стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

На правах рукописи




МОСКВИН Виктор Анатольевич




ПРОБЛЕМА СВЯЗИ ЛАТЕРАЛЬНЫХ ПРОФИЛЕЙ
С ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ РАЗЛИЧИЯМИ ЧЕЛОВЕКА
(в дифференциальной психофизиологии)


19.00.02 - Психофизиология




АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
доктора психологических наук




Уфа – 2002
2


Работа выполнена на кафедре общей психологии Оренбургского го-
сударственного университета



Научные консультанты: - доктор психологических наук,
профессор Е.Д. Хомская,

- доктор медицинских наук,
профессор А.П. Чуприков

Официальные оппоненты: - доктор психологических наук,
профессор А.М. Черноризов

- доктор медицинских наук,
профессор С.А. Лобанов

- доктор биологических наук,
профессор З.А. Янгуразова

Ведущая организация - Психологический институт РАО


Защита состоится «14» мая 2002 г. в 10 часов
на заседании диссертационного Совета Д - 212.013.07 по защите
диссертаций на соискание ученой степени доктора психологических
наук при Башкирском государственном университете по адресу:
450074, г. Уфа-74, ул. Фрунзе, 32.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Башкирского
государственного университета.

Автореферат разослан: « 10 » апреля 2002 г.




Ученый секретарь
диссертационного Совета,
кандидат психологических наук, доцент Э.Г. Аминев
3


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В психофизиологии в настоящее
время проведено большое число исследований по разработке концепции об
иерархической организации субъективной реальности человека (Б.Г. Ананьев,
1977; Ю.И. Александров, 1997; В.В. Белоус, 1996; Э.А. Голубева, 1990, 1993;
Н.Н. Данилова, 1992, 1998; В.Д. Небылицин, 1976; В.С. Мерлин, 1986; В.М.
Русалов, 1979; и др.). Изучена вероятностная организации центральных меха-
низмов речи (Г.А. Аминев, 1972), исследованы индивидуальные различия в
психофизиологии цветового зрения (Ч.А. Измайлов, Е.Н. Соколов, А.М. Черно-
ризов, 1989), многоуровневые коды индивидуальных различий памяти (Э.Г.
Аминев, 1996), индивидуальные особенности микроэлементного обеспечения в
многоуровневой системе индивидуальности (Т.Б. Великжанина, 1998), проведен
психофизиологический анализ жизненных ритмов иерархической индивидуаль-
ности (Р.Г. Фаизова, 1999) и др. Вместе с тем, существует необходимость даль-
нейшей разработки дифференциальной психофизиологии с учетом особенно-
стей межполушарных отношений. Функциональные асимметрии мозга человека
(ФАМ) давно привлекают внимание специалистов разных научных школ (Н.Н.
Брагина, Т.А. Доброхотова, 1981, 1988; Т.А. Доброхотова, Н.Н. Брагина, 1991,
1994; В.М. Мосидзе, Р.С. Рижинашвили, З.В. Самадашвили, Р.И. Турашвили,
1977; Е.Д. Хомская, 1987; Е.Д. Хомская, Н.Я. Батова, 1998; А.П. Чуприков,
А.Н. Линев, И.А. Марценковский, 1994; и др.). Важной эта проблема является
и для дифференциальной психофизиологии (В.В. Суворова, 1975; В.В. Суворо-
ва, М.А. Матова, З.Г. Туровская, 1988; М.К. Кабардов, М.А. Матова, 1988;
М.К. Кабардов, 2001; С.А. Изюмова, 1995; Е.П. Ильин, 2001).
Выделение психофизиологии как самостоятельной дисциплины было
проведено основателем нейропсихологии А.Р. Лурия (1973а). Он отмечал
также необходимость разработки собственных нейропсихологических (естест-
веннонаучных) подходов к проблеме индивидуальных различий (А.Р. Лурия,
1984). Методики диагностики латеральных признаков (или проявлений "пар-
циального левшества" по А.Р. Лурия) позволяют исследовать особенности
мозговой локализации высших психических функций человека и использовать
эти методики по отношению к здоровым людям.
В последние годы был выполнен целый ряд работ, направленных на по-
иск связи разных признаков и показателей асимметрии человека с его инди-
видуально-психологическими особенностями (Л.Л. Шмакова, С.Е. Волошенко,
1983; В.Н. Клейн, В.А. Москвин, А.П. Чуприков, 1986; Т.К. Чернаенко, Б.В.
Блинов, 1988; Е.Д. Хомская, Ф.М. Гасимов, 1994; Е.Д. Хомская, И.В.Ефимова,
Е.В.Будыка, Е.В.Ениколопова, 1997; и др.). Особенности межполушарной орга-
низации мозга и определяемые ею индивидуальные различия в когнитивных
стилях подтверждены и зарубежными исследователями (P. Bacan, 1971; D.
Galin, R. Ornstein, 1974; S. Arndt, D. Berger, 1978; L. Smokler, J. Sherwin, 1979; D.
Charman, 1979; N.Sakano, 1982; C. Mascie-Tailor, 1981; E. Harburg, P.Roeper,
4

F.Ozgoren, A.Fildstain, 1981; W. Montgomery, G. Jones, 1984; J. Shattel-Nauber,
J. O'Reilly, 1983; и др).
В настоящее время в психологии сложилось новое направление, которое
занимается изучением корреляций латеральных признаков человека с индиви-
дуальными особенностями (В.А. Москвин, 1988, 1990; Е.Д. Хомская, 1996). Его
можно рассматривать как нейропсихологию нормы или же, как психофизио-
логический подход к проблеме индивидуальных различий с учетом функцио-
нальных асимметрий человека.
Ряд авторов считает, что "современная нейропсихология, взятая в пол-
ном объеме своей проблематики, ориентирована на изучение мозговой орга-
низации психической деятельности не только в патологии, но и в норме. По-
следнее фактически приводит к слиянию нейропсихологии с психофизиоло-
гией" (Т.М. Марютина, О.Ю. Ермолаев, 1997, с. 5). Эти авторы также отмеча-
ют, что "современная психофизиология как наука о физиологических основах
психической деятельности и поведения, представляет собой область знания, ко-
торая объединяет физиологическую психологию, физиологию ВНД, "нор-
мальную" нейропсихологию и системную психофизиологию" (Т.М. Марю-
тина, О.Ю. Ермолаев, 1997, с. 6). Таким образом, можно считать, что нейропси-
хология индивидуальных различий, дифференциальная психофизиология и
психология индивидуальности являются разными сторонами одной и той же
области знаний. Это позволяет говорить о том, что данное исследование вы-
полнено на стыке этих дисциплин.
Проблема функциональных асимметрий мозга (ФАМ) в настоящее вре-
мя активно разрабатывается специалистами различных областей науки, в том
числе она вызывает большой интерес и у представителей дифференциальной
психофизиологии (Э.А. Голубева, 1993; Н.Н. Данилова, 1992, 1998; В.В. Суво-
рова, 1975; В.В. Суворова, М.А. Матова, З.Г. Туровская 1988; С.А. Изюмова,
1995; Е.П. Ильин, 2001; М.К. Кабардов, 2001; и др.).
В свое время Б.Г. Ананьев также указывал на наличие проблемы связи
ФАМ с индивидуальными различиями и выделял два класса индивидных
свойств (возрастно-половых и индивидуально-типических). Он считал, что "во
второй класс входят конституциональные особенности (телосложение и биохи-
мическая индивидуальность), нейродинамические свойства мозга, особенно-
сти функциональной геометрии больших полушарий (симметрии - асиммет-
рии, функционирования парных рецепторов и эффекторов)" (Б.Г. Ананьев,
1977, с. 209). Известный специалист в области дифференциальной психофи-
зиологии В.М. Русалов (1979) также отмечает необходимость исследования
связи ФАМ с индивидуальными различиями (считая, однако, это задачей
нейропсихологии).
Разработка проблемы функциональных асимметрий мозга продолжа-
ется уже не одно десятилетие, тем не менее, она все еще далека от своего
окончательного разрешения, что связано с рядом теоретических и методи-
ческих трудностей. Несмотря на имеющиеся сложности, проблема исследо-
вания особенностей ФАМ человека имеет большую актуальность для диф-
ференциальной психофизиологии с целью получения новых данных, кото-
5

рые могут быть использованы при решении дифференциально-
диагностических задач, для решения вопросов профориентации и профотбо-
ра, для оптимизации определенных видов деятельности, а также для оптими-
зации учебного процесса.
Однако, если закономерные связи латеральных профилей с некоторыми
психическими процессами (например, когнитивными, регуляторными, а также
со стилями эмоционального реагирования) уже установлены (В.А. Москвин,
1990), то индивидуальные особенности временной перцепции, мнестических
и речевых функций человека (в связи с профилями латеральной организа-
ции) все еще остаются малоисследованными. Если индивидуально-
психологические особенности праворуких с разными вариантами латераль-
ных профилей в определенной степени уже изучены (В.А. Москвин, 1990; Е.Д.
Хомская, И.В. Ефимова, Е.В. Будыка, Е.В. Ениколопова, 1997), то исследова-
ния индивидуальных особенностей леворуких с разными профилями лате-
ральности (в контексте возможной их связи с индивидуальными характери-
стиками) до настоящего времени также отсутствуют. Не разработанность
указанных проблем и важность их решения для дифференциальной психофи-
зиологии и предопределило их значимость и актуальность.
Цель исследования. Теоретически и экспериментально обосновать взаи-
моотношения и взаимосвязь латеральных признаков и вариантов их сочетаний с
индивидуально-психологическими особенностями, исследовать распространен-
ность латеральных признаков в норме и в аномальных выборках, рассмотреть
причины генеза латеральных признаков и факторы, влияющие на них; изучить
связь латеральных признаков с индивидуальными особенностями эргичности у
праворуких и леворуких испытуемых, исследовать особенности временной
перцепции, мнестических и речевых функций (с учетом показателей актив-
ности, произвольности - непроизвольности) у здоровых лиц с разными вари-
антами индивидуальных профилей латеральности, исследовать возможную
связь латеральных профилей с особенностями процессов цветовосприятия.
Задачи исследования. Для достижения названных целей предполагалось
решить следующие задачи:
1. Исследовать особенности распространенности латеральных признаков и
вариантов их сочетаний в разных профессиональных выборках (на при-
мере нормы).
2. Исследовать особенности распространенности латеральных признаков и
вариантов их сочетаний в аномальных выборках (на примере страдающих
олигофренией, у возбудимых психопатических личностей, у детей и под-
ростков, страдающих энурезом, у детей и подростков с тиками и лого-
неврозами, у больных хроническим алкоголизмом, у подростков с прояв-
лениями наркозависимости, у цветоаномалов).
3. Найти экспериментальные подтверждения гипотезы о гетерогенности
факторов латерального предпочтения.
4. На основе корреляционно-факторного анализа выявить статистически
значимые связи вариантов латеральных профилей здоровых левору-
ких мужчин с их индивидуально-психологическими особенностями (с
6

учетом возможной связи разных показателей пробы А.Р. Лурия «пере-
крест рук» с параметром эргичности).
5. Выявить статистически значимые связи латеральных профилей с
особенностями временной перцепции в норме и патологии (у больных
хроническим алкоголизмом).
6. Исследовать особенности динамики эмоциональных состояний в процес-
се изменений межполушарного взаимодействия у больных хроническим
алкоголизмом.
7. Выявить статистически значимые связи латеральных профилей с не-
которыми особенностями мнестических процессов (произвольного и не-
произвольного видов запоминания) в норме, опосредованного запоми-
нания по А.Р. Лурия.
8. Выявить статистически значимые связи латеральных профилей с
особенностями речевых функций (по данным дихотического тестиро-
вания).
9. Выявить возможные корреляции мнестических и речевых функций с
другими индивидуально-психологическими особенностями здоровых
испытуемых.
10. Выявить статистически значимые связи латеральных профилей с осо-
бенностями процессов цветовосприятия (на примере больных с цветоа-
номалиями).
Объект исследования. В экспериментах приняли участие более трех ты-
сяч человека разного пола, разных возрастных групп и принадлежащих к раз-
ным профессиональным выборкам, как в норме, так и при патологии. Более
подробно характеристики обследованных выборок представлены в главах экс-
периментальных исследований. Индивидуальные латеральные особенности ис-
следовались с помощью "Карты латеральных признаков". Для выявления ин-
дивидуально-психологических особенностей использовалась компьютерная
психодиагностика. Особенности речевой активности исследовались с помо-
щью процедуры дихотического тестирования. Достоверность результатов ра-
боты обеспечивалась за счет большого объема экспериментального мате-
риала и использования современных статистических методов анализа (А.П.
Кулаичев, 1999).
Предмет исследования - индивидуальные различия субъективной ре-
альности человека, обусловленные латеральными особенностями. Работа яв-
ляется частью системных исследований латеральной индивидуальности че-
ловека, разрабатываемой в рамках дифференциальной психофизиологии ка-
федрой общей психологии Оренбургского государственного университета
совместно с факультетом психологии МГУ им. М.В. Ломоносова под об-
щим руководством проф. Е.Д. Хомской.
Гипотеза исследования. Рабочая гипотеза исследования исходила из
концепции об иерархической организации субъективной реальности (Б.Г.
Ананьев, 1977; Ю.А. Александров, 1997; В.В. Белоус, 1996; Э.А. Голубева,
1993; Н.Н. Данилова, 1992, 1998; В.Д. Небылицин, 1976; В.С. Мерлин, 1986;
В.М. Русалов, 1979; Е.Д. Хомская, 1987, 1996; и др.) и состояла в том, что
7

в норме разные варианты профилей латеральной организации должны иметь
закономерные связи с особенностями активности реализации ряда психиче-
ских процессов (в частности, с особенностями временной перцепции, с особен-
ностями мыслительных, мнестических, вербальных, речевых процессов, с ин-
дивидуальными особенностями процессов цветовосприятия).
Альтернативой гипотезы является представление о том, что индивиду-
альные профили латеральности у практически здоровых испытуемых никак
не связаны с индивидуальными особенностями реализации психических про-
цессов, а варианты латеральных профилей у леворуких мужчин не имеют
значимых корреляций с индивидуально-психологическими особенностями (по-
казателями эргичности).
На защиту выносятся следующие положения:
1. В выборках больных разных нозологий отмечается аномальное распре-
деление латеральных признаков и вариантов их сочетаний (латераль-
ных профилей).
2. Латеральные признаки имеют гетерогенную природу происхождения.
3. На примере унилатеральных леворуких мужчин показано, что ва-
рианты латеральных профилей леворуких связаны с разными инди-
видуально-психологическими особенностями (показателями эргично-
сти).
4. Диагностическое значение пробы А.Р. Лурия "перекрест рук" в
структуре латеральной организации унилатеральных леворуких
аналогично ее значению у праворуких.
5. Индивидуальные профили латеральности обнаруживают статистиче-
ски значимые корреляции с индивидуальными особенностями вре-
менной перцепции в норме и при патологии.
6. Индивидуальные профили латеральности практически здоровых ис-
пытуемых обнаруживают корреляции с индивидуальными особенно-
стями произвольного и непроизвольного запоминания, с особенно-
стями опосредованного запоминания.
7. Индивидуальные профили латеральности практически здоровых ис-
пытуемых обнаруживают корреляции с индивидуальными особенно-
стями реализации речевой деятельности - более высокие показатели
коэффициента правого уха связаны с более высокими показателями
экстраверсии (эргичности).
8. Особенности процессов цветовосприятия (в виде цветоаномалий) свя-
заны с индивидуальными особенностями распределения латеральных
признаков.
Научная новизна. Впервые в рамках системно-субъектного подхода
(Б.Ф. Ломов, 1984; А.Г. Асмолов, Б.С. Братусь, Б.В.Зейгарник, В.А. Петровский,
Е.В. Субботский, А.У. Хараш, Л.С. Цветкова, 1979; А.Г. Асмолов, 1984, 1986;
В.С. Мерлин, 1981, 1986; и др.) и в рамках такого направления как диффе-
ренциальная психофизиология экспериментально подтверждена гипотеза о ге-
терогенности факторов латерального предпочтения, установлена закономерная
связь вариантов латеральных профилей с показателями эргичности, установле-
8

но диагностическое значение пробы А.Р. Лурия "перекрест рук" в структуре
латеральной организации как праворуких, так и леворуких, предложена и экс-
периментально подтверждена психофизиологическая модель динамики эмоцио-
нальных состояний при воздействии этанола у больных хроническим алкого-
лизмом, установлена закономерная связь индивидуальных профилей лате-
ральности человека (с учетом показателей пробы А.Р. Лурия «перекрест рук»)
с индивидуальными стилями временной перцепции, с индивидуальными осо-
бенностями реализации мнестических процессов и особенностями речевой
активности у практически здоровых лиц с учетом полового диморфизма, вы-
явлена связь латеральных признаков с особенностями аномалий цветовосприя-
тия. Проведена концептуальная разработка такого направления как диффе-
ренциальная нейропедагогика, в рамках которого полученные данные могут
быть использованы для оптимизации образовательного процесса.
Теоретическое значение. Полученные результаты расширяют теоре-
тические познания в области дифференциальной психофизиологии (с уче-
том свойств иерархической индивидуальности и латеральных особенностей
человека).
Практическое значение. Разработан способ диагностики индивидуаль-
ных особенностей параметра «эргичности» у праворуких и леворуких испытуе-
мых, способы диагностики индивидуальных стилей временной перцепции,
предложен способ диагностики алкогольных постинтоксикационных состояний
и устройство для его осуществления, способ диагностики индивидуальных осо-
бенностей реализации мнестической и речевой деятельности у лиц с разными
профилями латеральной организации, способ диагностики индивидуальных
особенностей опосредованного запоминания; а также способ диагностики ак-
тивности процессов цветовосприятия. Методики и полученные данные могут
быть использованы в целях профориентации и профотбора к соответствую-
щим видам деятельности. Они также могут быть использованы для оптимиза-
ции учебной деятельности и реализации принципов дифференцированного
обучения.
Апробация работы. Основные результаты диссертационного исследова-
ния докладывались на рабочем совещании «Межполушарные отношения и па-
мять» в Институте биологической физики (Пущино, 1984), на Всесоюзной
школе-семинаре «Охрана здоровья леворуких детей» (Ворошиловград, 1985), на
совещании-семинаре «Клиническое аспекты современной проблемы функцио-
нальной асимметрии мозга» (Минск, 1989), на IX Всесоюзной конференции
«Проблемы нейрокибернетики» (Ростов-на-Дону, 1989), на Международных
научных конференциях «Проблемы менеджмента и рынка» (Оренбург, 1996-
2000), на юбилейной конференций «Социальная и судебная психиатрия: исто-
рия и современность» в ГНЦС и СП им. В.П. Сербского (Москва, 1997), на Все-
российской конференции «Гуманитаризация образования как фактор развития
региональной социообразовательной среды» (Оренбург, 1997), на Международ-
ной научной конференции «Асиметрiя мозку в нормi та при патологii» (Киев,
1997), на I-й Международной конференции памяти А.Р. Лурия (Москва, 1997),
на Международной научно-практической конференция «Инновационные про-
9

цессы в образовании, науке и экономике России на пороге XXI века» (Оренбург,
1998), на III Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные
проблемы клинической психологии и психотерапии в условиях современной
культуры» (Санкт-Петербург, 2001), на IV Всероссийской научно-практической
конференции «Формирование гуманитарной среды и внеучебная работа в вузе,
техникуме, школе» (Пермь, 2001), на IV Всероссийской научно-практической
конференции «Психология и психотерапия. Психотерапия детей, подростков,
взрослых: состояние и перспективы» (Санкт-Петербург, 2002), на Всероссий-
ской научно-практической конференции «Психология и ее приложения» (Мо-
сква, 2002).
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, 9
глав, заключения, выводов, списка литературы и приложений. Основной текст
диссертации занимает 299 страниц, общий объем диссертации – 368 страниц.
Список литературы включает 600 наименований, из них 466 работ отечествен-
ных авторов и 134 иностранных. Основной текст диссертации содержит 28
таблиц и 28 графиков, а также 12 приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается теоретическая и практическая актуаль-
ность темы исследования, определяются цели и задачи, обозначаются рабочая
и альтернативная гипотезы, раскрывается научная новизна, теоретическая и
практическая значимость, объект исследования и его методическое оснаще-
ние, формулируются положения, выносимые на защиту.
В первой главе дается обзор отечественной и зарубежной литературы по
проблемам связи функциональных асимметрий человека с его индивидуально-
психологическими особенностями. Анализируется значение исследования
N.Sakano (1982), который валидизировал критерии определения "парциального
левшества" А.Р.Лурия на больших контингентах японской и немецкой популя-
ций (свыше 2 тыс.) и показал, что асимметрия пробы "перекрест рук" (по дан-
ным ЭЭГ) связана в значительной степени с функциями лобных долей и отра-
жает их относительное доминирование. Этот интересный факт нуждается в
дальнейшем изучении, он обращает на себя внимание новым подходом и диаг-
ностическому значению пробы "перекрест рук" и дает возможность по-новому
оценить некоторые исследования прежних лет, в частности, работы В.Д. Небы-
лицына (1976), считавшего лобные доли нейрофизиологическим субстратом
"лобно-ретикулярного" и "лобно-лимбического" комплексов мозга. По мысли
В.Д. Небылицына (1976), левая и правая лобные доли находятся в реципрокных
взаимоотношениях и определяют два основных параметра индивидуальности -
"общую активность" и "эмоциональность".
Эти представления согласуются с исследованиями ряда авторов (в частно-
сти, Н.Н. Даниловой, 1985), подтвердившей наличие ретикулярной и септогип-
покампальной систем активации мозга, что позволило ей предложить двухфак-
торную модель регуляции функциональных состояний. Первая система регули-
рует функциональные состояния в условиях бодрствования, повышение актива-
10

ции этой системы соответствует росту эффективности выполнения заданий и
обозначается автором, как "продуктивная активация". Вторая система "связана с
развитием эмоциональных состояний, переживания тревожности, стресса". Вы-
сокие ее уровни неблагоприятны для выполнения заданий и она обозначается
как "непродуктивная активация" (Н.Н. Данилова, 1985). С приведенными дан-
ными согласуются также результаты изучения нейрохимических различий лево-
го и правого полушарий мозга, которые выявили отчетливую межполушарную
нейрохимическую асимметрию, а именно: связь активности левого полушария с
работой катехоламинергической системы, а правого - серотонинергической
(В.М. Поляков, Л.С. Кораидзе, 1983; Э.Г. Симерницкая и соавт., 1986).
Эти данные позволяют сделать предположение о латеральных нейрофи-
зиологических и нейрохимических основах индивидуальных различий, которые
могут находить проявление в умственной и эмоциональной активности, а также
в особенностях регуляторных процессов (с учетом имеющихся данных о связи
левого полушария с произвольной функциями - А.Р. Лурия, Э.Г. Симерницкая,
1975; Э.Г. Симерницкая, 1978, 1985; Е.Д. Хомская, 1982, 1987; и др.).
В обзоре приведены разные подходы к проблеме поиска связей функцио-
нальных асимметрий и латеральных признаков с индивидуальными особенно-
стями, причины неудач и недостатки первых исследований в этой области. Ана-
лиз литературы, посвященный поиску связи латеральных признаков человека
с особенностями организации и реализации высших психических функций, по-
зволил выделить три основных круга проблем или три основных направления
этих исследований:
1. Изучение связи функциональных асимметрий с индивидуально-
психологическими особенностями человека ("когнитивными стилями", особен-
ностями восприятия, темперамента, эмоциональной сферы и др.);
2. Изучение связи функциональных асимметрий с патологией;
3. Изучение гетерогенности природы латеральных признаков у человека.
Анализ работ, приведенных в литературном обзоре, позволил сформули-
ровать общую проблему исследования, как проблему изучения латеральных
признаков и вариантов их сочетаний - индивидуальных профилей латерально-
сти (ИПЛ) - в связи с особенностями реализации психических процессов, как
в норме, так и при патологии.
Вторая глава посвящена методам экспериментального исследования.
Для изучения особенностей функциональных асимметрий человека использова-
лись методики А.Р. Лурия (1969), направленные на оценку "парциального лев-
шества", методики определения асимметрий анализаторных систем, а также
пробы других авторов, включенные в "Карту латеральных признаков" (по А.П.
Чуприкову, 1985). Данная методика в настоящее время достаточно широко при-
меняется для выявления латеральных особенностей человека.
Исходя из системы измерений "рука-ухо-глаз" для праворуких испытуе-
мых нами было выделено 4 варианта латеральных профилей, которые были
обозначены следующим образом: ППП - праворукие с доминирующим правым
ухом и глазом (унилатеральные правши), ППЛ - правши с правым доминантным
ухом и левым ведущим глазом, ПЛП - праворукие с левым доминантным ухом и
11

правым ведущим глазом, ПЛЛ - правши с сочетанием ведущего левого уха и
глаза. Исходя из этой системы измерений, аналогичным образом выделялись и
латеральные профили леворуких (с учетом обратного знака асимметрии). Адек-
ватность такого подхода ранее была подтверждена нашими работами (В.А. Мо-
сквин, 1986, 1988, 1990).
Исследование индивидуально-психологических особенностей и индиви-
дуальных стилей эмоционального реагирования леворуких испытуемых прово-
дилось с помощью следующего набора психометрических опросников: ПДТ -
психодиагностического теста (Ш.А. Губерман, Л.Т. Ямпольский, 1983; В.М.
Мельников, Л.Т. Ямпольский, 1985), ШРЛТ - шкал реактивной и личностной
тревожности Спилбергера-Ханина (Ю.Л. Ханин, 1976) и опросника Айзенка.
Исследование индивидуальных особенностей студентов вуза проводилось
с использованием батареи методик, включающих такие известные тесты как
ММРI, «16-ФЛО» Р.Кеттела, опросник Леонгарда-Шмишека, опросник
Т.Элерса, опросник Краунда-Марлоу, УСК, «Цветовой тест» Люшера и ряда
других. Выбор указанных методик был обусловлен тем, что данная работа про-
водилась в рамках более широкого исследования корреляций профилей лате-
ральной организации человека с индивидуально-психологическими особенно-
стями, проводимого кафедрой общей психологии Оренбургского государствен-
ного университета совместно с факультетом психологии МГУ им. М.В. Ломо-
носова. Поэтому набор данных методик был обусловлен рамками указанного
исследования. В целом, индивидуальные особенности испытуемых исследова-
лись с помощью 80 психодиагностических параметров (шкал). Проводилось
исследование показателей непроизвольного и произвольного запоминания (Н.К.
Киященко и соавт., 1975), показателей опосредованного запоминания с помо-
щью методики «пиктограмма» (по А.Р.Лурия) и слухо-речевых функций с по-
мощью методики дихотического тестирования.
Статистическая обработка ряда данных исследования проводилась с ис-
пользованием непараметрических критериев: метода углового преобразования
выборочных долей по Фишеру и критерия Вилкоксона-Манна-Уитни (Е.В. Губ-
лер, 1978). Выбор указанных методов был обусловлен тем, что показатели рас-
пределения латеральных признаков не подчиняются закону нормального рас-
пределения (Г.Г. Шургая и соавт., 1987). При подсчете достоверности различий
средних значений в ряде случаев использовался t-критерий Стьюдента. Одним
из основных методов статистической обработки данных в диссертации являлся
метод факторного анализа, который проводился с использованием базовой про-
граммы "STADIA" (А.П. Кулаичев, 1999). При анализе полученных результатов
использовался также метод построения регрессионных моделей по Брандону.
Во втором разделе главе излагаются данные по изучению распространен-
ности латеральных признаков и вариантов ИПЛ. Изучение распределения лате-
ральных признаков и латеральных профилей в разных выборках населения (с
учетом возраста, пола, профессиональной принадлежности и т.п.) представляет-
ся достаточно важным не только в научном плане, а также и для того, чтобы
иметь нормативные данные при исследовании аномальных выборок.
12

Для исследования распространенности латеральных признаков в норме с
помощью «Карты латеральных признаков» было обследовано 606 практически
здоровых испытуемых. В первую выборку вошло 330 студентов-однокурсников
медицинского вуза (г. Луганск, Украина), из них 124 юноши и 206 девушек в
возрасте от 20 до 30 лет. Аналогичное исследование было проведено во второй
выборке, в которую вошло 276 здоровых молодых мужчин (г. Луганск, Украи-
на), в основном демобилизованных из армии и проходящих медкомиссию в
связи с оформлением в органы УВД, также в возрасте от 20 до 30 лет и с оди-
наковым образовательным уровнем (со средним или средним специальным об-
разованием). Распространенность латеральных признаков изучалась в соответ-
ствии с описанной методикой, вариации латеральных профилей рассматрива-
лись в системе «рука-ухо-глаз».
Среди студентов-мужчин группа ППП составила 54,0 %, что свидетельст-
вует о факте большей распространенности унилатеральных правшей в системе
измерений «рука-ухо-глаз». В группу ПЛП студентов-мужчин вошло 14,5 %, в
группу ППЛ – 13,7%, в группу ПЛЛ – 6,5%. Леворукие среди студентов-
медиков составили 11,3 %, что существенно превысило процентное содержание
леворуких во второй выборке мужчин (4,0 %, р < 0,01) и что может отражать
особенности данной профессиональной выборки.
Среди 206 студенток максимально также была представлена группа ППП
– 48,5%, что свидетельствует о большей распространенности унилатеральных
правшей и среди женщин. В группу ПЛП у них вошло 15,5 %, в группу ППЛ –
26,7 %, в группу ПЛЛ – 8,3%. Леворукие среди студенток-медиков составили
всего 1,0 %. Достоверным оказалось увеличение левоглазых женщин в группе
ППЛ по сравнению с мужчинами (26,7 % и 13,7%, р < 0,002), а также накопле-
ние леворуких среди мужчин по сравнению с женщинами – 11,3 % и 1,0% (р <
0,001) что может отражать особенности обследованной выборки.
Исследование 276 мужчин второй выборки показало, что максимальную
распространенность в ней также обнаружили лица с унилатеральными призна-
ками ППП (праворукие с ведущим правым ухом и глазом), которые составили
47,8%. В группу ПЛП («левоухие» правши с правым ведущим глазом) вошло
13,4 %, в группу ППЛ («левоглазые» правши с правым ведущим ухом) – 23,9%,
в группу ПЛЛ - 8,7%. Леворукие в данной выборке составили 4,0%, амбидек-
стры – 2,2 %. При анализе полученных данных интересным оказался тот факт,
что нарастание леволатеральных признаков в системе измерений «рука-ухо-
глаз» также сопровождается увеличением процентного соотношения левого до-
минантного локтя в пробе «перекрест рук». Во второй выборке мужчин в груп-
пе ППП левый показатель этой пробы составил 51,5%, в группе ПЛП - 54,1 %
(р > 0,05), в группе ППЛ – 62,5 % (р < 0,03), а в группе ПЛЛ - 75,0 % (р < 0,01).
По мере нарастания леволатеральных признаков парциального доминирования
также снижается и общий показатель «рукости» (по данным сенсибилизирован-
ного опросника по А.П. Чуприкову). В группе ППП он составил «+ 20,6» балла,
в группе ПЛП - «+ 20,4» балла, в группе ППЛ - «+19,8» балла, а в группе ПЛЛ
– «+ 18,5» балла, в группе амбидекстров - «+7,2» балла, у леворуких - «- 13,9»
13

балла. В целом во второй выборке усредненный показатель «рукости» составил
«+ 18,5» балла.
Интересным оказался тот факт, что, несмотря на ведущий левый глаз у
испытуемых группы ППЛ, тем не менее, 74,2 % из них при пользовании вин-
товкой (по данным пробы «прицеливание») предпочитали целиться все же
правым глазом. У «правоглазых» леворуких в ряде случаев наблюдается обрат-
ная зависимость. Очевидно, что этот факт связан с особенностями зрительно-
моторной координации при пользовании винтовкой и, таким образом, свиде-
тельствует о малой валидности пробы «прицеливание» для определения веду-
щего глаза. Более эффективной в данном случае оказывается проба «дырочка в
карте». Этот факт свидетельствует о том, что необходимо дифференцировать
природу генеза латеральных признаков, которые могут быть обусловлены как
генетическими, так и функциональными факторами, связанными с научением
или особенностями сенсомоторной координации. Это подтверждают и резуль-
таты обследования леворуких (n = 74) – по нашим данным только 4 из них
(5,4%) могли писать левой рукой, остальные 70 человек (96,4%) были переуче-
ны и писали правой рукой. Вместе с тем, большинство других операций (рисо-
вание, бросание камня, пользование ложкой или вилкой при еде и т.п.) они осу-
ществляли левой рукой.
Было проведено сравнение распространенности вариаций латеральных
профилей среди праворуких мужчин двух выборок. Распространенность лате-
ральных признаков анализировалась без учета леворуких. Среди мужчин пер-
вой и второй выборок группа ППП составила 60,9 % и 51,0 % соответственно
(р < 0,04), группа ПЛП – 16,4 % и 14,6 % (р > 0,61), группа ППЛ – 15,4 % и 25,5
% (р < 0,014), группа ПЛЛ - 7,3 % и 9,2 % (р > 0,54). Достоверным оказался
факт уменьшения процентного соотношения «левоглазых» (группы ППЛ) сре-
ди студентов по сравнению с данными второй выборки мужчин и некоторого
увеличения показателей унилатеральной группы ППП в первой выборке муж-
чин.
Нами была исследована распространенность латеральных признаков в
выборке студентов факультета экономики и управления университета (г. Орен-
бург). Общий объем выборки составил 310 человек, из них – 101 юноша и 209
девушек в возрасте 20-25 лет. Разбивка испытуемых на латеральные группы в
системе измерений «рука-ухо-глаз» показала, что в данной выборке максималь-
но представленной также была латеральная группа ППП – 53,1 % , далее следо-
вала группа ПЛП – 16,1 % , группа ППЛ составила 17,7 % , ПЛЛ - 8,2 % и
смешанная группа амбидекстров и леворуких составила 4,9 % . При учете фак-
тора пола распределение аналогичных латеральных групп в выборке юношей
составило: ППП – 47,5 % , ПЛП – 16,8 % , ППЛ –25,7 % , ПЛЛ – 5,0 % , группа
леворуких составила 5,0 % . В выборке девушек распределение латеральных
групп было следующее: ППП – 58,8 % , ПЛП – 15,3 % , ППЛ – 9,6 % , ПЛЛ –
11,4 % , леворукие и амбидекстры составили также 4,8 % . Результаты подтвер-
дили полученные ранее данные о том, что группа унилатеральных праворуких
ППП характеризуется максимальной представленностью в общей популяции
населения (В.А. Москвин, 1990). Данные исследования студентов университета
14

были сопоставлены с результатами исследования другой профессиональной вы-
борки – студентов медицинского вуза ( n =330). Две указанные выборки сравни-
вались как в целом, так и с учетом фактора пола.
Нами также была исследована распространенность латеральных призна-
ков в выборке мужчин в возрасте 20-40 лет (со средним, средним специаль-
ным и высшим образованием), оформляющихся на работу во вневедомственную
охрану одного из крупных промышленных предприятий г. Оренбурга. Общий
объем выборки составил 896 человек. Разбивка испытуемых на латеральные
группы в системе измерений «рука-ухо-глаз» показала, что в данной выборке
максимально представленной также оказалась латеральная группа ППП – 49,4
% , далее следовала группа ПЛП – 16,2 % , группа ППЛ составила 18,8 % , ПЛЛ
- 8,0 % и смешанная группа амбидекстров и леворуких составила 7,6 % . Ре-
зультаты исследования этой выборки были сопоставлены с данными исследо-
вания распространенности латеральных профилей в выборке студентов универ-
ситета и в выборке мужчин (n = 276) г. Луганска.
Анализ распространенности латеральных признаков и вариантов их соче-
таний в разных профессиональных выборках (с учетом фактора пола), а также
применение при статобработке данных метода углового преобразования выбо-
рочных долей по Фишеру, позволило в ряде случаев выявить достоверные от-
личия. Это совпадает с результатами исследований, в которых были выявлены
неодинаковые латеральные особенности в разных профессиональных выборках
(J. Shattel-Nauber, J. O'Reilly, 1983). Анализ полученных данных также показал,
что в норме распределение правых и левых показателей пробы "перекрест рук"
не связано с фактором пола или с мануальным предпочтением (праворукостью
или леворукостью).
Третья глава посвящена изучению распределения латеральных признаков
и вариантов ИПЛ при тех нозологиях, происхождение которых преимуществен-
но связывается с пренатальной патологией (олигофрении и психопатии возбу-
димой формы), у детей и подростков, больных энурезом, у детей с проявления-
ми логоневроза и тиками (где предполагается наличие "минимальной мозговой
дисфункции") и экспериментальному анализу гипотезы о гетерогенности генеза
латеральных признаков.
В первом разделе главы описываются результаты исследования отдельных
латеральных признаков в выборке умственно отсталых детей вспомогательной
школы в возрасте от 12 до 15 лет с диагнозом "олигофрения" (92 человека).
Контрольную группу испытуемых составили 118 учеников обычной массовой
школы того же возраста.
Анализ результатов исследования показал, что в выборке олигофренов
(при сравнении с нормой) отмечается тенденция к снижению праволатеральных
признаков в моторных пробах "переплетение пальцев" (44,6 % и 50,8 %) и "пе-
рекрест рук" (42,4 % и 52,5 % соответственно), хотя и не достигающая уровня
достоверности различий. С помощью опросника А.П. Чуприкова (1987) среди
умственно отсталых было выявлено 14,1 % леворуких - по сравнению с 2,5 %
левшей среди здоровых школьников (p < 0,001). В слуховом анализаторе право-
сторонняя асимметрия составила 55,4 % и 79,7 % (р < 0,001), в зрительном ана-
15

лизаторе - 48,9 % и 70,3 % (р < 0,001). Таким образом, в слуховом и зрительном
анализаторах у олигофренов обнаруживается относительная симметрия в рас-
пределении левых и правых признаков, не наблюдаемая в контрольной группе.
Достоверных различий по моторным функциям ноги выявлено не было.
Приведены данные о распространенности латеральных профилей среди
умственно отсталых и здоровых школьников, также отмечены девиации в их
представленности. В выборке олигофренов наблюдается значительное умень-
шение группы с унилатеральным сочетание ведущих правой руки, уха и глаза
(ППП) - с 56,8 % до 20,7 % (р < 0,001) и увеличение соотношения группы пра-
воруких с сочетанием доминирующего левого уха и глаза (ПЛЛ) - с 8,5 % до
21,7 (р < 0,01).
Во втором разделе главы приведены результаты изучения структуры лате-
ральных признаков у возбудимых психопатических личностей (мужчины в воз-
расте от 17 до 47 лет, n = 56). Распространенность латеральных признаков и их
сочетаний сравнивалась с данными обследования здоровых мужчин (n = 276).
Показано достоверное уменьшение праволатеральных признаков у возбудимых
психопатических личностей по сравнению со здоровыми испытуемыми: по пре-
обладанию слухового анализатора это соотношение было 55,4 % и 72,1 % соот-
ветственно (р < 0,01). Правый ведущий глаз в первой группе составил 44,1 %, в
норме - 64,9 % (р < 0,003). Отмечено накопление леворуких среди возбудимых
психопатических личностей по сравнению с нормой -12,5 % и 4,0 % (р < 0,015)
и увеличение числа леворуких среди их родственников (как первой, так и вто-
рой степени родства, р < 0,001). При анализе распространенности вариантов
ИПЛ в выборке возбудимых психопатических личностей достоверным оказа-
лось значительное сокращение "чистых" правшей (ППП) по сравнению со здо-
ровыми мужчинами: 17,9 % и 47,8 % соответственно (р < 0,001). Для группы
праворуких с сочетанием левого доминантного уха и глава (ПЛЛ) это соотно-
шение составило 19,6 % и 8,7 % (р < 0,015).
В целом, данные обследования возбудимых психопатических личностей
свидетельствуют о "накоплении" в этой выборке леволатеральных признаков по
моторным функциям ("рукости") и по функциям слухового и зрительного ана-
лизаторов (отмечено относительно равномерное распределение правых и левых
признаков, как и в выборке умственно отсталых).
Третий раздел этой главы посвящен больным энурезом. Как известно, ла-
теральные особенности у больных с проявлениями энуреза пока изучены не-
достаточно. Приводятся результаты исследования структуры латеральных при-
знаков у 72 подростков, страдающих энурезом, из них 24 девочки и 48 мальчи-
ков в возрасте 9-14 лет (без выраженных нарушений урогенитальной сферы).
Данные сопоставлялись с контрольной выборкой здоровых детей (n = 118).
В группе больных энурезом левые показатели в пробе "переплетение
пальцев" у девочек составили 41,7 %, у мальчиков -52,1 %, в пробе "перекрест
рук" - 29,2 % и 41,7 % соответственно, ведущий левый глаз - 37,5 % и 41,7 %.
Левое доминантное ухо в моноауральных поведенческих тестах отмечено у
25,0% детей в обеих подгруппах. У девочек имелось 4,2 % леворуких родствен-
ников первой степени родства и 4,2 % амбидекстров среди родственников вто-
16

рой степени родства. У мальчиков - 4,2 % леворуких родственников первой сте-
пени родства и 6,3 % синистральных (левшей и амбидекстров) среди родствен-
ников второй степени родства. Леворуких девочек в выборке не было, среди
мальчиков леворукие составили 4,2 %, что согласуется с нормативными данны-
ми. Вместе с тем, по сравнению с контрольной группой, в обеих подгруппах
больных с энурезом (как среди мальчиков, так и среди девочек) наблюдалось
12,5 % амбидекстров, у здоровых детей - 2,2 % (р < 0,01). При подсчете показа-
телей распределения латеральных признаков в обеих выборках (без учета фак-
тора пола) среди больных энурезом отмечалась тенденция к накоплению испы-
туемых с левым ведущим глазом - 40,3 %, у здоровых - 30,4 % (р = 0,093). Раз-
ность в распределении этого признака составила около 10 %, хотя и не достига-
ла степени достоверности различий.
Особенности структуры латеральных признаков обследованной группы
больных свидетельствует о наличии тенденции к увеличению среди них испы-
туемых с левым ведущим глазом и о "накоплении" лиц со слабо дифференциро-
ванной "рукостью" – амбидекстров.
В четвертом разделе нами изложены данные исследования структура ла-
теральных признаков у больных с тиками и логоневрозами (всего 42 детей и
подростков в возрасте от 7 до 17 лет, которые находились на лечении в дневном
детско-подросткового стационаре психиатрической больницы), в контрольную
группу вошло 92 здоровых детей.
Значимых различий между больными и здоровыми детьми по таким при-
знакам, как «переплетение пальцев» и «перекрест рук» выявлено не было. Дос-
товерные отличия были обнаружены при определении бинокулярной функции
зрительного анализатора. В норме ведущий правый глаз составил 70,З%, у
больных с невротическими тиками – 50,0% (р < 0,01). Леворукие среди здоро-
вых составили 2,5%, среди больных – 10,0%. У больных также обращает на себя
внимание «леворукий» или «амбилатеральный» тип аплодирования, который
составил 31,6%. Леворуких и амбидекстров среди родственников больных под-
ростков было выявлено 13,6%, среди здоровых детей на наличие леворуких род-
ственников указало только 8,5%.
Выявленная относительная симметрия в распределении левых и правых
признаков асимметрии зрительного анализатора совпадает с данными 3. Г. Ту-
ровской и В. В. Суворовой (1984), которые другими методиками установили,
что заикающиеся отличаются большей симметрией во всех исследованных
функциях зрительного анализатора (процессах фузии, бификсации и гаплоско-
пического зрения).
В пятом разделе обсуждается гипотеза о гетерогенности факторов лате-
рального предпочтения. Для экспериментального подтверждения данной гипо-
тезы были использованы материалы о преимуществе испытуемых с левым ве-
дущим глазом в решении зрительно-пространственных задач (ЗПЗ) в норме и
данные о накоплении испытуемых с левым ведущим глазом в выборках, харак-
теризующихся наличием умственной отсталости или невысоким уровнем разви-
тия интеллектуальных способностей (среди олигофренов и у возбудимых пси-
хопатических личностей). Эти факты, на первый взгляд, находятся в противоре-
17

чии, однако объяснение может заключаться в разной природе генеза ведущего
левого глаза в норме и среди больных.
Была исследована способность к решению ЗПЗ с помощью "прогрессив-
ных матриц" Равена у 350 мужчин в возрасте от 20 до 35 лет со сходными лате-
ральными профилями, отличающихся только доминантностью зрительного ана-
лизатора. Были взяты испытуемые с двумя вариантами ИПЛ: унилатеряльные
правши (ППП) и правши с правым доминантным ухом, но левым ведущим гла-
зом (ППЛ). В первую контрольную группу (203 человека) вошли испытуемые с
высокими показателями выполнения "прогрессивных матриц", из них 120 было
с вариантом индивидуального профиля латеральности ППП и 83 - с вариантом
ППЛ. Во вторую группу (147 человек) вошли испытуемые с низкими показате-
лями по Равену, с профилем ППП было 80 испытуемых, а с профилем ППЛ - 67.
Большинство испытуемых второй группы по заключению психиатра имели ди-
агноз "пограничная умственная отсталость" или же "недостаточный уровень
развития интеллектуальных функций по олигофреническому типу" (в виде де-
бильности различных степеней выраженности).
В первой контрольной группе 56,6 % испытуемых с профилями ППЛ об-
наружили более высокие показатели выполнения "матриц" Равена по сравнению
с 12,4 % испытуемых с профилями ППП (р < 0,001). Во второй группе это соот-
ношение было обратным: более высокие показатели были отмечены у 82,5 %
испытуемых с профилями ППП, по сравнению с 55,2 % испытуемых с профи-
лями ППЛ. Эти данные свидетельствуют о том, что, в отличие от нормы, для
лиц с умственной недостаточностью левый ведущий глаз является фактором,
обусловливающим менее успешное решение зрительно-пространственных за-
дач.
Усредненные показатели успешности выполнения ЗПЗ в первой группе
для испытуемых с профилями ППП составили 42,6 балла, а для испытуемых с
профилями ППЛ - 47,8 балла. Во второй группе это соотношение было обрат-
ным: для латеральных профилей ППП этот показатель был равен 29,1 балла, а
для ППЛ - 24,7 балла (p < 0,01). Таким образом, ведущий левый глаз испытуе-
мых первой группы является фактором, способствующим более успешному ре-
шению ЗПЗ, во второй группе такой закономерности выявлено не было, напро-
тив, испытуемые с левым ведущим глазом этой группы обнаружили более низ-
кие показатели. Разнородность показателей выполнения ЗПЗ испытуемыми с
левым ведущим глазом в этих двух группах рассматривается в качестве под-
тверждения гипотезы о гетерогенности природы латерального предпочтения.
Для выявления возможной связи пробы "перекрест рук" с продуктивно-
стью решения ЗПЗ показатели обеих групп были также проанализированы с
учетом признака "локтя". Результаты показали, что во всех выборках мужчин
(как с левым ведущим глазом, так и с правым; как в норме, так и при патологии)
более высокие показатели обнаружили испытуемые с правым признаком в про-
бе "перекрест рук", что отражает значимость этого показателя у мужчин в про-
цессе решения ЗПЗ и анализе перцептивного материала.
Четвертая глава называется «Латеральные профили и проблема лево-
рукости». В первой части этой главы исследуется распространенность лате-
18

ральных профилей среди леворуких в норме. Для решения задачи изучения
распространенности латеральных признаков среди леворуких испытуемых бы-
ло исследовано 74 практически здоровых леворуких мужчин в возрасте от 20 до
35 лет с достаточным уровнем развития интеллектуальных возможностей. В ка-
честве контрольных были взяты данные исследования 276 практически здоро-
вых мужчин в возрасте от 20 до 35 лет.
Обработка полученных данных позволила установить, что унилатераль-
ные левши (группа ЛЛЛ) составили в экспериментальной выборке 55,4%, в
группу ЛПЛ вошло 9,5%, в группу ЛЛП – 27,0% и в группу ЛПП – 8,1%. Рас-
пределение латеральных профилей среди праворуких имело следующий вид:
ППП- 51,0%, ПЛП – 14,3%, ППЛ – 25,5% и ПЛЛ – 9,2%. При сопоставлении
распространенности латеральных профилей в системе измерений "рука-ухо-
глаз" среди праворуких и леворуких достоверных различий между ними вы-
явлено не было (р > 0,05, критерий Фишера). Данные проведенного экспери-
мента подтвердили предположение о том, что леворукость не является одно-
значным феноменом и среди них также возможно выделение разных вариан-
тов индивидуальных профилей латеральности.
Исследования индивидуально-психологических особенностей леворуких
с разными профилями латеральности до настоящего времени малочисленны
(В.А.Москвин, Н.В.Москвина, 1998). Этому посвящена вторая часть главы, в
которой экспериментально изучаются корреляции некоторых латеральных и
индивидуально-психологических особенностей у леворуких. Был поставлен во-
прос: какую роль в структуре латеральной организации леворуких играет
показатель пробы А.Р. Лурия "перекрест рук" и каким образом он может быть
связан с индивидуальными особенностями? Связан ли правый показатель про-
бы "перекрест рук" с параметром "активности" (эргичности), как и у правору-
ких, или же эта корреляция имеет обратное, инвертированное значение?
Из всей выборки леворуких было отобрано 36 леворуких мужчин в
возрасте 20-35 лет с одинаковым образовательным уровнем (среднее специ-
альное или высшее образование). Индивидуальные профили латеральности ис-
пытуемых данной группы определялись в системе измерений "рука-ухо-глаз" и
характеризовались "чистой" леволатеральностью – все испытуемые принадле-
жали к группе ЛЛЛ. Единственное и основное отличие заключалось в показа-
теле пробы "перекрест рук" (ПППР) – 18 испытуемых обнаружили правый по-
казатель этой пробы и 18 – левый. В конце раздела подробно приводятся ре-
зультаты факторного анализа и другие статистические данные (в том числе, и с
применением непараметрических критериев), далее проводится обсуждение
полученных данных. Дается обзор литературы, рассматривающий проблему
леворукости. Отмечено, что первые зарубежные исследования в этой области
были направлены, в основном, на изучение связи леворукости с умственной не-
достаточностью.
Приведенные работы показывают наличие как достаточно большого числа
леворуких, так и вариаций в распределении латеральных признаков и своеобра-
зия ФАМ в разных нозологических группах, что связывается с пренатальными
поражениями мозга в ранних периодах онтогенеза. Однако причины, оказы-
19

вающие влияние на латерализацию функций, все же остаются еще не вполне
ясными.
Рассматривая теории происхождения леволатеральных признаков, следует
отметить, что все они, в основном, касаются "рукости" и учитывают различные
аспекты: наследственные, исторические, социокультурные, геоэкологические и
др. (Н.Н. Брагина, Т.А. Доброхотова, 1981; С. Спрингер, Г. Дейч,1983). Вместе с
тем, они не объясняют происхождение сенсорных асимметрий и не учитывают
концепцию "парциального доминирования" А.Р. Лурия (1978). Нельзя не согла-
ситься с тем, что "рукость" может быть изменена в процессе переобучения. Од-
нако представляется маловероятным, чтобы сенсорная асимметрия (например,
ведущие левый глаз или ухо) могла быть обусловлена только социокультурны-
ми или геоэкологическими факторами.
П. Бэкан считает, что леворукость имеет чисто патологическое происхож-
дение вследствие родовых травм (P. Bacan et al., 1973). Другие авторы учиты-
вают как патологические, так и наследственные факторы, различая, таким обра-
зом, патологическую и генетическую леворукость (P. Satz, 1972, 1973; P. Satz et
al., 1985). В этом плане теории П. Бэкана и П. Сатца все еще остаются конкури-
рующими (С. Спрингер, Г. Дейч, 1983). С учетом наличия частых противоречий
в сообщениях, касающихся исследований леворуких (A. Sunseri, 1982), гипотеза
П. Сатца о наличии патологической и наследственной леворукости выглядит
более предпочтительной и имеет большее число сторонников.
Одна из первых работ в области изучения связи ФАМ человека с индиви-
дуальными различиями принадлежит нейрохирургу Дж. Богену. При психоло-
гических исследованиях больных, перенесших комиссуротомию, им было выяв-
лено, что два полушария функционируют независимо и обнаруживают разные
стратегии мышления и сознания – "пропозиционное" и "оппозиционное". Впер-
вые было высказана гипотеза об их связи с концепцией И.П. Павлова о мысли-
тельном и художественном типах высшей нервной деятельности, определяемых
преобладанием второй или первой сигнальных систем (J. Bogen еt al., 1972;).
В.В. Суворова (1975) при исследовании индивидуальных особенностей взаимо-
действия левого и правого полушарий мозга также предполагает связь баланса
доминирования полушарий с соотнесенностью двух сигнальных систем по И.П.
Павлову.
Исследованию леворуких в настоящее время посвящено большое количе-
ство статей и даже ряд специальных монографий (O.L. Zangwill, 1960; M. Stein,
1973, C. Porac, S. Coren, 1981; N. Sakano, 1982; D. Bishop, 1990; А.В. Семенович,
1991; Т.А. Доброхотова, Н.H. Брагина, 1994). Вместе с тем, в полученных ре-
зультатах остается немало противоречий и следует констатировать, что про-
блема леворукости все еще далека от своего окончательного разрешения. Одним
из противоречивых пунктов является проблема локализации речевых функций у
леворуких. Данные нейропсихологии говорят о преимущественной локализа-
ции центра речи в левом полушарии (как у праворуких, так и у леворуких). В
целом считается доказанной связь моторных функций руки и моторного цен-
тра речи (в основном с левым полушарием), хотя причины такой связи не
выяснены (В.Д. Еремеева, 1987).
20

На наш взгляд, такая корреляция (у праворуких) может быть обусловлена
преимущественной связью активирующих влияний ретикулярной формации
со структурами левого полушария. Психодиагностические исследования об-
наруживают более высокий уровень активности (эргичности) у "левополушар-
ных" индивидов (праворуких), особенно с правым показателем в пробе А.Р.
Лурия "перекрест рук" (В.А. Москвин, 1988, 1990). Е.Д. Хомская также свиде-
тельствует о том, что праволатеральные индивиды от природы являются дви-
гательно более активными и обнаруживают более высокую способность к
произвольному ускорению такой активности (Е.Д. Хомская и соавт., 1997).
Весьма интересным, но пока еще плохо объяснимым является тот факт,
что у леворуких центр речи в большинстве случаев также (как и у правору-
ких) располагается в левом полушарии. С. Спрингер и Г. Дейч (1983) свиде-
тельствуют о том, что в 70% случаев центр речи у леворуких расположен в ле-
вом полушарии. М.К. Шохор-Троицкая (1998) установила, что афазии у лево-
руких в 75% случаев и более также возникают при поражении левого полуша-
рия. Если исходить из посылки, что локализация центра речи в левом полуша-
рии (как у правшей, так и у большинства леворуких) обусловлена более тес-
ными связями ретикулярной формации с этим полушарием, то можно было бы
предполагать, что более высокие показатели по параметру "активности" (эр-
гичности) должны также обнаруживаться и у леворуких с правым показателем
в пробе "перекрест рук" (т.е., как и у праворуких индивидов). Вместе с тем,
допустима и другая точка зрения, которая рассматривает леворуких как "ин-
вертированных" праворуких. Существуют исследования, которые отмечают
близость показателей психодиагностического тестирования группы унилате-
ральных леворуких (группы ЛЛЛ в системе измерений "рука-глаз-ухо") с пока-
зателями унилатеральной группы ППП (В.Н. Клейн, 1985). В данном исследо-
вании показатель пробы "перекрест рук", однако, не учитывался. Исходя из
этой точки зрения, можно предполагать, что более высокие показатели по па-
раметру "активности" должны обнаруживать "чистые" левши группы ЛЛЛ, в
том числе и с левым показателем в пробе "перекрест рук".
Результаты факторного анализа показали, что у леворуких группы ЛЛЛ с
левым ПППР по первому фактору объединились показатели таких шкал, как
"раздражительная слабость", "тревожность", интропсихическая дезорганиза-
ция", "конформность", "робость", "невротизм", "депрессия", "психическая неус-
тойчивость". У леворуких с правым ПППР по первому фактору объединились
такие показатели шкал ПДТ, как "эмоциональная устойчивость", "женствен-
ность", "сензитивность". По средним значениям у леворуких с правым ПППР
были выше значения по шкалам "общая активность", "общительность", "экстра-
версия", "эмоциональная устойчивость" и ниже показатели по шкалам "раздра-
жительная слабость", "тревожность", "ипохондрия", "фобии", "интропсихиче-
ская дезорганизация", "невротизм", "тревожность" и ряду других. Сходные
данные получены также с помощью опросника Айзенка и шкал реактивной и
личностной тревожности Спилбергера-Ханина.
Полученные результаты позволяют сделать заключение, что у леворуких
испытуемых группы ЛЛЛ правый показатель пробы "перекрест рук" также в
21

большей степени связан с параметром "активности" (эргичности), как и у пра-
воруких испытуемых, а левый в большей степени коррелирует с наличием
эмоциональных переживаний негативного (отрицательного) фона. Если исхо-
дить из предположения, что первая корреляция также обусловлена более тес-
ными связями ретикулярной формации с левым полушарием у левшей (также
как и у правшей), то это позволяет, на наш взгляд, объяснить преимуществен-
ную локализацию центра речи и у левшей в левом полушарии. (Известно, что
речь представляет собой очень сложную психическую деятельность, которая
подразделяется на различные виды и формы. Используя распространенное
мнение о левополушарной локализации центра речи, мы, прежде всего, име-
ем в виду более тесную связь моторных и экспрессивных компонентов речи с
активностью левополушарных структур, в том числе и более тесную связь
этих структур с первым активирующим блоком мозга по А.Р.Лурия). Получен-
ные данные согласуются с результатами исследования леворуких, проведенных
другими авторами. А.М. Полюхов считает, что леворукость "не всегда ассо-
циирует с атипичной латерализацией иных церебральных функций" и прихо-
дит к заключению о том, что "леворукость есть результат сугубо локальных
процессов, вызывающих смещение доминирования двигательного центра ру-
ки из левого полушария в правое" (А.М. Полюхов, 1987). Н.Н. Богданов также
полагает, что "наличие моторной асимметрии еще не является гарантом того,
чтобы считать левшу антиподом правши и по другим показателям организа-
ции, а, следовательно, и функционирования мозга" (Н.Н. Богданов, 1997. с. 83-
84).
Вместе с тем, С. Спрингер и Г. Дейч (1983) приводят данные о том, что у
15% леворуких центр речи локализован в правом полушарии, а еще у 15% ле-
воруких обнаруживается двухсторонний контроль речи. С учетом данных о ва-
риативности локализации центра речи (особенно у женщин и леворуких муж-
чин) можно также думать и о вариативности преобладающих связей и активи-
рующих влияний ретикулярной формации со структурами левого (в основ-
ном) или правого полушарий, или же о билатеральной представленности та-
ких связей. При этом, возможно, необходимо учитывать не только правосто-
ронне-левостороннюю асимметрию, но и антериорно-постериорную (соотноше-
ние передне-задних отделов неокортекса). Д.Кимура (1992), при исследовании
половых различий речевых функций в результате поражений мозга делает
предположение, что у женщин организация моторных функций речи в боль-
шей степени связана с левой лобной корой. Она считает, что специфика левого
полушария заключается не только в программировании и выборе речевых ре-
акций, но и в организации сложных движений рта, рук и т.д., причем у женщин
эти функции представлены в передних областях, а у мужчин - в задних. Дви-
гательные навыки мужчин в меньшей степени зависят от левого полушария и
поэтому среди них чаще встречаются левши. Женщины-правши чаще предпо-
читают пользоваться правой рукой и отличаются большей праворукостью, чем
мужчины (Д. Кимура, 1992). Полученные факты говорят о том, что одни и те
же латеральные признаки у разных индивидов не всегда, видимо, могут быть
оценены однозначно и свидетельствуют о том, что этот вопрос еще нуждается
22

в специальном изучении. Нуждается также в специальном экспериментальном
исследовании вопрос о корреляции показателей пробы "перекрест рук" с дан-
ными дихотического тестирования (в том числе и у леворуких).
Приведенные данные показывают всю сложность и неоднозначность
проблемы поиска корреляций латеральных признаков с индивидуальными осо-
бенностями при изучении леворуких. Это приводит к закономерному выводу о
том, что в исследованиях, направленных на выявление корреляций латераль-
ных признаков с индивидуальными характеристиками, необходимо обязательно
учитывать фактор пола и особенности динамики признаков асимметрий в он-
тогенезе (В.А. Москвин, Н.В. Москвина, 1998).
Пятая глава называется «Межполушарная асимметрия и индивиду-
альные особенности психологического времени». В первом разделе данной
главы приводится обзор литературы, который рассматривает проблему времени
в целом. В психологии восприятия разработка проблемы временной перцепции
интенсивно ведется в трех направлениях: изучаются особенности функциониро-
вания "биологических часов", выявляются закономерности образования услов-
ных рефлексов на время, исследуются особенности восприятия времени при
различных психических состояниях и в различных жизненных ситуациях. Ис-
следования в области субъективного восприятия объективно заданных микро-
интервалов времени довольно продуктивны. Как видно из приведенных дан-
ных, накоплен богатый материал, способствующий пониманию механизмов
временной перцепции ограниченных интервалов времени, однако эти механиз-
мы неприменимы к более длительным временным промежуткам (таким как ме-
сяц, год, десятилетие).
Во втором разделе рассматривается проблема психологического времени
личности и его особенности. По мнению Е.И. Головахи и А.А. Кроника (1988),
для восприятия более продолжительных интервалов времени необходимо вклю-
чение таких психических составляющих, как память, мышление, воображение,
на основании которых происходит интеграция конкретных восприятий и оценок
времени, временных суждений, относящихся к прошлому, настоящему, буду-
щему и, наконец, формирование осознанного отношения ко времени в целом.
Наиболее полно, по мнению авторов, психологическое содержание проблемы
времени зафиксировано в понятии "переживание", которое в свою очередь мо-
жет быть названо психологическим временем. Н.Н. Брагина и Т.А. Доброхотова
(1981, 1988) отмечают, что человек живет и взаимодействует с социальным и
физическим миром в двух временах. С одной стороны, как любой другой реаль-
ный объект мира он вписан в мировое время, но, с другой стороны, человек жи-
вет и в своем индивидуальном времени. Все происходящее во времени мира
воспринимается через индивидуальное время субъекта.
В третьем разделе главы рассматривается связь функциональных асим-
метрий человека в восприятии времени. Из приведенных работ видно, что про-
блема времени - междисциплинарная проблема и, соответственно, она должна
решаться на основании различных методологических подходов. По мнению ря-
да авторов, представляется возможным объяснение индивидуальных различий в
восприятии, переживании, осмыслении времени, исходя из определенных прин-
23

ципов организации мозга субъекта. В связи с этим, проблема психологического
времени представляет интерес и для дифференциальной психофизиологии
(В.А. Москвин, В.В. Попович, 1998а, 1998б; В.В. Попович, 2000; О.С. Зайцев,
1997).
Имеются, хотя и в относительно небольшом количестве, исследования,
ориентированные на установление связи функциональных асимметрий мозга с
особенностями психологического времени личности. Н.Н. Брагина и Т.А. Доб-
рохотова (1988), рассматривая расстройства восприятия времени, изложенные в
субъективных переживаниях больных, пришли к выводу, что индивиды с пре-
обладающим доминированием левополушарных структур в большей степени
ориентированы на настоящее и будущее, а лица с доминированием правополу-
шарных структур мозга больше ориентированы на настоящее и прошлое.
Кроме обзора литературы по данной проблеме, приводятся эксперимен-
тальные данные. В работах, проведенных под нашим руководством
В.В.Поповичем, были выявлены закономерные связи индивидуальных профи-
лей латеральности с такими параметрами психологического времени как харак-
тер временных ориентаций, особенности восприятия и переживания времени
(В.А. Москвин, В.В. Попович, 1998а,1998б; В.В. Попович, 2000). В качестве ис-
пытуемых было обследовано 669 испытуемых, в том числе 547 студентов II
курса университета (в возрасте 18-19 лет) и сотрудники вневедомственной ох-
раны – 61 человек (средний возраст 33 года). Латеральные профили испытуе-
мых определялись в системе измерений "рука – ухо – глаз". Принимался также
во внимание показатель пробы А. Р. Лурия "перекрест рук". Особенности вос-
приятия объективного времени исследовались с помощью таких методик, как
"определение индивидуальной минуты", "словесная оценка", "отмеривание" и
"воспроизведение". Особенности временных ориентаций и переживания време-
ни изучались с помощью шкал временной направленности и методики "времен-
ной семантический дифференциал" (Е.И. Головаха, А.А. Кроник, 1984).
Обработка данных исследования позволила получить следующие данные:
варианты латеральных профилей обнаруживают закономерные связи с такими
параметрами психологического времени, как характер временных ориентаций,
особенности переживания и восприятия времени. Выявленная связь вариантов
ИПЛ с параметрами психологического времени довольно устойчива и просле-
живается на испытуемых разных возрастных групп.
Унилатеральные правши с правым показателем пробы «перекрест рук»
более склонны оценивать объективно-заданные длительности как меньшие (т.е.
недооценивать) и отмеривать их как большие (переотмеривать) по отношению к
эталону. Унилатеральные правши с левым доминантным локтем, напротив, бо-
лее склонны оценивать заданные интервалы времени как большие (переоцени-
вать) и отмеривать их как меньшие (недоотмеривать) по отношению к эталону.
Предполагается, что выявленные различия в характере восприятия времени,
скорее всего, детерминированы преобладанием одной из систем активации моз-
га (ретикулярной или лимбической), а также межполушарной нейрохимической
асимметрией. Для объяснения полученных данных также может быть использо-
вана психофизиологическая модель восприятия времени Н. И. Чуприковой и Л.
24

М. Митиной (1979), посредством которой возможно объяснение результатов
временного отсчета, полученного с помощью различных методических приемов
(в частности с помощью методов «отмеривание» и «словесная оценка»). Авторы
считают, что восприятие коротких интервалов осуществляется непосредствен-
ным срабатыванием (включением и выключением) специфических временных
паттернов возбуждения. Что же касается отсчета длительных временных интер-
валов, то здесь в основе лежит сознательный счет с использованием определен-
ного временного эталона, который также представляет собой специфический
мозговой паттерн возбуждения. Срабатывание временного паттерна зависит от
сочетания процессов возбуждения и торможения, а это соотношение, в свою
очередь, определяется состоянием кортикального тонуса или уровнем актива-
ции мозговых структур.
Для унилатеральных правшей с правым показателем пробы «перекрест
рук» характерна большая направленность в будущее и меньшая - в прошлое.
Унилатеральные правши с левым доминантным локтем, напротив, обнаружи-
вают большую направленность в прошлое и меньшую - в будущее. Полученные
данные согласуются с предположением Н. Н. Брагиной и Т. А. Доброхотовой
(1981, 1988) о преимущественной связи правого полушария с настоящим и
прошлым, а левого - с настоящим и будущим временем, а также подтверждают
концепцию о том, что функциональная асимметрия полушарий выражает осо-
бую пространственно-временную организацию работы целого мозга.
Обнаружены различия в характере переживания времени между унилате-
ральными правшами с разными показателями пробы «перекрест рук» по факто-
рам «континуальность – дискретность» и «эмоциональное отношение к диапа-
зону времени». Унилатеральные правши с левым показателем пробы «пере-
крест рук» оценивают время как более дискретное и менее приятное. Для уни-
латеральных правшей с правым доминантным локтем свойственно переживание
времени как более континуального и приятного. Обнаруживаются также разли-
чия по фактору «напряженность времени», что наиболее отчетливо прослежива-
ется между праволатеральными мужчинами с разными показателями пробы
«перекрест рук» старшей возрастной группы. Для мужчин с правым показате-
лем этой пробы свойственно переживание времени как более напряженного,
т.е. как сжатого, насыщенного, организованного, достаточно быстрого. Для
мужчин с левым показателем пробы «перекрест рук» характерно переживание
времени как менее напряженного, т.е. как растянутого, пустого, неорганизо-
ванного, медленного.
Праволатеральные женщины группы ППП (по сравнению с праволате-
ральными мужчинами) больше ориентированы в прошлое, у них прослеживает-
ся тенденция к переживанию времени как менее приятного и более дискретного.
Мужчины, напротив, склонны переживать время как более приятное и конти-
нуальное, прошлое для них менее значимо, по сравнению с женщинами. Суще-
ствуют половые различия в характере временной перцепции. Праволатераль-
ные женщины более склонны переоценивать и недоотмеривать объективно-
заданные интервалы времени. Праволатеральные мужчины, напротив, более
склонны недооценивать и переотмеривать длительностей. Полученные данные,
25

скорее всего, обусловлены билатеральной представленностью психических
функций у женщин.
Изложенные сведения показывают всю сложность и неоднозначность
проблемы восприятия и переживания времени. В главе рассмотрены современ-
ные философские и психологические концепции, в которых наряду с чисто фи-
зической трактовкой категории времени присутствуют представления о нем, как
о времени социальном, отражаемом культурой и переживаемым личностью.
Они позволяют говорить о том, что проблема времени представляет собой
сложный комплекс взаимосвязанных вопросов, каждый из которых требует глу-
бокого и всестороннего изучения, в том числе, и учета особенностей функцио-
нальных асимметрий человека.
Шестая глава называется «Латеральные особенности и проблема
алкоголизма». В первом разделе этой главы рассматривается проблема функ-
циональных асимметрий при хроническом алкоголизме, приведен обстоятель-
ный обзор литературы по данному вопросу. Совместно с В.В. Поповичем нами
также было проведено исследование структуры латеральных признаков у боль-
ных хроническим алкоголизмом. С помощью " Карты латеральных признаков "
(по А.П.Чуприкову) был обследован 61 человек (мужчины в возрасте от 23 до
50 лет, средний возраст - 40 лет), со средним специальным или высшим образо-
ванием, имеющих диагноз «Хронический алкоголизм» (II стадия заболевания).
В контрольную группу вошли мужчины (n=61) в возрасте от 22 до 48 лет того
же образовательного уровня.
Анализ распределения латеральных признаков среди больных хрониче-
ским алкоголизмом показал, что, при сравнении с контрольной группой, у
больных данной нозологии обнаруживается достоверное снижение праволате-
ральных признаков по слуховому (49,1 % и 72,1 %, р = 0,004) и зрительному
(62,2 % и 77,0 % , р = 0,03) анализаторам. Процент праворуких среди больных
составил 91,8 %, что ниже показателей в контрольной группе - 95 %. Реже
встречается у больных правый тип аплодирования – 54 % и 81,9 % (p = 0,001)
соответственно, правая «точная» и «толчковая» нога ( 81,9 % и 37, 7 % у боль-
ных, и 95,0 % (p = 0,009) и 63,9 % (p = 0,002) , соответственно, у здоровых).
Таким образом, в выборке больных хроническим алкоголизмом просле-
живается тенденция к увеличению леволатеральных сенсомоторных признаков,
что в целом свидетельствует о преобладании правополушарных (или леволате-
ральных) признаков сенсомоторного доминирования. С учетом выявленных де-
виаций в распределении латеральных признаков при хроническом алкоголиз-
ме, представляет также интерес вопрос о распространенности вариантов их со-
четаний. У больных хроническим алкоголизмом было выявлено 9 типов инди-
видуальных профилей латеральности - группу ППП ставило 32,7 % испытуе-
мых, ПЛП – 26,2 %, ППЛ – 13,1 %, ПЛЛ – 19,6 %, АЛЛ – 1,6 %, АПП – 1,6 %,
АПЛ – 1,6 %, ЛЛЛ – 1,6 %, ЛЛП – 1,6 %, ЛПП – 1,6 %. В контрольной группе
было выявлено 7 типов, практически отсутствовала группа амбидекстров. В
группу унилатеральных правшей (ППП) вошло 54 % испытуемых, ПЛП – 19,6
%, ППЛ – 13,1 %, ПЛЛ – 8,1 %, ЛЛЛ – 1,6 %, ЛЛП – 1,6%, ЛПП – 1,6 %. Про-
центное соотношение выявленных групп свидетельствует о достоверном
26

уменьшении представленности латеральной группы ППП у больных хрониче-
ски алкоголизмом (р = 0,008) и об увеличении представленности группы ПЛЛ
(р = 0,03). Полученные данные свидетельствуют о своеобразии распределения
не только латеральных признаков, но и вариантов их сочетаний (в виде девиа-
ций) в указанной выборке больных (В.В. Попович, 2000; В.А. Москвин, В.В.
Попович, 2000, 2001).
Во втором разделе главы рассмотрены индивидуальные биохимические
аспекты проблемы алкоголизма и их связь с функциональными асимметриями с
точки зрения дифференциальной психофизиологии.
В третьем разделе рассматриваются особенности эмоциональной сферы
при хроническом алкоголизме. Касаясь этого вопроса можно отметить сле-
дующее: исходя из существующих на настоящий момент в психофизиологии
представлений левое полушарие и его активность связывают с эмоциями поло-
жительного знака, а активность правого - с эмоциями негативного круга. Отме-
чается связь леворукости с повышенной тревожностью и эмоциональной
нестабильностью (J.E. Orme, 1970; R.A.Hicks, R.J. Pellegrini, 1978a). Выявле-
ны также особенности эмоционального реагирования в зависимости от преоб-
ладания функций того или иного полушария - «правополушарные» индивиды в
большей степени склонны продуцировать и переживать негативные эмоцио-
нальные состояния, а также более негативно оценивать одни и те же ситуации
по сравнению с «левополушарными» субъектами, что позволяет говорить о
наличии индивидуальных стилей эмоционального реагирования
(В.А.Москвин, 1988; 1990). Выявляемое преобладание признаков правополу-
шарного доминирования у больных хроническим алкоголизмом определяет и
превалирование у них эмоциональных переживаний негативного круга (или
дистимического фона настроения по определению психиатров). Зарубежные
авторы также отмечают связь между алкоголизмом и тревожными расстрой-
ствами (M.G. Kushner, 1996). Считается, что в общей популяции женщины в
два раза чаще, чем мужчины страдают депрессией. Однако среди злоупотреб-
ляющих алкоголем и кокаином мужчин депрессию диагностируют с такой же
частотой, как и у женщин (N. Swan, 1997). Анализ развития алкогольного опь-
янения, а в последующем и постинтоксикационного состояния, с точки зрения
межполушарных отношений позволяет рассматривать их как разные этапы
психофизиологической модели динамики эмоциональных состояний под воз-
действием этанола. Избирательное влияние алкоголя на правое полушарие при-
водит к подавлению его функций, что сопровождается снижением критичности
и подконтрольности поведения, реципрокным высвобождением активности ле-
вого полушария и катехоламинергической системы, развитием состояний рас-
торможенности и эйфории, повышенного речевого и эмоционального возбуж-
дения, ускорения динамики психических процессов. Аналогичная картина на-
блюдается и при выключении функций правого полушария с помощью унила-
теральной электросудорожной терапии (Л.Я. Балонов, В.Л. Деглин, 1976). В
дальнейшем по механизму «маятника» возбуждение сменяется стадией тормо-
жения, которая характеризуется противоположным снижением функций левого
и повышением активности правого полушария, приводит к преобладанию серо-
27

тонинергической системы и сопровождается развитием состояния заторможен-
ности, снижения общей активности, преобладанием негативного эмоционально-
го фона. Анализ динамики эмоциональных реакций при развитии алкогольного
опьянения и алкогольного постинтоксикационного состояния (В.А. Москвин,
1990) хорошо согласуется с существующими представлениями о преимуще-
ственной связи левого полушария с эмоциями положительного знака, а правого
- с эмоциями негативного круга.
Справедливость указанной модели подтверждается при диагностике алко-
гольных постинтоксикационных состояний, которые исследовались нами на ос-
нове анализа течения монокулярных зрительных последовательных образов
(ЗПО). В работе А.А. Меграбяна было показано, что у трети больных алкого-
лизмом зрительные последовательные образы вообще не формируются, а у ос-
тальных отличаются нестабильностью, кратковременностью, малой интенсив-
ностью. Прием малых и средних доз алкоголя здоровыми лицами ведет к исчез-
новению ЗПО, регистрируемых традиционными методами (бинокулярно) на 1-3
дня (А.А. Меграбян с соавторами, 1960).
С помощью предложенного нами устройства для осуществления экс-
пресс-диагностики алкогольных постинтоксикационных состояний с дозиро-
ванным временем экспозиции было проведено изучение особенностей течения
монокулярных ЗПО как индикатора функциональной межполушарной асиммет-
рии в рамках развития алкогольной интоксикации и постинтоксикационных со-
стояний. С этой целью исследованиям было подвергнуто 70 здоровых испытуе-
мых (30 женщин и 40 мужчин) в возрасте от 18 до 30 лет, праворуких, с правым
доминантным глазом и 35 больных хроническим алкоголизмом II стадии (муж-
чины в возрасте от 20 до 40 лет). Больные обследовались однократно, вне алко-
гольной интоксикации либо абстиненции. Группа женщин обследована также
однократно без приема алкоголя. Из 40 психически здоровых мужчин 22 были
обследованы четырехкратно: до употребления алкоголя, в период опьянения,
вызванного приемом дозы алкоголя в 1г на 1 кг массы тела, спустя 24 и 72 часа
после алкоголизации. Раздражение зрительного анализатора проводилось после
частичной 3-минутной темновой адаптации 20-секундным воздействием сти-
мула красного цвета на зеленом фоне. Течение монокулярных ЗПО фиксирова-
лось по отчету испытуемых о количестве волн в процессе возникновения и за-
тухания ЗПО на протяжении 90 с.
В группе больных алкоголизмом бинокулярные ЗПО были отмечены у 22
человек, что согласуется с литературными данными. Монокулярные ЗПО фор-
мировались лишь у 6 больных, что свидетельствует о большой чувствительно-
сти методики даже к легким церебрально-органическим нарушением и непри-
менимости ее для исследования больных алкоголизмом.
В группе женщин монокулярные ЗПО отсутствовали в 5 случаях, право-
сторонняя относительная асимметрия была выявлена в 11 случаях, левосторон-
няя - в 8 случаях, симметричность - в 6 случаях. Большая вариативность харак-
тера течения монокулярных ЗПО в данной группе (сравнительно однородной по
возрасту и латеральному фенотипу) согласуется с литературными данными о
меньшей выраженности функциональной межполушарной асимметрии у жен-
28

щин и свидетельствует о недостаточной валидности данной методики при ис-
следовании лиц женского пола.
Исследование группы здоровых мужчин продемонстрировало высокую
стабильность и однородность результатов: вне опьянения или постинтоксика-
ционного состояния монокулярные ЗПО формировались у всех испытуемых,
правосторонняя относительная асимметрия выявлена в 39 случаях, симметрич-
ность течения ЗПО - в одном случае, левосторонней асимметрии не обнаружи-
валось. На высоте опьянения монокулярные ЗПО выявлены у 20 испытуемых из
22, причем во всех случаях асимметрия была правосторонней и носила абсо-
лютный характер, то есть при раздражении левого глаза ЗПО не возникали. По-
вторное исследование спустя 24 часа показало наличие симметрии течения
ЗПО в 3 случаях, левостороннюю относительную асимметрию в 19 случаях,
случаев правосторонней асимметрии не было. Заключительное исследование,
проведенное через трое суток после алкоголизации, обнаружило восстановление
относительной правосторонней асимметрии ЗПО у всех обследованных испы-
туемых (В.Н. Клейн, В.А. Москвин, 1985).
Приведенные результаты показали, что у праворуких и правоглазых
мужчин монокулярные ЗПО в количественном отношении больше возникают
при стимуляции ведущего правого глаза (что отражает преимущественное до-
минирование зрительных отделов левого полушария), при приеме алкоголя
стимуляция левого глаза не вызывает ЗПО, что свидетельствует об угнетении
функций правого полушария, а в состоянии посталкогольной интоксикации от-
мечается доминирование именно правого полушария (в виде левосторонних
ЗПО). В пределах последующих трех суток наблюдается восстановление исход-
ного уровня межполушарных отношений. Полученные данные не только вери-
фицировали, но и позволили сформулировать изложенную ранее модель ди-
намики изменения межполушарных отношений на разных стадиях алкогольного
опьянения (В.А. Москвин, 1990).
В пятом разделе главы рассматриваются особенности временной пер-
цепции при алкоголизме. С целью изучения особенностей психологического
времени у больных алкоголизмом (с учетом функциональных асимметрий) под
нашим руководством В.В. Поповичем (2000) был обследован 61 мужчина в
возрасте от 23 до 50 лет (средний возраст 40 лет), со средним специальным или
высшим образованием, имеющих диагноз «Хронический алкоголизм» (II - III
стадия заболевания). Контрольную группу также составил 61 человек (все
мужчины) в возрасте от 22 до 48 лет (средний возраст 33 года) того же образо-
вательного уровня. В исследовании реализовывалась задача интегративного
изучения особенностей психологического времени испытуемых. Для рассмот-
рения были выделены такие параметры, как характер временных ориентаций и
переживания времени, а также особенности временной перцепции (на примере
восприятия длительностей времени человеком). Изучение особенностей вос-
приятия времени осуществлялось с помощью методик «определение индиви-
дуальной минуты», «словесная оценка» и «отмеривание» временных интерва-
лов длительностью 6 с, 13 с и 22 с. В методике «словесная оценка» испытуемо-
му предлагалось оценить интервал времени в любых общеизвестных астроно-
29

мических единицах сразу после его предъявления с помощью секундомера. Не-
дооценка интервала происходила в тех случаях, когда названное испытуемым
время было меньше объективно-заданного, а переоценка – когда называемое
испытуемым время было больше объективно-заданного. Особенности времен-
ных ориентаций и переживания времени исследовались с помощью методик
«временной семантический дифференциал» и «временная направленность» (с
учетом таких параметров как «прошлое», «настоящее» и «будущее») (Е.И. Го-
ловаха, А.А. Кроник, 1984).
Сопоставление усредненных показателей, полученных с помощью мето-
дики словесной оценки интервалов времени, обнаружило склонность к
переоценке предъявляемых длительностей больными хроническим
алкоголизмом. Так, длительность 6 с оценивается ими в среднем как 11, 4 с,
интервалы 13 с и 22 с - как 18,1 с и 30 с. Усредненные показатели здоровых
испытуемых также превышают эталон, однако, временная ошибка у них
значительно меньше - 7 с (р = 0,001); 13,7 с (р = 0,004) и 22,7 с (р = 0,001)
соответственно. Данные, полученные с помощью методики «отмеривание»,
обнаружили склонность недоотмеривать временные интервалы как больными
хроническим алкоголизмом, так и здоровыми испытуемыми, однако временная
ошибка последних была достоверно меньше. Испытуемому словесно задавался
интервал времени, который ему необходимо было отмерить с помощью
секундомера. Недоотмеривание интервала происходило в тех случаях, когда
отмеренное испытуемым время было меньше объективно-заданного,
переотмеривание – если отмеренное испытуемым время было больше
объективно-заданного. Усредненные показатели больных составили – 5 с, 10,6
с и 18,2 с, здоровых соответственно - 5,2 с (р = 0,2); 12,6 с (р = 0,003) и 21,8 с
(р = 0,001). «определение индивидуальной минуты» в целом схож с процеду-
Метод
рой «отмеривание длительностей». Здесь также процесс идет от заданной в вер-
бальной форме длительности к ее объективации. Поэтому определение индиви-
дуальной минуты как большей по отношению к эталону может рассматриваться
как переотмеривание, определение как меньшей – недоотмеривание. Сопостав-
ление усредненных данных выявило, что субъективная минута как больных
хроническим алкоголизмом, так и здоровых испытуемых меньше эталона – 45,5
с и 57,3 с (р = 0,001) соответственно, однако временная ошибка у здоровых ис-
пытуемых была значительно меньше.
Анализ усредненных показателей временных ориентаций здоровых и
больных показал, что последние обнаруживают более высокие показатели по
шкале «прошлое» – 6,2 балла по сравнению с усредненными показателями здо-
ровых испытуемых – 5 баллов (р = 0,05). Достоверные различия можно наблю-
дать и при сравнении данных, полученных по шкале «настоящее». Здоровые
испытуемые обнаруживают по этой шкале более высокие показатели – 11,1
балл, по сравнению с показателями больных – 9,8 балла (р = 0,04). При сопос-
тавлении усредненных данных больных и здоровых по шкале «будущее» стати-
стически достоверных различий в нашем эксперименте выявлено не было.
Обработка данных, полученных с помощью методики «временной се-
мантический дифференциал», выявила достоверно более высокие показатели по
30

шкале «континуальность-дискретность» у больных хроническим алкоголизмом
- 18,3 балла по сравнению со здоровыми испытуемыми – 14,4 балла (р = 0,001).
Последние же обнаруживают более высокие показатели по шкалам «напряжен-
ность» – 19,8 балла и более позитивное «эмоциональное отношение ко време-
ни» - 8 баллов. Усредненные показатели больных по этим шкалам равны 15,5
(р = 0,001) и 6,6 балла (р = 0,02) соответственно.
Полученные данные указывают на существование различий в характере
временных ориентаций, в особенностях восприятия и переживания времени
между больными хроническим алкоголизмом и здоровыми испытуемыми. Вре-
менная перцепция больных характеризуется более выраженной временной
ошибкой (по сравнению с контрольной группой) которая носит характер пере-
оценки и недоотмеривания предъявляемых длительностей. Это может быть свя-
зано с особенностями ИПЛ больных (с преобладанием леволатеральных сенсо-
моторных признаков).
Исследование особенностей временной перцепции у больных хрониче-
ским алкоголизмом выявило (в отличие от контрольной группы), что они
склонны к выраженной переоценке и недоотмериванию временных интервалов,
причем независимо от длительности предъявляемого стимула. По шкалам субъ-
ективной временной ориентации для лиц, страдающих хроническим алкоголиз-
мом характерна также большая направленность на настоящее и прошлое, тогда
как будущее для них является менее актуальным (В.В. Попович, 2000), что
свидетельствует об аморфности и «размытости» временной перспективы у
больных данной нозологии. Можно полагать, что обнаруженные особенности
временной перцепции у больных хроническим алкоголизмом в большей степени
обусловлены выявляемым у них преобладанием признаков правополушарного
доминирования.
Полученные данные свидетельствуют о накоплении леволатеральных
признаков в выборке больных хроническим алкоголизмом, что согласуется с ре-
зультатами, полученными другими исследователями, изучавших распростра-
ненность латеральных признаков среди больных данной нозологии (Е.В.Гурова
и соавт., 1982, 1985). Подобного рода инверсии в представленности латераль-
ных признаков у больных могут отражать большую предрасположенность лиц с
преобладанием правополушарного доминирования к развитию данного заболе-
вания (В.А.Москвин, 1999).
В пятом разделе данной главы рассматриваются индивидуально-
психологические и гендерные особенности при хроническом алкоголизме. При-
веденные факты позволяют говорить о том, что индивидуальные предиспози-
ционные особенности в виде преобладания правополушарного доминирования
способствуют более быстрому развитию алкоголизма. Данные других исследо-
вателей свидетельствуют о том, что по мере развития заболевания происходит
постепенное снижение функциональных особенностей и всего мозга в целом, и
в частности - функций правого полушария, возможно, как более чувствитель-
ного к алкоголю (Ю.Л. Арзуманов, Г.С. Шостакович, 1982; Э.А. Костандов,
1983; Л.И. Пандаевский, 1988; Т.Н. Рещикова, 1982; М.Г. Цагарели, 1995).
31

Говоря о гендерных различиях в употреблении алкоголя, можно отме-
тить, что женщины в целом имеют меньший уровень показателей по шкале
HRAR (High Risk Alcohol Relapse scale - шкала высокого риска алкогольного
рецидива) и у них отмечается более низкое ежедневное потребление алкоголя
(A. Dimaztini et al., 1998). Считается, что ограничение мужчин в потреблении
алкоголя может способствовать в дальнейшем формированию алкогольной за-
висимости и увеличению частоты приема алкоголя и объема употребляемых
напитков. У женщин последствия ограничения в потреблении алкоголя выра-
жены значительно меньше (J.P. Connor et al., 1999). Также считается, что у
женщин проблемное злоупотребление алкоголем существенно и достоверно ас-
социировано с потребностью в любви и уважении, особенно в семье, что не яв-

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>