СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи




Хорошильцева Наталья Андреевна




ГЕНДЕРНАЯ МЕТАФОРА
В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ




Специальность 09.00.13. – Религиоведение, философская антропология,
философия культуры




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук




Ставрополь – 2003
Работа выполнена в Ставропольском государственном университете




Научный руководитель: доктор философских наук, профессор
Пржиленский Владимир Игоревич



Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор
Рамих Вера Алексеевна

кандидат философских наук, доцент
Родионов Сергей Николаевич


Ведущая организация: Ростовский государственный
университет



Защита состоится 2 декабря 2003 г. в 14.30 на заседании диссертацион-
ного совета Д 212.256.06 при Ставропольском государственном университете
по адресу: 355009, г. Ставрополь, ул. Пушкина, 1, корп. 1-а, ауд. 416.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ставропольского
государственного университета.




Автореферат разослан « 1 » ноября 2003 г.




Ученый секретарь
диссертационного совета Г.Д. Гриценко




2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Конец XX века во многом явился
качественным рубежом в развитии человеческого общества. Именно в этот пе-
риод возникли новые тенденции общественного развития, полномасштабная
реализация которых пройдет уже в третьем тысячелетии: информационная ре-
волюция, новый этап научно-технической революции, глобализация общест-
венных процессов и их предельная динамизация. Каждое новое открытие, тех-
ническое или социальное нововведение, с одной стороны, приближает ученых к
искомому решению, но, с другой стороны, выдвигает перед ними все новые
вопросы и проблемы.
Общий вектор перемен в философии и культуре нашего столетия харак-
теризуется антропологическим ренессансом, выразившемся в обостренном ин-
тересе к проблеме человека, в возрождении антропоцентрических по своему
характеру вариантов исследовательской парадигмы, в выработке новых путей
постижения человека. В этой связи в современной философии и науке на смену
механистической и биологической моделям познания приходит новая, лингвис-
тическая модель, которая требует осмысления. В развитии культуры происхо-
дит то, что можно назвать «лингвистическим поворотом»: стало осознаваться,
что язык – это не только «орудие мысли», но и посредник между человеком и
реальностью.
Исходя из этого, актуальным представляется рассмотрение метафор, ко-
торые носят онтологический статус, так как данные метафоры создают не
фрагменты языковой картины мира, а конституируют ее пространство; онтоло-
гические метафоры охватывают все области действительности. Одной из таких
онтологических метафор является гендерная метафора, актуализирующая про-
блему пола в культуре.
Проблема пола обретает значимость тогда, когда цивилизация сталкива-
ется с принципиальными трудностями, неразрешимыми в рамках существую-
щих норм, культурных установок. Именно проявление кризиса в основаниях
индустриальной цивилизации, нашедшего выражение в различных областях
знания, заставило общество обратиться к гендерной проблеме. Так как соци-
альный пол является порождением культуры, требованиям которой учатся со-
ответствовать каждое поколение мужчин и женщин, исследователи в области
гендерологии пришли к выводу о важности изучения его культурных аспектов.
Исторически сложившиеся представления о мужском и женском началах
представляют собой не всегда явные ценностные ориентации и установки,
оформляют образы феминности и маскулинности в их социокультурной кон-
кретике, выражают культурно-символическую иерархию внеполовых дихото-
мий, которые оказываются предзаданы всей онтологией мужского и женского.
Встроенность мужского и женского как онтологических начал в систему других
базовых категорий трансформирует и их собственный, первоначально природ-
но-биологический смысл. «Пол» становится культурной метафорой, которая


3
способна выполнять функцию не только описания, но и оформления социаль-
ной реальности.
В настоящее время гендерная метафора все больше привлекает внимание
исследователей, потому что с ее помощью объясняются недавно открытые фе-
номены, не имеющие объяснения в рамках классической парадигмы. Особую
значимость для современной философии в целом, и философии культуры, в ча-
стности, представляет выявление философско-познавательного потенциала ме-
тафоры, а также ее смыслообразующей роли в современной культуре. Естест-
венным результатом деятельности ученых становится расширение сферы при-
влечения процедур и методов философии, языкознания и частных наук. Фено-
мен метафоры исследуется в разных областях знания. Символическая логика,
психология, герменевтика, литературоведение, эстетика, семиотика, риторика,
лингвофилософия включаются не только в анализ метафоры как атрибута ху-
дожественной речи, но и активно применяются для изучения феномена метафо-
ры в языке научного и собственно философского знания.
Данные обстоятельства позволяют заключить, что гендерные метафоры
«живут» в теле культуры, присутствуют в нем как организующее, собирающее,
направляющее начало. Они действительно способствуют познанию, установле-
нию реальных связей между элементами мироздания, которым дается то или
иное описание в современной философии культуры. Современное отнесение
метафоры к структурам языка является следствием осознания невозможности
окончательной формализации философского знания. Сейчас уже понятно, что
философия не может использовать только точные понятия, семантическая ем-
кость строгих дефиниций оказывается недостаточной для выражения философ-
ских смыслов, так как содержание последних может даваться субъекту в интуи-
тивной форме, располагая одновременно несколькими смысловыми центрами.
Таким образом, можно говорить как о научной, так и социокультурной акту-
альности настоящего исследования.
Степень научной разработанности. Феномен метафоры издавна при-
влекал к себе внимание исследователей. Он изучался психологами, этнологами,
историками, но чаще всего рассматривался как стилистическое средство или
художественный прием. Этим был обусловлен тот факт, что применительно к
языку философии феномен метафоры имел негативный смысл – метафора каза-
лась чуждой в той области, где была важна точность в мышлении и выражении.
Тем не менее, лингвистический анализ метафоры весьма существенен и пред-
ставляет собой весомую основу для изучения философского и социокультурно-
го аспектов метафоры. Метафора рассматривается как лингвистический фено-
мен в работах А.К. Авеличева, Н.Д. Арутюновой, Е.М. Вольфа, В.Г. Гака,
К А. Кожевникова, С. Левина, Ю.М. Лотмана, В.Л. Матросова, Е.О. Опариной,
А.А. Потебни, В.Н. Телии, Т. Добжиньской, Э. Кассирера, Дж. Миллера,
А. Ричардса, Р. Якобсона, и др.
Легитимация метафоры в языке философии XX века, связанная с измене-
нием когнитивной ситуации, привела к появлению специальных работ посвя-
щенных философским проблемам метафоры. Одним из первых исследователей,


4
прямо связавших метафору с языком философии, был американский логик и
философ М. Блэк, который и сделал метафору предметом специального изуче-
ния. Дальнейшая работа в этой области в значительной степени обусловлена
вектором его исследовательских интересов.
Целесообразно выделить несколько направлений, по которым осуществ-
лялась разработка проблематики данного исследования.
В трудах С.С. Аверинцева, О.М. Бессоновой, С.С. Гусева, С.С. Нерети-
ной, Г.Л. Смирнова проводится философско-методологический анализ теорий
метафоры. Изучению концептуального аппарата философии в аспекте метафо-
ры с точки зрения его применимости к производству научных знаний посвяще-
ны исследования Г.С. Баранова, В.П. Бранского, С.С. Гусева, Л.Д. Гудкова,
С.Ю. Деменского, А.И. Зеленхова, В.В. Петрова, Й. Стаховой, и др. Проблему
интерпретации метафоры и роль метафоры в понимании философских текстов
исследуют М. Блэк, Е.Г. Гуренко, Д. Дэвидсон, В. Петров, А.М. Шахнарович,
К.М. Юрьева. Особый интерес представляет работа Н.С. Автономовой «Мета-
форика и понимание», связанная с проблемой обоснования эффективности ис-
пользования метафорических средств для понимания философских текстов.
Роль метафоры непосредственно в языке философии выявляют В. Кругликов,
М.К. Мамардашвили, И.В. Полозова, Х. Ортега-и-Гассет, Ф. Уилрайт,
Д. Лакофф, М Джонсон, Э. МакКормак, П. Рикер, А. Ричардс, Н. Гудмен. Со-
временное состояние языка философии освещается в трудах В.В. Бибихина,
Г.А. Брутян, А.Ф. Грязнова, И.В. Полякова, В.В. Петрова и др.
Представленное многообразие концептуальных подходов свидетельству-
ет о достаточно устойчивом интересе ученых к рассмотрению данной пробле-
мы. Необходимо отметить, что этот интерес носит сопутствующий характер и
проявляется в процессе решения иных исследовательских задач. Тем не менее,
работа, проделанная в этом направлении, представляет собой существенную
основу для дальнейшего изучения проблемы.
Значительное влияние на становление гендерной проблематики в фило-
софии оказала неклассическая философия (Ф. Ницше, Г. Маркузе, Т. Адорно,
М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Лакан, П.С. Гуревич, В.С. Библер). В исследованиях
З. Фрейда, К.-Г. Юнга, Э. Фромма были введены понятие архетипа, представ-
ления об архетипической феминности и архетипической маскулинности, в их
работах риторика и символика были связаны с проблемами взаимоотношения
полов; истоки постмодернистких гендерных теорий мы находим в произведе-
ниях Ж.П. Сартра «Бытие и ничто» и С. де Бовуар «Второй пол». Здесь мужчи-
на выступает как «Самость» и женщина как «Иное». Философия постмодерна
ознаменовалась самоанализом Ж.Ф. Лиотара и проблемами семантики пола,
формирования, экспрессии, самоидентификации и цензурирования сексуальных
отношений. Феноменология (Э. Гуссерль, К. Мерло-Понти) привнесла новое
понимание тела как источника смыслов, в частности, тело выступает как «вы-
ражение и смысл» у Э. Гуссерля и как «плоть междумирья» у К. Мерло-Понти.




5
В русскую традицию философского осмысления пола значительный
вклад внесли философы «серебряного века» В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев,
С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский, В.В. Розанов и др.
На современном этапе характерен антропологический подход в исследо-
вании данного вопроса. Гендер как культурную метафору рассматривают ис-
следователи: Л. Ирригарей, Э. Сиксу, Ю. Кристева, в чьих работах весьма за-
метно влияние идей Ж. Дерриды. Также значительны работы Р. Бенедикт,
М. Мид, Дж. Митчел.
В начале 90-х годов XX века появляются работы отечественных исследо-
вателей, посвященные гендерной проблематике: Е. Ануфриевой, Л. Василье-
вой, О. Ворониной, А. Вежбицкой, Е. Горошко, И. Грошева, Е. Здравомысло-
вой, А. Костиковой, И. Кона, А.В. Кириллиной, А. Леонтева, В. Макарова,
М. Малышевой, Т. Рубанцовой, О. Рябова, А. Темкиной, С. Ушакина,
В. Шейнова, В. Шестакова, Н. Юлиной и др.
Психологические аспекты влияния метафор на гендерную идентичность у
детей и подростков рассматриваются в работах К.-Г. Юнга, Ш. Коппа,
Дж. Джейнса, М. Эриксона, Э. Росси и др.
В перечисленных исследованиях рассматриваются различные аспекты
гендерной метафоры, но не дается целостное представление о ее природе и
влиянии на современную культуру на уровне философской рефлексии. Таким
образом, актуальность, степень разработанности и значение проблемы опреде-
лили выбор темы исследования, его содержание, структуру, объект, предмет,
цель и задачи.
Объектом исследования является метафора как механизм смыслообра-
зования в культуре.
Предметом исследования является специфика гендерной метафоры и ее
роль в социокультурных процессах.
Цель диссертационного исследования состоит в рассмотрении роли и
места гендерной метафоры в социокультурной динамике современности.
Достижение названной цели предполагает решение следующих
исследовательских задач:
рассмотреть специфику современного этапа философии культуры;
выявить и описать социокультурную сущность метафоры;
проследить значение фундаментальных метафор в истории культу-
ры;
показать генезис метафоры пола и эволюцию основных ее форм;
выявить значение перехода от биологического к социальному в ме-
тафоре пола;
раскрыть сущность и специфику гендерной метафоры; определить
основное значение гендерной метафоры для современной культуры.
Методологическая и теоретическая база исследования.
При проведении научного исследования использованы методы классиче-
ского философского анализа, сравнительно-исторического анализа, привлека-
ются методики культурологического, культурно-антропологического и интер-


6
претативно-социологического исследований. Главным методом, применяемым
в данной работе, является герменевтико-феноменологический метод, с помо-
щью которого исследуется процессы смыслообразования.
В работе широко используются труды классиков мировой философской
мысли, работы современных западных и российских философов, исследующих
проблематику процесса метафоризации в культуре. Кроме того, нашли отраже-
ние результаты научных исследований социологов, лингвистов и культурологов
в области культурфилософского и гендерного анализов.
Научная новизна состоит, прежде всего, в самой постановке проблемы. В
содержательном плане новизна исследования заключается в следующем:
- обоснована продуктивность обращения к понятию «гендерная метафо-
ра» в исследовании современной культуры; доказано, что анализ метафориза-
ции пола служит инструментом прояснения процессов формирования смыслов
и значений культурных объектов;
- выявлены фундаментальные метафоры пола в истории культуры; дока-
зано, что смена фундаментальных метафор совпадает с кардинальными куль-
турными трансформациями;
- уточнена специфика гендерной метафоры в контексте социокультурной
динамики современности; в ходе анализа смылообразующей функции культуры
обосновано, что метафоры структурируют мышление, детерминируют его вос-
приятие внешнего мира и ценностей;
- проанализированы генезис и эволюция метафоризации мужского и жен-
ского начал в культуре; показано, что метафорическая концептуализация пола
является одним из смыслообразующих элементов культуры;
- обоснована типология видов метафоризации пола; исследованы: мифо-
поэтическая метафора пола (мужское и женское как начала); биологическая ме-
тафора пола; социокультурная метафора пола, или гендерная метафора;
- определено значение термина «гендерная метафора»; описан механизм
формирования гендерной метафоры посредством социокультурного перехода
от биологического к социальному в метафоризации пола;
- обосновано, что гендерная метафора является отличительной чертой со-
временной культуры; показано, что в современной культуре гендерная метафо-
ра является источником смыслообразования.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Рассмотрение феномена метафоры как средства познания и объяснения
культурных явлений обусловлено тем, что в XX веке современная культура
вступила в полосу глобальных изменений, что порождает принципиально но-
вые проблемы и требует новаций в методологии их осмысления и решения. В
философии культуры данная ситуация приводит к смене парадигм исследова-
ния, зачастую обозначаемой как лингвистический поворот, что знаменует пере-
ход от оптического рассмотрения проблем к анализу языка. Культура начинает
рассматриваться через призму понятия «смысл», то есть то, что требует своего
понимания и концептуализации. Это актуализирует исследовательский интерес



7
к рассмотрению феномена метафоры, поскольку он играет в данном контексте
роль средства постижения социокультурной реальности.
2. Социокультурная сущность гендерной метафоры заключается, прежде
всего, в том, что она выполняет в культуре три функции: 1) смыслообразова-
ния, 2) самопознания и 3) самовыражения. Выступая процессом формирования
новых понятий, культурная метафора изменяет повседневный язык людей, од-
новременно меняя их восприятие мира и способы его постижения. Благодаря
этому фундаментальные культурные метафоры транслируют индивидуальный
и коллективный опыт и одновременно являются факторами развития цивилиза-
ций. Функции смыслообразования, самопознания и самовыражения, выпол-
няемые гендерной метафорой в культурной жизни, становятся отличительной
чертой современной культуры.
3. Гендерная метафора относится к числу фундаментальных культурных
метафор. Фундаментальные культурные метафоры проявляются через базисные
неявные онтологические допущения, интуитивно концептуализированные, ко-
торые лежат в основе теории или научной дисциплины, посвященной анализу
широкого круга явлений. К фундаментальным культурным метафорам, сыг-
равшим огромную роль в истории культуры и философии, относятся зеркаль-
ная, оптическая, осязательная, органическая, механистическая, метафора возде-
лывания человеческой души, компьютерная и т.д. Значение фундаментальных
культурных метафор заключается в том, что они способствуют когнитивному
процессу. С помощью метафоры человек трансформирует свои знания, возни-
кающие из интуитивных представлений о мире и самом себе.
4. В истории мировой культуры метафора пола предстает в трех ипоста-
сях:
- мифопоэтическая метафора пола (мужское и женское как начала);
- биологическая метафора пола;
- социокультурная метафора пола, или гендерная метафора.
Отличительной чертой современной культуры является разграничение
биологического и социального пола, что находит свое отражение в понятии
«гендерная метафора». Именно социальный пол становится фундаментальной
культурной метафорой, которая выполняет функцию описания и оформления
культурной реальности. При этом необходимо различать понятия «мифопоэти-
ческая метафора», «биологическая метафора» и «социальная метафора», или
собственно «гендерная метафора». Под гендерной метафорой понимается пе-
ренос совокупности физических и духовных качеств и свойств, объединенных
словами «женственность» и «мужественность», на предметы, не связанные с
полом. Биологическая метафора пола – это результат перенесения биологиче-
ских и духовных качеств одного пола на описание противоположного пола. Под
мифопоэтической метафорой понимается отождествление свойств мужского и
женского начал с различными явлениями природы, с образами внешнего мира,
посредством бинарных оппозиций.
5. На современном этапе развития цивилизации ролевые функции мужчин
и женщин в обществе претерпевают серьезные изменения, вследствие этого в


8
современной культуре отсутствует четкая дихотомия мужского и женского на-
чал, наблюдается поворот к андрогинным ценностям. Культура постмодерна
характеризуется переходом от интеллектуальности к телесности, от вербально-
сти к зрительному образу. Вследствие этого гендерные метафоры постмодерни-
стской культуры являются оптическими. Они активно продуцируются, распро-
страняются в современном коммуникативном пространстве при помощи масс-
медиа. Сама же гендерная метафора обладает такими чертами, как историч-
ность, коммуникативность, нормативность, транслируемость.
Теоретическая и практическая значимость диссертационной работы
определяется тем, что полученные в результате его проведения основные тео-
ретические положения и выводы будут способствовать более глубокому и де-
тальному исследованию гендера как культурной метафоры. Результаты иссле-
дования (материалы и выводы) могут быть использованы при изучении курсов
в философии, философской антропологии, философии культуры, а также в ка-
честве теоретической основы специальных курсов, читаемых как в высших
учебных заведениях, так и в средней школе; в практике политико-
идеологической деятельности и социального управления. Понимание логики
гендерной метафоризации способствует формированию культурной толерант-
ности, уменьшению сексуальной дискриминации, противостоянию сексизму и
т.д.
Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследова-
ния излагались и были обсуждены на научно-методических семинарах кафедры
философии СГУ. Основные положения диссертации изложены в тезисах и док-
ладах на научно-методических конференциях, проводившихся в Ставрополь-
ском государственном университете, по проблемам: «XXI век – век образова-
ния» (апрель 2001 г.); «Университетская наука – региону» (апрель 2002 г., ап-
рель 2003 г.).
По теме диссертации опубликовано 7 работ общим объемом 2 печатных
листа.
Диссертация состоит из Введения, двух глав, включающих 6 параграфов,
Заключения и Библиографического списка использованной литературы, на-
считывающего 183 наименования. Общий объем диссертации – 161 страница
машинописного текста.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во Введении обосновывается актуальность проблемы, выявляется сте-
пень ее научной разработанности, обозначается объект, предмет, цель и задачи
исследования; формулируются положения, выносимые на защиту; раскрывает-
ся новизна, общетеоретическая и методологическая база, практическая значи-
мость исследования; указывается апробация работы.


9
Первая глава «Значение метафоры в жизни культуры», состоящая из
трех параграфов, содержит анализ современной ситуации в методологии филосо-
фии культуры. В рамках «лингвистического поворота» обоснована идея рассмот-
рения метафоры как средства познания и объяснения социокультурной реально-
сти. В главе показаны возможности междисциплинарных исследований феномена
метафоры, рассмотрено значение фундаментальных метафор в истории культуры,
выявлена социокультурная сущность метафоры.
В первом параграфе «Специфика современного этапа философии
культуры» рассматривается современное состояние обозначенной проблемы.
Философия культуры на данном этапе характеризуется парадоксальной ситуа-
цией множества определений феномена культуры, что обусловило появление
большого количества исследовательских парадигм. В параграфе делается по-
пытка рассмотреть все это концептуальное многообразие под углом радикаль-
ной смены форм и методов философско-культурного познания. Предполагает-
ся, что философский анализ культуры имеет как теоретическое, так и практиче-
ское значение. Он представляет внутринаучную ценность сам по себе, ибо вне
философской рефлексии культура может быть осознана лишь в виде отдельных
ее проявлений, а не как некая социально-историческая целостность. Анализ
имеет методологическое значение для различных областей гуманитарного зна-
ния, связанных с конкретными явлениями и динамикой культуры. Также отме-
чается, что любой последовательный анализ в области культуры должен опи-
раться на определенные философские допущения. Следовательно, в современ-
ном обществе философское исследование культуры органически вплетается в
решение практических задач общества, выступая в качестве теоретической ос-
новы в области культуры.
Обращается внимание на то, что понятие «культура», как предельно об-
щее, не может быть выражено через какое-то одно универсальное определение,
поэтому трактовки культуры выступают как ее интерпретации в зависимости от
того или иного аспекта рассмотрения культуры. В рамках данного исследова-
ния предпринята попытка определить суть современной культуры через анализ
эволюции теоретических представлений о ней. Основой для анализа послужили
труды Э.С. Маркаряна, Л.Н. Когана, Ю.Р. Вишневского, В.Е. Давидовича, Ю.А.
Жданова, Г. Риккерта, Э. Кассирера, А. Кребера и К. Клакхона, Л.Е. Кертмана,
В.Д, Губина, А.А. Андреева, П.С. Гуревича, Г.В. Драча и др.
Далее отмечается, что современная культура характеризуется переосмыс-
лением объект-субъектных отношений. Если классическая философия исходила
из противопоставления объекта и субъекта познания, при котором познающий
оказался за пределами познаваемого, то в конце XX века происходит сдвиг
культуры и ее проблем в центр человеческого существования, из которого и
осуществляется акт познания, являющийся в то же время актом самопознания,
саморефлексии.
Таким образом, социокультурная динамика приводит к тому, что фило-
софия культуры все чаще обращается к нетрадиционным для строгой науки по-
знавательным средствам. Происходит смена парадигм исследования, зачастую


10
обозначаемая как «лингвистический поворот» и знаменующая переход от оп-
тического рассмотрения проблем к анализу языка. Культура начинает рассмат-
риваться через призму понятия «смысл», то есть как то, что требует своего по-
нимания и концептуализации. Смысловой сдвиг служит главным ориентиром
среди концептуальных инноваций и рациональных инициатив последнего вре-
мени. Все это актуализирует исследовательский интерес к рассмотрению фено-
мена метафоры, поскольку понятие метафоры играет в данном контексте роль
средства постижения социокультурной реальности.
Второй параграф «Социокультурная сущность метафоры» посвящен
рассмотрению философских теорий метафоры, существовавших на протяжении
развития философской мысли. Анализу подвергается главным образом запад-
ная философская традиция, под влиянием которой происходит формирование
современных представлений о природе и функциях метафоры.
Особое внимание уделяется рассмотрению специфики функционирования
метафоры в языке философии, изучению социокультурной сущности метафоры.
Утверждается, что метафорические конструкции присутствуют в языке фило-
софии с древнейших времен, что метафоричость – неизменный атрибут фило-
софского знания. Между тем, метафора долгое время относилась главным обра-
зом к естественным свойствам речи.
В современной лингвистико-философской литературе, существует мно-
жество подходов и определений понятия «метафоры». За основу берется пони-
мание метафоры как переноса свойств одного предмета (явления или грани
бытия) на другой по принципу их сходства в каком-либо отношении или по
контрасту.
Исследование проблемы показало, что рассмотрение феномена метафоры
в научной терминологии и теоретическом тексте менялось в зависимости от
многих факторов: общего контекста научной и культурной жизни общества,
философских воззрений разных авторов, оценки научной методологии, в част-
ности, роли, отводимой в ней интуиции и аналитическому мышлению, харак-
тера научной области, взглядов на язык, его сущность и предназначение, на-
конец, понимания природы самой метафоры.
Наиболее скептическое отношение к выразительным возможностям ме-
тафор в философии развивается в эпоху Нового времени (Т. Гоббс, Дж. Локк и
др.), когда утверждается доминирующую роль разума в познании и стремление
оперировать только буквальными значениями. Метафора в этом контексте
представляется совершенно бесполезной для серьезных философских исследо-
ваний. Между тем, даже в критических высказываниях в адрес метафоры фило-
софы Нового времени продолжают прибегать к ее услугам. Последовательную
теоретическую критику метафоры оказывается невозможным сочетать с прак-
тикой.
Существенные изменения в теорию метафоры привносят философы и
ученые романтизма, искавшие истоки языка в эмоциональных и поэтических
импульсах человека. Функции метафоры в это время выходят далеко за преде-
лы чистой выразительности. Посредством метафоры считается возможным


11
приближение к мистическому единству мира и проведение потенцирования –
познания вещей за счет их собственных способностей к преодолению своих оп-
ределений. Метафора становится в эпоху романтизма моделью истины и сред-
ством познания нерасчлененной целостности бытия. Романтики связывают ее
природу с бытием Абсолюта, что становится основанием активного примене-
ния метафоры в философских текстах.
Значительно отличающуюся от предшествующих теорию метафоры де-
монстрирует философский иррационализм, подвергающий сомнению метафи-
зическую теорию значения и корреспондентную теорию истины. Итогом этой
обширной критики становится скептическое отношение к познавательным воз-
можностям человека и признание метафоры единственно возможной формой
выражения истины. Признавая эффективность применения метафоры в фило-
софии, иррационализм, при этом отрицает ценность метафоры для рациональ-
ного дискурса.
Рассмотрение и анализ различных подходов к феномену метафоры актуа-
лен поскольку метафора отвечает способности человека улавливать и создавать
сходство между очень разными индивидами и классами объектов. Эта способ-
ность играет важную роль, как в практическом, так и в теоретическом мышле-
нии.
В диссертации показано, что метафора выступает орудием научного по-
иска. В практической речи, дав толчок семантическому процессу, метафора по-
степенно стирается и в итоге утрачивает образ, на смену которому приходит
понятие (значение, слово).
Интерес к метафоре в современных исследованиях свидетельствует о воз-
растающем понимании ее социокультурной значимости, которая заключается в
функциях смыслообразования, самопознания и самовыражения. Метафоры уча-
ствуют в процессе формирования новых понятий, изменяют повседневный
язык людей, одновременно меняя их восприятие мира и способы его постиже-
ния. Они помогают использовать имеющийся у человека опыт для осмысления
нового опыта. М. Эриксон полагал, что люди обладают достаточными способ-
ностями для того, чтобы разрешить встающие перед ними проблемы. Они раз-
вили эти способности и овладели ими в определенном контексте, но еще не ис-
пользовали их в этом контексте, в котором возникла проблема. Задача заключа-
ется в том, чтобы «перенести» знание из одного контекста в другой; это делает-
ся с помощью метафоры1.
Исследование показывает, что с помощью углубления в метафорические
основания работы сознания происходит попытка определить истоки различных
видов человеческой деятельности, прояснить те практико-символические
структуры, в которых закладывается возможность научного, теоретического,
рационального отношения к миру. Все это позволяет говорить о том, что мета-
форы транслируют культурный опыт и одновременно являются факторами
культурной эволюции.

1
См.: Эриксон Э. Идентичности: юность и кризис. – М., 1996. – С. 6.

12
В третьем параграфе «Фундаментальные метафоры в истории куль-
туры» прослеживается значение фундаментальных метафор в истории культу-
ры.
Фундаментальные метафоры представляют собой базисные неявные он-
тологические допущения, интуитивно концептуализированные, которые лежат
в основе теории или научной дисциплины, посвященной анализу широкого
круга явлений.
Особое внимание в параграфе уделено рассмотрению следующих мета-
фор: метафоры возделывания человеческой души, зеркальной метафоры, ося-
зательной метафоры, механистической метафоры, компьютерной метафоры,
органической метафоры. Также в рамках органической метафоры рассматрива-
ется физиогнамический метод О. Шпенглера.
Далее приводится анализ классификации базисных метафор, которая бы-
ла предложена О.А. Свирепко в работе «Метафора как внерациональная форма
кодирования культуры». Данная классификация является серьезным шагом в
изучении фундаментальных метафор и представляет базу для дальнейшего ис-
следования данной проблемы.
Анализ перечисленных фундаментальных метафор позволяет констати-
ровать, что они способствуют когнитивному процессу, создающему знание, с
помощью которого мы расширяем свои представления, возникающие из интуи-
тивных представлений о нас самих и о мире.
Вторая глава «Гендерная метафора как феномен культуры: генезис,
сущность, эволюция» состоит из трех параграфов, в которых представлен фи-
лософский анализ исследования метафоры пола, рассмотрены особенности и
тенденции ее эволюции на различных этапах человеческой истории, выявлены
гендерные метафоры в современной культуре, показана их специфика.
Первый параграф «Концептуализация образов мужского и женского в
процессе социокультурного смыслообразования» посвящен анализу иссле-
дуемой проблемы в различных философских концепциях от античности до со-
временности.
Показано, что биологическая половая дифференциация представлена в
культуре через символику мужского и женского начал, которая обнаруживается
в культуре уже в древней мифологии. Через бинарные оппозиции мифологиче-
ское сознание пыталось упорядочить свой жизненный мир, разделив свойства
на положительные и отрицательные. Дихотомия мужского и женского выража-
ет глубинные противоречия и взаимосвязи в окружающем человека социопри-
родном мире. Метафоризация мужского и женского начал является одним из
смыслообразующих элементов культуры, так как связана с самим способом су-
ществования человека в мире. Каждая историческая эпоха формирует свои ме-
тафоры мужского и женского, которые выражают представления о феминности
и маскулинности и выступают как культуроформирующий фактор.
В параграфе рассмотрен и проанализирован образ андрогина, который берет
свое начало в мифологии, является объединяющим началом философских идей
русских философов (приводятся рассуждения В. Розанова, С. Булгакова, Н. Бер-


13
дяева, и др). Проведенный анализ показывает, что образ андрогина является сим-
волом целостности и единства мужского и женского. В современном обществе
элементы андрогинности наблюдаются в культуре «унисекс».
Обращается внимание на то что, характеризуя специфику восприятия мира
мужчиной и женщиной, зная и учитывая эти особенности, можно расширить про-
странство смысла, в котором живет современная цивилизация, способствовать
поиску нового, более гармоничного социума.
Во втором параграфе «Биологический пол и социальный гендер: от разли-
чия к оппозиции» рассматривается значение перехода от биологического к соци-
альному в метафоре пола.
Новый этап человеческого развития, характеризуется качественными из-
менениями во всех сферах общественной жизни, сменой мировоззренческих
ориентаций, переосмыслением системы ценностей, что обусловливает попытки
разных исследователей и философов интерпретировать и/или анализировать
проблему пола.
Уже в XIX веке появляются теоретические основания для различения
биологического и социального в человеке. В XX веке всвязи с происходящими
событиями в культуре и философии (бурное развитие техники, появление ана-
литической философии) с новой силой актуализируется проблематика полового
различения, что нашло свое отражение в вопросах науки, религии, культуры в
целом.
В русле феминизма появляются «женские исследования», которые посте-
пенно перерастают в гендерные, где на первый план выдвигаются подходы, со-
гласно которым все аспекты человеческого общества, культуры и взаимоотно-
шений являются гендерными. Наблюдается постепенное смещение акцентов: от
анализа женского фактора и констатации мужского доминирования к анализу
того, как гендер присутствует, конструируется и воспроизводится во всех соци-
альных процессах. Происходит разграничение понятия биологического пола,
называемого в западной науке привычным термином «sex», от пола социально-
го, для которого был избран давно известный в лексикологии и ставший очень
популярным в период постмодернистской языковой революции термин
«gender», дословно переводимый на русский язык как «пол», но используемый
обычно при определении рода существительных.
На сегодняшний день гендерные исследования являются одним из интен-
сивно развивающихся направлений в социально-гуманитарном знании. Катего-
рия «гендер» стала употребляться не только при изучении конкретных куль-
турно-исторических и социокультурных процессов, но и предстает в исследо-
ваниях российских ученых как философская категория.
Повышенный интерес исследователей к гендерной теории выражает тен-
денцию к интеграции знания о человеке. Обращение к гендерному анализу во
многом по-новому позволяет представить разные аспекты жизни человека, об-
щества, культуры в прошлом и настоящем. О данной ситуации в культуре
М. Фуко говорит, что есть три реальности, которые стали предметом научного
изучения лишь в XX веке: труд, пол и язык.


14
Проблема пола стала привлекать внимание философов в первую очередь
к аспекту соотношения природного и социального, где социальное мыслилось
скорее как культурное (мужское), а природное – как женское. Обращение к ка-
тегории пола (гендера) содействовало формированию нового ракурса в пони-
мании субъективности знания, то есть оказалось необходимым при исследова-
нии собственно философских (гносеологических) проблем.
В современных исследованиях понятие «гендер» имеет несколько значе-
ний и используется в разных контекстах: 1) гендер как стратификационная ка-
тегория; 2) гендер как культурная метафора; 3) гендер как социокультурный
конструкт и т.д.
В научной и методической литературе, посвященной гендерным иссле-
дованиям нет четкой типологии метафор, связанных с полом, что приводит к
некоторой запутанности и неточности в употреблении данных метафор. Фило-
софский анализ метафор пола позволяет выделить следующие типы:
– мифопоэтическая метафора пола;
– биологическая метафора пола;
– социокультурная метафора пола, или гендерная метафора.
В третьем параграфе «Отличительные черты метафоризации генде-
ра» исследованы сущность и специфика гендерной метафоры. Особый интерес
представляет рассмотрение гендерной метафоры в контексте современной
культуры, то есть – культуры модерна. Отмечается, что гендерная метафора
является отличительной чертой современной культуры. Рассмотрены и проана-
лизированы многочисленные подходы к определению понятий «модерн» и
«постмодерн». Анализируются философские взгляды Ж.-Ф. Лиотара,
О.Б. Вайнштейна, Ю. Хабермаса, что позволяет сделать вывод о том, что в со-
временных исследованиях не существует единого мнения относительно значе-
ния указанных понятий – они остаются предметом непрекращающихся споров
и разногласий. Модерн понимается как некий исторический проект и перма-
нентный процесс. Постмодерн в данном контексте – составляющая модерна,
негативно-конструктивное движение, своеобразный антитезис, инициирующий
модерн как синтез. Поэтому понятия «модерн» и «постмодерн» в работе часто
используются как синонимы, хотя полная корреляция не допускается.
Современная культура характеризуется тенденциями стремительного
ухода от всякой ценностной и стилевой определенности, что нередко проявля-
ется в сознательной неразличимости содержательного и интонационного аспек-
та, серьезного и притворного, высокого и широкого, прекрасного и безобразно-
го. Прослеживается принцип создания и функционирования произведения, ко-
гда у художника проявляется свобода каждый раз устанавливать новые правила
игры, жонглировать различными формами, назначать и прихотливо изменять
оценки и значения, разрывать старые логические правила и устанавливать но-
вые.
Благодаря воздействию феминизма существенное место в идеологии по-
стмодернизма занимают вопросы пола (идеи Ж. Дерриды, С. де Бовуар, М. Фу-
ко).


15
Далее в параграфе анализируются гендерологические подходы, сущест-
вующие в зарубежной философии и лингвистике. Первый подход изучает за-
фиксированные в языке стереотипы феминности и маскулинности, а также
гендерные ассиметрии и особенности речевого поведения мужчин и женщин,
второй рассматривает гендер как культурную метафору. По мысли сторонни-
ков данных подходов, уже в мифологических картинах мира присутствует ряд
бинарных оппозиций: верх-низ, свет-тьма, правое-левое и т.д. Во многих фило-
софских системах также имеет место ряд полярных категорий: природа-
культура; активность-пассивность; рациональность-иррациональность; логика-
эмоции; дух-материя; власть-подчинение. Левая категория каждой из оппози-
ций является атрибутом мужественности, а правая – женственности. При этом
каждая пара признаков составляет самостоятельную оппозицию, не имеющую
причинно-следстенной связи с принадлежностью людей к тому или иному по-
лу. Однако половой диморфизм, имеющий место в реальности человеческого
существования, все же рассматривается сквозь призму женственно-
сти/мужественности. Каждому из полов приписывается набор соответствую-
щих качеств, играющих важную роль в создании прототипа мужского и жен-
ского в общественном и индивидуальном сознании. Эти категории отражают
классифицирующую деятельность человеческого сознания, выводимую из сфе-
ры опыта. Половое разделение людей на мужчин и женщин – мотивировало на-
звание философских категорий женственность (фемининность) и мужествен-
ность (маскулинность), составив базу сравнения метафоры.
Гендерные метафоры социальны: мужское и женское начала конструиру-
ются в связи с культурным и социальным контекстом, становясь порой залож-
никами социальных идеалов и норм.
Размышляя о поле как культурной метафоре, Э. Фи отмечает, что она пе-
редает отношение между духом и природой. Дух – мужчина, природа – женщи-
на, а познание возникло как некий агрессивный акт обладания. Пассивная при-
рода подвергает вопрошанию, раскрытию, человек проникает в ее глубины и
подчиняет себе. Приравнивание человека к познающему духу в его мужском
воплощении, а природы – к женщине с ее подчиненным положением было и ос-
тается непрерывной темой западной культуры.
Современная культура, характеризующаяся стремительным уходом от
всяких ценностей и стилевой определенности, пристальным вниманием к обы-
денному языку, является серьезной базой для выявления и описания гендерных
метафор. В ходе анализа метафоры «Матушка Русь» были сделаны выводы о
том, что Россия как культурный символ несет в себе феминные черты. Рассмот-
рение гендерного аспекта России намного расширяет круг источников анализа
стереотипов маскулинности и феминности, и поэтому позволяет открыть новые
грани в исследовании национальной сферы человеческого бытия. Также приме-
ром гендерной метафоры может служить метафора «Первозданная Дикая Жен-
щина», обозначенная К.П. Эстес.
В исследовании отмечается тенденция современной культуры, характери-
зующаяся переходом от интеллектуальности и духовности к телесности, от


16
вербальности к зрительному образу, от рациональности к «новой архаике», ко-
гда в центре ментальности и дискурса оказывается тело, плоть. Данные измене-
ния в культуре также формируют гендерные метафоры, которые проявляются в
рекламе, СМИ, сети Интернет. Эти метафоры рассчитаны прежде всего на ви-
зуальное восприятие, которое на бессознательном уровне корректирует образ
жизни, меняет стереотипы, формирует мировоззрение как отдельной личности,
так и общества в целом.
Нынешнее состояние культуры определяет систему ценностей, в центре
которой находится идея свободы, личного успеха, и на этой основе рождается
новый опыт, новый образ социальной реальности и новые гендерные представ-
ления, что дает возможность выбора человеку. Современная культура во мно-
гом противоречива, в ней содержатся как негативные (деструктивные), так и
позитивные (конструктивные) тенденции.
Таким образом, делается вывод о том, каждый исторический этап фор-
мирует свои метафоры пола, которые характеризуют его с точки зрения фемин-
ности и маскулинности.
В Заключении обобщаются результаты исследования, формулируются
выводы и теоретические обобщения, намечаются возможные направления даль-
нейшего изучения проблемы.
Основной вывод заключается в том, что метафора пола, играет важную роль
в культуре на протяжении всей истории человечества. Гендерная метафора явля-
ется одним из тех объектов, исследование которых поможет постичь современ-
ную культуру в целом. Дальнейшее всестороннее исследование феномена мета-
форизации, роли и места метафор в истории человечества и современном общест-
ве с позиций философского знания и специальных наук, позволит глубже понять
природу человека и общества.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Основные положения диссертации отражены в следующих авторских пуб-
ликациях:
1. Хорошильцева Н.А. Феминизм как мировоззрение: Запад и Россия //
Философско-мировоззренческие основания единства естественно-научного и
социогуманитарного знания в прошлом и настоящем: Материалы 46 научно-
методической конференции преподавателей и студентов СГУ «XXI век – век об-
разования». – Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного универси-
тета, 2001. – С. 57-60. (0,3 п.л.)
2. Хорошильцева Н.А. Методологическая и парадигмальная специфика
философии культуры // Общество и культура: Сборник научных статей. – Став-
рополь: Изд-во Ставропольского государственного университета, 2001. – С. 10-22.
(0,5 п.л.)
3. Хорошильцева Н.А. Специфика философского понимания культуры //
Вестник Ставропольского государственного университета. – 2002. – Вып. 30. –
С. 170-174. (0,3 п.л.)


17
4. Хорошильцева Н.А. Физиогномический метод в познании культуры:
генезис и эволюция // Философия науки, культуры, языка: Материалы 47 научно-
методической конференции преподавателей и студентов СГУ «Университетская
наука – региону». – Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного уни-
верситета, 2002. – С. 102-105. (0,2 п.л.)
5. Хорошильцева Н.А. Опыт характеристики гендерной метафоры //
Философия культуры, науки, языка: Материалы 48 научно-методической конфе-
ренции преподавателей и студентов СГУ «Университетская наука – региону». –
Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного университета, 2003. –
С. 20-22. (0,2 п.л.)
6. Хорошильцева Н.А. Роль метафоры в философском дискурсе // Фило-
софия культуры, науки, языка: Материалы 48 научно-методической конференции
преподавателей и студентов СГУ «Университетская наука – региону». – Ставро-
поль: Изд-во Ставропольского государственного университета, 2003. –
С. 86-90. (0,3 п.л.)
7. Хорошильцева Н.А. О разграничении понятий «гендерная метафора» и
«метафора пола» // Философские проблемы культуры, политики и права:
Сборник научных статей. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственно-
го университета, 2003. – С. 15-18. (0, 2 п.л.)




18
Изд. лиц. серия ИД №05975 от 03.10.2001 Подписано в печать
Формат 60х84 1/16 Усл. печ. л. Уч.-изд.л.
Бумага офсетная Тираж 100 экз. Заказ

Отпечатано в Издательско-полиграфическом комплексе
Ставропольского государственного университета.
355009, Ставрополь, ул. Пушкина, 1.




19



СОДЕРЖАНИЕ