<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

системы символов и значений, с другой – самостоятельно усваива-
ет, конструирует субъективно окрашенные информационно-
символические системы значений в процессе непрерывной интер-
претации актуальных социальных ситуаций; 7) символизиро-
ванные модели социальной реальности служат конечной точкой
отсчёта, которая определяет общую направленность, вектор про-
цесса социальной адаптации личности; 8) управление адаптивными
процессами в системе координат интерпретативной парадигмы –
это, по сути, корректировка кодификаций символических значений
и стратегий интерпретации социальной реальности.
Осознавая известную ограниченность одностороннего анали-
за разноуровневых социальных процессов и взаимодействий, автор
приходит к выводу, что определить своеобразие и пределы норма-
тивной и интерпретативной трактовки стратегий социальной адап-
тации невозможно без интегративного осмысления нормативного и
интерпретативного понимания социальной адаптации.
Так, с позиций нормативного понимания стратегии социаль-
ной адаптации личности – это, с одной стороны, способы, приёмы
и стратегии, позволяющие обществу наиболее эффективно, опти-
мально и безболезненно включать (приобщать) личность в объек-
тивно сложившуюся систему социально приемлемых структур, ро-
лей и взаимодействий, в которых личность могла бы приносить
себе и обществу максимальную пользу; с другой – это способ, схе-
ма, алгоритм преодоления многочисленных адаптивных барьеров,
которые затрудняют или полностью парализуют осуществление
приспособительных процессов в социуме. Нормативный подход
опирается, по-видимому, на устойчивую каузальную связь между
комплексом адаптивных барьеров и теми объективными адаптив-
ными ситуациями, которые и порождают эти барьеры. В свою оче-
редь, адаптивные ситуации оцениваются в качестве объективиро-
ванного отражения участниками социального взаимодействия ин-
терсубъективной системы символов и значений, которые обладают
для человека принудительно-приспособительной силой.

38
Со своей стороны, интерпретативный подход вместо объек-
тивированного понимания механизмов и результатов социальной
адаптации, наоборот, предлагает в главном и основном субъекти-
вированный релятивизм процесса интерпретации (разумеется, в
данном случае речь идёт не более чем о доминирующей объектив-
ной или субъективной тенденции в понимании социальной адапта-
ции). Адаптирующийся индивид в интерпретативной парадигме –
это прежде всего интерпретирующий и непрерывно рефлексирую-
щий по данному поводу субъект приспособительного процесса.
Именно от субъективного характера его символической интерпре-
тации в полной мере зависят общий вектор социального приспо-
собления и специфические ориентации соответствующих страте-
гий адаптации. Однако социальный приспособительный процесс
вовсе не следует трактовать как царство тотального волюнтаризма.
Индивидуальное осуществление процесса интерпретации объекти-
вируется социальным механизмом самоидентификации личности.
Реакции ближайшего социального окружения, малой группы, со-
циума в целом, пусть и с различной степенью субъективных влия-
ний, всё же приводят к известной объективированной коррекции
процесса/результата социальной адаптации личности. Кроме того,
именно идентичность выступает в роли своеобразного опосредо-
ванного социумом «фильтра», благодаря которому субъект при-
способления с необходимостью сочетает индивидуальную интер-
претацию социальных ситуаций с соответствующими адаптивными
реакциями на объективные оценки социального окружения в си-
туации перманентного уточнения собственной Я-идентичности.
В § 3.2 – «Стратегии социальной адаптации личности:
нормативный подход» – раскрываются причины, по которым для
выявления и постижения истинной нормативно-интерпретативной
онтологии социальной адаптации личности следует использовать
«бифокальный», нормативно-интерпретативный комплексный
подход. Установлено, что основное затруднение при использова-
нии интерпретативного подхода состоит в принципиальной неспо-
собности последнего осуществить эффективный анализ социаль-
ной адаптации на макроуровне. Поиск адекватных методологиче-
ских оснований комплексного изучения адаптации связан с при-
знанием определённых преимуществ за «бифокальным» подходом,
который объединяет эвристические возможности нормативной и

39
интерпретативной исследовательских методологий при изучении
феномена социальной адаптации личности. Применение норматив-
но-интерпретативной методологии необходимо для разрешения
онтологических и эпистемологических затруднений, связанных с
отсутствием адекватной методологии изучения социальной адап-
тации личности. Анализ показал, что социальная адаптация как не-
отъемлемый атрибут социальной жизнедеятельности человека мо-
жет быть осмыслена и проанализирована лишь при условии адек-
ватного понимания истинной сущности её онтологии. Установлен-
ный теоретический антагонизм нормативной и интерпретативной
методологий в случае с социальной адаптацией личности имеет
формальный характер, ибо в основе наблюдаемого теоретического
противоречия – причины не столько гносеологического, сколько
онтологического свойства. Формальная конфликтность и противо-
речивость нормативной и интерпретативной методологий порож-
дена объективной дуальностью онтологии социальной адаптации
личности. В свою очередь, объективная дуальность нормативно-
интерпретативной онтологии социальной адаптации личности обу-
словливается тем, что социальная адаптация личности – это:
(а) неразрывная совокупность процесса и результата социального
приспособления; (б) целостное единство индивидуальной интер-
претации адаптирующимся субъектом (или учёным-наблюдателем)
себя в мире и мира в себе; (в) итог влияния социальных ожиданий,
установок и норм на личность и субъективной интерпретации по-
следней адаптивных стимулов социальной реальности, осознанное
или неосознанное реагирование самого субъекта приспособитель-
ного процесса на внешнее воздействие. Сущность онтологии соци-
альной адаптации нельзя, однако, понимать как дуализм (т.е. в ви-
де двух независимо существующих феноменальных рядов). В со-
ответствии с нашим представлением объективная дуальность нор-
мативно-интерпретативной онтологии социальной адаптации лич-
ности есть производная от объективных социальных условий и
итогов их субъективно-личностной интерпретации.
Неверная оценка онтологии изучаемого феномена неизбежно
влечёт за собой серьёзные просчёты при поиске адекватной иссле-
довательской методологии. Как уже говорилось, дуальность онто-
логии социальной адаптации состоит в объективном существова-
нии неразрывного единства нормативных (задаваемых обществом)

40
и интерпретативных (конструируемых в процессе интерпретации
социальной реальности) сущностных характеристик приспособи-
тельного процесса. И хотя эта объективная дуальность норматив-
но-интерпретативной онтологии социальной адаптации личности,
как уже было отмечено, на первый взгляд формально противоречи-
ва, однако на уровне истинного понимания такая онтология явля-
ется всего лишь объективным выражением подлинной сущности
адаптации личности.
Методологически корректный подход к решению проблемы
социальной адаптации личности возможен лишь на основе адек-
ватного понимания дуальности её онтологии и использования со-
ответствующей такой онтологии «бифокальной» методологии, по-
строенной на принципе дополнительности. При этом применение
принципа дополнительности должно базироваться не на инстру-
менталистских, как у Н. Бора, а на иных методологических основа-
ниях. И хотя эпистемологически трудности с интерпретацией света
в квантовой физике и с социальной адаптацией личности в соци-
альной философии весьма похожи, однако в силу принципиально
различной онтологии изучаемых феноменов использование в соци-
альной философии аналогичной инструменталистской методоло-
гии представляется нам явной ошибкой.
Выводы и результаты, полученные в итоге настоящего ис-
следования социальной адаптации личности, как представляется
автору, могут претендовать на достоверность отражения социаль-
ной реальности, равно как и на истинное понимание онтологиче-
ского статуса социальной адаптации личности. Выявленная же
конфликтность и противоречивость социально-философских тео-
ретических подходов при изучении социальной адаптации лично-
сти не столько фиксирует субъективный эпистемологический ха-
рактер наших теоретических интерпретаций полученных выводов,
сколько отражает необходимость «бифокального», нормативно-
интерпретативного теоретического анализа для постижения объек-
тивной дуальности истинной онтологии социальной адаптации
личности. Итак, принимая во внимание единство и взаимообуслов-
ленность онтологического и гносеологического аспектов, мы за-
ключаем, что для адекватного описания и понимания объективной
дуальности нормативно-интерпретативной онтологии социальной
адаптации личности требуется применение «бифокального», нор-

41
мативно-интерпретативного теоретико-методологического подхо-
да. Исходя из дуального, нормативно-интерпретативного понима-
ния онтологии социальной адаптации, а также из принципа допол-
нительности в работе предлагается рассматривать изучаемый фе-
номен в двух аспектах – интерпретативном и структурно-
функциональном, считая оба эти подхода вполне истинными и
взаимодополняющими в рамках известных исследовательских це-
лей и структурных границ.
Выбор в конкретной адаптивной ситуации адекватного ис-
следовательского подхода определяется, во-первых, нашим пони-
манием сути онтологии социальной адаптации личности, во-
вторых, тем, какой структурный (микро-, мезо- или макро-) уро-
вень приспособительного процесса оказался в центре философско-
го анализа. В зависимости от изменения онтологического понима-
ния при исследовании приспособительного процесса с необходи-
мостью должна меняться и методология изучения последнего.
В-третьих, выбор исследовательской методологии обусловливает-
ся не только изменением аналитического фокуса, но и объектив-
ными количественными и качественными изменениями, происхо-
дящими в самой системе адаптивных взаимодействий, в которой
оказывается вынужден действовать человек. При этом переход от
интерпретативной методологии к структурно-функциональной и
наоборот осуществляется не путём замены, а благодаря дополне-
нию эвристических возможностей одного подхода другим. И нако-
нец, в-четвёртых, используемая методология зависит от специфи-
ческой структуры адаптивной ситуации, в которой и осуществля-
ется приспособительный процесс.
Итак, анализ показал, что объективная дуальность онтологии
социальной адаптации нуждается в «бифокальном» исследователь-
ском подходе. Несмотря на весь формальный антагонизм интер-
претативного и нормативного понимания, лишь в совокупности
они оказываются способны адекватно выразить сущность и много-
образие свойств и проявлений дуальной нормативно-интерпрета-
тивной онтологии социальной адаптации личности. Принцип до-
полнительности Н. Бора позволяет не только избавиться от струк-
турно-функционального перекоса, который традиционно имеет ме-
сто в социальной философии при анализе приспособительных про-


42
блем личности в социуме, но и рассматривать стратегии адаптации
личности сквозь призму нормативно-интерпретативного подхода.
В § 3.3 – «Классификация стратегий социальной адаптации
личности: нормативно-интерпретативный подход» – обсуждает-
ся проблема классификации стратегий социальной адаптации. Речь
идёт о том, что нормативное и интерпретативное понимание в яв-
ной форме детерминирует содержательные характеристики при-
способительного процесса, которые, в свою очередь, определяют
репертуарную классификацию стратегий, необходимых субъекту
адаптации для решения его приспособительных проблем. Основная
проблема классификации стратегий социальной адаптации – это
относительность и вариативность тех характеристик социальной
адаптации личности и исследовательских методологий, которые
могут и должны быть положены в её основание. Анализ сущест-
вующих классификаций социальной адаптации личности выявил
их методологическую и содержательную односторонность. Для
того чтобы решить задачу классификации стратегий социальной
адаптации с позиций нормативно-интерпретативного подхода, не-
обходимо, как минимум, обрисовать структуру и логику процесса
адаптации с позиций интерпретативного понимания, поскольку
только так можно проникнуть в мир человека, который, интерпре-
тируя, конструирует своё индивидуальное – социальное, психоло-
гическое, культурное, информационное эмоциональное, символи-
ческое, лингвистическое – адаптивное пространство.
Отвечая на вопрос, каким видится с позиций интерпретатив-
ной методологии адаптивное пространство человека, можно прий-
ти и к классификации стратегий социальной адаптации личности.
Особое внимание в параграфе уделяется понятию «приспособи-
тельного эффекта интерпретации» под каковым понимается до-
стижение субъектом такого адаптивного результата, при котором
укрепляется и восстанавливается его идентичность, конструирует-
ся или реконструируется социально и психологически приемлемое,
мировоззренчески непротиворечивое адаптивное пространство. Из
этого понимания вытекает, что приведение индивидуальных и по-
веденческих характеристик личности в соответствие с требования-
ми общества с помощью соответствующих стратегий адаптации
есть доминирующая (объектная) ориентация нормативной пара-
дигмы. В свою очередь, конструирование в процессе интерпрета-

43
ции субъективно приемлемого адаптивного пространства, кото-
рое позволяет субъекту адаптации раскрыть в рамках конкретного
социума свой индивидуальный потенциал, решая при этом про-
блемы индивидуального развития, есть доминирующая (субъект-
ная) интерпретативная ориентация. В процессе жизнедеятельности
человек не просто взаимодействует со своим социальным
окружением, он также постоянно интерпретирует (анализирует)
условия, процессы и результативность этих социальных,
психологических и информационных взаимодействий. Интерпре-
тативный анализ позволяет заключить, что основная проблема,
которую решает приспосабливающаяся личность с помощью
разнообразных адаптивных стратегий, – это конструирование
индивидуального адаптивного пространства.
Нормативный и интерпретативный подходы по-разному оце-
нивают тот реальный содержательный фон, на котором осущест-
вляется процесс адаптации, а также неодинаково трактуют идеаль-
ный результат, которого пытается достичь субъект в процессе
адаптации. Отсюда вытекает потребность отображения этих каче-
ственных различий, суть которых находит отражение в понятии
«индивидуальное адаптивное пространство». Если нормативный
подход различает объективный социальный контекст адаптации и
её идеальные цели, стоящие перед конкретной личностью, то ин-
терпретативная методология исходит из понимания их целостности
и неразрывного единства. Кроме того, с позиций интерпретативно-
го подхода получается, что идеально сконструированное индиви-
дом в процессе интерпретации социальной реальности субъектив-
но приемлемое индивидуальное адаптивное пространство – это од-
новременно важнейшее условие и цель социальной адаптации. По-
нятие адаптивного пространства не вступает в логическое проти-
воречие с самим фактом существования объективной социальной
реальности в силу того, что процесс интерпретации (восприятия)
этой реальности человеком субъективен по определению. Конст-
руируя в процессе интерпретации социальной реальности индиви-
дуальное адаптивное пространство, человек тем самым фактически
и осуществляет адаптацию к этой реальности. В интерпретативном
понимании цели адаптации достигаются лишь тогда, когда идеаль-
ный образ субъективного адаптивного пространства человека мак-
симально приближается к объективно существующей социальной

44
реальности. Добиться такого совпадения идеальных образов объ-
ективной социальной реальности и адаптивного пространства
личности можно несколькими путями. Во-первых, модифицировать
средствами психики внутреннее адаптивное пространство в сторо-
ну его наибольшего соответствия идеальному образу объективной
реальности. Во-вторых, преобразовать средствами социальной
адаптивной деятельности объективную внешнюю реальность, при-
ближая последнюю к идеальному образу адаптивного пространства
конкретной личности. В интерпретативном смысле понятие «адап-
тивное пространство» сопряжено с попыткой преодоления «пло-
ской» детерминистской картины адаптивных процессов и замены
её «объёмным» вероятностно-статистическим представлением о
процессе социальной адаптации. Понятие «адаптивное простран-
ство» соединяет социальные и психологические, экономические и
политические, информационные и символические импликации со-
циальной реальности, сконцентрированные в индивидуальных
представлениях конкретного человека. Интерпретативный подход
подчёркивает уникальность и неповторимость индивидуального
адаптивного пространства, геометрия которого опосредуется пси-
хологическими чертами и характеристиками адаптирующегося
субъекта. Именно стратегии адаптации служат тем мостом, кото-
рый соединяет субъективный план адаптивного пространства с
объективным контекстом социальной реальности. В соответствии с
интерпретативным пониманием стратегии адаптации личности
суть не что иное, как система социальных, психологических, ин-
формационных приёмов, с помощью которых адаптирующаяся
личность получает возможность интерпретативного конструирова-
ния индивидуально приемлемого адаптивного пространства. В лю-
бом случае субъект адаптации, конструируя сколь угодно субъек-
тивное, индивидуальное адаптивное пространство, будет вынуж-
ден ориентироваться на комплекс уже апробированных и ставших
традиционными в конкретном обществе более или менее эффек-
тивных стратегий. Итак, если с позиций нормативного подхода
адаптивные стратегии функционально преодолевают барьеры
адаптации и обеспечивают соответствие индивидуальной жизне-
деятельности социальным нормам и правилам, то с позиций ин-
терпретативного подхода адаптивные стратегии участвуют в
процессе конструирования индивидуального адаптивного про-

45
странства и в определении того, что в этом пространстве считается
приемлемым либо, напротив, неприемлемым для личности. Благо-
даря процессу интерпретации человек получает возможность дос-
тичь следующих приспособительных эффектов: 1) кардинального
изменения системы базовых ценностей и мировоззренческих пред-
ставлений на основе альтернативной интерпретации уже известной
или принципиально новой социальной информации; 2) реконст-
руирования в собственном сознании образа социального окруже-
ния на основе изменившихся мировоззренческих представлений
и/или адаптивных установок; 3) интерпретации и/или переопреде-
ления ситуации в нужном для себя направлении с помощью соци-
ально-психологических средств и стратегий; 4) осознанного или
неосознанного модифицирования, постепенного изменения собст-
венного понимания, восприятия адаптивной ситуации. Сильная
сторона интерпретативной методологии заключается в понимании
коррекции социальной адаптации как процесса управления интер-
претациями людей.
На первый план в адаптивном анализе при таком понимании
выходят все процедуры, инструменты и стратегии, которые позво-
ляют воздействовать на информационные по содержанию интер-
претации людей, корректировать их и в конечном счёте управлять
ими. При таком подходе проясняется интерпретативный контекст
социального приспособления личности, осуществляемого с помо-
щью институтов образования, массовой информации, пропаганды
и культуры, которые, по сути, и задают человеку официальные со-
циально приемлемые образцы интерпретации социальной реально-
сти, а также стандарты, правила и нормы жизнедеятельности.
В параграфе представлена следующая интерпретативная
классификационная система стратегий адаптации: 1) интер-
претативное переопределение; 2) интерпретативное самоопределе-
ние; 3) интерпретативная коррекция процесса адаптации;
4) поиск/обретение идентичности; 5) мировоззренческая реконст-
рукция; 6) модификация субъективного образа социальной реаль-
ности; 7) конструирование образа индивидуального адаптивного
пространства; 8) интерпретативное подражание; 9) смысловая
стигмация; 10) конформистская адаптация; 11) нонконформистская
адаптация. Далее даётся характеристика стратегий социальной
адаптации с позиций нормативной методологии. Отмечается, что

46
именно социальные традиции, нормы, законы и правила служат
теми нормативными стратегиями, которые официально предписа-
ны к использованию в обществе для граждан, не желающих иметь
проблем с законом и государством. Все остальные стратегии соци-
альной адаптации – не освящённые признанием общества – зачис-
ляются в разряд девиантных. Стратегии социальной адаптации
личности с позиций структурно-функционального понимания
вполне возможно классифицировать по модальности субъекта
адаптации, различая при этом стратегии индивидуальные, группо-
вые, социетальные и глобальные. Аналитически допускается воз-
можность существования трёх стратегий социальной адаптации:
активной, реактивной и комбинированной.
В Заключении излагаются основные выводы, вытекающие
из данной работы и свидетельствующие о решённости задач дис-
сертационного исследования, реализованности его цели, оправдан-
ности сделанных во введении заявлений о его научной новизне,
теоретической и практической значимости, намечаются перспекти-
вы исследований.
Основные положения диссертации отражены в следую-
щих работах.
1. Ромм М.В. Адаптация личности в социуме: Теоретико-
методологический аспект. – Новосибирск: Наука. Сиб. издатель-
ская фирма РАН, 2002. – 275 с.
2. Ромм М.В. Социальная адаптация и социализация личности //
Социология: Учеб. пос./ Ред. В.И. Игнатьев, М.В. Ромм. – М.: ИН-
ФРА-М; Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2001. – Гл. 2. – С. 45 – 75.
3. Ромм М.В. Социальные отклонения: проблемы понимания //
Там же. – Гл. 4. – С. 90 – 111.
4. Ромм М.В. Социальная работа и информационные механиз-
мы социальной адаптации // Теория социальной работы: Учеб.
пос./ М.В. Ромм, Т.А. Ромм. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 1999. –
Ч. 1. – С. 25 – 31.
5. Ромм М.В. Гражданское общество и политические режимы //
Политологические очерки. Учеб. пос.: В 2 ч. – Новосибирск: Изд-
во НЭИС, 1994. – Ч. 2. – С. 52 – 70.
6. Ромм М.В. Понятие социальной адаптации: нормативная и
интерпретативная парадигмы // Учёные записки МГСУ. – М.: Изд-
во МГСУ «Союз», 2003. – № 6. – С. 42 – 51.

47
7. Ромм М.В. Полипарадигмальное основание постижения со-
циальной адаптации личности // Вестник уральского гос. техн. ун-
та – УПИ. Сер.: Гуманитарные и социально-экономические науки.
Актуальные проблемы социологии и менеджмента: Сб. науч. ст. –
Екатеринбург: ГОУ ВПО, УГТУ – УПИ. – 2003. – № 4. – С. 42 – 47.
8. Ромм М.В. Социальная адаптация личности как объект фило-
софского анализа: Автореф. дис. … д-ра филос. наук. – Томск,
2003. – 47 с.
9. Ромм М.В. Социальная адаптация личности: нормативная
модель адаптивных взаимодействий // Социальная работа в изме-
няющейся России: проблемы, поиски, перспективы: Матер. всерос-
сийской науч.-практ. конф., ТГУ, 2003. / Под ред. К.М. Южанино-
ва. – Томск: Изд-во «Курсив», 2003. – С. 47 – 51.
10. Ромм М.В. Национально-культурные основания адаптации
личности в социуме // Образование в культуре и культура образо-
вания. – Новосибирск: НИИ философии образования, 2002. – Т. 5,
Ч. 2. – С. 27 – 34.
11. Ромм М.В. Дискретное сознание и национальные стратегии
социальной адаптации россиян // Социально-гуманитарные иссле-
дования: Сб. тр. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2001. – С. 12 – 20.
12. Ромм М.В. Социальная адаптация личности в России: пара-
дигмы и контроверзы // Теория и практика социальной работы на
рубеже веков: В 2 т. – Новосибирск: Соцтехсервис, 2001. – Т. 1 –
С. 162 – 170.
13. Ромм М.В. Россия и демократические ценности: адаптив-
ные проблемы восприятия // Молодые международники Сибири:
Докл. на «Зимней школе по проблемам международных отноше-
ний». – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2000. – С. 60 – 63.
14. Ромм М.В. Контроверзы дискретного самосознания росси-
ян: адаптивный синдром // Сб. науч. тр. Новосиб. гос. техн. ун-та. –
1998. – № 3. – С. 137 – 144.
15. Ромм М.В. Социальная адаптация личности в России: опыт
ретроспективного социально-философского анализа // Проблемы
высшего технического образования. – Новосибирск: НГТУ, 1996. –
Вып. 9. – С. 28 – 38.
16. Ромм М.В., Осьмук Л.А. Векторный конфликт адаптацион-
ных стратегий политических режимов // Культура демократии и


48
право: (Междунар. конф. «К цивилизации XXI века», Ин-т фило-
софии и права СО РАН, 1996). – Новосибирск, 1996. – С. 149 – 150.
17. Ромм М.В. «Реадаптивное кольцо» как информационная
модель социальной адаптации личности // Личность в мире ценно-
стей: (Докл. науч.-практ. конф., НГПУ, 1994). – Новосибирск, 1994.
– С. 21 – 23.
18. Ромм М.В. К вопросу о гуманистической природе страте-
гий социальной адаптации личности // Наука. Религия. Экономика:
(Междунар. науч. конф., 1994). – Новосибирск, 1994. – С. 68 – 70.
19. Ромм М.В. Инфовзаимодействие как фактор социально-
политической адаптации (к постановке проблемы) // Проблемы со-
вершенствования научно-исследовательской работы в вузе:
(XXXIV Науч.-метод. конф., НЭИС, 1993). – Новосибирск, 1993. –
С. 42 – 43.
20. Ромм М.В. Судьбы российской культуры и социальная дез-
адаптация // Возрождение России и русская общественная мысль:
(Всерос. конф., НГТУ, 1993). – Нижний Новгород, 1993. –
С. 104 – 105.
21. Ромм М.В. Информационно-адаптирующая функция вуза в
системе общественных отношений // Проблемы высшего техниче-
ского образования: (Межвуз. конф., НГТУ, 1993). – Новосибирск,
1993. – С. 74.
22. Ромм М.В. Информационная адаптация: некоторые про-
блемы осмысления // Гуманитаризация образования в техническом
вузе: (Науч.-метод. конф., НГТУ, 1993). – Новосибирск, 1993. –
С. 63.
23. Romm M.V. Intellectual Systems and Adaptation to Information
// Intellectual Development of Technologies. – Novosibirsk, 1992. –
P. 37 – 39.
24. Ромм М.В. Информационная стратегия тоталитаризма в со-
временных условиях // Проблемы подготовки специалиста: (XII
Науч.-метод. конф., НИНХ, 1992). – Новосибирск, 1992. – С. 33 –
36.
25. Ромм М.В. Информационная адаптивность коллектива как
условие оптимизации человеческой деятельности // Проблемы ин-
теллектуального развития организационных систем: (VII Всесоюз.
конф., НГУ, 1991). – Новосибирск, 1991. – С. 187 – 189.


49
26. Ромм М.В. Информационная адаптивность личности как
фактор эффективного включения в интеллектуальные системы //
Проблемы эффективного включения человека в интеллектуальные
системы: (VI Всесоюз. конф., НГУ, 1991). – Новосибирск, 1991. –
С. 91 – 92.




50

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ