<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Учение о нулевых аффиксах, разработанное Ф. Ф. Фортунатовым, И. А. Бодуэном де Куртенэ и Ф. де Соссюром, позволяет выяснить различие значения корней и непроизводных слов от данного корня; например, корень [стол-] («вынутый», допустим, из слова столовая) имеет только вещественное значение, тогда как слово стол имеет лексическое значение существительного и два реляционных: именительный падеж и единственное число, выраженные нулевой флексией.

§ 46. Агглютинация и фузия.

В языках мира наблюдаются две тенденции аффиксации, которые в значительной мере определяют и характер лексем и типов синтаксических связей в предложении.
Для того чтобы понять это различие, можно сравнить параллельные падежные формы русского слова пила и казахского ара – «пила».



В чем же здесь различие грамматического выражения «того же»?
В русском:
1. Корень может изменяться в фонемном составе: в данном примере изменение небольшое – то л твердое: пила, пилы, пилам, то мягкое: пиле; в других случаях такие изменения состава корня или основы могут быть значительнее: сон – сна, день – дня; черт – черти; друг – друзья и т. п.
2. Аффиксы не однозначны, а могут одновременно выражать несколько грамматических значений ([-ам] одновременно обозначает и дательный падеж, и множественное число).
3. Аффиксы нестандартны, т. е. для выражения данного грамматического значения не для всех слов во всех случаях годится тот же аффикс; так, в данном примере дательный падеж в единственном числе выражен аффиксом [-э], а во множественном – аффиксом [-ам]; для других слов и в единственном числе может употребляться иной аффикс: стол-у, пут-и, благодаря чему возможны аффиксы-синонимы.
4. Аффиксы присоединяются к основе, которая без данных аффиксов обычно не употребляется (например, [пил'-], «вынутая» из формы пилe, [з'эмл'-], «вынутая» из парадигмы склонения слова земля, и т. п.).
5. Соединение аффиксов с корнями и основами имеет характер тесного сплетения или сплава, когда конечные фонемы корня вступают во взаимодействие с начальными фонемами суффикса (дет-ск-ий [д'эцкэ?], богат-ств-о [б?гaцтв?] и т. п.); аффиксы соединяются не с любым видом корня, а присоединение аффиксов сопровождается особым изменением корня, так что один вид корня соединяется с одними аффиксами, а другой – с другими (про-езд-и-ть, но про-езж-а-ть).
6. Тесное присоединение нестандартных аффиксов, могущих быть многозначными, к корням, которые могут изменяться, называется фу2зией1.
1 Фузия – от латинского fusio – «сплав»; термин предложен Э. Сепиром в книге «Язык» (1921, русский пер. А. М. Сухотина, 1934; новое изд. – 1993).

В казахском:
1. Корень не меняется в своем составе.
2. Аффиксы однозначны, т. е. каждый из них выражает только одно грамматическое значение: [-га] – дательный падеж, [-лар] – множественное число; поэтому, чтобы выразить и дательный падеж, и множественное число, надо поставить оба аффикса в таком порядке: [-лар-га].
3. Аффиксы стандартны, т. е. для данного грамматического значения всегда (для всех слов) употребляется один и тот же аффикс; в данном примере для выражения дательного падежа аффикс [-га] является показателем как в единственном., так и во множественном числе; аффикс [-лар] для всех падежей всех слов является показателем множественного числа1.
1Аффикс множественного числа может быть в казахском языке в следующих вариантах: после гласных -лар/-лер: аралар – «пuлы», экелер – «матери»; после звонких согласных -дар/-дер: нандар – «хлeбы», кюндер – «дни»; после глухих согласных -тар/-тер: кулактар – «уши», кюшиктер – «щенки»; эти варианты аффиксов являются не алломорфами – морфема здесь та же, лишь первая согласная [л] подвергается варьированию под влиянием предшествующих звуков и выступает то в своем основном виде [л], то в виде аллофонов [д] и [т]; варьирование же гласных [а] – [е] связано с сингармонизмом, по разновидностям которого [а] и [е] являются также аллофонами.

4. Аффиксы присоединяются к тому, что, помимо данного аффикса, составляет отдельное самостоятельное слово (ат-ты-лар-ым-га – «моим всадникам», ат-ты-лар-ым – «мои всадники», ат-ты-лар – «всадники», ат-ты – «всадник», am – «лошадь»).
5. Соединение аффиксов с корнями и основами имеет характер механического приклеивания, когда границы морфем четко отграничены друг от друга, остаются в любых сочетаниях значимыми и самостоятельно показывающими свое значение.
6. Такое механическое присоединение однозначных, стандартных аффиксов к неизменяемым корням называется агглютина2цией1.
1 Агглютина2ция (или агглутинация) – от латинского agglutinatio – «приклеивание»; термин введен Фр. Боппом.

Агглютинация свойственна большинству языков Азии, Африки, Океании (в которых имеются аффиксы), фузия – в основном свойство индоевропейских языков (в том числе и русского), хотя и в них есть элементы агглютин2ации1.
1 Подробнее см.: Реформатский А. А. Агглютинация и фузия как две тенденции грамматического строения слова // Морфологическая типология и проблема классификации языков. М.– Л., 1965. [Перепеч. в кн.: Реформатский А. А. Лингвистика и поэтика. М.: Наука, 1987].

Случаи агглютинации в русском языке проявляются в префиксации, так как префиксы в русском однозначны, стандартны при разных частях речи1 и их присоединение к корням не имеет характера тесного сплавления (ср. детский [д'э2цк@и7] и отсыпать [?цсы2п@т']); в русской постфиксации агглютинирующие случаи могут встречаться как исключение; например, возвратный аффикс -ся (-сь) или «побудительный» -ка, присоединяющиеся к уже оформленным флексиями словам: двигающихся, пошла-ка ты вон, дви-немтесь-ка – и не образующие фузионного сплава на морфемном шве: пяться [п'а2т'с'?], ср. купаться [купа2ц:?], где образуется фу-зионный сплав «ц долгое».
1 Однако они не механически присоединяются к любой части, а обычно оформляют глагольную основу (вязать – развязать), а в составе этой основы входят в другие части речи (развязывание, развязка, развязный и т. п.).

При фузии аффиксы и внешне, и внутренне тесно спаиваются с корнями и друг с другом и в составе этих «сплавов» теряют свое значение, как бы «затухают» и «стираются».
Благодаря такому процессу, который В. А. Богородицкий назвал опрoщением1, в результате соединения корней с аффиксами возникают основы, а в результате соединения аффиксов с аффиксами – либо сложные аффиксы, например сложный суффикс -ушеньк- в слове Надюшенька, где соединились простые суффиксы: -уш- (-ух-) + [-эн'-] + -к- (-ьк-), или суффикс -ашечк- в старикашечка, где соединились простые суффиксы: -аш- (-ax-) + [-эч-] (-ьк-) + -к- (-ьк-), либо же форма2нты2, когда суффиксы и флексии берутся как целое, например -ание [-ан'иj'э] в слове старание или -jo, -ство в собирательных кулачье [ку-лач-j-o2], дворянство и т. п.
1 См.: Богородицкий В. А. Очерки по языковедению и русскому языку, 1939. Очерк 16. С. 193 и cл.
2 Форма22нта – от латинского formans, formantis – «образующий»; грамматический термин форманта не следует смешивать с акустическим термином форманта (см. выше, гл. III, § 27). [В современном употреблении грамматический термин обычно употребляется в мужском роде – формант, чем достигается четкое отличие его от фонетического термина форманта. – В. В.]

Показателем внешней спайки морфем при фузии в русском языке могут служить такие случаи, как детский [д'эцк@и2], богатство [бLга2цтвL], резчик [р'э2щ@к], объездчик [Lб'jэ2щ@к), где в [ц] и [щ] «сплавлены» конечные согласные корня и начальные согласные суффикса, почему, например, для слова [Lб'jэ2щ@к] очень трудно решить, какой же здесь суффикс: -чик или -щик, и какой корень: езд- или езж-? В слове же богатство -am, очевидно, в прошлом тоже суффикс, но сейчас он уже неотделим от бывшего корня, образуя через фузионную основу новый производный, уже неразложимый корень богат-.
Благодаря опрoщению, т. е. тесной спайке морфем в одно целое при фузии, аффиксы, как мы уже говорили выше, «затухают», «стираются», вследствие чего они могут повторяться в составе того же слова, например, от непроизводной основы прилагательного [зл-] можно образовать присоединением суффикса [-ост'-] существительное злость (состоящее из производящей основы прилагательного [зл-], суффикса [-ост'-] и нулевой флексии); от основы [злост'-] присоединением суффикса [-н-] образуется прилагательное злостный, от основы которого [злостн-] можно опять образовать существительное посредством уже употребленного ранее суффикса [-ост-] – злостность, а от основы этого существительного [злостност'-] – снова прилагательное посредством суффикса [-н-], который тоже уже был: злостностный, откуда – новое существительное: злостностностъ (где уже три раза повторяется суффикс существительного [-ост'-] и два раза суффикс прилагательного [-н-]). Все это происходит потому, что реально значит последний суффикс, все же предыдущие «сплавились» в одну основу, которая в свою очередь определяется последним суффиксом, ее образующим; так, основа [злост'-] определяется суффиксом [-ост'-] – это производящая основа существительного, от которой можно произвести прилагательное, но не существительное. Основа [злостн-] определяется суффиксом [-н-] – это производящая основа прилагательного, от которой можно произвести существительное, но не прилагательное. В составе существительных злостность, злостностностъ «сплавившиеся» в основу суффиксы прилагательных [-н-] (2 раза!) не значат (так же как и два первых [-ост'-] в злостностностъ). В составе прилагательных злостный, злостностный не значат уже «сплавившиеся» в основу суффиксы существительных [-ост'-] (в злостностный 2 раза!, так же как и первое [-н-] в злостностный).
Русское аффиксальное словообразование сводится к двучлену (биному): основа + формообразующий элемент (аффикс), причем основа может быть и простой, равной одной морфеме – корню, как в зл-о, и «опрoщенной», состоящей из нескольких морфем, как в злостностн-ый, причем самое такую основу следует представлять себе не в виде цепочки морфем [зл-ост-н-ост-н], а в виде последовательных сочетаний основы и формообразующего элемента: [{< (зл)-ост'>-н} -ост']-н-(ый).
При агглютинации целое (грамматически оформленное слово) не представляет собой сочетаний таких двучленов из производящей основы и формообразующего элемента, а именно является цепочкой самостоятельных, сохраняющих всегда свою значимость морфем, например казахское аттыларымга – «моим всадникам», буквально: «лошадь» + «обладающий» + «много» + «мой» + «ему». В таких языках понятие «основа» существенно отличается от понятия «основа» в фузионных языках, и различие аффиксов по признаку деривационного и реляционного значения не так очевидно; слово, построенное по принципу агглютинации, похоже на длинный поезд, где корень – паровоз, а цепь аффиксов – вагоны, «просветы» между которыми всегда отчетливо видны.

§ 47. Морфологический и этимологический состав слова

В фузионных языках мы постоянно встречаемся с морфологическим явлением, которое В. А. Богородицкий назвал переразложе2нием1. Вследствие этого процесса, сопровождаемого процессом опро2щения, границы морфем в лексеме исторически могут перемещаться, когда начало последующей морфемы может стать концом предыдущей, единая морфема может превратиться в сочетание двух морфем, а сочетание двух (и более) морфем может «сплавиться» и «опроститься» в одну морфему.
1 См.: Богородицкий В. А. Очерки по языковедению и русскому языку, 1939. Очерк 16. С. 195 и сл.

Так, в латинском языке прежнее отношение морфем roma$-nus – «римский» превратилось в отношение roma$n-us; в славянских языках основы на гласные «отдали» эти конечные гласные окончаниям, и вместо жена-ми и т. п. получилось жен-ами1, старое сочетание предлога *сън с косвенными падежами местоимений, например *сън имъ [сън jимъ], переразложилось в с ним и т. п.
1См.: Бодуэн де Куртенэ И. А. Заметка об изменяемости основ склонения, в особенности же об их сокращении в пользу окончаний // Сборник статей, посвященных Ф. Ф. Фортунатову, 1902. Перепеч. в кн.: Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. М.: Изд. АН СССР, 1963. Т. 2. С. 19 и сл.

Современные русские слова мыло, шило, рыло морфологически разлагаются на основы (корни) [мыл-], [шыл-], [рыл-] и флексию -о, а этимологически это были трехморфемные слова: в общеславянском [*my-dl-o,*sy-dl-o, *ry-dl-o], где [-dl-] был суффикс «орудия действия»; этот «облик» суффикса [-dl-] сохранился в западнославянских языках, ср. польскую фамилию Шидловский и русскую Шиловский и т. п.
Когда-то слово вершок в древнерусском языке состояло из корня [в' эрш-] (из верх-), суффикса [-ок-] (ср. лужок – луг) и нулевой флексии; в современном же русском языке это слово как обозначение линейной меры состоит из двух морфем: нового переразложившегося и опрощенного корня [вершок-] и нулевой флексии. Таким образом, морфологический состав слова вершок не то же самое, что этимологический состав верш-ок.
Для определения морфологического состава слова следует помнить то, что сказано выше о линейной и парадигматической форме в грамматике; надо, чтобы выделяемые морфемы с тем же значением повторялись в других словах того же языка той же эпохи1; так, слово столик потому разлагается на стол-ик, что корень стол- повторяется с тем же значением в словах столовая, столоваться, настольный и т. д., а суффикс -ик в словах ножик, садик, тазик и т. п. (см. выше).
1 Конечно, «разлагать» на морфемы следует слова языка, а не орфографические написания, чтобы не получились нелепости вроде игра-ю, где на самом деле морфологический состав: [игр-a-j-y].

Морфологические и этимологические объединения слов в языке не совпадают, так как смысловые и грамматические связи слов рвутся и слова перестают принадлежать к одному словообразовательному гнезду; так, в русском языке слова студить, студень, простуда образуют одно морфологическое гнездо, а слова стыд, стыдиться, постыдный –другое; этимологически же это слова одного гнезда с чередованием [-у-], [-ы-] в корне (ср. также: наука – навык, дух – дыхание и т. п.).

§ 48. Чередования и внутренняя флексия

Грамматические значения могут выражаться изменениями звукового состава самого корня, или, иначе, внутренней флексией, однако не всякие звуковые изменения корня являются внутренней флексией. Для этого надо уметь различать разные типы чередований звуков.
Чередования звуков (т. е. взаимная замена на тех же местах, в тех же морфемах) могут быть:
I. Фонетические, когда изменение звучания обусловлено позицией и чередуются варианты или вариации одной и той же фонемы, без изменения состава фонем в морфемах; таковы чередования ударных и безударных гласных в русском языке: воды [воды] – вода [в?да] – водовоз [в?д?вос], где [?] и [?] – варианты фонемы [о]', или звонких и глухих согласных звуков: друг [друк] – друга [друг?], [к] – вариант фонемы [г]2. Для связи с дальнейшим рассуждением возьмем еще один пример: лоб [лоп] – лобный [лоб-н?и] – лобовой [л?б?вои], где [л] не варьируется, [о] то звучит в своем основном виде как [о] (под ударением), то в виде [?] в слабой позиции второго предударного слога [лэб?вои]; [б] звучит звонко (в своем основном виде) перед гласной [л?б?вои] и перед сонорными [лобн?и], а на конце слова оглушается [лоп]. Такие фонетические чередования имеют обязательный характер в данном языке (в русском языке «все гласные в безударных слогах редуцируются», «все звонкие согласные на конце слова оглушаются»)3. К выражению значений эти чередования не имеют отношения – они вынуждены позицией и изучаются в фонетике.
II. Нефонетuческие, когда изменение звучания не зависит от позиций, а чередуются разные фонемы, благодаря чему морфемы получают разный фонемный состав в своих различных вариантах (например, [друг-] – [друз'-] – [друж-] в русских словах друга – друзей – дружеский).
Среди нефонетических чередований следует различать:
а) Морфологuческие (или исторические, традиционные) чередования, когда данное чередование не обусловлено фонетической позицией, но и не является само по себе выразителем грамматического значения (грамматическим способом), а лишь сопровождает образование тех или иных грамматических форм, являясь обязательным по традиции, но не для выразительности.
В примерах лоб – лба, пень – пня в корнях то есть гласная, то ее нет («беглые гласные»); это не зависит от позиции, так как большинство слов, имеющих корневое [о] (или [э]), не теряет их при образовании грамматических форм (ср. стол – стола, боб – боба, поп – попа, кот – кота и т. п.)' и вместе с тем грамматическое значение выражается не чередованием гласной и нуля звука, а присоединением различных флексий (аффиксация): лб-а – родительный падеж, лб-у – дательный и т. п. (то же и без «беглой» гласной: лоб-а, лоб-у – термин игры в теннис, см. выше в главе II – «Лексикология»).
1 В примере же сад [сат], сады [с?ды], садовод [с?д?вот] те же [?] и [?] – варианты фонемы [а].
2 В примере люк, люка и люк бы [л'угбы] [г] – вариант фонемы [к].
3 Конечно, и в этих случаях бывают индивидуальные исключения (безударный союз но всегда с [о], в иноязычных собственных именах могут звонкие на конце слова не оглушаться: Эв, Мод и т. п.), но это именно «исключения», которые подчеркивают обязательность «правила».

К такому же типу чередований относятся чередования согласных [к – ч], [г – ж], [х – ш]: пеку – печешь, беги – бежишь, сухой – суше, или сочетаний согласных с одной согласной [ск – щ], [ст – щ], [зг – ж1], [зд – ж]: треск – трещать, пустить – пущу, брызги – брызжет, опоздать – позже. Таким образом, при морфологических чередованиях чередуются:
1) фонема с нулем («беглые» гласные [о] или [э] – нуль): сон – сна, день – дня;
2) одна фонема с другой: [к – ч], [г – ж], [х – ш]: рука – ручка, нога – ножка, муха – мушка;
3) две фонемы с одной: [ск – щ], [ст – щ], [зг – ж,], [зд – ж]:плоскость – площадь, простой – упрощение, брюзга – брюзжать, запоздать – позже и т. п.
Историческими такие чередования называются потому, что они объясняются только исторически, а не из современного языка; так, «беглые» гласные наблюдаются потому, что в древнерусском языке здесь были не [о] и [э], а редуцированные [ъ] и [ь] (так называемые «глухие»), которые в известный период в сильной позиции становились соответственно [о] и [э], а в слабой исчезали, откуда: сънъ > сон, а съна > сна и т. п.; чередования [к – ч], [г – ж], [х – ш], [ск – щ], [ст – щ], [зг – ж], [зд – ж] восходят к доисторической эпохе, когда эти согласные и сочетания согласных в слабых позициях (в одну эпоху перед передними гласными, в другую перед йотом) превращались соответственно в шипящие фрикативные, а в сильных – оставались нетронутыми.
1 Аналогичные примеры на [э] в русском языке затруднительны, так как [э] после мягкой согласной под ударением изменилось в [о]: медь [м'эдъ] > мед [м'от] и т. п.; перед мягкими согласными этого не происходило (поэтому сохранилось морфологическое чередование [о] перед твердыми и [э] перед мягкими: села – сельский, пчелы – пчельник, береза – березник, Алеха – Алехин; ср. редкие случаи типа Лель, Леля позднейшего происхождения).
2 Орфографически [ж] передается при чередовании как зж, в других же случаях как жж (см. гл. V, § 71).

Морфологические чередования могут быть регулярными, когда они повторяются в разных формах и в разных частях речи (например, [г – ж]: бегу – бежишь, тяга – затяжка, луг – лужок, нога – ножной и т. п.), и нерегуля2 рными, встречающимися в считанных случаях (например, [г – ч]: берегу – беречь, могу – мочь), причем в словоизменении присутствуют чаще регулярные чередования, а в словообразовании – нерегулярные. Эти явления не входят в фонетику и не определяются грамматикой, а образуют особую область языка – морфонолoгию1 (см. ниже, в конце этого параграфа).
1Термин морфонология < морфофонология предложен Н. С. Трубецким, 1931 г.

Традиционными1 же они называются потому, что как смысловой необходимости, так и фонетической вынужденности эти чередования не подчиняются, а сохраняются в силу традиции; поэтому там, где традиции не поддержаны письменностью, словарями или вообще не существуют, они могут отменяться. Это бывает в диалектах, просторечии и в детской речи: пеку – пекешъ, бежишь – бежи, сон – сона и т. п.
1 Это определение введено И. А. Бодуэном де Куртенэ см.: Бодуэн де Куртенэ И. А. Опыт теории фонетических альтернаций // Избранные труды по общему языкознанию. М.: Изд. АН СССР. Т. 1. 1963.

Такая отмена традиционного, морфологического чередования возникает благодаря аналoгии1, осуществляемой по пропорции: а:b = а':х, где х = b', например, везу: везешь = пеку:х, а х = пекешь; дом: дома= сон: x, а х= сона; так, в древнерусском склонении существительных с основами на [к, г, х ] было в дательном падеже роуцђ, «ноsђ, блъсђ, а теперь руке, ноге, блохе по аналогии с коса – косе, стена – стене, нора – норе, пила – пиле и т. п.
1 Аналoгия – от греческого analogia – «соответствие».

В таких случаях никакого фонетического процесса не происходит, а один вид морфемы, например [руц-], подменяется другим [рук'-], и таким путем вся парадигма «выравнивается», или «унифицируется»; поэтому такие изменения по аналогии называются вырaвниванием или унификaцией. При этом форма не меняется.
В просторечии, в диалектной и детской речи такие выравнивания по аналогии имеют самое широкое распространение, ср. у детей: плакаю, искаю, продаваю (вместо плачу, ищу, продаю), воевает (вместо воюет), зададу (вместо задам), поросенки, теленки (вместо поросята, телята), коша, пала в значении «большая кошка», «большая палка») и т. п.
Выравнивание по аналогии более распространено в области словоизменения благодаря его большей регулярности и обязательности и менее – в области словообразования благодаря большей индивидуальности и необязательности словообразования.
б) Грамматuческие чередования очень схожи с морфологическими, вернее – это те же чередования, и их часто объединяют вместе, так как и грамматические, и морфологические чередования не зависят от фонетических позиций и тем самым не относятся к фонетике; чередуются и в тех, и в других случаях не аллофоны одной фонемы, а самостоятельные фонемы друг с другом, с нулем или одна фонема – с двумя. Однако существенное отличие грамматических чередований от морфологических (традиционных) состоит в том, что грамматические чередования не просто сопровождают различные словоформы, образованные и различающиеся другими способами (например, аффиксацией, как в вож-у – воз-ишь и т. д.), а самостоятельно выражают грамматические значения, и такое чередование само по себе может быть достаточным для различения словоформ, а потому не может быть отменено по аналогии путем унификации фонемного состава корня. Так, нельзя «заменить» голь на гол, сушь на сух, назвать на называть, избежать на избегать, потому что чередования парных твердых и мягких согласных [л – л'], [н – н'] и др., а также чередования [к – ч], [х – ш] могут различать краткое прилагательное мужского рода и существительное категории собирательности: гол – голь, рван – рвань, дик – дичь, сух – сушь; чередование [г – ж] может различать несовершенный и совершенный вид глаголов: избегать, прибегать, убегать и т. д. и избежать, прибежать, убежать и т. д.; эти же две видовые категории глагола в некоторых случаях различаются чередованием в корне гласной [и] с нулем: собирать – собрать, называть – назвать, или сочетанием [им], [ин] с нулем: выжимать – выжать (выжму), выжинать – выжать (выжну).
Во всех этих случаях мы имеем дело с грамматическим, значимым чередованием, т. е. с грамматическим способом. Это и есть внyтренняя флeксия.
Явление внутренней флексии было обнаружено на материале индоевропейских языков, и именно германских, когда немецкие романтики объявили его воплощением идеала – единство во многообразии и характеризовали как волшебные изменения чудесного корня (Фридрих Шлегель, см. гл. VI, § 79).
Наиболее древний вид внутренней флексии был обнаружен в так называемых «сильных глаголах», что свойственно всем германским языкам. Якоб Гримм (1785–1868) назвал это явление Ablaut (префикс аb – «от» и Laut – «звук»); термин этот употребляется во всех языках, в том числе и в русском, для обозначения чередования гласных в системе глагола и отглагольных образований (абла2ут).
В английском языке для «сильных глаголов» существует аблаут в чистом виде, например1:

1 В английском бывают и иные схемы глагольного аблаута, например, think [?i?k] – «думать» – thought [Oo:t] – «думал», thought [??:t] – «мысль»; do [du:] – «делать», did [did] – «делал», done [d?n] – «деланный».

Различие между английскими и немецкими примерами сводится к тому, что английский язык предпочитает словоформы, различающиеся только внутренней флексией (sing, sang, sung, song), тогда как немецкий применяет в этих же случаях и аффиксацию, добавляя префикс ge-: Ge-sang или «окружая» корень с чередованием конфиксацией: ge-sung-en.
Другой вид внутренней флексии в германских языках – Umlaut (префикс ит- – «пере-» и Laut – «звук», термин также был предложен Якобом Гриммом), образовавшийся в средневековый период в различных германских языках самостоятельно и по-разному1, выражает различие единственного числа, где в корне задние гласные, и множественного, где на их месте передние гласные.
1 См.: Жирмунский В.М. Умлаут в немецких диалектах с точки зрения исторической фонологии //Академику Виктору Владимировичу Виноградову. М., 1956; Стеблин-Каменский М. И. Что такое умлаут? // Материалы I научной сессии по вопросам германского языкознания, 1959.

В современном немецком языке это «передвижка» [и] в [у], [о] в [o:] и [а:] в [?:]: Bruder [brud?r] – «брат» – Bruder [bry:d?r] – «братья», Qfen [’o:f?n] – «печь» – Оfen [’o:f?n] – «печи», Gast [gast] – «гость» – Gaste [g?:st?] – «гости», где меняется только признак локализации гласных: задняя – передняя при сохранении всех других дифференциальных признаков (подъем, лабиализация).
В современном английском языке, где таких случаев меньше, сохраняется только признак подъема, а меняется задняя локализация на переднюю и лабиализация на делабиализацию, так чередуются [?] – [i:], дифтонги [а ?] и [a,]: foot [f?t] – «нога» – feet [fi:t] – «ноги», tooth [tu:O] – «зуб» – teeth [ti:O] – «зубы», mouse [ma?s] – «мышь» – mice [mais] – «мыши».
И в случае умлаута английский язык предпочитает ограничиваться чистой внутренней флексией, тогда как немецкий охотно соединяет внутреннюю флексию с аффиксацией, например: Gast – «гость» – Gaste [g?:st?] – «гости», Wolf [volf] – «волк» – Wolfe [voelf?] – «волки» и т. п.
В английском языке такие случаи, как child [tJaild] – «ребенок» – children [tJildrsn] – «дети», где для выражения множественного числа существительных употребляется и внутренняя флексия [tJaild] – [tJild-] и аффиксация (нуль в child и -еп в children) – редкое исключение, во всех обычных случаях различения единственного и множественного числа аффиксацией (обычно -z с его вариантами -s, -iz): father [fа:д?r] – «отец» – father-s [fa:дerz] – «отцы», book [buk] – «книга» – book-s [bvks] – «книги», ox [?ks] – «бык» – oxen [?ks?n] – «быки» и т. п. внутренняя флексия не употребляется (ср. в немецком языке Vater [fat?r] – «отец» – Vater [f?:t?r) – «отцы», Buch [bux] – «книга» – Bucher [bуc?r] – «книги» и т. п.– с внутренней флексией), тогда же, когда в английском языке «меняется способ», т. е. различие данных грамматических категорий осуществляется аффиксацией, внутренняя флексия не применяется, например, старое различение brother [br?д?r] – «брат» – brethrin [br?дrin] – «братья», где имеется и аффиксация, и внутренняя флексия, меняется на brother – brother-s или: старое cow [kau] – «корова» – kine [kain] – «коровы» – на современное cow-s [kavz].
Чередование согласных как внутренняя флексия применяется иногда в английском языке для различения существительных (с глухой согласной на конце) и глагола от того же корня (со звонкой согласной на конце), например: house [haus] – «дом» – house [havz] – «приютить» или mouse [mavs] – «мышь» – mouse [mauz] – «ловить мышей».
Во французском языке, наряду с очень большим количеством морфологических чередований: boire [bwar] – «пить» – buvons [byv?] – «пьем», dire [dir] – «говорить» – disons [diz?] – «говорим»,faire [f?r] – «делать» –fis [fi] – «сделал», pouvoire [puvwar] – «мочь» –рейх [po] и puis[py:] – «могу» – peuvent [po:v] – «могут», valouar [valwar] – «стоить» – vaux [v?] – «стою» – valons [val?] – «стоим» и т. п., чистая внутренняя флексия встречается нерегулярно и редко, например, в виде чередования носовых гласных с сочетанием гласных с носовыми согласными, для родовых различий, например: brun [br?] – «коричневый» – brune [bry:n] – «коричневая», fin [f?] – «тонкий» –fine [fin] – «тонкая» и т. п.1.
1 Такие чередования, возникающие на почве фонетического образования – носовых гласных в закрытых слогах, чего не получалось в открытых (fin – fi-ne), обратны случаям внутренней флексии в русском языке на базе утраты носовых гласных типа: жать, жму, выжимаю; жать, жну, выжинаю (где в жать исторически была носовая гласная а [е]).

В славянских языках аблаут когда-то играл важную роль, хотя обычно в соединении с аффиксацией, например в старославянских словоформах:

В современном русском языке эти чередования перестали играть прежнюю роль благодаря возникновению редукции безударных гласных [э] – [и] и [а] – [о] и благодаря действию унифицирующей аналогии; однако в таких случаях, как затор – тер [т'ор] – тереть – тру – вытирать, замор – замер – замру – замирать, сбор – соберу – собирать, задор – задеру – задирать, нельзя унифицировать написания с -е- и с -и-, так как если фонетически после мягких согласных в безударном случае и происходит нейтрализация <э> и <и>: тереть и затирать, то после твердых согласных такой же нейтрализации в безударных слогах фонем <о> и <и> = [ы] не происходит: зов – зову – вызывать, ров – рву – вырывать, а также: кров – крою – покрывать, мой – мойка – мою – замывать и т. п. Здесь, как и в случаях внутренней флексии собрать – собирать, назвать – называть и т. д., старый индоевропейский аблаут еще структурно действует.
Соединение внутренней флексии с аффиксацией встречается в русском языке при образовании многократного подвида у глаголов несовершенного вида, имеющих в корне [о], с помощью суффикса -ив-; ходит – хаживал, носит – нашивал, косит – кашивал, морозит – мораживал и т. п., когда [а] чередуется с [о]; сопровождающее эту внутреннюю флексию чередование согласных: [с – ш], [д – ж], [з – ж] является традиционным, т. е. никакой грамматической «нагрузки» не несет, а употребляется в силу традиции. Следует отметить, что у глаголов, где корневое [ов] в спряжении чередуется с [у] (рисовать –рисую, совать – сую), где перед корневым [о] имеется мягкая согласная или йот [j] (ежиться), а также у глаголов, образованных от собственных имен, от иноязычных корней и от искусственных слов, чередования [о] – [а] при образовании форм на -ивать не возникает (вырисовывать, засовывать, сплевывать, застегивать, поеживаться, объегоривать, пришпоривать, пришпандоривать, подытоживать и т. п.).
Почему же те грамматические явления, которые были рассмотрены в предыдущем параграфе в связи с понятием трансфикса в семитских языках и явления внутренней флексии в индоевропейских языках, в чем-то очень схожие и обычно объединявшиеся вместе, следует разделить и различить?
Дело здесь не только в том, что явления внутренней флексии нерегулярны и необязательны для модели индоевропейского формообразования, а трансфиксация – это обязательный прием грамматики семитских языков.
Дело здесь и в том, что «корень + схема», т. е. группа согласных и прослойка между ними гласных, в семитских языках представляют собой как по способу оформления, так и по значению две обособленные единицы. Это две морфемы, расположение которых с точки зрения индоевропейских навыков необычно: они сочетаются не последовательно, а чересполосно: одна входит в другую, как могут входить друг в друга две гребенки, причем каждая из этих морфем разрывается и разрывает другую. Любая словоформа типа арабского КаТаЛа двухморфемна, и соединение этих морфем, несмотря на взаимопроникновение, следует признать соединением агглютинирующего типа.
В индоевропейских же языках признать чередующиеся гласные [i], [?], [?], [o] в английских словоформах sing, sang, sung, song отдельными морфемами (очевидно, типа «инфиксов», вставленных внутрь корня?) никак нельзя. Указанные словоформы принципиально одноморфемны и являются алломорфами одной общей единицы более высокого порядка, так сказать «над-единицей» – гиперморфемой, объединяющей все конкретные алломорфы в одно целое, как гиперфонема служит «над-единицей» разных фонем, например в таких случаях, как бо/аран, со/абака и т. д.
На таких объединителях в одну единицу высшего ранга разных единиц низшего ранга построена вся структура языка. И самая «мелкая» единица языка – фонема есть тоже единица, объединяющая все аллофоны (вариации и варианты), в которых она может проявляться, например аллофоны [а,?,?,?], объединяющиеся в русском литературном языке в одну фонему <А>. Одним из подтверждений одноморфемной трактовки индоевропейских корней, обладающих возможностью внутренней флексии, служит то, что, например, в немецком языке в речи детей, в просторечии многие «сильные глаголы» перестают спрягаться как «сильные» и переходят в «слабые», т. е., не подвергаясь внутренней флексии, начинают образовывать словоформы путем «нормальной» (т. е. продуктивной для современного немецкого языка) постфиксации и конфиксации, тогда вместо springen [spri??n], sprang [spra?], gesprun-gen [gespr ??n] получаются формы: spring-en, spring-te, ge-spring-t.Кроме того, если не признавать в русском языке внутренней флексией такие случаи, как гол и голь, рван и рвань, то что же в таких словоформах считать аффиксом: твердость в -л, -н и мягкость в -ль, -нь? Но, как известно, дифференциальные признаки сами по себе не могут быть морфемами, а лишь через фонемные единицы, неделимые с точки зрения членения (сегментации) речевой цепи1.
1Всячески используя ценную статью И. А. Мельчука «О «внутренней флексии» в индоевропейских и семитских языках» (Вопросы языкознания, 1963. № 4), где автор прекрасно доказал аффиксальность семитских «схем», нельзя согласиться, что эта аффиксация есть внутренняя флексия. Данный термин должен быть отнесен именно к формообразованию индоевропейских языков, а «похожие» явления семитских языков следует именовать трансфиксацией.

Все явления нефонетических чередований изучает морфонолoгия (см. выше), но изучение их функции, выражения тех или иных грамматических значений относится уже к грамматике.
Очень важной задачей для морфонологии является изучение фонемного состава морфем, их возможных сочетаний в морфемах, количества фонем в морфемах разного типа, что бывает очень различным в разных языках.
Иногда фонемный состав корней резко отличен от фонемного состава аффиксов, например в семитских языках, где корень состоит, как правило, из трех согласных, а аффиксы – из гласных или из комбинации согласных и гласных (см. выше, § 46); в агглютинирующих языках, где имеется сингармонизм, состав гласных корней и аффиксов разный, и изучение явлений сингармонизма – прямая задача морфонологии.
В русском языке фонема [ж,] встречается только в считанном количестве корней, а в аффиксах – никогда, парная же ей фонема [щ] имеется и в словообразовательных аффиксах, например в суффиксе -щик- (пильщик, лакировщик, спорщик), и в причастных суффиксах -ущ-, -ащ-, но ни в префиксах, ни во флексиях не встречается. Чередование гласных в русском языке в существительных ограничивается случаями [о] – нуль и [э] – нуль (сон – сна, день – дня, мужичок – мужичка), тогда как в русском глаголе встречаются разные типы чередований: [о] – [и]: спер – спирать, рой – рыть; [э] – [а]: сесть – сяду; [о] – [а]: лег – лягу; [и] – нуль: собирать – собрать и др.
Так как во всех этих случаях нет фонетических позиций и вообще – фонетических условий, они не относятся к фонетике, а ими призвана заниматься морфонология.
§ 49. ПОВТОРЫ (РЕДУПЛИКАЦИИ)
Повтoры, или редупликации1, состоят в полном или частичном повторении корня, основы или целого слова без изменения звукового состава или с частичным изменением его.
1 Редупликация – латинское reduplicatio – «удвоение».

Очень часто повтор применяется для выражения множественного числа, например в малайском языке orang – «человек», orang-orang – «люди», в мертвом шумерском языке кур – «страна», кур-кур – «стрaны»2.
2 Ср. в русской графике: гг. – «годы», вв. – «века», тт. – «товарищи», фф. – «формулы» и т. п.

Для многих языков в речи употребляются повторы как средство усиления данного сообщения: да-да, нет-нет, ни-ни (сугубое отрицание), вот-вот, или: еле-еле, едва-едва, чуть-чуть, давно-давно и т. п.
Широко известны звукоподражательные повторы типа кря-кря (утка), хрю-хрю (поросенок), ку-ку (кукушка) и т. п. Этот тип звукоподражательных повторов перекликается с такими глагольными «остатками», повторяющимися дважды, как трюх-трюх, хлоп-хлоп, тук-тук. Если в русском такие повторы нетипичны для русского литературного языка, то они очень распространены в диалектах русского языка, а, например, в языке сомали (Восточная Африка) этот способ в глаголе выражает особый вид: fen – «глодать», a fen-fen – «обгладывать до конца со всех сторон», т. е. терминологически это «всесторонне окончательный вид» (такой грамматической категории в русском языке нет, а это значение выражается лексически: «со всех сторон» и «до конца»). Однако в категории вида в русском языке встречаются случаи повтора для выражения особых оттенков вида глагола, например ходишь-ходишь, молишь-молишь (слова Варлаама, сцена в корчме из трагедии «Борис Годунов» Пушкина), где повтор глагольных форм ходишь и молишь не равен грамматически их одиночному употреблению. С этим очень схожи случаи в формах глагола полинезийских языков, например tufa – «делить», a tufa-tufa – «часто делить». Если в ходишь-ходишь и т. п. в русском языке выражена продолжительность в пределе несовершенного вида, то в примерах поговорили-поговорили и ничего не сделали или поплакали-поплакали и утешились глаголы совершенного вида получают подвидовой оттенок продолжительности.
В прилагательных повтор может быть использован для выражения превосходной степени: добрый-добрый, большое-большое – в чистом виде и с префиксацией: добрый-предобрый, большое-пребольшое.
Таким же способом образуется превосходная степень и в казахском языке, например: кызыл – «красный» – кызыл-кызыл – «самый красный», жаксы – «хороший» – жаксы-жаксы – «самый хороший», иногда с присоединением губной согласной в начале
повтора: aк – «белый» – aк-naк, – «белейший».
С этим можно также сравнить такие формы раротонгского языка (на островах Тихого океана), каким – «большой» и nu-nui – «очень большой», где повтор сопровождается еще «добавлением извне».
Неполные повторы корня типичны были для образования перфекта латинского, древнегреческого и древнеиндийского языков, например tango – «трогаю», tetigi – «тронул», cado – «падаю», cecidi – «упал» в латинском; leipo – «оставляю», leloipa – «оставил» в греческом; kar – «делать», cakara [чакара] – «он сделал» в санскрите и т. п.
Богат повторами английский язык, где они могут быть и полные (преимущественно звукоподражательные): quack-quack – «кря-кря» (об утках), jug-jug – «щелканье соловья» или «звук мотора», plod-plod – «стук копыт лошади», tick-tick – «ход часов» и т. п.; неполные (с изменением гласной): wig-wag – «флаговый сигнал», zig-zag – «зигзаг», flick-flock – «шарканье сапог» или riff-raff – «сброд», «шпана», wish-wash – «бурда», «болтовня», сюда же относится и название игры ping-pong – «настольный теннис» (от звукоподражательного «стук капель дождя по стеклу»)1; интереснее случай sing-song в значении прилагательного «монотонный», где sing – «петь» и song – «песня»2.
1См.: Jespersen О. A modern English grammar, 1946.
2 См. в романе W. Somerset Maugham «Neil Me Adam»: «She spoke English with sing-song Russian intonations» («Она говорила по-английски с монотонными русскими интонациями»).

Особую разновидность повторов представляют собой неполные повторы в тюркских языках, где первая согласная заменяется губной [п], [б] или [м]; такие пары-повторы имеют значение собирательных существительных; например, в казахском языке: жыл-кы – «лошадь», жылкы-мылкы – «лошади и другой скот» (собирательное «лошадье»); туйе – верблюд, туйе-муйе – «верблюды и прочий скот» (собирательное «верблюдье»); кулак – «кулак» (заимствовано из русского языка), кулак -мулак – «кулачье» (ср. кулактар – «кулаки», множественное число); такие формы могут иметь также добавочный оттенок уничижительного значения («всякий сброд»): в узбекском чой-пой – «чаишко», туркменское ки-тап-митап – «книжонки»; есть такие «чудные» слова со значением «неопределенной совокупности» и в русском: тары-бары, шуры-муры, фигли-мигли, гоголь-моголь, шурум-бурум и т. п.1(некоторые из них заимствованы).
1Ср. во французском языке: chari-vari – «кошачий концерт», «гам», pele-mele – «всякая всячина», а также указанные выше случаи wish-wash, riff-raff в английском.

§ 50. СЛОЖЕНИЯ
При сложениях в отличие от аффиксации соединяются в одной лексеме не корневая морфема с аффиксами, а корневая морфема с корневой же, в результате чего возникает единое новое сложное слово; таким образом сложение служит для словообразования.
Соединяться при сложении могут и полные корни, и усеченные, а также основы и целые слова в какой-нибудь грамматической форме.
Такие сложения также могут иметь две тенденции: механическую, агглютинирующую, и органическую, фузионную. В результате первой тенденции возникает сумма значений слагаемых элементов; например, в немецком языке: Kopfschmerz– «головная боль» (Kopf– «голова», Schmerz – «боль»), Augenapfel – «глазное яблоко» (Auge – «глаз», Apfel – «яблоко»), или в русском: профработа – «профсоюзная работа», стенгазета – «стенная газета»1.
1 Конечно, и в таких случаях налицо известный идиоматизм целого, так как не всякая газета, повешенная на стену, – стенгазета, а профработа не охватывает работу машинистки или курьера в профсоюзном центре.

При второй тенденции значение целого не равно сумме значений слагаемых; например, в английском языке typewriter не «шрифт + писец», а «пишущая машинка»; killjoy не «убей + радость», а «человек, портящий всем настроение в обществе», или в русском паровоз –это отнюдь не «воз, движущийся силой пара», а «машина, движущая железнодорожные составы по рельсам».
Звуковые изменения и срастания частей сложения могут с течением времени превращать механическое сцепление морфем и даже слов в тесный сплав; например, в русском языке словосочетание спаси бог превратилось в неразложимое спасибо, ономь дьни – в намедни, пожалуй, староста – в пожалуйста (в произношении часто даже [пжалст?]); но такой тип сложений для русского языка не характерен. Древнегерманские словосочетания nachti gall – «ночи певица», или bruti gomo – «невесты муж» в немецком превратились в Nachtigall – «соловей», Brautigam – «жених», где хотя и можно выделить Nacht – «ночь» и Braut – «невеста», но вышедшие из употребления -gall, -gam превращают все слово в неразложимое.
Даже в таких случаях, как во французском cache-nez, где cache – «прячь», a nez – «нос», целое плохо разлагается, так как кашне употребляется для утепления горла, а не носа.
Богатой системой сложных слов обладали санскрит (литературный язык древних индийцев)1, древнегреческий и латинский языки. Большинство сложений в этих языках создано искусственно; это слова книжные.
1 См. о древнеиндийских сложениях работу Вяч.Вс. Иванова и В. Н. Топорова «Санскрит» (М., I960).

Богат разного типа сложениями современный русский литературный язык. Различные по своей продуктивности модели сложных слов, существующие в русском языке, можно прежде всего разделить по словообразовательному признаку: 1) через «соединительную гласную» и 2) без «соединительной гласной».
I тип (через соединительную гласную) имеет подтипы:
1) паровоз, землемер, где соединены корни (а не слова!) [пар-], [воз-], [з'эмл'-]1, [м'эр-], причем [воз-], [м'эр-] – глагольные корни, а не именные. Такие сложения возникают на базе подчинительных словосочетаний типа «возит паром», «возящий паром», «мерить землю», «мерящий землю»;
1 Этот случай нагляднее всего показывает, что это не словa (слoва [з'эмл'-] нет), а корни.

2) пароходство, земледелие, где корень соединен с «подобием слова», так как части [-ход-ств-о], [-д'эл'-иj-э] состоят из корня и суффикса и оформлены флексией, но самостоятельно не существуют в языке;
3) лесозаготовки, землеустройство, где корень через соединительную гласную связан с полным нормальным словом (заготовки, устройство).
Таковы подтипы русских сложных слов через соединительные гласные.
II тип (без соединительных гласных) имеет подтипы, в которых сочетаются усеченные слова и корни:
1) колхоз, профорг – усечение корней (коллективное хозяйство и профсоюзный организатор);
2) эсминец, наркомат – сочетание усеченного корня прилагательного (эскадренный, народный) и полного слова с «вынутой серединой» (мин[онос]ец, ком[иссари]ат);
3) профбилет, главвино – сочетание усеченного корня или слова с полным нормальным словом (билет, вино).
Сюда же примыкают и такие типы слов, как киноактер, вакуум-аппарат, фотостудия, кают-компания, стон-линия, икс-лучи, «Ната-вальс»1 эхо-вариант2, а также: Волховстрой, Тулауголь, Андреевуголь и т. п.3.
1 Фортепьянная пьеса П. И. Чайковского.
2 Термин шахматной композиции.
3 Оставляем в стороне другие имеющиеся в русском языке типы сложных слов, как полушубок, пятилетка, скопидом, вертишейка, так как они непродуктивны и не являются основными моделями русских сложных слов; по тем же соображениям не представляют интереса такие «неудобные» для синтаксиса сложные по сокращению слова, как: управделами, завкадрами, комроты, начполитотдела, помкомвзвода и т. д.

Эти типы можно подразделить и по иному принципу: случаи 1 и 2 из обоих типов представляют собой действительно слова, где одно лексическое значение, и они следуют фонетическим законам слов в русском языке: [п?р?вос], [п?р?хот], [главл'ит], тогда как слова из случая 3 обоих рядов показывают, что это собственно не сложные слова, а словосочетания [л'эсл/з?г?тоф'к'и], [глаф/в'и-но], так как в этих случаях: 1) имеется два ударения (первое – слабое, второе – сильное), 2) вследствие этого гласные первой половины такого мнимого «сложного слова» не подчиняются обычной схеме редукции, да и ритмика получается иная, 3) если первая часть «сложения» оканчивается на звонкую согласную, эта согласная оглушается не только перед глухой следующей половины, но и перед сонорной и гласной – главснаб[глаф/снап], главрыба [глаф/ рыба], главэнерго [глаф/ынэрг?], 4) если на стыке 1-й и 2-й части встречаются твердая и мягкая согласные, то первая не теряет своей твердости (главвино [глаф/в'ино], так же как и сочетание имени и отчества Лев Викторович [л'эф/в'йкт?р?в'?ч], где явно два слова), 5) кроме этих фонетических показателей, есть и грамматический показатель: возможность вставить (интерполировать) отдельное слово (хотя бы и служебное) между двумя частями этого мнимого сложения: на хлебозаготовки я не поеду, но на лесо же заготовки я поеду заранее; в избе-читальне был, а в сель то совет и не успел зайти и т. п., чего нельзя производить с примерами 1-й группы; например, невозможно сказать: в сов же хозе я был, в кол то хоз зашел и т. п.
К подобным «мнимым сложным словам» в русском языке относятся и все разновидности сложносокращенных слов типа киноактер, фотолаборатория и типа стоп-сигнал, агитпункт, икс-лучи, альфа-лучи, а также и аббревиатурные: АНТ-25, ТУ-114, МЭЗ-15, МПО-2 и т. п.
Во французском языке сложные слова – чаще всего или словосочетания, или лексикализованные до конца словосочетания; сочетания императива глагола и прямого объекта: rendez-vous – «свидание», pince-nez – «пенсне», cache-nez – «кашне», tire-bou-chon – «штопор», существительного с причастием: serre-joint – «струбцинка»; двух существительных с предлогом: pied-a-terre – «квартира для временного проживания», rez-de-chaussee – «нижний этаж» и т. п.
В английских сложениях чаще всего наблюдаются те же явления (stone-wall, blackbird, killjoy и т. п.)1.
1 О различии словосочетания black bird – «черная птица» и сложного слова blackbird – «дрозд» (который может быть и альбиносом, т. е. белым) см.: Г л и с о н Г. Введение в дескриптивную лингвистику / Русский пер., 1959. С. 84, а также ст.: Ахманова О.С.,Смирницкий Л. И. Образование типа stonewall в английском языке // Доклады и сообщения Института языкознания АН СССР. Вып. II, 1952.

Немецкий язык исключительно богат разными видами сложений (Handschuh – «перчатка», Wanduhr – «стенные часы», Grofb-vater– «дед», Kaufmann – «купец», Icherzahlung – «рассказ от первого лица», Stundenplan – «расписание уроков», Kindergarten – «детский сад», dummklug – «осторожный до глупости», zuckersu? – «сладкий как сахар» и даже Dampfschiffahrtgesellschaftsdirektorsstell-vertretersgemahlin – «супруга заместителя директора общества пароходных сообщений» (S u t t е г 1 i n). Последний пример, где много форм родительного падежа на -s, а так же и без этого -s показывает, что не все то, что считается сложным в немецком языке, действительно сложные слова; во многих случаях это примеры в той или иной степени лексикализованных словосочетаний.

§ 51. СПОСОБ СЛУЖЕБНЫХ СЛОВ

Грамматические значения могут выражаться и не внутри слова, а вне его, в его окружении, и прежде всего в сопровождающих знаменательные слова служебных словах. Служебные слова освобождают знаменательные от выражения грамматики1 или сопровождают словоизменительную аффиксацию.
1 Это не значит, что такие знаменательные слова, не показывающие в своем составе грамматических значений, стоят вообще вне грамматики; они как части речи обязательно находятся в распоряжении грамматического строя языка.

Служебные слова, как уже выше сказано, лишены номинативной функции, так как ничего не называют и лишь показывают отношения между членами предложения (предлоги, союзы) или между предложениями (союзы), а также указывают некоторые грамматические значения, не зависящие от сочетания слов в предложении (артикли, частицы, вспомогательные глаголы, слова степени). Это квалификативные отношения, например определенность и неопределенность, число и т. п.
Служебные слова часто выполняют ту же роль, что и аффиксы, ср. Я хотел согреть себя чаем, где отношение дополнения чаем выражено падежной флексией, а в предложении Я хотел согреть себя посредством кофе, где то же самое выражено служебным словом, именно предлогом посредством. Или: Маша красивее Наташи и Маша более красива, чем Наташа, и т. п.
Если отношение слова кот к другим членам предложения в русском языке выражается падежными флексиями: кот, кота, коту, котом и т. п., то во французском, где нет склонения существительных, те же грамматические связи выражаются предлогами или их отсутствием: Ie chat– «кот» (без предлога с артиклем), du chat – «кота», аи chat – «коту» (с предлогами), par Ie chat – «котом» (предлог с артиклем).
Но так как они все-таки слова1, то спрашивается, как же в этом случае распределяется лексическое и грамматическое значение? А. И. Смирницкий писал: «Значения отношений могут быть и не грамматическими значениями. Так, они являются лексическими, если оказываются основными, центральными в семантике слова, если выражаются отдельным конкретным словом. Для того чтобы быть грамматическими, отвлеченными от конкретности слова, значения отношений должны быть лишь дополнительными при основных, центральных, вещественных значениях слов, в составе самих данных слов; лишь при этом условии они обладают необходимой для грамматического строя обобщенностью и абстрактностью. В самом деле, если предлог нa есть отдельное слово, а не префикс, то выражаемые им значения пространственных, временных и прочих отношений являются основными его значениями, принадлежащими ему как данному конкретному слову, отличному, например, от под, при и т. п.: как выражаемые им эти значения не мыслятся в отвлечении от его лексической словарной конкретности»2.
1 Некоторые лингвисты называют их слова-морфемы, что имеет известное основание для лексикологии, но требует особых разъяснений для грамматики; думаем, что это все-таки не морфемы, а слова (см. гл. VII, § 79).
2 Смирницкий А. И. К вопросу о слове (проблема «тождества слова») // Труды института языкознания АН СССР, 1954. Т. 4. С. 15–16, сноска.

Это рассуждение не доводит разрешение вопроса до конца. Конечно, отношения могут выражаться и лексически, например, в таких наречиях, как позднее, раньше, выше, ниже, лучше и даже... в любой падежной форме существительных: люблю мать, отдам матери, горжусь матерью. Но здесь грамматические отношения выражаются не лексически, а именно грамматически: сменой аффиксов, тогда как лексические значения выражаются основами. Мы здесь, конечно, не касаемся отношений неграмматического типа (я люблю, ты ненавидишь и т. п.), иное дело – служебные слова. Их лексическое значение совпадает с их грамматическим значением. Можно было бы сказать, что грамматическая функция поглощает в служебных словах их лексическую природу. Но и это не разъясняет всего. Дело здесь заключается, как и у числительных, в отношении к вещи и понятию – в отношении к называнию и выражению отношений. У числительных нет «называемой вещи»1, поэтому выражаемое ими понятие становится своего рода «вещью», которую числительные и называют (слова не могут не называть – в этом их основная функция); также и служебные слова называют (лексически) то отношение (грамматическое, в отличие от наречий), которое они выражают. Это называется суппозuция (suppositio idealis)2.
1 См. гл. II, § 8.
2 Суппoзйция – от латинского suppositio – «подкладка».

Среди служебных слов следует различать:
1. Предлoги, которые выражают подчинительные отношения между членами предложения (еду в метро, жду у метро, пойду к метро, а также: пошел к сестре, гляжу на тебя, знаком с ней) или уточняют падежные значения (у него, за него, от него; в нем, на нем, о нем и т. п.)1. Предлоги служат для выражения отношений: пространственных (в, на, над, за, у и т. п.), временных (до, после, перед и т. п.), целевых (для), причинных (из-за, благодаря, вследствие) и пр.
1 Ср. в немецком языке: auf dem (den), in dem (den), mil dem (den) и т. п.

В тех языках, где не бывает префиксов, обычно не бывает и предлогов, их заменяют послелоги, служебные слова с функциями предлогов, но стоящие сзади слова; например, русской надписи в трамвае «Место для детей» с предлогом в азербайджанском соответствует надпись с послелогом: Йер балалар учун, где учун – «для» – послелог.
2. С o ю з ы, которые выражают сочинительные отношения как в простом, так и в сложном предложении (соединительные: и, да [д?]; противительные: а, но, да [д?]; разделительные: или – или;
ли – ли; либо – либо и т. п.).
В сложном предложении безударные что, как, когда, чтобы выражают подчинительную связь (для чего в простом предложении служат предлоги)1. Союзы могут быть и составные: потому что, в случае если, несмотря на то что и т. п. и парные если – то, хотя – однако и т. п.
1 В таких случаях простого предложения, как; Меня одевали как куколку – эллипсис из: Меня одевали, как одевают куколку (см. иначе: Щ е р б а Л. В. О частях речи в русском языке // Русская речь. Новая серия. Вып. II, 1928. С. 22; см.: Щ е р б а Л. В. Избранные работы по русскому языку. М.: Учпедгиз, 1957. С. 63– 85).[Перепеч. в кн.: Щ е р б а Л. В. Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука, 1974].

3. Частuцы могут выражать или:
а) модaльные значения1, т. е. отношение говорящего к тому, что он высказывает как целевую установку высказывания, например: усиленное утверждение (же, ведь, да [дэ]); отрицание (не, ни); вопрос (ли); условность (бы); побудительность (пусть, пускай, давай-ка); желательность (хотя бы, лишь бы); сомнение (де, мол, якобы);
б) немодaльные значения, как: ограничительное (только, лишь, один, одна, одно, одни, исключительно, единственно); определительное (именно, прямо, как раз, точь-в-точь); указательное (вот, вон, это, то, та, тот, те, там, тогда); неопределенное (что-либо, -нибудь, угодно и кое-что при местоимениях); присоединительное (тоже, также, итак, все, еще); значение приблизительности (почти, чуть не); выделительное (а, и, и же, да, даже, все, еще и т. п.)2.
1 См. § 54, сноска в начале параграфа.
2 Из приведенного перечня видно, что «одно и то же», например и, на самом деле в языке может быть очень «разным»: 1) и – союз (кот и повар), 2) и – частица (и странно это слушать). См. в «Словаре русского языка» изд. АН СССР статью Л. В. Щербы на вокабулу «и».

4. А р т u к л ь1. Артикли свойственны далеко не всем языкам. Они необходимы в арабском, романских и германских языках. Для теории служебных слов артикли очень существенны. Они не выражают отношений между членами предложения, не образуют синтаксических форм языка, но являются наиболее типичными «грамматическими сопроводителями» знаменательных слов.
1 Артuкль – от французского article из латинского arliculus – «сустав», «член».

1) Первая грамматическая функция артикля – это «грамматическое обозначение своего сопровождаемого», т. е. признак имени. Таков однозначный артикль арабского языка. Благодаря этому во многих языках присоединение артикля к неименным словам и формам переводит их в существительное. Так возникает конверсия 1, когда данное слово переходит в другую категорию и попадает в иную парадигму без изменения своего морфологического состава. Так, в немецком языке schreiben – «писать», a das Schreiben – «письмо» (т. е. «писание»); во французском diner, souper – «обедать», «ужинать», a Ie diner, Ie souper – «обед», «ужин», charme [Jarm] – «чаруй», но Ie charme – «очарование»; в английском play [plei] – «играй», a the play – «игра» и т. п. В русском такой субстантивации' глаголов быть не может2, так как нет артикля; в нем надо прибегать к морфологическим способам словообразования, чтобы получить новое слово: обедать – обед; играть – игра; жить – житье и т. п.
1 См.: Смирницкий А. И. Так называемая конверсия и чередование звуков в английском языке // Иностранные языки в школе, 1954. № 3.
Конверсия – от латинского conversio – «изменение».


В тех языках, где есть артикль, можно превращать целые предложения в существительное; например, во французском: Il va et vient – «он ходит и приходит» и Ie va et vient – «хождение взад и вперед», chez soi – «у себя» и Ie chez soi – «свой дом» и т. п. То же в немецком языке, например an und fur sich sein – «существовать в себе и для себя» и das An und fur sich Sein – «бытие в себе и для себя» и т. д.
2) В т о р а я грамматическая функция артикля – это различение грамматической категории определенности и неопределенности, когда существуют парные артикли: the – a (an) – в английском; der – ein, die – eine, das – ein – в немецком; Ie – un, la – une – во французском и т. п. Категория, сопровождающаяся определенным артиклем, как правило, выражает грамматически то, что уже известно собеседникам, либо то, что у собеседников во время разговора перед глазами, либо нечто особо индивидуально выделяемое; категория же, сопровождающаяся неопределенным артиклем, наоборот, показывает грамматически, что речь идет о том, что не окрашено индивидуальным, что берется в обобщенном плане и чего нет перед глазами во время данного разговора.
В русском языке, где нет артиклей, эти грамматические значения выражаются: 1) служебным словом один (одна, одно, одни) (из числительного один и т. д.): «Зашел один товарищ и принес одну книжку» и т. п.; 2) употреблением родительного падежа вместо винительного при отрицании: «Я не вижу книгу» (определенность), «Я не вижу книги» (неопределенность); 3) интонацией.
1 От латинского substantivum – «существительное», субстантивация – «превращение в существительное».
2 Кроме случаев собачьих кличек для борзых и гончих: Карай, Угадай, Откатай, Заливай, Порывай и т. п., а также редкие случаи топонимики, например площадь Разгуляй (в Москве), или название кабаре 20-х гг. «Не рыдай»; такие же случаи, как склоняемые существительные печь, течь и спрягаемые глаголы печь, течь, представляют собой омонимы (см. гл. II, § 15).

Указанными двумя грамматическими функциями исчерпывается роль английского артикля.
3)Третья грамматическая функция артикля – это различение рода в чистом виде, т. е. при том же слове в той же форме, что встречается редко, чаще при названиях каких-либо народов, язык которых не знает различений рода, например в немецком der Hausa – «мужчина из племени хауса» и die Hausa – «женщина из племени хауса». Так как в тех языках, где имеется различение рода, существительные должны быть отнесены к какому-либо роду, то в языках с наличием артикля в единственном числе имеются артикли для разных родов, во множественном различие рода утрачивается1.
1 Ср. в русском, где нет артикля, но слова во множественном числе не относятся к тому или иному роду, что ясно из примеров слов, которые употребляются только во множественном числе, например: дрова, сливки, ножницы, сани и т. п.

Немецкий язык различает артиклями три рода, французский – два:

4) Четвертая грамматическая функция артикля – это различение числа. Наиболее ясно это во французском языке, где сами слова не имеют окончаний множественного числа: так, само по себе слово [?a] – «ша» – и «кот», и «коты», но благодаря различию артиклей: [l??a] значит «кот», a [l??a] значит «коты»1.
1 Во французской орфографии пишется во множественном числе -S: Ie chat – les chats, но это лишь условность этимологической орфографии и к современному французскому языку это -s никакого отношения не имеет.

В немецком языке для выражения множественного числа обычно меняется не только артикль, но и форма слова: der Hose – «заяц», die Hasen – «зайцы», das Buch – «книга», die Bucher – «книги», der Ochs – «бык», die Ochsen – «быки» и т. п., но в случаях, например, das Fenster – «окно», die Fenster– «окна», der Arbeit-er – «рабочий», die Arbeiter – «рабочие» только перемена артикля показывает изменение числа1.
1 В случае die Mutter – «мать», die Mutter – «матери», наоборот, только внутренняя флексия (и – и) различает число, а артикль не меняется, см. сноску в конце § 43.

5) Наконец, артикль может брать на себя «тяжесть» выражения отношений между членами предложений, т. е. склоняться, освобождая от этой «обязанности» существительные, что бывает редко, например в немецком языке:


Благодаря такой способности артикля склоняться существительное может терять падежные формы и оставаться неизменным; так, в немецком языке прежнее склонение слова der Tisch – «стол»: des Tisches, dem Tische, den Tisch – заменяется в современном немецком языке склонением: des Tisches, dem Tisch, den Tisch1.
1 Этот грамматический факт не надо путать с так называемым «апострофиро-ванным» немецким произношением типа Кпав (откуда и идет название «апостро-фированное», т. е. когда непроизносимая гласная обозначается на письме апострофом) вместо Knabe – здесь чисто фонетическое явление редукции гласной до нуля; то же самое в русских «звательных формах» Надь! Сереж! где конечные согласные произносятся звонко, поэтому конец слова на гласной, которая здесь также «апострофирована».

В немецком есть еще особый «отрицательный артикль» – kein.
В языках, имеющих артикль, отсутствие последнего, т. е. нулевой артикль, имеет особое грамматическое значение (так же как отсутствие флексии в одной из форм словоизменения является нулевой флексией).
5. Вспомога2 тельные глаголы также относятся к служебным словам, хотя они и имеют формы словоизменения.
При употреблении вспомогательных глаголов основной, знаменательный глагол может не менять своей формы, а оставаться неизменяемым в самой общей форме, например в инфинитиве; при этом выражение лица, числа, времени и тому подобных глагольных грамматических значений берет на себя вспомогательный глагол, который при этом не выражает никакой знаменательности, а служит для выражения только реляционных грамматических значений. Так, спряжение будущего времени глаголов несовершенного вида в русском языке осуществляется формами вспомогательного глагола быть:

В других языках такие «составные» (или аналитические) формы употребляются не только для будущего времени, но и для прошедшего и даже для настоящего, и при этом знаменательная часть «состояний формы» может быть причастием; например, в немецком языке: Ich habe gelesen – «я читал», Ich bin gegangen – «я пошел»; или во французском языке: J'ai lu – «я читал», J'avais lu– «я читал» (до чего-то другого), Je suis venu – «я пришел», J'etais parti – «я уехал»; или в английском языке: I have read – «я читал», I am smoking – «я курю» (в настоящий момент), где знаменательная часть – причастие, ср. не «составную форму» настоящего времени: I smoke – «я курю» (вообще, т. е. «имею свойство курить»).
Различие однокорневых непереходных и переходных глаголов в русском языке имеет регулярное выражение через перемену класса глагола (как: чернеть – чернить, молодеть – молодить» т. п.); по-немецки это же различие выражается переменой вспомогательного глагола: schwarz werden – «чернеть» (буквально: «черным становиться») и schwarz machen – «чернить» (буквально: «черным делать»), где знаменательное слово не глагол, а прилагательное.
Во французском языке понудительное значение в глаголе выражается вспомогательным глаголом faire – «делать», откуда возможны такие «составные формы», как faire faire – «заставить делать» (буквально: «делать делать»), где первое faire – вспомогательный глагол, а второе faire – знаменательный глагол.
Обычно в языках в качестве вспомогательных употребляются глаголы со значением «быть» и «иметь»; немецкие sein, haben; английские be, have; французские etre, avoir; русское быть – и как член «составной формы» Я буду читать и т. д. с инфинитивом знаменательного глагола, и как связка – элемент составного сказуемого, где в качестве знаменательного (присвязочного) слова могут быть любые части речи (но только не глагол в инфинитиве!): Я был болен; Он был учителем наших детей; Жаль было отца1, На улице было холодно; Крепость была взята. В русском языке глагол иметь как вспомогательный почти не употребляется, за исключением устарелых торжественных формул: Погребение (или заседание) имеет быть, где быть –знаменательный глагол, a имеет – вспомогательный.
В некоторых языках сочетание знаменательного и вспомогательного глагола может лексикализоваться в одно слово; например, в украинском языке такие формы простого будущего времени (из бывшего сложного), как: писатиму, писатимеш, писатиме – «я буду, ты будешь, он будет писать», где -иму, -имеш, -име – бывший вспомогательный глагол иметь.
Для выражения особых видовых оттенков начинания или завершения процесса в русском языке употребляются как вспомогательные глаголы начать и кончить; ср. «Он начал петь» (= он запел); «Он кончил звонить (= он отзвонил) и т. п.
В качестве связок могут употребляться и различные «глаголы движений, намерений» и т. п., например: «Он сел обедать»; «Он пошел гулять»; «Он намеревался уехать»; «Oн хотел сказать» и т. п.
Связки также могут быть и нулевыми, ср.: Он был болен – прошедшее время, показанное связкой был, и Он болен – настоящее время, показанное нулевой связкой, т. е. отсутствием связок был, буду, что показывает прошедшее и будущее время по сравнению с отсутствием связки – настоящее время (см. об этом ниже, § 61).
1 В случае: Жаль было уезжать инфинитив уезжать не входит в составное сказуемое, а является отдельным членом предложения.

6. Слова2 степени– это те бывшие «наречия степени», которые сопровождают качественные прилагательные и наречия при образовании степеней сравнения: «Она более красива»; «Она очень красива»; «Он рассказывал более увлекательно» и т. п.; ср. во французском языке употребляющиеся для этой цели слова plus, moins;в английском more, most и т. д. От соответствующих наречий слова степени отличаются тем же, чем отличаются наречия от деепричастий и существительных в косвенных падежах, т. е. особым типом выражаемой абстракции и соотношения лексического и грамматического значения (см. выше, § 43), а также особыми синтаксическими свойствами (свойства сочетаемости с другими лексемами). В качестве «слов степени» могут выступать и местоименные по происхождению слова: «Она самая красивая»; «Она всего красивее».
7. Пусты2 е слова. Некоторые служебные слова не образуют особо четкой категории, но в их «служебности» не приходится сомневаться, так как они сопровождают знаменательные слова и выражают такие грамматические оттенки, которые в других языках выражаются аффиксами. Так, в турецком и английском языках, где нет категории грамматического рода, бывает потребность различать пол животных; тогда на помощь приходят «пустые слова»; например, в английском the catu в турецком kedi – и «кот», и «кошка», когда же это требуется различить, то в английском используются местоимения he – «он» и she – «она», а в турецком слова erkek – «самец» и disi – «самка», поэтому:

И в русском бывают аналогичные случаи: ворон-самец, ворон-самка; рысь-самец, рысь-самка; а также женщина-врач, мужчина-прачка (С т а н ю к о в и ч) и т. п.
Во многих языках нет аффиксальных возможностей образовать уменьшительные существительные типа книжечка, котенок и т. п. (или же такие возможности малоупотребительны), тогда приходят на помощь слова со значениями «сын», «маленький» и т. п., и они берут на себя роль «пустых слов», показателей данного грамматического значения. Так, в китайском языке [roy3]1 – «собака», [эрл] – «сын», а [rоу3 эрл] – «щенок»; во французском chat – «кот», petit – «малый», «маленький», a Ie petit chat – «котенок»; в английском book – «книга», little – «маленький», a a little book – «книжечка» (ср. a small book– «маленькая книга»). Таково же употребление слова со значением «сын» при имени отца для выражения того, что в русском составляет отчество: древнееврейское Бен-Акиба, арабское Ибн-Искандер, тюркское Гулам- Оглы и т. п.; ср. в официальном русском языке XVIII–XIX вв. Иван Никифоров сын Довгочхун (Н. В. Г о г о л ь) и т. п.
1 Здесь надстрочное 3 обозначает «третий тон» китайского языка, а не знак сноски.

§ 52. СПОСОБ ПОРЯДКА СЛОВ
Как уже выше было сказано, линейность речи позволяет ее рассматривать как цепь с последовательно расположенными во временной (а на письме – и пространственной) последовательности, причем порядок расположения звеньев этой цепи (ее сегментов) может иметь значимость. Это относится и к фонемной цепи (ср. тук, тку, кут и т. д., см. гл. I, § 5), и к морфемной цепи в составе лексемы (ср. в немецком языке Kindchen – «ребятенок», а Kinderchen – «ребятишки» от Kind – «дитя» или в тюркских глаголах, например, в казахском: барды – «он ушел», а бармады – «он не ушел» и т. п.); то же может относиться и к цепочке слов, образующих высказывание, где во многих случаях перемена места лексем в речевое цепи (перестановка слов) может служить выразительным средством для грамматических значений. Это очень различно для тех языков, где слова могут своим изменением показывать свою роль в предложении и где слова морфологически не меняются и только по порядку слов в предложении можно понять, что есть подлежащее, что есть дополнение и иные смысловые моменты, связанные не только с оформлением отдельных слов, но и с их порядком в целом.
Есть языки, в которых такие грамматические отношения, как отношения подлежащего и дополнения (субъекта и объекта) не зависят от порядка слов; например, в латинском языке высказывание о том, что «отец любит сына», можно изложить шестью разными «порядками»: 1) pater amat filium; 2) pater filium amat; 3) amat pater filium; 4) amat filium pater; 5) filium pater amat; 6) filium amat pater, где pater – «отец» всегда остается подлежащим, а filium – «сына» – дополнением.
Конечно, какой-то один из этих порядков является более привычным, обычным и нормальным; это норма нейтрального высказывания; остальные могут быть использованы со стилистическими целями.
В других языках это бывает иначе: если перевести приведенное латинское предложение или аналогичное на разные языки, то в разных языках вопрос о роли порядка слов получает различное решение:
латинский: pater amat filium; mater amat filiam;
русский: отец любит сына; мать любит дочь;
немецкий: der Voter liebt den Sohn; die Mutter liebt die Tochter;
английский: the father loves the son; the mother loves the daughter;
французский: Ie pere aime Ie fils; la mere aime la fille.

В латинском языке порядок слов (как было указано выше) не выражает грамматических значений, и тем самым возможны любые перестановки слов в предложении без изменения значения целого, тогда как в других языках это не так.
В русском для существительных женского рода на -а, -я и для существительных мужского рода одушевленных дело обстоит так же, как и в латинском: сестра любит собаку, отец любит сына (возможны любые перестановки без изменения грамматических значений), но для существительных неодушевленных мужского рода, для существительных среднего рода и женского рода на мягкую или шипящую согласную и для всех несклоняемых существительных дело обстоит иначе; ср. стол царапает стул, бытие определяет сознание, цепь дробит кость, кенгуру делает антраша, где понимание того, что есть подлежащее, а что – дополнение, определяется только местом: до сказуемого или после него. В немецком все зависит от формы артикля: для женского и среднего рода он не различает именительного и винительного падежа, для мужского артикль может различать подлежащее (der) и прямое дополнение (den); в английском же и французском, где нет склонения существительных и артиклей, понимание того, что есть подлежащее и что – прямое дополнение, всецело зависит от порядка слов.
Порядок слов может также различать определение и определяемое. В русском языке этого, как правило, не требуется, потому что формы прилагательного-определения и существительного-определяемого различны; ср. круглый дом и домашний круг; однако в таких случаях, как глухие ученые и ученые глухие, только порядок слов показывает, что – определение и что – определяемое.
Есть и такие языки, где для данного грамматического отношения порядок слов является решающим; так, например, в казахском языке (где существительные и прилагательные, как правило, не различаются) только по порядку слов можно установить, что является определяемым («существительным») и что определяющим («прилагательным»): сагат калта – «часовой карман» (карман для часов), а калта сагат – «карманные часы», ыдыс темир – «посудное железо» (железо для изготовления посуды), а темир ыдыс – «железная посуда». Аналогичные явления встречаются и в английском языке, где есть особые прилагательные, многие существительные по конверсии могут выступать в роли прилагательных; бывает и так, что два слова могут стоять в прямом и обратном порядке (как в казахском языке).
Порядок слов для выражения этого грамматического отношения может быть различным в разных языках; так, глухие ученые по-французски les savants («ученые») sourds («глухие»), а ученые глухие – les sourds («глухие») savants («ученые»), т. е. противоположность тому порядку, который принят в русском.
В тех языках, где порядок слов фиксирован для выражения грамматических отношений, он с трудом может быть использован для стилистических целей, и, наоборот, в языках, где порядок слов свободен, перестановка слов, в широком смысле инверсия1, – очень сильное стилистическое средство; ср. в русском: Я видел отца – Видел я отца – Отца я видел – Отца видел я и т. п.
1 Инверсия – от латинского inversio – «перестановка».

Так называемый «твердый порядок слов» в латинском и в значительной мере в немецком языке – традиция стилистическая, а отнюдь не грамматическая.
§ 53. СПОСОБ УДАРЕНИЯ
Ударе2 ние только тогда может быть выразительным средством в грамматике, когда оно изменчиво. Поэтому тоновое ударение всегда может быть грамматическим способом вследствие
своей политони2 чности 1,т.е. изменяемости тона на том же слоге; например, в литовском языке dvi'em (с нисходящим тоном) – «двум», adviem (с восходящим тоном) – «двумя»; в сербском ствари (с нисходящим ударением) – «вещи» (род. п. ед. ч. от ствар – «вещь»), а ствари (с восходящим ударением) – «в вещи» (местн. п. ед. ч.); в языке шиллук (Восточная Африка) jit с высоким тоном – «ухо», а с низким – «уши»; в другом африканском языке, тсвана, kemotho с низким тоном – «я человек», а то же с высоким тоном на первом слоге (kemotho) – «он человек».
1 Политони2чность – от греческого polys – «много» и tones – «ударение».

Так использовать динамическое ударение нельзя вследствие его монотон2чности2 т.е. однородности. Но в случае возможности передвижения ударения оно делается очень удобным грамматическим способом.
1 Монотони2чность – от греческого monos – «один» и tonos – «ударение».

По этому вопросу интересные мысли находим у Е. Куриловича: «В языках с так называемым постоянным местом ударения оно падает на слог слова, который установлен: а) безотносительно, как начальный или конечный слог слова...; б) относительно, как следующий после начального (то есть второй) или предшествующий конечному (то есть предпоследний) слог слова. В языках с так называемым свободным и подвижным ударением оно... падает не на отдельные слоги слова, а прежде всего на отдельные морфемы в пределах слова. Различие между польской формой rekami и ее русским эквивалентом руками заключается в том, что польская форма имеет ударение на предпоследнем слоге слова, а русская форма – на первом слоге окончания»1. И дело здесь в том, что в польском ударение постоянное, т. е. падающее на определенный слог слова (предпоследний), независимо от того, какая это морфема, а в русском – ударение подвижное, которое в пределах одной парадигмы может падать в одних словоформах на корень, в других – на окончание; например, в единственном числе: дом, до2ма, до2му, до2мом, о до2ме – на корень, а во множественном числе: дома2, домо2в, дома2м, дома2ми, о дома2х – на окончание.
1 Курилович Е. Структура морфемы // Очерки по лингвистике. М., 1962. С. 77, а также: Кузнецов П. С. Фонологическая система сербохорватского языка // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка, 1948. Т. 7. С. 62.

В русском языке разным местом ударения (на основе или на аффиксе) могут различаться слова (что к грамматике не относится): му2ка – мука2, кру2жки – кружки2, каза2чки – казачки2; может это же проявляться на разных слогах основы: за2мок – замо2к, передо2хнуть – передохнуть;во всех этих случаях передвижки места ударения нет, а место ударения закреплено на разных слогах в разных словах.
Иное дело, когда место ударения перемещается в парадигме с основы на окончание или наоборот и тем самым различает грамматические формы того же слова.
Так, родительный падеж единственного числа руки2, ноги2, блохи2 местом ударения отличается от формы именительного падежа множественного числа тех же слов: ру2ки, но2ги, бло2хи; то же самое в случаях: до2ма, села2 (род. п. ед. ч.) и дома2, села (им. п. мн. ч.)1.
1 В случае село – села грамматически наличествует только перенос ударения, а состав фонем в корне тот же.

Очень важным этот способ является для различения видовых пар глагола, когда ударение на тематической гласной основы: насыпа2ть, нареза2ть, высыпа2ть, выноси2ть является приметой несовершенного вида, а перенос ударения на корень (насы2пать, наре2зать) или на префикс (вы2сыпать, вы2носить) служит приметой совершенного вида.
В других случаях в русском языке тот же способ сопровождает иные способы, служащие для того же грамматического различения, как, например, встречать – встретить, где вид различается прежде всего изменением суффикса [-а-] – [-и-] и сопровождается переносом ударения и чередованием согласных [ч] – [т].
В случае колебания места ударения в формах слов на -о, типа кисло, мало, узко и т. п., оно служит для различения кратких прилагательных и наречий: если ударение на -о – это признак краткого прилагательного (Это платье узко2), если же на основе – это признак наречия (Это платье у2зко сшито). Как и всегда в грамматике, где все положительное соотнесено с нулем, наличие и отсутствие ударения может быть достаточным противопоставлением для различения грамматических форм и категорий; так, в русском языке ударные что, когда, как – местоимения, а безударные что, когда, как – союзы, например: Я вижу, что о2н читает, но что2 он читает, не вижу; Я слышал, ка2к он вошел, но ка2к он мог войти, не понимаю и т. п.
Наличие ударения на слове или его отсутствие может отличать и знаменательное слово от служебного, например: А счастье бы2ло так возможно!(П у ш к и н) и Я бы2ло опоздал на лекцию (где было – частица).
В языках с фиксированным или малоизменяемым ударением такие случаи редки; ср., например, в турецком саniт [джаным] – «моя душа» и саniт [джаным] – «душечка» или в немецких сложных словах blu2tarm– «худосочный» и blutаrm– «очень бедный»; в английском языке, кроме случаев с разного типа ударением, различающим словосочетания: black bird – «черная птица», black board – «черный стол» и сложные слова: blackbird – «дрозд», blackboard – «классная доска» (см. выше, § 50), может быть различение по месту ударения глаголов (ударение на последнем слоге) и однокорневых имен (на первом слоге): to export – «вывозить», the export – «вывоз», to extract– «извлекать», the extract– «извлечение» и т. п. Во французском языке, где слово не имеет своего отдельного ударения, а ударение сопровождает лишь «ритмическую группу» слов (le lieutenant, le lieutenant colonel, le lieutenant colonel en chef и т. п.), как грамматический способ оно использовано быть не может, но, расчленяя «ритмические группы», оно содействует строению предложения.
§ 54. СПОСОБ ИНТОНАЦИИ
Интона2ция, как мы установили выше, относится не к слову, а к фразе (см. § 32) и тем самым грамматически связана с предложением и его строением.
1) Прежде всего это относится к модальной1форме предложения: при том же порядке тех же слов во многих языках можно отличать интонацией вопросительные предложения от утвердительных, предложения, выражающие сомнение, от предложений, выражающих удивление или побуждение, и т. п. (Он пришел?; Он пришел; Он пришел...; Он... пришел? и т. п.). Эти оттенки выражаются градацией высоты, интенсивности и темпа.
1 Модальный – от латинского modus – «способ»; модальные значения в грамматике выражают целевую установку высказывания (убеждение, вопрос, сомнение, приказание или личные отношения говорящего к тому, что он говорит, и т. п.).

2) Расстановка и градация пауз внутри предложения может показывать группировку членов предложения или расчленение предложения, например: Ходить долго – не мог и Ходить – долго не мог; Человек – с портфелем пришел и Человек с портфелем – пришел1.
1 На этом же основан и анекдот с «роковой» запятой: Казнить, нельзя миловать и Казнить нельзя, миловать.

3) Паузирование может различать простое и сложное предложение; без паузы: Вижу лицо в морщинах – простое предложение, с паузами; Вижу: лицо – в морщинах – сложное, где двоеточие и тире обозначают соответственно паузы.
4) Интонацией можно отличать сочинительную связь от подчинительной при отсутствии союзов; например, с интонацией перечисления (т. е. с повторением той же интонационной волны). Лес рубят, щепки летят – сочинение, а с контрастной интонацией обеих половин (первая на высоком тоне, вторая – на низком) Лес рубят – щепки летят –подчинение, где лес рубят –придаточное предложение, а щепки летят – главное.
5) Особое явление представляет собой так называемое «логическое ударение», т. е. то или иное смещение фразового ударения (см. гл. III, § 32) для логического выделения («подчеркивания») каких-либо элементов предложения; особенно отчетливо это выявляется в вопросительном предложении, где нормальное для русского языка фразовое ударение конца фразы (тогда вопрос относится ко всему целому) может перемещаться в середину или начало фразы, чтобы показать, к чему именно относится вопрос:
Ты сегодня пойдешь в институ2т? (а не куда-то);
Ты сегодня пойде2шь в институт ? (а не поедешь);
Ты сего2дня пойдешь в институт ? (а не завтра);
Ты2 сегодня пойдешь в институт ? (а не кто-нибудь другой).
6) Интонацией, а именно убыстрением темпа и ломкой нормальной интонационной волны, выделяются вводные слова и выражения, чем они и отличаются от членов предложения; например: Он безусловно прав (без выделения обстоятельства безусловно) и Он, безусловно, прав (с выделением вводного слова безусловно), или: Он может быть здесь (без выделения сказуемого может быть) и Он, может быть, здесь(с выделением вводных слов может быть).
Выражение экспрессии и прежде всего различных чувств (радости, гнева, восторга, умиления, огорчения и т. п.) тесно связано с интонацией, но к области грамматики не относится, равно как и придание тем или иным словам особого смысла, например иронического, что тоже достигается интонацией.
Не во всяком языке интонация легко используется как грамматический способ. Так, например, французская, с точки зрения русских «напевная», интонация очень безразлична к выражению грамматики (поэтому по-французски можно спрашивать и отвечать с той же интонационной волной, но при вопросе употреблять служебную вопросительную частицу est ce que1).
1 Во французских грамматиках такие вопросительные частицы называются les pronoms interrogatifs, т. е. «вопросительные местоимения».

Нейтральную интонацию какого-либо языка, отклонение от которой можно использовать как грамматический способ, легче всего определять на интонировании счета (ср. в русском: раз, два; раз, два, три; раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь... и т. д., где при любом количестве числительных на первом происходит подъем, а на последнем – падение интонации, тогда как вся середина интонируется ровно, и во французском: ип, deux; un, deux, trois;ип, deux, trois, quatre, cing, six, sept..., где внутри любой длины фразы имеются подъемы и понижения); чем более «плоская» и, казалось бы, менее «выразительная» интонация, тем легче она может быть использована в грамматике как выразительный способ; именно такова русская интонация.
§ 55. СУППЛЕТИВИЗМ
Соединение в одну грамматическую пару (или в один грамматический ряд) разнокорневых или разноосновных слов, когда, несмотря на различие корней или основ, лексическое значение не меняется, а «различие слов» служит лишь грамматическим способом различения грамматических значений, называется с у п плетивизмом1.
1 Супплетиви2зм – от латинского suppleo, suppletum – «пополнять», «дополнять».

Супплетивизм является одним из проявлений изоэми2 и в языке, когда в одной и той же функции выступают две разные корневые морфемы, входящие в одну парадигму, где нормально корневая морфема бывает та же или в своих вариантах, что относится к аллоэми2 и.
Почему же, если речь идет о корнях, супплетивизм следует рассматривать в грамматике, а не в лексикологии, где речь идет о синонимах? Именно потому, что при супплетивизме два разные корня выступают в одной и той же парадигме, взаимно исключая друг друга (брать употребляется как глагол несовершенного вида, а взять – как совершенного, и оба они образуют формы одного глагола).
Так, в русском языке видовое различие глагола может быть выражено не только аффиксацией, как, например, делать – сделать, но и различием корней: брать – взять, класть – положить, или основ: садиться – сесть и т. п.
В индоевропейских языках типично использование супплетивизма корней для образования степеней сравнения прилагательных и наречий со значением «хороший» и «плохой»; ср.:



Наряду с аффиксальным способом образования основных форм глагола латинский язык использовал также и корневой супплетивизм; например, с одной стороны, ато, amavi, amatum, amare – «любить» и, с другой –fero, tuli, latum1, ferre – «нести» (ср. в русском: иду – шел).
1 Latum исторически из tlatum, ср. fuli.

В субъектном и объектном употреблении личных местоимений во всех индоевропейских языках употребляются супплетивные формы, что является одним из доказательств родства этих языков, например: я – меня, нем. ich – mich, сканд. ik – mik, англ. I – те, франц. je – moi, лат. ego – те, санскр. agham – тaт и т. п.
В склонении русских личных местоимений, кроме супплетивизма корней и супплетивизма основ [ja] – [м'эн'-а; мн'-э; мн-ojy] для 1 -го лица, встречается яркий пример супплетивизма корней для 3-го лица: [он] – [j-ово], на [н'-ом] и т. п. Причины, породившие эти супплетивные формы, различны (см. ниже).
К супплетивизму корней относятся и такие случаи в русском языке, как образование форм числа у существительных от разного корня: человек – люди, ребенок – дети.
Типичными примерами супплетивизма основ в этих формах являются названия молодняка: поросенок – поросята, козленок – козлята; названия людей по нации или социальному положению, сословию: армянин – армяне, дворянин – дворяне, хозяин – хозяева;а также такие случаи, как друг – друзья, брат – братья, звено – звенья, а также цветок – цветы; родовые пары типа козел – коза, кот – кошка, продавец – продавщица и многие другие.
Супплетивные пары могут возникать разным путем. Или в том случае, когда из двух однокорневых пар, в которых теряются противоположные члены, получается новая пара из оставшихся членов, например: человек – человека, люд – люди, где форма человеки утратилась1, а слово люд стало собирательным; тем самым форма множественного числа люди «освободилась» и соединилась с формой человек в новую, супплетивную пару: человек – люди; то же с супплетивизмом основ: продавец – продавица и продавщик – продавщица, где слово продавица утратилось2, а слово продавщик «ушло» в просторечие; откуда новая пара с супплетивизмом основ: продавец – продавщица.
1 Ср. остаток этой формы в поговорке: «Все мы люди, все мы человеки».
2 См. наличие этого слова у Гоголя в «Сорочинской ярмарке».

Но иногда супплетивные пары возникают и чисто фонетическим путем, например во французском из аффиксальной пары ип – ипе – «один – одна» благодаря фонетическим изменениям возникла супплетивная пара [?] – [у:n] (орфографически «по-старому» ип – ипе); то же в латинском примере latum (из tlatum) – tuli; русское шел этимологически восходит к корню [хьд-], наличному в ходить и т. п. Супплетивизм свойствен далеко не всем языкам.
§ 56. СИНТЕТИЧЕСКИЙ И АНАЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ ЯЗЫКОВ
К вопросу о синтетическом и аналитическом строе языков можно подходить по-разному. Что это вопрос грамматический, никто не спорит, но одни исследователи в определении этого важного вопроса идут от морфологии, другие – от синтаксиса. Однако есть и третий путь: идти от классификации грамматических способов и их употребления в том или ином языке. При этом соблюдаются интересы и морфологии, и синтаксиса.
Все грамматические способы можно разделить на два принципиально различных типа: 1) способы, выражающие грамматику внутри слова, – это внутренняя флексия, аффиксация1, повторы2, сложения, ударение и супплетивизм, 2) способы, выражающие грамматику вне слова, – это способы служебных слов, порядка слов и интонации. Первый ряд способов называется синтетическим3, второй –аналитическим4.
1 Аффиксации фузионная и агглютинирующая очень различны в этом отношении, есть основания агглютинирующую аффиксацию причислять к аналитическому типу (см.: Поливанов Е.Д. Русская грамматика в сопоставлении с узбекским языком, 1934).
2 Настоящие повторы отнюдь не словосочетания, а удвоенные формы слов.
3 Синтетический – от греческого synthetikos (synthesis – «сочетание, составление») – «получающийся в результате синтеза», «объединяющий».
4 Аналитический – от греческого analytikos (analysis – «развязывание», «разрешение») – «получающийся в результате анализа», «разъединяющий».

Значение этих терминов сводится к тому, что при синтетической тенденции грамматики грамматическое значение синтетизируется, соединяется с лексическими значениями в пределах слова, что при единстве слова является прочным показателем целого; при аналитической же тенденции грамматические значения отделяются от выражения лексических значений; лексические значения сосредоточены в самом слове, а грамматические выражаются либо сопровождающими знаменательное слово служебными словами, либо порядком самих знаменательных слов, либо интонацией, сопровождающей предложение, а не данное слово.
От преобладания той или другой тенденции меняется характер слова в языке, так как в языках синтетического строя слово, будучи вынутым из предложения, сохраняет свою грамматическую характеристику. Например, латинское слово filium, кроме того, что оно лексически обозначает «такое-то имя родства (сын)», показывает, что: 1) это существительное, 2) в единственном числе, 3) в винительном падеже, 4) это прямое дополнение. И для характеристики строения предложения эта «вырванная» форма filium дает многое: 1) это прямое дополнение, 2) зависящее от сказуемого – переходного глагола, 3) при котором должно стоять подлежащее1, определяющее лицо и число этого сказуемого – глагола. Слово синтетических языков самостоятельно, полноценно как лексически, так и грамматически и требует прежде всего морфологического анализа, из чего синтаксические его свойства происходят сами собой2.
1 Последнее в латинском языке не обязательно, что лишний раз подчеркивает самостоятельность слова в синтетическом латинском языке.
2 В сложном предложении, например в том же латинском языке, есть особые явления, не вытекающие из синтетических свойств слов, например «согласование времен» (consecutio temporum).

Слово аналитических языков выражает одно лексическое значение и, будучи вынуто из предложения, ограничивается только своими номинативными возможностями; грамматическую же характеристику оно приобретает лишь в составе предложения.
В английском «кусок» – round – это только «2ПR», если не знать, из какого предложения этот «кусок» вынут; конечно, это не всегда то же самое слово, что выявляется только в синтаксических контекстах (a round table – «круглый стол», a great round – «большой круг» и т. п.); русские же слова круг, круглый, кружить и без синтаксического контекста понятны как явления лексики, и поэтому они несопоставимы с английским round. Это грамматически разные явления.
Из этих общих положений есть целый ряд следствий. Одно из них состоит в том, что выражение грамматических значений в синтетических языках повторяется как в согласованных членах предложения, так и в пределах форм одного и того же слова.
Можно сравнить «перевод» с одного языка на другой такого предложения, как Большие столы стоят:
Немецкий язык: Die grossen Tische stehen – множественное число выражено четыре раза: артиклем (аналитически) и аффиксами в существительном (Tisch-e), в прилагательном (gross-en) и в глаголе (steh-en) (синтетически).
Русский язык: Большие столы стоят – множественное число выражено три раза: в существительном (стол-ы), в прилагательном (больш-ие) и в глаголе (сто-ят) (синтетически).
Английский язык: The great tables stand – множественное число выражено два раза: в существительном (table-s) (синтетически) и в глаголе – отсутствием -s (stand), указывающего на единственное число в настоящем времени (синтетически).
Казахский язык: Улкэн столдар - гур – множественное число выражено только один раз: в существительном (столдар) (синтетически).
Французский язык: Les grandes tables restent debout – множественное число выражено только один раз в артикле les [I?] (аналитически)1.
Даже если сравнить образование тех же форм множественного числа в близкородственных языках, как немецкий и английский (в тех же по происхождению словах Buch, book – «книга» и Мапп, man – «человек»), видна будет тенденция синтетическая (в параллельном повторении грамматического значения) и аналитическая (в желании только один раз выразить данное грамматическое значение):
1 Так называемые «окончания множественного числа» во французском -s, -ent и т. п. – факты письма и орфографии, а не языка; множественное число внутри французского слова не выражается.


Английский язык: Множественное число выражено в каждом примере только один раз:
the book – the books 1) в book – books только внешней флексией (нет внутренней флексии, и артикль не меняется)
the man – the men 2) в man – men только внутренней флексией; артикль в английском различать число не может1
1 Такие случаи в английском, как child [t?aild] – «ребенок», children [t?ildren] – «дети»,– редкое исключение, где при различении числа налицо и внешняя флексия (нуль – en), и внутренняя ([ai] – [I]) (см. § 48).

К типичным синтетическим языкам1 относятся древние письменные индоевропейские языки: санскрит, древнегреческий, латинский, готский, старославянский; в настоящее время в значительной мере литовский, немецкий, русский (хотя и тот и другой с многими активными чертами аналитизма); к аналитическим: романские, английский, датский, новогреческий, новоперсидский, новоиндийские; из славянских – болгарский.
1 Конечно, и в этом отношении бывают отклонения и противоречия; так, в немецком артикль – явление аналитическое, но он склоняется по падежам, – это синтетизм; множественное число существительных в английском выражается, как правило, один раз, – явление аналитическое, но то, что это выражается фузионной аффиксацией, – синтетизм и т. п.

Такие языки, как тюркские, финские, несмотря на преобладающую роль в их грамматике аффиксации, имеют много аналитизма в строе благодаря агглютинирующему характеру своей аффиксации; такие же языки, как семитские (например, арабский), синтетичны, потому что грамматика в них выражается внутри слова, но они скорее аналитичны по агглютинирующей тенденции аффиксации.
§ 57. ГРАММАТИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ
Грамматические категории1– это объединения, группы, совокупности однородных грамматических явлений и прежде всего совокупности однородных грамматических слов при различии их форм.
1 Категория – от греческого kategoria – «доказательство», «показание»; применительно к мышлению, языку, искусству – основные разряды, группы явлений в данной области.

Единство той или иной категории обусловлено не способом выражения, а общим грамматическим значением.
Так, формы существительных: столу, стене, пути, хотя и имеют разное оформление аффикса: [-у, -э, -и], т. е. разную грамматическую форму, но объединены общим значением дательного падежа существительного; так же и такие разно оформленные видовые пары глаголов, как
достигать – достичь нарезать – нарезать делать – сделать толкать – толкнуть
решать – решить посылать – послать брать – взять

Хотя в каждой паре они и оформлены разными способами различения, но объединяются независимо от этого в две категории: первые глаголы в каждой паре – несовершенный вид, вторые – совершенный.
Категории в грамматике могут быть более широкие, например части речи, и более узкие, например явления внутренней группировки в пределах той или иной части речи: в существительных – категория числа, грамматические категории собирательности, абстрактности, вещественности и т. п., в пределах глагола – категории залога, вида и т. д.1
1 Античная филология знала другое деление грамматических фактов: части речи и их акциденции (у имен существительных – род, число, падеж; у глаголов – наклонение, время и т. п.) (акциденции – от латинского accidens, accidentis – «случайный»).

Следовательно, термины «грамматическая форма» (или грамматические формы) и «грамматическая категория» (или грамматические категории) не следует смешивать. Грамматическая форма связана со способом выражения: это соотношение грамматического значения и грамматического способа выражения этого значения в их единстве (см. выше).
Грамматическая же категория не связана с определенным или данным способом грамматического выражения, но это не значит, что грамматическая категория – область понятий, логики и стоит вне языка, может быть «надъязыковой», общей всем языкам1. Наоборот, грамматическая категория только тогда факт языка (а иным она быть не может), если она в языке выражена грамматически, т. е. опять же теми или иными грамматическими способами, но одним или разными – для грамматической категории не существенно.
1 Попытка некоторых лингвистов обосновать некий «верхний этаж» над грамматикой в виде «понятийных категорий» не привела ни к чему, кроме игнорирования специфики отдельных языков и их групп; «понятийные категории» не приводят к пониманию грамматики, а уводят от нее.

Несоответствие грамматических категорий в разных языках – лучшее свидетельство специфичности подбора грамматических категорий в каждом языке.
Так, категория определенности и неопределенности, очень существенная для грамматики романо-германских языков и отчетливо выраженная в этих языках различием определенных и неопределенных артиклей, отсутствует в русском языке, но это не значит, что русские не могут иметь в сознании этих значений, – они только выражают их обычно лексически (т. е. особыми словами, например местоимениями этот, тот и т. п. для определенности и какой-то, некий и т. п. для неопределенности1).
1 Употребление числительных один, одна, одно, одни тоже может служить в русском выражением неопределенности (как артикль un во французском, еin в немецком и т. п.); в северных русских говорах, наоборот, для выражения определенности употребляется местоименная частица: от, та, то, те после слова (дом-от, изба-та, окно-то, грибки-те и т. п.).

Особый всесторонне-окончательный вид сомалийского языка, выраженный повтором fen-fen от глагола fen – «глодать», по-русски мы переводим: «обгладывать со всех сторон, до конца», где то, что для сомалийского языка (грамматическое значение вида) выражено грамматическим способом повтора, по-русски передается лексически, словами: «со всех сторон», «до конца», тем самым такая видовая категория свойственна сомалийскому языку и несвойственна русскому.
Значение «двойственности» в одних языках имеет узаконенное грамматическое выражение формами двойственного числа (старославянский, древнегреческий, санскрит, древнерусский, литовский), в других же языках, где нет категории двойственного числа, то же самое может быть выражено сочетанием числительных со значением «два», «двое» и соответствующих существительных.
Привычное для русских различение категории одушевленности и неодушевленности существительных, проявляющееся в винительном падеже множественного числа (Я вижу концы – Я вижу отцов; Я вижу точки – Я вижу дочек; Я вижу зрелища – Я вижу чудовищ), а для мужского рода и в единственном числе (Я вижу конец – Я вижу отца)1, необычно для иных европейских языков (равно как и различение категории глагольного вида, даже рода существительных не знает английский язык и все тюркские).
1 Различение грамматических категорий одушевленности и неодушевленности ни в коем случае не следует смешивать с «пониманием» различия «живого» и «неживого»; так, в русском языке слова покойник, мертвец входят в категорию одушевленности, слова народ, пролетариат – в категорию неодушевленности.

Количество однородных категорий очень различно в разных языках; так, например, в языках, имеющих склонение, количество падежей может колебаться от трех (арабский), четырех (немецкий), шести (русский) до пятнадцати (эстонский) и более (некоторые дагестанские языки).
Даже в тех случаях, когда как будто бы между языками есть соответствие в отношении наличия тех или иных падежей, то их функции могут быть очень различными. Так, по-русски мы скажем Пошел за дровами (творительный падеж с предлогом), а в казахском это же самое передается как отынга барды (где отынга – дательный падеж).
Сочетание более широких и более узких категорий в каждом языке может быть также особым и своеобразным. Так, для русской грамматики привычно, что имена, а также причастия склоняются (т. е. изменяются по падежам и числам), а глаголы спрягаются (т. е. изменяются по лицам и числам), но в ряде языков, например в тюркских, угро-финских, самодийских и других, имена могут изменяться по лицам, ср. в казахском: эке-м – «моя мать», эке-н – «твоя мать», эке-си – «его мать» – это, конечно, не спряжение, а присоединение аффикса притяжательности; наоборот, в латинском языке глагольная форма герундий склонялась.
В пределах развития одного и того же языка может не только меняться наличие и количество категорий, но та же категория благодаря наличию или отсутствию тех или иных связанных с ней и противопоставленных категорий может менять характер своего грамматического значения; так, категория единственного числа гораздо реляционное в тех языках, где есть только противопоставление единственного и множественного числа, чем в тех, где есть еще двойственное, а тем более особое тройственное число; в этих случаях любая категория числа гораздо деривационнее, т. е. имеет меньшую степень грамматической абстракции.
Значение множественности в формах множественного числа – грамматическое, выраженное грамматическим способом, в собирательных же именах множественность – факт лексического значения, выраженный основой, тогда как грамматический способ показывает единственное число (ср. в русском [кулак] – [кулак'-и2] и [кулач-j-o2]).
§ 58. ЧАСТИ РЕЧИ
Наиболее общими и необходимыми в грамматике каждого языка категориями являются части речи. С выяснения вопроса о частях речи начинается грамматическое описание любого языка.
Впервые стройную схему частей речи применительно к своему языку установили греческие александрийские ученые (II в. до н. э. в г. Александрии); с небольшим изменением эту схему повторили римляне применительно к латинскому языку. Благодаря роли латинского языка для культуры средневековья эта античная схема стала применяться и для описания грамматики новых европейских языков, а позднее и колониальных, что до наших дней сохранилось в школьных грамматиках, где грамматические категории разных языков стараются втиснуть в заранее выбранную античную схему, не считаясь с реальными различиями, которые имеются в различных языках. Отдельные части речи определяются при этом исходя из лексического, а не грамматического значения слов (названия предметов – существительные, названия действий и состояний – глаголы и т. п., на этом же основании такие слова, как первый, второй, третий, попадают в числительные и т. д.). Однако вопрос о частях речи как об основных категориях грамматики гораздо сложнее; в разных языках имеется разное количество по-разному соотносящихся друг с другом частей речи, а определять их следует грамматически, т. е. абстрагируясь от частного и конкретного.
Классификация частей речи не должна повторять указанное выше (см. гл. II, § 8) установление типов слов, так как вопрос о частях речи не касается номинативно-семасиологической характе ристики слов, а развивает только один из трех вопросов, именно вопрос об отношении слов к грамматике, чем и связывается с предшествующим рассмотрением типов слов в языке вообще, но фиксирует внимание в чисто грамматическом плане.
Части речи образуют в каждом языке взаимосвязанную расчлененную систему, где связи разных частей речи различны, поэтому выстраивать все части речи в один безразличный ряд неправильно: один вопрос – это о соотношении глаголов и разного рода именных слов в пределах знаменательных слов, другой – о соотношении друг с другом служебных слов, противопоставленных грамматически в целом словам знаменательным (поэтому, например, предлог не соотносителен с глаголом, местоимения же, наоборот, соотносятся с разными разрядами знаменательных слов; совершенно отдельно стоят междометия; особая роль у числительных и т. д.).
Привычная схема частей речи в русском и других европейских языках не годится для многих языков Азии и Африки.
Так, например, в китайском языке то, что мы в языках индоевропейских определяем как прилагательные и глаголы, объединяется более широкой категорией п редикатива1, тогда как, например, в русском языке прилагательные объединяются с существительными как имена в противоположность глаголу.
Общая схема частей речи в китайском языке может быть показана в следующем виде:
А
Б
I. Имя
II. Предикатив
Наречие2
1. Существительное
2. Числительное
1. Прилагательное
2. Глагол

1 См.: Драгунов А. А. Исследования по грамматике современного китайского языка, 1952. С. 10 и сл.
2 Там же. С. 12.

Самый подход к определению частей речи в китайском языке отличается от соответствующего подхода в русском языке, так как слова в китайском языке, как правило, не имеют внешних, морфологических признаков, чем богаты слова русского языка; для определения, к какой части речи относится то или иное слово в китайском языке, приходится ограничиваться двумя признаками: 1) в качестве какого члена предложения выступает данное слово, 2) с какими разрядами слов данное слово способно или не способно сочетаться1.
1 См.: Драгунов А. А. Исследования по грамматике современного китайского языка, 1952. С. 7.

Слова как строительный материал, находясь в распоряжении грамматики, получают прежде всего значение той или иной части речи, что сказывается не только в их синтаксическом употреблении и способности или неспособности к тем или иным сочетаниям, но и в их морфологических свойствах, как словообразовательных, так и словоизменительных; общая отнесенность к той или иной части речи определяется грамматическим значением данной категории, т. е. части речи.
Поэтому, например, глаголы в русском языке – это слова, выражающие, независимо от своего лексического значения, любые действия, состояния, становления как процесс, утверждаемый и отрицаемый, предполагаемый, желаемый и т. п., соотнесенный с каким-либо производителем (личным или безличным), протекающий в соотношении со временем речи, в условиях вида, могущий иметь отношение к объекту, т. е. как слово, которое имеет формы наклонения, лица (и числа), времени, вида, залога, может быть, как правило, сказуемым в предложении, согласоваться с подлежащим, управлять дополнениями и определяться обстоятельствами.
Имя (и именные части речи, как существительное и прилагательное, но отнюдь не числительное, местоимение и в особенности междометие, которые к именам никак не относятся) имеет грамматически совершенно иную характеристику: его общее грамматическое значение, конечно, «предметность», но это не значит. что существительные только «названия вещей» или «предметов», наоборот, преодолевая все разнообразие «вещей, существ, явлений», существительное представляет в грамматике любое явление. действие, качество как «предметность».
Корень [бег-] не слово и тем самым не часть речи; под это значение подходят такие слова, как бег, бегаю, беглый, и многие другие. Но то, что важно для грамматики, и в частности для определения частей речи, это именно то, чем слова бег, беглый и бегаю отличаются друг от друга. Это и будет определением их грамматического значения как частей речи. Общее грамматическое значение имени определяется как «предметность», под которую подходят и «вещи», и «желания», и «чувства», и многое другое. Когда в грамматике говорят, что существительное обозначает «предмет», не надо думать, что это обязательно нечто протяженное и ощутимое, существительным может быть и обозначение опредмеченного качества, и обозначение опредмеченного действия и т. д. (ср. терпимость, беготня, украшательство и т. п.).
Тем самым ясно, что грамматическая абстракция частей речи не то, что лексические обобщения.
Отсюда ясно, что такое словосочетание, как Окно выходит во двор, содержит в себе глагол, где в грамматическом согласовании выходите окно показан «процесс», и, самое главное, иначе сказать нельзя (т. е., например, окно выходят).
При квалификации того или иного слова как части речи прежде всего следует обращать внимание на его морфологические свойства как в отношении словоизменения, так и в отношении словообразования, потому что разные части речи не только имеют разные словоизменительные парадигмы, но и разную «направленность» словообразования, что тоже образует парадигму. Так, в русском языке прилагательные легко образуются от существительных по определенным моделям, связанным с определенными аффиксами (труд – трудный, трудовой; конь – конский, коневый и т. п.); изучение этих «словообразовательных потенций» слов очень важно для определения частей речи. Что касается синтаксического критерия, то обычное положение о том, «в качестве какого члена предложения выступает данное слово», мало что дает в связи с тем, что не существует строго закрепленного параллелизма между частями речи и членами предложения; гораздо важнее критерий «сочетаемости», на основании которого можно сказать, что в примерах Он привык весело смеяться и Сегодня мне так весело смеяться слово весело – две разные части речи, так как первое весело – определяющий член при инфинитиве, а второе весело – определяемый член при том же инфинитиве.
Тем самым части речи – это грамматические категории (а не лексические или лексико-грамматические), состав и расположение которых в каждом языке особые, и определяются они совокупностью морфологических и синтаксических отличий и возможностей, а отнюдь не своими лексическими свойствами.
§ 59. СИНТАКСИЧЕСКИЕ ЕДИНИЦЫ ЯЗЫКА
Информация, которая передается в речи, распределяется между различными структурными элементами языка, одну информационную «нагрузку» несут фонемы, эти самые мелкие «кирпичи» высказываний, его распознавательные знаки, другую – морфемы, это не «кирпичи», а первичные «блоки», обладающие уже своим значением, третью – слова, более крупные «блоки», существующие для называния явлений действительности, но все эти единицы пока что не могут образовать собственно высказывания, сообщения.
Что же в языке позволяет ему выполнять его главнейшую роль – функцию общения? Это синтаксис1.
1 Синтаксис – от греческого syntaxis – «составление».

Именно в области синтаксиса возникает момент сообщения, коммуникации.
В чем же состоит коммуникация? В том прежде всего, что одно названное определяется другим. В этом случае название как первый момент понятого содержания действительности получает добавочное определение, т. е. более высокую ступень определения (не только через «имя», но и через «характеристику» и «оценку»). Но этот первичный момент коммуникации еще не дает ее полноты.
Возникает вопрос, когда же коммуникация будет «полной» и когда «неполной» и от чего это зависит?
Для этого надо разобраться в том, что же может быть членами коммуникативного отношения и каково может быть это отношение, выраженное по-разному языковыми средствами, т. е. чем может быть выражен член данного коммуникативного отношения и чем может быть выражено само отношение. Это «зерно коммуникации» – первое отношение двух членов – назовем синтагмой1.
1 От греческого, искусственно построенного термина syntagma – буквально: «нечто соединенное». В советской лингвистике этот термин применяется в разном значении. Одни – вслед за М. Граммоном– понимают под синтагмой ритмически объединенную группу слов, обладающую смысловой законченностью (Л. В. Щ е р б а, В. В. В и н о г р а д о в, А. Н. Гвоздев, А. В. Бельский и другие, см. статью: Виноградов В. В. Понятие синтагмы в синтаксисе русского языка // Вопросы синтаксиса современного русского языка, 1950); другие считают, что это не фонетическое, а синтаксическое явление. Синтагму можно ритмически и линейно разбить, вставив между ее членами иные слова, не входящие в синтагму, но синтаксически синтагму разорвать нельзя (см.: Томашевский Б. В. О ритме прозы // О стихе, 1929; Карцевский С. О. Повторительный курс русского языка, 1928; Б а л л и Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка / Русский пер., 1955. С. 114 и сл., а также: Фортунатов Ф. Ф. Сравнительное языковедение, общий курс // Избранные труды, 1956. Т- 1. С. 182–183, где то же явление обозначено как словосочетание, однако этот термин шире термина «синтагма». Ф. Ф. Фортунатов первый назвал термином «словосочетание» то грамматическое явление, которое здесь обозначено «синтагмой»).


Синтагма – это сочетание двух членов, связанных тем или иным отношением с неравноправной направленностью членов, где один член является определяемым, а другой – определяющим.
Членами синтагмы могут быть: 1) слова, поэтому самое простое определение этого явления, вошедшее в школьную практику, – это «два слова, из которых одно определяет другое» (белый хлеб, ем хлеб, жадно ем, я ем), 2) морфологические части слов – морфемы и сочетания морфем (водо-воз, дом-ик, перевоз-чик, мо-роз-ит), 3) словосочетания, выступающие как один член (Видел «Горе от ума»; Работает спустя рукава; Ваня и Петя пошли гулять; Это был бродяга, который украл лошадь; «Я тот, которому внимала ты в полуночной тишине») и более сложные «блоки». Рассмотрим, какие бывают типы синтагм в зависимости от характера их членов.

I. Разновидности членов синтагмы

1) Наиболее простой вид синтагмы – это производное слово: дом – домик, где дом- – определяемое, а -ик – определяющее; это «внутренняя синтагма», что для синтаксиса не представляет интереса, поскольку в синтаксисе тип предложения не меняется от того, будет ли сказано: дом стоит или домик стоит.
2) То же касается и другого типа «внутренних синтагм» – сложных слов, где обычно одна половина определяет другую: паровоз, земледелие, колхоз, эсминец, профсоюз.
3) Иной тип представляют собой случаи, как Морозит. Мороз. Это уже не члены предложения, а предложения. А если так, то в каждом из этих «отдельных слов» есть не только слово, но и синтагма.
В Морозит: есть определяемое, выраженное основой мороз-, и определяющее, выраженное флексией -ит, показывающей время и наклонение, что нужно для законченной коммуникации; кроме того, высказывание (а не слово) Морозит, сопровождает нужная интонация, показывающая утверждающую (или иную) модальность.
Труднее, казалось бы, понять случай Мороз, (как ответ на чей-то вопрос: «Ну, как, мороз?» – «Мороз».). Однако и здесь все ясно: отсутствие связки был, будет показывает настоящее время, а ответно-утвердительная интонация – модальность и «наклонение» (которого, конечно, при употреблении одного существительного быть не может).
Это скрытые с и н т а г м ы. И они для синтаксиса представляют большой интерес, потому что образуют особый тип односоставного предложения (см. ниже, § 63).
4) Самый обычный тип синтагм – это «пары слов, из которых одно определяет другое», т. е. собака ест, ест мясо, рыжая собака, свежее мясо, жадно ест и т. п., что уже прочно вошло в школьную практику «синтаксического разбора». Это внешние синтагмы.
5) Бывают и такие случаи, когда в качестве членов синтагмы выступают целые словосочетания:
а) когда знаменательное слово сопровождается служебным: вечер на рейде –одна синтагма, хотя есть и третье слово, предлог на; Отец был намерен лечь спать – одна синтагма, так как был намерен лечь спать – один член;
б) когда в состав предложения входят лексикализованные сочетания, например Работает спустя рукава, где одна синтагма, то же и в таких случаях, как Видел «Горе от ума», и с участием служебных слов: Ходил на «Не в свои сани не садись»;
в) когда в составе предложения есть распространенные обособленные обороты (см. ниже, § 62);
г) такие случаи, когда в качестве члена синтагмы выступают целые предложения (см. ниже о сложном предложении, § 64).

II. Типы отношений между членами синтагмы

Между членами синтагм (из морфем, слов, словосочетаний) могут быть разные отношения.
1) Из этих отношений главное –предикативное1.
1 Предикативный – от латинского praedicativus из praedicatu – «сказуемое».

Это отношение выражает зависимость двух членов с обязательной связью времени и наклонения.
Время в грамматике – это не просто «объективно» реальное время, а результат отношения двух «времен»: времени события ко времени речи: если событие происходит одновременно с речью – Я пишу (или это событие не ограничено временными рамками, например: Земля вращается вокруг Солнца, Волга впадает в Каспийское море. Птицы высиживают птенцов из яиц и т. п.) – это настоящее время; если время события предшествует времени речи – Я писал – это прошедшее время; если время события должно следовать после времени речи – Я буду писать, Я напишу – это будущее время1. Поэтому временное отношение может быть установлено только во время самой речи.
1 Все прочие времена или показывают отношение одного времени к другому, как плюсквамперфект – прошедшее, предшествующее другому прошедшему, или же присоединяют к отношению времени отношение вида (как имперфект, перфект и др.).

Наклонение в грамматике относится к модальным категориям, которые показывают целевую установку речи, в которой подается в речи высказывание: в виде утверждения, отрицания, приказания, пожелания, допущения и т. п. Так как сама речь всегда реальна и обязательно целенаправленна, то и целевая установка речи тоже реальна.
Итак, через категорию времени речь связывается со своим содержанием, а через категорию наклонения – со своей целевой установкой. Это и составляет предикативное отношение, или предикацию1.
1 Некоторые грамматисты включают в предикацию и третий обязательный признак – категорию лица; однако это может входить в предикацию, но не обязательно (например, без выражения лица: Здесь – хорошо; Жить стало лучше и т. п.).


Предикативными могут быть как внешние синтагмы (Солнце светит; Сестра пришла; Отец был намерен лечь спать и т.п.), так и скрытые (Мороз; Морозит), но не могут быть синтагмы внутренние (домик, водовоз, кривошип, домосед и т.п.) и синтагмы, где членами являются целые предложения (имеющие внутри себя свою предикацию).
2) По характеру выраженного в них отношения непредикативные синтагмы могут быть:
а) атрибутивными, определяющий член которых является а т р и б у т о м1, т. е. называет какой-нибудь признак определяемого вне категорий времени и наклонения: черный негр, зеленая трава, красивая девушка, воровская хватка, Петины игрушки и т. п.; в качестве определяемого здесь выступает именное слово;
1 Атрибут – от латинского attributum – «присовокупленный».

б) объективными, определяющий член которых является объектом1, т. е. называет что-нибудь не содержащееся в самом определяемом, но связанное с этим определяемым объектным отношением: ест суп, выпил чаю, пожимая руку, любящий отца, залог успеха, счастье старика и т. п.; в этих случаях определяемое слово чаще бывает глагольным, реже – именным;
1 Объект – от латинского objectиm – «предмет».

в) релятивными, определяющий член которых является реляти2вом1, который либо называет какой-нибудь признак определяемого или называет что-либо не содержащееся в самом определяемом, но связанное определенным отношением: быстро бежит, красиво пел, фальшиво напевая, работал весной, гулял в полях и т. п.; в качестве определяемого члена здесь выступает глагольное слово.
1 Релятив – от латинского relativus– «относительный».

Отношения между членами синтагмы выражаются всегда каким-либо способом, что проще всего установить на синтагмах в составе простого предложения; о способах выражения отношений в сложном предложении см. ниже.
Выражение отношения членов друг к другу для простого предложения может быть обозначено тремя возможностями: согласованием, управлением, примыканием.
а) Согласование – это тот вид связи определяемого и определяющего, когда грамматические значения определяемого повторяются в определяющем, хотя бы формы были и различны; например, белому хлебу – согласование в мужском роде в дательном падеже и единственном числе в двух разных членах показаны по-разному: в хлебу дательный падеж и число показаны флексией -у, а в белому иной флексией – -ому. Может быть и согласование, ограниченное определенной категорией, так, в она играет есть согласование только в числе и лице, а в она играла – согласование в числе и роде; в обоих этих случаях нет согласования полностью. В первом случае согласование только в лице и числе, но не в роде; во втором случае – в числе и роде, но не в лице.
Однако для понимания нужного контекста этого грамматически вполне достаточно.
В случае английского she loves – «она любит» это -s показывает только 3-е лицо и косвенно – число, так как во множественном числе they love – «они любят». Но в каждом таком случае нужные категории грамматики выявляются с достаточной полнотой.
б) Управление– это тот вид связи определяемого и определяющего, когда одни грамматические значения определяемого вызывают в определяющем другие, но вполне определенные грамматические значения. Так, переходность есть грамматическое значение, присущее глаголу-сказуемому, оно вызывает в прямом дополнении-существительном винительный падеж, что не может быть грамматическим свойством глагола. Управление может быть прямым (вижу собаку, любуюсь собакой, отдал собаке и т. п.) и опосредствованным, предложным (гляжу на собаку, иду с собакой, пошел к собаке и т. п.).
в) Примыкание – это такой вид связи определяемого и определяющего, когда налицо нет ни согласования, ни управления, но отношение выражается либо позиционно через порядок слов, либо интонационно, путем повторения мелодического тона или посредством паузирования.
При нормальной интонации в предложении Сильно черный трубочист шатает лестницу наречие сильно, которое не может согласоваться со своим определяемым или быть им управляемым, все-таки понимается как определяющий член в синтагме сильно черный по порядку слов (ср. глухие ученые и ученые глухие).
Но если мы повысим мелодический тон на сильно и на шатает, то, несмотря на «дальность расстояния», в синтагму связываются сильно шатает.
Не меньшую роль для интонационного примыкания может играть и паузирование: Ходить долго – не мог и Ходить – долго не мог, пауза перед долго и после долго относит его как определяющее то к ходить, то к не мог.
В предложении Мальчики с девочками гуляли может быть пауза перед гуляли, тогда мальчики с девочками – составное подлежащее и предложение нераспространенное без дополнения, если же пауза после мальчики, то с девочками дополнение к гуляли и тем самым – предложение распространенное (см. ниже, § 62).
§ 60. СИНТАГМЫ В СОСТАВЕ ПРОСТОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Входя как строительный материал в предложение, синтагмы вступают во взаимные связи, что достигается возможностью одного и того же слова (или словосочетания) входить в разные синтагмы то в качестве определяемого, то в качестве определяющего, например1:



1 Обозначим определяемые члены через t, а определяющие через t'. См.: Карцевский С. О. Повторительный курс русского языка. М., 1928.

В данном высказывании пять синтагм при шести членах. Это соотношение не случайно, так как синтагм может быть столько, сколько есть определяющих членов. Все слова, кроме одного, выступают как определяющие (негр делает, черный негр, делает сахар, хорошо делает, где делает, черный, сахар, белый – определяющие члены); не выступает в качестве определяющего члена только одно слово негр, хотя и участвует в двух синтагмах, но оба раза как определяемый член. Это абсолютное определяемое.
То, что слова черный, белый, хорошо в данном высказывании только определяющие члены, не нарушает положения о возможности любых слов, кроме одного, быть и определяющими, и определяемыми членами; если к ним присоединить какое-нибудь наречие типа исключительно, абсолютно, чрезвычайно, то черный, белый, хорошо станут по отношению к ним определяемыми членами (чрезвычайно черный, исключительно белый, абсолютно хорошо).
Среди данных синтагм одна предикативная (негр делает), две атрибутивных (черный негр, белый сахар), одна объективная (делает сахар) и одна релятивная (хорошо делает).
§ 61. ПРЕДЛОЖЕНИЕ
Мы сообщаем предложениями, и это кажется таким обычным, что, думается, и определение предложения также просто. Однако определение предложения наталкивается на большие затруднения. Обычное школьное определение предложения: «Сочетание слов или отдельное слово, выражающее законченную мысль, называется предложением»1 – не неправильно, но непонятно, так как здесь одно неизвестное (предложение) определено через другое неизвестное (законченная мысль), т. е. х определен через у, а значение у не раскрыто. Кроме того, бывают и такие предложения, которые выражают не мысль, а чувство или желание.
1 Это определение было дано во II в. до н. э. александрийским ученым Дионисием Фракийцем: «Речь есть соединение слов, выражающее законченную мысль». См.: Античные теории языка и стиля, 1936. С. 117.

Не помогают и такие полуопределения предложения, как: предложение – «грамматически оформленная единица человеческой речи, выражающая относительно законченную мысль»1 или ссылки на «отражение действительности» и «выражение отношения к этой действительности». Как известно, грамматика имеет дело с явлениями, связанными с грамматической абстракцией, не имея в виду конкретных слов.
1 Галкина-Федорук Е.М. Предложение в свете материалистического языкознания // Русский язык в школе, 1949. № 1. С. 11.

Поэтому, если слова не «отражают» действительности или ложно отражают ее, но грамматические их связи правильны, то и предложение получается правильное, например: Кентавр выпил круглый квадрат1.
Очевидно, при определении предложения следует идти иным путем, исходя из чисто грамматических понятий.
1Л. В. Щерба на занятиях со студентами давал анализировать предложение из бессмысленных, но грамматически правильно оформленных и поставленных в связь слов; и в этом случае все, что существенно для предложения, сохранялось. Вот «текст», предложенный Л. В. Щербой студентам для синтаксического разбора: Глокая куздра штеко будланула бокренка (более распространенный текст этого смешного предложения приводит Л. В. Успенский в книге «Слово о словах», 1957, с. 315, но в нем, к сожалению, все-таки попадается одно реальное русское слово: союз и. Строго говоря, «предложение» Л. В. Щербы не предложение, а модель предложения, что можно точнее выразить формулой.


Если мы определили, что такое предикация и что такое предикативная синтагма, то, пользуясь этим как известным, мы можем дать такое определение предложения (которое отнюдь не претендует быть исчерпывающим, но вполне пригодно как удобная рабочая формула).
Предложение – это высказывание, содержащее предикативную синтагму.
Нормально в речи предложение произносится с замкнутой интонацией, но в случае эллиптирования, опущения чего-либо, обрыва предложения никакой «замкнутой интонации» нет, а предложение есть (то же и в случаях типа: Я тот, которому внимала ты в полуночной тишине, где главное предложение Я тот... никак нельзя произнести с «замкнутой интонацией»).
Если высказывание содержит только предикативную синтагму, то это простое нераспространенное предложение, причем количество слов здесь не играет роли: Здесь хорошо – предложение распространенное, так как здесь – второстепенный член, распространяющий предложение хорошо; значит, в этом предложении две синтагмы: предикативная – хорошо и релятивная – здесь хорошо; предложение же Отец был намерен лечь спать – нераспространенное, так как в нем лишь одна предикативная синтагма: отец – подлежащее и был намерен лечь спать – сказуемое.
Члены предложения обычно делят на главные (подлежащее и сказуемое) и второстепенные (определение, дополнение, обстоятельство)1.
1 Напомним, что служебные и «полузнаменательные» слова (связки) не могут быть членами синтагм и предложений.

Подлежащее– это абсолютное определяемое, определяемый член предикативной синтагмы.
Сказуемое– это определяющий член предикативной синтагмы.
Определение – это определяющий член атрибутивной синтагмы.
Дополнение– это определяющий член объективной синтагмы.
Обстоятельство– это определяющий член релятивной синтагмы.
Члены предложения могут быть простыми и с о с т а в н ы м и.
Простой член выражается лексемой или лексемой в сопровождении служебного слова (на полу, посредством взрыва, в отношении кадров, в порядке самокритики; ходил бы, буду ждать, начал петь),
а также лексикализованными сочетаниями (спустя рукава, через пень колоду, «Не в свои сани не садись»).
Составные члены выражаются сочетанием лексем при помощи предлогов и союзов.
Составное подлежащее состоит из двух (или более) лексем, соединенных либо союзом, либо предлогом, если это однородные лексемы (два существительных, два местоимения), либо из двух лексем без служебного слова (если это разнородные лексемы), когда сказуемое согласовано с составным членом в целом, например: Петя и Ваня гуляли; Петя с Ваней гуляли; Он и она сидели (в этом случае нельзя: Он с ней сидели); Два стола стояли; Несколько студентов опоздало и т. п.1
1Вопрос о составном подлежащем при множественном числе составляющих его лексем решается интонацией: Мальчики с девочками – гуляли – составное подлежащее. Мальчики – с девочками гуляли – простое подлежащее, а с девочками – дополнение к гуляли (тире показывает паузу).

Составное дополнение, как и подлежащее, состоит из двух (или более) лексем в параллельных падежах, если это однородные лексемы, соединенные союзом, например: Видел Пето и Ваню; Жил без отца и без матери; Передал Пете и Ване; Сидел с Петей и Ваней; Тосковал по отцу и матери и т. п., либо из двух лексем без служебных слов, если это разнородные лексемы, т. е. сочетания числительного или числительного-местоимения с существительным в косвенном падеже, например: Вижу два стола; Вижу двух студентов; Вижу много столов; Вижу несколько студентов и т. п.1
1 То, что эти сочетания составляют один член, доказывает определение, которое должно быть согласовано во множественном числе, т. е. с составным членом в целом: Видел Петю и Ваню, гулявших в саду. Вижу два стола, стоящие в углу; Видел несколько студентов, гулявших в саду и т. п.
Наиболее разнообразны возможности составного сказуемого, оно состоит из связки и присвязочной части; в русском языке в качестве связки может быть как вспомогательный глагол быть1, так и полузнаменательные глаголы: бывать, стать, становиться, являться, казаться, выглядеть, оказываться, делаться, считаться, называться, ходить, разгуливать, выступать и некоторые другие с именной присвязочной частью и такие, как хотеть2, мочь, намереваться, стараться, пытаться, собираться, сесть, лечь, решить, обещать, ходить, усесться, найти и другие – с инфинитивом.
1 Это не относится к тем случаям, когда вспомогательный глагол образует аналитическую форму будущего времени из глаголов несовершенного вида: буду читать, буду заглядывать и т. п.
2 Глагол ходить допускает в качестве присвязочной части как существительное в творительном падеже (что выглядит очень идиоматично), так и инфинитив: ходит гоголем и ходит купаться.

Связка может быть и нулевой; отсутствие связки (нулевая связка) показывает настоящее время по сравнению с наличием связки для прошедшего и будущего времени: она – врач, она была (или будет) врачом.
В качестве присвязочной части может быть существительное в именительном, творительном и родительном падежах (Он был врач, Он был врачом. Он был высокого роста; Книга была сестры), прилагательное и причастие краткие (Она была красива, Город был взят) и полные – в именительном и творительном падежах (Она была красивая, Шахта была действующая; Она была красивой, Шахта была действующей), числительное (Дважды два – четыре, Дважды два всегда было и будет четыре, Нас было двое), слово категории состояния (Мне было жаль отца, Нам было пора ехать, Ему нужно было вернуться, Я был рад встретиться), наречие (редко: Шутка твоя была некстати), инфинитив1 (Хотел остаться, Намеревался выспаться, Старался не шуметь, Лег спать, Сел ужинать и т. п.).
1 Не при переходном глаголе, при переходном же инфинитив будет играть роль прямого дополнения: люблю гулять.

От простых членов следует отличать распространенные члены, т. е. наличие при том или ином простом члене зависимых слов, его определяющих членов; таковы случаи, когда, например, дополнение имеет при себе определение, или определение имеет при себе обстоятельство, или определение, или приложение имеет при себе дополнение и т. п.; в этих случаях налицо сочетание простых членов и соответствующих синтагм.
§ 62. ОБОРОТЫ С ПОТЕНЦИАЛЬНОЙ ПРЕДИКАТИВНОСТЬЮ
Предложения с наличием так называемых «обособленных оборотов» можно считать промежуточным типом между простым и сложным предложением. Это предложения простые, но осложненные.
В простых предложениях в качестве определяющих членов выступают лексемы и лексикализованные сочетания, в сложных – придаточные предложения. Обособленные обороты содержат в себе потенциальную, но не развернутую предикативность, когда на атрибутивное, релятивное и, реже, объективное отношения внутри соответствующих синтагм накладывается оттенок предикативности1. Сравним два предложения:

1)Без обособления:
Усталые и измученные охотники легли спать.


2) С обособлением:
Усталые и измученные, охотники легли спать.


1 В старых грамматиках такие случаи называли «сокращенными придаточными предложениями», что исторически неверно.

В первом предложении – чисто атрибутивное отношение между определяющими усталые и измученные и определяемым охотники и определения относятся только к подлежащему. Во втором же предложении сверх атрибутивного отношения есть и другое, показывающее время, причинность, что можно было бы пояснить, превратив это предложение в сложное: Когда охотники устали и измучились, они легли спать, или: Так как охотники устали и измучились, то они легли спать.
При обособлении определения расширяют круг своих связей и начинают относиться ко всей предикативной синтагме в целом, конечно, через сказуемое.
Сравним теперь простое предложение с обособленным оборотом и сложное предложение, где на месте обособленного оборота – придаточное предложение:

1)Простое с обособленным оборотом:
1. Мальчик, продававший яблоки, ушел.
2. Отец, занимаясь с детьми, только отдыхал.


2)Сложное с придаточным предложением:
1. Мальчик, который продавал яблоки, ушел.
2. Отец, когда занимался с детьми, только отдыхал.


Первый пример левого столбца (обособленный причастный оборот) является примером предикативно-атрибутивной синтагмы (ср. чисто атрибутивную синтагму: Продававший яблоки мальчик ушел); второй пример левого столбца (обособленный деепричастный оборот) является примером предикативно-релятивной синтагмы (здесь «превращение» в чисто релятивную синтагму не удается, так как деепричастие слишком «глагольно», а тем самым и предикативно, и всегда, даже в единичном употреблении и независимо от места в предложении, как правило, обособляется).
Примеры правого столбца показывают, как легко осложненные предложения «превращаются» в сложные.
§ 63. ТИПЫ ПРОСТЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ
Простые предложения распадаются, по мнению А. А. Шахматова, на две разновидности:
«К первой принадлежат предложения, в которых указанное сочетание субъекта и предиката находит себе соответствие в одном члене предложения' (выраженном большей частью одним словом) – это предложения односоставные, ср. предложения: Вчера морозило; Прекратите разговор; Прошу войти, где сочетание субъекта и предиката подлежащей коммуникации находит себе соответствие в словах морозило, прекратите, прошу (морозило соответствует сочетанию конкретного признака2 с отвлеченным признаком3 в прошедшем времени; прекратите соответствует сочетанию субъекта 2-го лица с активным признаком в повелительном наклонении в предикате; прошу соответствует сочетанию субъекта 1-го лица единственного числа с активным признаком в настоящем времени в предикате)».
1 Точнее не в члене предложения, а и слове или группе слов.
2 Т. е. вещественного значения (см. выше, гл. IV, § 43).
3 Т. е. грамматического значения (см. выше, гл. IV, § 43).

«Ко второй разновидности принадлежат предложения, в которых субъект и предикат находят себе выражение каждый в особом члене (особом слове) предложения, – это предложения двусоставные, причем главный член одного из обоих составов соответствует субъекту, а главный член другого состава – предикату...; такие грамматически между собой связанные (согласованные) члены двусоставных предложений называются подлежащим и сказуемым, причем подлежащее – это главный член господствующего и сказуемое – главный член зависимого состава. Примерами двусоставных предложений согласованных могут служить предложения, как На дворе лает собака»1.
1 Шахматов А. А. Синтаксис русского языка. Вводная часть к учению о предложении, 1941. С. 30–31 (или: Шахматов А. А. Очерк современного русского литературного языка, 1941. Приложение 3. С. 56).

В согласии с предыдущим это следует понимать так: если предикативная синтагма имеет нормальный вид, т. е. оба ее члена выражены отдельными лексемами (или лексемами со служебными словами, или лексикализованными сочетаниями), то это двусоставное предложение; если же предикативная синтагма скрытого типа, т. е. оба ее члена выражены одной лексемой (или лексемой со служебными словами, или лексикализованным сочетанием), то это односоставное предложение.
Двусоставные предложения бывают: 1) нераспространенные, когда налицо только одна предикативная синтагма, и распространенные, когда в его составе есть и другие синтагмы; 2) простые, когда в качестве определяющих налицо только лексемы или лексикализованные сочетания, осложненные, когда в качестве определяющих выступают обособленные обороты, и сложные, когда в качестве определяющих выступают целые предложения (см. ниже).
Односоставные предложения в русском языке могут быть: 1) на базе сказуемого: безличные (Лесника убило деревом; Светает; Морозило; Пора ехать; Жаль отца; Не спится), неопределенно - личные (Цыплят по осени считают), обобщенно-личные (Поспешишь – людей насмешишь; Не нагнать тебе бешеной тройки) и императивные (Прекратите разговор!; Молчать!; Пошел вон!), 2) на базе подлежащего: экзистенциальные, или бытийные («Шепот. Робкое дыханье. Трели соловья»; «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека»), назывные (Булочная; «Ревизор»; «Метрополь»), указательные («Вот мельница») и восклицательные (Пожар!; Беда!).
Надо сказать, что если типы односоставных предложений на базе сказуемого в русском языке очень различны по своему грамматическому оформлению (и каждому типу соответствуют строго определенные формы), то разновидности односоставных предложений на базе подлежащего представляют собственно один грамматический тип и варьируются, глядя по ситуации, в устной или письменной речи, с эмоцией или без эмоции, с указанием или без указания.
Нам не кажется нужным выделять в особый тип так называемые «инфинитивные» предложения, так как это либо разновидность императивных (Молчать!), либо неполные безличные с эллиптированным словом состояния: Мне бы жить да жить (надо), сквозь годы мчась; (нужно) Догнать и перегнать; Рядового Петрова (следует) полагать в самовольной отлучке и т. п.
Конечно, и односоставные могут быть распространенными, осложненными и сложными.
Что же касается неполных предложений, то они никакого типа собой не представляют, а являются просто эллиптическими оборотами, где в речи (а не в языке!) опущено то, что легко восстанавливается по контексту (Ты принес вещи? – Принес – здесь подлежащее и дополнение опущены, так как они упомянуты в вопросе).
§ 64. СЛОЖНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
В примерах: 1) Продававший яблоки мальчик ушел, 2) Мальчик, продававший яблоки, ушел, 3) Мальчик, который продавал яблоки, ушел – отношение все более осложняется: в первом примере оно просто атрибутивное, во втором оно уже предикативно-атрибутивное (благодаря «обособлению», когда в «обособленном члене» возникает потенциальная предикация) и, наконец, в третьем оно уже делается развернуто предикативным внутри себя, не теряя своего атрибутивного характера по отношению к своему определяемому.
Предикативные определения атрибутивных, релятивных и объективных синтагм называются придаточными предложениями, а предложения, в составе которых имеются придаточные, называются сложными предложениями1.
1 Ср. у А. А. Шахматова: «Сложными, в противоположность простым предложениям, называем те предложения, в которых имеется или двойное сказуемое, или второстепенное сказуемое, или дополнительное сказуемое, или дополнительное второстепенное сказуемое» (Синтаксис русского языка. С. 49). А. М. Пешковский отрицал термин «сложное предложение», заменяя его термином «сложное целое»: «Термин «сложное предложение» мы отвергаем, так как он называет несколько предложений одним предложением и тем создает путаницу» (Русский синтаксис в научном освещении. 4-е изд. С. 403).

Конечно, указанные тенденции совсем не обязывают нас понимать все возможные разновидности сложноподчиненных предложений только как «распространенные» простые предложения, где придаточные предложения расцениваются как «развернутые» члены простого предложения, как это полагал Ф. И. Буслаев, усматривавший среди придаточных и придаточные подлежащие, и придаточные сказуемые.
Придаточные подлежащие вообще невозможны, так как подлежащее – это абсолютное определяемое, никогда не могущее выступать в роли определения, тогда как придаточные предложения по сути своей в целом – всегда определяющие члены к какому-либо члену главного предложения или же ко всему главному предложению в целом (см. ниже). Что касается придаточных сказуемых, то они могут быть, но сказуемое может быть определяющим членом только по отношению к подлежащему; если же эту роль выполняет придаточное предложение, то в таком случае в главном нет сказуемого.
Возможности выражения различных отношений в сложном (сложноподчиненном) предложении неизмеримо шире, чем в простом, формы связей придаточных и главных предложений неизмеримо богаче, чем формы связей членов простого предложения.
В зависимости от характера выраженного отношения и формы связи между элементами сложного предложения колеблется и степень целостности сложного предложения или самостоятельности его частей (главного предложения).
Есть такие разновидности сложноподчиненных предложений, которые граничат с сочинением, например: Обе девицы надели желтые шляпки и красные башмаки, что бывало у них только в торжественные случаи (Пушкин, Гробовщик); если в этом сложноподчиненном предложении заменить что на это, то мы получим уже не сложноподчиненное, а сложносочиненное предложение, хотя смысловое изменение будет едва заметным (см. ниже об общем подчинении).
С другой стороны, в таком предложении, как Я тот, которому внимала ты в полуночной тишине (Л е р м о н т о в, Демон), главное предложение настолько несамостоятельно (благодаря тому, что в качестве сказуемого выступает в нем местоимение, приближающееся по своей роли в целом к служебному слову, связывающему главное с придаточным), что без придаточного оно или невозможно, или же меняет в корне свой смысл (ср. отдельно: Я – тот). Следовательно, в этом типе сложноподчиненных предложений части несамостоятельны и абсолютно беспомощны друг без друга. Без наличия такого указательного местоимения в главном (в качестве сказуемого, дополнения, обстоятельства), при односторонней связи через относительное местоимение (союзное слово) в придаточном предложении главное сохраняет свой смысл и при употреблении без придаточного; придаточное же без главного вообще немыслимо.
Особое положение занимают так называемые условные и уступительные предложения, в которых «обе части сложного предложения взаимно обусловливают друг друга» и где «нет того подчинения, каким характеризуются другие придаточные предложения»1.
1 Богородицкий В.А. Общий курс русской грамматики, 1935. С. 229.

Все это и многое другое специфично именно для сложного предложения и не имеет места в простом.
Ввиду малой разработанности теории сложного предложения в дальнейшем мы ограничимся той программой, которая была высказана В. А. Богородицким:
«...во всяком сложном предложении его части составляют одно связное целое, так что, будучи взяты отдельно, уже не могут иметь вполне прежнего смысла или даже совсем невозможны, подобно тому как морфологические части слов существуют только в самом слове, но не отдельно от него; таким образом, ни та ни другая часть сложного предложения, строго говоря, не является самостоятельной, но лишь совместно образуют одно целое. Став на эту точку зрения, исследователь должен стремиться к тому, чтобы бестенденциозно определить типы связей или отношений между обеими частями сложных предложений и способов формального обозначения этих связей в речи (включая сюда и отсутствие соединяющих слов, равно как порядок слов и интонацию)»1.
1 Там же. С. 229 (сноска).

При исследовании придаточных предложений нужно иметь в виду: 1) к чему оно относится; 2) какие формальные слова применяются (также и другие средства – интонации и т. п.), 3) какие смысловые оттенки в каждом случае принадлежат самим придаточным предложениям, а не тому или другому члену главного предложения.
Придаточные предложения могут относиться к тому или другому члену главного – это частное подчинение; в предложении Мальчик, который продавал яблоки, ушел придаточное относится как определяющее к подлежащему главного; Я знал, что ты приехал – придаточное относится как определяющее к сказуемому главного; Я видел мальчика, который играл в мяч – здесь придаточное относится как определяющее к дополнению главного и т. п.
Но бывают и такие случаи, когда придаточное относится ко всему главному предложению в целом – это общее подчинение (его называют еще «относительное подчинение», см. ниже): Он забыл взять с собой книги, что случалось с ним крайне редко; Ямщику вздумалось ехать рекой, что должно было сократить нам путь тремя верстами; Я сказал ему много комплиментов, чего не следовало говорить и т. п.
Связь между придаточным и главным предложениями может быть выражена или особыми служебными, или полуслужебными словами, или же без слов – интонацией и порядком слов и предложений. Так, в приведенных выше примерах для связи служат слова что, чего, который и т. п. В одних случаях они только связывают предложения – это подчинительные союзы, в других случаях они также играют роль членов придаточного предложения – это «союзные слова», функция которых двойная: и служебная, и местоименная (знаменательные слова в этой роли не выступают).
В случае «союзных слов» связь может быть односторонней, когда только в придаточных имеется союзное слово, или же двусторонней, когда и в главном есть такое слово, ср.: Это был бродяга, который украл лошадь и Это был тот бродяга, который украл лошадь. В первом примере слову который в главном нет соответствия, во втором примере в главном ему соответствует слово тот, которое также выполняет двойную функцию. При такой двусторонней связи союзное слово в придаточном можно называть относительным, а в главном –соотносительным1.
1 В русском языке соотносительные слова – это «т-слова», а относительные – «к-слова» (или в порядке чередования «ч-слова»), образующие пары типа: тот – который, тот – кто, то – что, то – чем, так – чтобы, такой – какой, туда – куда и т. п. См.: К а г с е v s k i S. Sur la parataxe et la syntaxe en russe // Cahiers Ferdinand de Saussure, 1949. № 7, где автор независимо пришел к тем же положениям.

При отсутствии союзов и союзных слов связь придаточного и главного бессоюзная, когда порядок предложений и интонация подсказывают, что является главным, что – придаточным, например: Лес рубят – щепки летят, где придаточное лес рубят стоит на первом месте (при перестановке подчиненного отношения не получается) и его интонация построена на повышении, тогда как интонация главного, стоящего на втором месте, щепки летят связана с понижением интонации1.
1 При иной интонации, с двумя понижениями (после рубят и после летят), – это интонация перечисления, получается не подчинение, а сочинение.

Придаточное предложение может иметь при себе другое придаточное как свое определяющее – тогда это будет случай последовательного подчинения:Он пришел к нам, чтобы мы все узнали, как он добрался к родным, которые его так давно не видели – здесь есть главное и три последовательно подчиненных придаточных, что составляет общее строение в четыре яруса1.
1 Смешным примером нагромождения последовательного подчинения может служить последняя строфа стихотворения С. Я. Маршака «Дом, который построил Джек».

В случае, когда имеется два или более придаточных, но они подчинены одному главному, имеет место соподчинение, причем здесь следует различать: 1) относятся ли эти придаточные к разным членам главного или к одному, 2) (в последнем случае) будут ли они однородные или разнородные.
В примере: Когда половой все еще разбирал по складам записку, сам П. И. Чичиков отправился осмотреть город, которым был, как казалось, удовлетворен – два придаточных к одному главному, но первое (временное) относится к сказуемому главного, а второе (определительное) – к дополнению главного; это общее соподчинение.
В примере же: Когда рассвело, я скорее поехал, чтобы пароход не ушел до моего приезда – оба придаточных относятся к сказуемому, но они неоднородны: одно – временное, а другое – целевое; это частное соподчинение.
Наконец, в таком примере, как: Я помню, что озяб ужасно, что квартира была холодна, что чай не согрел меня, – все три придаточных не только относятся к тому же сказуемому главного, но они и однородны: это случай сочинения в подчинительном целом (о чем см. ниже).
§ 65. СОЧИНЕНИЕ
Сочинение несинтагматично. Это соединение равноправного, при котором ни первое в отношении второго, ни второе в отношении первого не являются ни определяющим, ни определяемым.
Однако сочинение коммуникативно, иначе это было бы простым соположением разного; на самом же деле при сочинении получается целое, организованное только иным образом, чем при подчинении, и сохраняющее большую самостоятельность частей.
Сочинение может осуществляться как в пределах лексемы – это несинтагматические сложения (человеко-день, киловатт-час, тонно-километр, торгово-промышленный), так и в пределах простого предложения – это однородные члены предложения (Добрый и отзывчивый человек; Вижу речку и лес; Смеялся весело и непринужденно; Написано четко и без помарок, а также: Дети играли и пели; Собаки и волки – одной породы и т. п.)1 и в пределах сложного предложения – это или соединение двух или более независимых предложений (то, что называется «сложносочиненным предложением»: Тучи нависли, и полил дождь; Полил дождь, но мы все-таки пошли), или соподчинение двух или более однородных придаточных предложений одному и тому же члену главного (Я помню, что озяб ужасно, что квартира была холодна, что чай не согрел меня).
1 Однородность членов предложения зависит не от их лексической природы и не от их морфологической принадлежности к той или иной части речи, а от их функциональной синтаксической равнозначности: «Написано четко (наречие) и без помарок (существительное)». Следующие друг за другом однородные члены, например прилагательные, надо отличать от сочетаний, когда определяющий член относится к последующему целому, например: большие роговые очки, где нет однородности, так как большие определяет сочетание роговые очки в целом.

Оставив в стороне «внутренние сочинения», т. е. несинтагматические сложения, и взяв объектом рассмотрения только «внешние сочинения» в пределах простого и сложного предложения, мы можем установить, что те случаи, когда сочиненное связано союзами, более отвечают понятию целого, нежели такие случаи, где союзы отсутствуют.
Итак, связь в сочиненном целом может быть:
1) с о ю з н о й, и тогда сочиненные предложения можно классифицировать по типам союзов на: а) соединительные – с и, да (= и), и – и, ни – ни, как – так, не только – но и, б) противительные – с а, но, да (= но), однако же, зато, тем не менее и т. п., в) разделительные с парными союзами: или – или, либо – либо, ли – ли, то – то, не то – не то и т. п. Союзы эти могут употребляться как внутри простого предложения для связи однородных членов, так и внутри сложного для связи однородных предложений;
2) бессоюзной, когда выражается либо одновременность равноправного («Театр уж полон, ложи блещут, партер и кресла – все кипит»), либо последовательность равноправного («Лошади тронулись, колокольчик загремел, кибитка полетела»), или противопоставление равноправного («Дуб держится – к земле тростиночка припала»).
При наличии союзов различие подчинения и сочинения очевидно помимо интонации, так как союзы разные, но в случае бессоюзной связи решает интонация. Одни и те же слова в том же порядке и предложений, и их членов могут быть поняты и как сочинение, и как подчинение, например: Лес рубят, щепки летят с интонацией перечисления (когда в каждой половине есть симметричное для двух частей повторяющееся повышение и затем понижение интонации) – сочинение, и: Лес рубят – щепки летят (с контрастной интонацией) – подчинение.
Выделение каждого предложения или даже члена предложения в отдельную фразу (замыкая спереди и сзади паузами) уничтожает связь и выделяет каждый из сочиненных элементов в самостоятельное целое («Поздняя осень. Грачи улетели. Лес обнажился. Поля опустели». Или: «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека»).
Спорным и промежуточным является, как уже выше указано, так называемое «относительное подчинение»1 типа Он сегодня забыл книги, что бывает с ним крайне редко, так как один шаг отделяет эти сочетания от чисто сочинительных типа Он сегодня забыл книги, а это бывает с ним крайне редко.
1 В курсе «Современный русский литературный язык» С. И. Абакумова (М., 1942. С. 162) такие придаточные предложения названы присочиненными.

§ 66. ВНЕСЕНИЕ
В пределах как простых, так и сложных предложений можно встретить такие элементы, которые грамматически не связаны с окружающим текстом; это могут быть и отдельные лексемы, и словосочетания, и целые предложения. Такое явление называется внесением.
Внесенными могут быть: 1) междометия: А он, увы, не приехал;Я, черт возьми, добьюсь своего; 2) модальные вводные слова и предложения: Я, де, ситцем торговал; Мы, кажется, опоздали; Он, должно быть, забыл адрес; А он, да простит ему Аллах, все перепутал; Это, по мнению Богородицкого, не относится к подчинению; 3) обращения и воззвания: Вера, пойди сюда; Кондуктор! Дайте билет; Послушайте, где здесь касса?; 4) целые самостоятельные предложения: А дядя Миша подошел (представляю себе его вид) и сказал: «Дедушка твой Иван Петрович – ох, уж эти мне старички! – притворился, что ничего не знает».
Иногда у этих внесенных элементов обнаруживается остаток связей с окружающим текстом, например: А я, каюсь, пообедал, но в: А мы, каюсь, уже пообедали! – остатки связей пропадают; или: А вы, извините, не Покровские ли будете? и: А ты, извини: не Покровский ли будешь ?, но в: А я, извини (или: извините), вовсе не Покровский – всякая видимость связей пропадает.
§ 67. СЛОЖНОЕ СИНТАКСИЧЕСКОЕ ЦЕЛОЕ
В речи можно себе представить и все перечисленные случаи совместно, т. е. что в одном контексте встретится такое сложное предложение, где будет и сочинение, и подчинение, при этом в несколько ярусов (с возможным сочинением в каждом), и случаи внесения, а среди простых предложений будут и односоставные, и двусоставные с простыми, составными и однородными членами. Иногда такое целое имеет определенную модель (период и т. п.).
ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА К МАТЕРИАЛУ, ИЗЛОЖЕННОМУ В ГЛАВЕ IV (ГРАММАТИКА)
Аванесов Р. И..Сидоров В.Н. Очерк грамматики современного русского литературного языка. Ч. 1. М;: Учпедгиз, 1945.
Апресян Ю.Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики (краткий очерк). М.: Просвещение, 1966.
Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики. М.: Учпедгиз, 1935.
Виноградов В. В. Русский язык. М.: Учпедгиз, 1947.
Вопросы грамматики. М.–Л.: Изд. АН СССР, 1960.
Вопросы грамматического строя. М.: Изд. АН СССР,1955.
Есперсен О. Философия грамматики / Русский пер. М., 1960.
Зализняк А. А. Русское именное словоизменение. М.: Наука, 1967.
Карцевский С. О. Повторительный курс русской грамматики. М.-Л.: Госиздат, 1928.
Общее языкознание. Внутренняя структура языка. М.: Наука, 1972 (раздел «Грамматика»).
Пешковский A.M. Русский синтаксис в научном освещении. 7-е изд. М,: Учпедгиз, 1956.
Пешковский A.M. Избранные труды. М.: Учпедгиз, 1959. (Статьи по грамматике.)
Русская грамматика. Ч. I, II. М,: Наука, 1980.
Холодович А. А. Проблемы грамматической теории. Л.: Наука, 1979.
Шахматов А. А. Синтаксис русского литературного языка. 2-е изд. М.: Учпедгиз, 1941.
Из трудов А. А. Шахматова по современному русскому языку (учение о частях речи). М.: Учпедгиз, 1952.
Якобсон Р. О. Избранные работы. М.: Прогресс, 1985.



ГЛАВА V
ПИСЬМО
§ 68. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ О ПИСЬМЕ И ПРЕДПОСЫЛКИ ПИСЬМА
Письмо относится к величайшим изобретениям человечества. Письмо помогает людям общаться в тех случаях, когда общение звуковым языком или невозможно, или затруднительно. Главные затруднения для общения звуковым языком представляют пространство и время. Устное речевое общение (без специальных технических усовершенствований, как рупор, громкоговоритель и, наконец, телефон, радио) возможно только на ограниченном радиусе от говорящего, в пределах слышимости речи; что же касается преодоления времени, то уже давно сложились поговорки о преимуществах письма перед устной речью: «Слово не воробей: вылетит – не поймаешь», но «Что написано пером, не вырубишь топором», что примерно соответствует латинской поговорке: Verba volant – scripta manent – «Слова летают, надписи остаются». И происхождение письма следует относить к тем эпохам, когда у говорящих людей появилась потребность преодолевать в связи с более сложными общественными отношениями пространство для взаимоотношений с отдаленными членами рода или с другими племенами и для увековечения чего-либо во временах. Тем самым послания («письма») и надгробно-триумфальные надписи – первейшие виды письменности. Но первые (т. е. письма) так же «мимолетны», как и слова устного языка, и мы можем их изучить лишь по живой практике тех племен, которые до последнего времени пользовались такими видами письма (это лингвист может почерпнуть у этнографов); вторые же (т. е. мемориальные надписи) доступны непосредственному наблюдению (надписи на скалах, на стенах ископаемых пещер, надгробные плиты, триумфальные арки и т. п.).
Являясь дополнительным средством общения к устному речевому общению, письмо в своих различных формах и видах в разные эпохи по-разному соотносилось со звуковым языком.
Вопреки мнению некоторых ученых, прежде всего следует отвергнуть возможность появления письма до языка. Без языка нет человека, а тем самым не может быть и письма. Письмо на всех этапах развития человека – добавочный, вторичный способ общения. Но это отнюдь не означает, что письмо всегда передавало прямо язык. Передача графическими средствами языка с его грамматикой и фонетикой – очень поздний этап развития письма; в более ранние эпохи письмо могло и не передавать элементов языка, но тем не менее быть орудием общения. Первично, очевидно, возникли «послания», которые очень мало напоминали наши письма. Так, греческий историк Геродот (V в. до н. э.) писал, что скифы направили персам, с которыми воевали, «послание», состоявшее из настоящих живых зверей и птиц (лягушка, мышь, птица) и пяти настоящих стрел, что означало: «Если вы, персы, не научитесь прыгать по болотам, как лягушки, прятаться в норы, как мышь, и летать, как птица, то вы будете осыпаны нашими стрелами, как только вступите на нашу землю». Это пример символической сигнализации, где каждая вещь что-либо прямо символизирует («птица» – «летать» и т. п.), общий смысл такого послания был разгадан жрецами Дария, царя персидского, не только исходя из этой прямой символизации, но и из знания «контекста»: кто такие скифы, где они живут, как воюют и т. д.
Наряду с этой символической сигнализацией существует и условная сигнализация, когда сами «вещи» ничего не выражают, а используются как условные знаки.
Таково перуанское письмо ки2пу: палочка с навязанными разноцветными шнурками с узелками, которую можно послать с гонцом как письмо (см. рис. 16), или ирокезское письмо в а 2м п у м: пояс или жезл с прикрепленными или нанизанными ракушками разного цвета и размера (см. рис. 17).
О «значении» узелков на шнурках и комбинаций ракушек, конечно, надо заранее договориться тому, кто посылает такое «письмо», и тому, кто его получает. Такими знаниями обычно обладала особая выделившаяся каста1 жрецов. Сообщения, которые передаются таким способом, могут быть только очень элементарными и схематичными; это чаще всего какие-нибудь указания, сигналы бедствий и т. п.
1Каста - от португальского casta - «род», «поколение» из латинского castus-«непорочный», «благочестивый»; в данном употреблении - особое сословие древнего общества.

Гораздо большие возможности имеет начертательное письмо.


Таким образом, в широкое понятие письма можно включить все виды общения людей при помощи оптических1 знаков, т. е. знаков, воспринимаемых глазом; под это определение подходит не только собственно письмо и печать, а также и любые воспроизведения письменных и печатных знаков, например рекламные «надписи» из неоновых трубок на магазинах или из консервных банок на витрине, из декоративных цветов или разноцветных камешков на клумбах, эскадрильи самолетов, построенные в виде букв, образующих какое-нибудь слово, но и всевозможные дымовые, световые, цветовые сигналы, например семафоры, светофоры, морские и речные сигналы флагами и фонарями и т. п.
1 Опт2ический – от греческого optikos – «зрительный».

Собственно письмо, т. е. начертательное письмо, связанное с использованием для общения графических1 знаков (картинок, значков, букв, цифр), образует более узкий круг.
1 Граф2ический – от греческого graphikos – «начертательный».

Начертательное письмо в разных своих формах или прямо соотносится с языком, отражая в графике языковые формы, или же является вспомогательным, но не связанным с языком средством общения, так как не отражает в графике языковых форм.
§ 69. ЭТАПЫ И ФОРМЫ РАЗВИТИЯ НАЧЕРТАТЕЛЬНОГО ПИСЬМА
Начертательное письмо зарождается как п иктография1. т.е. письмо рисунками. Образцы пиктографического письма обнаружены как археологами, так и этнографами.
1 Пиктогра2фия – от латинского pictus – «живописный» и греческого grapho – «пишу».

В пиктографии обозначающим служит схематический рисунок человека, лодки, животных и т. п.; конечно, и историк искусства, и этнограф заинтересованы в изучении таких рисунков. так как искусство и письмо в этих случаях нерасчленимы, однако для функции письма художественные достоинства рисунков несущественны, важна схожесть с объектом и опознаваемость темы, т. е. система передачи информации графическими знаками.
Обозначаемым в пиктографии служит жизненная ситуация (охота, поездка), вещи (весло, лодка), существа (люди, живот-
ные); словесное оформление всего этого для пиктографии несущественно (т. е. пиктограмму можно «читать» и именами, и глаголами и др.).
Примерами типичных пиктограмм могут служить приводимые на рис. 18 «дневник» эскимоса-охотника и «прошение» индейцев на рис. 19. Первая пиктограмма легче поддается чтению, так как ее содержание нагляднее («Человек пошел на охоту, добыл шкуру зверя, затем другую, охотился на моржа, поехал на лодке с другим охотником, заночевал»); здесь линейный ряд рисунков передает линейный ряд сообщения.

Рис. 18. Пиктограмма. «Дневник» эскимоса-охотника.

Вторая пиктограмма, обращение индейских племен к президенту, расшифровывается так: «Племена журавля, трех куниц, медведя, морского человека и морского кота поручили в едином порыве сердец главе племени журавля обратиться с просьбой к президенту о разрешении им переселиться в область озер».
Эта пиктограмма читается труднее, потому что, кроме легко опознаваемых изображений животных и птиц, обозначающих индейские племена, дорогу и озера, в ней имеется еще и передача более отвлеченных тем: «единство порыва сердец», «единомыслие и речь вождя, обращенная к президенту», что изображено линиями; линейность же пиктограммы не соответствует линейности сообщения.
Из сравнения этих примеров видно, что все наглядное находит себе прямое выражение в пиктографии, а все отвлеченное расшифровывается с трудом.
Пиктография не связана с алфавитом, т. е. набором определенных знаков, и тем самым не связана с обучением чтению и письму, так как нужные для передачи вещи и ситуации надо только похоже изобразить; несвязанность пиктографии с формами языка позволяет ей быть удобным средством общения разноязычных племен.
Некоторые исследователи связывают типы пиктограмм с другим вспомогательным средством общения людей – с жестами и их типами, что, безусловно, могло иметь место и требует продолжения исследования. Однако мнение о том, что пиктография и жесты в определенный период заменяли язык, лишено всякого основания, и жесты, и пиктография были только у говорящих людей и не могли заменить языка.


Рис. 19. Пиктограмма. «Прошение» индейцев.

С развитием понятий и абстрактного мышления возникают такие потребности письма, которые пиктография уже не может выполнять, и тогда возникает идеография1, т. е. «письмо понятиями», когда обозначаемым является не сам жизненный факт в его непосредственной данности, а те понятия, которые возникают в сознании человека и требуют своего выражения на письме.
1Идеография – от греческого idea – «идея» и grapho – «пишу».

Переход от пиктографии к идеографии связан с потребностью графической передачи того, что не обладает наглядностью и не поддается рисуночному изображению (см. рис. 20). Так, например, понятия «зоркость», «бодрствование» нельзя нарисовать, но можно нарисовать тот орган, через который они проявляются. т. е. через изображение глаза. Таким образом, обозначающее на первых шагах идеографического письма остается тем же рисунком, но обозначаемое меняется: рисунок глаза как пиктограмма обозначает «глаз», а как идеограмма – «зоркость», «бодрствование», т. е. функцию данной вещи или результат ее использования. Таким же образом «дружбу» можно передать изображением двух рук, пожимающих одна другую, «вражду» – изображением скрещенного оружия и т. п.


Рис. 20. Иероглифы. Древнеегипетское письмо.

Рисунок в этих случаях выступает в переносном, а тем самым и в условном значении. Этот перенос значения рисунков очень похож на метонимический перенос в лексике названия орудия на результат его использования; ср. язык – «орган» и язык – «речь» и рисунок глаза – «глаз» и тот же рисунок – «зоркость», «бодрствование» и т. п. На данном этапе развития письма одни и те же рисунки могли иметь и прямое значение (что изображено), и переносное (сопутствующие явления), что, конечно, очень затрудняет дешифровку письменных памятников этого типа письма. Потребность убыстрения письма и возможность передавать более сложные по содержанию и длинные по размерам тексты привели к схематизации рисунков, к превращению рисунков в условные значки – иерогли2 фы1.
1Иерогл2ифы – от греческого hieroglyphoi – «священные письмена» (буквально: «резьба жрецов», так как, во-первых, не писали, а резали на кости и других материалах, а во-вторых, «тайной» иероглифического письма владели жрецы).


Рис. 21. Розетский камень, благодаря находке которого Ф. Шампольон смог приблизиться к дешифровке древнеегипетских иероглифов, так как надпись содержала передачу одного и того же текста вверху древнеегипетскими иероглифами, посередине -древнеегипетским демотическим письмом, а внизу был дан перевод текста на древнегреческий язык.
Технический прогресс письма, т. е. изыскание более подходящего материала, на чем пишут, и инструментов письма, привел к тому, что от камней и кусков дерева или коры перешли к надписям на специальных материалах. В Египте были придуманы свитки из папируса, клетчатки нильского тростника, в других местах – разного рода обработка кожи (пергамент) и, наконец в Китае была изобретена бумага. Вместо насекательных по камню и царапающих по дереву орудий при новых материалах появились пишущие орудия: тушь и кисточка, которыми можно было гораздо быстрее изображать нужные знаки.


Рис. 22. Иероглифы. Картуши с обозначением имен Птолемея и Клеопатры (из верхнего текста Розетского камня).



Рис. 23. Древнеегипетская скоропись, происшедшая из иероглифического письма (иератическое письмо).


Рис. 24.
Иероглифическое письмо удобно тем, что посредством его знаков можно передать и наглядное, и отвлеченное содержание; здесь уже возникает вопрос алфавита, так как, для того чтобы читать и писать, надо знать и иметь в распоряжении известный набор знаков и определенное для данного текста и притом очень большое количество иероглифов.
Итак, идеография – это такое письмо, в котором графические знаки передают не слова в их грамматическом и фонетическом оформлении, а те значения, которые за этими словами стоят. Поэтому, например, в китайской иероглифической письменности омонимы передаются разными иероглифами, а звучат они и морфологически построены одинаково.

Рис. 25. Основные шумерские идеограммы.
В любом виде идеографического письма имеются, конечно, и элементы звуковых знаков; поэтому для дешифровки письменности этих эпох возникает новая трудность: когда данный знак является идеограммой и когда тот же знак служит обозначением фонетического явления (слога, звука).
Новый этап развития письма возник в странах Ближнего Востока в связи с целым рядом исторических событий.
На данном этапе развития письменности главное было в том, что надо было письмо сделать более доступным для пользующихся им, а количество таких людей все возрастало в связи с развитием торговли, передвижений и, наконец, с установлением государственности.
В связи с этим были разные попытки упростить способ письма. Исходя из связи языка и письма, эти попытки могли быть разными.
Во-первых, в отношении к лексике. Таким путем пошла китайская письменность. Так, для обозначения понятия «слеза» нужно было сочетать два знака: «глаза» и «воды»; для того чтобы выразить понятие «лаять», надо было соединить знаки «собаки» и «рта». Иногда логика этих сочетаний делается малопонятной, например в китайском письме иероглиф «корабля» в сочетании со знаком «пламени» надо понимать «пожар», а в сочетании со знаком «рта» – «болтливость» (см. рис. 27). Этот путь сокращения идеографического алфавита был малопродуктивным.






Другой путь сокращения и упрощения идеографического письма связан с грамматикой. Так, можно корням оставить их иероглифы, а в производных формах от этих корней употреблять дополнительные иероглифы со значением аффиксов; но этот путь доступен только для тех языков, где есть членимость слова на корень и аффиксы. Однако такой метод очень в малой степени может обеспечить сокращение алфавита, так как количество корней почти безгранично, а для каждого корня нужен свой иероглиф.
Самый продуктивный способ оказался в фоногра2 фии1. когда письмо стало передавать язык не только в его грамматическом строе, но и в его фонетическом обличии.
1 Фонография – от греческого phone – «звучание» и grapho – «пишу».

Еще египтяне и ассиро-вавилоняне делали попытки передачи в письме фонетической стороны языка.
Ассиро-вавилоняне свои сложные слова стали разлагать на «кусочки», созвучные с короткими словами шумерского языка (откуда ассиро-вавилоняне получили свою письменность), т. е. в конце концов – на слоги. Тогда иероглиф стал обозначать слог.
Для пояснения такого разложения слова можно привести следующий пример: если бы мы русское имя Шура разложили на шу и ра и передали эти куски в соответствии с их французским значением шy(chou) – «капуста» и ра (rat) – «крыса», то мы изобразили бы иероглифами «капусты» и «крысы» это имя. Именно таким образом возник первый этап развития фонографии – силлабической, или слоговой.

Лучшим примером такой слоговой системы служит древнеиндийское письмо «деванагари», где каждый знак, как правило, служил изображением согласной в сочетании с гласной а, т. е. слогов па, ба, та, да и т. п.; для того чтобы читать другую гласную, применялся тот или иной надстрочный или подстрочный знак; если же требовалось передать одну согласную, то ставился особый подстрочный «запретительный» знак вирама (см. рис. 28).
Для случаев скопления согласных в одном слоге употреблялись лигатуры1, например для сочетаний тра, кта и т. п.
1 Лигатура – от латинского ligatura – «связка».

При силлабической системе письма графические знаки являются не буквами, а силлабе2мами1 (ср. в русском письме «буквы» я, е, е ю в таких случаях, как я, ее, ею и т. п.).
1 Силлабема – от греческого syllabe – «слог».

Силлабический алфавит должен соответствовать количеству слогов с данной гласной, что, как правило, не превышает нескольких десятков. Получается сравнительно простой алфавит, употребление которого не требует особых логических и грамматических познаний.
Дальнейший шаг в развитии фонографии мы находим в письме древних евреев и финикиян, где буквами обозначались согласные, выражавшие корни, а чередовавшиеся между ними гласные, для выражения грамматических форм, обозначались на письме диакритическими1 знаками (в древнееврейском письме «шво», в арабском – «харакаты» (см. рис. 29). Таким образом, алфавит становился еще более экономным: в арабском, например, 28 букв для согласных и несколько «харакат» для гласных2. Этот тип письма называется консонантным3.
Последний шаг на пути фонографии был сделан древними греками, которые заимствовали графические знаки, судя по названиям букв, от финикийцев4, но стали обозначать буквами не только согласные, но и гласные, так как в греческом корни и аффиксы состояли не только из согласных, но и из гласных. Для обозначения гласных греки использовали лишние согласные финикийского письма (алеф, хе, вав, айн в финикийском обозначали согласные, а в греческом гласные: альфа, эпсилон, ипсилон и омикрон). Для особых придыхательных греческих согласных были придуманы специально буквы: ? – «тета», ? –«фи», х – «хи» (первоначально это были т, п и к придыхательные)5.
1Диакритический – от греческого diakritikos – «различительный».
2 См.: Ю ш м а н о в Н. В., Грамматика литературного арабского языка, 1928. С. 14, звучит: «мир рафйк», значит: «от товарища» (чтение справа налево).
3 Консонантный – от латинского consonans, consonantis – «согласный звук».
4Alpha от aleph –«бык», beta от beth – «дом», gamma от gimel– «ярмо», delta от daleth – «дверь» и т. д.
5 Вначале греки писали подобно семитским народам справа налево, затем способом «бустрофедон» («повороты быка»), т. е. первую строчку слева направо, вторую – справа налево и т. д., как запряжки быков при пашне; позднее у греков утвердилось письмо слева направо.



Рис.30. Древнегреческие надписи, найденные на острове Фера.







Таким образом, греческий алфавит в его ионийской редакции был первым буквенно-звуковым алфавитом и послужил в дальнейшем основой для алфавитов латинского, славянских и многих других. Следует подчеркнуть, что буквы таких алфавитов передавали не просто звуки, а соответствовали основным звукам – фонемам. Поэтому такие алфавиты можно назвать фонематическими1.
1О развитии техники письменности в разные эпохи см.: И с т р и н В. А. Развитие письма. М., 1961; 2-е изд. – М., 1965.





Рис. 34. Берестяная грамота (XI в.).

На основе древнесемитских алфавитов возникло арамейское письмо, которое через разные типы сирийского письма (пальмирское, эстрангелло, несторианское) распространилось на восток к уйгурам и далее к монголам и маньчжурам.
На юг арамейское письмо перешло к арабам и к покоренным ими народам от берегов Атлантического океана в Западной Африке до ворот Тихого океана в Индии и Малайе. Арабским алфавитом писали все народы, принявшие магометанство: персы, турки, татары, узбеки, азербайджанцы, туркмены; его применяли и некоторые кавказские народы (абхазцы, дагестанцы). Римляне, переработав греческий алфавит, создали удачное письмо для своего языка и затем передали его всем романо-германским народам (французам, испанцам, итальянцам, португальцам, румынам, немцам, англичанам, шведам, норвежцам, датчанам). Латинский алфавит приняли также финны, венгры, эстонцы, латыши, литовцы, албанцы и некоторые славянские народы: поляки, чехи, словаки, словене, хорваты.
В 1929 г. на латинский алфавит перешли турки. В двадцатые годы была проведена латинизация письменности народов СССР, частично взамен арабского письма (у тюркских, иранских и некоторых кавказских народов), частично как новая письменность у бесписьменных ранее народов Севера и Сибири.


Рис. 35. Страница из кириллической рукописи «Остромирово евангелие» (1056 – 1057 гг.).

С 1936 г. взамен латинизации представителями национальных республик был выдвинут план перевода письменности народов СССР на русский алфавит, являющийся продолжателем кириллицы, славянского алфавита, которым пользовались для письма болгары, сербы, русские, украинцы, белорусы, а также чуваши, марийцы и мордва. После распада СССР в некоторых новых суверенных государствах предпринимается переход от русского алфавита к латинскому, например, в Молдове, Азербайджане.
Другой славянский алфавит – глаголица – применялся главным образом в Хорватии, наряду с более поздней латиницей. Первоначально же это был алфавит для всех славян, и наиболее древние памятники славянской письменности именно глаголические.
Особые алфавиты, очень древние, происхождение которых не вполне ясно, имеют армяне и грузины. В IV в. н. э. епископ Вульфила придумал алфавит для германского народа готов, исходя из образцов греческого и некоторых германских знаков рунического письма1.
1 Руническое письмо – письмо рунами от древнескандинавского run – «тайна», состоявшее из «палочных» угловатых знаков в Скандинавии и Англии.

Начертательная манера письма тесно связана с той техникой, которой она производится. Для средневековых способов письменности характерны различные «почерки», связанные с мастерством каллиграфов-переписчиков. Прописные буквы латинского алфавита своим рисунком обязаны высеканию торжественных надписей на триумфальных арках и надгробных памятниках, а строчные идут от рукописной манеры курсива1;переходным типом письма является письмо унциальное3.
1Курсив – от латинского cursiva lit(t)era – «скоропись».
2 Унциальный – от латинского uncus – «изгиб».

В развитии русского письма различают устав, полуустав и вязь как каллиграфические манеры. С переходом на полиграфическую технику Петр Первый избрал такие начертания букв, которые лучше отвечали печати и сближали русские буквы с латинскими.
Начертательной стороной письма и его материалов занимается особая вспомогательная дисциплина – палеография1.
1 Палеография – от греческого palaios – «древний» и grapho – «пишу».

§ 70. ГРАФИКА
Современное письмо использует все приемы, выработанные за многовековую историю письменности.
Пиктография применяется: 1) либо в расчете на неграмотного или малограмотного читателя – это рисунки на вывесках: сапог, примус, калач; или знаки пожарной повинности в деревнях: дощечки с изображением ведра, багра, топора и т. п., прибитые у входа в дом; в букварях, где дети должны сначала «прочитать» картинку, а потом «по буквам»1; 2) либо когда неизвестен язык читателя, например рисунки уборщицы, официанта и т. п. у кнопок звонков в гостиницах «Интурист».
1 Ту же цель преследуют «картинки» в справочниках и словарях, где рисунок заменяет описание.

Идеография (и рисуночная, и иероглифическая) применяется в качестве дорожных знаков1 (зигзаг как знак поворотов, крест как знак перекрестка, восклицательный знак как знак «осторожно» и т. п.), или знаков черепа и костей на электросети высокого напряжения, или эмблемы медицины в аптеках: змея и чаша с ядом; к идеографии относятся разнообразные условные знаки в картографии и топографии (знаки полезных ископаемых, кружки и точки для обозначения населенных пунктов и т. п.)2.
1 См.: 3 а л и з н я к А. А. Опыт анализа одной относительно простой знаковой системы// Структурно-типологические исследования. М., 1962.
2 См.: Реформатский А. А. Семиотика географической карты // Лингвистическая терминология и топонимия. М., 1964.

К иероглифике относятся цифры, выражающие понятие числа, специальные символы наук, например математические знаки, в качестве которых могут быть и цифры, и буквы, и специальные изображения:

2d, >, <, S, v ;
или химические:
Н, О, Са, H2SO4;
или шахматные:
Kh6: f 7x, ФЬЗ - d5!!
и т. п.

В таких написаниях, как 1-й, 2-го, 10-му и т. п., использована комбинация числового иероглифа (1, 2, 10) и грамматического определителя (-й, -го, -му), показывающего часть речи и падежно-числовую форму.
Потребность науки в идеографии объясняется тем, что науке нужно выразить понятие: 1) точно (не вода «вообще», а химическое понятие воды Н2О), 2) лаконично, т. е. кратко и экономно (стоит только попробовать «переписать словами» математическую формулу, чтобы убедиться в лаконичности иероглифики), 3) сделать написание международным, так как в качестве иероглифа оно не связано с данным языком, что позволяет любым специалистам: техникам, врачам, шахматистам – пользоваться литературой, изданной в любой стране.
Конечно, идеографическое письмо – письмо «для посвященных», надо знать соответствующие данной области знания знаки.
Но основным видом современного письма служит фонематическая фонография, хотя наряду с этим используются и другие ее приемы. Так, в русском письме наряду с нормальным употреблением букв как графических знаков для фонем языка встречается и слоговое употребление графических знаков (я [йа], ею [йэйу] и т. п.). Такие написания, как в НКПросе (в Наркомпросе), в СПБурге (в Санкт-Петербурге), показывают применение консонантного метода письма (ср. подпись покойного композитора С. С. Прокофьева: СПркфв).
§ 71. АЛФАВИТ
Идеальный фонографический алфавит должен состоять из стольких букв, сколько фонем имеется в данном языке.
Но так как письменность складывалась исторически и многое в письме отражало изжитые традиции, то идеальных алфавитов нет, а есть более или менее рациональные. Среди существующих алфавитов два являются наиболее распространенными и графически удобными: это латинский и русский.
Культура молодых романо-германских варваров зародилась на развалинах Римской империи, к ним пришла латынь как язык церкви, науки и литературы и латинский алфавит, который хорошо отвечал фонетическому строю латинского языка, но совершенно не соответствовал фонетике романских и германских языков. 24 латинские буквы1 никак не могли графически отобразить 36–40 фонем новых европейских языков. Так, в области согласных для большинства европейских языков нужны были знаки для шипящих фрикативных и аффрикат, которых не было в латинском языке. Пять латинских гласных (а, е, о, и, i и более позднее у) никак не отвечали системе вокализма французского, английского, датского и других европейских языков. Попытки изобретения новых букв (например, предложенные франкским королем Хильпериком I знаки для межзубных согласных) не получили успеха. Традиция оказывалась сильнее потребности. Незначительные алфавитные новшества (как, например, французское «сэ седиль» ?, немецкое «эсцет» ? или датское o) не спасали положения. Радикальнее и правильнее всего поступили чехи, не прибегая к многобуквенным комбинациям типа польских sz = [ш], cz = [ч], szcz= [щ], а использовав надстрочную диакритику, когда у них получились закономерные ряды свистящих s, с, z и шипящих S,C, Z 2
1 В поздней латыни их стало 26.
2 Этот технический прием был подсказан великим гуманистом и просветителем чешского народа – Яном Гусом.

Таким образом, для пополнения алфавита можно:
1) либо снабдить буквы добавочными значками: нижними, типа седиля, например румынские t, S, либо перекрестными, например датское o, польское t, либо верхними, например чешские S,C, Z.
2) либо использовать лигатуры, например немецкое ? («эсцет»);
3) либо употреблять для передачи одного звука комбинации нескольких букв, например немецкие ch = [х], sch = [ш].
В качестве иллюстрации затруднений и приемов восполнения недостатка латинского алфавита для пользующихся им народов может служить следующая таблица, где показано, как одна и та же фонема передается разными буквами.


Кроме того, благодаря той же латинской традиции одна и та же буква в пользующихся латинским алфавитом языках употребляется для обозначения разных фонем, например:
1 Ср. в названии немецкого лингвистического журнала «Archiv fur vergleichende Phonetik», где v = [в] и [ф], а [ф] передано и как f и как v, и как ph.


В русском алфавите этих недостатков нет. Ему «повезло» в истории: изобретатели славянских алфавитов не просто применили греческий алфавит для славянских языков, а радикально его переработали, и не только по начертанию букв, но и применительно к фонемному составу славянских языков; несвойственные славянским языкам придыхательные согласные были исключены, зато были созданы для аффрикат согласные буквы ц, s, ч и для гласных ь, ъ, а, ж, ђ, ы. Приспособление этого алфавита к русскому языку шло постепенно и получило свое юридическое оформление в двух законодательных актах: в личной корректуре Петра Первого (1710) и в декрете Советской власти (1917). Соотношение букв хорошего алфавита и состава фонем языка как раз и можно показать на примере русского алфавита.
После реформы 1917 г. русский алфавит состоит из 33 букв (считая букву е, которая до конца не узаконена, но является необходимой для правильного отображения в письме русского языка, что прекрасно понимали филологи еще в XVIII в., предлагая ввести букву io, впоследствии замененную Карамзиным знаком е).
1. Буквы ц, ш, к, г, х (5) абсолютно однозначны, так как они всегда обозначают фонемы [ц, ш, к, г, х] и эти фонемы всегда выражаются буквами ц, ш, к, г, х1.
1 Следует помнить, что различие твердых и мягких [к, г, х] не является в русском языке фонематическим, и тем самым любые [к, г, х] всегда являются той же фонемой. <Сейчас эта трактовка фонем [к, г, х] пересмотрена. – В. В.>.

2. Буквы ч, ж, щ (3) уже не обладают такой однозначностью, так как:
а) ч обозначает фонему [ч], например час, чистый, легче, но в сочетании с с может обозначать и фонему [щ], например счастье [щаc'т'jo], ср. счистить, где с обозначает приставочную фонему [с], а буква ч – начало корня [чист-];
б) ж обозначает, как правило, фонему [ж], но в сочетаниях жж, зж, жд может обозначать и фонему [ж], для которой нет специальной буквы (ср. Кожжиртрест, где два ж изображают две фонемы [ж], и вожжи, где два ж передают одну фонему [ж,], а также разжать и визжать, где сочетания букв зж обозначают разное: в разжать – это две разные фонемы [з] и [ж], а в визжать – буквы з и ж обозначают одну фонему [ж,]; то же в подожди, где ж и д обозначают фонемы [ж] и [д], и дожди, где жд обозначает одну фонему [ж]);
в) буква щ всегда обозначает фонему [щ], но фонема [щ] может на письме выражаться сочетанием букв сч (например, счастье).
3. Буква й («и с краткой»)1 однозначна; она всегда выражает фонему [j], но эта фонема может быть обозначена и другими способами, что связано с изображением гласных (см. п. 5).
4. Буквы п, б, м, ф, в, т, д, н, с, з, л, р (12) обозначают и твердые, и мягкие согласные фонемы благодаря применению диакритической буквы ь и сочетаниям с разными гласными, что можно показать в следующей схеме:

1Кратка – это знак ? над и.

5. Буквы э–е, а–я, о–е, у–ю, ы–и обозначают пять гласных фонем, причем двойной комплект букв (10 букв для пяти фонем) объясняется предыдущим пунктом, т. е. графическим приемом обозначения твердого и мягкого слога, так как в русском алфавите нет особых букв для твердых и мягких согласных;тем самым сочетания букв та–тя, ту–тю показывают не различия гласных, а различие согласных: твердые (в написаниях та, ту) или мягкие (в написаниях тя, тю). Употребление русских гласных объясняется следующей таблицей:


6. Буквы е, е, я, ю (а также и в некоторых случаях и) в начале слов, после гласных букв и после букв ь и ъ в русском письме обозначают слог с сочетанием фонемы [j] и гласной, например: ель [jэл'], моей [мojэj], чьей [чjэj], яма [jама], моя [мoja], чья [чjа], еж [jож], мое [моjo ], чье [чjo], съел [сjэл], их [jих], мои [мojи], чьи [чjи].
7. Кроме того, в русском алфавите есть буквы ь и ъ, которые никаких фонем не изображают, а ь употребляется как знак мягкости согласных (мел и мель) или как отделительный или «разделительный» (а точнее «предупредительный») знак, указывающий, что гласную надо читать с предварительным йотом, для чего после приставок пишется также ъ, например побьем и объем.
§ 72. ОРФОГРАФИЯ
Если бы алфавит был составлен по принципу: «количество букв соответствует количеству фонем языка», то вопрос об орфографии наполовину бы отпал. Но так как идеальных алфавитов нет и они складывались исторически, отражая разные тенденции, то употребление алфавита в письме нуждается в орфографических правилах. Кроме правил употребления букв для передачи языка, существуют и иные правила письма, как, например, слитное и раздельное написание слов, правила переноса.
Таким образом, о р ф о г р а ф и я1 – это совокупность норм или правил практического письма, состоящих из: 1) правил употребления букв алфавита при написании слов, их форм и сочетаний, 2) правил написания слов и словосочетаний независимо от входящих в их написание букв.
1 Орфография – от греческого orthos – «правильный» и grapho – «пишу». Греческому слову ortliographia соответствует русская калька правописание.

Нормы такого написания регулируются различными принципами.
Для орфографии, которая связана с употреблением букв алфавита, можно установить шесть принципов, которые сочетаются попарно.
Первый принцип – фонематический, второй – фонетический.
Фонематический принцип письма состоит в том, что каждая фонема выражается той же самой буквой, независимо от позиции, в которую она попадает: например, дуба и дуб пишутся одинаково, хотя произносятся по-разному: в форме дуба – [б], т. е. звонкая согласная, а в форме дуб в конце слова эта согласная оглушается. Наоборот, фонетический принцип письма состоит в том, что буквами изображаются реально произносимые звуки; таким образом, написания фонематическое и фонетическое в сильных позициях совпадают, а в слабых не совпадают.
Так, сом и сам пишутся одинаково и фонематически, и фонетически, но в случае сома поймала сама – в русском языке фонематическое написание, поскольку сильные позиции подсказывают различение [о] и [а], а фонетически это же высказывание получило бы такое написание: сама поймала сама – и где тут «рыба» и где «рыбачка» – не разберешь.
В русском письме исключения из фонематического принципа могут встречаться:
1) либо по составу алфавита: это то, что гласных букв в два раза больше, чем надо было бы, а согласных букв на 12 меньше, чем надо; кроме того, нет буквы для согласной [ж;];
2) либо потому, что сушествуют особые орфографические правила; например, в написаниях приставок на [з]: безработный, но беспосадочный, безбровый, но беспечный и, наконец, безвкусный, где употребляется буква з, хотя з звучит в этом случае как [с]. Однако, когда эти согласные звучат как «шипящие», например в словах бесшумный, безжалостный, бесчеловечный, з и с остаются по правилу: «Перед буквами б, в, г, д, ж, з, л, м, н, р пишется з, а перед буквами л, ф, к, т, ш, с, ч, ц, х пишется с». Кроме этого «правила» (которое скорее является «исключением» в русской орфографии), к случаям фонетических написаний можно отнести написание буквы ы после ц (цыган, цыпленок, огурцы, лисицы, Лисицын), тогда как надо было бы писать в этих случаях после ц основную букву и, ср. фамилии Лисициан, Цицин, где написание фонематичнее.
Основные правила русской орфографии основаны на фонематическом принципе: «Пиши безударные гласные так же, как и под ударением, например: вода, водовоз, потому что воды; лесовод, потому что лес, и лисовод, потому что лисы». «Пиши звонкие и глухие согласные всегда в любых позициях так, как перед гласными, сонорными согласными и перед [в], [в'], например: плод, потому что плода, и плот, потому что плота; отдать, так как оторвать, но подпилить, так как подорвать; дворняжка, потому что дворняжек, но Машка, потому что Машек; лезть, так как лезу, но нести, так как несу; купаться с «ерем» (ь), так как купать;поэтому же курить, куриться и курит, курится пишутся по-разному».
Третий и четвертый принципы орфографии – этимологический и традиционно-исторический – основаны на том, чтобы отражать в письме не современное состояние, а прошлое, причем этимологический принцип отвечает действительно языку в его прошлом; таковы написания слов с буквой е: пчел, жен, пошел, пшенный, лжешь, так как в этих случаях когда-то в русском языке была фонема [э], но для современного русского языка здесь [о], т. е. «о после мягкой согласной или после шипящей»: ср. шов, жох, мечом, плащом, трещотка, чечотка, шорох и т. д., где правильно применяется фонематический принцип письма1. На том же принципе передачи прошлого базируется традиционно-исторический принцип, самый «беспринципный», слепо сохраняющий любую традицию письма. Таковы в русском письме церковнославянские написания: помощник с буквой щ, хотя русское слово происходит не от церковнославянского помощь, но от русского помочь, что этимологически надо было бы писать через ч (помочник), а фонематически через ш (помошник), написания безударных окончаний прилагательных -ый, -ий (запасный, заморский, хотя под ударением -ой:запасной, морской), написание безударной приставки раз- с а, хотя под ударением [о], ср. раздумье, но роздых, росчерк и т.д.
1 Попытка различать написания: пчел, учел, щелка с е, а шорох, жох с о, так как ч, щ – мягкие согласные, а ш, ж – твердые, не может быть оправдана, потому что шипящие согласные в русском языке не образуют пар по твердости и мягкости; следовательно, после шипящих надо писать основные буквы, а не дублетные, т. е. а, а не я, о, а не е, у, а не ю, и, а не ы, и, как это ни странно, следовало бы писать э, а не е, ср. чай (а не чяй), щука (а не щюка), жир, шил (а не жыр, шыл), но шерсть (а не шэрсть).

В русской орфографии до реформы 1917г. было гораздо больше таких традиционных написаний (ея, вместо ее, безударные окончания прилагательных -аго, -яго; употребление букв фиты и ижицы и т. п.).
Пятый и шестой принципы также можно сопоставить: это морфологический принцип и символический1. Общее в них заключается в том, что они стремятся передать язык не через фонетику, при этом морфологические написания отражают грамматику (морфологию), минуя фонетику и даже вступая с ней в противоречие, а символические написания стремятся различать лексические омонимы, фонетически неразличимые.
1 Или, по В. А. Богородицкому, дифференциальный (см.: Богородицкий В. А. Общий курс русской грамматики. Гл. 3; Е г о же. Очерки по языковедению и русскому языку. Очерк 7).

Образцом морфологических написаний может служить употребление мягкого знака в конце слов женского рода после шипящих (ночь, где ь бесполезен, ср. луч, или мышь, где ь пишется после твердого [ш], что является явным противоречием); то, что в таких написаниях дело не в этимологии, показывают примеры иноязычных слов, на которые распространяется указанное правило (фальшь, тушь, ср. туш мужского рода без ь).
Хорошим примером символического написания было различение в дореформенной русской орфографии двух омонимов: миръ (антоним войны) и мiръ (синоним вселенной).
В современной русской орфографии такие написания, как поджег (глагол с е) и поджог (существительное с о), показывают сочетание морфологического и символического принципа, ибо в них различается и грамматика, и лексика. Близки к символическим и такие написания, как компания и кампания, эстокада и эстакада, хотя различия написаний в этих случаях основаны на иноязычной этимологии. К символическому принципу следует отнести употребление больших (прописных) букв в собственных именах (ср. френч и генерал Френч, мороз и Дед Мороз); на этих примерах видно, что символический принцип связан с проявлением своеобразной идеографии.
В любой орфографии можно наблюдать то или иное сочетание разных принципов, но каждую орфографическую систему определяют ведущие принципы; так, для русской орфографической системы ведущим является принцип фонематический, исходя из которого строятся основные орфографические правила, тогда как для большинства западноевропейских орфографий ведущими принципами служат этимологический и традиционно-исторический (например, для английской или французской орфографии)1.
1 О русской орфографии см. книгу: Панов М. В. И все-таки она хорошая! М., 1964.

§ 73. ТРАНСКРИПЦИЯ
Кроме практических задач письменной передачи своего языка, могут быть и иные потребности в употреблении письменности. Это разного рода транскрипции1.
1 Транскрипция – от латинского transcriptio – «переписывание».

Транскрипция – наиболее искусственный вид письма, так как она применяется для особых целей и нужна для специальных потребностей, тогда как орфография – общенародное письмо, складывающееся исторически и живущее традициями.
По своим целям транскрипция может быть: 1) фонетической, 2) фонематической и 3) практической.
1) Фонетическая транскрипция преследует цели точной графической записи произношения. Она применяется в словарях иностранных языков (там, где орфография очень далека от произношения и не обладает должной регулярностью; например, английская), в языковых учебниках, в учебниках дикции и декламации, в записях живой речи (диалектологические записи, учебники фонетики и т. п.).
Основной принцип фонетической транскрипции заключается в том, что каждый произнесенный звук должен быть отдельно зафиксирован в записи. Фонетическая транскрипция может использовать любой существующий алфавит, но с добавлением специальных знаков, которых нет в практическом алфавите. Для этого имеются различные приемы (диакритические значки, перевернутые буквы, лигатуры, использование букв иных алфавитов и т. п.).
2) Фонематическая транскрипция передает каждое слово по составу фонем, не отражая возникающих в слабых позициях вариантов и вариаций. Она применяется в записях примеров и парадигм грамматики, где важна структурная, а не произносительная сторона дела. Ее принцип: каждая фонема независимо от позиции изображается всегда одним и тем же знаком. Фонематическая транскрипция нуждается в значительно меньшем количестве знаков, чем фонетическая, так как количество фонем всегда меньше, чем количество вариантов и вариаций. Она близка к тем системам орфографии, которые последовательно проводят фонематический принцип (например, русская), и далека от орфографической записи там, где в основе орфографии лежат принципы этимологический и традиционный (например, в орфографии французской и английской).
Из применяемых в практике Советского Союза транскрипций чаще всего встречается либо система Международной фонетической ассоциации на латинской графической основе (МФА; по-французски AIP «Association Internationale Phonetique», по-английски IPA «International Phonetic Association», см. таблицу на с. 378–379), либо Русская фонетическая азбука (РФА) на русской графической основе (существующая в разных вариантах).
Текст фонетической транскрипции рекомендуется заключать в прямые скобки [ ]; текст фонематической транскрипции – в ломаные скобки < >.
При фонетической транскрипции текст разделяется на речевые такты вертикальной чертой, которая ставится в конце каждого такта; обязательно при этом указание места ударения ('перед ударным слогом).
При фонематической транскрипции ударение не обозначается, а транскрибированные морфемы соединяются дефисами в пределах слов, отделяемых пробелами.

Образец фонетической и фонематической транскрипции



Эта транскрипция может быть как синтетической (фонема в целом изображается буквой), так и аналитической (каждый признак фонемы изображается отдельной буквой, цифрой или отдельным диакритическим значком).
3) Транслитера2 ция и практи2 ческая транскрипция.
Необходимо различать транскрипцию и транслитерацию.
Транслитерация1, как показывает название, – это переложение буквенного написания одного языка или одной системы графики графическими знаками другой системы. Такова передача греческих надписей латинскими буквами, например: iППoc, – hippos («лошадь»), А??v? – Athene («Афины») или сербского письма – хорватским, например: Лоублана – Ljubljana, Крагуевац– Kraguevac. Такова же передача русских имен, географических названий и др. буквами латинского алфавита. Однако транслитерация касается и нарицательных имен, например, в заглавиях книг, журналов, докладов и т. п.

1 Транслитерация – от латинского trans – «через» и lit(t)era – «буква»




Не надо думать, что транслитерация не учитывает своеобразия алфавита транслитерируемого языка и призвана «переводить» буква в букву, не обращая внимания на комбинации букв и на их место в алфавите и в графике, т. е. не надо думать, что транслитерация состоит в том, что английское Schakespear надо передавать как Схакеспеар, Byron – как Бирон вместо Шекспир, Байрон, французское Meillet как Меиллет, Henri как Хенри вместо Мейе, Анри, испанское Juan как Йуан (Юан) вместо Хуан или шведское Nordenskjold'K.QiK. Норденскйолд (Норденскъельд) вместо Норденшельд.
На прилагаемой таблице показана система транслитерации русского письма латинскими буквами (сводную таблицу различных систем транслитерации русских текстов латинским алфавитом см. на с. 382–383).
Правила транслитерации русских имен собственных латинскими буквами
(Институт языкознания АН СССР, 1951–1956 гг.)



Транслитерацию следует отличать от практической транскрипции.
Транслитерация может и должна быть международной, так как она не ориентируется на какой-либо отдельный национальный алфавит, практическая же транскрипция исходит именно из какого-либо данного алфавита и правил чтения его букв и буквосочетаний, принятых для данной орфографии.
Если сравнить транслитерацию и практическую транскрипцию на примере передачи русской фамилии Лапшин латиницей, то мы получим следующее:



В случае практической транскрипции с латинопишущего языка на кириллицу получается такое же расхождение:







Практическая транскрипция призвана вводить иноязычные слова и их сочетания в русский текст, не выходя за пределы принятого алфавита, т. е. без введения новых букв или особых диакритических значков.
В отношении же орфографии здесь возможны некоторые отклонения; например, написание ы после к, й, ш, ж и в начале слова (Кызыл-Ырмак, Жайык, Йыытс, Шыклар, Джыланды); написание я, е, ю после ц, ш, ж, ч, щ, к, г, х, й (Свенцяны, Цюрих, Шяуляй, Шюмег, Йерди, Кяхта, Гюнтер, Хюж); написание ь после ц (Пакосць), написание э после л (Малэцки, в отличие от Малецки), написание й перед о, и (Йорген, Йопъян, Йиржи, Шантийи) и т. п.
Особыми правилами в практической транскрипции регулируется написание внеалфавитных знаков (дефис, апостроф, кавычки), а также прописных букв.
Специальными списками оговаривается написание традиционных названий (Париж, Рим, Вена, Неаполь, Швейцария, Швеция, Германия, Дания), а также случаи перевода (мыс Доброй Надежды, острова Зеленого Мыса, остров Пасхи, Ричард Львиное Сердце, Генрих Птицелов).
Таким образом, практическая транскрипция – это передача слов и их сочетаний одного языка в слова другого языка; при этом слова берутся во всей полноте их лингвистической характеристики: лексической, грамматической, фонетической и графической для введения фактов одного языка в состав и систему другого языка.
ОСНОВНАЯ ЛИТЕРАТУРА К МАТЕРИАЛУ, ИЗЛОЖЕННОМУ
В ГЛАВЕ V (ПИСЬМО)

Бодуэн де Куртенэ И. А. Об отношении русского письма к русскому языку // Избранные труды по общему языкознанию. Т. 2. М.: Изд. АН СССР, 1963.
Г е л ь б И. Е. Опыт изучения письма. Основы грамматологии/Пер. с англ. М., 1982.
Гиляревский Р. С., Гривнин В. С. Определитель языков мира по письменности. 2-е изд., испр. М.: Изд-во восточной литературы, 1961.
Дирингер Д. Алфавит / Русский пер. М., 1963.
И с т р и н В. А. Развитие письма. М.: Изд. АН СССР, 1961- 2-е изд М., 1965.
Карский Е.Ф. Славянская кирилловская палеография Л.: Изд. АН СССР, 1928.
Лоукотка У. Развитие письма / Русский пер. М., 1950.
П а н о в М. В. И все-таки она хорошая! (Рассказ о русской орфографии). М.: Наука, 1964.
Рубинштейн Р. И. Разгаданные письмена. М.: Учпедгиз, 1960.
Тайны древних писем. Проблемы дешифровки. М., 1976.
Ушаков Д. Н. Русское правописание (очерк его происхождения отношения его к языку и вопроса о его реформе). 2-е изд. М., 1917.
Фридрих И. История письма / Пер. с нем. М., 1979.
Черепнин Л. В. Русская палеография. М.: Госполитиздат, 1956.
Щепкин В. Н. Учебник русской палеографии. М., 1918.
Юшманов Н.В. Ключ к латинским письменностям земного шара М.-Л., 1941.

ГЛАВА VI
КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ

§ 74. ЯЗЫКИ МИРА
На земном шаре по приблизительным подсчетам имеется свыше двух с половиной тысяч языков; трудность определения количества языков связана прежде всего с тем, что во многих случаях из-за недостаточной изученности неясно, что это – самостоятельный язык или же диалект какого-либо языка. При этом вопрос о числе говорящих на данном «языке» не может играть роли, так как есть диалекты, носители которых исчисляются сотнями тысяч и более, и есть языки, говорящих на которых может быть всего несколько тысяч или того менее. Есть языки, обслуживающие узкий круг говорящих (племенные языки Африки, Полинезии, индейцев Америки, «одноаульные» языки Дагестана); другие языки представляют народности и нации, но связаны только с данной народностью (например, дунганский язык в Киргизии и Казахстане, язык мансийский или вогульский в северном Зауралье) или нацией (например, языки чешский, польский, болгарский); третьи обслуживают несколько наций (например, португальский язык в Португалии и Бразилии, французский язык во Франции, Бельгии и Швейцарии, английский – в Англии и США, немецкий – в Германии и Австрии, испанский – в Испании и в 20 республиках Южной и Центральной Америки).
Есть языки международные, на которых публикуются материалы международных объединений: ООН, Комитета защиты мира и др. (русский, английский, французский, испанский, китайский, арабский); русский язык хотя и обслуживает одну нацию, но является межнациональным языком для народов бывшего СССР и одним из немногих международных языков во всем мире.
Есть и такие языки, которые, по сравнению с современными языками следует считать мертвыми, но они в определенных условиях употребляются и поныне; это прежде всего латинский – язык католической церкви, науки, номенклатуры и международной терминологии; сюда же в той или иной мере относятся древнегреческий и классический арабский языки.
Знание о языках и их истории чрезвычайно неравномерно. Есть языки, история которых благодаря наличию письменных памятников и даже теоретических описаний известна на протяжении двадцати и тридцати веков, таков греческий язык от Гомера до наших дней или языки индоевропейского населения Индии от времен Ведийских гимнов до современных новоиндийских языков.
Есть и такие языки, даже и среди индоевропейских, имевшие очень древнюю письменность, но сведения о которых наука получила лишь в XX в. Таковы тохарские языки, на которых говорили до VII в. н. э. на территории Западного Китая (иначе: Восточного Туркестана) и хеттский (хеттско-неситский) язык и некоторые другие вымершие языки Малой Азии, имевшие письменность за много веков до н. э., но ставшие достоянием науки лишь в результате очень сложной дешифровки раскопанных археологами в XX в. клинописных и иероглифических памятников этих культур.
Есть языки, история которых известна с IV, V, VIII, Х вв., таковы языки германские, армянский, грузинский, тюркские, славянские.
Существуют языки, история которых достоверна лишь на протяжении четырех-пяти столетий благодаря поздней письменности (латышский, албанский).
Большинство же языков Африки, Австралии, Америки известны лишь со времени первых записей миссионеров (XVII– XVIII вв.) и даже иногда по данным XIX–XX вв.
Длительная традиция письменности не всегда может быть достоверным источником для знания истории языка, такова история китайской письменности благодаря ее иероглифическому характеру. Много неясного дает и приспособление чужой письменности к языкам иного строя и типа, таковы показания арабской письменности для народов Передней и Средней Азии, Индии, Кавказа и Малайи.
Большинство языков мира до XX в. Оставалось бесписьменными (таковы были языки колониальных народов или большинство языков «инородцев» Российской империи), да и сейчас очень большое количество языков Африки, Австралии, Полинезии и туземного населения Америки бесписьменно.
Но и при отсутствии памятников письменности или при их сравнительной молодости (как, например, памятники албанского или латышского языков) наука может проникнуть в глубь истории языка благодаря сравнительно-историческому их изучению (см. ниже, § 77).
§ 75. ВОЗМОЖНОСТИ КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ
Языкознание знает два подхода к классификации языков: группировку языков по общности языкового материала (корней, аффиксов, слов), а тем самым и по общности происхождения – это генеалогическая1 классификация языков, и группировку языков по общности строя и типа, прежде всего грамматического, независимо от происхождения – это типологическая, или, иначе, морфологическая, классификация языков.
1Генеалогический – от греческого genealogia – «родословная»

Генеалогическая классификация языков прямо связана с исторической судьбой языков и народов, носителей этих языков, и охватывает прежде всего лексические и фонетические сопоставления, а далее и грамматические; морфологическая же классификация связана со структурно- системным пониманием языка и опирается главным образом на грамматику.
Первые попытки классификации языков связаны с поисками «родства» языков и выявлением родственных семей, вопрос о морфологической классификации встал позднее. Наш обзор мы начнем с генеалогической классификации языков.
§ 76. ПЕРВЫЕ ОПЫТЫ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ ЯЗЫКОВ
Вопрос о многообразии языков не интересовал античную мысль, так как греки и римляне признавали достойным изучения только свой язык, остальные же языки они считали «варварскими», приравнивая чужую речь к нечленораздельному «бормотанию»1.
1 Откуда и звукоподражательное греческое слово barbaros – «болобола».

В средние века вопрос о многообразии языков стал очевидным, так как «варвары» разрушили Рим и на культурную арену вышло множество «варварских» языков (кельтские, германские, славянские, тюркские и др.), среди которых ни один не мог считаться «единственным». Однако взаимодействия разноязычных народов в эту эпоху ограничивались либо военными действиями, либо бытовым общением, что, конечно, требовало в известной мере овладения чужими языками, но не приводило к планомерному изучению чужих языков.
Теоретические же вопросы в связи с тем, что образованность была в руках церкви, решались только в согласии с Библией, где многообразие языков объяснялось легендой о Вавилонской башне, по которой бог «смешал» языки людей, строивших эту башню, чтобы воспрепятствовать проникновению людей на небо. Вера в эту легенду дожила и до XIX в. Однако более трезвые умы пытались разобраться в многообразии языков, опираясь на реальные данные.
Толчком к постановке этого вопроса в научном плане были практические задачи эпохи Возрождения, когда необходимо было теоретически осмыслить вопрос о составе и типе национального языка, выразителя новой культуры, и его соотношениях с литературными языками феодального средневековья, а тем самым по-новому переоценить античное и иное древнее наследие.
Поиски сырья и колониальных рынков толкали представителей молодых буржуазных государств на кругосветные путешествия. Эпоха «великих путешествий и открытий» познакомила европейцев с туземцами Азии, Африки, Америки, Австралии и Океании.
Грабительская политика первых конквистадоров по отношению к туземцам сменяется планомерной капиталистической колонизацией с целью заставить колониальное население работать на своих покорителей. Для этого необходимо было общаться с туземцами, объясняться с ними, влиять на них через религию и другие пути пропаганды. Все это требовало взаимопонимания и тем самым изучения и сравнения языков.
Так различные практические потребности новой эпохи создавали почву для обследования и регистрации языков, составления словарей, грамматик и теоретических исследований. По отношению к колониальным языкам эта роль была возложена на миссионеров-монахов, которых посылали во вновь открытые страны; записи этих миссионеров долгое время были единственным источником знания о самых разнообразных языках.
Еще в 1538 г. появилась работа Гвилельма Постеллуса (1510– 1581) «De affmitatae linguarum» («О родстве языков»).
Первая попытка установления групп родственных языков принадлежала Иосифу-Юстусу Скалигеру (1540–1609), сыну известного филолога Возрождения Юлия-Цезаря Скалигера (1484– 1558). В 1610 г. во Франции вышел труд Скалигера «Diatriba de europeorum linguis» («Рассуждение о европейских языках», написано в 1599 г.), где в пределах известных автору европейских языков устанавливаются 11 «языков-матерей»: четыре «больших» – греческая, латинская (с романскими), тевтонская (германская) и славянская, и семь «малых» – эпиротская (албанская), ирландская, кимрская (бриттская) с бретонским, татарская, финская с лопарским, венгерская и баскская. Несмотря на то, что сравнение шло на сопоставлении слова бог в разных языках и что даже латинское и греческое наименование бога (deus, theos) не навело Скалигера на мысль о родстве греческого с латинским языком и он объявил все 11 «матерей» «не связанными между собой никакими узами родства», в пределах романских и особенно германских языков автор сумел провести тонкие различия в степени родства, указав, что одни германские языки – это Water-языки (сам язык-мать и нижненемецкое наречие), другие же – Wasser-языки (верхненемецкое наречие)1, т. е. наметил возможность разделения германских языков и немецких диалектов по признаку передвижения согласных, что потом было развито в работах Тен-Кате, Расмуса Раска и Якоба Гримма.
1 Это значит, что слово со значением «вода» в одних германских языках звучит как [ватэр], а в других – как [васэр].

В начале XVII в. Э. Гишар в работе «L'Harmonie etymologique des langues» (1606), несмотря на фантастические сопоставления языков и письменностей, сумел показать семью семитских языков, что далее развивали другие гебраисты, как, например, Иов Лудольф (1624-1704).
Более широкую классификацию, хотя во многом неточную, но с явным признанием понятия семьи языков дал знаменитый математик и философ Готфрид-Вильгельм Лейбниц (1646–1716), распределив известные ему языки на два большие семейства с подразделением одного из них еще на две группы:
I. Арамейские (т.е. семитские).
II. Яфетические:
1. Скифские (финские, тюркские, монгольские и славянские).
2. Кельтские (прочие европейские).
Если в этой классификации переместить славянские языки в «кельтскую» группу, а «скифские» переименовать хотя бы в «урало-алтайские», то мы получим то, к чему языковеды пришли в XIX в.
В XVII в. выходец из Хорватии Юрий Крижанич (1617–1693), проживавший долгие годы на Руси (главным образом в ссылке), дал первый образец сравнения славянских языков; эта попытка поражает своей точностью.
В XVIII в. Ламберт Тен-Кате (1674–1731) в книге «Aenleiding tot de Kenisse van het verhevende Deel der niederduitsche Sprocke» («Введение в изучение благородной части нижненемецкого языка», 1723) произвел тщательное сравнение германских языков и установил важнейшие звуковые соответствия этих родственных языков.
Большое значение среди предшественников сравнительно-исторического метода имеют труды М.В. Ломоносова (1711–1765) «Российская грамматика» (1755), Предисловие «О пользе книг церьковных в российском языке» (1757) и неоконченный труд «О сродных языках российскому и о нынешних диалектах», где дана совершенно точная классификация трех групп славянских языков с указанием на большую близость восточных к южным, показаны на ряде слов правильные этимологические соответствия однокорневых славянских и греческих слов, разъяснен вопрос о степени близости русских диалектов и разобщенности немецких, о месте старославянского языка и намечены родственные отношения между языками европейской части индоевропейских языков.
Во исполнение заветов Лейбница Петр I послал плененного под Полтавой шведа Филиппа-Иоганна Страленберга (1676–1750) в Сибирь для изучения народов и языков, что Страленберг и
выполнил. Вернувшись на родину, он издал в 1730 г. сравнительные таблицы языков Северной Европы, Сибири и Северного Кавказа, чем заложил основу генеалогической классификации для многих неиндоевропейских языков, в частности тюркских.
В XVIII в. в России, претворяя в жизнь предначертания Петра I, первые «российские академики» (Гмелин, Лепехин, Паллас и др.) занимались широким и, как это сейчас принято называть, комплексным изучением земель и окраин Российской империи. Они изучали географическое и геологическое строение территорий, климат, недра, народонаселение и в том числе и языки разноплеменного государства.
Это последнее было подытожено в большом переводно-сопоставительном словаре, выпущенном первым изданием в 1786– 1787 гг. Это был первый словарь такого типа, вышедший под названием «Сравнительные словари всех языков и наречий», где путем перевода русских слов на все доступные языки был собран «Каталог языков» на 200 языков Европы и Азии. В 1791 г. было выпущено второе издание этого словаря с присоединением некоторых языков Африки и Америки (всего 272 языка)1.
1 Образец страницы из этих словарей на слово сестра можно видеть на странице 47 книги В. Томсена «История языковедения до конца XIX в.» (русский перевод под редакцией P.O. Шор, 1938).

Материалы для переводов в этих словарях собирались как академиками, так и прочими работниками Российской академии, редакторами были академик Паллас и Янкович-де-Мариево, при личном участии Екатерины II. Таким образом, этому словарю придавалось государственное значение.
Второй аналогичный словарь был осуществлен испанским миссионером по имени Лоренсо Эрвас-и-Пандуро, который первым (итальянским) изданием вышел в 1784 г. под названием «Саtalogo delle lingue conosciute notizia della loro affunita e diversita» и вторым (испанским) – в 1800–1805 гг. под названием «Catalogo de las lenguas de las naciones concidas», где в шести томах собрано было свыше 400 языков с некоторыми справками и сведениями о тех или иных языках.
Последним подобным изданием был труд прибалтийских немцев И. X. Аделунга и И.С. Фатера «Mithridates, oder allgemeine Sprachkunde» («Митридат, или Общее языкознание»), выходивший в 1806–1817 гг., где правильная мысль показать различия языков на связном тексте осуществлена на переводе молитвы «Отче наш» на 500 языков; для большинства языков мира – это фантастический искусственный перевод. В этом издании большой интерес представляют комментарии к переводу и грамматические и иные сведения, в частности заметка В. Гумбольдта о баскском языке.
Все эти попытки «каталогизации языков», как бы они ни были наивны, все же принесли большую пользу: они ознакомили с реальными фактами многообразия языков и возможностей сходства и различия языков в пределах тех же слов, что содействовало интересу к сравнительному сопоставлению языков и обогащало фактическую осведомленность в языках.
Однако одни только лексические сопоставления, да еще без наличия какой-либо подлинной исторической теории, не могли привести к нужным научным результатам. Но почва для возникновения сравнительного языковедения была готова.
Нужен был лишь какой-то толчок, который бы подсказал правильные пути сравнения языков и поставил бы нужные цели подобных исследований.
§ 77. СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МЕТОД В ЯЗЫКОВЕДЕНИИ
Таким «толчком» оказалось открытие санскрита1, литературного языка древней Индии. Почему это «открытие» могло сыграть такую роль? Дело в том, что и в средние века, и в эпоху Возрождения Индия считалась сказочной страной, полной чудес, описанных в старом романе «Александрия». Путешествия в Индию Марко Поло (XIII в.), Афанасия Никитина (XV в.) и оставленные ими описания отнюдь не рассеяли легенды о «стране золота и белых слонов».
1 Санскрит – samskrta – по-древнеиндийски «обработанный», о языке – в противоположность пракриту – prakrta – «простой».

Первый, кто заметил сходство индийских слов с итальянскими и латинскими, был Филиппе Сассети, итальянский путешественник XVI в., о чем он сообщил в своих «Письмах из Индии», однако научных выводов из этих публикаций сделано не было.
Вопрос получил правильную постановку лишь во второй половине XVIII в., когда в Калькутте был учрежден институт восточных культур и Вильям Джонз (1746–1794), изучив санскритские рукописи и познакомившись с современными индийскими языками, смог написать:
«Санскритский язык, какова бы ни была его древность, обладает удивительной структурой, более совершенной, чем греческий язык, более богатой, чем латинский, и более прекрасной, чем каждый из них, но носящей в себе настолько близкое родство с этими двумя языками как в корнях глаголов, так и в формах грамматики, что не могло быть порождено случайностью, родство настолько сильное, что ни один филолог, который занялся бы исследованием этих трех языков, не сможет не поверить тому, что они все произошли из одного общего источника, который, быть может, уже более не существует. Имеется аналогичное основание, хотя и не столь убедительное, предполагать, что и готский и кельтский языки, хотя и смешанные с совершенно различными наречиями, имели то же происхождение, что и санскрит; к этой же семье языков можно было бы отнести и древне-персидский, если бы здесь было место для обсуждения вопросов о древностях персидских».
Этим было положено начало сравнительному языковедению, и дальнейшее развитие науки подтвердило хотя и декларативные, но правильные высказывания В. Джонза.
Главное в его мыслях:
1) сходство не только в корнях, но и в формах грамматики не может быть результатом случайности;
2) это есть родство языков, восходящих к одному общему источнику;
3) источник этот, «быть может, уже больше не существует»;
4) кроме санскрита, греческого и латинского языков, к этой же семье языков относятся и германские, и кельтские, и иранские языки.
В начале XIX в. независимо друг от друга разные ученые различных стран занялись выяснением родственных отношений языков в пределах той или иной семьи и достигли замечательных результатов.
Франц Бопп (1791–1867) прямо пошел от высказывания В. Джонза и исследовал сравнительным методом спряжение основных глаголов в санскрите, греческом, латинском и готском (1816), сопоставляя как корни, так и флексии, что было методологически особо важно, так как соответствия корней и слов для установления родства языков недостаточно; если же и материальное оформление флексий дает такой же надежный критерий звуковых соответствий, – что никак нельзя приписать заимствованию или случайности, так как система грамматических флексий, как правило, не может быть заимствована, – то это служит гарантией верного понимания соотношений родственных языков. Хотя Бопп и полагал в начале своей деятельности, что «праязыком» для индоевропейских языков был санскрит, и хотя он позднее пытался включить в родственный круг индоевропейских языков такие чуждые языки, как малайские и кавказские, но и своей первой работой, и позднее, привлекая данные иранских, славянских, балтийских языков и армянского языка, Бопп доказал на большом обследованном материале декларативный тезис В. Джонза и написал первую «Сравнительную грамматику индогерманских [индоевропейских] языков» (1833).
Иным путем шел опередивший Ф. Боппа датский ученый Расмус-Кристиан Раск (1787–1832). Раск всячески подчеркивал, что лексические соответствия между языками не являются надежными, гораздо важнее грамматические соответствия, ибо заимствования словоизменения, и в частности флексий, «никогда не бывает».
Начав свое исследование с исландского языка, Раск сопоставил его прежде всего с другими «атлантическими» языками: гренландским, баскским, кельтскими – и отказал им в родстве (относительно кельтских Раск позднее переменил мнение). Затем Раск сопоставлял исландский язык (1-й круг) с ближайше родственным норвежским и получил 2-й круг; этот второй круг он сопоставил с другими скандинавскими (шведский, датский) языками (3-й круг), далее с другими германскими (4-й круг), и, наконец, германский круг он сопоставил с другими аналогичными «кругами» в поисках «фракийского» (т. е. индоевропейского) круга, сравнивая германские данные с показаниями греческого и латинского языков.
К сожалению, Раск не привлекал санскрита даже и после того, как он побывал в России и Индии; это сузило его «круги» и обеднило его выводы.
Однако привлечение славянских и в особенности балтийских языков значительно восполнило указанные недочеты.
А. Мейе (1866–1936) так характеризует сравнение мыслей Ф. Боппа и Р. Раска:
«Раск значительно уступает Боппу в том отношении, что не привлекает санскрита; но он указывает на исконное тождество сближаемых языков, не увлекаясь тщетными попытками объяснения первоначальных форм; он довольствуется, например, утверждением, что «каждое окончание исландского языка можно в более или менее ясном виде отыскать в греческом и в латинском», и в этом отношении его книга более научна и менее устарела, чем сочинения Боппа»1. Следует указать, что сочинение Раска вышло в 1818 г. на датском языке и лишь в сокращенном виде было напечатано на немецком в 1822 г. (перевод И. С. Фатера).
1Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков/ Русский пер. М., 1938. С. 451.

Третьим основоположником сравнительного метода в языковедении был А. X. Востоков (1781–1864).
Востоков занимался только славянскими языками, и прежде всего старославянским языком, место которого надо было определить в кругу славянских языков. Сопоставляя корни и грамматические формы живых славянских языков с данными старославянского языка, Востоков сумел разгадать многие до него непонятные факты старославянских письменных памятников. Так, Востокову принадлежит заслуга разгадки «тайны юсов», т.е. букв ж и а, которые он определил как обозначения носовых гласных, исходя из сопоставления:



2 В живом польском языке q обозначает носовой гласный звук [o], e – [е].

Востоков первый указал на необходимость сопоставления данных, заключающихся в памятниках мертвых языков, с фактами живых языков и диалектов, что позднее стало обязательным условием работы языковедов в сравнительно-историческом плане. Это было новым словом в становлении и развитии сравнительно-исторического метода.
Кроме того, Востоков на материале славянских языков показал, что представляют собой звуковые соответствия родственных языков, такие, например, как судьба сочетаний tj, dj в славянских языках (ср. старославянское свђша, болгарское свещ [свэшт], сербохорватское cbeha, чешское svice, польское swieca, русское свеча – из общеславянского *svetja; и старославянское межда, болгарское межда, сербохорватское мeђа, чешское mez, польское miedw, русское межа – из общеславянского *medza), соответствия русским полногласным формам типа город, голова (ср. старославянское градъ, болгарское град, сербохорватское град, чешское hrad – замок, кремль, польское grod – из общеславянского *gordu; и старославянское глава, болгарское глава, сербохорватское глава, чешское hiava, польское gfowa – из общеславянского *golva и т. п.), а также и метод реконструкции архетипов или праформ, т. е. исходных форм, не засвидетельствованных письменными памятниками. Трудами этих ученых сравнительный метод в языкознании был не только декларирован, но и показан в его методике и технике.
Большие заслуги в уточнении и укреплении этого метода на большом сравнительном материале индоевропейских языков принадлежат Августу-Фридриху Потту (1802–1887), давшему сравнительно-этимологические таблицы индоевропейских языков и подтвердившему важность анализа звуковых соответствий.
В это время отдельные ученые по-новому описывают факты отдельных родственных языковых групп и подгрупп.
Таковы работы Иоганна-Каспара Цейса (1806–1855) по кельтским языкам, Фридриха Дица (1794–1876) по романским языкам, Георга Курциуса (1820–1885) по греческому языку, Якоба Гримма (1785–1868) по германским языкам, и в частности по немецкому языку, Теодора Бенфея (1818–1881) по санскриту, Франтишка Миклошича (1818–1891) по славянским языкам, Августа Шлейхера (1821–1868) по балтийским языкам и по немецкому языку, Ф.И. Буслаева (1818–1897) по русскому языку и других.
Особое значение для проверки и утверждения сравнительно-исторического метода имели работы романистической школы Ф. Дица. Хотя применение метода сравнения и реконструкции архетипов стало обычным для сравнительных языковедов, но скептики законно недоумевали, не видя фактической проверки нового метода. Романистика принесла своими исследованиями эту проверку. Романо-латинские архетипы, восстановленные школой Ф. Дица, были подтверждены письменно зафиксированными фактами в публикациях вульгарной (народной) латыни – языка-родоначальника романских языков.
Таким образом, реконструкция данных, полученных сравнительно-историческим методом, была доказана фактически.
Чтобы закончить очерк развития сравнительно-исторического языковедения, следует захватить и вторую половину XIX в.
Если в первой трети XIX в. ученые, развивавшие сравнительный метод, как правило, исходили из идеалистических романтических предпосылок (братья Фридрих и Август-Вильгельм Шлегели, Якоб Гримм, Вильгельм Гумбольдт), то к середине века ведущим направлением становится естественнонаучный материализм.
Под пером крупнейшего лингвиста 50–60-х гг. XIX в., натуралиста и дарвиниста Августа Шлейхера (1821–1868) аллегорические и метафорические выражения романтиков: «организм языка», «юность, зрелость и упадок языка», «семья родственных языков» – приобретают прямое значение.
По мнению Шлейхера, языки – это такие же естественные организмы, как растения и животные, они рождаются, растут и умирают, они имеют такую же родословную и генеалогию, как и все живые существа. По Шлейхеру, языки не развиваются, а именно растут, подчиняясь законам природы.
Если Бопп имел очень неясное представление о законах применительно к языку и говорил, что «не следует искать в языках законов, которые могли бы оказать более стойкое сопротивление, чем берега рек и морей», то Шлейхер был уверен, что «жизнь языковых организмов вообще совершается по известным законам с правильными и постепенными изменениями»1, и он верил в действие «одних и тех же законов на берегах Сены и По и на берегах Инда и Ганга».
1 Шлейхер А. Публичное послание к доктору Эрнсту Геккелю // Теория Дарвина в применении к науке о языке, 1864.

Исходя из мысли, что «жизнь языка ничем существенным не отличается от жизни всех прочих живых организмов – растений и животных», Шлейхер создает свою теорию «родословного древа», где и общий ствол, и каждая ветвь делятся всегда пополам, и возводит языки к своему первоистоку – праязыку, «первичному организму», в котором должна господствовать симметрия, регулярность, и весь он должен быть простым; поэтому вокализм Шлейхер реконструирует по образцу санскритского, а консонантизм – по образцу греческого, унифицируя склонения и спряжения по одному образцу, так как многообразие звуков и форм, по Шлейхеру, – результат дальнейшего роста языков. В результате своих реконструкций Шлейхер написал даже басню на индоевропейском праязыке.
Итог своих сравнительно-исторических исследований Шлейхер опубликовал в 1861–1862 г. в книге под названием «Компендиум1 сравнительной грамматики индогерманских языков».
Позднейшие исследования учеников Шлейхера показали всю несостоятельность его подхода к сравнению языков и к реконструкции.
1От латинского compendium – «сокращенное изложение».

Во-первых, выяснилось, что «простота» звукового состава и форм индоевропейских языков – результат позднейших эпох, когда сократился бывший богатый вокализм в санскрите и прежний богатый консонантизм в греческом языке. Оказалось, наоборот, данные богатого греческого вокализма и богатого санскритского консонантизма – более верные пути к реконструкции индоевропейского праязыка (исследования Коллитца и И. Шмидта, Асколи и Фикка, Остгоффа, Бругманна, Лескина, а позднее – Ф. де Соссюра, Ф.Ф. Фортунатова, И.А. Бодуэна де Куртенэ и др.).
Во-вторых, первоначальное «единообразие форм» индоевропейского праязыка также оказалось поколебленным исследованиями в области балтийских, иранских и других индоевропейских языков, так как более древние языки могли быть и более многообразны и «многоформенны», чем их исторические потомки.
«Младограмматики», как себя называли ученики Шлейхера, противопоставили себя «старограмматикам», представителям поколения Шлейхера, и прежде всего отреклись от натуралистической догмы («язык – естественный организм»), которую исповедовали их учителя.
Младограмматики (Пауль, Остгофф, Бругманн, Лескин и другие) не были ни романтиками, ни натуралистами, но опирались в своем «безверии в философию» на позитивизм Огюста Конта и на ассоциативную психологию Гербарта. «Трезвая» философская, вернее, подчеркнуто антифилософская позиция младограмматиков не заслуживает должного уважения. Но практические результаты языковедческих исследований этой многочисленной плеяды ученых разных стран оказались очень актуальными.
В этой школе был провозглашен лозунг, что фонетические законы (см. гл. VII, § 85) действуют не везде и всегда одинаково (как думал Шлейхер), а в пределах данного языка (или диалекта) и в определенную эпоху.
Работы К. Вернера (1846–1896) показали, что отклонения и исключения фонетических законов сами обязаны действию иных фонетических законов. Поэтому, как говорил К. Вернер, «должно существовать, так сказать, правило для неправильности, нужно только его открыть».
Кроме того (в работах Бодуэна де Куртенэ, Остгоффа и особенно в трудах Г. Пауля), было показано, что аналогия1 – такая же закономерность в развитии языков, как и фонетические законы.
1См. об аналогии гл. IV, § 48.

Исключительно тонкие работы по реконструкции архетипов Ф. Ф. Фортунатова и Ф. де Соссюра еще раз показали научную силу сравнительно-исторического метода.
Все эти работы опирались на сопоставления различных морфем и форм индоевропейских языков. Особенное внимание уделено было строению индоевропейских корней, которые в эпоху Шлейхера в соответствии с индийской теорией «подъемов» рассматривали в трех видах: нормальном, например vid, в первой ступени подъема – (guna) ved и во второй ступени подъема (vrddhi) vayd, как систему усложнения простого первичного корня. В свете новых открытий в области вокализма и консонантизма индоевропейских языков, имеющихся соответствий и расхождений в звуковом оформлении тех же корней в разных группах индоевропейских языков и в отдельных языках, а также с учетом условий ударения и могущих быть звуковых изменений вопрос об индоевропейских корнях был поставлен иначе: первичным брали наиболее полный вид корня, состоявший из согласных и дифтонгического сочетания (слоговая гласная плюс i,и, n, т, r, l); благодаря редукции (что связано с акцентологией) могли возникать и ослабленные варианты корня на 1-й ступени: i, и, n, т, r, l без гласной, и далее, на 2-й ступени: ноль вместо i, и или и, т, r, l неслоговые. Однако это до конца не разъясняло некоторых явлений, связанных с так называемым «шва индогерманикум», т.е. с неопределенным слабым звуком, который изображали как ?.
Ф. де Соссюр в своей работе «Memoire sur Ie systeme primitif des voyelles dans les langues indoeuropeennes», 1879 года, исследуя различные соответствия в чередованиях корневых гласных индоевропейских языков, пришел к выводу, что и э могло быть неслоговым элементом дифтонгов, а в случае полной редукции слогового элемента могло становиться слоговым. Но так как такого рода «сонантические коэффициенты» давали в разных индоевропейских языках то e, то a, то o, следовало предположить, что и сами «шва» имели различный вид: ?1, ?2, ?3. Сам Соссюр всех выводов не сделал, но предположил, что «алгебраически» выраженным «сонантическим коэффициентам» А и О соответствовали когда-то недоступные прямо по реконструкции звуковые элементы, «арифметическое» разъяснение которых пока невозможно.
После подтверждения текстами вульгарной латыни романских реконструкций в эпоху Ф. Дица это было второе торжество сравнительно-исторического метода, связанное с прямым предвидением, так как после расшифровки в XX в. хеттских клинописных памятников оказалось, что в исчезнувшем к первому тысячелетию до н. э. хеттском (неситском) языке эти «звуковые элементы» сохранились и они определяются как «ларингальные», обозначаемые h, причем в других индоевропейских языках сочетание he давало е, ho давало б, a eh > е, oh > о/а, откуда имеем чередование долгих гласных в корнях. В науке этот комплекс идей известен как «ларингальная гипотеза». Количество исчезнувших «ларингальных» различные ученые подсчитывают по-разному1.
1 См. подробнее: «Вопросы методики сравнительно-исторического изучения индоевропейских языков», 1956. Прилож. к гл. 3. С. 155 и сл., а также: Иванов В. В. Хеттский язык. М., 1963. С. 87 и cл.

О сравнительно-историческом методе писал Ф. Энгельс в «Анти-Дюринге».
«Но раз г-н Дюринг вычеркивает из своего учебного плана всю современную историческую грамматику, то для обучения языку у него остается только старомодная, препарированная в стиле старой классической филологии, техническая грамматика со всей ее казуистикой и произвольностью, обусловленными отсутствием исторического фундамента. Ненависть к старой филологии приводит его к тому, что самый скверный продукт ее он возводит в ранг «центрального пункта действительно образовательного изучения языков». Ясно, что мы имеем дело с филологом, никогда ничего не слыхавшим об историческом языкознании, которое за последние 60 лет получило такое мощное и плодотворное развитие, – и поэтому-то г-н Дюринг ищет «в высокой степени современные образовательные элементы» изучения языков не у Боппа, Гримма и Дица, а у блаженной памяти Хейзе и Беккера»1. Несколько ранее в этой же работе Ф. Энгельс указывал: «Материя и форма родного языка» становятся понятными лишь тогда, когда прослеживается его возникновение и постепенное развитие, а это невозможно, если не уделять внимания, во-первых, его собственным отмершим формам и, во-вторых, родственным живым и мертвым языкам»2.
1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т. 20. С. 333–334.
2 Там же. С. 333.

Конечно, эти высказывания не отменяют необходимости в описательных, а не исторических грамматиках, которые нужны прежде всего именно в школе, но ясно, что такие грамматики строить на основе «блаженной памяти Хейзе и Беккера» было бы нельзя, и Энгельс очень точно указал на разрыв «школьной грамматической премудрости» того времени и передовой науки той эпохи, развивавшейся под знаком историзма, неведомого предыдущему поколению.
Для сравнительных языковедов конца XIX–начала XX в. «праязык» постепенно делается не искомым, а лишь техническим средством изучения реально существующих языков, что отчетливо сформулировано у ученика Ф. де Соссюра и младограмматиков – Антуана Мейе (1866–1936).
«Сравнительная грамматика индоевропейских языков находится в том положении, в каком была бы сравнительная грамматика романских языков, если бы не был известен латинский язык: единственная реальность, с которой она имеет дело, это соответствия между засвидетельствованными языками»1; «два языка называются родственными, когда они оба являются результатом двух различных эволюции одного и того же языка, бывшего в употреблении раньше. Совокупность родственных языков составляет так называемую языковую семью»2, «метод сравнительной грамматики применим не для восстановления индоевропейского языка в том виде, как на нем говорили, а лишь для установления определенной системы соответствий между исторически засвидетельствованными языками»3. «Совокупность этих соответствий составляет то, что называется индоевропейским языком»4.
1 Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков / Русский пер., 1938. С. 73 (разрядка везде принадлежит автору).
2 Там же. С. 50.
3 Там же. С. 73, 79.
4 Там же. С. 81.

В этих рассуждениях А. Мейе, несмотря на их трезвость и разумность, сказались две черты, свойственные позитивизму конца XIX в.: это, во-первых, боязнь более широких и смелых построений, отказ от попыток исследования, идущего в глубь веков (чего не боялся учитель А. Мейе – Ф. де Соссюр, гениально наметивший «ларингальную гипотезу»), и, во-вторых, антиисторизм. Если не признавать реального существования языка-основы как источника существования продолжающих его в дальнейшем родственных языков, то вообще следует отказаться от всей концепции сравнительно-исторического метода; если же признавать, как это говорит Мейе, что «два языка называются родственными, когда они оба являются результатом двух различных эволюции одного и того же языка, бывшего в употреблении раньше», то надо пытаться исследовать этот «ранее бывший в употреблении язык-источник», пользуясь и данными живых языков и диалектов, и показаниями древних письменных памятников и используя все возможности правильных реконструкций, учитывая данные развития народа, носителя этих языковых фактов.
Если нельзя реконструировать язык-основу полностью, то можно добиться реконструкции его грамматического и фонетического строя и в какой-то мере основного фонда его лексики.
Каково же отношение советского языкознания к сравнительно-историческому методу и к генеалогической классификации языков как выводу из сравнительно-исторических исследований языков?
1) Родственная общность языков вытекает из того, что такие языки происходят от одного языка-основы (или группового праязыка) путем его распадения благодаря дроблению коллектива-носителя. Однако это длительный и противоречивый процесс, а не следствие «расщепления ветви надвое» данного языка, как мыслил А. Шлейхер. Тем самым исследование исторического развития данного языка или группы данных языков возможно только на фоне исторической судьбы того населения, которое являлось носителем данного языка или диалекта.
2) Язык-основа не только «совокупность... соответствий» (Мейе), а реальный, исторически существовавший язык, который полностью восстановить нельзя, но основные данные его фонетики, грамматики и лексики (в наименьшей мере) восстановить можно, что блестяще подтвердилось по данным хеттского языка применительно к алгебраической реконструкции Ф. де Соссюра; за совокупностью же соответствий следует сохранить положение реконструктивной модели.
3) Что и как можно и должно сравнивать при сравнительно-историческом изучении языков?
а) Надо сравнивать слова, но не только слова и не всякие слова, и не по их случайным созвучиям.
«Совпадение» слов в разных языках при том же или подобном звучании и значении ничего доказать не может, так как, во-первых, это может быть следствием заимствования (например, наличие слова фабрика в виде fabrique, Fabrik, fabriq, фабрик, fabrika и т. п. в самых разных языках) или результатом случайного совпадения: «так, по-английски и по-новоперсидски то же сочетание артикуляций bad означает «дурной», и тем не менее персидское слово ничего не имеет общего с английским: это чистая «игра природы». «Совокупное рассмотрение английской лексики и новоперсидской лексики показывает, что из этого факта никакие выводы сделать нельзя»1.
1 М е й е А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М. 1938. С. 50.

б) Можно и должно брать слова сравниваемых языков, но только те, которые исторически могут относиться к эпохе «языка-основы». Так как существование языка-основы следует предполагать в общинно-родовом строе, то ясно, что искусственно созданное слово эпохи капитализма фабрика для этого не годится. Какие же слова годятся для такого сравнения? Прежде всего имена родства, эти слова в ту отдаленную эпоху были наиболее важными для определения структуры общества, часть из них сохранилась и до наших дней как элементы основного словарного фонда родственных языков (мать, брат, сестра), часть уже «вышла в тираж», т. е. перешла в пассивный словарь (деверь, сноха, ятры), но для сравнительного анализа годятся и те, и другие слова; например, ятры, или ятровь, – «жена деверя» – слово, имеющее параллели в старославянском, в сербском, словенском, чешском и польском, где jetrew и более раннее jetry показывают носовую гласную, что связывает этот корень со словами утроба, нутро, внутр-[енности], с французским entrailles и т. п.
Для сравнения подходят также числительные (до десяти), некоторые исконные местоимения, слова, обозначающие части тела, и далее названия некоторых животных, растений, орудий, но здесь могут быть существенные расхождения между языками, так как при переселениях и общении с другими народами одни слова могли теряться, другие – заменяться чужими (например, лошадь вместо конь), третьи – просто заимствоваться.
Таблица, помещенная на с. 406, показывает лексические и фонетические соответствия в разных индоевропейских языках по рубрикам указанных слов.
4) Одних «совпадений» корней слов или даже слов для выяснения родства языков недостаточно; как уже в XVIII в. писал В. Джонз, необходимы «совпадения» и в грамматическом оформлении слов. Речь идет именно о грамматическом оформлении, а не о наличии в языках тех же или подобных грамматических категорий. Так, категория глагольного вида ярко выражена в языках славянских и в некоторых языках Африки; однако выражается это материально (в смысле грамматических способов и звукового оформления) совершенно по-разному. Поэтому на основании данного «совпадения» между данными языками речи о родстве быть не может.
Но если те же грамматические значения выражаются в языках тем же способом и в соответствующем звуковом оформле нии, то это свидетельствует более чем что-либо о родстве данных языков, например:

Русский язык

Древнерусский язык

Санскрит

Греческий (дорический) язык

Латинский язык

Готский язык

берут

кержть

bharanti

pheronti

ferunt

bairand


где не только корни, но и грамматические флексии -ут, -жть, -anti, -onti, -unt, -and в точности соответствуют друг другу и восходят к одному общему источнику [хотя значение этого слова в других языках отличается от славянских – «нести»].

В латинском языке этому слову соответствует vulpes – «лисица»; lupus – «волк» – заимствовано из оскского языка.

Важность критерия грамматических соответствий заключается в том, что если можно заимствовать слова (что бывает чаще всего), иногда грамматические модели слов (связанные с определенными деривационными аффиксами), то словоизменительные формы, как правило, не могут заимствоваться. Поэтому сравнительное сопоставление падежных и глагольно-личных флексий вернее всего приводит к нужному результату.
5) При сравнении языков очень важную роль играет звуковое оформление сравниваемого. Без сравнительной фонетики не может быть сравнительного языковедения. Как уже было выше указано, полное звуковое совпадение форм слов разных языков ничего показать и доказать не может. Наоборот, частичное совпадение звуков и частичное расхождение, при условии регулярных звуковых соответствий, может быть самым надежным критерием родства языков. При сопоставлении латинской формы ferunt и русской берут на первый взгляд трудно обнаружить общее. Но если мы убедимся, что начальному славянскому б в латинском регулярно соответствует f (брат – frater, боб – faba, берут –ferunt и т. п.), то звуковое соответствие начального латинского f славянскому б делается ясным. Что касается флексий, то выше уже было указано соответствие русского у перед согласной старославянскому и древнерусскому ж (т. е. носовому о) при наличии в других индоевропейских языках сочетаний гласный + носовая согласная + согласная (или в конце слова), так как подобные сочетания в этих языках не давали носовых гласных, а сохранялись в виде -unt, -ont(i), -and и т. п.
Установление регулярных «звуковых соответствий» – одно из первых правил сравнительно-исторической методики изучения родственных языков.
6) Что касается значений сопоставляемых слов, то они тоже не обязательно должны совпадать нацело, а могут расходиться по законам полисемии.
Так, в славянских языках город, град, grod и т. п. означают «населенный пункт определенного типа», а берег, бриjег, бряг, brzeg, breg и т. п. означают «берег», но соответствующие им в иных родственных языках слова Garten и Berg (в немецком) означают «сад» и «гора». Нетрудно догадаться, как *gord – первоначально «огороженное место» могло получить значение «сад», а *berg могло получить значение и всякого «берега» с горой или без горы или же, наоборот, значение всякой «горы» у воды или без нее. Бывает, что значение тех же слов при расхождении родственных языков и не меняется (ср. русское борода и соответствующее немецкое Bart – «борода» или русское голова и соответствующее литовское galva – «голова» и т. п.).
7) При установлении звуковых соответствий необходимо учитывать исторические звуковые изменения, которые в силу внутренних законов развития каждого языка проявляются в последнем в виде «фонетических законов» (см. гл. VII, § 85).
Так, очень соблазнительно сопоставить русское слово гать и норвежское gate – «улица». Однако это сопоставление ничего не дает, как правильно отмечает Б. А. Серебренников, так как в германских языках (к которым принадлежит норвежский) звонкие взрывные (b, d, g) не могут быть первичными благодаря «передвижению согласных», т. е. исторически действовавшему фонетическому закону. Наоборот, на первый взгляд такие трудно сопоставимые слова, как русское жена и норвежское kona, легко можно привести в соответствие, если знать, что в скандинавских германских языках [k] происходит из [g], а в славянских [g] в положении перед гласными переднего ряда изменялось в [ж], тем самым норвежское kona и русское жена восходят к одному и тому же слову; ср. греческое gyne – «женщина», где не произошло ни передвижения согласных, как в германских, ни «палатализации» [g] в [ж] перед гласными переднего ряда, как в славянских.
Если мы знаем фонетические законы развития данных языков, то нас никак не могут «пугать» такие сопоставления, как русское я [ja] и скандинавское ik или же русское сто и греческое hekaton.
8) Как же осуществляется реконструкция архетипа, или праформы, при сравнительно-историческом анализе языков?
Для этого необходимо:
а) Сопоставлять и корневые, и аффиксальные элементы слов.
б) Сопоставлять данные письменных памятников мертвых языков с данными живых языков и диалектов (завет А. X. Востокова).
в) Производить сравнение по методу «расширяющихся кругов», т. е. идя от сопоставления ближайше родственных языков к родству групп и семей (например, русский сопоставлять с украинским, восточнославянские языки – с другими группами славянских, славянские – с балтийскими, балто-славянские – с иными индоевропейскими (завет Р. Раска).
г) Если мы наблюдаем в ближнеродственных языках, например, такое соответствие, как русское – голова, болгарское – глава, польское – glowa (что поддержано и другими аналогичными случаями, как золото, злато, zloto, а также ворона, врана, wrona, и другими регулярными соответствиями), то возникает вопрос:какой же вид имел архетип (праформа) этих слов родственных языков? Вряд ли какой-либо из указанных: эти явления параллельные, а не восходящие друг к другу. Ключ к решению данного вопроса находится, во-первых, в сопоставлении с другими «кругами» родственных языков, например с литовским galvd – «голова», с немецким gold – «золотой» или опять же с литовским arn – «ворона», а во-вторых, в подведении данного звукового изменения (судьба групп *tolt, tort в славянских языках) под более общий закон, в данном случае под «закон открытых слогов»1, по которому в славянских языках звуковые группы о, е перед [l], [r] между согласными должны были дать или «полногласие» (две гласных вокруг [1] или [r], как в русском), или метатезу (как в польском), или метатезу с удлинением гласной (откуда о > а, как в болгарском).
1См. об этом гл. VII, § 85.

9) При сравнительно-историческом исследовании языков надо особо выделять заимствования. С одной стороны, они ничего сравнительного не дают (см. выше о слове фабрика); с другой –заимствования, оставаясь в неизменном фонетическом оформлении в заимствовавшем языке, могут сохранять архетип или вообще более древний облик данных корней и слов, так как в заимствовавшем языке не происходило тех фонетических изменений, которые характерны для языка, из которого произошло заимствование. Так, например, полногласное русское слово толокно и слово, в котором отражается результат исчезновения бывших носовых гласных, кудель имеются в виде древнего заимствования talkkuna и kuontalo в финском языке, где сохраняется вид этих слов, более близкий к архетипам. Венгерское szalma – «солома» показывает на древние связи угров (венгров) и восточных славян в эпоху до образования полногласных сочетаний в восточнославянских языках и подтверждает реконструкцию русского слова солома в общеславянском в виде *solma1.
1 Значок * (астериск) как признак не засвидетельствованного в письменных памятниках слова, или формы слова, введен А. Шлейхером.

10) Без правильной методики реконструкции невозможно установление достоверных этимологии. О трудностях установления правильных этимологии и роли сравнительно-исторического изучения языков и реконструкции, в частности в этимологических исследованиях, см. в анализе этимологии слова пшено в курсе «Введение в языкознание» Л. А. Булаховского (1953, стр. 166).
Результаты почти двухсотлетних исследований языков методом сравнительно-исторического языкознания подытоживаются в схеме генеалогической классификации языков.
Выше уже было сказано о неравномерности знаний о языках различных семей. Поэтому одни семьи, более изученные, изложены детальнее, другие же семьи, менее известные, даны в виде более сухих перечней.
Семьи языков разделяются на ветви, группы, подгруппы, под-подгруппы родственных языков. Каждая ступень дробления объединяет более близкие языки по сравнению с предшествующей, более общей. Так, языки восточнославянские обнаруживают большую близость, чем вообще славянские, а славянские – большую близость, чем индоевропейские.
При перечне языков в пределах группы и групп в пределах семьи сначала перечисляются языки живые, а затем уже мертвые.
Перечисление языков сопровождается минимальным географическим, историческим и филологическим комментарием.
§ 78. ГЕНЕАЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ ЯЗЫКОВ
I. ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ ЯЗЫКИ
1. Индийская группа1
(всего более 96 живых языков)
1 Об индийских языках см.: 3 о г р а ф Г. А. Языки Индии, Пакистана, Цейлона и Непала. М., 1960.


1) Хи2нди и урду2 (иногда объединявшихся общим названием хиндуста2ни1) - две разновидности одного новоиндийского литературного языка; урду– государственный язык Пакистана, имеет письменность на основе арабского алфавита; хинди (государственный язык Индии) – на основе староиндийского письма девана2гари.
1 См., например, название книги А. П. Баранникова «Хиндустани (урду и хинди)». Л., 1934.

2) Б е н г а 2 л и.
3) Панджа2 би.
4) Л а 2 х н д а (л е н д и).
5) С и 2 н д х и.
6) Раджастха2 ни
7)Гуджара2 ти.
8) М а р а 2 т х и.
9) Сингальский.
10) Н е п а л и (восточный паха2 ри, в Непале).
11) Б и х а р и.
12) О р и я (иначе: одри, утка2 л и, в восточной Индии).
13) А с с а м с к и й.
14) Цыганский, выделившийся в результат переселения и миграций в V – Х вв. н. э.
15) Кашмири и другие дардские языки.
Мертвые:
16) Ведийский– язык древнейших священных книг индийцев – Вед, сложившихся в первой половине второго тысячелетия до н. э. (записаны были позднее).
17) Санскри2 т. «Классический» литературный язык древних индийцев с III в. до н. э. по VII в. н. э. (буквально санскрит samskrta значит «обработанный», в противоположность prakrta – «не нормализованный» разговорный язык); на санскрите осталась богатая литература, религиозная и светская (эпос, драматургия); первая грамматика санскрита IV в. до н. э. Панини, переработана в XIII в. н. э. Вопадевой.
18) Пали– среднеиндийский литературный и культовый язык средневековой эпохи.
19) П р а к р и т ы – различные разговорные среднеиндий-ские наречия, от которых пошли новоиндийские языки; на пракритах написаны реплики второстепенных лиц в санскритской драматургии.
2. Иранская группа1
(более 10 языков; наибольшую близость обнаруживает с индийской группой, с которой объединяется в общую индоиранскую, или арийскую, группу;
а р ь я – племенное самоназвание в древнейших памятниках, из него и ран, и алан– самоназвание скифов)

1Об иранских языках см.: Оранский И. М. Иранские языки. М., 1963.

1) Персидский (фарси) – письменность на основе арабского алфавита; о древнеперсидском и средне персидском см. ниже.
2) Дари (фарси-кабули) – литературный язык Афганистана, наряду с пушту.
3) Пушту (п а ш т о, афганский)– литературный язык, с 30-х гг. государственный язык Афганистана.
4) Белуджский (б а л у ч и).
5) Таджикский.
6) Курдский.
7) Осетинский; наречия: иронское (восточное) и дигорское (западное). Осетины – потомки аланов-скифов.
8) Татский– таты разделяются на татов-мусульман и «горских евреев».
9) Т а л ы ш с к и й.
10) Прикаспийские (гилянские, мазандеранские) диалекты.
11) Памирские языки (шугнанский, рушанский, бартангский, capыкольский, хуфский, орошорский, язгулямский, ишкашимский, ваханский) – бесписьменные языки Памира.
12) Я г н о б с к и и.

Мертвые:

13) Древнеперсидский – язык клинописных надписей эпохи Ахеменидов (Дария, Ксеркса и др.) VI – IV вв. до н. э.
14) Авестийский – другой древнеиранский язык, дошедший в среднеперсидских списках священной книги «Авеста», где собраны религиозные тексты культа зороастрийцев, последователей Заратуштры (по-гречески: Зороастра).
15) Пехлеви– среднеперсидский язык III – IX вв. н. э., сохранившийся в переводе «Авесты» (этот перевод называется «Зенд», откуда долгое время сам авестийский язык неправильно называли зендским).
16) Мидийский – род северо-западных иранских диалектов; письменных памятников не сохранилось.
17) Парфянский– один из среднеперсидских языков III в. до н. э. – III в. н. э., распространенный в Парфии на юго-восток от Каспийского моря.
18) Согдийский – язык Согдианы в долине Зеравшана, первое тысячелетие н. э.; предок ягнобского языка.
19) Хорезмййский – язык Хорезма по нижнему течению Аму-Дарьи; первое – начало второго тысячелетия н. э.
20) Скифский– язык скифов (аланов), живших в степях по северному берегу Черного моря и на восток до границ Китая в первом тысячелетии до н. э. и первом тысячелетии н. э.; сохранился в собственных именах в греческой передаче; предок осетинского языка.
21) Бактрийский (кушанский) – язык древней Бактрии по верхнему течению Аму-Дарьи, а также язык Кушанского Царства; начало первого тысячелетия н.э.
22) С а к с к и й (хотанский)– в Средней Азии и в Китайском Туркестане; от V – Х вв. н. э. остались тексты, написанные индийским письмом брахми.

Примечание. Большинство современных иранистов подразделяют живые и мертвые иранские языки на следующие группы:

А. Западные
1) Ю г о-з а п а д н ы е: древне- и среднеперсидский, современный персидский, таджикский, татский и некоторые другие.
2) С е в е р о-з а п а д н ы е: мидийский, парфянский, белуджский (балучи), курдский, талышский и другие прикаспийские.
Б. Восточные
1) Юго-восточные: сакский (хотанский), пушту (пашто), памирские.
2) Северо-восточные: скифский, согдийский, хорезмийский, осетинский, ягнобский.
3. Славянская группа
А. Восточная подгруппа
1) Р у с с к и й; наречия: северно (велико) русское – «окающее» и южно (велико) русское– «акающее»; русский литературный язык сложился на почве переходных говоров Москвы и ее окрестностей, куда с юга и юго-востока тульские, курские, орловские и рязанские диалекты распространили черты, чуждые северным говорам, бывшим диалектной основой московского говора, и вытеснившие некоторые особенности последних, а также путем усвоения элементов церковнославянского литературного языка; кроме того, в русский литературный язык в XVI– XVIII вв. вошли различные иноязычные элементы; письменность на основе русского алфавита, переработанного из славянского – «кириллицы» при Петре Первом; древнейшие памятники XI в. (они же относятся и к языкам украинскому и белорусскому); государственный язык Российской Федерации, межнациональный язык для общения народов Российской Федерации и сопредельных территорий бывшего СССР, один из мировых языков.
2) Украинский (или украинский; до революции 1917 г. – м а л о р у с с к и й или малороссийский; три основных наречия: северное, юго-восточное, юго-западное; литературный язык начинает складываться с XIV в., современный литературный язык существует с конца XVIII в. на базе Поднепровских говоров юго-восточного наречия; письменность на основе кириллицы в ее послепетровской разновидности.
3) Белорусский; письменность с XIV в. на основе кириллицы. Диалекты северо-восточный и юго-западный; литературный язык – на основе среднебелорусских говоров. Б. Южная подгруппа
4) Болгарский – образовался в процессе контактирования славянских диалектов с языком камских булгар, откуда и получил свое название; письменность на основе кириллического алфавита; древнейшие памятники с Х в. н. э.
5) Македонский.
6) Сербскохорватский; у сербов письмо на основе кириллицы, у хорватов – на основе латинского; древнейшие памятники с XII в.
7) Словенский; письменность на основе латинского алфавита; древнейшие памятники с X–XI вв.
Мертвые:
8) Старославянский (или древнецерковно-славянский) – общий литературный язык славян средневекового периода, возникший на основе солунских говоров древнеболгарского языка в связи с введением письменности для славян (две азбуки: глаголица и кириллица) и переводом церковных книг для пропаганды христианства среди славян в IX–Х вв. н. э., у западных славян был вытеснен латынью в связи с западным влиянием и переходом в католицизм; в виде церковнославянского – составной элемент русского литературного языка.
В. Западная подгруппа
9) Ч е ш с к и й; письменность на основе латинского алфавита; древнейшие памятники с XIII в.
10) Словацкий; письменность на основе латинского алфавита.
11) Польский; письменность на основе латинского алфавита; древнейшие памятники с XIV в.
12) Кашубский; утратил самостоятельность и стал диалектом польского языка.
13) Лужицкий (за границей: сорабский, вендский); два варианта: верхнелужицкий (или восточный и нижнелужицкий (или западный); письменность на основе латинского алфавита.
Мертвые:
14) Полабский – вымер в XVIII в., был распространен по обоим берегам р. Лабы (Эльбы) в Германии.
15) Поморские диалекты – вымерли в средневековый период в связи с насильственным онемечиванием; были распространены по южному побережью Балтийского моря в Поморье (Померания).
4. Балтийская группа
1)Литовский; письменность на основе латинского алфавита; памятники с XIV в.
2) Латышский; письменность на основе латинского алфавита; памятники с XIV в.
3) Латгальский1.
1Имеется мнение, что это только диалект латышского языка.

Мертвые:
4) Прусский– вымер в XVII в. в связи с насильственным онемечиванием; территория бывшей Восточной Пруссии; памятники XIV-XVII вв.
5) Ятвяжский, куршский и др. языки на территории Литвы и Латвии, вымершие к XVII–XVIII вв.
5. Германская группа
А. Северногерманская (скандинавская) подгруппа
1) Датский; письменность на основе латинского алфавита; служил литературным языком и для Норвегии до конца XIX в.
2) Шведский; письменность на основе латинского алфавита.
3) Норвежский; письменность на основе латинского алфавита, первоначально датская, так как литературным языком норвежцев до конца XIX в. был датский язык. В современной Норвегии две формы литературного языка: р и к с м о л (иначе: б у к м о л) – книжный, более близкий к датскому, и л а н с м о л (иначе: н ю н о р с к), более близкий норвежским диалектам.
4) Исландский; письменность на основе латинского алфавита; письменные памятники с XIII в. («саги»).
5) Фарерский.
Б. Западногерманская подгруппа
6) Английский; литературный английский язык сложился в XVI в. н. э. на основе лондонского диалекта; V–XI вв. – древнеанглийский (или англосаксонский), XI–XVI вв. – среднеанглийский и с XVI в. – новоанглийский; письменность на основе латинского алфавита (без изменений); письменные памятники с VII в.; язык международного значения.
7) Нидерландский (голландский) с фламандским; письменность на латинской основе; в Южно-Африканской Республике живут буры, переселенцы из Голландии, которые говорят на разновидности нидерландского языка, на бурском языке (иначе: африкаанс).
8) Ф р и з с к и й; памятники с XIV в.
9) Н е м е ц к и й; два наречия; нижненемецкое (северное, Niederdeutsch или Plattdeutsch) и верхненемецкое (южное, Hochdeutsch); литературный язык сложился на основе южнонемецких говоров, но со многими чертами северных (особенно в произношении), однако единства до сих пор не представляет; в VIII–XI вв. – древневерхненемецкий, в XII–XV вв. – средневерхненемецкий, с XVI в. – нововерхненемецкий, выработанный в саксонских канцеляриях и переводами Лютера и его сподвижников; письменность на основе латинского алфавита в двух разновидностях: готический и антиква; один из крупнейших языков мира.
10) И д и ш (или йидиш, новоеврейский)– различные верхненемецкие диалекты, смешанные с элементами древнееврейского, славянских и других языков.
В. Восточногерманская подгруппа
Мертвые:
11)Готский, существовавший в двух диалектах. Вестготский – обслуживал средневековое готское государство в Испании и Северной Италии; имел письменность на основе готского алфавита, составленного епископом Вульфилой в IV в. н. э. для перевода Евангелия, которое является самым древним памятником германских языков. Остготский – язык восточных готов, живших в раннем средневековье на побережье Черного моря и в южном Поднепровье; существовал до XVI в. в Крыму, благодаря чему сохранился небольшой словарик, составленный голландским путешественником Бусбеком.
12) Бургундский, вандальский, гепидский, герульский – языки древнегерманских племен на территории Восточной Германии.

6. Романская группа
(до распадения Римской империи и образования романских1 языков – италийская)
1 Название «романские» происходит от слова Roma, как называли Рим латиняне, а в настоящее время итальянцы.

1)Французский; литературный язык сложился к XVI в.1 на основе диалекта Иль-де-Франса с центром в Париже; французские же диалекты сложились в начале средневековья в результате скрещивания народной (вульгарной) латыни завоевателей римлян и языка покоренных туземцев-галлов – галльского; письменность на основе латинского алфавита; древнейшие памятники с IX в. н. э.; среднефранцузский период с IX по XV в., новофранцузский – с XVI в. Французский язык раньше других европейских языков приобрел международное значение.
1 См. гл. VII, § 89 – об образовании национальных языков.

2) Провансальский (окситанский); язык национального меньшинства юго-восточной Франции (Прованс); как литературный существовал в средние века (лирика трубадуров) и дожил до конца XIX в.
3) Итальянский; литературный язык сложился на почве тосканских диалектов, и в частности говора Флоренции, возникших благодаря скрещиванию вульгарной латыни с языками смешанного населения средневековой Италии; письменность на латинском алфавите, исторически – первый национальный язык в Европе1.
1См. там же.

4) Сардинский (или сардский).
5) Испанский; сложился в Европе в результате скрещивания народной (вульгарной) латыни с языками туземного населения римской провинции Иберии; письменность на основе латинского алфавита (то же относится к каталанскому и португальскому).
6) Галисийский.
7) Каталанский.
8) Португальский.
9) Румынский; сложился в результате скрещивания народной (вульгарной) латыни и языков туземцев римской провинции Дакии; письменность на основе латинского алфавита.
10) Молдавский (разновидность румынского); письменность на основе русского алфавита.
11) Македоно-румынский (а р о м у н с к и й).
12) Ретороманский – язык национального меньшинства; с 1938 г. признан одним из четырех государственных языков Швейцарии.
13) Креольские языки – скрещенные романские с местными языками (гаитянский, маврикийский, сейшельский, сенегальский, папьяменто и др.).
Мертвые (италийские):
14) Латинский – литературный государственный язык Рима в республиканскую и императорскую эпоху (III в. до н. э. – первые века средневековья); язык богатых литературных памятников, эпических, лирических и драматических, исторической прозы, юридических документов и ораторского искусства; древнейшие памятники с VI в. до н. э.; первое описание латинского языка у Варрона, I в. до н. э.; классическая грамматика Доната - IV в. н. э.; литературный язык западноевропейского средневековья и язык католической церкви; наряду с древнегреческим – источник международной терминологии.
15) Средневековая вульгарная латынь– народнолатинские говоры раннего средневековья, которые при скрещивании с туземными языками римских провинций Галлии, Иберии, Дакии и т. д. породили романские языки: французский, испанский, португальский, румынский и т. д.
16) Оскские, умбрские, сабельские и другие италийские говоры сохранились в отрывочных письменных памятниках последних веков до н. э.

7. Кельтская группа

А. Гойдельская подгруппа
1)Ирландский; письменные памятники с IV в. н. э. (ога-мическое письмо) и с VII в. (на латинской основе); является литературным и в настоящее время.
2) Шотландский (гэльский).
Мертвый:
3)Мэнский– язык острова Мэн (в Ирландском море).
Б. Бриттская подгруппа
4) Бретонский; бретонцы (в прошлом бритты) переселились после прихода англосаксов с Британских островов на континент Европы.
5) Валлийский (уэльский).
Мертвый:
6) К о р н с к и й; на Корнуолле – полуострове юго-западной Англии.
В. Галльская подгруппа
7) Галльский; вымер с эпохи образования французского языка; был распространен в Галлии, Северной Италии, на Балканах и даже в Малой Азии.
8. Греческая группа
1) Новогреческий, с XII в.
Мертвые:
2) Древнегреческий, Х в. до н. э. – V в. н. э.; ионическо-аттические диалекты с VII–VI вв. до н. э.; ахейские (аркадо-к и п р с к и е) диалекты с V в. до н. э., северо-восточные (беотийские, фессалийские, лесбосские, эолийские) диалекты с VII в. до н. э. и западные (дорийские, эпирский, критские) диалекты; древнейшие памятники с IX в. до н. э. (поэмы Гомера, эпиграфика); с IV в. до н. э. общий литературный язык к о й н э на основе аттического диалекта с центром в Афинах; язык богатых литературных памятников, эпических, лирических и драматических, философской и исторической прозы; от III–II вв. до н. э. труды александрийских грамматиков; наряду с латинским – источник международной терминологии.
3) Среднегреческий, или византийский, – государственный литературный язык Византии от первых веков н. э. до XV в.; язык памятников – исторических, религиозных и художественных.

9. Албанская группа

Албанский, письменные памятники на основе латинского алфавита с XV в.

10. Армянская группа

Армянский; литературный с V в. н. э.; содержит некоторые элементы, восходящие к кавказским языкам; древнеармянский язык – грабар – сильно отличается от современного живого ашхарабара.

11. Хетто-лувийская (анатолийская) группа
Мертвые:
1) Хеттский (хеттско-неситский, известный по клинописным памятникам XVIII– XIII вв. до н. э.; язык Хеттского государства в Малой Азии.
2)Лувийский в малой Азии (XIV-XIII вв. до н. э.).
3) Пaлaйcкий
4)Карийский
5) Лидийский анатолийские языки античной эпохи.
6)Ликййский
12. Тохарская группа

Мертвые:
1) Тохарский А (т у р ф а н с к и й, карашарский) – в Китайском Туркестане (Синьцзяне).
2) Тохарский Б(кучанский)– там же; в Куче до VII в. н. э.
Известны по рукописям примерно V–VIII вв. н. э. на основе индийского письма брахми, обнаруженным при раскопках в XX в.

Примечание 1.По ряду оснований сближаются следующие группы индоевропейских языков: и н д о - иранские (арийские), славяно - балтийские и итало-кельтские.

Примечание 2. Индо-иранские и славяно-балтийские языки можно объединить в раздел sat?m-языков, в противоположность прочим, относящимся к kentom-языкам; это деление проводится по судьбе индоевропейских *g и *k средненебных, которые в первых дали переднеязычные фрикативные (catam, simtas, сьто – «сто»), а во вторых остались заднеязычными взрывными; в германских благодаря передвижению согласных – фрикативными (hekaton, kentom (позднее centum), hundert и т. п. – «сто»).

Примечание 3. Вопрос о принадлежности к индоевропейским языкам венетского, мессапского, очевидно, иллирийской группы (в Италии), фригийского, фракийского (на Балканах) в целом может считаться решенным; языки пеласгский (Пелопоннес до греков), э т р у с к с к и й (в Италии до римлян), лигурский (в Галлии) не выяснены еще в своих отношениях к индоевропейским языкам.

II. КАВКАЗСКИЕ ЯЗЫКИ 1
А. Западная группа: абхазско-адыгские языки

<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>