СОДЕРЖАНИЕ

На правах рукописи




Вануйто Валентина Юрьевна




Культурное развитие Обдорского Севера в XVIII - начале XX в.




Специальность 07.00.02 – отечественная история




Автореферат


диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук




Екатеринбург – 2005
Работа выполнена на кафедре археологии, этнологии и специальных
исторических дисциплин Уральского государственного университета им.
А.М. Горького




Научный руководитель: доктор исторических наук, профес-
сор Н. А. Миненко

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,
П. В. Боярский

доктор исторических наук, доцент
И. Н. Юркин

Ведущее учреждение: Институт проблем освоения Севе-
ра СО РАН, г. Тюмень


Защита состоится «14» января 2005 г. в ______ часов на заседании дис-
сертационного Совета Д 212.286.04 по защите диссертаций на соиска-
ние ученой степени доктора исторических наук при Уральском государ-
ственном университете им. А.М. Горького, по адресу: 620083, г. Екате-
ринбург, К-83, пр. Ленина, 51, комн. 248



С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Уральского
государственного университета им. А.М. Горького


Автореферат разослан «___»_______ 2004 г.




Ученый секретарь диссертационного совета
доктор исторических наук,
профессор В.А. Кузьмин



2
Общая характеристика работы


Актуальность темы исследования обусловлена возросшим ин-
тересом общества к этнокультурной ситуации в целом по России и в ре-
гионах, в частности. Географическая локализация проблемы исследова-
ния ни сколько не уменьшает и не сужает значимость темы. Этнический
состав населения Обдорского Севера отличается динамичностью. Он
формировался на протяжении длительного времени, и включает рус-
ских, хантов, ненцев, коми-зырян и другие народы. Специфика этниче-
ских процессов исследуемого региона объясняется этнокультурной
общностью, глубокими историческими контактами и связями этносов,
создавших благоприятные условия для сближения, ассимиляции и внут-
риэтнической консолидации. Подобное исследование вписывается в
общий процесс развития современного общества.
Изучение особенностей взаимодействия представителей народов
Обдорского Севера в рамках локальной истории позволяет более четко
определить закономерности и специфику развития материальной и ду-
ховной культур, а также механизмы формирования историко-культурных
областей. Исследование культуры населения необходимо для лучшего
понимания истоков многих традиций и обычаев, и составления прогноза
дальнейшего культурного развития региона.
Цель предлагаемой диссертации – комплексное изучение про-
цесса формирования, развитие и взаимовлияние традиционных матери-
альной и духовной культур.
В соответствии с поставленной целью определены следующие за-
дачи:
- проанализировать комплекс традиционных материальной и духовной
культур населения Обдорского Севера
- исследовать процесс приспособления сферы хозяйства и культуры к
новой социокультурной и природной среде обитания русских и коми-
зырянских переселенцев.
- исследовать виды и факторы инноваций в культуре населения Обдор-
ского края.
- установить последствия миссионерской деятельности Православной
церкви среди коренного населения Нижнего Приобья;
- проанализировать состояние, развитие и функционирование празднич-
ной и обрядовой культур жителей Обдорского Севера;
- реконструировать историю просвещения и здравоохранения в Обдор-
ском крае.
Объектом исследования является население Обдорского Севера
(ненцы, северные ханты, коми-зыряне и русские).
Предметом исследования является древняя и самобытная культу-
ра всех групп населения Обдорского Севера.

3
Хронологические рамки охватывают период с XVIII по начало XX
в. XVIII в. был временем серьезных преобразований, которые коснулись
практически всех сторон жизни России, в том числе Обдорского края. В
результате реформ Петра I Сибирь интенсивно втягивалась в орбиту
общероссийских хозяйственных, политических и иных связей. В этот пе-
риод завершается адаптация коренного населения к условиям жизни в
составе Российского государства, формируется постоянная поселенче-
ская структура Обдорского Севера. Верхняя временная граница опреде-
ляется началом социалистических преобразований на Обдорском Севе-
ре, которые привели к принципиальным изменениям во всех сферах
жизни населения.
Территориальные рамки исследования охватывают единую исто-
рико-культурную область Обдорского края, включающую лесотундровую
и северо-таежную зоны Нижнего Приобья, в административном отноше-
нии входившими в Обдорскую и Куноватскую волости Березовского ок-
руга Тобольской губернии. Для проведения сравнительного анализа
привлекаются также данные, относящиеся к восточным хантам, коми-
зырянам Коми края, русским всей территории Березовского округа.
Степень изученности проблемы. Литература, касающаяся исто-
рии и культуры Обдорского Севера обширна. В отечественной историо-
графии можно выделить три этапа в изучаемой проблеме – дореволю-
ционный, советский и постсоветский. К одним из первых работ дорево-
люционного этапа можно отнести этнографический труд Григория Но-
вицкого «Краткое описание о народе остяцком» (1884).
Работа Г. Новицкого, как и участника Академической экспедиции
1768-1774 гг. В. Ф. Зуева, в основном интересна своим фактическим ма-
териалом. В частности В.Ф. Зуев обстоятельно описал обряды жертво-
приношений северных хантов и ненцев, их священные места. Большую
ценность представляют наблюдения автора о внутрисемейных взаимо-
отношениях.
Из последующих трудов выделялась работа Н.А. Абрамова «Опи-
сание Березовского края». Для сибиреведов интерес представляют фак-
ты, касающиеся обычаев и верования хантов, ненцев, русских, процесса
христианизации коренного населения.
Д. Юрьев, исследуя Северный Урал, собрал этнографический ма-
териал, характеризующий материальную культуру ненцев, северных
хантов и коми-зырян, проживавших в с. Мужи Куноватской волости
(1852, 1857). Он дал описание основных занятий местного населения,
его общественных и семейных отношений.
Описательный характер носили также статьи А. Иконникова (1864),
Е.В. Кузнецова (1868), И. Суханова (1894), И. П. Рослякова (1895), К.М.
Голодникова (1878, 1881, 1891), Л.Е. Луговского (1897), А.Я. Штеренбер-
га (1900, 1901) – авторов XIX в., чьи работы, касающиеся культуры на-
селения Обдорского Севера, интересны по содержанию.

4
Свой вклад в изучение духовной культуры коренного населения
внесли служители церкви: П. Попов, А. Тверетин, А. Собрин, Н. Гераси-
мов, З. Козлов, И. Шемановский. Особое внимание ими было уделено
миссионерской деятельности церкви, которую они освещали с позиций
священнослужителей. Среди работ церковных служителей по своей на-
сыщенности фактическими материалами выделяются труды И. Шема-
новского, руководителя Обдорской православной миссии (1905, 1906,
1909), В.Н. Герасимова.
Из исследователей конца XIX – начала XX в. следует отметить
труды В.В. Бартенева (1896), А.А. Дунина-Горкавича (1904, 1911), Б.М.
Житкова (1913).
В период своего пребывания в Обдорске с 1890 по 1894 гг., поли-
тический ссыльный В.В. Бартенев изучал жизнь и быт коренного населе-
ния и русских старожилов Обдорского края.
А.А. Дунин-Горкавич изучал занятия населения, их обычаи и обря-
ды, народную медицину и другие стороны жизни. Автор уделил внима-
ние процессу культурной адаптации в северных условиях коми-зырян.
Б.М. Житков проследил влияние русского и зырянского языков на
языки ненцев и хантов, взаимодействие разных этнических групп в сфе-
ре трудовых традиций.
Труд А.Г. Базанова (1935), написанный в начале 30-х гг., посвящен
истории народного образования на Обдорском Севере. Автор рассмот-
рел развитие школьного дела на Обдорском Севере, начиная с XVIII в.
Определенный интерес представляет книга В.Г. Карцова (1937), в
которой автор поставил цель познакомить читателей с историей и куль-
турой Обского Севера, в целом. В ней приведены примеры изменений в
ведении хозяйства коренным населением, распространение христианст-
ва, состояние народного просвещения и здравоохранения.
Как правило, советские историки 20-40 гг. изображали дореволю-
ционное прошлое Обдорского Севера однобоко, концентрируя внимание
на негативных последствиях политики царского правительства в отно-
шении местного населения. Так, М.Е. Бударину представлялось, что все
действия царской администрации и русского населения диктовались
стремление к обогащению. «В течение столетий при царизме на тысячах
квадратных верст гнил лес на корню, хищнически истреблялись пушной
зверь, превосходная обская рыба. Богатства недр оставались неразве-
данными. До революции северо-западная Сибирь оставалась отсталой
национальной окраиной, местом ссылки, царством кулацко-шаманской
кабалы», писал он.
Со второй половины XX в. появляются труды обобщающего харак-
тера, посвященные народам Сибири, в том числе и населению Обдор-
ского края, развитию хозяйства и культуры северных народов в условиях
проживания с русскоязычным населением. Этой проблеме немало места
было отведено в коллективном труде «Народы Сибири» (1956) и «Исто-
рико-этнографическом атласе Сибири» (1961), а также ряде монографи-
5
ческих исследований, посвященных истории и этнографии отдельных
народов.
Среди авторов монографий особое место занимает Л.В. Хомич
(1966, 1976, 1995), которая, в частности, рассмотрела культурные связи
ненцев с русско-зырянским населением, а также с селькупами и манси.
Особое внимание она уделяла вопросам хозяйствования, взаимообмена
ненцев, коми-зырян и русских – в сфере оленеводства и промыслов.
Работы Л.Н. Жеребцова (1974, 1982) начинаются с освещения эт-
нической истории народа коми: вопросов его расселения, формирования
этнических групп, взаимоотношений с соседними народами. Переселе-
ние коми в другие регионы занимает центральное место и в его иссле-
дованиях. Он проследил этнические и историко-культурные взаимоот-
ношения коми с ненцами, хантами, русскими до начала XX в., показал
разнообразие этих взаимосвязей, раскрыл их специфику с каждым из
перечисленных народов, отметил заимствования, сделанные коми из
культур указанных народов, выявил их значение в формировании этно-
графической специфики северных коми. Им прослежена роль русских в
процессе этногенеза коми, влияние русификации на формирование язы-
ковых и культурных особенностей, сделан анализ заимствований в раз-
личных сферах культуры хантов и ненцев, выявлено наличие встречных
хозяйственных и культурных заимствований. Л.Н. Жеребцов показал, как
развивалось население северного региона, как происходили контакты
между различными народами, в результате чего осуществлялся взаимо-
обмен достижениями в области хозяйства, культуры и быта, вырабаты-
вался совместный опыт адаптации к сложным естественно-
географическим условиям Обдорского Севера. Влияние коми-зырян на
ненцев, хантов прослеживается на многих сторонах их жизни.
Изучением истории Северо-Западной Сибири XVIII – первой поло-
вины XIX вв. занималась Н.А. Миненко (1971, 1975). Она затронула
сложные вопросы, связанные с продвижением на восток русских, их
взаимоотношения с коренными жителями Обдорского Севера, учрежде-
нием местных органов управления, организацией сбора податей и по-
винностей, – прежде всего ясака. Н.А. Миненко провела анализ право-
вых обычаев у ненцев и хантов в XIX в., дала характеристику образа
жизни, мест расселения, хозяйственных занятий, верований, прав и обя-
занностей членов родов, рассмотрела общие законы и обычаи. Труды
Н.А. Миненко, как признанного специалиста в этих областях знаний, ши-
роко использовались в данной диссертации.
В исследованиях В.А. Зибарева (1990) рассматриваются админи-
стративно-судебное устройство и гражданско-правовой быт коренного
населения. Изучая книги для записи приговоров по разбирательству
тяжб, споров и проступков коренного населения Обдорской остяцкой и
самоедской управ 1881-1901 гг. автор выявляет недостатки правовых
отношений между русским и коренным населением, например в вопросе
о землепользовании.
6
Ю.Б. Симченко (1976) прослеживает эволюцию основных занятий
народов арктической зоны, реконструирует дооленеводческую культуру
населения тундровой зоны, описывает приемы охоты, виды промысла,
предметы материальной культуры, общественное устройство и верова-
ния. В своей работе он делает анализ взаимовлияния и взаимодействия
культур северных народов, который предоставляет возможность гово-
рить о сходстве культур. В качестве основных специфических элементов
культур северных народов им были выделены следующие: тундровые
способы добычи, сложные в изготовлении орудия промысла – лук и лод-
ка, основные предметы быта – жилище и одежда, черты общественного
устройства, представления о мироздании.
В.И. Васильев (1979) в своей монографии, используя новейшие
данные по этнографии, антропологии, языку и фольклору, показал ста-
новление и развитие культурных связей самодийских народов с другими
этническими группами и русским населением. Он первый в исторической
науке проследил этническое развитие северных народов на протяжении
трех столетий. Объектом его исследований являются проблемы форми-
рования и развития ненцев, историческая судьба которых тесно связана
с русскоязычным населением и другими этносами. Автор в своих рабо-
тах показал, как на протяжении XVIII и особенно XIX вв. наряду с воен-
ными столкновениями, набегами на чужие территории шел процесс
культурного взаимовлияния, благодаря смешанным бракам развивались
языковые контакты, в хозяйствовании происходили крупные изменения,
в результате которых оленеводство стало играть главную роль. По ма-
териалам В.И. Васильева видно как длительные культурные и языковые
контакты, культурно-бытовое сближение ненцев, северных хантов, коми-
зырян и русских Обдорского края способствовали синтезу нескольких
культур в единую общность - обдорское население.
К проблемам этнокультурных взаимодействий в Обдорском крае
обращались такие видные ученые как Н.Д. Конаков (1984, 1987) и О.В.
Котов (1989). Они плодотворно работали по исследованию коми пересе-
ленческих групп в Сибири. В 1991 г. вышла в свет их совместная работа.
В ней освещаются такие вопросы, как этнические и историко-культурные
взаимоотношения коми-зырян с представителями коренного населения
Нижнего Приобья. Авторы раскрыли специфику этнокультурных связей
коми-зырян с каждым из них в отдельности, отмечая взаимозаимствова-
ния. Все это способствовало развитию экономики и культуры народов
севера, охватывая самые различные стороны народной жизни, и обога-
щая их язык. Исследователи отметили, что группы коми-зырян Обдор-
ского Севера, характеризуются компактным проживанием, сохранением
традиционной хозяйственной специализации, родного языка и этниче-
ского самосознания, что позволяет им до сих пор в значительной степе-
ни сохранять этнический облик. По мнению Н. Д. Конакова, в ходе этно-
культурных контактов коми-ижемцев на Обдорском Севере, у них выра-
ботались «стойкие этнические стереотипы». Важнейшей из них является
7
межэтническая коммуникабельность, подкрепленная знанием языков со-
седей. Наличие этого стереотипа позволяло коми переселенцам мирно
внедряться на иноэтническую территорию и избегать длительного и
стойкого антагонизма со стороны коренного населения.
Развитие хозяйства разных групп населения Обдорского Севера и
их взаимовлияние рассматривается в работе А.В. Головнева (1993). Ос-
вещены некоторые аспекты влияния коми-зырян на хозяйство ненцев и
хантов. На основе всестороннего изучения хозяйства коренного населе-
ния Обского Севера автор выделил ведущие типы хозяйственных ком-
плексов и раскрыл основные аспекты экологической обусловленности
экономики таежного и тундрового коренного населения.
Исследованиям духовной культуры, традиционного мировоззрения
населения Обдорского края, просвещения, здравоохранения, аспектам
торговых отношений, христианизации коренного населения и миссио-
нерской деятельности в Обдорском крае посвящены работы Е.М. Гла-
вацкой (1997), В.М. Кулемзина (1984), Л.А. Лара (1998, 2001, 2003), В.А.
Могильникова (1988, 1990), и др.
Ценными этнографическими источниками информации о культуре
населения Обдорского Севера являются работы З.П. Соколовой (1980),
Г.Н. Грачевой (1980), В.Н. Белицер (1958), Е.П. Мартыновой (1998), М.А.
Лапиной (1999), Н.М. Талигиной (1999, 2000) и др.
Отдельные вопросы, связанные с изучением хозяйства и культуры,
некоторых аспектов территориальной адаптации русского и коми-
зырянского населения рассматривались в работах В.В. Кучера (1995),
Е.В. Переваловой (2000), С.В. Турова (2001) и др.
Новейшие исследования конца XX в. по различным проблемам
культуры населения Обдорского Севера содержатся в обобщающих из-
даниях, (1) научных сборниках и материалах международных научных
симпозиумов, научно-практических конференций. (2)
1990-е гг. отмечены фундаментальными исследованиями Институ-
та проблем освоения Севера СО РАН в области этнографии, истории,
социологии и археологии Ямало-Ненецкого автономного округа. Резуль-
татом этой деятельности является выход ряда изданий, в которых рас-
сматриваются особенности традиционной культуры коренных народов
севера, их социально-экономическое развитие и взаимоотношения с
другими этносами.(3)
Подводя итог обзору историографии, следует отметить, что иссле-
дователями собран и проанализирован большой фактический материал,
отражающий особенности развития культуры населения Обдорского
края, материальную и духовную стороны жизни ненцев, хантов, русских
и коми-зырян. Однако, появившаяся за последние годы в большом коли-
честве, дополнительная информация по данной проблеме, требует
дальнейшего научного анализа и обобщения.



8
Источниковую базу исследования составили опубликованные
сборники документов, архивные материалы, периодическая печать, эт-
нографические, фольклорные источники.
Особую ценность для диссертации составили материалы, обнару-
женные в государственном архиве Омской области (ГАОО), в государ-
ственном управлении государственного архива Тюменской области в г.
Тобольске (ГУГАТО г. Тобольск), Тюменском областном центре доку-
ментации новейшей истории (ТОЦДНИ). В целом просмотрено свыше 50
фондов и несколько сотен дел. Они очень разнообразны по содержанию
и представляют широкий круг информации, позволяющий восстановить
особенности хозяйства, материальную и духовную культуру населения
Обдорского Севера, отдельные вопросы развития этнокультурных от-
ношений.
Основную группу архивных источников составляет делопроизвод-
ственная документация второй половины XVIII – начала ХХ в. из фондов
губернского, волостных и сельских органов власти, духовной консисто-
рии, хранящаяся в Государственном управлении государственного ар-
хива Тюменской области в городе Тобольске.
Наиболее интересными представляются рапорты, доклады воло-
стных правлений, донесения и ответы на запросы, прошения в адрес гу-
бернских органов. Особое внимание было уделено рукописным мате-
риалам: рапортам, докладам чиновников, отчетам, деловой переписке,
путевым журналам священников Обдорской миссии, отчетам экспеди-
ций.
В рапортах военно-окружного начальника Березовского округа Г.
Колпаковского и исправника В. Никитина содержится анализ ярмарочной
торговли, приводится перечень и цена товаров, привозимых на ярмарку
хантами, ненцами, русскими и коми-зырянами. Проанализирован меха-
низм торговли, пути доставки товаров. Г. Колпаковский в рапорте пока-
зал роль коми-зырян в развитии торговли и товарно-денежных отноше-
ний в Березовском крае, показал положительное отношение Обдорского
начальства к их деятельности и отразил динамику миграций коми-зырян
(ФФ. 417, 152).
В докладе пристава Обдорского стана В. Тарасова о поездке с ве-
теринарной экспедицией на Ямал охарактеризовано состояние олене-
водства ненцев, хантов и коми-зырян (Ф. 152). В материалах переписки
Сосьвинско-Ляпинской земской управы «О доставлении сведений о жиз-
ни коренного населения» приводится перечень селений с указанием
численности жителей, описываются их системы управления, участие
разных групп населения в использовании земельных угодий, характер
промыслов, дается анализ отношений хантов, русских, коми-зырян, нен-
цев (Ф. 735).
Значительная часть документов по культуре коренного и русскоя-
зычного населения сосредоточена в фондах Тобольской духовной кон-
систории (Ф. 156). Рапорты, доношения священнослужителей, отчеты
9
Обдорской миссии, миссионеров о своей деятельности, журналы мис-
сионеров и другие источники представляют широкий круг проблем, по-
могают восстановить процесс реализации политики правительства,
представить отдельные результаты миссионерской работы в Обдорском
крае. Отчеты обдорских священников А. Тверетина, П. Попова, Н. Гера-
симова содержат сведения о крещении ненцев и северных хантов Об-
дорского Севера (Ф. 156). Переписка настоятеля Обдорской духовной
миссии с Хэнским миссионерским станом и Тобольской духовной конси-
сторией содержит указы по назначению и увольнению церковнослужи-
телей по хозяйственным делам, разрешение крестных ходов, справки о
разрешении на крещение ребенка (Ф. 703).
Особого внимания заслуживает рукописная работа И.Н. Шухова,
исследовавшего в 1911 г. Обдорский край. Она хранится в фондах Ом-
ского государственного архива (ГАОО Ф. 347, Оп. 1, Д. 3). Ценность ру-
кописи состоит в приложенных фотографиях местности и населения. В
одной части своих записей автор уделил большое внимание обдорским
хантам, их религии, быту и нравам, в другой - досугу жителей с. Обдор-
ского: играм, спектаклям, концертам, там же отмечена заметная роль
зырянского и русского населения в жизни Обдорска, охарактеризованы
отношения их с хантами. Негативно оценено влияние коми и русских на
северных хантов, особенно в связи с распространением в их среде алко-
гольных напитков.
Большую группу источников составили материалы периодической
печати: Журналы «Восточное обозрение», «Русская старина», «Право-
славный вестник», газеты «Тобольские губернские ведомости», «То-
больские епархиальные ведомости», «Сибирский листок». В качестве
источников использовались этнографические описания, выполненные
путешественниками, исследователями XIX – начала XX в. и опублико-
ванные в местных газетах.
Среди периодических изданий наибольший интерес представляют
«Тобольские епархиальные ведомости» и «Тобольские губернские ве-
домости». Материалы этих газет делятся на два отдела – официальный
и неофициальный. Особым богатством материалов по культуре населе-
ния Обдорского Севера отличаются неофициальные отделы местных
газет, где нередко печатались заметки о деятельности просветитель-
ских, научных и культурно-просветительских организаций края, о лите-
ратуре, музыке. Одни публикации в этих газетах отражают этнографиче-
ские подробности быта, хозяйства, обычаев населения Березовского
края, другие - взаимоотношения русско-зырянского и коренного населе-
ния. Освещались подробности хозяйственной жизни Обдорского края,
среди которых наибольший интерес представляли сведения о развитии
рыбопромышленности и условиях работы рыболовецких артелей.
Большое внимание уделялось анализу информации, полученной
из нарративных источников. Это записки путешественников, историко-
этнографические описания, путевые отчеты и рапорта М.А. Кастрена, А.
10
Алквиста, И.С. Полякова, Н.И. Кузнецова, В.В. Бартенева, Н.Л. Скалозу-
бова, З. Козлова, А.А. Дунина-Горкавича, Б.М. Житкова, и др. Эти мате-
риалы содержат подробности о хозяйстве и быте, духовной культуре на-
селения Обдорского края, развитии торговли и товарно-денежных отно-
шений.
Архивные материалы и этнографические очерки исследователей,
путешественников и священников, опубликованные в российских и мест-
ных периодических изданиях XIX – начала XX вв. показывают процесс
развития и взаимообогащения традиционной культуры коренного и рус-
ско-зырянского населения. Раскрыто влияние культуры России на ду-
ховную и материальную культуру ненцев и хантов.
В качестве вспомогательного источника использовался фольклор-
ный материал: переведенные на русский язык сказки, предания, легенды
и мифы коренного населения Обдорского Севера (Е.Т. Пушкарева
(2001), В.Я. Петрухин (2003), Л.В. Хомич (2001), Л.А. Лар (2001)), опубли-
кованные и собранные в ходе экспедиций по Ямало-Ненецкому округу
(1989-2003 гг.) сведения о традиционной духовной культуре коренного
населения. Богатый фактический материал, полученный исследовате-
лями в последние годы, также был проанализирован и обобщен в дис-
сертации.
Методологическая основа исследования. В процессе работы
использовались междисциплинарный подход, сравнительно-
исторический и историко-системный методы. Один из методов склады-
вается из четырех основных подсистем (сфер) культуры: производст-
венной, жизнеобеспечивающей, соционормативной и познавательной
(С.А. Арутюнов), которые основываются на деятельностном подходе к их
изучению. В нем есть взаимопересечение подсистем, внутренние уровни
абстракции, эволюционно-историческая изменчивость, которые в сово-
купности отражают рельеф культуры, способы изучения культурного
пространства конкретного региона. Был использован метод Э. Тайлора,
как «живого свидетельства или памятника прошлого, а также те обряды,
обычаи, воззрения и прочее, которые, будучи в силу привычки перене-
сены из одной стадии культуры, свойственной ей, в другую». (Э. Тай-
лор).
Определенную пользу в изучении метода этнокультурной панора-
мы жизни населения Обдорского края сыграли положения диффузиони-
стского направления, разработанные немецким ученым Ф. Ратцелем. В
них он сделал акцент на взаимовлиянии культур; обосновал их измене-
ния заимствованиями; высказал идею о некоем центре, из которого на-
чалось развитие человечества. (А.А. Белик). Проникнуть во внутреннюю
логику обдорского населения, воспроизвести и уловить значения, кото-
рые они вкладывают в слова, смыслы, которыми оперируют, помог ме-
тод эмпатии. В исследовании использовалась концепция хозяйственно-
культурных типов, разработанная М.Г.Левиным (1961), Н.Н. Чебоксаро-

11
вым (1967), Б.В.Андриановым и основные положения этнической эколо-
гии, основателем которой считается В.И.Козлов (1967, 1968).
Культурогенез определяется как процесс происхождения, станов-
ления норм и стандартов существования человека, а также компонент
адаптивной и творческой новации, без которой невозможно развитие
общества. Концепция культурогнеза, разработанная профессором Ля-
хом В.И. и представляющая фундаментальное, субстанциональное ,
субстратное понятие, также использовалась в данной работе. С ее по-
мощью представилось возможным обозначить основные закономерно-
сти, явления и процессы, происходящие в культуре, а также изучить и
систематизировать культурные феномены.
При подготовке работы были использованы методические приемы
исследования североведов: Л.В. Хомич, Н.А. Миненко, В.И. Васильева,
Ю.Б. Симченко и др. Сбор полевых материалов проводился на основе
методики экспедиционной этнографической работы (интервьюирование,
записи, фото-аудио-видеофиксация). Эти методы помогают восстано-
вить «связь времен» в этнокультурной жизни исследуемых этносов.
В результате этого был сделан вывод, что для населения Обдор-
ского Севера характерно умение жить сообща, а образ их жизни как
элемент указанной модели отличается полиэтничностью, многовариант-
ностью социума, и представляет собой переплетение, концентрацию
разнообразных слоев культуры: русской, коми-зырян, этнических групп и
других народностей, находящихся в постоянном взаимодействии, при-
нимая самые разные формы. Модель формируется на основе интерна-
ционального, ассимиляционного и этнического типов культурной ориен-
тации исследуемых этнических групп.
Научная новизна диссертационного исследования состоит в том,
что впервые на региональном уровне проведено комплексное исследо-
вание, в котором рассматриваются вопросы культурной адаптации на-
селения Обдорского Севера. Новизна заключаются в обосновании и
формулировке нового подхода к изучению истории и культуры Обдор-
ского Севера (и России) XVIII – начало ХХ вв., который может быть оп-
ределен как комплексный подход к исследованию процессов культурно-
го развития, социальной экологии и антропологии, в их взаимосвязи.
Кроме того, новизна исследования состоит в рассмотрении данных про-
блем Обдорского Севера в общероссийском контексте. Автором пред-
принята попытка объединить известные факты, углубить и расширить
сведения, представления о взаимовлиянии, взаимодействии этнических
групп. Введен в научный оборот широкий круг не публиковавшихся ра-
нее документов, источников.
Практическая значимость. Конкретно-исторические результаты
данного исследования могут быть использованы в обобщающих работах
по истории Обского Севера и Сибири в целом. Фактический материал и
выводы, полученные в ходе исследования, могут использоваться в раз-
работке лекционных курсов по истории и этнологии Западной Сибири.
12
Материалы исследования могут быть использованы в научных публика-
циях, научно-популяризаторской деятельности.
Апробация работы. Основное содержание и результаты исследо-
ваний по диссертации отражены на 12 Международных, Всероссийских и
региональных научных и научно-практических конференциях:
Международная конференция «Семья и государство», Талин, 1994;
Научная конференция «Педагогика и школа», Тобольск, 1994; Всерос-
сийская научная конференция административно-
«Проблемы
государственного регулирования межнациональных отношений в Тю-
менском регионе: исторический опыт и современность», Тобольск, 1995;
Областная научно-практическая конференция «Словцовские чтения -
95», Тюмень, 1995; Сибирско-Уральский исторический конгресс «Куль-
турное наследие Азиатской России», Тобольск, 1997; Областная научно-
практическая конференция «Образование и культура Тюменского края в
XVIII-XX вв.», Тобольск, 1998; Международная научная конференция
«Этнокультурная история Урала XVI-XX вв.», Екатеринбург, 1999; Меж-
региональная научно-практическая конференция «Культура на пороге
третьего тысячелетия в свете культурологического знания», Челябинск,
2000; IV Сибирский симпозиум «Культурное наследие народов Западной
Сибири», Тобольск, 2001; Международная научно-практическая конфе-
ренция «Народное образование в XXI веке», Москва, 2001; Научная
конференция «Пространство культуры в ахеолого-этнографическом из-
мерении. Западная Сибирь и сопредельные территории», Томск, 2001;
Научная конференция «Историко-культурное развитие Западной Сиби-
ри», Томск, 2002; VI Сибирский симпозиум «Культурное наследие наро-
дов Западной Сибири», Тобольск, 2003; 7th Conference of International
Society for Shamanistic Research (ISSR), Changchun city, Jilin province,
China, 2004; International festival of indigenous culture «Nana», Tromso,
Norway, 2004.
Обсуждение диссертации состоялось на заседании кафедры ар-
хеологии, этнологии и специальных исторических дисциплин Уральского
государственного университета им. А.М. Горького.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех
глав, заключения, списка литературы и архивных источников.

Основные положения диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется
объект и предмет исследования, цели и задачи работы, хронологиче-
ские и территориальные рамки, дается историографический обзор, рас-
крывается степень изученности проблемы, излагается предмет и мето-
дология исследования, научная новизна и практическая значимость ра-
боты.
В первой главе «Традиции и новации в материальной культу-
ре населения Обдорского Севера» рассматриваются жилище, одежда,
13
орудия труда и средства передвижения ненцев, хантов, коми-зырян и
русских, их неразрывная связь и зависимость от суровых условий окру-
жающей среды.
Поселенческая структура русских и коми-зырян во многом была
обусловлена торговыми интересами. Их поселения размещались на
важнейших путях сообщения. Связующими звеньями между населенны-
ми пунктами были административные, торговые и конфессиональные
центры. Основным центром расселения русских и коми-зырян в Обдор-
ском крае были Обдорск, Мужи, Саранпауль. Возрастание роли Обдор-
ска как торгового села во второй половине XIX в. обусловило приток
русского и коми-зырянского населения, которое к началу XX в. стало
преобладающим.
У коми-зырян и русских оленеводство и рыболовство стали иметь
товарный характер, а коренное население стало постепенно включаться
в сферу рыночных отношений. К началу XX в. ханты на ярмарках стали
продавать оленье мясо, рыбу, ягоды, оленьи шкуры, циновки, предметы
утвари. Ненцы ввозили пушнину, оленьи и нерпичьи шкуры. В Обдор-
ском крае стали практиковаться различные формы торговой деятельно-
сти – ярмарочная, стационарная, выездная. Торгово-посредническая
деятельность русских и коми-зырян способствовала обеспечению ко-
ренного населения Обдорского Севера необходимыми товарами, разви-
тию товарно-денежных отношений, формированию ценовой политики,
углублению торговой конкуренции.
Традиционный хозяйственный комплекс населения Обдорского Се-
вера базировался на рыболовстве, охотничьем промысле, животновод-
стве, подсобное значение имел сбор дикоросов. Культура северных хан-
тов и коми-зырян базировалась на сочетании двух хозяйственных ком-
плексов – кочевого оленеводческого и оседлого. Существенное влияние
на все элементы культурного жизнеобеспечения хантов и коми-зырян
оказали ненцы и русские. Приобщение северных хантов и коми-зырян к
оленеводству повлекло за собой и восприятие основных элементов не-
нецкой оленеводческой культуры: использование ездовых и грузовых
нарт, упряжи, передвижного жилища, специфической мужской одежды,
обуви и т.д.
Кочевой образ жизни хантов, ненцев и коми-зырян определил со-
ответствующий тип жилища – чум, верхнюю зимнюю одежду – малица и
т.д. С приходом русских у оседлых хантов получила широкое распро-
странение срубная техника домостроения. У коми-зырян были распро-
странены одноэтажные постройки. Размеры жилых построек и их декор
определялись численностью семьи и уровнем благосостояния. Харак-
терная черта планировки усадьбы русских и коми-зырян связана с раз-
делением жилых и хозяйственных построек, вынесением бани за преде-
лы двора.
Изменилась и одежда. Коренные народы стали использовать по-
купные виды одежды фабричного производства: платья, пиджаки, голов-
14
ные уборы, обувь. В материальной культуре и быту ненцев и хантов на-
ходили все большее применение мануфактурные и галантерейные из-
делия, привозимые из Центральной России.
Ремесла населения Обдорского края развивались по принципу на-
турального хозяйства, т.е. в каждой семье самостоятельно производи-
лось практически все необходимое: утварь, транспортные средства,
одежда, мебель. Имеющиеся материалы показывают, что к сфере муж-
ских занятий населения Обдорского Севера, как и у всех народов мира,
относились: промыслы, строительство, изготовление предметов домаш-
него быта, осуществление культовых ритуалов. Женщины занимались
обслуживанием семьи: шили одежду, готовили пищу и т.д.
Сходство культур обдорского населения обуславливается единой
географической средой и приспособлением к суровым климатическим
условиям проживания на территории Обдорского Севера. Изменения в
материальной культуре ненцев и хантов Обдорского Севера произошли
под влиянием культуры русского и коми-зырянского населения.
В результате взаимодействия сложился определенный комплекс
культур, который можно считать северным. По элементам культуры жиз-
необеспечения ненцев, северных хантов, русских и коми-зырян Обдор-
ского края обнаруживается наибольшие сходство со своими ближайши-
ми соседями – восточными хантами, селькупами, манси, коми-зырянами,
русскими Березовского, Сургутского и Енисейского края. По тем же ком-
понентам отмечены сходства в материальной культуре у коми-зырян с
русскими (поморами).
Во второй главе «Традиционная духовная культура северян»
рассматриваются эмпирические, этические традиции и религиозные ве-
рования населения Обдорского Севера.
Богатство традиций, в основе которых доброта, мудрость, преем-
ственность, свидетельствует о силе и духовном здоровье народа. Одной
из ведущих образовательных традиций Обдорского Севера является
идея ценности семьи. Семья считалась основой жизни, в ней усваива-
лись все ценности. В этой главе была рассмотрена система семейного
воспитания, направленная на последовательное включение детей в бы-
товую и трудовую деятельность семьи. Традиционный семейный этикет
населения Обдорского Севера строился на безусловном уважении и по-
читании старших младшими, родителей детьми. Самым большим ува-
жением пользовались старые люди. Они также как и дети были окруже-
ны постоянным вниманием, заботой и уважением. Обращает на себя
внимание то, что в хантыйской семье была строгая регламентация от-
ношений между мужчиной и женщиной, проявлявшаяся во всех сферах
жизнедеятельности.
Эмпирические знания ненцев, хантов, русских и коми-зырян можно
рассматривать как одно целое мозаичное знание, составленное из опы-
та ее отдельных членов, каждый из которых был занят определенными
видами традиционного природопользования. Познания в области лече-
15
ния природными средствами у населения Обдорского Севера были об-
ширны и имели огромное значение в их жизни. Рациональное использо-
вание лечебных свойств растений, минералов и других природных обра-
зований и явлений одновременно повсеместно переплеталось у них с
поверьями.
В главе дан анализ духовной жизни ненцев и хантов. Религиозно-
этические нормы, утверждавшие традиционную мораль коренного насе-
ления, касались буквально всех сторон жизни человека, предписывали
ему определенный тип поведения на все случаи жизни. Как показывают
историко-этнографические исследования, шаманство являлось органи-
ческой частью всего комплекса духовной жизни ненцев и хантов Обдор-
ского Севера. Шаманы в истории ненцев и хантов сыграли большую
роль в сохранении традиционной духовной культуры, ее философии,
религии, культа, мировоззрения и нравственности. Именно благодаря
шаману сохранялся экологический баланс. Восстановление нарушенной
в природе гармонии являлось его главным назначением. Шаман, опира-
ясь на традиционные ценности, всегда выступал в роли авторитетного
регулятора общественной жизни оленевода, рыбака и охотника с целью
умилостивить сверхъестественные силы.
Русские и коми-зыряне, проживавшие на территории Обдорского
Севера, по вероисповеданию были православными христианами. Пра-
вославная церковь в их жизни имела определяющее значение. Они ак-
тивно принимали участие в жизни церковного прихода. Коми-оленеводы
находили возможность приезжать к исповеди, соблюдать праздничные
дни и посты, участвовать в церковно-приходских сходах.
Ханты и коми-зыряне испытывали большое влияние русской куль-
туры, что выражалось в посещении церковной службы, выполнении ду-
ховных треб, внесении пожертвований в пользу церкви. В оценке мето-
дов и результатов массовой христианизации среди историков-
исследователей существуют разногласия: одни считают, что при прове-
дении этой акции преобладали насильственные методы, другие – что
она была основана на доброй воле. Веским аргументом в пользу на-
сильственной христианизации является то, что формально успешной
она была лишь в таежной полосе, где ханты продолжали поклоняться
своим богам. Все попытки миссионеров крестить кочевые народы Об-
дорского Севера и приспособить христианские элементы к язычеству
оказались безрезультатными.
После этого политика приспособления православной церкви к тра-
диционной духовной культуре хантов и ненцев стала проводиться с ос-
торожностью. Священники и миссионеры пытались теоретически пока-
зать, что в вере идолопоклонников можно встретить, хотя и не в совер-
шенной форме, отдельные христианские идеи, как вероучительного, так
и нравственного характера. Не оправдались надежды и на то, что про-
свещение коренного населения и сближение их с русским народом
прочнее всего может совершиться на религиозной почве. Безусловно,
16
отдельные элементы православия проникали в сознание и быт хантов и
ненцев, проживавших вблизи русских поселений, и смешивались с их
древними верованиями.
О слиянии и проникновении элементов православного культа гово-
рят такие примеры: в чумах крещенных хантов и ненцев после удачного
промысла, рождения ребенка, большого приплода в стаде, удачного вы-
здоровления святые образа обмазывались кровью и перед ними зажи-
гались свечи. К началу XX в. мировоззрение северных хантов и ненцев
представляло смесь христианства и язычества с явным преобладанием
последнего.
В третьей главе «Семейные и календарные праздники и обря-
ды у жителей Обдорского Севера» рассмотрены обряды и праздники
населения Обдорского края, отмечены их особенности. Обряды, обычаи
и праздники являются важным механизмом сплочения этнических групп,
способствующим передаче информации и выполняющие функцию адап-
тации, что было особенно значимо в условиях освоения новых террито-
рий русскими и коми-зырянами.
В свадебном обряде, как русско-зырянского, так и коренного насе-
ления выделяется три последовательных этапа: довенчальный (сватов-
ство, сговор, различные обрядовые действия на территории невесты),
собственно свадьба (венчание, свадебный пир и брачная ночь) и по-
слесвадебный (второй день свадебного пира и обряды, направленные
на приобщение молодой к семье и дому мужа). Отмечено, что в целом
они одинаковы у коми-зырян и у русских, отличаясь лишь в деталях.
Свадебная обрядность хантов сложнее, чем у ненцев, особенно
это прослеживается во время сватовства, (сват приходил в дом невесты
около 16 раз, у ненцев - 1). В свадебной обрядности хантов произошли
небольшие изменения, связанные с влиянием православной церкви. Не-
которые ханты, проживающие рядом с русско-зырянским населением,
проводили венчание молодой пары в церкви.
В работе уделено внимание и таким вопросам, как знакомство и
общение молодежи, распространение смешанных браков (коми-русских,
коми-ненецких, ненецко-хантыйских, хантов и русских), формы брака (по
сватовству и умыканием). Рассмотрены особенности брачных отноше-
ний коренных народов – малолетство супругов, разница в возрасте меж-
ду мужем и женой, многоженство. В работе приведено подробное опи-
сание свадеб народов Обдорского Севера.
Многогранный свадебный обряд вплотную связан с родильными
обрядами и обрядами, касающимися детей младенческого возраста, по-
скольку воспроизводство и сохранение жизни отдельного человека, се-
мьи, рода составляло главную заботу как древнего, так и современного
общества.
Похоронный обряд, представляет собой один из наиболее сложных
ритуальных комплексов, формирующхся на основе магических действий,
вещественных атрибутов, пищи, словесных текстов, и связан с целым
17
комплексом общественных отношений, обрядов и верований. Похорон-
но-поминальные обрядовые действия делятся на предпогребальный,
погребальный и поминальный. По характеру и содержанию они разде-
лены на две группы: ритуалы, направленные на благополучный переход
умершего из мира живых в мир мертвых, и обряды, защищающие живых
от негативного влияния на них покойного. Ритуальные действия, как и
другие обряды, имеют магическую и сакральную направленность и ха-
рактеризуются большей консервативностью.
С конца XVIII - начала XX века в культурной жизни Обдорского Се-
вера, наряду с православными праздниками, развивается новый тип
увеселительных мероприятий - праздничные вечера. Они разделяются
на литературно-музыкальные, литературные, танцевальные вечера,
благотворительные спектакли, бал-базар, гостеванье. Вечеринки, спек-
такли, литературно-музыкальные вечера проходили в домах купцов,
мещан, библиотеках. Устраивались эти мероприятия как домохозяева-
ми, где они проходили, так и другими организаторами; «участниками
спектакля являются местные учителя, учительницы и политссыльные и
несколько личностей из зырян и обдорян». (Ф. 347 Оп. 1 Д. 3 Л. 4).
Первый любительский кружок сценического искусства был органи-
зован в 1877 г. в г. Березове. Вслед за ним в конце XIX начале XX вв.
подобные спектакли создавались в Обдорске, Мужах. Несмотря на мно-
гочисленные трудности, были поставлены пьесы «Горе от ума» и др. Со
временем театральные представления стали посещать и жители корен-
ной национальности. Возможности для повышения культурного уровня
населения и проведения досуга были связаны с развитием сети библио-
тек в Обдорском крае.
С конца XIX в., благодаря деятельности русских, создавались об-
щественные библиотеки и читальни, в которых проводились народные
чтения. Раскрывается процесс развития и обогащения устного народно-
го творчества. В частности затрагивается вопрос о взаимообогащении
фольклора русско-зырянского и коренного населения в результате хо-
зяйственно-культурных связей.
К новым видам развлечений северян можно отнести встречу пер-
вого парохода.
В четвертой главе диссертации описывается развитие просве-
щения и здравоохранения на Обдорском Севере. В параграфе о про-
свещении рассматривается история образования, развития и содержа-
ния школ, специфика преподавания, уровень подготовки учителей, чис-
ленность обучающихся детей.
Очень важным фактором распространения грамотности было раз-
витие системы школьного образования в Обдорском крае с начала XIX
в. Этому способствовала политика центральной власти и местной адми-
нистрации, которые требовали обязательного обучения детей. В Обдор-
ской церковно-приходской школе детей насчитывалось: в 1868 г. – 29
мальчиков, 13 девочек. (Ф. 156 Оп. 26 Д. 542 ЛЛ. 6-21). С 1868 по 1889 г.
18
обучалось 474 человека, из них 92 ученика коренной национальности.
(Герасимов, С. 50; Базанов, С. 55). В 1885 г. в церковно-приходской шко-
ле; в старшем отделении обучалось 7 учеников, в младшем 26 человек.
Всего 33 человека, «в том числе 12 девочек, из коих 2 в старшем отде-
лении, 10 в младшем. По сословиям воспитанники принадлежали: к ду-
ховному – 4, к крестьянскому – 12, к казачьему – 5; по национальности:
зырян – 10, самоедов 2». (ТВГ, 1888, С. 15). С 1891 г. по 1895 г. насчи-
тывалось 118 детей русскоязычного населения. (Ф. 156 Оп. 26 Д. 542 ЛЛ.
6, 8об ). В одноклассной церковно-приходской школе обучалось 45
мальчиков и 11 девочек, в министерской двухклассной школе – 17 маль-
чиков и 25 девочек. (Ф. 353 Оп. 1 Д. 202а Л. 138). В январе 1898 г. в од-
ноклассной приходской школе насчитывалось: 46 мальчиков, 9 девочек,
а в министерской двуклассной – 50 мальчиков и 9 девочек.( Ф. 156 Оп.
24 Д. 473 Л. 46). В 1888 г. в церковно-приходской школе с. Мужи обуча-
лось 45 человек, из них 40 мальчиков и 5 девочек. Из них 7 русских, ос-
тальные зыряне.(Ф. 353 Оп. 1 Д. 202а Л. 19). В 1902 г. в мужевской при-
ходской школе обучалось 60 мальчиков и 3 девочки. (Козлов, 1902,
С.404). В 1905 г. учеников насчитывается – 48 мальчиков, 14 девочек.
(Ф. 700 Оп. 1 Д. 32 ЛЛ. 2, 2 об.).
Несмотря на то, что миссионерские и церковно-приходские школы
не оправдали надежд, связанных с подготовкой будущих миссионеров и
священнослужителей из детей коренной национальности, они выпустили
много грамотных людей, которые впоследствии сыграли положительную
роль в развитии культуры своего народа. После окончания учащимся
выдавались свидетельства, дающие право продолжить учебу, либо пре-
подавать в одноклассной церковно-приходской школе. Особо отличив-
шиеся ученики направлялись для продолжения учебы в духовные семи-
нарии. Относительная грамотность обеспечивала интерес не только к
русской литературе, но и к собственной истории.
Изучение досуга и круга чтения населения теснейшим образом
связано с историей возникновения библиотек на Обдорском Севере. Ог-
ромную роль в развитии библиотек сыграли священники, мещане, купцы
и учителя: Р. Сухонин, Н. Суворов, Ф. Петухов, С. Попов, А. Трофимов,
К. Мамин. В березовскую училищную библиотеку поступило большое ко-
личество книг от А. Кашпирева (Белобородов, 1997). Денежные и книж-
ные пожертвования принимались от всего населения Обдорского края.
Распространялась литература и среди жителей коренной нацио-
нальности. Бывшие выпускники училищ, жившие в селениях, продолжа-
ли брать книги в школьных и сельских библиотеках: «грамотные берут из
школьной библиотеки книги, при помощи которых они знакомятся не
только с явлением религиозно-нравственной жизни, но и с церковной и
гражданской историей своего отечества, с окружающей природой, с пра-
вильной постановкой сельского хозяйства, получают сведения и по дру-
гим отраслям знания». (ТЕВ, 1900, С. 205).

19
Библиотеки открывались в школах и училищах: «Во-первых, здеш-
няя училищная библиотека имеет до 1500 томов, очень дельных и весь-
ма полезных книг. Во-вторых, училище выписывает каждогодно новые
книги и тем увеличивает свою фундаментальную библиотеку. В-третьих,
здесь выписываются некоторыми присутственными местами газеты «Го-
лос», «Северная почта», «Современный листок» и т.д.». (ТГВ, 1866, №
35, С. 250).
Динамика развития здравоохранения в Обдорском крае рассмот-
рена на основе архивных материалов. Положение здравоохранения в
Обдорском крае в начале XIX века было крайне неудовлетворительным.
В целях обеспечения наиболее широкого развертывания медицинского
обслуживания по Обдорскому Северу, Врачебная управа стала созда-
вать медицинские участки и стационарные отделения в населенных
пунктах.
Охват медицинским обслуживанием коренного населения был не-
велик, но все же давал положительные результаты. Содержались боль-
ницы и фельдшерские пункты на городские средства, собираемые с на-
рода. Казенные расходы на здравоохранение по Обдорскому краю были
мизерны, в среднем на одного человека в год приходилось 44 копейки.
(Карцов, С. 104). А расход на больного иногда составлял: на продо-
вольствие – 28 руб. 60 коп., за стирку белья – 7 руб., на разные потреб-
ности – 10 руб. Всего – 119 руб. 10 коп. (Ф. 152 Оп. 31 Д. 93 Л. 2, 2об). В
Обдорске была одна больница на 15 коек. За 1863 г. в больницу обрати-
лось за медицинской помощью 146 человек, из них 75 – с простудными
заболеваниями, 57 - поступили в лихорадочным состоянии, 18 - с диаг-
нозом ревматизма. Из них умерло 5 человек. (ТГВ, 1864, № 40, С. 335).
Инородческая больница имела бесплатный приемный покой для
коренного населения, где получали помощь, и крестьяне, которые не
могли заплатить за лечение. Чиновники, мещане и не приписанные кре-
стьяне платили за обслуживание – 1 рубль 95 копеек. Показателем ус-
пеха здравоохранения было открытие нескольких больниц в крупных на-
селенных пунктах, где была внедрена практика вакцинации. Но основная
масса населения Обдорского Севера по-прежнему для борьбы с болез-
нями практиковала народные средства и изоляцию от пришлого населе-
ния во время эпидемий.
Таким образом, изучение развития просвещения и здравоохране-
ния Обдорского края позволяет сделать вывод, что охват ненцев и хан-
тов был на низком уровне. В основном развитие грамотности, высокий
уровень подготовки специалистов и охват медицинским обслуживанием
имели место среди русско-зырянского населения. Учениками и читате-
лями в библиотеках были в основном дети чиновников, священников и
служащих. В конце XIX – начале XX в. в среде русских и коми-зырян на-
чал формироваться слой интеллигенции, способствовавшей развитию
культуры края: учителя, медицинские работники, священнослужители.

20
В заключении обобщены итоги диссертационного исследования.
Они согласуются с поставленными целями и задачами. Рассмотренные
исторический, этнографический и архивные материалы позволяют сде-
лать следующий вывод: культурное развитие народов Обдорского Севе-
ра в XVIII – начале XX вв. происходило на фоне сложнейших историче-
ских преобразований, в результате которых возникло новое жизнеспо-
собное сообщество людей со своим общим нравственным кодексом и
многогранной инфраструктурой: экономической, административно-
юридической, духовной, культурной, медицинской, образовательной.

Публикации по теме диссертации.


К оценке христианизации народов Обского Севера.
1.
//Тобольский архив: прошлое и настоящее Тюменского края,
Тобольск, 1994. С. 10-13;
Филофей Лещинский. //Народы Северо-Западной Сибири,
2.
Томск, 1994. Вып. 1. С. 101-105;
Обдорские церкви. //Народы Северо-Западной Сибири,
3.
Томск, 1995. Вып. 2. С. 172-176;
Народное восстание 1841. //Проблемы административно-
4.
государственного регулирования межнациональных отно-
шений в Тюменском регионе: Исторический опыт и совре-
менность, Тобольск, 1995. С. 16-19;
Христианские элементы в религии ненцев. //Словцовские
5.
чтения – 95, Тюмень, 1995. С. 151-153;
Выпускники миссионерской школы. //Образование и культу-
6.
ра Тюменского края в XVIII-XX вв., Тобольск, 1998. С. 71-72;
Шаманы Северного Зауралья в записках наблюдателей XIX
7.
в. //Этнокультурная история Урала XVI-XX вв., Екатерин-
бург, 1999. С. 187-191;
История храмового зодчества на Тюменском Севере,
8.
//Культура на пороге третьего тысячелетия в свете культу-
рологического знания, Челябинск, 2000. С. 53-54;
Свадебный обряд коми-зырян Обдорского Севера.
9.
//Историко-культурное развитие Западной Сибири, Томск,
2002. С. 69-72;
Развитие здравоохранения на севере Тобольской губернии.
10.
//Вестник Тобольского государственного педагогического
института им. Д.И. Менделеева, 2003. Вып. 2. С. 126-133;
Николай Чудотворец в религии коренных народов. //Вестник
11.
Тобольского государственного педагогического института
им. Д.И. Менделеева, Тобольск, 2004. Вып. 3. С.


21
The researchers and missionaries of the 19th century tell about
12.
northern shamans, // The 7th Conference of international Society
for Shamanistic Research (ISSR) Abstracts of the papers, Bei-
jing, 2004, S. 26-27




1. Очерки истории Тюменской области. Тюмень. 1994; Очерки куль-
турогенеза народов Западной Сибири. Томск. 1994. Т. 1. Кн. 1; Т. 2, Кн.
2; Очерки культурогенеза народов Западной Сибири. Томск. 1995. Т. 1.
Кн. 2; Т. 3, Т. 4; На стыке континентов и судеб (этнокультурные связи на-
родов Урала в памятниках фольклора и исторических документах). Ека-
теринбург. 1996. Ч. 1; Древности Ямала. Екатеринбург; Салехард, 2000;
Ямал: Грань веков и тысячелетий. Салехард: Артвуд; СПб. 2000;
2. Экспериментальная археология, Тобольск. 1991. Вып. 1; Обские
Угры (ханты и манси). М. 1991. Вып. 7; Традиционная культуры и среда
обитания, М. 1993; Народы Северо-Западной Сибири, Томск. 1994, 1995;
Проблемы административно-государственного регулирования межна-
циональных отношений в Тюменском регионе: Исторический опыт и со-
временность. Тобольск. 1995; Этнокультурная история Урала XVII-XX
вв., Екатеринбург, 1999; Самодийцы: Культурное наследие народов За-
падной Сибири. Тобольск-Омск. 2001 и др.
3. Ямал – знакомый и неизвестный. Тюмень. 1995; Проблемы
взаимодействия человека и природной среды. Тюмень. 2001. Вып. 2; Ка-
накин И.А. Языки соседей: (о хантыйском и ненецком). Тюмень. 1995;
Лар Л.А. Культовые памятники Ямала – Хэбидя’я. Тюмень. 2002 и др.




22
Лицензия на издательскую деятельность
ЛР № 040287 от 25 июля 1997 г.




23
Подписано в печать 26.11.04 г.
Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ №
Отпечатано в минитипографии ТГПИ им. Д.И. Менделеева
626150, г. Тобольск, ул. Знаменского, 58




24



СОДЕРЖАНИЕ