятствии
(р<0,05). Можно предположить, что полученные результаты обусловлены большей адап-
тированностью подростков 2 группы в коллективе. Последнее, вероятнее всего, связано с
отсутствием психотипологической личностной предиспозицией обследованных 2 группы.
В процессе проведения специализированной психологической помощи в обеих груп-
пах наблюдалось повышение значений показателя ED, подтверждая вероятность восста-
новления конституциональных психологических механизмов компенсации и адаптации,
что особенно ярко проявляется в способности подростков преодолевать препятствия, бы-
товые ситуации. В тоже время показатели теста Розенцвейга подчеркивают нарастание
мотивированности подростков к психокоррекционным занятиям, во время которых ком-
муникативно-речевая инактивность заметна снижается (табл. 1).
Таблица 1
Сравнительный анализ направленности психологических реакций и типа фиксации
до и после психокоррекции
Направленность Динамика Динамика типа
реакций до проведе- направленности Тип фиксации фиксации после
ния психокоррекции реакций после психокоррекции
психокоррекции
E 46,1 % E 30,5% OD 53,6% OD 43,6%

I 61% I 46,1% IP 15,5% IP 15,5%

M 8,5% M 23,4% ED 31,9% ED 41, 9%

Сопоставление сравнительного анализа результатов показывает зависимость между
высоким уровнем тревожности коррелирующим с меньшей степенью социальной адапта-
ции к фрустрирующей ситуации, в частности к ситуации коммуникативно-речевой инак-
тивности. У высокотревожных подростков слабее установки на преодоление препятствий,
когда способность к поиску оптимального выхода из фрустрирующей ситуации ограниче-
на. У них более выражены интрапунитивные, самообвинительные реакции, а также пока-
затель фиксации на препятствии. Обнаруженные корреляционные взаимосвязи особенно
значимы в случаях, когда повышение или понижение показателей личностной и реактив-
ной тревожности выражены примерно в равной степени.
Негативные психологические и личностные переживания подростков, сужение сферы
общения, связанные с коммуникативно-речевой ограниченностью, их реакции на отноше-
ние окружающих и, прежде, микросоциальной среды, зависят от степени выраженности
конституциональной предиспозиции ВНД и/или личности и обусловлены надежностью
конституциональных механизмов защиты.


15
Исследование межличностных отношений в семьях подростков с коммуникативно-
речевой инактивностью продемонстрировало различную выраженность микросоциальной
дезадаптации. Анамнестические данные обследуемых подростков выявили в 74% случаев
негармоничные семьи, деформированные – в 69%, с отягощенным алкогольным анамнезом
– в 39%, с судимостью родителей – в 2% случаев. В основной и сравнительной группах
достоверно чаще, чем в контрольной, отмечалось неправильное воспитание по типу проти-
воречивого – в 25% случаев, гипоопеки – в 40%, в сочетании с эмоциональным отвержени-
ем - в 35% случаев. Роль внутрисемейной позиции определялась при анализе сочинений.
Средний объем сочинений у матерей значительно выше, чем у отцов (2/1, 2/5 страницы).
Контент-анализ позволил выявить высокие показатели у матерей по всем параметрам
(9,74/7,43 по категории «уважение», 7,2/3,44 по категории «симпатия», 4,78/1,54 по катего-
рии «близость»). Можно выделить несколько аспектов нарушения равновесия в семье
(табл. 2).
Таблица 2
Аспекты нарушений межличностных отношений в семьях подростков,
имеющих признаки коммуникативно-речевой инактивности
Социальный Психофизио-
Психологический Учебный
логический
Конфликт между Перестройка внутри- Переутомление Снижение активности
требованиями в семейных ролей и напряжение В учебе, плохая успе-
школе и в семье ваемость

Ограничение Эмоциональное Депрессия и стресс Аутизация, гипоти-
социальных донорство и аффек- мия или агрессивное
контактов тивный дефицит поведение

Ограничение воз- Конфликты с родите- Дополнительная Дезорганизация,
можностей досуга лями и сверстниками потребность в специа- дезадаптация
и отдыха лизированной помощи

Анализ показывает, что в детско-родительских отношениях, способствующих по-
явлению, закреплению и поддержанию коммуникативно-речевой инактивности присутст-
вуют следующие тенденции: 1) сверхопека матери вплоть до стремления принять на себя
коммуникативно-речевые проблемы подростка, что вызывает еще большую фиксацию на
этих проблемах; 2) подавляющая, контрольно-регламентирующая атмосфера семьи, повы-
шенная тревожность и ригидность в отношениях, авторитарный стиль родительских отно-
шений, блокирующие коммуникативно-речевую деятельность подростка и провоцирую-
щие его защитные реакции вплоть до избегания общения; 3) заниженная оценка родителя-
ми собственного ребенка, вытеснение его из сферы личностной проблематики, что ведет к
снижению ценности общения в целом, а коммуникативно-речевая инактивность становит-
ся способом привлечения к себе внимания родителей; 4) преобладающая в семье атмосфе-
ра стремления к высоким достижениям, приводящая к напряженности или «уходу в себя»

16
как оправданию своей несостоятельности в случае неуспеха; 5) общая депрессивная обста-
новка, повышенное чувство вины, эмоциональная напряженность подростков и родите-
лей, что усиливает сенситивность и чувство неполноценности.
Полученные данные позволяют говорить о существовании особых психологических
механизмов возникновения, закрепления и развития коммуникативно-речевой инактивно-
сти как экстраполяции патологических поведенческих структур от родителей к детям. В
свою очередь, речевая неполноценность, нарушение ее коммуникативной функции, вслед-
ствие сочетанной конституционально-типологической недостаточности ВНД и/или психо-
типологической предиспозиции личности отражается на адаптации ребенка в микросоци-
альной среде, способствуя формированию аномальных личностных и поведенческих на-
рушений. Взаимосочетание и взаимодействие внешних социально-психологических фак-
торов с внутренними конституциональными факторами является примером того, как кон-
ституционально неполноценная почва усиливает деструктивный эффект воздействия
внешних факторов, когда коммуникативно-речевая инактивность выступает в качестве
маркера личностной аномалии.
Личностная реакция на воспринимаемое или реальное снижение уважения к себе со
стороны родных у подростков приводит к фрустрационным и защитным реакциям, мотиву
избегания общения со стороны близких.
В подростковом возрасте оценка уважения является весьма значимой и показатель
«уважение» выявляет недостаточно адекватное восприятие эмоционального отношения к
собственному «Я» членов семьи, свидетельствуя о нарушении «межличностной когнитив-
ной компетенции» — способности к адекватному и дифференцированному отражению
различных сторон личности другого человека и отношений с этим другим, что приводит к
нарушениям в звене получения подростком экспериментальной группы обратной связи
при коммуникации.
Показатели неадекватности восприятия (разница между собственной рефлексивной
оценкой и прямой оценкой родственника) также выше по параметру «уважение», чем по
двум другим. Обращает на себя внимание также разнонаправленность этих показателей у
подростков и их родственников: подростки недооценивают уважение родных, а родствен-
ники, наоборот, переоценивают уважение подростка. Выявленные нарушения межлично-
стного восприятия указывают на неэффективность обратной связи в процессе семейного
общения в звене передачи обратной связи (реципиент не получает реальной информации о
том, как его воспринимает коммуникатор), либо в звене ее получения (искаженное воспри-
ятие этой информации из-за актуализации защитных комплексов, проекции собственных
проблем и мотивов). Характерно, что расширение информационного психологического
поля подростка и его родственников в процессе психокоррекции с данными, полученными
в исследовании межличностных отношений в семье, улучшало обратную психологиче-
скую связь и адекватность взаимного личностного восприятия.
Информационный аспект психокоррекции коммуникативно-речевой инактивности,
восстанавливая уровень самосознания, активизируя конституциональные психологические
17
механизмы компенсации и адаптации, благоприятно влияет на межличностные отношения
в семьях подростков. Таким образом, трудности операциональных возможностей комму-
никации подростков, базирующиеся на различной степени выраженности конституцио-
нальной недостаточности ВНД и/или личности, приводят к аномальной личностной и по-
веденческой изменчивости у подростков. Деструктивные взаимодействия социально-
психологических и конституциональных факторов, основным проявлением которых явля-
ется коммуникационно-речевая инактивность, создают феномен «порочного круга». В то-
же время, расширение личностно-психологических возможностей коммуникации, возни-
кающие в процессе психокоррекции, подтверждают восстановление конституциональных
механизмов защиты, которые обеспечивают позитивный личностный дрейф в сторону
диапазона психологической нормы – акцентуации.
Анализ устных высказываний и письменных текстов-сочинений подростков проде-
монстрировал низкую сформированность семантического уровня синтаксиса и оформле-
ния формально-грамматической структуры предложения в 50% случаев. Анализ изложе-
ний и сочинений позволяет утверждать, что смысловой синтаксис нарушен у незначитель-
ного количества учащихся (16%), но при этом констатируются орфографические и калли-
графические ошибки, плохой почерк, исправления. Кроме того, 42% учащихся употребля-
ли альтернативную лексику более экспрессивную по сравнению со стандартным языком,
что указывало на потребность уменьшения эмоциональной напряженности. К эмоциональ-
ной разрядке можно отнести жаргонизмы, сленг, широко употребляемые подростками, как
в устной, так и в письменной речи.
У 22% обследованных обнаруживаются в устной и письменной речи англицизмы и
специфические для молодежных групп выражения, с помощью которых подростки стре-
мятся подчеркнуть собственную индивидуальность, приобрести псевдоавторитет среди
сверстников. Не смотря на серьезные недостатки устных и письменных высказываний,
подростки «чувствуют» специфику общения как устного, так и письменного с отсутст-
вующим собеседником, связанную с необходимостью побуждения его к действию, соблю-
дают эпистолярную форму и субъективно адресные отношения. Скрытые резервные пси-
холого-биологические возможности подростков экспериментальных групп актуализирова-
лись в процессе психокоррекционной помощи.
Анализ межличностных отношений в семье и личностных тестов у подростков с ком-
муникативно-речевой инактивностью доказал трудности операциональных возможностей
коммуникации (выбор речевых и неречевых средств общения, фонетического, просодиче-
ского и стилевого оформления речи), которые сопровождают аномальную личностную и
поведенческую изменчивость.
Анализ структурных компонентов общения. Анализ мотивационного звена общения,
включающего ориентировку в ситуации общения, коммуникативное намерение, осознание
психологической реальности «Другого», установку на «прочтение Другого», показало, что
у подростков экспериментальных групп, имеющих коммуникативно-речевую инактив-
ность, в связи с недостатками операциональных возможностей общения изменяется иерар-
18
хия смыслообразующих мотивов. В первой основной группе подростков изменены два
компонента мотивационного звена общения: осознание психологической реальности
«Другого» и установка на взаимодействие с ним.
Эти два звена необходимы для перехода от автокоммуникации к внешней коммуни-
кации, что предполагает вытеснение своего Я-образа на периферию внимания, чтобы в
центр поставить восприятие реального внешнего партнера, его социальную роль на дан-
ный момент и межличностную роль, т.е. отношения ко мне, а также, восприятие своей ак-
туальной роли глазами партнера (что он ждет от нас), концентрацию внимания на воспри-
ятие («прочтении») реального внешнего партнера, его отношения к себе, а затем уточнение
этих
образов «Другого» и «Я глазами Другого» в ходе дальнейшего общения (Ж.М. Глозман,
2002). Речевая деятельность, в освоении которой подростки испытывали трудности, стано-
вится первичной по отношению ко всем другим видам деятельности и подростки становят-
ся «носителем комплекса нереализованных установок» (М.Т. Буачидзе, 1989), проявляя
при этом инактивность во всех ситуациях общения.
Переживание речевого дефекта, неуспешности в учебе, проблемы межличностного
характера в семье и коллективе сверстников, а точнее, эмоциональная сторона самосозна-
ния становится основой мотивообразования у данной группы подростков, что и является,
очевидно, следствием изменения ситуации общения в восприятии, «в смысловом поле»
субъекта в результате специфического ее осмысления и превращения «динамики реальной
ситуации» в «динамическую систему реального действия» (Л.С. Выготский, т.5, с. 250),
проявляясь инактивностью и в познавательной системе взаимоотношений субъекта.
Изменение иерархии смыслообразующих мотивов при нарушениях операциональных
возможностей коммуникации имеет различные эффекты. У подростков диапазона психо-
логической нормы - акцентуации (2 группа) формируется стойкая мотивированность к це-
ленаправленной деятельности, желание достичь мотива - цели, справиться со своими про-
блемами. Подростки, личностные и поведенческие изменения которых соответствуют
диапазону ПАЛ (1 группа), испытывают возникающие противоречия между операцио-
нальными возможностями речевой деятельности (речевыми средствами) и мотивами дея-
тельности. Они часто осознают эти противоречия, однако не способны самостоятельно
продуктивно разрешить их, т.к. все психологические проблемы для такого подростка ста-
новятся сверхзначимыми, вызывая у него «целое семейство отрицательных эмоциональ-
ных состояний», что ведет к их фиксации, определяя формирование аномального стерео-
типа девиантного поведения. В результате формируется неустойчивость, вплоть до «сры-
ва» конституциональных механизмов психологической защиты в виде компенсации и
адаптации, которые проявляются в средствах прикрытия нарушенной деятельности обще-
ния, в избегании ряда ситуаций, сужении круга контактов, обеднении речевых действий,
недостаточной адекватности протекания коммуникации. Коммуникации носят аутокомму-
никативный характер, отражающий только личностные ощущения и психологические
трудности, а не реакцию на собеседника.
19
В первой основной группе подростков, у которых присутствуют трудности рече-
языкового освоения, обусловленные сочетанной конституционально-типологической не-
достаточностью ВНД и психотипологической предиспозиции личности, вызывающей
коммуникативно-речевую инактивность, выявлены трудности целенаправленного выбора
способов принятия решения коммуникативного намерения и коммуникативной задачи. У
этих подростков затруднено осознание внутренней необходимости и возможности осуще-
ствлять выборы средств и способов коммуникации, вследствие нарушения критичности,
подконтрольности речевых действий, поведения в целом.
Специализированная психологическая помощь включала индивидуальную и группо-
вую психологическую коррекцию, адресованную к восстановлению конституциональных
психологических механизмов защиты, смысл которых состоял в актуализации личностной
и поведенческой компенсации и адаптации (И.В. Боев, О.А. Ахвердова, Н.Н. Волоскова,
2001). В процессе проведения психокоррекции учитывался личностный психотип испы-
туемых и место расположения в конституциональном личностном континууме: диапазон
нормы - акцентуации или диапазон ПАЛ. Восстановление конституциональных механиз-
мов компенсации и адаптации повышает толерантность подростков к внешним социаль-
ным стрессорам, предоставляет возможность позитивного взаимодействия социальных и
конституциональных факторов.
Психологическая коррекция состояла из танцевальной терапии с рефлексивным слу-
шанием и активным оперированием эмотивной лексикой, помогающей идентифицировать
чувства; тренингов ролевых ситуаций с заучиванием речевых клише; социально-
психологический тренингов, уроков рефлексии, позволяющих повысить значение звеньев
контроля и мотивации общения, операционально-технических возможностей коммуника-
тивно-речевой деятельности, ее активизации.
Практические рекомендации. Разработанный психологический диагностический
комплекс коммуникативно-речевой инактивности может быть широко использован при
массовых обследованиях различных субпопуляций подростков. Применение настоящего
комплекса позволит на ранних этапах и своевременно выявить подростков с признаками
конституционально-типологической недостаточностью ВНД и/или психотипологической
предиспозицией личности. Своевременное обнаружение мозговой недостаточности по-
зволит использовать адекватные методы специализированной психологической помощи,
которые могут применяться психологами, учителями, социальными работниками, психо-
терапевтами. Разработанные методы индивидуальной и групповой психокоррекции ак-
тивно восстанавливают конституциональные механизмы защиты личности, что проявля-
ется улучшением в виде адекватной коммуникативно-речевой активности подростков.

ВЫВОДЫ
1. Коммуникативно-речевая активность/инактивность отражает степень выраженно-
сти аномальной личностной и поведенческой изменчивости у подростков, проявляясь в
межличностных отношениях, структуре общения, уровне самосознания и сознания. Под-
20
тверждена возможность использования коммуникативно-речевой инактивности
в качестве психологического маркера, детерминированного сочетанной конституциональ-
но-типологической недостаточностью ВНД и психотипологической предиспозицией лич-
ности – неблагоприятный вариант и, обусловленного психотипологической предиспозици-
ей личности, – благоприятный вариант.
2. Наиболее адекватным экспериментально-психологическим диагностическим ком-
плексом методик, позволяющим на высоко достоверном уровне определять коммуника-
тивно-речевую инактивность у подростков, служат показатели методик изучения комму-
никативности, структуры общения, тревожности, самооценки и уровня притязаний, лично-
стных установок и межличностных отношений в семьях и коллективах сверстников, ана-
лиз устных высказываний и письменных сочинений.
3. Признаками коммуникативно-речевой инактивности служат: малая речевая актив-
ность в среде сверстников и в микросоциуме, недостаточность развития операционально-
технической стороны общения (малый запас слов и знаний, аграмматизмы в устной и
письменной речи), дефекты речи, неумение четко сформулировать свою мысль в устном и
письменном высказывании; ошибки письма и письменной речи, некомпетентность в сти-
левом оформлении устной и письменной речи, что отражает степень выраженности кон-
ституционально-типологической недостаточности ВНД.
4. Для подростков с признаками коммуникативно-речевой инактивности, детермини-
рованной сочетанной конституционально-типологической недостаточностью ВНД и пси-
хотипологической предиспозицией личности, соответствующей диапазону ПАЛ, харак-
терными признаками являются:
- наличие психологических проблем мотивационного звена общения, включающего
ориентировку в ситуации общения, коммуникативное намерение, осознание психологиче-
ской реальности «Другого», установку на «прочтение Другого», вследствие не сформиро-
ванности смыслообразующих мотивов деятельности;
- проблемы эмоциональной стороны самосознания: переживание речевого дефекта,
неуспешности в учебе, проблемы межличностного характера в семье и коллективе сверст-
ников;
– проблемы поведенческого уровня: избегание ряда бытовых ситуаций, сужение кру-
га контактов, недостаточная адекватность протекания коммуникации, обеднение речевых
действий, выражающейся в поиске коротких, легких в произносительном отношении вер-
бальных единиц.
5. Специализированная психологическая помощь в виде психокоррекционной про-
граммы, адресованной конституциональным механизмам психологической компенсации и
адаптации, должна учитывать место расположения подростков в конституциональном
личностном континууме:
- у подростков диапазона психологической нормы - акцентуации в процессе психо-
коррекции формируется стойкая мотивированность к целенаправленной деятельности, же-


21
лание достичь мотива-цели, справиться со своими проблемами, подтверждая благоприят-
ный социально-психологический прогноз;
- подростки диапазона пограничной аномальной личности, характеризуются ауто-
коммуникативным характером общения, отражающим только собственные ощущения и
трудности, а не реакцию на собеседника, проявляя при этом раздражительность, аффек-
тивные, невротические реакции, свидетельствуя о малоблагоприятном социально-
психологическом прогнозе.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
1. Карташова Н.Н. Речевые клише как атрибут диалогической речи // Филологиче-
ские науки: Тезисы докладов XLII научно-методической конференции преподавателей
и студентов «Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1997. –
С. 194 – 196.
2. Лингво-психологический аспект восприятия иноязычной речи // Лингвистика и
межкультурная коммуникация: Материалы XLIII научно-методической конференции
«Университетская наука – региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 1999. – С. 131 – 136.
3. К вопросу психолингвистических особенностей стенографии в процессе синхрон-
ного перевода // Язык и образование в диалоге культур: материалы 44 научно-
методической конференции «Университетская наука – региону». – Ставрополь:
Изд-во СГУ, 2000. – С. 86 – 91.
4. К вопросу о видах речевой деятельности: проблема внутренней речи // Сопоста-
вительное изучение языков и культур: лингводидактические аспекты межкультурной ком-
муникации. Материалы 45 научно-методической конференции «Университетская наука –
региону». – Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000. –С. 68 – 71.
5. Основные величины темпа речи на русском и французском языке // Лингвистиче-
ские и экстралингвистические проблемы межкультурной коммуникации: Материалы
научной региональной конференции. – Ставрополь, Изд-во СГУ, 2000. – С. 50 – 51.
6. Речь как показатель конституционально-типологического континуума подростков
с органической недостаточностью мозга // Тезисы докладов XLIV научно-методической
конференции преподавателей и студентов «Университетская наука – региону». –
Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003, - С. 45-48.
7. Исследование коммуникативно-речевой инактивности у подростков // Материалы
международного сборника научных трудов «Человек и общество: на рубеже тысяче-
летий». – Воронеж, 2003, - С. 75 – 83.




22



СОДЕРЖАНИЕ