стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

На правах рукописи




РОММ Марк Валериевич




СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ ЛИЧНОСТИ
КАК ОБЪЕКТ ФИЛОСОФСКОГО АНАЛИЗА


09.00.11 – Социальная философия



АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
доктора философских наук




Томск
2003
Диссертация выполнена на кафедре социальной работы
Алтайского государственного университета


Научный консультант
доктор социологических наук,
кандидат философских наук, профессор
Гуслякова Людмила Герасимовна

Официальные оппоненты:
доктор философских наук, профессор
Сыров Василий Николаевич
доктор философских наук, профессор
Колеватов Виктор Александрович
доктор социологических наук, профессор
Руденский Евгений Владимирович

Ведущая организация
Уральский государственный технический университет – УПИ


Защита состоится 07 октября 2003 г. в 1000 часов на заседа-
нии диссертационного совета Д 212.267.01 при Томском государ-
ственном университете по адресу: 634010, г. Томск, ул. Ленина, 36,
ауд. 9 (3-й учебный корпус).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Томского
государственного университета.


Автореферат разослан 25 августа 2003 г.



Учёный секретарь
специализированного совета
канд. филос. наук, доцент Мазаева О.Г.

4
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Среди отечественных и зарубежных
гуманитарных исследований последнего времени заметно увели-
чилось количество работ, посвящённых различным аспектам коа-
даптации человека и социума. Философы и социологи, психологи и
политологи не прекращают попыток осмысления феномена соци-
альной адаптации личности в контексте радикальных трансформа-
ций российского общества. В обстановке объективного возраста-
ния интереса к проблемам приспособления, связанным с модерни-
зацией государства и общества, философское постижение социаль-
ной адаптации личности к текущим переменам представляется как
никогда актуальным. Вместе с тем философский анализ социаль-
ной адаптации личности – понимаемой как совокупность особых
системообразующих свойств, позволяющих человеку выстраивать
свою жизнь, придавать ей ценность, целостность и смысл 1, – на-
стоятельно требует междисциплинарного подхода, способного
реализовать учёт всего комплекса социокультурных, экономиче-
ских, политических и психологических факторов и влияний на ста-
тические и динамические характеристики индивидуального при-
способительного процесса.
Другой актуальный аспект настоящего исследования связан с
весьма острой, но ещё не до конца осознанной проблемой уточне-
ния онтологического (т.е. согласующегося с реальностью и факта-
ми) статуса социальной адаптации личности. Важность такого сю-
жета в контексте социальной адаптации личности наиболее отчёт-
ливо проявляется в ситуации «радикальной смены картин мира,
фундаментальных теорий и способов описания реальности ?…? ко-
гда становится возможным появление конкурирующих теорий,
равномощных относительно описания и предсказания эксперимен-
тальной эмпирии; ?…? [В такой познавательной ситуации] и при-
обретает остроту и актуальность вопрос об онтологических аспек-
тах, статусе и основаниях научного знания» 2. При этом онтологи-
ческий аспект социальной адаптации личности принимает вид фи-

1
Волков В.Н. Онтология личности. – Иваново: Иван. гос. ун-т, 2001. – С. 20.
2
Толстов А.Б. Философия науки перед онтологическим выбором // Онтологи-
ческая проблема и современное методологическое сознание: [Сб. ст.]. – М.: ИФ
РАН, 1990. – С. 5.
5
лософской интерпретации статуса и познавательных возможностей
методологии, необходимой для адекватного постижения феномена
социальной адаптации. Именно поэтому поиск релевантных теоре-
тико-методологических подходов к постижению подлинной при-
роды социальной адаптации личности невозможен без адекватного
понимания её онтологии. Однако владеет ли современная филосо-
фия истинным пониманием онтологии социальной адаптации лич-
ности в ситуации, когда принципиальные вопросы, связанные с
содержанием, структурой и логикой социальной адаптации лично-
сти, всё ещё не получили однозначного решения? Отсутствие кон-
венциональной метатеории, систематическая несопоставимость
спекулятивных построений с эмпирическими данными, масса кон-
курирующих социально-философских парадигмальных подходов,
школ и направлений – вот лишь некоторые существенные черты,
характеризующие состояние современной социальной философии.
И всё же данная работа основана на убеждении, что социальная
философия должна не только ставить и анализировать проблему
уточнения онтологического статуса социальной адаптации лично-
сти, но и призвана разрабатывать онтологически релевантные тео-
ретические подходы.
Потребность в целостном социально-философском осмысле-
нии адаптации личности в социуме связана с ещё одним немало-
важным обстоятельством. Речь идёт о необходимости не детерми-
нистского (в силу объективной неполноты наших знаний о лично-
сти и социальной реальности), а вероятностно-статистического
анализа данного феномена. Вполне очевидно, что подобный анализ
социальной адаптации личности возможен лишь при условии раз-
работки фундаментальных теоретических подходов и схем, кото-
рые в методологии науки принято рассматривать в качестве «весь-
ма абстрактной модели изучаемых в теории взаимодействий. ?…?
[Подобная теоретическая схема] выявляет структурные особенно-
сти таких взаимодействий, фиксируя в познании их глубинные,
существенные характеристики» 3. Соответствующий этому пони-
манию философский анализ социальной адаптации личности осу-
ществляется в настоящем диссертационном исследовании в основ-
ном с использованием гипотетико-дедуктивного, социально-фило-

3
Стёпин В.С. Теоретическое знание: Структура, историческая эволюция. –
М.: Прогресс – Традиция, 2000. – С. 111.
6
софского нормативного моделирования. Важность именно такого
осмысления социальной адаптации личности определяется тем
вниманием, которое социальная философия традиционно уделяла и
уделяет изучению наиболее общих, сущностных аспектов приспо-
собительных процессов в социуме, а также острой потребностью в
конструктивной критике неадекватных теоретических подходов к
постижению социальной адаптации личности. Потому и столь
важна для данного исследования проблема поиска таких философ-
ских теоретико-методологических исследовательских подходов к
социальной адаптации, которые бы в полной мере отвечали истин-
ной онтологии социальной адаптации личности.
В настоящей работе будем придерживаться того взгляда, что
онтология личности – это онтология не физического мира, но мира
ментального, под которым понимается системная целостность ин-
тенций, ценностных установок, моделей понимания, оценок и пе-
реживаний. Мир, с которым имеет дело человек, – это мир смы-
слов, и личность связана, сопряжена с ним, зависит от него, живёт
в нём. В основе ментальности человека лежат символические
структуры, которые задают границы того мыслительного поля, в
котором он экзистенциально пребывает 4. При таком подходе по-
стижение социальной адаптации без философского осмысления
способов индивидуального конструирования, интерпретации сим-
волических и социальных миров вряд ли возможно.
Другой актуальный аспект изучения социальной адаптации
личности связан тем, что сам характер приспособительных процес-
сов в нашей стране не в последнюю очередь определяется специ-
фикой модернизации всех сторон российского общества. Именно
поэтому оно столь остро нуждается в теоретическом, социально-
философском анализе тех личностных и групповых адаптивных
стратегий, которые и должны помочь российским гражданам мак-
симально быстро и эффективно адаптироваться к модернизируе-
мому социуму. Вместе с тем пассивность и/или сознательный отказ
части российских граждан от поиска действенных социально при-
емлемых стратегий адаптации фактически отражает непродуктив-
ный конфликт между идеологическими установками или субъек-
тивными желаниями части россиян и объективными потребностя-


4
См.: Волков В.Н. Указ. соч. – С. 22.
7
ми экономического, политического и социального реформирования
страны. Кроме того, данный конфликт свидетельствует о кризис-
ном состоянии приспособительного целеполагания, а также неаде-
кватности адаптивного потенциала, привычных стратегий индиви-
дуальной и групповой социальной адаптации и реадаптации граж-
дан к текущим переменам. Разбалансированность процесса соци-
альной адаптации россиян осложняется недостаточным вниманием
государства к данной проблеме в условиях незрелости основных
институтов гражданского общества. Пренебрежительное отноше-
ние к проблеме социальной адаптации, проявляющееся в отсутст-
вии целевых государственных программ по оптимизации социаль-
ной адаптации различных групп населения, провоцирует социаль-
ную нестабильность, криминализацию и маргинализацию социума.
Объективная потребность в разработке адекватных социально-
философских теоретических подходов к постижению сути адапта-
ции личности в социуме определяется необходимостью оптимиза-
ции текущих приспособительных процессов российского общест-
ва. В свою очередь, повышение эффективности приспособитель-
ных процессов сопряжено с необходимостью пересмотра господ-
ствующего в отечественной социальной философии нормативного
(структурно-функционального) понимания феномена социальной
адаптации личности. Именно поэтому в данном исследовании не
только ставится проблема поиска истинной онтологии социальной
адаптации личности, но и обосновывается необходимость конст-
руирования адекватных нормативно-интерпретативных теоретиче-
ских подходов к её постижению. Притом, что именно онтология
социальной адаптации личности требует объединения эвристиче-
ских возможностей формально конфликтных, но с необходимо-
стью дополняющих друг друга нормативного и интерпретативного
социально-философских теоретических подходов.
Степень научной разработанности проблемы. Философ-
ский анализ социальных приспособительных процессов продукти-
вен лишь на основе интегрального, междисциплинарного подхода,
однако гуманитарные науки всё ещё не достигли желаемого един-
ства в исследовании проблем социальной адаптации личности.
Именно поэтому всю научную литературу по данной проблеме це-
лесообразно разделить на шесть групп.


8
В первой исследуются: 1) философские аспекты кибернетики
и социальной информатики; 2) философско-социологическая спе-
цифика адаптационных процессов в обществе; 3) возможности и
границы деятельностного, системного и информационного подхо-
дов; 4) социально-философские категории «взаимодействие», «сис-
тема», «информация», «управление», «обратная связь» и др. Это
работы В.Г. Афанасьева, Б.В. Бирюкова, Н. Винера, И.И. Гриш-
кина, М.С. Кагана, И.Д. Калайкова, В.З. Когана, Ю.А. Левады,
Э.С. Маркаряна, И.А. Милославовой, В.Г. Немировского, Н.Б. Окон-
ской, Л.А. Петрушенко, О.С. Разумовского, В.С. Тюхтина, Б.С. Ук-
раинцева, В.П. Фофанова, Э.Г. Юдина и др.
Во второй обсуждаются вопросы, касающиеся характери-
стики социальной адаптации и социализации с философских и со-
циологических, психологических и педагогических позиций. Сюда
же относятся работы, где адаптация рассматривается с позиции
системного подхода. Этот круг проблем представлен в исследова-
ниях К.А. Абульхановой-Славской, Н.В. Андреенковой, Л.И. Ан-
цыферовой, С.С. Батенина, М.И. Бобневой, Л.П. Буевой, Л.Д. Дё-
миной, И.С. Кона, В.П. Кузьмина, В.А. Маркова, А.Т. Москаленко,
А.В. Мудрика, А.А. Налчаджяна, В.П. Петрова, Х.Ф. Сабирова,
Л.К. Синцовой и др.
В третью входят труды, посвященные анализу разнообраз-
ных биоорганизменных и нейрофизиологических проявлений
адаптации человека и животных, уточняющие теоретическую ней-
рофизиологическую модель функциональных систем примени-
тельно к биологическим объектам различной степени сложности,
роль и значение генетической информации в процессе биоадапта-
ции. К этой группе относятся исследования П.К. Анохина,
Н.П. Дубинина, В.П. Казначеева, М.М. Камшилова, Ж.-Б. Ламарка,
В.П. Петленко, Л. Плате, И.М. Полякова, А.Н. Северцева,
Дж.Г. Симпсона, А.Д. Слонима, Р. Фоули, И.И. Шмальгаузена и др.
В четвёртой авторы анализируют вопросы, касающиеся
процесса формирования информационных механизмов социальной
адаптации и социализации Homo sapiens в антропогенезе. Это ис-
следования Т.О. Бажутиной, С.С. Батенина, Ч. Дарвина, Р. Клацки,
М.Ф. Нестурха, Я.Я. Рогинского, Ю.И. Семёнова, М.И. Урысона,
К.Э. Фабри, Б.А. Фролова, Э.Л. Шапиро, Е.В. Шороховой и др.


9
Пятую образуют исследования, в которых раскрываются
концепции культурно-исторического происхождения, структуры и
развития высших психических функций, психические и нейрофи-
зиологические аспекты информационной модели социальной адап-
тации личности. Это исследования Б.Г. Ананьева, П.К. Анохина,
Н.А. Бернштейна, Л.С. Выготского, О.И. Зотовой, Д.И. Дубров-
ского, Э.А. Костандова, И.К. Кряжевой, А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ло-
мова, А.Р. Лурии, В.С. Мерлина, Д.А. Ошанина, А.В. Петровского,
В.Н. Пушкина, В.С. Ротенберга, С.Л. Рубинштейна, Д.Н. Узнадзе.
Шестую – самую многочисленную – группу составляют тек-
сты, посвященные исследованиям частных аспектов адаптации и
социализации на индивидуальном, групповом и социетальном
уровнях. Это исследования А.А. Алдашевой, Д.А. Андреевой,
Н.В. Андреенковой, Ю.А. Барклянской, Л.И. Васехи, А.Н. Велич-
ко, С.И. Григорьева, Л.Г. Гусляковой, З.А. Даниловой, И.С. Диски-
на, Т.Г. Дичева, М.С. Дмитриевой, Б.А. Ефимова, Е.К. Завьялова,
З.И. Калугина, С.В. Кинелева, Л.В. Ковтун, В.А. Колеватова,
Л.В. Корель, О.В. Коршуновой, О.В. Краснова, В.С. Немченко,
Г.Г. Овчинникова, В.В. Попкова, В.Г. Попова, А.П. Растигеева,
Ю.Е. Растова, Л.М. Растовой, Е.В. Руденского, Ю.А. Румянцевой,
А.А. Русалиновой, А.В. Сахно, Н.А. Свиридова, В.Н. Судаковой,
К.У. Чимбеленге, М.А. Шабановой, Л.Л. Шпак, В.А. Ядова и др.

Анализ показал, что в литературе 1) доминирует структурно-
функциональное понимание сущности социальной адаптации лич-
ности как объекта социально-философского анализа, а изучение
проблем социальной адаптации личности осуществляется в основ-
ном с позиций нормативного (структурно-функционального) под-
хода; 2) нет ясности относительно соответствующих парадигмаль-
ных, теоретико-методологических оснований анализа социальной
адаптации личности в социуме, её социальной и информационной
специфики, содержания, структуры и места адаптационных про-
цессов в жизнедеятельности личности; 3) не определены суборди-
нация и характер взаимодействия процессов социальной адаптации
и социализации, отсутствует чёткость в понимании разноуровне-
вых стратегий и барьеров адаптации личности в социуме. В то же
время существует устойчивое убеждение в том, что познание раз-
личных аспектов социальной адаптации личности требует приме-

10
нения интегрированного, междисциплинарного научного подхода,
способного обеспечить, целостный, системный учёт всего ком-
плекса социокультурных, экономических, политических и психо-
логических факторов и влияний на статику и динамику социальной
адаптации личности. В связи с этим в социальной философии и
теоретической социологии активно разрабатываются теория и ме-
тодология неклассических философских и социологических под-
ходов; ставится задача поиска адекватной комплексной методоло-
гии изучения сложных социальных феноменов; обсуждаются воз-
можности и перспективы смены исследовательских парадигмаль-
ных подходов как объективной закономерности развития социаль-
ной философии и теоретической социологии (Ю.Н. Давыдов,
Л.Г. Ионин, В.Г. Немировский, В.А. Ядов и др.).
Итак, невыясненность онтологии социальной адаптации лич-
ности как объекта социально-философского анализа порождает из-
вестные трудности в понимании того, какие теоретические подхо-
ды необходимы и достаточны для философского анализа данного
феномена. Следовательно, налицо объективное противоречие меж-
ду действительной потребностью социальной философии в истин-
ном понимании онтологии социальной адаптации личности и от-
сутствием ясности с тем, какие теоретико-методологические под-
ходы необходимы для её адекватного социально-философского
анализа. С учётом данного противоречия избрана тема исследова-
ния, проблемой которого является недостаточность и неэффектив-
ность одностороннего структурно-функционального философского
изучения социальной адаптации личности.
Объект исследования – социальная адаптация личности.
Предмет исследования – социально-философские, теорети-
ко-методологические подходы к изучению социальной адаптации
личности.
Цель – разработка адекватных теоретико-методологических
подходов к изучению социальной адаптации личности. Дости-
жение поставленной цели требует решения ряда следующих задач.
1. На основе критического анализа общенаучных подходов
к понятию «адаптация» следует определить социально-философ-
ское содержание понятия «социальная адаптация личности» и
осуществить процедуру демаркации понятий «социальная
адаптация» и «социализация».

11
2. Проанализировать структуру и содержание процесса/сос-
тояния социальной адаптации личности на основе разработанной
идеальной нормативной модели «Реадаптивное кольцо».
3. Уточнить структуру и логику процесса/состояния соци-
альной адаптации личности, опираясь на введённые понятия:
«адаптационная стратегия личности», «адаптивная деятельность»,
«адаптивная ситуация», «адаптивная установка», «адаптивное
пространство», «адаптивные барьеры» и др.
4. Проанализировать структуру и содержание социальной
деятельности как универсальной стратегии социальной адаптации.
5. Установить эвристические возможности и границы
применения нормативного (структурно-функционального) подхода
к изучению социальной адаптации личности как объекта
философского анализа.
6. Доказать необходимость и возможность использования
нормативно-интерпретативного подхода к исследованию социаль-
ной адаптации личности.
7. Опираясь на возможности нормативно-интерпретатив-
ного подхода к социальной адаптации личности разработать
типологию критериев социальной адаптации личности.
8. Выстроить нормативно-интерпретативную типологию
стратегий социальной адаптации личности.
Ведущая концептуальная идея исследования находит своё
отражение в следующей гипотезе.
Целостное нормативно-интерпретативное постижение фено-
мена социальной адаптации личности возможно при условиях,
если:
• исходить из того, что глобальный процесс социальной
адаптации онтологически объективен, поскольку влияние социу-
ма на людей носит всеобщий характер и не зависит от их воли и
желания, равно как и от того, каким образом люди интерпретируют
социальную реальность и общую адаптивную направленность это-
го влияния.
• придерживаться убеждения, что неразрывное единство
объективного и субъективного планов в жизнедеятельности лично-
сти находит выражение в объективной дуальности нормативно-
интерпретативной онтологии процесса/состояния социальной
адаптации личности;

12
• учитывать, что социальная адаптация личности эписте-
мологически субъективна, ибо трактовка результативности и эф-
фективности социальной адаптации всегда субъективна и опреде-
ляется их интерпретацией либо сторонним наблюдателем-исследо-
вателем, либо субъективными оценками непосредственных участ-
ников приспособительного процесса;
• анализировать онтологию социальной адаптации лично-
сти, опираясь на нормативно-интерпретативный теоретический
подход, сконструированный на основе принципа дополнительно-
сти; необходимость применения нормативно-интерпретативного
подхода определяется не столько невозможностью получения нами
исчерпывающего (т.е. полного) знания о феномене социальной
адаптации, сколько потребностью выражения и постижения истин-
ной сути объективной дуальности нормативно-интерпретативной
онтологии социальной адаптации личности.
Основные теоретические результаты исследования, вы-
носимые на защиту, их новизна.
1. На основе предложенного понимания объективной
нормативно-интерпретативной дуальности феномена социальной
адаптации личности впервые обоснована необходимость использо-
вания при анализе социальной адаптации личности бифокальной,
нормативно-интерпретативной исследовательской методологии.
Целесообразность использования подобной исследовательской
методологии определяется следующим.
(а) Объективная дуальность нормативно-интерпретативной
онтологии социальной адаптации личности обусловливается тем,
что: 1) личность олицетворяет собой единство социально-задан-
ного и индивидуально-обусловленного, что и определяет двой-
ственный характер онтологии социальной адаптации личности;
2) онтология социальной адаптации личности, понимаемой как
функция различных диспозиций и переменных требует отнесения
социального приспособительного процесса к разряду сложных,
индетерминистических, дискретно-инкретных социальных процес-
сов, для изучения которых необходимо применение не динамиче-
ских (характеризующих детерминистские, относительно изолиро-
ванные системы), а вероятностно-статистических социальных
закономерностей.


13
(б) Всё, что человек знает либо может узнать о социальной
реальности в процессе социальной адаптации к ней, выражено в
знаковых системах или понятиях, а потому непрерывный процесс
интерпретации этих языковых, знаковых и категориальных систем
насквозь пронизывает всю пластичную ткань адаптации личности
к символическому универсуму реальности. Интерпретируя соци-
альную ситуацию, человек вносит в неё определённый смысл,
который детерминирован его интеллектуальными, социальными,
культурными, мировоззренческими предпочтениями, т.е. его теза-
урусом и индивидуальной системой значений.
(в) Процесс социальной адаптации личности реализуется с
помощью стратегий социальной адаптации. В русле нормативного
подхода стратегии социальной адаптации личности – это, с одной
стороны, способы, приёмы и стратегии, позволяющие обществу
наиболее эффективно, оптимально и безболезненно включать,
приобщать личность к объективно сложившейся системе соци-
ально приемлемых структур, ролей и взаимодействий, в которых
личность могла бы приносить себе и обществу максимальную
пользу; с другой – это способ, схема, алгоритм преодоления много-
численных адаптивных барьеров, которые затрудняют или
полностью парализуют осуществление приспособительных про-
цессов в социуме.
(г) Социальная адаптация в контексте интерпретативного
теоретического подхода означает использование таких приспосо-
бительных стратегий, которые позволяют человеку сохранить
и/или уточнить его идентичность. Стратегии социальной адапта-
ции всегда корректируются внешними оценками социального
окружения и внутренним пониманием личностью собственной
идентичности, которая выступает в роли индивидуального и соци-
ального «компаса» при интерпретации всего многообразия соци-
альных ситуаций в процессе адаптации личности.
(д) С позиций нормативного подхода социальная адаптация
личности включает в себя ряд содержательных аспектов.
Во-первых, это процесс непрерывного социального контроля над
соответствием/несоответствием поведения человека неким господ-
ствующим в социуме нормам и ценностям, которые принудительно
«навязываются» человеку в инкретном процессе социализации.
Во-вторых, это комплексная система социальной деятельности,

14
связанная с преодолением разнообразных адаптивных барьеров,
которые функционально затрудняют приспособление в конкретной
ситуации.
(е) В русле интерпретативного подхода социальная адапта-
ция есть информационно-коммуникативное, мировоззренческое
конструирование смыслов бытия и стратегий персональной
жизнедеятельности, реализуемое в процессе непрерывной интер-
претации собственной идентичности и символических социальных
контекстов с точки зрения их соответствия непротиворечивому
пониманию социальной реальности, которое целенаправленно
формируется либо стихийно усваивается в процессе социализации.
(ж) Комплексное – нормативно-интерпретативное – пони-
мание исходит из того, что социальная адаптация личности – это
процесс преобразования и/или интерпретации объективного
социального мира, себя в этом мире и субъективного образа этого
мира в себе и формирования на этой основе индивидуального
адаптивного пространства и персональной идентичности,
задающей смыслы индивидуальной жизнедеятельности и общую
направленность адаптации.
2. Доказано, что онтологически релевантное объединение
эвристических потенциалов нормативного и интерпретативного
подходов к изучению социальной адаптации личности может быть
осуществлено на основе принципа дополнительности Н. Бора;
установлены гносеологические и онтологические основания ис-
пользования принципа дополнительности при изучении социаль-
ной адаптации личности.
3. Осуществлена демаркация понятий «социальная адапта-
ция» и «социализация»; впервые установлена особенность взаимо-
действия данных взаимосвязанных процессов в синхронно-
диахронных координатах социального пространства и времени.
4. Проанализированы структура и содержание процесса/сос-
тояния социальной адаптации личности на основе предложенной
идеальной модели «Реадаптивное кольцо».
5. На основе нормативно-интерпретативного понимания
социальной адаптации личности разработаны нормативная и
интерпретативная типологии критериев (индикаторов) социальной
адаптации личности, которые позволяют получить наиболее адек-


15
ватное представление о характере и направленности социальной
адаптации личности.
6. Разработана нормативно-интерпретативная типология
стратегий социальной адаптации личности, позволяющая опреде-
лять способы и приёмы оптимизации реального приспособи-
тельного процесса.
Теоретико-методологические основания исследования.
В основе предлагаемого исследования лежат фундаментальные
разработки отечественных и зарубежных исследователей по про-
блемам адаптации, социализации, деятельности, культуры и соци-
альной практики. Основными теоретико-методологическими ис-
точниками настоящей диссертации послужили работы и идеи клас-
сиков, заложивших основы нормативного (Б. Малиновский,
А. Радклифф-Браун, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм, Т. Парсонс,
Р.К. Мертон, К. Леви-Стросс и др.) и интерпретативного
(У. Джемс, Э. Фромм, М. Вебер, В. Дильтей, Дж.Г Мид, Г. Блумер,
У.А. Томас, С. Эш, Л. Росс, Р. Нисбетт, П. Бергер, Т. Лукман,
А. Шюц и др.) теоретических подходов. Значительное влияние на
разрабатываемое нормативно-интерпретативное, социально-фило-
софское понимание сущности социальной адаптации личности
оказали научные подходы, представленные в теоретических по-
строениях теории структурации (Э. Гидденс); феноменологической
философии (Э. Гуссерль, М. Хайдеггер); символического интерак-
ционизма (Дж.Г. Мид, Г. Блумер и др.); феноменологической со-
циологии (А. Шюц); гуманистической психологии (К. Роджерс и
др.); герменевтической философии (Г.-Г. Гадамер, Э. Бетти и др.);
эпистемологической философии, философии, истории и методоло-
гии науки (К.Р. Поппер, М. Джеммер, И. Пригожин, Н. Бор и др.);
вероятностного направления в философии естествознания
(Ш. Ренувье, Э. Бутру, Х. Гёффдинг и др.); социальной психологии
(С. Эш, Л. Росс, Р. Нисбетт и др.); общей теории систем (Л. Берта-
ланфи, Н. Винер). Нормативно-интерпретативный подход к
изучению социальной адаптации личности как объекта философ-
ского анализа разрабатывался с учётом теоретико-методоло-
гических подходов развиваемых в последние годы Г.М. Андреевой
(психология социального познания); Э. Гидденсом, Ю.Н. Давыдо-
вым, В.А. Ядовым и др. (социально-философская и социологи-
ческая теория и методология); Л.Г. Иониным, И.А. Милославовой,

16
И.А. Милославовой, А.А. Налчаджяном, Я. Рейковским и др. (ме-
тодология интерпретативного подхода); С.А. Беличевой,
Л.В. Корель, Л.Л. Шпак и др. (методология нормативного подхо-
да); В.Г. Немировским (универсумная парадигма). Методологиче-
скими основаниями исследования выступают также следующие
общенаучные принципы: активного включения личности в соци-
альные общности; отражения; единства сознания и деятельности;
дополнительности; общественно-исторической и практически-
деятельностной природы жизнедеятельности человека. Вышеизло-
женные теоретико-методологические подходы и принципы позво-
лили определить концептуальную основу решения проблемы ис-
следования, выработать совокупность логически связанных идей,
раскрывающих сущность нормативно-интерпретативного социаль-
но-философского подхода к изучению процесса/состояния соци-
альной адаптации личности.
Методы исследования. Специфика использованных в на-
стоящей работе методов исследования определяется тем, что фе-
номен социальной адаптации личности рассматривается здесь
сквозь призму социально-философских теоретико-методологи-
ческих рефлексивных подходов, которые имеют ярко выраженный
гипотетико-дедуктивный характер. В данном исследовании соци-
альная адаптация личности выступает в роли идеально-типи-
ческого, теоретического объекта, который конструируется в про-
цессе его изучения. В основу исследования положено убеждение,
что изучаемый идеальный объект способен моделировать реаль-
ность в её наиболее важных и существенных свойствах и характе-
ристиках. Помимо этого здесь использован комплекс методов со-
циально-философского теоретического анализа, включающий в
себя анализ, синтез, абстракцию, дедукцию; вторичный анализ фи-
лософских, социально-психологических исследований по пробле-
мам теории и методологии изучения приспособительных процес-
сов в социуме, а также социальной адаптации личности; общена-
учных теоретико-методологических подходов.
Теоретическая значимость диссертационного исследования.
1. В работе доказывается, что неразрывное единство объек-
тивного и субъективного планов в жизнедеятельности личности
связано с объективной дуальностью нормативно-интерпретативной
онтологии социальной адаптации личности.

17
2. Обосновывается, что социально-философское изучение
феномена социальной адаптации личности должно осуществляться
на базе нормативно-интерпретативного подхода, вытекающего из
принципа дополнительности. Необходимость применения данного
подхода определяется не столько принципиальной невозможно-
стью получения нами исчерпывающего (т.е. полного) знания о про-
цессе социальной адаптации, сколько потребностью постижения
сути объективной дуальности нормативно-интерпретативной
онтологии социальной адаптации личности.
3. В результате нормативно-интерпретативного социально-
философского анализа получено новое, комплексное знание о спе-
цифике и характере структурно-функциональных и интерпрета-
тивных компонентов, которые и определяют объективную дуаль-
ность нормативно-интерпретативной онтологии социальной адап-
тации личности.
4. На базе нормативно-интерпретативного подхода сформи-
ровано представление об индетерминистском, вероятностно-ста-
тистическом понимании феномена социальной адаптации лично-
сти.
5. Выработано нормативно-интерпретативное понимание
социальной адаптации личности в качестве целостного процесса
преобразования и/или интерпретации объективного социального
мира, себя в этом мире и субъективного образа этого мира в себе и
формирования на этой основе индивидуального адаптивного про-
странства и персональной идентичности, задающей смыслы инди-
видуальной жизнедеятельности и направленность адаптации.
Практическая значимость исследования. Полученные ре-
зультаты могут быть использованы для разработки научно обосно-
ванных способов оптимизации социальной адаптации российских
граждан в пореформенный период; в профессиональной деятель-
ности государственных служащих, социальных работников, психо-
логов и педагогов, решающих практические проблемы социальной
адаптации. Материалы диссертации находят широкое применение
при разработке методологии социологических исследований, а
также при подготовке учебных пособий и курсов по социальной
философии, теоретической социологии, социальной психологии,
теории и технологии социальной работы, педагогики.


18
Апробация результатов диссертационного исследования.
Основные положения работы изложены в 25 публикациях (общим
объёмом 27 печ. л.), среди которых монография «Адаптация лич-
ности в социуме: Теоретико-методологический аспект» (Новоси-
бирск: Наука, 2002. – 275 с.). Основные положения и выводы, со-
держащиеся в диссертации, докладывались на творческих встречах
и семинарах кафедр философии и социологии НГТУ, философии и
социальной работы АГУ, педагогики и психологии исторического
и математического факультетов НГПУ. Результаты исследования
обсуждались на шестнадцати международных и региональных
конференциях и научно-практических семинарах.
Структура диссертации подчинена решению задач иссле-
дования. Работа состоит из Введения, трёх глав, Заключения и спи-
ска использованной литературы (включающего 400 названий на
русском и иностранных языках).

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении раскрывается актуальность темы диссертаци-
онного исследования, оценивается состояние её разработанности,
определяются объект, предмет, цель, задачи и гипотезы исследова-
ния, характеризуются его теоретические и методологические осно-
вы, эмпирическая база, методы, научная новизна, теоретическая и
практическая значимость проделанной работы, формы апробации
результатов исследования, приводится перечень положений, выно-
симых на защиту.
В 1-й главе – «Общенаучные принципы изучения соци-
альной адаптации личности», – состоящей из трёх параграфов
анализируются имеющиеся общенаучные теоретико-методологи-
ческие подходы к изучению проблем адаптации в природе и обще-
стве. Обсуждается проблема демаркации системно взаимосвязан-
ных, иерархически соподчинённых процессов социализации и со-
циальной адаптации личности. На основе критического обсужде-
ния существующего положения дел с определением понятия «со-
циальная адаптация» рассматривается проблема его экспликации с
позиций нормативного и интерпретативного теоретико-методоло-
гических подходов.


19
В § 1.1 – «Проблема адаптации в науках о природе и челове-
ке» – характеризуются общенаучные теоретико-методологические
подходы, традиционно используемые в ходе изучения адаптивных
процессов в природе и обществе. Отмечается, что борьба за адап-
тацию – это ведущий закон жизни, который в равной мере распро-
страняется не только на биологические объекты различной степени
сложности, но и на человека как носителя биосоциальной природы.
Усиливающиеся в последнее время интегративные процессы в
науке позволяют поставить вопрос о комплексном рассмотрении
данного феномена и о выделении особого вида приспособления –
социальной адаптации. Тем самым адаптация превращается из по-
нятия специфически биологического в интегративную категорию.
Будучи целостным объектом изучения, социальная адапта-
ция личности предстаёт перед исследователем своими разнообраз-
ными сторонами – в качестве различных предметов изучения. Со-
циальная философия и социология, психология и педагогика опи-
раются на свои собственные теории, методы изучения, способы
определения и терминологию, что отражается в различии предмет-
ных областей этих дисциплин, исследующих адаптивные процес-
сы. И хотя между учёными существует вполне естественное про-
фессиональное соперничество, однако лишь совместными усилия-
ми они смогут охватить всю сложность и диалектическую проти-
воречивость процессов социальной адаптации личности в социуме.
В отечественной социальной философии проблема социаль-
ной адаптации личности нередко рассматривалась с естественно-
научных позиций, а свойства и признаки биоадаптации переноси-
лись на адаптацию социальную. Такой перенос вряд ли оправдан и
методологически корректен, поскольку механическое сведeние
биологической и социальной компонент адаптации к общему зна-
менателю означает лишь непродуктивный перенос способов,
приёмов и закономерностей, характерных для биоадаптации, на
высшие уровни адаптивных процессов в обществе. Далее отмеча-
ется, что среди известных общенаучных подходов к проблеме
адаптации наиболее разработанными являются культурологиче-
ский, системный, информационный и деятельностный. Культуро-
логический подход позволяет рассматривать культуру в качестве
сложной адаптивной среды, которая выполняет не только функцию
стабилизации и самосохранения, но и созидательно-адаптирую-

20
щую. Поскольку адаптация не может происходить вне системы и
служит одной из её характеристик, и культура, и общество с пози-
ций данного подхода являются сложными адаптивными систем-
ными образованиями. В свою очередь, из методологии системного
подхода следует, что любая адаптивная система всегда принадле-
жит к классу открытых, функциональных, самоуправляемых и ие-
рархически организованных систем, строящих свою деятельность
на основе принципа прямой и обратной информационной связи.
Адаптивность же – это атрибутивное свойство, функциональный
признак сложных самоуправляемых систем. Следовательно, впол-
не уместно говорить о специфике, характере адаптивного взаимо-
действия между системами и подсистемами в процессе адаптации,
равно как и о той или иной степени (уровне) адаптированности
системы и/или её потенциальных адаптивных возможностях. С
культурологическим и системным неразрывно связан и информа-
ционный подход, который исходит из того, что все разновидности
самоуправляемых технических, биологических, социальных ки-
бернетических систем представляют собой структуры, самоуправ-
ление в которых осуществляется на основе переработки посту-
пающей в них информации. Любая самоуправляемая система мо-
жет строить свои отношения со средой, другими системами и под-
системами лишь на основе активного отображения значимых для
её выживания информационных параметров внешней среды.
Отражение на уровне открытых, самоуправляемых и самоор-
ганизующихся систем становится информацией во всём многооб-
разии её семантических и прагматических значений. Социальная
информация в результате превращается в эффективное средство и
условие активного приспособления этих систем к внешней среде.
Сама же информационная обратная связь обеспечивает контроль
оптимальности приспособительного процесса путём непрерывного
сопоставления предполагаемого и действительного результатов
адаптации. С позиций информационного подхода именно форми-
рование в процессе эволюции человека способности к отражению
условий среды и преобразованию результатов этого отражения в
информацию, которая, будучи зафиксирована механизмами памя-
ти, участвует в процессах регуляции, управления адаптацией, сде-
лало возможной столь эффективную универсализацию процессов
социальной адаптации на уровне индивида и общества.

21
В § 1.2 – «Социализация и социальная адаптация личности:
общее и особенное» – основное внимание уделяется социально-
философской проблеме демаркации взаимосвязанных процессов
социализации и социальной адаптации, без чего невозможно уста-
новить объём содержания понятий «социальная адаптация» и «со-
циализация»; выявить особенности протекания и «точки пересече-
ния» процессов социализации и социальной адаптации; проанали-
зировать предпосылки, условия и факторы осуществления данных
социальных процессов. Всё многообразие теоретических концеп-
ций социализации исходит из следующих базовых предпосылок:
1) обществу принадлежит решающая роль в социальном развитии
индивида; 2) человек становится личностью и действительным
субъектом социальных отношений только благодаря взаимо-
связанным процессам деятельностного приспособления (адапта-
ции) среды и себя самого к социальным условиям жизнеде-
ятельности. Обе эти точки зрения имеют свои основания и право-
мерны, но в ограниченных аналитических пределах. В то же время
они перестают быть альтернативными, когда личность включается
в реальные социальные взаимодействия. Думается, что второй
подход наиболее адекватно отражает реальное взаимодействие
личности и общества в процессе социализации. Личность при та-
ком понимании является одновременно и объектом, и субъектом
социального взаимодействия.
Актуальный вопрос о соотношении феноменов социализации
и социальной адаптации до сих пор остаётся одним из наиболее
спорных и обсуждаемых. В отечественной социально-философской
литературе адаптация в основном рассматривается как момент или
часть процесса социализации (Б.Д. Парыгин, Л.Л. Шпак,
И.А. Милославова, Л.М. Растова, Л.К. Синцова и др.), поэтому
считается, что социальная адаптация реализуется в ходе социали-
зации. Далее автор заключает, что именно социализация имеет оп-
ределяющее влияние на характер, специфические особенности
протекания и результативность социальной адаптации. Графиче-
ски, в самом общем виде, соотношение данных социальных фено-
менов можно представить как пирамиду, основанием которой слу-
жит социализация, а вершиной – социальная адаптация. Как раз
фундаментальный процесс социализации формирует всю систему
предпосылок социальной адаптации. Неизменным же является ба-

22
зисный характер социализации, а также постоянный процесс взаи-
модействия социализации и социальной адаптации. Кроме того,
социализация – это процесс непрерывный (инкретный), идущий с
момента рождения до смерти, а социальная адаптация – процесс
прерывистый (дискретный), связанный с новыми обстоятельствами
жизнедеятельности человека. Прежде чем индивид включается в
процесс адаптации к изменившейся социальной ситуации, порож-
дающей новые нормы и ценности, необходимо, чтобы он приоб-
щился к также претерпевающим изменения группам и социальным
институтам в процессе социализации.
Социализация и социальная адаптация обладают устойчивы-
ми пространственно-временными характеристиками, но данные
характеристики каждого из этих феноменов имеют собственную
специфику. Социализация, будучи процессом усвоения индивидом
накопленного человечеством социального опыта (обычаев, норм,
традиций, ролевых функций), а также способом приобщения инди-
вида к этим социальным феноменам, отражает диахронно-
синхронный аспект инфовзаимодействия, где диахрония доми-
нантна. Благодаря социализации и доминантной роли диахронного
инфопроцесса осуществляется непрерывная и устойчивая трансля-
ция всего объёма социальной информации от поколения к поколе-
нию. В социальной адаптации важнее синхронная связь, поскольку
адаптация предполагает приспособление к конкретным условиям в
синхронной плоскости. Психологическая, интеллектуальная и
профессиональная адаптация немыслима без обратной связи с ин-
дивидами, социальными группами и общностями. Тем не менее,
адаптация представлена и в диахронной плоскости. Диахронная
составляющая социальной адаптации имплицитно проявляется в
постоянном поиске наиболее эффективных адаптивных стратегий,
являющихся реакцией на возникновение всё новых и новых
адаптивных ситуаций в историческом процессе. Синхронный
аспект социальной адаптации, в свою очередь, связан с такими
блоками социальной информации, трансляторы которых уже стали
достоянием истории, а сама информация используется и играет
важную роль при формировании новых адаптивных стратегий.
Итак, социализация индивида играет роль своеобразной со-
циальной «преадаптации» (G.H. Simpson) в силу того, что в её ходе
формируются те адаптивные предпосылки, которые в последую-

23
щем могут использоваться при социальной адаптации конкретной
личности. Адаптивные предпосылки могут быть выстроены в оп-
ределенную систему в контексте социализации, что определяет
сложный коррелятивный характер процесса адаптации. Во взаимо-
действии между личностью и социумом можно выделить два диа-
лектически взаимосвязанных этапа: 1) социализацию и 2) социаль-
ную адаптацию. Социальная адаптация служит логическим итогом
глобального процесса социализации, в то время как социализация
представляет собой этап становления индивида и приобщения его
к основным нормам, ценностям и социокультурным институтам
для выполнения в последующем той или иной социальной роли.
Социальная адаптация, в самом общем виде, раскрывает и уточня-
ет идентичность личности, гармонизируя тем самым смыслы и
стратегии её жизнедеятельности в динамичной, непрерывно
изменяющейся социокультурной среде.
В § 1.3 – «Понятие социальной адаптации: нормативное и
интерпретативное понимание» – отмечается, что исследования
социальной адаптации осложняет то, что в социально-философ-
ской литературе адаптивные процессы выражены в понятиях и ка-
тегориях, не имеющих конвенциональных экспликаций, способных
передать всю сложность феномена социальной адаптации лично-
сти. Налицо явный терминологический и методологический разно-
бой, а смысл понятия «адаптация» трактуется различными науками
по-разному: 1) как процесс приспособления организма к разнооб-
разным изменениям среды (позитивного или негативного свойст-
ва); 2) состояние гомеостатического, динамического равновесия
между организмом и средой; 3) результат оптимального взаимо-
действия организма и среды; 4) гедонистическая цель, заключаю-
щаяся в поиске наслаждения, способа избежать страданий, боле-
вых ощущений и т.д. В ходе исследования автор приходит к выво-
ду, что всё многообразие экспликаций понятия «социальная адап-
тация» в социально-философской литературе в той или мере тяго-
теет к нормативному (структурно-функциональному) и/или интер-
претативному социально-философскому теоретико-методологичес-
кому подходу.
Так, с момента появления «органицистской метафоры»
Г. Спенсера (H. Spencer), заложившей основы системного и функ-
ционального подходов, и до возникновения «информационно-

24
кибернетической метафоры» Н. Винера (N. Wiener) большинство
естественнонаучных исследований адаптации в той или иной мере
склонялось к объективистскому, структурно-функциональному
подходу. В свою очередь, основы интерпретативного анализа при-
способительного процесса, берущие начало в «понимающей со-
циологии» М. Вебера (M. Weber) и «философии жизни» В. Дильтея
(W. Dilthey), приводят далее к «символическому интеракциониз-
му» Дж.Г. Мида (G.H. Mead), Г. Блумера (G. Blumer) и обретают
законченный вид в трудах таких философов и социологов феноме-
нологической и герменевтической ориентации, как Э. Гуссерль
(E. Husserl) и Г.-Г. Гадамер (H.G. Gadamer), И. Гофман (E. Goff-
man) и А. Шюц (A. Schutz), П. Бергер (P. Berger) и Т. Лукман
(T. Luckmann). Наибольшее влияние на становление интерпрета-
тивного подхода в исследованиях социальных аспектов адаптации
личности оказало развитие таких научных направлений в социаль-
ной философии и теоретической социологии, как символический
интеракционизм и феноменологическая социология, философия
языка и социолингвистика, социальная информатика и герменевти-
ка. Так, благодаря успехам именно этих научных направлений в
ходе изучения адаптации личности стал активно применяться сис-
темный, лингвистический, информационный и ситуационный ана-
лиз.
В свете различий между данными социально-философскими
подходами было установлено, что подавляющее большинство из-
вестных экспликаций понятий «адаптация» и «социальная адапта-
ция» сконструировано на основе структурно-функциональной тра-
диции по схеме «субъект-субъектного» или «субъект-объектного»
адаптивного взаимодействия. Лишь малая часть экспликаций соци-
альной адаптации из числа базирующихся на информационных и
психологических подходах может претендовать на принадлеж-
ность к интерпретативному пониманию.
Установлено, что специфика социальной адаптации требует
учёта целого ряда немаловажных обстоятельств: в аналогичной
адаптивной ситуации люди по-разному выстраивают индиви-
дуальные приспособительные стратегии поведения в силу соци-
ально-психологического феномена, который может быть обозначен
как влияние на процесс адаптации субъективных воздействий и
факторов. Иными словами, из поля зрения сторонников норматив-

25
ной парадигмы, выступающих за комплексный и системный под-
ход к адаптации (в том числе и социальной), выпали такие важ-
нейшие условия, как социально-психологические факторы приспо-
собительного процесса, индивидуально-ценностная интерпретация
субъекта адаптации и специфика адаптивной ситуации. В то же
время адаптивный нормативизм оставляет без ответа традицион-
ный для интерпретативного подхода вопрос о том, насколько оп-
равдан парсонианский объективированный подход к социальной
реальности, которая в русле символического интеракционизма, фе-
номенологической философии и герменевтики трактуется в каче-
стве реальности, которая «интерпретируется людьми и имеет для
них субъективную значимость в качестве цельного мира» 5.
Проанализированные в параграфе социально-философские
методологические подходы позволили сделать вывод: человече-
ская жизнь – непрерывный калейдоскоп сменяющих друг друга
социальных ситуаций, в процессе приспособления к которым лич-
ность использует разнообразные стратегии социальной адаптации.
При этом отнюдь не всякая новая социальная ситуация имеет для
той или иной личности адаптивный характер. Отнесение конкрет-
ной социальной ситуации к разряду привычно-традиционных, т.е.
реальных, или к числу актуальных в адаптивном плане осуществ-
ляется в процессе непрерывной субъективной интерпретации. Сле-
довательно, в результате информационного по своей природе адап-
тивно-интерпретативного процесса субъект адаптации получает
возможность: 1) зафиксировать, уточнить или восстановить собст-
венную идентичность; 2) сконструировать для себя и/или окру-
жающих мировоззренчески непротиворечивые идеальные образы
(отражения) социальной реальности; 3) вырабатывать разноуров-
невые стратегии социальной адаптации.
Социальная адаптация – это дискретно/инкретный многовек-
торный, поликонтекстный процесс, а результативность и эффек-
тивность приспособительных стратегий личности, группы или со-
циума определяются сочетанием векторных влияний (объективно-
го и/или субъективного характера) на результат этого процесса.
Многообразие внешних и внутренних воздействий на условия про-
текания приспособительного процесса дополняется относительно-

5
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по
социологии знания. – М.: Academia-Центр; Медиум, 1995. – С. 38.
26
стью его итоговых результатов. В процессе социальной адаптации
«посредниками» между адаптивной ситуацией и характером и спе-
цификой приспособительной стратегии личности всегда выступа-
ют, с одной стороны, ценностные ориентации человека, а с дру-
гой – субъективная интерпретация адаптивной ситуации. Соответ-
ственно интегральное определение понятия «социальная адапта-
ция» с необходимостью должно учитывать интерпретативно-
ценностные факторы и ситуативные условия адаптации личности.
Социальная адаптация личности отражает инновационный
по природе процесс/результат активной (реактивной) гармониза-
ции внешней (внутренней) настройки (самонастройки) личности с
помощью адекватных адаптивным ситуациям стратегий приспо-
собления, оптимальность которых проверяется в процессе инфов-
заимодействия с помощью информационной обратной связи. В то
же время социальная адаптация личности есть атрибутивное свой-
ство субъектов социальной жизнедеятельности, реализуемое по-
средством интерпретации внутренних и внешних информационных
моделей социального бытия с точки зрения их соответствия адап-
тивным установкам, непротиворечивому пониманию окружающей
действительности и идентичности. Поскольку адаптация – это все-
гда определённое социальное взаимодействие, в параграфе анали-
зируется предложенная типология идеальных моделей (схем) адап-
тивных взаимодействий в системе «общество(О) - личность(Л)»:
1) принудительная адаптация: S(О) - O(Л); 2) встречная адаптация:
S(О) - S(Л); 3) ресурсная адаптация: O(О) - S(Л); 4) фоновая адапта-
ция: O(О) - O(Л).
Во 2-й главе – «Структура и содержание социальной ада-
птации личности», – также состоящей из трёх параграфов, анали-
зируется социальная деятельность, которая с точки зрения норма-
тивного подхода рассматривается в качестве универсальной стра-
тегии социальной адаптации личности; с позиций нормативного и
интерпретативного подходов анализируются деятельностные и ин-
терпретативные критерии социальной адаптации личности. Пред-
лагается структурно-комплексная модель социальной адаптации
«Реадаптивное кольцо», раскрываются её структура и содержание.
Обсуждается содержательный аспект социальной адаптации лич-
ности в условиях модернизации России.


27
В § 2.1 – «Деятельность как универсальная стратегия соци-
альной адаптации» – жизнедеятельность человека рассматривается
как причудливая цепь адаптивных действий, череда различных по
содержанию, удачных (или нет) циклических по структуре страте-
гий приспособления к меняющимся проблемно-адаптивным ситуа-
циям и условиям социальной среды. Содержательный релятивизм
итогов социальной адаптации личности связывается как с интер-
претативным характером приспособительного целеполагания, так
и с чрезвычайным динамизмом социальных процессов. Будучи
внутренне противоречивым, дискретно-инкретным системным яв-
лением, адаптация личности в социуме нуждается в адекватном
нормативно-деятельностном, структурно-функциональном пони-
мании и описании. Поэтому в данном параграфе возникла необхо-
димость показать в рамках нормативной методологии специфику
социальной адаптации в процессе преобразующей материально-
духовной деятельности как универсальной стратегии приспособ-
ления личности в социуме.
Нормативный, системно-деятельностный подход основан на
убеждении, что главный способ активного (в сущности, адаптивно-
го) взаимодействия человека с миром – это деятельность, благода-
ря которой появляется возможность не только целенаправленного
преобразования природы, но и включения её в сферу материальной
и духовной культуры человека. Именно материальная и духовная
деятельность выступает как тот адаптивно-адаптирующий соци-
альный контекст, в котором возникает и реализуется всё многооб-
разие реальных и/или потенциальных адаптивных стратегий, ис-
пользуемых приспосабливающимся субъектом на практике.
Адаптивная деятельность – двусторонний процесс. Предмет-
но и духовно воздействуя на социальную среду, адаптирующийся
человек преобразует в этой новой адаптивной среде и самого себя
благодаря параллельному приспособлению собственного мировоз-
зрения и внутреннего мира к им же инициированным внешним из-
менениям. В то же время подчеркнём: всё многообразие адаптив-
ных коллизий, с которыми в течение жизни встречается человек, не
может быть сведено к пусть и универсальной, но отнюдь не то-
тальной стратегии приспособительной деятельности. Адаптацион-
ный универсализм целесообразной деятельности неразрывно свя-
зан с пониманием того, что приспособительные процессы в социу-

28
ме всегда осуществляются в рамках универсального механизма со-
циального информационного взаимодействия. Именно поэтому
крайне важно признание роли информации как детерминанты
адаптивной деятельности в человеческом обществе. Информация
выступает в роли метасредства любого вида деятельности, по-
скольку это именно то фундаментальное основание, на котором
зиждется весь механизм индивидуального целеполагания и выбора
релевантной адаптивной деятельности, позволяющий личности до-
биться необходимого ей приспособительного эффекта.
В адаптивной деятельности личности просматривается диа-
лектическое единство двух планов: 1) внешнего – материально-
духовной деятельности, которая нацелена в основном на измене-
ние условий внешней среды; 2) внутреннего – субъективно-
психической деятельности по созданию идеальных моделей, обра-
зов дальнейшей материальной и духовной деятельности, направ-
ленной на творческое преобразование внутреннего мира субъекта
адаптации с последующим изменением внешней социокультурной
среды. Процедуры идеального целеполагания, выбора средств, оп-
ределения этапов конструирования идеальных моделей относятся к
субъективно-внутреннему плану деятельности, опосредованной
индивидуальным своеобразием психологического мира субъекта
адаптации. Целенаправленная преобразующая деятельность субъ-
екта по реализации и материализации этих идеальных моделей от-
носится к внешней, материально-духовной деятельности. Диалек-
тическое единство этих планов присуще и системному пониманию
личности, которая является целостным образованием, включаю-
щим как психические структуры, так и социальную жизнедеятель-
ность.
С позиций деятельностного подхода содержание социальной
адаптации отчасти связано с преодолением и предупреждением
разнообразных адаптивных барьеров, противоречий и конфликт-
ных ситуаций в жизнедеятельности индивидов. Деятельностный
подход к социальной адаптации позволяет выделить социальные и
психологические средства социальной адаптации, различение ко-
торых способствует пониманию адаптивной деятельности в диа-
лектическом единстве двух её сторон: 1) в качестве действительно-
го преобразования социальной и природной среды; 2) как опере-


29
жающего идеального образа, продукта психического отражения
будущих результатов и свойств преобразуемой среды.
Единство деятельностных, социальных и психологических
факторов не исключает преобладания какого-то из них в конкрет-
ной адаптивной ситуации. Это же единство находит своё отраже-
ние и в актуальном вопросе о критериях социальной адаптации.
При таком – деятельностном – понимании адаптирующийся субъ-
ект предстаёт перед нами в качестве человека-преобразователя,
который, активно творя себя и свою социальную среду, тем самым
приспосабливается к этой последней. Поскольку социальная адап-
тация охватывает практически все стороны (аспекты) человеческой
жизнедеятельности, соответственно все условия эффективности и
приемлемости жизнедеятельности могут выступать в качестве кри-
териев социальной адаптации личности.
На иной методологической установке базируется интерпре-
тативный подход, с позиций которого главным является вопрос:
как меняется то, на что мы смотрим, в зависимости от того, как
мы смотрим? Любая объективно комфортная социальная, психо-
логическая, экономическая, политическая, коммуникативно-инфо-
рмационная ситуация может быть при определённых условиях
проинтерпретирована как дезадаптивная и субъективно неприем-
лемая. Отсюда вытекает очевидный релятивизм критериев соци-
альной адаптации в русле интерпретативного понимания. Следова-
тельно, субъективная удовлетворённость (или отсутствие тако-
вой) значимыми для личности сторонами жизнедеятельности – вот
основной и главный интегральный критерий адаптации при интер-
претативном подходе.
В § 2.2 – «Комплексная модель социальной адаптации» –
речь идёт о том, что процесс социальной адаптации личности ини-
циируется: 1) всей иерархией реальных или мнимых потребностей
человека и социума; 2) проблемно-адаптивными ситуациями, в ко-
торых оказывается и вынужден действовать адаптирующийся
субъект; 3) актуальными или потенциальными адаптивными барь-
ерами, которые затрудняют либо исключают приспособление че-
ловека к разнообразным социальным ситуациям, и, наконец,
4) адаптивными установками, возникающими в процессе интер-
претации человеком социального бытия, а также собственной роли
и смысла жизни в конкретном социуме. Автор приходит к выводу,

30
что деятельностный подход к адаптации – это важный, необходи-
мый, но всё же ещё не достаточный инструмент изучения феноме-
на адаптации личности в социуме, поскольку он «оставляет за
скобками» субъективный смысл адаптации посредством деятель-
ности, сводя адаптацию к тривиальному удовлетворению норма-
тивно заданных обществом потребностей. Именно поэтому для
системного понимания социальной адаптации необходимо, чтобы
понятие «деятельность» было дополнено понятиями «интерпрета-
ция» и «понимание», а нормативный подход – интерпретативным.
Анализ показал, что различные теоретико-методологические
ориентации задают нам различное понимание онтологии социаль-
ной адаптации личности. Так, в соответствии с нормативным по-
ниманием социальная адаптация личности – это процесс непре-
рывного социального контроля над соответствием/несоответствием
поведения человека неким господствующим в социуме нормам и
ценностям, которые принудительно «навязываются» человеку в
инкретном процессе социализации, и в то же время – это система
социальной деятельности, связанная с преодолением адаптивных
барьеров, которые тормозят процесс приспособления или препят-
ствуют ему в той или иной адаптивной ситуации.
В свою очередь, с позиций интерпретативного подхода со-
циальная адаптация есть информационно-коммуникативное, миро-
воззренческое конструирование смыслов бытия и стратегий персо-
нальной жизнедеятельности, реализуемое в процессе непрерывной
интерпретации собственной идентичности и символических соци-
альных контекстов с точки зрения их соответствия непротиворечи-
вому пониманию социальной реальности, которое целенаправлен-
но формируется (задаётся) либо стихийно усваивается (открывает-
ся) в процессе социализации. В результате информационного по
сути адаптивно-интерпретативного процесса субъект адаптации
получает возможность, во-первых, зафиксировать, уточнить или
восстановить свою идентичность и, во-вторых, используя интер-
претативные стратегии социальной адаптации, сконструировать
для себя и/или окружающих мировоззренчески непротиворечивые,
идеальные образы социальной реальности.
Социальная адаптация личности протекает в рамках конеч-
ного пространственно-временного континуума независимо от того,
по отношению к каким – внешним и/или внутренним – изменив-

31
шимся условиям среды и деятельности она происходит. В свою
очередь, специфика индивидуального приспособления состоит в
неразрывном единстве процесса и состояния адаптации. Именно
мыслящий, переживающий, интерпретирующий социальную ре-
альность субъект задаёт системное единство и функциональную
целостность пространственно-временных и процессуально-резуль-
тирующих структурных характеристик социальной адаптации.
Следовательно, анализ данного феномена не в последнюю
очередь связан с выявлением этой структуры и содержательного
контекста приспособительного процесса. Автор заключает: в зави-
симости от модальности субъекта адаптации, понимания и оценки
им проблемно-адаптивной ситуации, мировоззренческой интерпре-
тации процесса и содержания приспособления социальная адапта-
ция может быть представлена и проанализирована в понятиях и
логике нормативного и/или интерпретативного подходов. Таким
образом, для того чтобы избежать ловушки эпистемологического
релятивизма, исследователь должен иметь ясное и непротиворечи-
вое понимание онтологии социальной адаптации личности.
Далее в параграфе ставится задача конструирования универ-
сальной, идеальной модели социальной адаптации, которая в пол-
ной мере отвечала бы онтологически релевантному структурно-
функциональному и интерпретативному дуализму приспособи-
тельных процессов в социуме. В качестве такой структурно-
комплексной модели социальной адаптации предлагается идеаль-
ная модель «Реадаптивное кольцо», которая включает в себя пять
логических этапов единичного адаптационного цикла. В параграфе
анализируются структура, содержание и логика функционирования
данной идеальной модели. В процессе рассмотрения модели «Реа-
даптивное кольцо» раскрываются понятия характеризующие важ-
нейшие этапы адаптационного цикла: ситуация информационной
неопределённости; адаптивная ситуация; типология адаптивных
барьеров; адаптивная установка; стратегия социальной адаптации.
§ 2.3 – «Содержание социальной адаптации личности» –
посвящён теоретическому анализу тех реальных приспособитель-
ных затруднений, возникновение которых связано с экономиче-
ской и политической модернизацией российского государства и
социума. Установлено, что адаптивная ситуация в современной
России характеризуется тем, что, с одной стороны, существует ус-

32
тойчивое убеждение, будто за долгие столетия авторитаризма наше
общество выработало стратегии адаптации к любой власти, с дру-
гой же – очевидна неспособность и/или нежелание значительной
части российского общества принимать участие в нынешней мо-
дернизации. Традиционная этатистски-ориентированная страте-
гия социальной адаптации веками осуществлялась в основном си-
ловыми методами и, как правило, реализовывалась в интересах го-
сударства. Практика последних десятилетий наглядно показала,
что подобная этатистски-ориентированная стратегия социальной
адаптации безнадёжно устарела, вступив в острейший конфликт с
действительными потребностями гуманистического реформирова-
ния российского социума – уже в интересах конкретного человека.
Следовательно, преодоление глобального адаптивного кризиса в
России возможно только на путях отказа от старой и выработки
новой – гуманистической, личностно-центрированной – стратегии
адаптации.
Об эффективной социальной адаптации можно говорить при
условии, если в процессе жизнедеятельности человек легко оты-
скивает либо вырабатывает такие адаптивные стратегии, которые
позволяют, ему не вступая в конфликт с законами, нормами и тра-
дициями общества, эффективно преодолевать многочисленные (в
том числе мировоззренческие) адаптивные барьеры, успешно
взаимодействовать с различными социальными общностями, со-
храняя при этом психологическую стабильность и состояние эмо-
циональной удовлетворённости. Сам же процесс социальной адап-
тации можно назвать устойчивым лишь в случае отсутствия серь-
ёзного рассогласования между мировоззренческими основами, на-
циональными особенностями и теми частными адаптивными стра-
тегиями, которые обеспечивают реализацию приспособительного
процесса в конкретной адаптивной ситуации. Именно поэтому в
данном параграфе основательному анализу подвергается прежде
всего адаптивный барьер национального самосознания. Предпола-
гается, что центральная проблема адаптации в переходный период
связана с несинхронностью общественных изменений и адаптив-
ной готовности к ним личности. Основной же причиной объектив-
ного запаздывания приспособительных реакций на возникающие
адаптивные ситуации является необходимость затрачивать время
на преодоление разнообразных и разноуровневых адаптивных

33
барьеров, которые способны затруднить или парализовать проте-
кание адаптивных процессов. Далее анализируются стратегии пре-
одоления разнообразных адаптивных барьеров, с которыми стал-
кивается личность в условиях модернизации российского социума.
Серьёзное внимание уделяется обсуждению комплексных
адаптационных стратегий демократической системы. При этом вы-
деляются две ведущие адаптационные стратегии. Первая – индиви-
дуальная – ставит своей целью достижение реальной максималь-
ной внутренней свободы личности; вторая – системная – является
стратегией собственно демократической системы, которая, учиты-
вая и принимая во внимание чаяния отдельной личности, пытается
совместить их со своими собственными потребностями и интере-
сами. Таким образом, налицо процесс коадаптации двух комплекс-
ных адаптационных стратегий, которые в полном объёме реализу-
ются именно в демократической системе, поскольку стратегии
личности и стратегии системы равнозначны, а значит, они не раз-
рушают друг друга и друг другу не противоречат. Социализация
здесь служит действительным фоном, условием адаптации, по-
скольку она не навязывается, а предлагается каждой личности для
обеспечения адекватного её интересам приспособительного про-
цесса.
Решение проблемы создания специфического, максимально
удобного для приспособления индивидуального адаптивного про-
странства связано с необходимостью противостояния адаптивному
давлению государства. В роли социального контекста индивиду-
ального адаптивного пространства выступает гражданское общест-
во. Гражданское общество способствует адаптации индивида к
различным ситуациям, но в отличие от недемократических режи-
мов, силой навязывающих общие стратегии (схемы) адаптивного
поведения, демократическая система их предлагает. Гражданское
общество, формируя социокультурное адаптивное пространство,
защищает личность от прямого или косвенного давления со сторо-
ны государства, позволяя личности раскрыться и реализовать свой
индивидуальный потенциал. Итак, личность будет оптимально
адаптирована и сможет испытывать состояние удовлетворённости
либо при полном доминировании в адаптационном процессе госу-
дарства (этатистски-ориентированная модель), либо при эффек-
тивной адаптивной деятельности развитого гражданского общества

34
по обеспечению баланса интересов личности и государства (лич-
ностно-ориентированная модель).
В 3-й главе – «Социальная адаптация личности как объ-
ект нормативно-интерпретативного философского анализа», –
состоящей из трёх параграфов, излагается и аргументируется тео-
ретическое обоснование необходимости и возможности использо-
вания «бифокального», нормативно-интерпретативного подхода
при социально-философском анализе такого онтологически дуаль-
ного, вероятностно-статистического, дискретно/инкретного фено-
мена, как социальная адаптация личности.
В § 3.1 – «Стратегии социальной адаптации личности: ин-
терпретативный подход» – решается задача выявления сути раз-
личий между нормативной и интерпретативной трактовкой фено-
мена социальной адаптации, определяется сущность приспособи-
тельных стратегий в контексте данных теоретических подходов.
Автор солидарен с тем, что именно теоретическая конфронтация
социальных концепций Дж.Г. Мида и Т. Парсонса послужила ос-
новой принципиального противостояния соответственно интерпре-
тативного и нормативного теоретических подходов. Начиная с ра-
бот Ч.Х. Кули (C.H. Cooley), У.А. Томаса (W.I. Thomas),
Дж.Г. Мида и Г. Блумера, в социальной философии и теоретиче-
ской социологии утвердилось интерпретативное понимание соци-
альных процессов, ярко выраженное Л. Россом (L. Ross) и
Р. Нисбеттом (R. Nisbett): «Огромное количество важных феноме-
нов проистекает из изменчивости субъективных интерпретаций,
даваемых одним и тем же человеком, а также из различий между
интерпретациями, даваемыми разными людьми в одной и той же
ситуации» 6. Однако социальная адаптация личности долгое время
мало кем рассматривалась в качестве одного из таких «важных фе-
номенов». Поддерживая идею о важности и необходимости учёта
субъективных интерпретаций, автор заключает, что приспособи-
тельный процесс с позиций интерпретативного понимания – это
череда непрерывных изменений разнообразных социальных ситуа-
ций, которые подлежат истолкованию субъектом адаптации. Сле-
довательно, социальная философия обязана прояснить, от чего за-
висит противоположная интерпретация двух тождественных соци-

6
Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии. –
М.: Аспект-пресс, 2000. – С. 133.
35
альных ситуаций и почему одни изменения интерпретируются как
обладающие адаптивной потенцией, а другие – нет. Релятивизм
итоговых и промежуточных результатов социальной адаптации
определяется непрерывным характером интерпретации социаль-
ных ситуаций субъектом приспособительного процесса. Именно
благодаря субъективной интерпретации многообразия социальных
ситуаций человек получает возможность, во-первых, психологиче-
ски преобразовывать (переопределять) ситуацию в нужном для се-
бя направлении; во-вторых, целенаправленно модифицировать
собственное понимание, восприятие актуальной адаптивной ситуа-
ции; в-третьих, активизировать адекватные ситуации стратегии
адаптации, вступающие в действие при изменении субъективно
значимых условий ситуации. Таким образом, адаптивной стано-
вится не всякая новая для человека социальная ситуация, а лишь
та, которая будет интерпретирована им подобным образом.
Особое значение для понимания природы и механизма соци-
альной адаптации имеет тонкая связь, существующая между пол-
нотой идентичности человека и мерой эффективности социальной
адаптации личности. В параграфе выдвигается гипотеза, согласно
которой обретение личностью в ходе социальной интеракции пол-
ноценной идентичности может рассматриваться в качестве свиде-
тельства успешной социальной адаптации. Следовательно, станов-
ление такой идентичности, адекватной индивидуальным ориента-
циям, – это не только одна из реальных целей социального приспо-
собительного процесса, но и эффективный критерий и/или признак
его успешности. Эффективность, приемлемость той или иной стра-
тегии адаптации оценивается людьми в процессе символического
взаимодействия при анализе внешних реакций со стороны социу-
ма. Благодаря внешним – по отношению к адаптирующейся лично-
сти – символическим оценкам и реакциям социального окружения
человек не только знакомится с границами социально приемлемого
в процессе адаптации, но и получает внешнее «экспертное заклю-
чение» об эффективности использованных им адаптивных страте-
гий. Автор высказывает предположение о том, что если социальное
окружение в явной или скрытой форме оценивает итоги социаль-
ной адаптации личности, то это мнение рано или поздно скажется
на частных итогах приспособления и на эффективности всего по-
следующего процесса адаптации. В этой внешней «социальной

36
экспертизе» и заключается социальная природа приспособитель-
ных процессов в обществе. Итак, идентичность и социальная адап-
тация/дезадаптация как социальные феномены не обладают объек-
тивным позитивным или негативным контекстным содержанием.
Они являются, скорее, продуктами социальной интерпретации ин-
дивидом и/или обществом тех или иных ситуаций и образцов со-
циального поведения. Отсюда следует, что стратегии социальной
адаптации всегда корректируются внешними оценками социально-
го окружения и внутренним пониманием личностью собственной
идентичности, которая выступает в роли индивидуального и соци-
ального «компаса» при интерпретации всего многообразия соци-
альных ситуаций.
Теоретический анализ стратегии социальной адаптации лич-
ности в контексте интерпретативного подхода невозможен без
апелляции к тому широчайшему герменевтическому философско-
му контексту, который ей сопутствует. Далее автор переходит к
анализу некоторых актуальных для данной работы идей классиков
герменевтической философии Г.-Г. Гадамера и Э. Бетти. Итогом
является вывод об устойчивой связи между процессом субъектив-
ной интерпретации человеком социальной реальности и страте-
гиями его адаптации в социуме. Далее диссертант исходит из того,
что: 1) адаптироваться для человека значит эффективно конструи-
ровать субъективно приемлемые образы социальной реальности и
идентичности, что возможно только во взаимодействии с внешним
миром, которое осуществляется с помощью языка; 2) адекватность
интерпретации себя и внешнего мира зависит от широты персо-
нального языкового горизонта субъекта адаптации и его интеллек-
туально-информационного тезауруса; 3) адаптация связана не с
поиском сакрального, аутентичного смысла в объекте интерпрета-
ции, а с конструированием приемлемого индивидуального адап-
тивного пространства, соответствующего предпочтениям, которые
уже имеются у субъекта адаптации, или, наоборот, с реконструк-
цией этих предпочтений; 4) непрерывный процесс интерпретации
символических, знаковых и категориальных систем пронизывает
всю пластичную ткань адаптации личности к символическому уни-
версуму социальной реальности; 5) интерпретируя социальную си-
туацию, человек вносит в неё определённый смысл, который де-
терминирован его интеллектуальными, социальными, культурны-

37
ми, мировоззренческими предпочтениями, т.е. его интеллектуаль-
ным тезаурусом и индивидуальной системой значений; 6) субъект
адаптации, с одной стороны, получает от общества в процессе со-
циализации стратегии (модели) социальной адаптации в силу дей-
ствия механизма социокультурной презентации универсальной

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>