СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи




МАЛКИНА ВИКТОРИЯ ЯКОВЛЕВНА


ПОЭТИКА ИСТОРИЧЕСКОГО РОМАНА
Проблема инварианта и типология жанра:
На материале русской литературы XIX – начала ХХ века




Специальность 10.01.08 – «Теория литературы. Текстология»




Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук




Москва – 2001
Работа выполнена на кафедре теоретической и исторической поэтики
Российского государственного гуманитарного университета



Научный руководитель:
доктор филологических наук, доцент Тамарченко Н.Д.


Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор Рымарь Н.Т.
доктор филологических наук, профессор Краснов Г.В.


Ведущая организация:
Кафедра теории литературы Тверского государственного университета



Защита состоится «27» сентября 2001 года в 16 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.198.04 в Российском государственном гу-
манитарном университете по адресу: 125267, Москва, Миусская пл., д.6.



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского го-
сударственного гуманитарного университета




Автореферат разослан «14» августа 2001 года




Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук, профессор Д.М. Магомедова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Изучение исторического романа особенно ак-
туально в контексте активно развивающихся исследований в области исто-
рической поэтики. Проблемы поэтики жанра и сравнительного изучения
жанров в современном литературоведении считаются очень перспектив-
ными.
Интерес к жанру исторического романа в последнее время весьма
возрос. Так, в 1980–90-е годы было защищено несколько диссертационных
работ, посвященных этому жанру в России (С.М. Исуповой, А.Ю. Сороча-
на, А.В. Лексиной, О.В. Христолюбовой, В.Д. Линькова, Ф. Стролого Пе-
рович и др.). Однако, несмотря на распространенность словосочетания
«исторический роман» в научной литературе, термином его считать нельзя,
поскольку не определено понятие, которое им обозначается, нет никакого
общепринятого представления о жанровой структуре исторического рома-
на. Это связано с тем, что для большинства исследователей в центре вни-
мания стоит история, а не теория жанра. И даже в работах, посвященных
поэтике, предметом исследования чаще всего выбирается либо творчество
какого-то одного писателя, либо один период в развитии жанра, либо один
аспект поэтики.
Объект и предмет исследования. Каждый исторический роман не-
сет в себе определенные индивидуальные черты – это обусловлено и свое-
образием творческого метода автора, и изменениями, принесенными соот-
ветствующей эпохой. Но есть и общие особенности, присущие всем произ-
ведениям данного жанра. Поэтому предметом исследования является исто-
рический роман как жанр в целом, а объектами – его разновидности.
Цели и задачи исследования. Цель данной работы – создание тео-
ретической модели исторического романа и построение типологии его раз-
новидностей.
4


В центре стоит теоретическая проблема: характеристика историче-
ского романа как жанровой структуры путем описания ее инварианта. Это
– основная задача исследования, но она влечет за собой необходимость
решения и других задач. Так, следует соотнести друг с другом конкретные
формы жанра в творчестве различных писателей разных эпох, и в этой свя-
зи выявить важнейшие типы исторического романа.
Еще одна проблема – необходимость учета традиций, которые впи-
тал в себя исторический роман, и, прежде всего, – традиции «готического»
романа. «Готическая» традиция неразрывно связана с историческим рома-
ном, поэтому без анализа основных особенностей «романов ужасов» не-
возможно ответить на поставленные вопросы.
Кроме того, следует обратить внимание на соотношение повести и
романа. Впрочем, отчасти это вопрос национального своеобразия россий-
ского исторического романа: в беллетристике преобладает романная фор-
ма, в классических произведениях – форма повести.
Источники исследования. Хотя основная задача работы носит тео-
ретико-литературный характер, она решается на конкретном историко-
литературном материале. Прежде всего, это исторические романы россий-
ских авторов, написанные в периоды наивысшей популярности жанра
(первая треть XIX и начало XX века). В центре внимания – наиболее вы-
дающиеся произведения («Капитанская дочка» А.С. Пушкина, «Тарас
Бульба» Н.В. Гоголя, «Огненный ангел» В.Я. Брюсова), т.к. именно вер-
шинные явления открывают художественные возможности жанра. Однако
канон (шаблон) и общие закономерности эволюции жанра легче описать,
опираясь на массовую литературу, поэтому исторической беллетристике
(А.А. Бестужев (Марлинский), И.И. Лажечников, М.Н. Загоскин, Н.А. По-
левой, Ф.В. Булгарин и др.) в работе также уделено определенное внима-
ние. Кроме того, учитывается и западноевропейский исторический роман,
прежде всего – произведения Вальтера Скотта и Виктора Гюго.
5


Методологические и теоретические основы исследования. Оче-
видно, что теоретическая модель жанра должна учитывать не какие-то от-
дельные мотивы и ситуации, общие для разных романов, а поэтику жанра в
целом. Кроме того, необходим единый метод для анализа произведений
различных авторов и эпох. Поэтому методика исследования предполагает
целостный анализ тех произведений, которые находятся в центре внима-
ния. Главным образом, будут учитываться три аспекта:
1. Композиционно-речевые формы и система точек зрения (слово
повествователя и слово персонажа, функции различных видов
описаний, вставных текстов и т.д.);
2. Сюжетная организация (построение сюжета, пространственно-
временная структура, категории случая и необходимости);
3. Система персонажей (соотношение главных и второстепенных
героев, функции различных персонажей).
Научная новизна исследования. В работе впервые сделана попытка
представить исторический роман как жанровую структуру, описать теоре-
тическую модель (инвариант) жанра и построить типологию его разновид-
ностей. Кроме того, ни в отечественном, ни в зарубежном литературоведе-
нии ранее не предпринималось попыток проанализировать с этой точки
зрения произведения, написанные в различных странах в разные эпохи и,
таким образом, создать целостную картину существования жанра истори-
ческого романа.
На защиту выносятся следующие положения:
I. Существует инвариант исторического романа, т.е. набор ус-
тойчивых черт и признаков, характерных для произведений
этого жанра независимо от времени и места их написания.
II. Главным жанрообразующим принципом исторического романа
является сочетание и с т о р и з м а и « г о т и ч е с к о г о а н т р о -
пологизма».
6


Другие черты инварианта:
¦ Композиционно-речевые формы и система точек зрения
- Временнaя дистанция, соединение точек зрения различных
эпох – прошлого и настоящего, или прошлого и пра-
прошлого;
- Присутствие – в той или иной форме – исторической
справки.
¦ Сюжетная организация
- Авантюрность, т.е. связь сюжетных событий с «чужим ми-
ром» и «авантюрным временем» (М.М. Бахтин);
- Идея испытания героя;
- Кризисная эпоха как время действия романа (кризис может
быть политический, культурный, нравственный);
- Соединение тем (мотивов, сюжетных ситуаций) «войны и
любви», т.е. общественной и частной жизни.
¦ Система персонажей
- Связь судьбы и позиции главного героя с меняющейся исто-
рической ситуацией;
- Наличие персонажей, противопоставленных друг другу, в
качестве представителей разных социально-исторических
или культурно-исторических сил.
III. Существуют две разновидности жанра: авантюрно-
п с и х о л о г и ч е с к и й и а в а н т ю р н о - ф и л о с о ф с к и й исто-
рический роман, которые различаются, главным образом, сте-
пенью соотношения историзма и «готического антропологиз-
ма».
Научно-практическая значимость результатов исследования. Ре-
зультаты работы и содержащиеся в ней факты и наблюдения могут быть
использованы в общих и специальных курсах, а также в учебных пособиях
7


по сравнительному литературоведению, теории литературы (в частности,
теории романа), истории русской и зарубежной литературы XIX — начала
XX веков.
Апробация результатов исследования. Положения диссертации
были представлены и обсуждались на различных конференциях и семина-
рах, в частности, на Болдинских чтениях (1996, 1999 и 2000 гг.), на конфе-
ренциях «Литературный текст: проблемы и методы исследования» (1998) и
«Мир романтизма» (1999 и 2000 гг.) в Тверском государственном универ-
ситете, «Пушкин и русская культура» в Московском государственном уни-
верситете (1997), «В.Я. Брюсов и русский символизм» в Институте миро-
вой литературы имени А.М. Горького (1999), «Художественный текст и
культура. III» во Владимирском государственном педагогическом универ-
ситете (1999), «Поэтика русской литературы» (1999) и «Феномен заглавия»
(2000) в Российском государственном гуманитарном университете.
По теме диссертации опубликованы 12 статей, еще 3 находится в пе-
чати.
Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав, за-
ключения, списка использованной литературы и двух приложений.
8


СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и новиз-
на, формулируются цель исследования и его задачи, характеризуются ос-
новные теоретические и методологические принципы, обосновывается
композиция работы и выбор источников.
Первая глава – «Жанр исторического романа как научная про-
блема» – посвящена, главным образом, обзору литературы вопроса.
Несмотря на обилие литературы об историческом романе, в боль-
шинстве исследований, в том числе и посвященных проблемам поэтики
жанра, проблема инварианта не ставится, а все вопросы решаются на огра-
ниченном материале.
Наиболее многочисленны работы о творчестве Вальтера Скотта –
основателя жанра исторического романа. В этих исследованиях, в отличие
от других, встречаются попытки систематизации и описания историческо-
го романа, но только одного – вальтер-скоттовского – типа. В работах, по-
священных французскому историческому роману, и прежде всего творче-
ству Виктора Гюго, задача поиска инварианта и определения типа истори-
ческого романа вообще не ставится. Те же проблемы характерны и для ис-
следований о российском историческом романе: они в основном носят ис-
торико-литературный характер и состоят из отдельных анализов отдель-
ных произведений отдельных авторов.
Однако есть небольшое количество работ (В. Дибелиуса, Г. Лукача,
М.М. Бахтина, Н.Д. Тамарченко), в которых творчество В. Скотта служит
поводом для постановки более общих проблем исторического романа. Ав-
торы предпринимают попытку системной характеристики жанра, но, как
правило, не замечают глубокие различия между художественными струк-
турами В. Скотта и В. Гюго, а также не учитывают систему точек зрения и
композиционно-речевые формы (в основе характеристики жанра лежат,
9


главным образом, наблюдения над особенностями сюжета и системы пер-
сонажей).
Таким образом, проблема инварианта исторического романа в науч-
ной литературе до сих пор не решена. Более того, практически нет сравне-
ний различных типов романов. Впрочем, последнее вполне объяснимо:
сравнение невозможно при такой методике описания, когда подходы ин-
дивидуализированы для каждого автора. А поскольку нет сопоставления
различных типов романов, неясно, что является индивидуальными особен-
ностями каждого автора, что – закономерностями эпохи, а что – общими
законами развития жанра.
Как следствие, нет четкой дефиниции исторического романа. Опре-
деления, дающиеся в различных литературоведческих словарях, недоста-
точны для того, чтобы прояснить специфику именно этого жанра и четко
выявить круг произведений, к нему относящихся. Ни одно из определений
не соединяет в качестве признака жанра черты авантюрности и историзма;
не ставятся вопросы о литературных традициях и об инварианте.
Прежде чем решать проблему инварианта жанра исторического ро-
мана, необходимо изложить наше понимание достаточно спорных в лите-
ратуроведении терминов «жанр» и «роман», наиболее распространенные
точки зрения на которые рассматриваются в соответствующем разделе
первой главы. В итоге жанр понимается нами, согласно теории М.М. Бах-
тина, как «типическое целое художественного высказывания, причем су-
щественное целое, целое завершенное и разрешенное» (см.: Медведев
П.Н. (Бахтин М.М.) Формальный метод в литературоведении // Бахтин
под маской. Вып. 2. М., 1993. С. 144). Также нами берется за основу бах-
тинская концепция романа, согласно которой выделяются три основные
особенности, принципиально отличающие роман от других жанров: «1)
стилистическая трехмерность романа, связанная с многоязычным созна-
нием, реализующимся в нем; 2) коренное изменение временных коорди-
10


нат литературного образа в романе; 3) новая зона построения литератур-
ного образа в романе, именно зона максимального контакта с настоящим
(современностью) в его незавершенности». Эти особенности «определяют
направление собственной изменчивости жанра» (Бахтин М.М. Вопросы
литературы и эстетики. М., 1975. С. 452, 454-455). По мнению Н.Д. Та-
марченко, чья концепция продолжает теорию М.М. Бахтина, роман зани-
мает в литературе уникальное положение, поскольку представляет собой
единственный «неканонический» жанр (т.е. не имеющий канона – пред-
ставленной «образцовыми» произведениями и постоянно воспроизводи-
мой в истории литературы системы признаков). Взамен «канона» иссле-
дователь вводит особое понятие « в н у т р е н н е й м е р ы » – специфиче-
ского для романа способа сочетать изменчивость с устойчивостью (См.:
Тамарченко Н.Д. Русский классический роман XIX века: Проблемы по-
этики и типологии жанра. М., 1997). Эти две концепции представляются
наиболее продуктивными при изучении поэтики исторического романа.
Также в главе рассматриваются несколько частных аспектов, необ-
ходимых для определения инварианта исторического романа.
Прежде всего, это и с т о р и з м , один из важнейших признаков исто-
рического романа, часто упоминающийся исследователями, однако без не-
обходимых разъяснений и определений. Мы опираемся главным образом
на точку зрения М.И. Стеблин-Каменского, определившего историзм как
«гипотезу нетождества», т.е. предположение, что психология средневеко-
вого человека нетождественна психологии современного человека. Т.е. ис-
торизм появляется не тогда, когда замечаются разница в образе жизни, бы-
те и т.п., а тогда, когда осознаются отличия в человеческой психологии.
Однако историзм является не единственной особенностью историче-
ского романа. Давно замечено, что исторический роман впитал в себя
множество предшествующих литературных традиций: романа воспитания,
семейно-биографического, авантюрного романа и т.д. Безусловно, все эти
11


традиции сыграли свою роль в формировании жанра. Между тем, наи-
большее значение для жанра исторического романа имеет « г о т и ч е -
с к а я » т р а д и ц и я . В научной литературе отмечалось, главным образом,
присутствие отдельных «готических» мотивов в отдельных исторических
романах. Проблема взаимодействия жанров в целом не затрагивалась.
Возможно, отчасти это объясняется недостаточной изученностью поэтики
«готического» романа. Для данной работы необходимо исследовать основ-
ные особенности «романов ужасов».
Проделанные наблюдения позволили определить «готический» ро-
ман как одну из разновидностей жанра романа, характерными чертами ко-
торой являются:
1) особый хронотоп (события разворачиваются в эпоху средних ве-
ков в пространстве средневековых зданий – замка, аббатства,
башни, собора и т.п.);
2) этический конфликт, связанный с проблемами преступления и
наказания и такими мотивами, как общение с дьяволом, родовая
вина, родовое проклятье, возмездие;
3) присутствие (и в хронотопе, и в сюжете) сверхъестественного
элемента.
В результате обзора литературы вопроса по всем перечисленным
проблемам, приходится сделать вывод, что, несмотря на довольно большое
внимание, которое уделялось жанру исторического романа в научной ли-
тературе, множество вопросов так и остались неразрешенными, в том чис-
ле и основополагающие: инварианта и типологии жанра.
С нашей точки зрения, проблему инварианта и типологии историче-
ского романа можно решить только в случае внимательного анализа вос-
приятия этим жанром «готической» традиции. Поэтому бoльшая часть
второй главы – «Проблема инварианта исторического романа и “го-
тическая” традиция» – посвящена именно этому аспекту.
12


Прежде всего, прослеживается история восприятия исторического
романа в России, причем основной акцент делается на популярности «Со-
бора Парижской Богоматери» В. Гюго, т.к. это произведение ранее не изу-
чалось в подобном аспекте. Роман В. Гюго имел в России большой резо-
нанс, поскольку для тогдашнего русского общества это произведение
очень хорошо вписывалось в литературную ситуацию, но вписывалось со-
вершенно особым образом: и следуя традиции, и преобразуя ее. «Собор
Парижской Богоматери», с одной стороны, продолжил линию вальтер-
скоттовского исторического романа, с другой – положил начало совершен-
но новому, авантюрно-философскому типу. Роман В. Гюго был одним из
первых произведений «неистовой» французской словесности, но в то же
время во многом следовал предшествовавшей романтической традиции.
Российский читатель заметил все эти особенности, в большинстве своем
по достоинству оценив оригинальность и философскую глубину «Собора
Парижской Богоматери». Слава Виктора Гюго стала такой же всеобщей,
как прежде Вальтера Скотта. Результатом этого увлечения западным исто-
рическим романом стало появление большого числа произведений данного
жанра в России. А одинаково высокая популярность обоих авторов свиде-
тельствует о том, что русский исторический роман 1830-х годов нельзя
изучать только с учетом вальтер-скоттовского творчества.
Но постепенно исторический роман утрачивал свою популярность, а
к концу 1840-х годов он окончательно отошел в область массовой литера-
туры. И тем не менее, на рубеже XIX–XX веков произошло неожиданное
возрождение жанра исторического романа.
Похожую эволюцию переживает и жанр «романов ужасов»: пик по-
пулярности во всех слоях общества в конце XVIII – начале XIX века; по-
степенное отступление в область массовой литературы; практически пол-
ное исчезновение; возрождение интереса к жанру на рубеже XIX-XX ве-
ков. Но даже в период почти полного забвения «романы ужасов» оказыва-
13


ли значительное влияние на другие жанры, и прежде всего – на историче-
ский роман. Наличие «готической» традиции в произведениях В. Скотта и
В. Гюго неоднократно отмечалось исследователями, однако ее присутствие
в исторических романах российских авторов практически не привлекало
внимания.
В данной работе с этой точки зрения рассматриваются произведения
А.А. Бестужева (Марлинского), т.к. в его творчестве традиции историче-
ского и «готического» романов представлены достаточно разнообразно, и
оно является примером того, как именно «готическая» традиция способст-
вовала развитию исторической повести и романа в России. В «Ревельском
турнире» писатель соединяет традиции вальтер-скоттовского романа и
байронической поэмы, однако это соединение, видимо, не показалось Бес-
тужеву достаточно плодотворным. Практически одновременно с «Ревель-
ским турниром» создаются остальные ливонские повести – «Замок Вен-
ден», «Замок Нейгаузен», «Замок Эйзен», в которых осуществляется по-
пытка соединить традиции исторического и «готического» романа. Позд-
нее, в 1831 году, писатель вновь обращается к этой проблематике и пишет
повесть «Латник». В ней этический конфликт «готического» романа свя-
зывается с проблемой соотношения государственной и частной жизни, ко-
торая являлась предметом рассмотрения в романе историческом: события,
важные для истории народа, оказываются значимыми и для истории семьи.
Кроме того, синтез традиций исторического и «готического» романов по-
зволяет А.А. Бестужеву (Марлинскому) поставить вопрос о взаимосвязи
прошлого и будущего.
С этой точки зрения в главе анализируется также повесть Н.В. Гого-
ля «Страшная месть». «Готическая» традиция в ней весьма заметна, но ни-
когда не становилась предметом специального изучения. В «Страшной
мести» то, что происходило до истории (миф, легенда), определяет саму
историю. «Готический» роман изучал родовые легенды. В романе истори-
14


ческом предметом рассмотрения была история народа. В повести Н.В. Го-
голя синтезируются обе традиции. Родовое и народное сливаются до не-
различимости; семейные легенды оказываются частью национального пре-
дания. Но история как проекция народного предания – это основа жанра
эпопеи. Таким образом, именно эпопея служит посредником для осущест-
вления синтеза традиций исторического и «готического» романа в повести
Н.В. Гоголя «Страшная месть».
В «готическом» романе утверждалась незыблемость нравственной
природы человека и основных этических ценностей. Это входило в неко-
торое противоречие с историзмом, который являлся «гипотезой нетожде-
ства». Чтобы отразить в понятиях эту двойственность, нужно говорить не
только об историзме, но и об «антропологизме» в историческом романе. В
этой связи представляется необходимым ввести понятие « г о т и ч е с к о г о
а н т р о п о л о г и з м а » – отношения к человеку, характерного для «готиче-
ского» романа.
Практически во всех исторических романах историзм соединялся с
«готическим антропологизмом». Только соотношение их было различным:
в произведениях В. Скотта заметно преобладание историзма, в «Соборе
Парижской Богоматери» В. Гюго – «готического антропологизма». Эти два
типа соотношения историзма и «готического антропологизма» сочетаются
с двумя типами конфликтов. У В. Скотта – конфликт между политически-
ми лагерями, исторический кризис, переломная эпоха в истории страны. У
Гюго – смена культурных эпох, переломная эпоха в истории человечества.
Скотта интересует конкретный исторический момент, специфика опреде-
ленной эпохи. Гюго – связь между прошлым и настоящим. Скотт подчер-
кивает дистанцию, различия между двумя эпохами, Гюго – сходство и
взаимосвязь между ними.
Таким образом, выделяются два типа европейского исторического
романа – авантюрно-психологический и авантюрно-
15


ф и л о с о ф с к и й . Основатель первой разновидности – В. Скотт, второй –
В. Гюго.
Третья глава – «“Пушкинский” и “гоголевский” варианты жан-
ра» – посвящена анализу «Капитанской дочки» А.С. Пушкина и «Тараса
Бульбы» Н.В. Гоголя.
Сравнение «Капитанской дочки» с романами Вальтера Скотта неод-
нократно проделывалось в исследовательской литературе, поэтому мы ог-
раничиваемся лишь реферативным обзором. Основное внимание уделяется
фигуре Швабрина и ее связи с «готической» традицией. Оказывается, что в
повести очень много отсылок к совершенно определенной литературной
традиции, и эта традиция берет свое начало в «готическом» романе, хотя
потом получает распространение и в байронической поэме, и в западном
историческом романе, и в «неистовой» французской словесности. Именно
эта «традиционность» Швабрина позволила Пушкину обойтись без психо-
логических мотивировок его действий, ведь психология «злодея», причины
его поступков в типических ситуациях итак описывались достаточно час-
то. В то же время на фоне традиции становятся еще заметнее отличия от
нее и художественное своеобразие данного персонажа. Прежде всего, лю-
бой штамп и шаблон при характеристике литературного персонажа не
предполагает наличия у него человеческих качеств. В Швабрине же чело-
веческие черты есть. Были человеческие черты и в Бриане де Буагильбере
– антагонисте Айвенго.
Вообще, «готический антропологизм» вводится в двух произведени-
ях («Айвенго» и «Капитанской дочке») сходным образом – через антагони-
ста главного героя. В этом еще одно, не упоминавшееся ранее исследова-
телями, сходство между произведениями Пушкина и Вальтера Скотта.
Между тем, эта черта чрезвычайно важна, ибо позволяет отнести оба про-
изведения к одной, а в а н т ю р н о - п с и х о л о г и ч е с к о й , разновидности
исторического романа, основными чертами которой являются:
16


I. Преобладание историзма над «готическим антропологиз-
мом». «Готический антропологизм» связан не с главным пер-
сонажем, а с его антагонистом (либо второстепенным персо-
нажем).
II. Сюжетная организация
- автора интересует определенный исторический момент, кон-
фликт, который выражается в политическом кризисе и связан со
спецификой эпохи; отсюда –
- локализация сюжета в историческом времени;
- противопоставление полярных локусов, символизирующих оппо-
зицию порядка и хаоса (например, город-лес);
- испытание героя на тождество и обретение им определенного со-
циального статуса;
- повторяющиеся сюжетные ситуации – выбор главным героем
жизненного пути, поединок, осада, плен, суд.
III. Композиционно-речевые формы и система точек зрения
- подчеркивается дистанция между прошлым и настоящим; следо-
вательно, существенны различия между точками зрения повест-
вователя и персонажа;
- характерно большое количество исторических справок, коммен-
тариев, описаний быта, нравов, обычаев эпохи, данных непосред-
ственно в тексте романа.
IV. Система персонажей
- герой – частный человек, вовлеченный помимо воли в социально-
политический конфликт;
- обязательное присутствие исторических персонажей;
- наличие нескольких «пар» так или иначе сопоставленных друг с
другом персонажей, которые нужны, чтобы показать смену эпох
как смену присущих им характеров.
17


Во втором разделе главы проводится сравнение «Тараса Бульбы»
Н.В. Гоголя с «Собором Парижской Богоматери» В. Гюго. Несмотря на
очевидные различия, они имеют между собой множество сходных черт. В
то же время, эти произведения заметно отличаются от романов В. Скотта и
«Капитанской дочки» Пушкина. Таким образом, «Собор Парижской Бого-
матери» и «Тарас Бульба» представляют собой авантюрно-
ф и л о с о ф с к и й тип исторического романа. Основные черты этой разно-
видности жанра (в сравнении с авантюрно-психологическим романом)
следующие:
I. Преобладание «готического антропологизма» над историз-
мом. Это обусловлено подчеркиванием неизменности челове-
ческой природы в меняющемся мире.
II. Акцентируется связь между прошлым и настоящим, а не дис-
танция между ними.
III. Время действия – не политический кризис, а кризис опреде-
ленной культуры.
IV. Сюжет – не обретение молодым человеком социального ста-
туса, а проверка нравственно-этических ценностей определен-
ной культуры. Отсутствие «хэппи энда».
V. Соотнесение нескольких равноправных центральных персо-
нажей выражает соотношение основных культурных ценно-
стей в момент кризиса культуры. Небольшая роль историче-
ских лиц (их и вообще может не быть).
В четвертой главе – «“Огненный ангел” В.Я. Брюсова и жанровая
традиция» – анализируется произведение, написанное в другую эпоху
(начало ХХ века), так как описывать инвариант, опираясь на романы, соз-
данные в одно и то же время, нельзя: отмеченные особенности могут ока-
заться присущими лишь одной эпохе, а не жанру в целом. Анализ романа
В.Я Брюсова, соотносимого с предшествующими традициями историче-
18


ского и «готического» романов, показал, что наша гипотеза об инварианте
исторического романа действительна не только для произведений, напи-
санных в первой половине XIX века. Следовательно, можно говорить об
инварианте жанра в целом, независимо от страны и эпохи создания. Что
касается места «Огненного ангела» в типологии исторических романов, то,
с нашей точки зрения, это произведение относится к авантюрно-
философской разновидности жанра.
В заключении подводятся общие итоги диссертации. Обзор иссле-
дований позволяет сделать вывод о большой роли в историческом романе
«готической» традиции. Эта роль не ограничивается совпадением отдель-
ных мотивов и ситуаций, а носит более глубокий характер. Исторический
роман позаимствовал из «готики» не только средневековый колорит, но и
этический конфликт и нравственную проблематику. В историческом рома-
не « г о т и ч е с к и й а н т р о п о л о г и з м » сочетается с и с т о р и з м о м .
Сравнительный анализ основных текстов и соотнесение их с тради-
цией позволили сделать выводы о существовании и н в а р и а н т а и с т о -
р и ч е с к о г о р о м а н а и двух разновидностей этого инварианта, которые
различаются, главным образом, соотношением в произведении историзма
и «готического антропологизма». Первая, более многочисленная, разно-
видность – а в а н т ю р н о - п с и х о л о г и ч е с к и й р о м а н («Капитанская
дочка» А.С. Пушкина, романы В. Скотта, И.И. Лажечникова, М.Н. Загос-
кина, Н.А. Полевого и др.) Вторая разновидность – а в а н т ю р н о -
ф и л о с о ф с к и й р о м а н («Собор Парижской Богоматери» В. Гюго, «Та-
рас Бульба» Н.В. Гоголя, «Огненный ангел» В.Я. Брюсова).
Анализ произведений А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя и В.Я. Брюсова по-
зволяет сделать еще один вывод – о своеобразии российского историческо-
го романа. Очевидны черты, общие для всех этих произведений и отли-
чающие их от романов В. Скотта и В. Гюго: во-первых, это малый объем,
во-вторых, что гораздо более существенно, – конфликт между законами
19


истории и этическими нормами, в котором нравственные ценности преоб-
ладают над историей. Конечно, это характерно только для вершинных
произведений жанра, но ведь именно высокие художественные образцы, а
не устоявшийся шаблон, позволяют увидеть спектр возможностей жанра.
Список использованной литературы включает в себя источники,
т.е. исторические и «готические» романы, учтенные и изученные в диссер-
тации, а также критическую и научную литературу.
Работа включает в себя два приложения. Первое – «Варианты сю-
жетных схем мести в “готических” романах» – содержит классифика-
цию и систематизацию (в форме таблицы) сюжетов «готических» романов.
Второе – «О заглавиях русских исторических романов первой половины
XIX века» – посвящено некоторым особенностям российской историче-
ской беллетристики. К нему прилагается список из заглавий 65 учитывав-
шихся российских исторических романов.
20


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ
ОТРАЖЕНЫ В ПУБЛИКАЦИЯХ:


1. Этический конфликт и драматические формы в произведениях А.С.
Пушкина и А.А. Бестужева (Марлинского) («Выстрел» и «Вечер на би-
вуаке») // XXV Болдинские чтения: Материалы конференции. – Нижний
Новгород, 1998. – С. 59-66.
2. «Замок Нейгаузен» А.А. Бестужева (Марлинского) и традиция «готиче-
ского» романа // Актуальные проблемы филологии в вузе и школе: Ма-
териалы конференции. – Тверь, 1998. – С. 40-41.
3. Жанровое своеобразие романа В.Я. Брюсова «Огненный ангел» // Мате-
риалы Второй конференции «Литературный текст: проблемы и методы
исследования». – Тверь, 1998. – С.85-88.
4. Жанр исторического романа как научная проблема // Актуальные про-
блемы филологии в вузе и школе: Материалы конференции. – Тверь,
1999. – С.172-173.
5. «Ревельский турнир» А.А. Бестужева (Марлинского) и романы Вальте-
ра Скотта // Художественный текст и культура. Сб. III. – Владимир,
1999. – С.188-191.
6. Восприятие «Собора Парижской богоматери» В. Гюго в России 1830-х
– 1840-х годов // Мир романтизма: Материалы международной научной
конференции. – Тверь, 1999. – Вып. 1 (25). – С. 106-112.
7. Жанр исторического романа и проблема историзма // Актуальные про-
блемы филологии в вузе и школе: Материалы конференции. – Тверь,
2000. – С. 130-132.
8. Жанровое своеобразие повести А.А. Бестужева (Марлинского) «Ревель-
ский турнир» // Литературный текст: проблемы и методы исследования.
6 / Аспекты теоретической поэтики: К 60-летию Н.Д. Тамарченко: Сб.
научных трудов. – М.; Тверь, 2000. – С. 142-149.
21


9. «Готическая» традиция в русской литературе XIX в.: Постановка про-
блемы // Мир романтизма: Материалы международной научной конфе-
ренции. – Тверь, 2000. – Вып. 3 (27). – С. 122-126.
10. «Готический» роман: Особенности жанра // Парадигмы: Сборник работ
молодых ученых. – Тверь, 2000. – С. 55-71.
11. «Страшная месть» Н.В. Гоголя и традиция «готического» и историче-
ского романов // Поэтика русской литературы: К 70-летию профессора
Ю.В. Манна. – М.: РГГУ, 2001. – С. 80-89.
12. Историзм в романе В. Брюсова «Огненный ангел» // Дергачевские чте-
ния – 2000. Русская литература: национальное развитие и региональные
особенности. Материалы международной научной конференции: В 2 ч.
– Екатеринбург: изд-во Урал. ун-та, 2001. – С. 185-188.



СОДЕРЖАНИЕ