СОДЕРЖАНИЕ

37470



O 2003 г.

А.В. СОКОЛОВ, И.О. ЩЕРБАКОВА
ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ ПОСТСОВЕТСКОГО ГУМАНИТАРНОГО СТУДЕНЧЕСТВА
СОКОЛОВ Аркадий Васильевич – доктор педагогических наук, профессор Санкт-Петербургского гуманитарного Университета профсоюзов, действительный член РАЕН. ЩЕРБАКОВА Ирина Олеговна – старший преподаватель того же университета.

В последние годы социологи уделяют большое внимание молодежи вообще и студенчеству в частности. Весьма активно заявило о себе особое направление исследований — социология молодежи [1]. Журнал "Социологические исследования" опубликовал много материалов, посвященных ценностным ориентациям студенческой молодежи [2]. Отчего же приоритет отдается гуманитарному студенчеству. В данной статье хотелось бы вновь обратиться к этой проблематике, рассмотрев ее на примере гуманитарного студенчества. И это не случайно. Спрос на гуманизм, гуманность, гуманитарность, нравственность, человечность возрос в наше время необычайно. Один из ученых-прогнозистов – Ю. В. Яковец предсказывает "возрождение гуманизма", "приоритет духовных ценностей", превращение гуманитарных наук в научного лидера и т.д. [3]. Другой авторитетный исследователь будущего – академик Н. Н. Моисеев пришел к выводу: "Вступить в эпоху ноосферы сможет только высокоинтеллигентное общество, каждый член которого способен понимать и чувствовать ответственность за судьбу общества и вести себя сообразно с этой ответственностью. А для этого человек должен иметь не только специальное, но и гуманитарное образование. Я убежден, что XXI век должен стать веком гуманитарных знаний!" [4]. Высказывания авторитетных ученых отражают процесс возрастания роли гуманитарной интеллигенции. Можно сказать, судьба нашей страны во многом зависит от нынешнего поколения российского гуманитарного студенчества.
В нашем исследовании, проведенном в 2001 г., участвовали 1070 студентов из пяти крупных петербургских вузов; обучающихся по гуманитарным специальностям. Квоты респондентов выбирались таким образом, чтобы проверить предположение о влиянии специальности на ценностные ориентации студентов. Мы не смогли охватить две группы гуманитарной интеллигенции: духовенство и специалистов-филологов. Конечно, снижает репрезентативность выборки отсутствие московских и провинциальных вузов. Тем не менее, эмпирический материал, полагаем, достаточен для того, чтобы судить об актуальных тенденциях в сознании постсоветского гуманитарного студенчества.
Методология и методика исследования
Ценностные ориентации органично связаны с потребностями человека. Важно разграничить биогенные, первичные потребности, обусловленные природой человека как биологического существа, и социогенные, возникшие в результате социально-культурной эволюции человечества. Выделяются также вторичные, инструментальные потребности, возникающие в ходе удовлетворения первичных потребностей, при недостатке соответствующих средств. В связи с этим нужно различать ценностные ориентации а) обусловленные первичными и социогенными потребностями – ориентации на цели (терминальные ценности); б) определяемые вторичными потребностями; - ориентации на средства (инструментальные ценности). Обычно ценностные ориентации делятся социологами на девиантные (отклоняющиеся), не соответствующие социальным ожиданиям, и нормативные, не выходящие за рамки социально одобренных культурных образцов. Поскольку в нашу задачу не входит обсуждение девиантного поведения студенчества, обратимся к нормативным ценностным ориентациям. Они связаны с социогенными потребностями, и по этой причине правомерно именовать их социально-культурными. Будем представлять эти ориентации в виде иерархической системы, состоящей из трех уровней: верхний – смысложизненные ориентации; уровень ориентаций на цели; уровень ориентаций на средства. Верхний уровень предполагает ряд взаимоисключающих идеальных моделей личности, бытующих в данной культуре в данное время, а именно: альтруист, конформист, эгоист. Они определяют направленность личности и поддаются диагностированию посредством личностных тестов, что и было предпринято авторами исследования.
Поскольку социогенные потребности принято разделять на материальные - потребности в ценностях (благах) материальной культуры и духовные - потребности в ценностях (смыслах) духовной культуры, мы дифференцировали таким же образом социально-культурные ценностные ориентации. В итоге выделено две группы ориентаций-целей: материальные и духовные, характеристика которых дается ниже.
Изучение ценностных ориентаций личности может быть представлено следующим образом. Следует, во-первых, раскрыть ее направленность: альтруист, конформист или эгоист; во-вторых, определить приоритетные ориентации на цели (допустим, для честолюбивого эгоиста приоритетна ориентация на самореализацию, а для прилежного конформиста — познавательная ориентация); в-третьих, нужно эмпирическим путем выявить те ориентации на средства (инструментальные ориентации), которые реально используются субъектом в его практической деятельности. Тогда может быть воспроизведена иерархия ценностных ориентаций данного человека и могут быть получены суммарные показатели студенческих предпочтений, стремлений, отвращений. Мы получили данные для построения социально-психологических портретов, которыми можно оперировать как социальными фактами. Именно в этом состояла конечная цель нашего исследования.
Несколько замечаний о методике исследования. Оценки, естественно, представляют собой субъективные мнения, для сопоставления которых требуется использование шкал. Так, во всесоюзном исследовании ценностных ориентаций россиян в 1990 г. под руководством Н. И. Лапина применялась методика диарных контрарных суждений, таких как: "Только на интересную работу можно потратить значительную часть жизни"; "Главное в работе — это сколько за нее платят". Такая методика была использована в 1992–1994 гг. Российским независимым институтом социальных и национальных проблем в исследовании "Динамика групповых интересов и перспективы реформ в Российской Федерации" (руководитель Н. Е. Тихонова). Ограниченность ее в том, что учитываются лишь крайние мнения (ценности-антиценности) и выпадает средняя, нейтральная позиция. Люди часто склонны лукаво уклониться от ответа. Такую возможность предоставляет триарная, трехчленная шкала, построенная по принципу да–нуль–нет. Ответ "да" интерпретируется как принятие данной ценностной ориентации; "нет" — как ее отрицание; "нуль" — как уход от определенного ответа. Именно эта шкала применялась нами при анонимных массовых опросах во всех студенческих аудиториях (1070 человек).
Для получения более детальных сведений по отдельным вопросам применялся выборочный дополнительный опрос около 300 студентов-гуманитариев. Для личностного тестирования использовались вопросы, позволяющие определить психологическую активность (уровень пассионарности) и направленность личности (альтруизм, конформизм, эгоизм). С помощью метода ведения дневников осуществлялись корректировка, проверка и дополнения информации, полученной при массовом опросе. Дневники вели в течение 8 недель (половина семестра) 80 студентов первого курса и 70 студентов четвертого курса. Источниками дополнительной информации служили также групповые и индивидуальные интервью, позволявших уточнить результаты опросов, виды социальных и индивидуальных ценностей и антиценностей, предметы личной и национальной гордости, личные пристрастия, роль СМИ в ценностных ориентациях граждан и др. Нами впервые использовался при изучении ценностных ориентаций новый метод мысленного эксперимента, приближающийся к нарративному интервью. Суть его состоит в следующем. Студентам предлагалось сочинить "письмо из будущего", автором которого был бы сам студент четверть века спустя. Структура писем была стандартной: положение России в 2026 году, мои профессиональные занятия, источники доходов и материальное положение, семья, досуговые интересы, круг общения и т.д. Получено 86 "писем из будущего", которые позволили представить достаточно яркие социально-психологические портреты постсоветского студенчества. Качественные данные в виде высказываний авторов интервью и "писем из будущего" обрабатывались методом контент-анализа. Теперь обратимся к результатам нашего исследования.
Материальные и духовные ориентации студентов
Материальные ориентации (М) — это ориентации на такие терминальные ценности, как личное здоровье, семья, материальное благополучие, которые являются предметами материальных абсолютных потребностей. Рассмотрим их подробнее.
М.1. Ориентации на поддержание и укрепление личного здоровья (забота о здоровье).
Забота о здоровье отнюдь не осознана как приоритетная ориентация, чему легко найти и объективные, и субъективные причины. Если в школьные годы спортом занимались 75–80% студентов, то в вузе регулярные занятия продолжают 10–15%. Правда, многие девушки (до 55%) находят время для эпизодических занятий шейпингом, аэробикой, посещают бассейны, сауны, тренажерные залы, фитнесс-центры и т.д, но разве это гарантирует красоту и долголетие? Вузовские медики признают практически здоровыми лишь 68% первокурсников; 21% — молодые люди с ослабленным здоровьем, нуждающиеся в специальной медицинской профилактике; 11% серьезно больных, которым занятия физической культурой противопоказаны [5].
М.2. Продолжение рода, планирование семьи. Сетования на депопуляцию русского народа давно уже стали привычными. Чем же порадует демографов новое поколение постсоветской интеллигенции? Интересны в этой связи "письма из будущего". Бездетными видят себя 5,8% (главная причина — занятость производством или общественной деятельностью); одного ребенка планируют 24,4%; двух — 58,1%; трех — 9,4%, четырех и более — 2,3%. К сожалению, этот расклад не обеспечивает даже простого воспроизводства интеллигенции. Семья остается традиционно привлекательной ценностью, однако связывать себя узами Гименея молодежь не спешит: девушки планируют замужество в 25 лет – после достижения "независимого и стабильного положения в обществе", юноши — еще позже.
Судя по материалам исследования, респондентам не чужда искренняя забота о родителях, их здоровье, спокойствии, благополучии. В одном из писем читаем: "У меня всегда были отличные отношения с родителями, а с возрастом стали еще теплее. Наверное, я стала их больше ценить и уважать за все, что они для меня сделали". И при этом менее 14% сообщили, что они "не прочь повторить жизненный путь своих родителей". Как согласовать "искреннюю заботу" и "отказ от преемственности"? В обстановке суровой и жестокой конкурентной борьбы семья остается надежным и, может быть, единственным, островком бескорыстной любви и домашнего тепла. Поэтому столь важно родительское присутствие.
М.3. Достижение материального благополучия. Студенчество, относящее себя к среднему классу общества, достижение материального благополучия видит не в куске хлеба с маслом, а в таком мифологизированном образе жизни высшего класса, когда можно "ни в чем себе не отказывать". "Письма из будущего" рисуют радужные перспективы. Помимо просторной квартиры, "построенной со вкусом по моему дизайну", или собственного особняка, предполагается загородная вилла, "трехэтажный домик на берегу озера". В семье несколько автомобилей, иногда — яхта и личный вертолет. Комфортабельный отдых всей семьей предусматривается 2–3 раза в год; каждый десятый хотел бы иметь личный дом в Сочи или в Крыму, еще больше — каждый седьмой – во Франции, США, Швейцарии, Японии, Испании.
Ничего удивительного и предосудительного в этих юношеских мечтах, разумеется, нет. Они свидетельствуют о том, насколько наше общество удалилось от христианских идеалов нестяжательства, смиренномудрия и аскетизма. Более половины студентов всех специальностей взяли на вооружение совет Н. Рокфеллера: "Не бойтесь больших расходов, бойтесь маленьких доходов", а 40% солидаризировались с Дж. Морганом: "То, что нельзя сделать за деньги, можно сделать за очень большие деньги". Создается впечатление, что наше студенчество морально уже готово к условиям рыночной экономики.
Духовные ориентации (Д). Терминальные духовные ценности существенно отличаются от ценностей материальных.
Д.1. Социализация. Рассмотрим отношение студентов к четырем социальным духовным ценностям: профессионализация, религия, политика, патриотизм.
В связи с профессионализацией гуманитарного студенчества нельзя не обратить внимание на практически поголовную — 75–85% заинтересованность в гуманитарном знании и столь же единодушное пренебрежение естественными и техническими науками. Негуманитарное студенчество более любознательно: отдавая приоритет математике, химии, компьютерным технологиям, 20–25% ощущают интерес к литературе, истории, философии.
Религиозность. Мы попытались проверить, насколько гуманитарное студенчество является воцерковленной социальной группой. При массовом опросе предлагалось выбрать один из вариантов: "Я — глубоко верующий человек, хорошо знаю Закон Божий, читаю Библию, часто бываю в церкви, соблюдаю посты и отмечаю праздники". "Бываю в церкви время от времени, не могу назвать себя истово верующим, но и атеистом себя не считаю". "Не ощущаю религиозной потребности, в церкви не бываю". Первый ответ А выбрали 6,5% гуманитарных студентов и 4,9% негуманитариев; атеистами признали себя соответственно 18,2% и 31,0%. Подавляющее большинство студентов - более двух третей - это не определившиеся в религиозном отношении люди, можно сказать, "язычники", которые ощущают наличие чего-то сверхъестественного, но сомневаются в существовании Христа-спасителя.
Отношение к Богу послужило темой одного из групповых интервью со студентами-гуманитариями. Обсуждался вопрос "Что Вам проходит на ум, когда Вы думаете о Боге". Интервью проводилось в четырех группах (более 100 участников). Высказанные суждения четко разделились на три группы, свойственные верующим, колеблющимся и убежденным атеистам. Оказалось, что в Божественном покровительстве нуждаются не 6,5% студентов, объявивших себя "глубоко верующим человеком" при массовом опросе, а гораздо больше — 38,5%. Видимо, многих "верующих в душе" язычников отпугивает ритуально-обрядовая сторона воцерковления — регулярное посещение церкви, посты, молитвы, исповеди и т.д. Конфессионально колеблющиеся студенты (32,9%) питают надежду, что Бог есть. Атеистически настроенной оказалась почти треть участников интервью (28,6%), что гораздо больше числа атеистов, обнаружившихся при анонимном массовом опросе. (18,2%). Видимо, религиозная приобщенность не воспринимается студенчеством как обязательное условие социализации. 48,6% респондентов не посещают храмов, 42,8% бывают там раз в месяц или реже, только 8,6% чувствуют потребность регулярно бывать за церковной оградой. Еще меньше социализация связывается с гражданско-политической определенностью.
Утвердилось мнение о политической пассивности постсоветской молодежи, о том, что ее мало интересуют проблемы политики и гражданственности. Наше исследование, казалось бы, это мнение подтверждает. Как показали массовые опросы, гражданскую позицию студенчества характеризует следующее распределение мнений: А. "Осознаю себя гражданином России, знаю свои конституционные права и обязанности, будущее страны глубоко меня волнует" — 45,0% гуманитариев и негуманитариев. Б. "Не задумываюсь над будущим страны, предпочитаю заниматься личными делами, хотя гражданство хочу сохранить" — 27% первых и 31% вторых; В. "Охотно поменяю гражданство, если это окажется, выгодным и полезным для меня" — соответственно 28% и 24%. Отношение к политике таково: интересуются политикой, принимают участие в выборах — 22% и 18,7% соответственно. Иногда участвуют в выборах — около 70,3% респондентов; Не участвуют в выборах и политикой не интересуются — 7,7% гуманитариев и 11,6 % негуманитариев.
В личных и групповых интервью студенты поголовно заявили о своей аполитичности, о недоверии к политике и политиканству, о разочаровании в демократических идеалах. В том, что "глас народа — глас божий" уверены 6% гуманитариев и 2,5% негуманитариев, но зато сентенцию Ф. Шиллера "большинство — это безумие, ум ведь лишь у меньшинства" разделяют 62% гуманитариев и 71% негуманитариев. Критическое, точнее — саркастическое отношение к реформаторской деятельности властей вполне понятно: студенчество давно уже не ощущает отеческой заботы государства о высшей школе; нет и политических сил, представляющих интересы студентов.
Патриотические ценностные ориентации особенно отчетливо проявляются в отношении к отечественной истории. Были получены результаты: гордятся отечественной историей в целом – 41%; гордятся историей России, но стыдятся истории СССР - 55%; стыдятся отечественной истории - 4%. Выходит, историю СССР, т.е. ту, которую делали поколения отцов и дедов, 59% сыновей оценивают негативно. В данном случае особенно отчетливо видны результаты манипуляции общественным сознанием, осуществленной в последнее десятилетие.
Либеральная идеология, которую вынуждены осваивать современные студенты, есть идеология космополитическая. У молодых людей, ищущих социализации, имеется выбор: идентифицировать себя с вольными и беззаботными "гражданами мира" или с обремененным тяжелым историческим наследием россиянами? "Письма из будущего" показывают, что есть немало студентов, соблазненных космополитическим образом жизни: около 30% респондентов – потенциальные эмигранты, готовые поменять гражданство, "если это окажется выгодным и полезным для меня". И все же Россия для многих гуманитарных студентов остается приоритетной, можно сказать, терминальной ценностью, занимающей высокое место в иерархии ценностных ориентаций. По крайней мере 1/3 респондентов безоговорочно допускает, что есть за что полюбить "Русь могучую".
Д.2. Самореализация. Как показывают "письма из будущего" и групповые интервью, привлекательные для студентов виды профессиональной занятости распределились так: предприниматели, имеющие собственное дело — 70%; менеджеры или сотрудники частных фирм — 16%; государственные служащие — 10%; ученые, педагоги, писатели — 2%; домохозяйки — 2%. В таком распределении просматривается перекос, вызванный соблазном разрекламированного предпринимательства, и жизнь его, конечно, скорректирует. Но для нас важно сейчас другое: готовность к предпринимательскому риску. 70% студентов-гуманитариев видят себя в будущем в качестве владельца "частной фирмы"; гарантированной государственной зарплате предпочитается конкурентная борьба, требующая огромных усилий и особой "предпринимательской самореализации". Данные исследования показывают: более двух третей респондентов не боятся самоотверженного труда. В письмах встречаются признания: "работа требует 100% отдачи, но я не представляю без нее своей жизни"; "нет ничего радостнее любимой работы"; "работаю без выходных в 8 до 24 часов"; " с утра до вечера занимаюсь любимым делом"; "погружаясь в работу, забываешь обо всем". Кажется, что для студентов труд перестает быть средством достижения желаемых ценностей, а сам превращается в ценность.
Здесь мы вступаем в область трудовой этики постсоветского студенчества, которая нуждается в специальном изучении. Дело в том, что массовые опросы показали совсем иные трудовые ориентации. Заповедь "зарабатывай хлеб в поте лица своего" встретила одобрение лишь у 6% опрошенных, 11% солидаризовались с пренебрежительным "дураков работа любит", остальные ушли от определенного ответа. На вопрос: "Какую работы Вы бы предпочли: А. Интересную и творческую с оплатой на прожиточном уровне; Б. Простое, но хорошо оплачиваемое исполнительство?" – 24% респондентов выбрали первый вариант, 76% — второй вариант. Исключение: 58% студентов творческих факультетов предпочли вариант А.
Если сопоставить мнения, выраженные в письмах, данные опросов, можно прийти к заключению: труд становится привлекательным ("интересным и творческим" и для него не жалко "пота лица своего") тогда, когда он является свободным и удачным предпринимательством, в противном случае — это "дурацкая работа", за которую надо хорошо платить
Д.3. Познавательные ориентации. Самофотографии первокурсников подтверждают, что они, как правило, добросовестно и прилежно овладевают выбранной профессией. Их старания стимулируются пониманием того, что профессиональные знания и умения - это духовный капитал, который может быть востребован на рынке труда. Более 95% студентов-гуманитариев считают необходимым овладеть 1–2 иностранными языками (кое-кто с этой целью посещает платные курсы), а отдельные студенты занимаются одновременно в двух вузах. Отмечая стимулирующее воздействие рыночной конкуренции на познавательную активность студентов, нельзя не отметить, что учебное прилежание утрачивает приоритетность, если у студента возникает возможность для оплачиваемой внеучебной трудовой деятельности. Опросы первокурсников показали, что 90% планируют подрабатывать на стороне, а на старших курсах ученье и работу сочетают 50-75% студентов очного обучения. Студенты занимаются созданием баз данных, работают диспетчерами, референтами, экскурсоводами, гидами-переводчиками, и далеко не всегда их сторонняя деятельность связана с будущей специальностью. Самофотография показывает, что есть недели, когда студент проводит больше времени на рабочем месте, чем в учебной аудитории. Это негативно отражается на учебе и профессионализации молодого человека.
Д.4. Коммуникационные ориентации. Социальная коммуникация — это движение смыслов в социальном времени и пространстве. Студенты повседневно включены в коммуникационную деятельность, ведь образование — это социально-коммуникационый процесс. Если межличностные контакты органически входят в образ жизни студенчества и занимают значительное (некоторые респонденты замечают: "чересчур значительное") место, то средства массовой информации (СМИ) не пользуются большой привлекательностью и авторитетом. 13% первокурсников и 15% старшекурсников заявили, что они вообще не читают газеты и журналы. Около трети студентов еженедельно просматривают 1–2 газеты, (чаще всего "Комсомольскую правду", "АиФ", "Коммерсант"), а около половины прочитывают в месяц до 3 номеров различных журналов. Наиболее популярны журналы Cosmopolitan, GEO, Shape, "Караван", другие женские и мужские издания, но отношение к ним чисто потребительское. Отдельные студенты читают для практики газеты и журналы на иностранных языках. Личной подписки на периодику никто не имеет.
Радиовещание "не существует" для 34,3% студентов. Зато более половины воспринимают его как необходимое звуковое, как правило, — музыкальное сопровождение жизненного процесса. Что касается телевидения, то выяснилось следующее: студентов, проводящих у телевизора более 20 часов в неделю, насчитывается около 15%. Вряд ли телевидение оказывает сейчас серьезное воздействие на ценностные ориентации молодежи. Дискуссия относительно того, какие темы недопустимо обсуждать в широкой печати и на телевидении, показала, что 41% допускают "все", но в корректной форме; остальные предлагают те или иные ограничения: "не копаться в грязном белье", не смаковать интим, исключить насилие, скандалы, сплетни.
Традиционная приверженность книжной культуре достаточно сильна: 50% собирают личные библиотеки и с этой целью регулярно приобретают научную и справочную литературу; 23% покупают переводные художественные бестселлеры, а 17% — книги современных авторов. но никто из студентов не собирает классическую отечественную литературу. О наступлении эры электронных коммуникаций свидетельствует тот факт, что для 75% студентов Интернет стал обыденным коммуникационным средством.
Пока рано делать какие-либо выводы относительно коммуникационных ориентаций студенчества. Устойчивый баланс между книгой и компьютером будет определяться тенденциями на книжном рынке (неблагоприятными для учебной и научной литературы) и тенденциями распространения информационно-компьютерных технологий в образовании, искусстве, развлечениях, быту (весьма благоприятными и многообещающими).
Д.5. Эстетические ориентации. Самофотографии показали следующую структуру досугового (не по заданию педагога, а "для души") чтения студентов - гуманитариев: русская классика привлекает 27% студентов, и приоритетными авторами являются Достоевский, Набоков, Пушкин, Куприн. К современным отечественным авторам относятся по-разному: 34% студентов прочитывает в год менее десяти произведений; 3% успевают осилить 12–15 книг; остальные студенты их не читают. Иностранные авторы более популярны: 40% студентов ежегодно прочитывает до 10 книг, 20% — до 15 книг; 10% — до 20 книг; оставшиеся 30% не интересуются иностранной литературой. 6% студентов-гуманитариев вообще не читают на досуге художественную литературу. Как видим, начитанность современного гуманитарного студенчества оставляет желать лучшего. 22% гуманитариев и негуманитариев читают лишь литературу, рекомендованную преподавателями. Опрос по теме "Современные русские писатели и поэты" показал, что круг известных студентам имен не превышает пятидесяти. Наиболее популярны В. Пелевин (32,8% респондентов назвали его имя), А. Солженицын (30%), Д. Гранин (17%), А. Маринина (14,3%). Далее — Б. Ахмадуллина, А. Вознесенский, Е. Евтушенко, В. Аксенов, Э. Радзинский, братья Стругацкие, Ч. Айтматов, А. Кушнер. Почти каждый четвертый студент не смог назвать ни одного современного литератора.
Массовые опросы показали, что 25% студентов-гуманитариев считают себя заядлыми театралами и бывают в театре или на концерте не реже раза в месяц; 50% посещают театр 2–3 раза год; 25% не интересуются театральной жизнью и только случайно попадают в театр. Кинофильмы, согласно опросам, очень интересует около четверти студентов гуманитариев; 30% их ограничиваются случайным просмотром фильмов по телевидению или в видеозаписи.
Изобразительное искусство привлекает 26,3% гуманитариев и 9% негуманитариев; равнодушны к живописи и скульптуре 7,5% гуманитариев и 52% будущих инженеров и математиков. Остальные отнесли себя к дилетантам. Зато музыка оказалась самым излюбленным видом искусства у современной молодежи. Меломанами в той или иной степени признали себя около 60% студентов всех специальностей, равнодушны к ней очень небольшая часть — 6%. Остальные заявили, что они музыку слушают с удовольствием и бывают в опере или на концерте не менее трех раз в год.
Удовлетворяет ли сложившаяся система эстетических ценностных ориентаций самих молодых людей? "Письма их будущего" свидетельствуют, что не всех. Более половины корреспондентов пишут: "чтение — главное хобби", "до сих пор не могу жить без книг", "я — запойный читатель", "читаю классиков", "увлекаюсь исторической литературой", "перечитываю Достоевского" и т.д. Многие мечтают регулярно посещать театры и концерты, отмечая, что в настоящее время нет возможности читать классиков и еженедельно бывать в театрах, но хочется, чтобы в будущем это было так. "Письма из будущего" выдают сублимированные желания постсоветского студенчества
Д.6. Этические ориентации. Деликатный вопрос о совестливости человека зондировался посредством суждений: А. "Самое главное украшение — чистая совесть". Б. "Голос совести не всегда звучит внятно". В. "Совесть нужно иметь, но пользоваться ею не обязательно". Здесь скрыты фактически две альтернативы: А — чистая совесть, Б и В — совесть, так или иначе скомпрометированная. К чистоте совести стремятся 35% гуманитариев, в том числе 55% будущих учителей; среди негуманитариев около 70% не особенно озабочены моральной чистотой. Нелишне вспомнить, что альтруистическая совестливость (готовность к самопожертвованию, сочувствие угнетенным, защита униженных и оскорбленных) всегда считалась, наряду с образованностью, необходимым отличительным качеством русского интеллигента как особого, национально-российского феномена.
Рыночная психология в конфликте с нравственным пуризмом, и он проявляется в других ответах наших респондентов. Так, 65–70% студентов уверены, что "не родился еще человек, который, занимаясь распределением благ, позабыл бы о себе". Тем самым оправдывается нарушение заповеди "Не укради!" Оказалось, что есть группы студентов, в которых этой заповеди следуют всего 5–6%. Только 42% уверены в том, что "человек выше доллара", и они же полагают, что не любые ценности имеют рыночную цену.
Обсуждение вопроса о желательных ценностях и нежелательных антиценностях в обыденной жизни показало следующие ориентации на отторжение антиценностей ("я не люблю..."): обман, ложь, вранье — 30%; предательство, измена, вероломство — 21,4%; самодовольство, высокомерие, снобизм — 15,7%; тупость, серость, ограниченность — 14,3%; грубость, брань, хамство — 8,5%. Обращает на себя внимание решительное отторжение указанных и вместе с тем альтруистическое стремление доставить радость, помогать другим людям – 34%. По-видимому, дефицит этих качеств особенно болезненно ощущается молодыми людьми в постсоветской России.
Ценностная стратификация гуманитарного студенчества
В психологии используется понятие направленности личности, раскрывающее отношение человека к себе и к обществу, и трактуемое так: "в зависимости от того, что побуждает человека - мотивы личной заинтересованности или мотивы, связанные с интересами других людей, строятся и все другие особенности его личности: интересы, черты характера, стремления и переживания" [6]. Согласно критерию направленности различаются три модели личности: 1) альтруист — личность, сознательно ориентирующаяся на благо коллектива, общества, других людей; ее смысложизненная ориентация — служение достижению этого блага. Хрестоматийный пример альтруизма — патриотический подвиг Жанны д'Арк; 2) эгоист — личность, сознательно ориентирующаяся на удовлетворение собственных желаний и амбиций, на личный успех; ее смысложизненной ценностью становится Я, самость индивида, применительно к которой строится вся система ценностных ориентаций. В качестве представителя личности этого типа назовем Клеопатру; 3) конформист — человек, осознанно или бессознательно следующий традициям и нормам, принятым в обществе; ценностные ориентации не вырабатываются индивидом самостоятельно, а заимствуются, копируются по общепринятым образцам. Типичным конформистом можно считать Пенелопу - "верную супругу и добродетельную мать".
Тесты, разработанные нами, позволили стратифицировать опрошенные студенческие аудитории на альтруистов, эгоистов, конформистов. Показатели различных специальностей несколько различаются, но в среднем оказалось 20% конформистов и 55% эгоистов.
Полученное распределение студенчества по направленности личности таково: эгоисты количественно более чем вдвое превосходят альтруистов по всем гуманитарным специальностям. Здесь нет ничего неожиданного. Социологи молодежи отмечают, что с 80-х годов происходит “снижение ценностей общественно значимых (приносить пользу обществу, исполнить свой долг перед государством, быть нужным людям и т.д.), которые к настоящему времени колеблются в пределах 3–15%... Резко повышается значение индивидуализма... Сегодня около половины опрошенных в России и до двух третей учащейся молодежи крупных городов признают себя индивидуалистами” [7].
Выше говорилось о трех моделях личности, которые выделены в зависимости от смысложизненной ориентации, занимающей верхний уровень личностной ценностно-ориентационной системы, и названы Жанна, Клеопатра, Пенелопа. Однако для того, чтобы сыграть социально-активную роль, мало одной направленности, мало "хотения", нужно еще "мочь". Нужен достаточный уровень психической энергетики, или, пользуясь термином Л. Н. Гумилева, пассионарности, представляющей собой биоэнергетический импульс, который определяет способность к целенаправленным сверхнапряжениям и стремление к изменению окружения [8]. В зависимости от уровня пассионарности в человеческих популяциях образуются следующие три типа личности: Пассионарии — особи, импульс которых превышает величину инстинкта самосохранения; им свойственна большая инициативность и активность, они заражают своей энергией других людей, увлекая их за собой. Гармонические особи, у которых уравновешиваются пассионарный импульс и инстинкт самосохранения. По словам Л. Н. Гумилева, это личности спокойные, уживчивые, но не сверхактивные. Люди этого склада — крайне важный элемент общества, обеспечивающий его стабильность и воспроизводство по принятым образцам. Субпассионарии — пассивные особи, пассионарный импульс которых слабее действия инстинкта самосохранения.
Пассионарность — качество врожденное, данное природой, а направленность личности — приобретенная социально-культурная смысложизненная ориентация, поэтому они не зависят друг от друга. Пассионарий может быть альтруистом или эгоистом, а конформизм ему противопоказан по определению. Гармоническая личность чаще всего склонна к конформизму, но может и следовать за пассинарием-альтруистом или пассионарием-эгоистом в силу явления "психической индукции", постулированного Л. Н. Гумилевым. Субпассионарии обречены на конформизм в силу своей пассивности. Теперь можно нарисовать три социально-психологических портрета: пассионарный альтруист — ЖАННА; пассионарный эгоист — КЛЕОПАТРА; субпассионарный конформист — ПЕНЕЛОПА. Гармонические особи распределяются между альтруистами, эгоистами и конформистами под действием "психической индукции".
Социально-психологические портреты отличаются по следующим ценностным ориентациям: смысложизненные принципы: ЖАННА — "жизнь по правде", чистая совесть; КЛЕОПАТРА — личный успех, готовность "одурачить мир", чистота совести не важна; ПЕНЕЛОПА руководствуется общепринятыми моральными нормами; приоритетные ориентации: ЖАННА предпочитает духовные ценности, для нее "человек выше доллара"; КЛЕОПАТРА утверждает всемогущество денег — "деньги правят миром", "то, что нельзя сделать за деньги, можно сделать за очень большие деньги"; для ПЕНЕЛОПЫ привлекательны все ценности, но она хотела бы минимизировать риск и труд, связанный с их приобретением; отношение к другим людям: ЖАННА — коллективист, "один за всех, все за одного", "не имей сто рублей, а имей сто друзей"; КЛЕОПАТРА — индивидуалист, "нет вечных друзей, нет вечных врагов, есть вечные интересы"; ПЕНЕЛОПА скорее индивидуалист, чем коллективист, ей близок девиз "мой дом — моя крепость"; патриотизм: ЖАННА питает осознанную и безоговорочную любовь к Родине, "и дым Отечества нам сладок и приятен"; КЛЕОПАТРА понимает патриотизм как благоустройство своего дома, а не отечества в целом, она готова сменить гражданство, если это окажется выгодно; ПЕНЕЛОПА отвергает "дым Отечества", но знает, что есть за что полюбить "Русь могучую".
Были разработаны тестовые процедуры, которые позволили диагностировать принадлежность данного человека к тому или иному портрету. Сумма реальных лиц каждого портрета образовала страту. Выделенные ранее группы альтруистов, эгоистов, конформистов были преобразованы в страты "ЖАННА", "КЛЕОПАТРА", "ПЕНЕЛОПА" с учетом не только направленности, но и пассионарности их членов. Были получены следующие примерные количественные показатели страт (в % от числа ответивших): ЖАННА – 20%, ПЕНЕЛОПА – 30%, КЛЕОПАТРА – 50%.
Во всяком жизнеспособном обществе необходимы все три страты: активные ЖАННЫ и КЛЕОПАТРЫ симулируют прогресс общества, руководствуясь, правда, противоположными ценностными ориентациями, а ПЕНЕЛОПЫ обеспечивают устойчивость социального строя, сопротивляясь по мере возможности рискованным новациям как альтруистов, так и эгоистов. Нормальным, думается, было бы соотношение: ПЕНЕЛОПА — 50%; КЛЕОПАТРА — 25%; ЖАННА — 25%. Однако в современном российском гуманитарном студенчестве преобладает страта КЛЕОПАТРА с ее эгоистическими наклонностями, отвечающими рыночной экономике и либеральной демократии. Стало быть, гуманистнические социально-культурные ценностные ориентации не превалируют в нем, и трудно надеяться на то, что прекрасные КЛЕОПАТРЫ займутся гуманизацией нашего общества. Конечно, ценности и антиценности, пленяющие воображение на студенческой скамье, не останутся неизменными в течение всей жизни. Личный опыт, социальные изменения внесут коррективы, предвидеть которые невозможно. Но ориентации, усвоенные в юности, не могут исчезнуть бесследно: некоторые из них могут перерасти в бессознательные установки, управляющие повседневным поведением взрослого человека. Степень усвоения гуманистических ценностей формирующейся ныне культурной элитой будет определять ее способность ответить на вызовы нового века.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Социология молодежи: Учебник / Под ред. В. Т. Лисовского. М.: Изд-во СПбГУ, 1996. 460 с.; Лисовский В.Т. Духовный мир и ценностные ориентации молодежи России: Учеб. пособие. СПбГУП, 2000. 519 с.; Молодежь: тенденции социальных изменений: Сб. статей. СпбГУ, 2000. 418 с.
Ваторопин А.С. Политические ориентации студенчества // Социол. исслед. 2000. №6; Ковалева Т.В. Селезнев И.А. Этнополитическое сознание студенчества в первой половине 90-х годов // Социол. исслед. 2000. №4; Попов В.А. Кондратьева О.Ю. Изменение мотивационно-ценностных ориентаций учащейся молодежи // Социол.исслед. 1999. №6; Щенникова Л.С. Духовные ориентиры псковских студентов // Социол.исслед. 1999. №8; Коган А.И. Отношение студентов к выработке общенациональной идеи (опыт изучения конкретной ситуации) // Социол.исслед. 1997. №9; Эфендиев А.Г. Дудина О.М. Московское студенчество в период реформирования российского общества // Социол.исслед. 1997. №9.
Яковец Ю.В. Циклы. Кризисы. Прогнозы. М., 1999. С. 184, 205—206.
Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. М., 2000. С. 102.
Проблемы формирования специалиста в системе высшего гуманитарного образования: Тезисы научно-методич. межвуз. конф. СПб., 1996. С. 331.
Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968. С. 422.
Молодежь: тенденции социальных изменений. Сб. статей. СПб., 2000. С. 48.
Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990. С. 266.



СОДЕРЖАНИЕ