<<

стр. 3
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

86
3.4. Генетические закономерности различий 87
ционной концепции расы в антропологии, расширению программы и
территориального охвата популяционными исследованиями.
С момента становления генетики как науки сложились традиционные
(классические) методы исследований. К ним относятся анализ родословных, изучение
влияния наследственных и средовых факторов на близнецовых парах, изучение
распределения генетических маркеров в популяциях. Последнее направление тесно
смыкается с современными исследованиями в антропологии. Раздел, названный
фенетикой, происходит от понятия «фенотип». Если генотип включает набор хромосом
и генов индивида, то фенотип относится ко всем проявляющимся признакам,
запрограммированым хромосомным набором.
По современным представлениям, наследственность — это свойство живых
организмов передавать из поколения в поколение особенности морфологии, биохимии и
индивидуального развития в определенных условиях среды.
Изменчивость — свойство, заключающееся в способности дочерних организмов
отличаться от родителей морфологическими, физиологическими, биохимическими
особенностями и отклонениями в индивидуальном развитии.
У человека, как и у других видов животных, наследственное вещество ДНК
локализуется в хромосомах. Их у человека 46 (22 пары соматических хромосом и 1 пара
половых хромосом). Половые хромосомы женщин гомогаметны, т.е. представлены двумя
однотипными хромосомами XX, у мужчин половые хромосомы разного типа X и Y, т.е.
мужской пол гетерогаметен. Хромосомный набор мужчины — 44А + ХY, женщины —
44А + XX.
Пол будущего организма определяется в момент оплодотворения и зависит от того,
какой из сперматозоидов оплодотворит яйцеклетку. При оплодотворении яйцеклетки
сперматозоидом, содержащим Х-хромосому, в зиготе образуются две Х-хромосомы,
значит, пол — женский. При оплодотворении яйцеклетки сперматозоидом с Y-
хромосомой в зиготе содержатся Х- и Y-хромосомы, и одна даст начало мужскому
организму. Образование сперматозоидов с Х- и Y-хромосомами равновероятно. Следова-
тельно, механизм гаметогенеза определяет не только пол, но и примерное численное
соотнесение полов в каждом поколении.

87
Глава 3. Элементы конституциональной антропологии 88
У всех млекопитающих, человека и мухи-дрозофилы гомогаметным является
женский пол, а гетерогаметным — мужской. У птиц и бабочек, наоборот, мужской пол
гомогаметен, а женский гетерогаметен. У некоторых насекомых женский пол содержит
две Х-хромосомы, а мужской — одну (ХО), т.е. в кариотипе самцов Y-хромосома
отсутствует.
В половых хромосомах помимо генов, определяющих пол организма, содержатся и
другие, не имеющие отношения к полу. Например, в Х-хромосоме есть гены,
определяющие нормальную свертываемость крови (доминантный признак Н) и несвер-
тываемость — гемофилию (рецессивный признак h); нормальное цветоощущение
(доминантный С) и световую слепоту (рецессивный с). Признаки, определяемые генами,
локализованными в негомологичных участках Х-хромосомы, называются сцепленными с
полом.
Единицей наследственности считается ген — наследуемая частица, определяющая
характерные признаки организма. Ген состоит из сотен более мелких единиц —
нуклеотидов. По данным различных авторов, общее число генов, содержащихся в
хромосомах человека, доходит до 6 000 000. Тот участок, который ген занимает в
хромосоме, называется локусом.
Два гена, занимающих гомологичные локусы в хромосоме, могут заменять друг
друга; они называются аллелеморфами, или аллелями. Если в гомологичных локусах
находятся одинаковые гены, то такой индивид называется гомозиготным. Если же эти
гены различны, то он называется гетерозиготным.
Характерные признаки индивида, такие, например, как агглютиногены, называют
генотипом* (набор хромосом и генов). Внешние признаки человека (особенности
морфологии, группа крови и др.) называют фенотипом.
В антропогенетических исследованиях используются традиционные для генетики
методы: генеалогический, близнецовый и популяционный.
Генеалогический метод — исследование родословных. С его помощью
прослеживается распространение признака или наследственной болезни между членами
родословной в ряде поколений. Этот метод помогает выявить наследственную
предрасположенность к определенным заболеваниям. К ним относятся мулътифак-

88
5.4. Генетические закономерности различий
ториальные заболевания. В их развитии, кроме наследственной
предрасположенности, важную роль играют провоцирующие факторы: характер
питания, переохлаждение, микробная и вирусная инфекция и др. Большинство
заболеваний, с которыми встречается в своей практике, например, врач-педиатр
(аллергические, инфекционно-аллергические, нервной системы типа неврозов, многие
психозы, шизофрения, эпилепсия, заболевания эндокринной системы, сердца, легких,
печени, почек, желудочно-кишечного тракта и других систем), относится к
мультифакториальным. Выявление предрасположения к мультифакториальным
заболеваниям имеет большое значение для профилактики, ибо помогает выяснить фак-
торы риска и принять меры по их устранению.
Символика, используемая при построении родословных, проста. В родословную
важно вносить данные не только о заболевании с одинаковыми признаками у ряда
родственников, но и о всех других заболеваниях, встречающихся у членов семьи (рис. 4).
Каждый индивидуум в родословной имеет свой цифровой шифр. Поколения
обозначают римскими цифрами сверху вниз, от более старшего к младшим. В пределах
поколения слева направо арабскими цифрами обозначают символы всех индивидуумов.
Ниже или на отдельном листе пишут легенду к родословной, в которой дается краткая
характеристика состояния здоровья каждого индивидуума и указывается его возраст.
Генеалогический метод позволяет ориентироваться в типе наследования признака
(заболевания) — аутосомно-доминантный, аутосомно-рецессивный, сцепленный с Х-
хромосомой; определить частоту и вероятность проявления (пенетрантность) ге-
нетически детерминированного признака, установить выраженность признака
(экспрессивность) и другие закономерности.
Так, аутосомно-доминантный тип наследования можно предположить в случаях,
когда:
¦ заболевание с одинаковой частотой встречается у мужчин и женщин;
¦ отмечается передача заболевания от родителей к сыновьям и дочерям;
¦ заболевание прослеживается в поколениях родословной по вертикали;
¦ нормальные индивидуумы имеют здоровых потомков.



89
Глава 3. Элементы конституциональной антропологии 90




Рис. 4. Генеалогический метод
Аутосомно-рецессивному типу наследования присущи:
¦ одинаковая частота рождения больных мужчин и женщин;
¦ отсутствие признаков заболевания у родителей;

90
5.4. Генетические закономерности различий 91
¦ заболевание прослеживается в одном поколении родословной, т.е. по
горизонтали.
Рецессивное сцепленное с Х-хромосомой наследование характеризуется:
¦ поражением в семье только мужчин;
¦ наличием здоровых сестер у больного при появлении такого заболевания у
половины братьев;
¦ отсутствием признаков болезни у родителей;
¦ невозможностью передачи дефекта от отца сыновьям;
¦ наличием больных среди сыновей сестер или двоюродных братьев по линии
матери.
Принадлежность заболевания к мультифакториальным определяется:
¦ высокой частотой заболеваний у родственников по сравнению с другими
семьями;
¦ выраженным клиническим полиморфизмом в проявлении заболевания в разных
семьях одной родословной;
¦ увеличением риска заболевания при наличии в семье двух пораженных или
тяжелобольных;
¦ наличием сходных и промежуточных форм заболевания в семье (клинический
континуум) и др. Эти критерии относятся и к некоторым инфекционно-аллергическим
заболеваниям, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, гипертонической
и гипотонической болезням и др. Близнецовые исследования позволяют
проанализировать степень наследственной и средовой обусловленности различных
показателей организма. Изучив любой морфофизиологический признак у монозиготных
и дизиготных пар близнецов, долю наследственности обычно определяют по
коэффициенту Хольцингера. При проведении популяционных исследований обращают
внимание на распределение дискретно варьирующих признаков в популяциях, а также
генетически детерминированных признаков и генетических маркеров (групповые
факторы крови и тканей, признаки зубной системы). При исследовании отдельных
мономерных (регулируемых одним или небольшим количеством генов) признаков
возможно установление близости популяций на основании подсчета генов.

91
ГЛАВА 4
Историческая антропология
4.1. Задачи исторической антропологии и проблемы реконструкций
Историческая антропология — термин, утвердившийся и широко используемый в
отечественной антропологии с 1979 г., после выхода одноименной книги академика В.П.
Алексеева. Термин этот обозначает особое направление в антропологической науке,
выделившееся по своим целевым установкам — проведение исторических
реконструкций. Проблема исторических реконструкций многоаспектна, она включает
реконструкцию процессов развития культуры, становления общества и его установок, а
также традиций, верований, научных представлений, определение изменчивости
физического типа человека в ходе эволюционного развития. В антропологии речь идет
прежде всего о биологических реконструкциях, позволяющих сказать о физическом типе
человека и через физический тип и психофизиологические параметры проанализировать
такие факторы, как общественные характеристики, демографические показатели,
заболеваемость, смертность, развитие общественного сознания.
В российской антропологической науке первой обоснованной работой в области
исторической антропологии можно считать труд А.П. Богданова «Материально
антропологии курганного периода в Московской губернии», опубликованный в 1867 г. в
«Известиях общества любителей естествознания, антропологии и этнографии».
Сопоставляя краниологические материалы с физическими особенностями
современного населения и изучая процесс формирования антропологических типов
русского народа, А.П. Богданов освещал с антропологической точки зрения историю и
взаимодействие племен на территории русской равнины.
Д.Н. Анучин, используя описания физического типа гуннов, доказал несомненную
принадлежность их основного ядра к монголоидной расе. Этой работой он опроверг
концепцию извест-




92
4.1. Задачи исторической антропологии п проблемы реконструкций_____93
ного историка Д. Я. Иловайского о принадлежности гуннов к славянам.
Пользуясь антропологическими материалами, Д.Н. Анучин сделал ряд заключений
по истории заселения и колонизации Русской равнины. Выделив на территории
Восточной Европы два ареала относительной высокорослости (северный и южный) и два
— низкоросл ости (западный и восточный), он пришел к выводу, что эти ареалы связаны
с расселением по Русской равнине финских и славянских племен.
Проблемам исторической антропологии посвятили свои работы Г.Ф. Дебец, ТА.
Трофимова, В.В. Бунак, В.П. Алексеев, Т.И. Алексеева, М.В. Витое.
Г.Ф. Дебец в работе «Палеоантропология СССР» представил антропологические
типы древнего населения Восточной Европы и отметил тенденции их эпохальной
изменчивости.
В.П. Алексеев также посвятил ряд работ описанию древнего населения Восточной
Европы и проблемам этногенеза восточных славян.
Т.И. Алексеева сопоставила антропологические комплексы современного населения
с физическими типами Восточной Европы эпохи Средневековья и высказала мысль о
том, что антропологическая неоднородность восточных славян — результат
неоднородности населения Восточной Европы до появления славян.
В работах В.В. Бунака содержатся данные об этнической истории русских и
белорусов. Проводя антропологические исследования на территории Южной Беларуси
(1956), он выделил два антропологических типа — южный, или полесский, и тип основ-
ного массива.
Ценные сведения по этногенезу белорусов были собраны в Институте
искусствоведения, этнографии и фольклора им. К. Крапивы Национальной академии
наук Беларуси под руководством В.П. Алексеева. Изучались генетические маркеры у
современного населения (дерматоглифика, одонтологический комплекс, групповые
факторы крови). Генетические различия сохранились со времени заселения восточных
славян. Территория Западного Полесья долгое время оставалась изолированной от
основного массива, служила плацдармом проникновения и расселения сла-




93
Глава 4. Историческая антропология 94
вян на север, северо-восток и северо-запад (Тегако, 1973). И.И. Саливон (1973)
собрала антропологические данные о населении Беларуси Х1-Х1У, а также ХУИ-Х1Х вв.
Группировка краниометрических серий XI—XIV вв. по племенной принадлежности и
сопоставление полученных материалов позволили ей сделать вывод о сходстве лицевой
части черепа по всем морфологическим признакам, о специфике эпохальных изменений
на территории Беларуси, проявляющихся в укорочении и расширении мозгового отдела
черепа. Л.И. Тегако совместно с академиком В.П. Алексеевым обобщили материалы,
собранные М.В. Битовым в составе Прибалтийской комплексной экспедиции (1958—
1959). В 1994 г. на основании этих данных была издана книга «Расовая география
белорусов».
Реконструкция исторических событий проводится на основании антропологических
данных о древнем населении, реконструкции его биологических особенностей — на
основании расового облика, половозрастного состава, фактов о болезнях древних людей
и другой информации. Исторические вопросы можно решать также путем сравнения
современного населения по антропологическому типу и по генетическим маркерам.
4.2. Антрополого-историческая диагностика пола
На основании краниологических и остеологических данных половую
принадлежность определяет в судебно-медицинской практике, с целью изучения
проблем изменчивости мужского и женского организма — при морфологических
исследованиях. Диагностика пола по костным останкам погребенного имеет важное
значение как для биологических, так и для исторических выводов.
Довольно часто пол взрослого погребенного можно определить по тазовым костям.
Половая дифференциация по строению и форме других костей скелета менее точна. Так,
у мужчин размеры всех костей обычно больше: грудина длиннее и уже, ключица длиннее
и более изогнута, позвоночный столб до крестцо-




94
4.3. Диагностика возраста 95
вой части на 40—45 мм больше, а ширина атланта — первого шейного позвонка —
достигает 74—90 мм. Продольные размеры длинных трубчатых костей конечностей
больше, причем рельеф на них выражен сильнее, кости тяжелее и массивнее.
Половые различия отчетливо выражены на черепах, хотя имеют относительный
характер. Например, позднепалеолитические черепа женщин, когда физический тип
людей отличался массивным строением скелета, похожи на мужские черепа более
поздних эпох. Поэтому определение пола производится на фоне серии в целом (из
одного могильника, одного исторического периода). Установление пола на единичных
черепах менее надежно.
Сочетание всех признаков на одном черепе встречается редко. Так, крупный по
размерам череп может иметь слабо развитую бугристость кости в местах прикрепления
мышц (рельеф), а череп с наклонным лбом — выраженные лобные бугры и т.д. Поэтому
признаки должны учитываться в комплексе. Определенную указанным способом
половую принадлежность сопоставляют с археологическими данными о погребальном
инвентаре, если обряд захоронения хорошо известен. Морфологические особенности
черепов, половая принадлежность которых установлена бесспорно, позволяют
представить масштаб внутри-групповой изменчивости у мужчин и женщин данной
серии, чтобы руководствоваться им в сомнительных случаях.
4.3. Диагностика возраста
При установлении возраста по костным останкам следует помнить о том, что
паспортный возраст (количество прожитых лет) и биологический (соответствующий
определенному возрасту уровень физиологической зрелости) не всегда совпадают.
Специфика условий жизни, характер питания, нарушение обмена веществ, болезни могут
замедлить или ускорить процессы роста и старения организма. Поэтому методы, при
помощи которых изучаются структурные особенности костной системы, позволяют
оценить лишь степень биологической зрелости индивидуума, т.е. его биологический
возраст.




95
Глава 4. Историческая антропология 96
Возрастные особенности органов и систем проявляются и в костной системе.
Рентгеноанатомическими исследованиями установлена хронологическая
последовательность этапов развития и старения костно-суставного аппарата.
В почве перепончатый скелет эмбрионов и новорожденных из-за слабой
минеральной насыщенности костей, большого удельного веса хрящевой ткани в
структуре скелета быстро разлагается. При определении возраста от 1 до 21 года в
основном руководствуются сведениями о последовательном окостенении (замещении
хряща костной тканью) отдельных костей и их сегментов.
Различия мужского и женского организма (половой диморфизм) в темпах
окостенения скелета проявляются уже в 5—6-летнем возрасте, когда девочки начинают
опережать мальчиков в развитии. Ускорение окостенения еще резче выражено у девочек
к 10—12 годам в связи с более ранним (примерно на 2 года) началом у них полового
созревания. Несмотря на различия темпов этого процесса в разных
климатогеографических условиях, последовательность окостенения сохраняется.
Знание анатомии скелета и хронологической последовательности срастания в
единую кость ее самостоятельно развивающихся сегментов позволяет определить
возраст индивидуума в момент смерти.
Известно, что при нормальном развитии ребенка передний родничок на черепе
зарастает к 1,5—2 годам, к 3—6 годам жизни происходит слияние всех костных частей
позвонков, к 13—16 годам клювовидный отросток лопатки срастается с ее телом. Тазо-
вая кость, до 14—16 лет состоящая из трех отдельных частей (подвздошной, седалищной
и лобковой), полностью срастается к 20—22 годам. К периоду завершения полового
созревания, т.е. к 16—18 годам, окостеневает надколенник, а также черепной шов на
основании черепа, между базилярной частью затылочной и телом клиновидной кости.
Сегменты тела грудины срастаются к 16—18 годам, а мечевидный отросток с ее телом —
к 30—35. Полное окостенение ключицы, а также сращение тел крестцовых позвонков
наступает к 20-22 годам.
Последовательность окостенения такова, что в разные сроки срастается срединный
отдел длинных трубчатых костей с их



96
4.5. Диагностика возраста 97
верхним и нижним отделами. К 18—20 годам заканчивается окостенение всех
отделов лучевой кости и костей кисти. К этому времени срастаются нижний и средний
отделы плечевой кисти, приращение же ее верхнего сегмента завершается к 20—22
годам. На нижней конечности к 16—19 годам сливаются нижний и средний участки
большеберцовой кости. Окостенение обеих костей голени заканчивается в 20—22 года.
Полное приращение верхнего сегмента бедренной кости к среднему происходит в 17—18
лет, нижнего — в 18—20 лет.
Биологический возраст взрослого индивидуума, т.е. со сформировавшейся костной
системой, наиболее точно определяется при исследовании изменений губчатого
вещества длинных трубчатых костей на их горизонтальных распилах или
рентгенограммах. В практической работе чаще пользуются способом, учитывающим
возрастные изменения внешней поверхности отдельных костей.
Начальные проявления старения костно-суставного аппарата определяются по
степени изношенности суставных хрящей — в суставных концах сначала откладываются
соли (обызвествление), а затем окостеневают фиброзные и хрящевые элементы. На
концах суставных поверхностей появляются краевые костные разрастания. Их
выраженность тем сильнее, чем преклоннее возраст. Эти изменения раньше всего
начинаются в дистальных межфаланговых нижних пальцевых суставах и суставах позво-
ночника. В старческом возрасте резко сужаются суставные щели. Костно-суставной
аппарат у женщин начинает стареть в среднем на 5—10 лет раньше, чем у мужчин.
Возрастные изменения структуры кости приводят также к тому, что после 50 лет
компактные пластинки (наружный слой) и губчатое вещество (внутренний слой) кости
разрежаются. Кость становится тонкой, пористой, хрупкой и легкой, вес ее уменьшается.
При определении возраста важно обратить внимание на зарастание черепных швов.
Кости черепа соединены между собой при помощи заходящих друг за друга тонких
костных отростков — швов. В процессе индивидуального развития некоторые кости
формируются непосредственно из соединительной ткани, другие проходят еще и
хрящевую стадию. От индивидуальных




97
Глава 4. Историческая антропология 98
особенностей процесса окостенения зависит образование дополнительных костных
швов и костных островков на черепе. Облитерация (зарастание черепных швов, в
результате чего границы их соединения становятся нечеткими) начинается у мужчин в
возрасте 20—30 лет, у женщин — на несколько лет позже. Хотя сроки и порядок
зарастания отдельных швов сильно варьируют индивидуально, в среднем они могут быть
представлены таким образом (рис. 5).




Рис. 5. Облитерация черепных швов
В связи с тем что у человека, в отличие от других млекопитающих, зарастание швов
начинается с внутренней поверхности черепа, более точное определение возраста дает
оценка состояния швов на внутренней поверхности черепной коробки. Точность
определения возраста только этим способом допускает ошибку в среднем до 10 лет, а по
состоянию зарастания швов на наружной поверхности — ошибку более грубую.
Порядок облитерации швов: раньше других зарастает сфеноокципитальный
(клиновидно-затылочный шов на основании черепа), затем стреловидный, венечный,
лямбдовидный и т.д. Степень зарастания швов оценивается по пятибалльной шкале

98
4.3. Диагностика возраста 99
(0—4) для каждого участка отдельно: 0 — нет зарастания, 1 — заросло менее
половины, 2 — около половины, 3 — более половины, 4 — полностью. Полностью швы
зарастают в глубокой старости, да и то не у всех.
Сведения о возрасте дополняются оценкой состояния зубной системы.
У детей сроки прорезывания молочных, а затем и постоянных зубов позволяют
довольно точно определить возраст (рис. 6).
До 2 лет прорезываются не все зубы, нижняя часть слухового прохода еще не
закрыта костной тканью, открыты роднички, боковые части затылочной кости не
сращены с телом и чешуей, часто наблюдается метопический шов (по средней линии
чешуи лобной кости). К 2,5 года прорезываются все 20 молочных зубов.
С 3 до 6 лет в нижней части наружного слухового прохода хрящ замещается костной
пластинкой, срастаются все сегменты затылочной кости.
В 6—7 лет в зубном ряду может присутствовать первый постоянный коренной зуб,
но часто он еще не достигает поверхности прикуса, т.е. не включен в окклюзионный ряд.
В возрасте от 7 до 14 лет прорезывается от 4 до 24 постоянных зубов, боковые части
затылочной кости полностью сращены с телом.
Срок прорезывания третьего коренного моляра совпадает с закрытием клиновидно-
затылочного шва на основании черепа, т.е. в 17-20 лет.
У взрослых степень стертости зубов оценивают по семибалльной шкале для каждого
зуба в отдельности: 0 — стирания нет, 1 — стерта эмаль, 2 — стерты бугорки (у резцов и
клыков — режущие края), 3 — затронут дентин, 4 — затронут нервный канал, 5 —
достигнуто значительное стирание коронки, 6 — коронка полностью стерта.
Но не всегда значительная стертость некоторых или всех зубов свидетельствует о
пожилом возрасте индивидуума. Это зависит от характера питания (твердая, грубая
пища), отсутствия зуба, когда усиливается нагрузка на зубы-антагонисты.
Выпадение зубов сопровождается атрофией соответствующего участка десны —
альвеолярного отростка челюсти, а их полное отсутствие приводит к истончению краев
челюсти и измене-




99
Глава 4. Историческая антропология 100




Рис. 6. Сроки прорезывания и смены зубов
100
4.4. Диагностика физического тип 101
нию угла наклона ветви нижней челюсти, при котором он становится более тупым,
подбородок сильнее выдается вперед. Эти изменения характерны для старческого
возраста.
Определение возраста и пола должно производиться параллельно из-за различий
между мужчинами и женщинами в темпах возрастной изменчивости скелета. Кроме того,
необходимо учитывать комплекс краниологических, одонтологических и остео-
логических признаков, ибо ни один из них в отдельности не дает бесспорной
характеристики ни половой принадлежности, ни возраста.
4.4. Диагностика физического типа
Ископаемые останки людей из древних захоронений — предмет исследования
палеоантропологии и археологии. При раскопках могильников археологи стремятся по
обряду погребения установить этническую принадлежность людей, а палеоантропологи
по костным останкам определяют пол, возраст, расовую принадлежность, выявляют
следы болезней и прижизненных повреждений костей при ранениях, особенности
некоторых традиций (трепанация черепа — выпиливание кусочка кости, подпиливание
зубов, искусственная деформация черепа, т.е. изменение формы головы вследствие
наложения в младенческом возрасте особой повязки и т.д.). Эти данные служат
источником важной исторической информации о территории расселения определенного
расового типа, преемственности либо изменчивости его в различные эпохи, о
направлении миграций и интенсивности смешения с представителями иного расового
типа, т.е. о метисации. Уточнение половозрастного состава погребенных в могильниках
— основа палеодемографии, которая определяет демографические процессы в обществе:
особенности воспроизводства населения, среднюю продолжительность жизни и т.д.
Ряд анатомических особенностей черепа отчетливо отражает расовые, половые,
возрастные особенности индивидуума, которые фиксируются при помощи
измерительных (краниометрических) и описательных (краниоскопических) методов.




101
Глава 4. Историческая антропология 102
Сохранившиеся зубы, т.е. одонтологический материал, позволяют дополнить и
уточнить сведения о возрасте, расовой принадлежности индивидуума. Некоторые
особенности состояния зубной системы зависят от характера питания.
Кости скелета менее информативны в отношении расовых особенностей, но дают
представление о массивности телосложения, физическом развитии (длине и пропорциях
тела), некоторых половых особенностях. Кости скелета измеряют (остеометрия) и
описывают внешние особенности их строения, которые невозможно измерить
(остеоскопия).
Реконструкция облика по черепу. Благодаря препарированию трупов и изучению
рентгенограмм живых представителей различных рас установлена связь между
толщиной и строением мягких тканей и структурными особенностями черепа. Это дало
возможность разработать приемы пластической и графической реконструкций,
применяемых для восстановления лица по черепу (Герасимов, 1955).
Воссоздавая прижизненный облик индивидуума, обычно отражают и традиционные
для данного исторического периода особенности головных уборов, украшений, одежды.
Хотя реконструкция дает лишь приближенное, а не тождественное изображение чело-
века, она отражает его характерные черты, поэтому применяется в криминалистике и при
изучении расо- и этногенеза.
В 1950-е гг. при Институте этнографии АН СССР была создана лаборатория
пластической реконструкции, которую возглавил М.М. Герасимов, а после его смерти —
Г.В. Лебединская. В лаборатории уделялось большое взимание усовершенствованию и
теоретическому обоснованию методов антропологической реконструкции, уточняющих
расовые особенности древних представителей различных этнических общностей.
Все кости, кроме черепа, относятся к посткраниальному скелету. Он
малоинформативен при расовой диагностике, но изучение его структурных особенностей
важно для реконструкции физического типа и уточнения специфики ранних этапов эво-
люции, связанных с формированием прямохождения и приспособлением к трудовой
деятельности.
Структура плечевого пояса и кисти человека отражает изменения верхней
конечности в процессе антропогенеза (Данилова, 1979).

102
4.4. Диагностика физического типа 103
Особенности строения грудной клетки и таза человека обусловлены развитием
бипедии — двуногого хождения, при котором опорой внутренностям в значительной
степени служат крылья подвздошных костей. Усиление мускулатуры нижних конечно-
стей сопряжено с резким увеличением нагрузки на кости таза. По сравнению с тазом
обезьяны у человека безымянные кости прочнее соединены с крестцом, крылья
подвздошных костей более широкие и развернуты в стороны, наклон таза по отношению
к горизонтали меньше. С большим размером головки плода связано увеличение
поперечного размера входа в малый таз за счет большого изгиба крестца.
Кости нижней конечности — бедро, кости голени (большая и малая берцовые),
предплюсневые кости стопы и фаланги пальцев — также имеют признаки,
сформированные прямохождением. Увеличение нагрузки на бедро способствовало
развитию вдоль его задней поверхности типичной для человека шероховатой линии
пилястра. К нему прикрепляются все мышцы, выпрямляющие ногу в коленном суставе,
что важно для прямохождения. В бедренной кости, почти прямой у новорожденного, по
мере того как ребенок начинает ходить, формируется небольшой изгиб в передне-заднем
направлении. С возрастом выраженность пилястра и изгиба увеличивается, отражая
разные формы функциональной приспособленности бедра к нагрузкам, связанным с
деятельностью людей (рис. 7).
У людей современного вида при одинаковой длине тела бывают различные
соотношения длины туловища и конечностей, а при одинаковой длине конечностей —
разные соотношения ее звеньев. Например, характерная для монголоидов относительная
коротконогость и выраженная длинноногость негроидов Северной Африки зависят от
длины костей голени. На основании соотнесения размеров мацерированных, т.е.
отделенных от мягких тканей, костей скелета с размерами сегментов его тела и общей
длиной разными авторами эмпирически разработано около 20 формул и таблиц для
определения длины тела по длинным трубчатым костям скелета детей и взрослых
(отдельно для мужчин и женщин).
Сравнительный анализ остеологических данных о населении разных исторических
периодов позволяет выявить процесс из-



103
Глава 4. Историческая антропология 104
менения скелета на определенной территории. Например, сопоставление таких
данных о населении с территории Беларуси Х1-ХП и ХУ1И-Х1Х вв. показало
уменьшение массивности посткраниального скелета в хронологическом порядке.




Рис. 7. Возрастные изменения костной системы
Изучение материалов из погребений с трупосожжением. Анализ костного
материала проводится прежде всего с учетом хронологической и территориальной
последовательности захоронений. Для изучения сохранившихся после трупосожжения
костных фрагментов необходимо доскональное знание структурных особенностей
скелета человека, что позволяет не только правильно со-
104
4.5. Диагностика морфологического типа и болезней древних людей 105
единить осколки отдельных костей, но и зачастую судить о половой
принадлежности и возрасте погребенных, о заболеваниях костей. Это служит важным
источником сведений по палеодемографии (половозрастной состав, уровень смертности
и т.д.). Если погребальная урна с пережженными фрагментами костей фиксирована в том
же состоянии, в котором обнаружена при раскопках, при послойном исследовании ее
можно получить дополнительные сведения о деталях обряда погребения: помещение
остатков костей в урну беспорядочно или в определенной последовательности,
соответствующей анатомическому расположению костей скелета. Иногда в урне можно
обнаружить фрагменты костей, принадлежащих разным людям. Это свидетельствует о
том, что захоронение не было одиночным. На некоторых участках поверхности костей
могут быть замечены следы окислов металлов от украшений, деталей одежды и т.д.
Существуют способы определения некоторых факторов крови по остаткам костей из
могильников с трупосожжением, что позволяет судить о генетических особенностях
погребенного населения, изменчивости генофонда популяции во времени (от более
древней к более поздней части могильника). Сравнение характера распределения групп
крови среди погребенных из различных могильников дает более точные сведения о
степени генетического родства сравниваемых популяций. Методика анализа такого ма-
териала разработана польскими исследователями (А. Малиновский, Я. Пионтек, М.
Пыжук-Ленарчик).
4.5. Диагностика морфологического типа и болезней древних людей
Реконструкция физического типа — длины и массы тела, пропорций — проводится
на основании измерений трубчатых костей. Разработаны специальные методы,
позволяющие восстановить относительные параметры тела даже по фрагментам костей.
Особое место в палеоантропологии занимает изучение признаков болезней древних
людей. Выделилось целое направление, посвященное этой проблеме, — палеопатология.




105
Глава 4. Историческая антропология 106
Д.Г. Рохлин досконально изучил и описал заболевания, встречавшиеся у людей
различных эпох. У населения VI—XII вв. из Эспикремены в Крыму, а также X—XII вв.
из Саркела (Белая Вежа) он отметил переломы и травматические повреждения, дегене-
ративно-дистрофические процессы в виде деформирующих артрозов и спондилезов, а
также субхондриальных кистовидных образований. Широко были распространены
туберкулезные поражения различных костей. Сифилитические поражения черепов и
костной системы, обнаруженные у людей различных эпох, живших на территории
Восточной Европы и Северного Крыма, а также костей из скифских погребений
опровергли мнение об экспансии болезни из Америки в Европу. Было доказано, что это
заболевание широко распространилось в Европе уже в доколумбовский период. Д.Г.
Рохлиным описаны также случаи отморожения конечностей, зафиксированные по
ископаемым костям.
Отдельно им проанализированы заболевания зубов и челюстей. Еще в эпоху бронзы
отмечены аномалии зубов и челюстей, в том числе волчья пасть. Кариес в древности
встречался реже, чем в настоящее время. В прежние эпохи чаще встречались гнойные
процессы верхней и нижней челюстей, зубочелюстные кисты и другие осложнения (см.
рис. 8а—8е).
В настоящее время программа рентгено-анатомического изучения скелета
пополнилась методами, позволяющими реконструировать влияние средовых и
культурных факторов на биологическое развитие человека. Выделяют:
¦ индикаторы популяционного стресса (половозрастная структура смертности,
определяемая при палеодемографических исследованиях);
¦ индикаторы индивидуального стресса (ими могут быть изменения костной
системы — гаррисовы борозды на трубчатых костях, нарушения эмали на зубах
(гипоплазия зубной эмали) и др.).
Борозды Гарриса — поперечные склеротические слои — образуются в период роста
костей в длину вследствие негативных влияний, вызывающих задержку роста (голод,
отравление, длительная болезнь). Линии могут появляться в периферических частях
длинных костей, в дистальной и проксимальной частях лучевой и бедренной костей, в
лопатке, седалищной кости и т.д.

106
4.5. Диагностика морфологического типа и болезней древних людей 107




Рис. 8а. Остеомиэлит нижней челюсти
Рис. 8б. Воспалительные и дегенеративные изменения в костях
107
Глава 4. Историческая антропология 108




Рис. 8в. Следы смертельного ранения на черепе и перенесенного воспаления шейного
отдела позвоночника
Причинами гипоплазии эмали также могут быть неполноценное питание (особенно
дефицит микроэлементов, участвующих в формировании тканей зубов) и заболевания,
нарушающие обмен веществ. Изменения на костях оставляют и тяжелые анемии.
О популяционных стрессах свидетельствуют возрастная структура популяции и
особенно смертность детей. Исследуя ископаемые популяции, можно получить
представление об образе жизни, заболеваемости, средней продолжительности жизни и
других палеодемографических характеристиках.

108
4.5. Диагностика морфологического типам болезней древних людей 109




Рис. 8г. Сифилитические поражения черепа
Рис. 8д. Сифилитические поражения черепа

109
Глава 4. Историческая антропология 110




Рис. 8е. Сифилитические поражения черепа
Благодаря палеодемографическим исследованиям можно судить о росте средней
продолжительности жизни по мере развития цивилизации. Определить
продолжительность жизни на стадии австралопитеков и архантропов пока не
представляется возможным.
Исследование костных останков неандертальцев позволило дать им
палеодемографическую характеристику. Так, французский антрополог А. Баллу а
отметил, что из 20 обследованных им скелетов неандертальцев 40 % умерли в возрасте
до 14 лет, 15 % — от 15 до 20 лет, 40 % — от 21 до 40 лет и 5 % — от 41 до 60 лет.
Скелеты неандертальцев старше 60 лет не найдены.

110
4.6. Идентификация и реконструкция 111
Судя по раскопкам, возрастная группа старше 60 лет отсутствовала в
западноевропейских популяциях в эпоху верхнего палеолита. Средняя
продолжительность жизни в эпоху бронзы составляла немногим более 20 лет, причем у
мужчин она была несколько больше, чем у женщин. Рост средней продолжительности
жизни в Европе шел незначительными темпами. Так, в конце XVIII в. средняя
продолжительность жизни — 28 лет, в 1825 г. она достигла 32 лет, к началу 80-х гг. XIX
в. — 40 лет, к 1930 г. во многих странах поднялась до 51 года. Резкий скачок
продолжительности жизни связан с научно-техническим прогрессом, в частности с
внедрением асептики и антисептики в хирургию и акушерство, средств для
обезболивания, новых антимикробных препаратов и других лекарств.
4.6. Идентификация и реконструкция на основании изучения генетически
детерминированных систем признаков
Дерматоглифика.
Пальцы, ладони и подошвы человека покрыты многочисленными кожными
папиллярными гребешками, или линиями, образующими узоры. В образовании узоров
участвуют в основном два слоя кожи: поверхностный, или роговой (эпидермис), и рас-
положенная под ним дерма. Эпидермис утолщается и выпячивается в тех местах, где к
нему плотно прилегают расположенные в дерме сосочки (papilla; отсюда название —
папиллярные узоры). В каждый сосочек входят кровеносные капилляры и разветвления
нервных окончаний, что позволяет распознавать предметы на ощупь (тактильная, или
осязательная, чувствительность). На верхушках узоров открываются протоки
расположенных в дерме потовых желез.
Основные виды рисунков — петли, завитки и дуги — закладываются на 17-й неделе
эмбрионального развития, а у пятимесячного плода имеется установившийся тип
сгибательных борозд и рисунков — петли, завитки или дуги. Этот тип папиллярных
узоров сохраняется на протяжении всей жизни и восстанавливается после




111
Глава 4. Историческая антропология 112




Рис. 9. Кожные рисунки пальцев, ладоней и стоп
ранений рогового слоя кожи. Только глубокие термические повреждения, дающие
рубцы, могут нарушить узоры (рис. 9).
Индивидуальность папиллярных рисунков кожи у каждого человека была замечена
еще в глубокой древности. Как орудию труда и созидания руке и ее кожным
образованиям придавали
112
4.6. Идентификация и реконструкция 113
магический смысл. Поэтому «образ руки» присутствует в палеолитическом
изобразительном искусстве почти всех народов. Предполагают, что в Китае уже в эпоху
династии Танг (618-906) пальцевые отпечатки использовались для идентификации лич-
ности. Тогда же появилась первая систематика, по которой пальцевые узоры делились на
два класса: 1о — соответствует завиткам, 1а — петлевым узорам. Дуги в классификации
не упомянуты, очевидно, потому, что эти узоры у народов монголоидной расы
встречаются крайне редко.
В 1823 г. чешский анатом Я. Пуркинъе в работе, посвященной строению глаза и
кожи, привел первую (распространившуюся в Европе) научную классификацию кожных
узоров. Он выделил 9 типов кожных рисунков и отметил, что эпителиальные узоры
имеются и на контактных поверхностях конечностей обезьян, в то время как для узора
человека характерны дельты (треугольники). Однако в научном мире этот труд стал
широко известен только в конце XIX в. благодаря развитию дактилоскопии в Англии. У.
Гершель и Г. Фолдс (1880) ввели в судебную практику регистрацию преступников при
помощи пальцевых отпечатков. Английский ученый Ф. Гальтон в своих работах (1892-
1895) модифицировал классификацию кожных узоров, сделав ее удобной для массовых
исследований, и предложил изучить кожный рельеф у близнецов как для выяснения
проблем наследственности, так и для диагностики их зиготности.
Развивается также этническая дерматоглифика. Американские ученые Г. Камминс и
Ч. Мидло (1943) усовершенствовали методику изучения кожного рельефа. Для
обозначения науки о кожных узорах Камминс и Мидло предложили термин «дерма-
тоглифика» (от лат. (derma — кожа, греч. glyphe — гравировать). Термин был
официально введен в научный оборот в 1926 г. на 42-й сессии Американской ассоциации
анатомов. В отличие от дактилоскопии, использующей для идентификации личности
лишь пальцевые рисунки, дерматоглифика изучает вариабельность узоров на коже
пальцев, ладоней и стоп, стремится установить закономерности наследования, полового
диморфизма в популяциях и их генетическую близость на основании сходства
дерматоглифических признаков.




113
4.6. Идентификация и реконструкция 114
Основные направления дерматоглифических исследований. Этническая
дерматоглифика изучает характер и причины изменчивости кожных узоров у различных
рас и народов.
Дерматоглифические данные широко используются для проверки гипотез
систематики рас и происхождения народов. Групповые различия в распределении
кожных рисунков наиболее четко проявляются между большими расами и не совсем
четко совпадают с их границами, определяемыми по измерительным и описательным
телесным признакам.
Для европеоидов характерна более высокая частота однодельтовых узоров на
пальцах (56,5-74,8 %), более низкое количество двудельтовых узоров (20,2—49,0 %) и
соответственно более низкий дельтовый индекс. Довольно часто встречаются
бездельтовые узоры (от 2,3 до 13,8 %).
У представителей монголоидной расы частота завитков варьирует от 38,8 до 59,4 %,
в отдельных популяциях превышая частоту однодельтовых узоров, составляющую от
43,1 до 58,8 %; процент дуг невысок (0,6—2,5 %). Дельтовый индекс варьирует от 13,4 до
16,0. Народы экваториальной расы по пальцевым и ладонным узорам занимают особое
положение. Частота завитковых узоров в отдельных популяциях Африки ниже, чем у
европеоидов, — 19,0-33,0 %. Частота однодельтовых узоров соответственно выше —
60,0—75,0 %. Дуговые узоры варьируют в среднем до 10 %. Среди народов Африки для
пигмеев, готтентотов и бушменов характерна самая высокая частота дуговых узоров. У
бушменов количество дуг достигает 24,3 % .
Различия в кожном рельефе стопы. Так, индекс узорной интенсивности на стопе, в
отличие от дельтового индекса пальцев ладони, самый высокий у негроидов (13,3-16,4).
Минимальные значения индекса присущи монголоидам (8,1—12,5), для европеоидов
характерно промежуточное значение (10,5-13,8).
Различия определяются и по другим признакам дерматоглифики. Так, для
европеоидных народов характерно более высокое окончание главных ладонных линий.
Для анализа расовой принадлежности применяют метод сопоставления групп по
пяти признакам: дельтовому индексу, индексу Камминса, осевому ладонному
трирадиусу, количеству

114
4.6. Идентификация и реконструкция 115
узоров на гипотенаре и проценту добавочных межпальцевых трирадиусов.
Этнический барьер — самый мощный фактор внутрирасовой дифференциации по
кожным узорам.
Данные этнической дерматоглифики помогают решить как общетеоретические
проблемы антропологии, так и частные вопросы происхождения народов. На основании
различий между большими расами по дерматоглифическим признакам, совпадающим по
направлению с дифференциацией показателей зубной системы и групповых факторов
крови, была выдвинута концепция дицентризма, т.е. концепция о двух центрах происхо-
ждения рас (Зубов, 1968; Алексеев, 1969, 1974; Чебоксаров, 1971) — западного (евро-
африканского) и восточного (монголоидного). Однако реконструкция родословного
древа по отдельным системам признаков вступает в противоречие с этой концепцией.
Судя по расовым показателям дерматоглифики, древнейшей расовой ветвью
человечества являются негроиды. Европеоиды сформировались позднее. Вслед за ними
сформировалась американская раса, и только затем появился дерматоглифический
комплекс, присущий монголоидам. Расовые признаки кожного рельефа стопы также
свидетельствуют о том, что монголоидная и европеоидная расы сформировались позже
негроидной.
На территории Беларуси в западном и восточном Полесье различия между
населением по антропометрическим признакам (длина тела, скуловой диаметр,
поперечный и продольный диаметры головы, высота и ширина носа) проявляются лишь
в виде тенденции. Исследование кожных узоров у коренного населения Беларуси (свыше
3 тыс. человек) продемонстрировало статистически достоверные различия между
отдельными группами западного и восточного Полесья, а также западного Полесья и
Поозерья.
Своеобразие распределения дерматоглифических признаков находит объяснение в
исторических процессах. По археологическим данным (Ю.В. Кухаренко, 1968; В.Ф.
Исаенко, 1983, и др.), Полесье начиная с мезолита разделяется по особенностям куль-
туры на две локальные области — западную и восточную, и только в определенные
исторические периоды прослеживается культурное единство региона. Генотип населения
обеих областей

115
Глава 4. Историческая антропология 116
формировался независимо, и это стало основой современных различий.
Генетическое направление в дерматоглифике было заложено работами Ф. Гальтона
и Г. Уайлдера (1892-1904). До настоящего времени ведутся исследования механизма
передачи по наследству папиллярного рисунка, возможности использования кожных
узоров как диагностического теста при наследственных болезнях и для диагностики
зиготности близнецов.
В 1923—1932 гг. норвежский исследователь К. Бонневи, основываясь на
эмбриологических данных о развитии пальцевых рисунков, а также материалах
посемейных, близнецовых и популяционных исследований, высказала предположение,
что папиллярные рисунки зависят от морфологии пальцев, в частности, от их сим-
метричности и асимметричности. Индивидуально-наследственными, по ее мнению,
кроме размеров пальцев, степени выпуклости подушечек и т.п., являются количество
гребешков от дельты до центра узора и форма, определяемая индексом отношения
ширины к длине конечной фаланги пальца. Она выдвинула концепцию полигенного
наследования пальцевых конфигураций, по которой количество линий в узорах на разных
пальцах одной и той же кисти обусловлено сочетаниями трех независимых пар генов.
Эти гены были обозначены буквами в зависимости от поля их действия (V, \], К).
Е. Элдертон (1920) на большом посемейном материале рассмотрел передачу по
наследству узоров на указательном пальце. По его данным, если оба родителя и^еют
дуговые узоры на изучаемых пальцах, то у детей на этих пальцах никогда не бывает
завитков. Если на пальцах родителей имеются завитки, то у детей никогда не будет дуг.
По мнению Г. Грюнеберга (1928), тип пальцевых узоров определяется двумя парами
факторов {Хх и Уу), которые дают девять генотипических комбинаций. Фактор Хх
способствует образованию завитков, фактор Уу — петель. М.В. Волоцкой (1936, 1937),
подвергая критическому анализу вышедшие до него работы по этому вопросу, отметил
ошибки в работах Грюнеберга и Бонневи и пришел к выводу, что генетические факторы,
определяющие структуру кожного рельефа, не имеют сцепления с полом.




116
4.6. Идентификация и реконструкция 117
И. С. Гусева (1973, 1986) считает, что в наследовании пальцевых рисунков
принимают участие три пары генов, расположенных в локусах А, Ь, Ж Семь видов
фенотипа пальцевых узоров, встречающихся в популяциях человека (только дуги на всех
пальцах, только завитки на всех пальцах, только петли на всех пальцах и различные
комбинации этих рисунков), обусловлены, по ее мнению, 26 различными генотипами.
М. С. Рицнер пришел к выводу, что отдельные локусы генов контролируют
ульнарные и радиальные петли, т.е. существуют четыре генных локуса. Е.В. Ящук,
проведя проверку этой модели с помощью популяционного и сегрегационного методов,
сделала заключение о ее несоответствии полученным данным. Изучению влияния
половых хромосом в определении особенностей кожного рельефа дистальных фаланг
кисти посвящен анализ близнецовых пар, проведенный под руководством Б.А. Никитюка
(Б.А. Никитюк, Б.И. Коган, 3.3. Гальперина, 1986).
Наследованию ладонных конфигураций посвятила свои работы Д. Леш (1971,1976).
Она пришла к выводу, что такие признаки, как петля на II межпальцевом промежутке,
радиальная петля на гипотенаре, карпальный трирадиус t и комплекс узоров в области
тенара и I межпальцевого промежутка, определяются каждый в отдельности одной парой
генов (Loesch, 1971). Л. Пенроуз изучил наследование осевого карпального трирадиуса t.
Им получены следующие коэффициенты корреляции: у монозиготных близнецов r = 0,63
± 0,09, в парах сибсов r = 0,37 ± 0,07, в парах родители — дети r = 0,29 ± 0,04. Он
считает, что средовые факторы играют значительную роль в формировании этого
признака.
В.М. Гиндилис и С. А. Финогенова (1976) использовали качественные подходы к
изучению генетической детерминированности пальцевой дерматоглифики. На
близнецовом и семейном материале они показали, что детерминированность ладонной
дерматоглифики значительно ниже, чем пальцевой (/*= 0,35 против 0,80). Механизм
наследования ладонных узоров, как и пальцевых, нуждается в дальнейшем изучении и
уточнении.
В клинической медицине ставится вопрос об использовании отклонений в
дерматоглифике для диагностики различных заболеваний, в первую очередь связанных с
хромосомными анома-

117
Глава 4. Историческая антропология 118
лиями, проявляющимися в уменьшении или увеличении численности хромосом.
При болезни Дауна изменения затрагивают 21-ю хромосому. Клинически это
проявляется в умственной отсталости, слабости мышечной системы, особом строении
лица. Из-за слабости глазных мышц образуются складки верхнего века, подобные
эпикантусу монголоидов. Есть несколько форм болезни Дауна, клинически почти не
отличающихся, но вызванных разными причинами. Чаще всего она обусловлена
трисомией 21-й хромосомы. В 5 % случаев этой болезни поражение связано с
транслокацией дополнительной (малой) акроцентрической хромосомы на хромосому
другого рода — 13, 15, 21, 22. При третьей форме — мозаицизме — часть клеток
больного имеет нормальное число хромосом, другая содержит по 47 (норма — 46) с
трисомией по 21-й хромосоме. Распознавание формы поражения при болезни Дауна
очень важно для предупреждения повторного рождения детей с этим заболеванием в той
же семье. При трисомии по 21-й хромосоме вероятность повторных случаев низкая, при
транслокации дополнительной хромосомы — весьма высокая.
Многие генетики и клиницисты (Е.Н. Давиденкова, 1970; Г.В. Беленький, 1970; Л.
Пенроуз, Д. Леш, 1970, и др.) считают, что дерматоглифический метод позволяет
установить не только диагноз, но и вид хромосомной аберрации. Изменения пальцевых и
ладонных узоров при трисомии 21-й хромосомы очень характерны: на IV и V пальцах
одной или обеих рук обычно обнаруживаются радиальные петли, что в нормальной
популяции не встречается. Осевой трирадиус расположен в центре ладони (положение
‘t'). Сгибательные борозда на ладони также отклоняются от нормы. Вместо трех
сгибательных складок, описанных выше, имеется одна поперечная складка ладони. В то
же время значительно увеличивается число мелких ладонных борозд, которые в данном
случае более грубы, чем в норме.
Ряд авторов (Т.Д. Гладкова, 1968; М.F. Pospisill, 1984, и др.) отмечают отклонения в
дерматоглифике и при таких болезнях, как эпилепсия, шизофрения, лейкозы, различные
виды умственной отсталости и наследственные кожные болезни. Развитие
дерматоглифических исследований приведет, возможно, к более широкому
исследованию кожных узоров в целях диагностики наследственных болезней и их
прогнозировании.

118
4.6. Идентификация и реконструкция 119
Наследование кожных рисунков изучается на популяционном, посемейном и
близнецовом материале. Среди близнецов примерно одна треть — монозиготные,
развивающиеся из одной яйцеклетки, две трети — дизиготные, развивающиеся из двух и
более яйцеклеток, оплодотворенных единовременно. Близнецы удобны для изучения
наследственности и средовых явлений тем, что монозиготные пары имеют идентичные
генотипы. Все возникающие между ними различия — результат средовых воздействий.
Дизиготные близнецы — особи, с самого начала развивающиеся в одинаковой среде.
Наследственность и изменчивость изучаются методом сопоставления внутрипарных
различий монозиготных и дизиготных близнецов. Для вычисления доли наследственных
и средовых влияний предложены специальные формулы. Так, для получения величины,
которая отражает влияние генотипа, М.В. Игнатьев (1937) предложил вычислять разницу
по каким-либо признакам между парами монозиготных из разницы между теми же
признаками у пар дизиготных близнецов, у которых различий больше. Широкое
распространение в близнецовых исследованиях получил коэффициент Хольцингера.
Диагностика зиготности близнецов основывается на сходстве комплекса различных
признаков у близнецовых пар (внешнем сходстве, цвете глаз, волос, групповых факторов
крови, половой принадлежности и т.д.). Учитываются также признаки кожного рельефа,
формирующиеся во внутриутробный период и не изменяющиеся в течение жизни
индивида. При этом руководствуются следующим правилом: если существенных разли-
чий по пальцевым и ладонным узорам между идентичными кистями близнецов больше
чем четыре, их относят к дизиготным, если они различаются по четырем и менее
признакам, — к монозиготным.
Дерматоглифика используется также для изучения симметрии и асимметрии
человеческого тела. Асимметрия папиллярных рисунков в значительной степени
определяется функциональной разнокачественностью рук, которая возникла в процессе
антропогенеза. Дерматоглифические данные нашли разностороннее применение в
решении проблем антропогенеза. Наличие гребешкового рельефа на кистях и стопах
человека, по мнению Я.Я. Рогинского, свидетельствует о древесной жизни отдаленных




119
Глава 4. Историческая антропология 120
предков человека и подтверждает правильность эволюционного учения.
Одна из важных биологических проблем — изучение полового диморфизма. У
человека это явление менее выражено, чем у других приматов, хотя и отмечается по
многим морфологическим признакам, в том числе по особенностям кожного рельефа.
Т.Д. Гладкова (1967) показала, что различия в пальцевых узорах у мужчин и женщин
некоторых расовых групп часто выражены на статистически достоверном уровне. Дуги
чаще встречаются у женщин, чем у мужчин. У них также больше ульнарных петель.
Радиальные петли и завитковые узоры чаще встречаются у мужчин, у них также более
высокое положение осевого трирадиуса и несколько выше индекс Камминса.
Изучение дерматоглифики у эмбрионов человека показало (Калантаевская, 1953;
Усоев, 1978; Гусева, 1981, 1986), что гребешковая кожа формируется на третьем —
пятом месяце внутриутробного развития. Образование гребешков происходит вместе с
дифференцировкой тканей верхней конечности. На восьмой неделе развития завершается
формирование основных нервных стволов верхней конечности и дифференцировка
пальцев рук. В этот период на волярной поверхности кисти появляются возвышения в
области ладонных подушечек межфаланговых пространств и на конечных фалангах
пальцев рук, т.е. происходит подготовка зон, на которых будут формироваться узоры. На
десятой-одиннадцатой неделе внутриутробного развития на местах возвышений в
глубоком слое эпидермиса появляются островковые скопления клеток (пролиферация).
Развиваясь, они образуют эпидермальные гребни. Число первичных гребней уве-
личивается до 17-й недели развития. Третий — пятый месяцы являются периодом
интенсивного гребнеобразования. В морфогенезе кожного рельефа пальцев и ладоней
человека различают три фазы: образование папиллярных гребней, затем определенных
узоров, установление их количественных значений (плотности гребней и гребневого
счета). Исследования папиллярных узоров у плодов 11—25 недель показали, что в
эмбриональном периоде чаще происходит элиминация тех особей, которые имеют
дуговые узоры на пальцах.




120
4.6. Идентификация п реконструкция 121
С момента введения дактилоскопии как метода регистрации (Гершель, 1880)
появилось много различных научных способов идентификации личности, но обращение
к рисункам кожи по-прежнему ценно для науки и практики. На основании черт сходства
в дерматоглифике между родителями и детьми разработаны индексы вероятности
отцовства, учитывающие закономерности наследования кожных узоров.
Одонтология.
Изучение морфологии зубов с позиций индивидуального и филогенетического
развития позволяет выработать критерии расовых и возрастных различий, воссоздать
картину расогенеза и древних миграций человека. Поэтому морфологией зубов инте-
ресуется не только антропология, но и такие науки, как нормальная и сравнительная
анатомия, судебная медицина, стоматология, зоология и палеонтология.
Знания о норме и патологии зубочелюстного аппарата еще в Древней Индии и
Древнем Египте использовались в лечебной практике.
В XIX в. зародилось эволюционное направление одонтологии, предмет
исследования которой — сравнительный аспект изменчивости зубной системы в
процессе филогенеза, в том числе ее эпохальные изменения у человека и его
предшественников.
Групповые различия в величине и форме зубов были замечены еще в XIX в. В 1886
г. английский ученый Г. Флауэр отметил, что представителям экваториальной расы
присущи крупные зубы, монголоидам — мелкие, а народам европеоидной расы —
промежуточное между ними. Морфологические и расовые особенности зубов описаны
русскими учеными В.М. Батуевым (1896), Г.И. Вильга (1903), А.А. Ивановским (1901).
Известный антрополог А. Гдрличка (1920) описал лопатообразность резцов как
признак, характерный для монголоидов. Эти исследования привлекли внимание к
изучению структурных особенностей зубной системы человека в расовом плане. Амери-
канский ученый А. Дальберг предложил и разработал методики изучения многих зубных
признаков. А.А. Зубов (1968, 1981) усовершенствовал методику определения различных
одонтологических признаков, предложил унифицированную программу ис-




121
Глава 4.Историческая антропология 122
следований, по которой работают современные антропологи, дал теоретическое
обоснование этнической одонтологии, собрал и обобщил обширные фактические
данные.
Четко разработанная методика и программа исследований, по которой собраны и
обобщены материалы по разным этническим группам в СССР и других странах,
позволяют в настоящее время считать одонтологию самостоятельным разделом антро-
пологической науки.
Зубная система человека, как у всех приматов и большинства млекопитающих,
характеризуется дифиодонтией, т.е. прорезыванием двух последовательных смен зубов
молочных (20) и постоянных (32). Зубная формула молочной системы следующая:
резцов (0 по две пары на верхней и нижней челюсти, клыков (с) соответственно по одной
паре, больших коренных (т) — по две. Для постоянных зубов формула имеет
следующий вид: по две пары резцов (/) на верхней и нижней челюсти, по паре клыков (С)
соответственно двум парам малых коренных, т.е. предкоренных (Р), и три пары больших
коренных (М). Для гоминид по сравнению с человекообразными обезьянами характерно
уменьшение размеров зубов в связи с общей редукцией (сокращением) жевательного
аппарата. Особенно значительна редукция клыков. У человекообразных обезьян клыки
сильно выступают из зубного ряда, у современного человека и некоторых других
представителей гоминид — всего на 2-3 мм.
В процессе филогенеза строение зубов усложнялось за счет присоединения к
первичному зубу предков млекопитающих двух конусов и превращения первичных
моляров в трехбугорковые, которые, располагаясь в два ряда на челюсти, затем слились
и появились шестибугорковые формы. У Homo sapies зубная система за счет
эволюционных преобразований претерпела значительные изменения.
Многие одонтологические образования наследуются по сравнительно простой схеме
(мономерные признаки). Данные по феногеографии одонтологических признаков
собраны у ряда народов мира (А.А. Зубов, 1973, 1979; С. Wajeman, С. Levy, 1979, и др.).
Различие одонтологических типов обусловлено разной их давностью. Лопатообразность
резцов характерна для синантропа, а бугорок Карабелли — сравнительно новое
образование. Различия

122
4.6. Идентификациям реконструкция 123
по одонтологическим признакам группируются в комплексы, отличающие
монголоидов от европеоидов. Для первых характерна повышенная частота
лопатообразности резцов, наличие дистального гребня тригонида, межкорневого затека
эмали, для вторых — редкая встречаемость указанных признаков, но высокая частота
бугорка Карабелли. В пределах одной расы по одонтологическим признакам также
наблюдаются различия между группами и выделяются одонтологические типы,
характерные для рас второго и третьего порядка. На территории бывшего СССР А.А. Зу-
бов (1979) выделяет ряд комплексов, или одонтологических типов. Среднеевропейский
тип характеризуется ярко выраженным сочетанием признаков, типичных для
европеоидных групп.
На основании изучения хронологически разновременных серий черепов с
территории европейской части СССР установлена эпохальная изменчивость
зубочелюстного аппарата, выражающаяся в нарастании явлений редукции (Н.И.
Халдеева, 1969) и общей патологии {Ушаков, 1977) у более позднего населения.
Аналогичные явления наблюдаются и на территории Республики Беларусь (Л.И. Тегако,
И.И. Саливон, 1979). О причинах редукции зубной системы человека высказывались
различные гипотезы. Считается, что существенную роль сыграли изменения в
консистенции пищи. В пользу последней гипотезы свидетельствуют многолетние данные
об изменчивости зубов в зависимости от питания. Экспериментально подтверждено
влияние консистенции и состава пищи на величину и форму зубов, а также на специфику
заболеваемости зубной системы. Кариес обусловлен не столько консистенцией пищи,
сколько недостатком микроэлементов (фтор, бром и др.) в почвах и воде отдельных
геохимических провинций, а также витаминов в рационе питания. Мониторинг
физического развития и состояния зубной системы у школьников Республики Беларусь
показал значительный рост заболеваемости зубной системы в постчернобыльский
период. Уже у 9—10-летних детей распространенность кариеса достигла 80 %. Изучение
резистентности эмали у тех же детей выявило высокую степень риска дальнейшего
поражения кариесом. Это связано с преимущественным употреблением мягкой мучной
пищи, недостатком в ней витаминов и микроэлементов (Л.И. Тегако, И.К. Луцкая).



123
Глава 4. Историческая антропология 124
Групповые факторы крови.
Биохимические показатели и группы крови человека в большинстве случаев имеют
простую наследственную структуру, что позволяет от изучения фенотипической их
изменчивости перейти к генотипу. Различия между популяциями, выраженные в частоте
генов рассматриваемых признаков, помогают установить родственные связи и
подтвердить те или иные этно- и расогенетические концепции, а также эволюционно-
генетические выводы.
В 1900 г. К. Ландштейнер, смешивая с плазмой крови одних людей эритроциты
других, обратил внимание, что часто происходит склеивание последних
(гемагглютинация). В дальнейшем он выяснил, что в норме кровь людей по своим
свойствам не идентична и может быть разделена на три группы, которые австрийский
ученый обозначил буквами А, В, С. Вскоре его учеником была открыта и четвертая
группа крови. В 1906 г. Я. Янский независимо от К. Ландштейнера описал четыре
основные группы крови человека, обозначив их цифрами I, II, III, IV.
Принадлежность к определенной группе крови зависит от активных веществ —
антигенов (агглютиногенов, или факторов), относящихся к белковым или углеводным
соединениям типа гликопротеидов. Эти антигены находятся в эритроцитах. При
введении их индивидууму с другой группой крови в его сыворотке образуются антитела,
вызывающие гемагглютинацию.
Антигены обозначают буквами Аи В, а соответствующие им антитела — греческими
буквами а и Ь. У лиц с первой группой крови антигены в эритроцитах отсутствуют, но в
плазме крови находятся естественные антитела, т.е. агглютинины а и Ь. У людей со
второй группой крови в эритроцитах обнаружен антиген А, а в плазме — антитела Ь. В
эритроцитах третьей группы крови присутствует антиген В, а в плазме — агглютинин а.
В эритроцитах четвертой группы крови находятся два антигена, А и В, в то время как
антитела к этим антигенам в плазме крови отсутствуют.
В настоящее время принята международная классификация, сочетающая в
обозначении групп крови цифровую и буквенную символику: 0(1), А(11), В(П), АВ(ТУ).
В дальнейшем были выделены и другие группоспецифические антигены. Например,
в первой группе крови присутствует

124
4.6. Идентификация и реконструкция 125
малоактивный антиген Н. В пределах второй группы были обнаружены антигены А1
и А2. Эти открытия опровергли некоторые старые установки в практике переливания
крови. Так, раньше полагали, что 0(1) группу крови из-за отсутствия антигенов в
эритроцитах можно переливать всем. Человек с этой группой крови считался
универсальным донором, а с АВ(4) группой крови — универсальным реципиентом,
которому из-за отсутствия в плазме антител можно переливать кровь любой группы. В
настоящее время рекомендуется переливать лишь одногруппную кровь с учетом
указанных выше подгрупп.
В 1927 г. К. Ландштейнер и П. Левин обнаружили в эритроцитах человека еще три
антигена, которые назвали М, N и Р. Позже были открыты антигены S и s (система Ss),
которые могут сочетаться с факторами М и N (система MN), антигены Levis (Lea и Leb),
наследуемые независимо от антигенов А и В, антигены Нр, Lи, К, Кр, Iк, Di и др. В
настоящее время насчитывается несколько десятков антигенов. Эти сведения постоянно
пополняются.
Группы крови АВО. Факторы системы АВО, как и другие, генетически обусловлены.
Система АВО детерминирована одним ло-кусом с тремя основными аллелями — И, р, §.
Локус расположен в 9-й хромосоме. Антигены остаются неизменными на протяжении
всей жизни человека и, как считают большинство исследователей, не зависят от пола.
Зная механизм, благодаря которому зрелые половые клетки (гаметы) каждого пола
получают только одну из гомологичных (идентичных в паре) хромосом и, следовательно,
один из парных аллелей гена, путем несложных математических расчетов можно
предсказать характер наследования групп крови. Слияние сперматозоида с яйцеклеткой
приводит к тому, что образовавшаяся клетка приобретает диплоидный (двойной) набор
хромосом, один из которых передается от отца, другой — от матери.
Система резус (Rh). Выделенный в 1940 г. К. Ландштенером и А. Виннером у
макаки группоспецифический фактор резуса в дальнейшем был обнаружен и в крови
людей. Оказалось, что с этим фактором связан ряд осложнений при переливании крови,
особенно повторном, и несовместимость крови матери и плода, вызывающая при первой
беременности гемолитическую бо-



125
Глава 4.Историческая антропология 126
лезнь новорожденных и самопроизвольные выкидыши при последующих.
Эти патологические явления чаще всего бывают следствием антигенной
несовместимости по системе резус. Возникают они в тех случаях, когда мать
гомозиготна (dd) по гену d, определяющему отсутствие фактора Rh, т.е. резус-
отрицательна (Rh-), а отец резус-положителен (Rh+), т.е. является носителем гена D, от
которого зависит наличие фактора Rh (гомозигота DD или гетерозигота Dd).
Гетерозигота имеет разные гомологические аллели, гомозигота — одинаковые. D-
антигены плода, унаследованные им по отцовской линии, попадают через плаценту в
кровяное русло матери и вызывают образование антител к D-антигену. Если отец
гетерозиготен по Rh-фактору, осложнения развиваются реже, так как половина
потомства от этого брака будет резус-отрицательной (генотип dd). К настоящему
времени открыто и выделено свыше 30 антигенов системы Rh.
Методы определения групп крови сравнительно просты. Исследования проводятся
при помощи стандартных сывороток, которые смешивают с каплей крови, взятой у того,
кого исследуют, и отмечают наличие (+) или отсутствие (—) агглютинации. Если
антигены стандартной сыворотки и крови исследуемого совпадают, агглютинация не
происходит. При определении резус-фактора в чашке Петри смешивают каплю крови со
стандартной сывороткой и ставят на водяную баню на 10 мин. Применяя антисыворотки,
можно по схеме определить тип хромосом по Rh-фактору. А. Битером и П. Левиным
была открыта сыворотка, которая реагирует с эритроцитами всех резус-отрицательных
(Rh—) индивидуумов, что свидетельствует о сложности наследования этой системы.
Хорошо разработаны методы определения антигенов крови у ископаемых людей.
Они основаны на том, что антигены групп крови очень устойчивы к физико-химическим
воздействиям и могут сохраняться в костной системе и тканях длительное время. При
определении групп крови на ископаемом материале готовят экстракт из губчатого
вещества кости или кусочка мумифицированной ткани. Применение различных методик
на одних и тех же материалах дает сходные результаты (И.В. Перевозчиков, М. Пыжук-
Ленарчик). Польские исследователи успешно




126
4.6. Идентификация и реконструкция 127
используют метод абсорбции-элюции для определения групп крови на
разнообразных костных останках.
Согласно закону Харди-Вейнберга, в свободно смешивающихся популяциях при
нормальном распределении признаков с простым типом наследования существует генное
равновесие. Сумма всех генотипов потомства в каждом поколении будет равна единице.
География групповых факторов крови. При изучении мирового распределения
группоспецифических сывороточных и эритроцитарных систем крови ставится цель
выявить генетические связи между расами и этническими группами, раскрыть факторы
популяционной изменчивости по системам этих признаков. Первые карты распределения
факторов крови среди представителей различных расовых и этнических групп были
составлены в начале XX в. По некоторым недавно открытым факторам (S, V, Р, Lе, Кеll и
др.) накопление популяционных сведений только начинается. С помощью формул,
позволяющих перейти от фенотипа групповых систем крови к их генотипу или
вычислению концентрации гена каждой группы крови, можно картографировать его
территориальное распространение, т.е. перейти к геногеографии человека. Особенностей
крови, характерных для одной расы и отсутствующих у остальных, не найдено. Но
существует своеобразие распределения групп крови в различных популяциях.
У. Бойд на основании изучения групп крови и других генетических признаков
предложил новую классификацию человеческих рас. Вначале он выделил шесть
гематологических рас, затем их число увеличилось до 13.
Раннеевропейская раса. Сохранилась у басков и берберов — самая высокая в мире
частота Rh-отрицательных индивидуумов (до 50 %), антиген В редок (до 3 %), велика
распространенность антигена 0 (свыше 70 %).
Лапландская раса. Высокий процент антигена А и носителей гена N. Группа В и Rh-
отрицательность встречаются редко.
Восточно- и централъноевропейская расы. По сравнению с другими европеоидами
отличаются высокой частотой антигена В (свыше 10 %), низким процентом Rh-
отрицательных лиц и высоким — лиц, имеющих антиген М.




127
Глава 4. Историческая антропология 128
Северозападная раса. Высокая частота антигена А и невысокая В. Часто
встречаются Rh-отрицательные индивидуумы, особенно в Испании и Голландии.
Средиземноморская раса. Сравнительно высокий процент антигенов М и В и
относительно невысокий процент Rh-отрицательных лиц.
Африканская раса. Антиген В встречается довольно часто, но реже, чем в Азии,
процент Rh-отрицательных лиц понижен, а антигенов А2, Р и V высок.
Азиатская раса. Самая высокая по сравнению с другими расами степень
распространения антигенов В и А при незначительном количестве особей с антигеном
А2. Количество Rh-отрицательных лиц очень низкое. Преобладает сочетание аллелей сDе
(RH1). Фактор S комбинируется чаще всего с фактором М. Очень редко встречается
фактор Кеll.
Индо-дравидская раса. К этой расе, по данным У. Бонда, относится население
Индии и Пакистана, которое занимает промежуточное положение между европеоидами и
монголоидами, но тяготеет к европеоидам. На генетическую связь с азиатскими
популяциями указывают снижение частоты антигена А2 и редкая Rh-отрицательность. С
европеоидами сближает особенность распределения фактора S в комбинации с М и др.
Индейская (американская) раса. Наиболее высокая среди народов земного шара
частота антигена 0, которая нередко достигает 100 %. Антигены А и В часто совсем
отсутствуют. У коренного населения Америки лишь эскимосы имеют ту же
концентрацию группы крови В(3), что и азиатские монголоиды, в индейских популяциях
группа В(3) встречается не чаще 5 %. Самая высокая степень распространения антигенов
и групп МN сочетается с полным отсутствием Rh-отрицательности.
Индонезийская раса. Относительно высокая частота антигенов А и В при полном
отсутствии антигена А2. Антиген М встречается в 40—60 % случаев. Распространены
фактор S и все комбинации генов системы Rh.
Меланезийская раса. Частота антигена В еще более высокая, М — более низкая, чем
у индонезийцев. Антиген А полностью отсутствует.




128
4.6. Идентификация и реконструкция 129
Полинезийская раса. Всего три комбинации системыRh (RhО, Rh1\, Rh2). Часто
встречается фактор Р. Антиген S чаще сочетается с N. Высокое содержание антигенов А
и М при пониженной концентрации антигена В.
Австралийская раса. Аборигены Австралии отличаются специфичностью
распределения групповых факторов крови. Высокий процент антигена A1 при
незначительном содержании антигена М. Антиген S почти полностью отсутствует. Пять
комбинаций системы Rh. Rh-отрицательность почти отсутствует.
Исследования в области антропологической гематологии и генетики популяций в
основном подтвердили сложившиеся представления об определенных гематологических
расах и локальных расовых вариантах, не всегда совпадающих с другими
морфологическими расовыми типами. Уточнены многие вопросы происхождения
некоторых народов Африки, Америки, Сибири и Европы. В частности, на основании
генного анализа системы АВО на территории Восточной Европы В.В. Бунак выделил две
геногеографические зоны — основную, охватывающую центральные, южные и западные
районы, где частота гена p достигает 25—30 %, гена q — 15—20 %, и северную,
распространяющуюся также на Волго-Уральские области. Частота генов p и q здесь
составляет 20-25 %.
В этой же работе В.В. Бунак проанализировал распределение групп крови на
территории Западной Сибири, отметив, что, вопреки прежним представлениям, здесь не
существует древних этнических групп с частотой гена q выше 10—15 %. Область вы-
сокой концентрации этого гена находится в Забайкалье, причем буряты обладают самой
высокой его частотой. Эту особенность исследователь связывает с этническими
процессами на данной территории.
Пользуясь новыми данными, Е.И. Данилова выделяет на территории Европы восемь
гематологических зон. Очевидно, что более детальное исследование любой территории
может внести коррективы в классификацию с выделением новых локальных вариантов.
Так, гематологические исследования на территории Беларуси, осуществленные в
1960—1970 гг., позволили выделить две геногеографические зоны в ее пределах. Первая
зона включает се-



129
Глава 4. Историческая антропология 130
верные и центральные районы и территорию восточной части Полесья, где антигены
АВО варьируют в пределах величин, определенных В.В. Бунаком у населения
центральной и западной частей Восточной Европы. Вторая локальная зона охватывает
районы западного Полесья и характеризуется повышенной концентрацией гена r и
пониженной гетерозигот по системе MN. Такое генное распределение объясняется
генетико-историческими процессами.
Групповые и индивидуальные различия выявлены также по другим сывороточным и
эритроцитарным системам крови: белковым фракциям, типам гемоглобина,
эритроцитарным факторам, тканевым антигенам, которые в популяционно-генетическом
и расовом плане изучены меньше, чем факторы АВО.
Различия между популяциями по количеству генов, определяющих групповые
факторы крови, формировались в течение многих тысячелетий по мере расселения
человека по земному шару. Если в неосвоенные местности переселялись сравнительно
небольшие по численности группы, то на них значительное влияние оказывал дрейф
генов, сокращающий долю гетерозиготных особей в популяции за счет увеличения
гомозиготных. В результате аллели отдельных генов почти полностью исчезли в
отдельных популяциях (американские индейцы).
Длительная изоляция австралийских популяций способствовала также почти
полному исчезновению у них гена d, контролирующего Rh-отрицательность, и
формированию специфических особенностей распределения групп крови, характерных
для австралийской расы.
Нарушение изоляции из-за миграций и вторжения новых племен хотя и вносило
изменения в генофонд каждой конкретной популяции, но не уменьшало различий между
разделившимися ранее ветвями. Только в настоящее время в связи с прогрессом техники
и развитием коммуникаций брачные круги существенно расширились, в значительной
мере нарушая замкнутость изолятов. Обособленность групп и инбридинг (кровнород-
ственные браки) характерны лишь для популяций с социальными запретами (кастовость
и другие предписания, ограничивающие круг брачных связей).




130
4.6. Идентификация и реконструкция 131
Один из главных факторов, влияющих на частоту генов в популяции, —
естественный отбор, т.е. элиминация особей с определенными генетическими
особенностями, например смертность особей, имеющих ту или иную группу крови, от
каких-нибудь заболеваний. В основе естественного отбора лежат различия по
приспособляемости, зависящие от генотипа организма. Отбор действует на всех стадиях
развития — от зиготы до завершения репродуктивного (детородного) периода. При
несовместимости факторов крови матери и плода отбор влечет за собой элиминацию
гетерозиготных особей. Для передачи отдельных генов следующему поколению имеет
значение степень плодовитости половозрелых особей.
Сравнение больших выборок индивидуумов с определенными заболеваниями
показало наличие связей между группой крови и болезнями. Так, среди больных раком
желудка чаще встречается группа крови А(2). В выборке больных с язвенной болезнью
двенадцатиперстной кишки отмечена более высокая частота людей с группой крови 0(1).
Лица, имеющие антигены А и В, более предрасположены к заболеваниям ревматоидным
артритом, чем лица с группой 0(1). По данным исследователей из различных стран,
полиомиелитом чаще заболевают люди с группой крови В(3).
А.А. Богомолец показал, что некоторые штаммы пневмококков (микробы,
вызывающие воспалительные процессы дыхательных путей) содержат вещества, по
своим антигенным свойствам близкие к групповому антигену человека А. Поэтому у лиц
с группой крови А(2) легочные инфекционные заболевания протекают тяжелее. Люди с
группой крови B(3) и 0(1), в организме которых уже есть антитела на антиген А, почти не
болеют при попадании пневмококковой инфекции в их организм. Они становятся
бациллоносителями или переносят болезнь в легкой форме.
М. Петтенкофер обнаружил наличие у вируса оспы и микроба чумы антигенов,
аналогичных антигенам А и Я групп крови человека. Такая близость свидетельствует о
том, что у людей с этими группами крови не вырабатываются антитела на вирус оспы и
чумы. Они переносят тяжелые формы этих заболеваний, тогда как у лиц с группой крови
'5(111) есть естественные антите-




131
Глава 4. Историческая антропология 132
ла против этих инфекций. М. Петтенкофер предположил, что пандемии оспы и чумы
оказали существенное влияние на встречаемость групп крови в разных областях Земли.
Эта гипотеза на статистически достоверном материале была подтверждена Н.И.
Комаровтем и Ю.Г. Рычковым. Они изучали реакцию организма школьников на
ревакцинацию оспы и установили, что сильная степень реакции с повышением
температуры отмечалась почти у 100 % детей с группами крови А(2) и АВ(4), а у детей с
группами крови О (1) и B(3) прививка проходила без осложнений. Очевидно, высокий
процент группы B(3) у монголоидов сложился под давлением отбора на чуму и оспу, так
как регион, где они проживали, раньше был природным очагом этих инфекций.
Таким образом, носители тех или иных генов в гематологических системах обладали
преимуществом в устойчивости к определенным, характерным для данной местности
заболеваниям. Этим можно объяснить возникновение различий между популяциями по
концентрации соответствующих генов. Эволюционная гематология является
относительно новым направлением в антропологии. Для изучения эволюции человека
особый интерес представляют данные о групповых факторах крови у различных
животных, в том числе у обезьян. Известно, что не только у высших приматов, но и у
некоторых других животных встречаются факторы, сходные с группоспецифическими
веществами человека, — антигены, идентичность белков и т.д. Так, антигены, сходные с
группоспецифическими веществами А и В человека, были обнаружены в слюне лошадей.
Они присутствуют либо по отдельности, либо вместе, образуя определенные группы.
Сходные групповые факторы выявлены и у более отдаленных от человека по
эволюционной линии животных, даже у бактерий. Понимание закономерностей процесса
эволюции человека облегчает сопоставление его групп крови с антигенами высших
приматов.
Первые систематические исследования факторов АВО у обезьян проводились К.
Ландштейнером и Дж. Миллером, которые еще в 1925 г. установили, что у шимпанзе,
орангутана и гиббона имеются групповые факторы крови, идентичные с человечески-




132
4.6. Идентификация и реконструкция 133
ми. Последующие работы показали, что у всех антропоморфных, за исключением
шимпанзе, из 123 особей у 110 оказалась группа А(2), а у 13 — 0(1). У береговой гориллы
в 13 случаях отмечена группа крови А(2), у двух горных горилл — группа B(3). С 1946 г.
исследовался Rh-фактор у обезьян. Оказалось, что у них распределение такое же, как и у
человека.




133
ГЛАВА 5
Антропосоциогенез
5.1. Доказательства происхождения человека
Антропогенез — процесс историко-эволюционного формирования человека,
становление его как биологического вида в процессе формирования общества, т.е.
социогенеза. Теория происхождения человека базируется на данных ряда биологических
и гуманитарных наук. Палеоантропология, палеодемография, палеонтология и
сравнительная биология позволяют выявить направление изменчивости
морфологических особенностей у представителей эволюционирующего вида в условиях
меняющейся среды, установить их численность и возрастную структуру. Эволюционная
генетика накопила прямые доказательства существования естественного отбора в
природе и разработала методы его математического моделирования. Психология,
эволюционная морфология мозга прослеживают возникновение мышления и речи в
процессе антропогенеза. Этнография позволяет проанализировать общественные
отношения древнейших людей. Данные многих наук, особенно молекулярной биологии,
уточняя отдельные моменты эволюции и формируя ее теоретическую основу, составляют
понятие «синтетическая теория эволюции» (СТЭ), или современный синтез. Согласно
эволюционному учению, проблема антропогенеза рассматривается как частный фи-
логенетический вопрос в общей картине биологической эволюции — направленного
исторического развития живой природы, включающего изменения генетического состава
популяций, формирование адаптации, образование и вымирание видов, преобразование
биогеоценозов и биосферы в целом. Эти изменения происходят сотни миллионов лет, с
момента возникновения жизни. Их результат — разнообразие форм жизни, которые яв-
ляются продуктом и объектом эволюции, представляющим собой основу изучения
эволюции любого масштаба.
Движущей силой биологической эволюции является достижение соответствия
развивающейся живой системы условиям ее существования, что сопряжено с
преимущественным распро-




134
5.1. Доказательства происхождения человека 135
странением одних и гибелью других дискретных биологических систем.
Подтвердить родственные связи человека и животных и в первую очередь высокую
степень родства человека с человекообразными обезьянами можно с помощью прямых и
косвенных доказательств.
Прямые доказательства — это костные останки ископаемого человека, ближайших
его предков и родственных им форм. Научная интерпретация ископаемых материалов
основана на сравнении их анатомических особенностей с существующими формами с
учетом экологических влияний.

<<

стр. 3
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>