<<

стр. 4
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Косвенные доказательства наиболее многочисленные. К ним относятся
сравнительно-анатомические, физиологические, биохимические, генетические и другие
группы факторов, а также данные сравнительной эмбриологии, учение о рудиментарных
органах и атавизмах.
Сравнительно-анатомические данные свидетельствуют о родстве живых организмов
и человека по общему плану строения и аналогии органов и тканей. Все живые
организмы, за исключением вирусов, имеют клеточное строение. В основе жизнедея-
тельности всех живых существ лежит непрерывный обмен веществ между ними и
окружающей средой. Процессы обмена, распад и синтез различных органических
соединений в организмах управляются ферментными системами. Организмы синтези-
руют свои видоспецифические белки, отличающиеся от белков других видов характером
чередования аминокислот. Можно проследить общие черты и в зародышевом развитии
всех организмов. Еще в XIX в. К.М. Бэр сформулировал закон «зародышевого сходства»,
который гласит: чем более ранние стадии эмбриогенеза исследуются, тем более сходства
обнаруживается между организмами — представителями различных видов позвоночных.
Э. Геккель (1863, 1868), А.О. Ковалевский, А.Н. Северцев (1939) обратили внимание, что
изучение развития эмбрионов дает возможность понять преобразование организмов и
отдельных органов в процессе филогенеза — их исторического развития.
В пользу родства человека с животными свидетельствуют встречающиеся у него
атавизмы (признаки животных предков) и рудиментарные образования.




135
Глава 5. Антропосоциогенез 136
К рудиментарным органам человека, которые у далеких его предков имели
функциональное значение, но постепенно утратили его в процессе эволюции, относятся
остатки общего волосяного покрова, полимастия (наличие добавочных сосков), хво-
стовые позвонки, мышцы, двигающие ушную раковину, и мускулатура, поднимающая
основания волосяных фолликулов, остатки мигательной перепонки и др. Одни
рудиментарные органы встречаются реже, другие — чаще. Например, полимастия на-
блюдается в 1—5 % случаев.
О явлениях атавизма говорят не только при сильном развитии рудиментарных
органов, но и при сохранении на всю жизнь какого-нибудь из образований,
формирующихся и активно выполняющих функции в один из периодов эмбрионального
развития. Примером может служить шейная фистула, оставшаяся на месте жаберной
щели, не прошедшей обратного развития, или общая волосатость. Известно, что тело
плода человека во второй половине внутриутробного развития покрыто зародышевыми
волосками, или лануго. К моменту рождения эти волоски обычно исчезают. Но бывает,
что лануго, сильно разрастаясь, остается на всю жизнь. Такой атавизм — гипертрихоз,
сочетавшийся с недоразвитием зубов, наблюдался у крестьянина Костромской губернии
Андриана Евтихеева и его сына Федора. Между рудиментами и атавизмами иногда нет
четкой границы. Отличие состоит в том, что первые встречаются почти у всех особей
популяции, а вторые — лишь у некоторых.
Сравнительно-анатомические факты наиболее ярко показывают близость
организмов и пути их прогрессивного развития.
Органы человека имеют аналоги животных — более примитивные у низших и
достигающие очень сложного строения у высших организмов. Так, органы пищеварения
хордовых развивались от примитивной трубки кишечнополостных до целой системы
желез и сложных устройств пищеварительного тракта человека. Осевой скелет (у
примитивных форм — хрящевая хорда) и трубчатая нервная система присущи всем
хордовым, начиная от ланцетника и кончая человеком. Наиболее высокого развития
нервная система достигает у млекопитающих, у которых эволюционные преобразования
привели к возникновению коры головного мозга.



136
5.1. Доказательства происхождения человека 137
Классификация животного мира отражает степень близости животных. Созданием
филогенетической системы организмов и выяснением систематического положения той
или иной формы относительно других форм занимается научная дисциплина
систематика. Она исходит из положения, что ныне живущие виды представляют собой
концевые побеги древа жизни, ствол и ветви которого исчезли в прошлом. Согласно
систематике, группы близких видов составляют роды, группы близких родов —
семейства, группы семейств — отряды, группы отрядов — классы и т.д. Черты сходства
в системах организма, его органах и тканях дали основание для выделения типов,
классов, отрядов, подотрядов. Степень сходства организмов увеличивается от класса к
виду и подвиду (или расе).
Наиболее общие черты сходства человека с его ближайшими и отдаленными
предками позволили выделить в классе млекопитающих особый отряд приматов,
который подразделяется на три подотряда:
¦ лемуроподобные (Lemuroidea);
¦ долгопятоподобные (Tarsioidea);
¦ человекоподобные (Anthropoidea).
Особенностями приматов, выделяющими их среди других млекопитающих,
являются стадный, групповой, иногда парный или одиночный образ жизни, увеличение
продолжительности жизни при удлиненном периоде детства. Для приматов характерно
высокое развитие высшей нервной деятельности, анатомической предпосылкой которой
является увеличение головного мозга (особенно коры больших полушарий). При низкой
плодовитости (от одного до четырех детенышей) приматы утратили сезонность
размножения.
Человек занимает в отряде приматов следующее место: род — человек (Ното), вид
— разумный (sapiens), семейство — гоминид (Hominidae). Среди современных
человекоподобных различают секции широконосых (обезьяны Нового Света) и
узконосых (обезьяны Старого Света и люди). Среди узконосых выделяются низшие
(мартышковые, тонкотелые) и высшие антропоморфные обезьяны, а также гоминиды
(современные и ископаемые люди). В настоящее время численность приматов быстро
сокращается. В Красную книгу занесено свыше 60 их видов и подвидов.

137
Глава 5. Антропосоциогенез 138
Первоначальный интерес к обезьянам, анатомическое описание которых мы
находим еще у Аристотеля, привел к развитию отдельного раздела биологической науки
— приматологии. Этот раздел обобщает данные по ископаемым обезьянам, а также ре-
зультаты наблюдений над ныне существующими их видами. Изучение сообществ
обезьян — гиббонов, ревунов, горных горилл, шимпанзе в естественных условиях дало
возможность глубже проследить зарождение трудовых процессов и общественных
отношений.
Приматы, за некоторым исключением, ведут древесный образ жизни. Длина их тела
варьирует от 12 см (некоторые полуобезьяны) до 2 м (гориллы). В процессе
приспособления к древесному существованию у предков приматов сформировалось
множество свойств, соответствующих их образу жизни. Они обладают пятипалой
хватательной конечностью. Пятипалость — древний признак млекопитающих и
наземных позвоночных вообще — сохранилась только у приматов и способствовала
формированию хватательной конечности, что привело к увеличению подвижности,
разнообразию движений и цепкости конечностей. Эти свойства передней конечности
обусловлены наличием ключицы, которая есть не у всех приматов!
Подвижность передней конечности связана с характерной для приматов пронацией
и супинацией, т.е. способностью лучевой кости свободно вращаться вокруг локтевой,
выполняя сгибательные и разгибательные движения. Передвигаясь по земле, приматы
обычно опираются на всю стопу, поэтому их можно отнести к стопоходящим животным,
менее приспособленным к быстрому бегу, чем типичные наземные формы —
пальцеходящие.
Переход к преимущественно древесному образу жизни у предков приматов
обусловил усиление органов зрения и слуха. Для наземных форм характерно хорошее
развитие органов обоняния. Приматы в целом отличаются развитыми полушариями
мозга, сравнительно большим его объемом и, соответственно, емкостью черепной
коробки.
Большой размер черепной коробки, головного мозга и его высокая дифференциация
связаны с необычайной подвижностью представителей этого отряда и разнообразием
функций их

138
5.1. Доказательства происхождения человека 139
передней конечности. Приматы растительноядны и всеядны, реже насекомоядны.
Они имеют различные по сложности строения зубы, гетеродонтную зубную систему, в
отличие от гомодонтной, представленной только резцами. Большинство приматов
утратили сезонность половой жизни и приобрели способность к размножению в течение
всего года. Отряд отличается малой плодовитостью.
Между человеком и человекообразными обезьянами этого отряда отмечается
сходство. Современные человекообразные состоят из двух семейств: гиббоновых и
крупных человекообразных обезьян. Ареал обитания гиббоновых охватывает юго-
восточные районы тропической Азии, острова Калимантан, Суматра, Ява. К крупным
человекообразным обезьянам относятся орангутан, который обитает на островах
Суматра и Калимантан; шимпанзе (Экваториальная Африка); горилла (Африка).
К внешним признакам сходства между человеком и человекообразными можно
отнести крупные размеры и массу тела. Длина тела некоторых представителей рода
горилл достигает 180 см и более, а вес — около 200 кг. Для гориллы, шимпанзе и
гиббона характерно поредение волосяного покрова на спине и груди. Сходство
отмечается в физиономических чертах, мимике и проявлениях эмоций.
Человекообразным обезьянам свойственно полувыпрямленное передвижение по земле,
довольно крупный мозг. Так, средний вес мозга шимпанзе — 420 г, у гориллы он
больше. У антропоморфных обезьян и у людей бугорки моляров и разделяющие их
бороздки складываются в типичный для тех и других узор.
Отмечается сходство в строении внутренних органов и в физиологических реакциях.
Сравнительно-анатомическое и эмбриологическое изучение кожных узоров помогает
проследить их возникновение в процессе фило- и онтогенеза. Гребешковые узоры
характерны для ладоней и подошв не только человека и приматов, но и других
млекопитающих (тупайи, еж, белка, опоссум и др.). По данным Уиппл (I. Whipple, 1904),
эпидермальные гребешки являются модифицированными чешуйками. У древних
млекопитающих большая часть тела была покрыта подобными образованиями,
связанными с волоском или группой волосков и с. потовой железой. В процессе
эволюции чешуйки



139
Глава 5. Антропосоциогенез 140
превратились в маленькие эпидермальные островки, которые, слившись, образовали
кожные гребешки.
По мере эволюционных преобразований пальцевые рисунки усложняются. У
человекообразных обезьян и человека они намного сложнее, чем у низших узконосых,
что связано с усовершенствованием тактильной чувствительности в процессе трудовой
деятельности. Пальцевые узоры на левой и правой руках у шимпанзе и человека сходны.
Однако общая узорная интенсивность у антропоморфных обезьян на ладонях больше,
чем на подошвах, а у человека — наоборот. Интенсивность узоров находится в прямой
корреляции с плотностью соприкосновения при опоре.
В 1939—1940 гг. начались эпизодические исследования хромосом низших обезьян и
шимпанзе. Эти и дальнейшие работы показали, что у 13 разных видов макак диплоидное
(парное) число хромосом равно 42 (21 пара), такое же число хромосом было установлено
для шести видов павианов, для гелад и шести видов мангобеев. Поразительный контраст
представляют мартышковые обезьяны, у которых в пределах одного рода число
хромосом варьирует от 54 до 72. У четырех видов гиббонов число хромосом равно 44 (22
пары), у шимпанзе и орангутана — 48 (24 пары), у человека — 46 (23 пары). Большое
сходство человека и человекообразных обезьян отмечается и в организации хромосом в
целом. Человек и шимпанзе по субстрату наследственности ДНК имеют свыше 90
сходных локусов (сходство по групповым сывороточным и эритроцитарным системам
крови отмечено в разделе «Группы крови»). Каждому виду теплокровных животных
свойственна своя последовательность расположения аминокислот в молекуле
гемоглобина. При сравнении белковых молекул человека с молекулами обезьян
рассчитывают эволюционные расстояния. Самое краткое расстояние — между
человеком и шимпанзе. У них полностью совпадает последовательность расположения
аминокислот гемоглобина, у человека и гориллы в этом ряду два различия. Белковые
молекулы человека и других животных имеют гораздо больше различий. Так, между
гемоглобином человека и лошади их 43.
Восстановить основные звенья биологической эволюции, время появления тех или
иных животных и человека, внешний



140
5.1. Доказательства происхождения человека 141
вид его далеких и близких предков на отдельных этапах развития помогают
ископаемые находки. В палеонтологии и сравнительной морфологии разработаны
специальные методы, дающие возможность по фрагментам скелета составить
представление о строении тела животного и даже его образе жизни.
Ископаемые находки показывают, что первые звенья эволюционной цепи человека
восходят к тем геологическим эпохам, когда появились млекопитающие, т.е. к концу
мезозойской эры. От примитивных млекопитающих произошли низшие приматы —
полуобезьяны. Эволюцию полуобезьян можно восстановить по костным остаткам
амфипитека, найденного в третичных отложениях близ Бирмы. При некоторых чертах
сходства с полуобезьянами у него много общего с высшими человекообразными
обезьянами: при увеличенных размерах тела формула зубов идентична формуле
современных полуобезьян. Она состоит из двух резцов, одного клыка, трех
предкоренных и трех коренных зубов (зубная формула 2.1.3.3.). Во время раскопок в
Египте близ Файюма обнаружены самые древние человекоподобные обезьяны:
парапитек, адапиум и олигопитек, жившие 25—45 млн лет назад. Челюстной аппарат их
наряду с особенностями полуобезьян имеет черты, свойственные гоминидам. Род
олигопитека часто рассматривается как пограничный между низшими и высшими
человекообразными. Возле Файюма найдены и более «молодые» остатки гоминоидов (их
возраст — 32-34 млн лет) — проплиопитека и египтопитека. Египтопитек — более
крупная обезьяна по сравнению с проплиопитеком и современными гиббонами. Но по
прогрессивному развитию зубной системы обе ископаемые формы сходны (рис. 10).
В нижнем миоцене (22—24 млн лет назад) на территории Европы и Африки тоже
обитали древнейшие человекообразные обезьяны. Об этом свидетельствуют находки
лимнопитека (Восточная Африка) и плиопитека (Европа). Предполагают, что эти
существа в эволюции предшествовали гиббонам.
Остатки очень развитого человекообразного примата — проконсула найдены в
нижнемиоценовых слоях в районе оз. Виктория в Северо-Восточной Африке. Хотя
проконсул передвигался при помощи четырех конечностей, лишь на время принимая по-
лувыпрямленное положение, в строении его конечностей есть



141
Глава 5. Антропосоциогенез 142
много черт, сходных с человеческими. По строению предплечья,
свидетельствующему о способности к манипулированию, проконсулы очень близки к
дриопитековым обезьянам. Наряду с сивапитеками, обнаруженными на Сиваликских
холмах в Индии, проконсулов относят к разновидности дриопитековых обезьян.




Рис. 10. Узор дриопитека на первом нижнем моляре
142
5.1. Доказательства происхождения человека 143
Дриопитеков многие современные исследователи считают общими предками
гориллы, шимпанзе и человека. Я. Елинек (1982) отмечает, что род дриопитеков, не имея
прямого отношения к линии человека, все же представляет собой этап развития, через
который должны были пройти все живущие антропоиды и сам человек. Различают
несколько разновидностей дриопитеков. По костным остаткам этих обезьян,
представленным фрагментами челюстей и зубов, можно установить их сходство и с со-
временными человекообразными обезьянами, и с человеком. Нижние коренные зубы
дриопитеков, имеющие пять бугорков, отличаются особым узором: борозды между
бугорками проходят так, что складывается узор, напоминающий букву «у» (игрек).
Аналогичное строение моляров у современного человека обозначают как «узор
дриопитека». В миоцене дриопитеки и близкие к ним формы были широко
распространены в Европе, на Кавказе, в Азии, Африке, Индии и Пакистане. Считают, что
от дриопитеков произошли также гигантопитеки — приматы, жившие в среднем
плейстоцене (свыше 200 тыс. лет назад) и по своим размерам превосходящие
современных горилл. Останки этих приматов (множество зубов и фрагменты нижних
челюстей) найдены на территории Китая, а также в Индии. Наряду с гоминоидными
чертами у них прослеживаются черты специализации, поэтому их относят к тупиковой
ветви эволюции.
Ориопитек, о физическом типе которого можно судить по фрагментам черепа,
челюстей и полного скелета, — примат, живший на территории Европы в верхнем
миоцене (примерно 12—15 млн лет назад). По своему облику он напоминал массивного
шимпанзе, но обладал при этом чертами специализации. Большинство ученых считают
ориопитека тупиковой ветвью.
Рамапитеки, останки которых обнаружены на Сиваликских холмах в Индии, в
Восточной Африке, Китае, Греции и Турции, представляли собой высокоразвитых
обезьян, близких к дриопитековым, но с более прогрессивными чертами. Изучение
морфологических особенностей рамапитеков (укороченные зубные дуги, относительно
небольшие клыки, сходство по другим морфологическим признакам) привело некоторых
исследователей к мысли, что на этой ступени эволюционного развития линия предков
человека отделилась от предков современных человекооб-

143
Глава 5. Антропосоциогенез 144
разных обезьян. Данных, свидетельствующих о форме передвижения рамапитеков и
их способности к орудийной деятельности, нет. Но есть мнение, что рамапитеки могли
передвигаться на задних конечностях. Рамапитек был мельче современного человека.
Судя по костным остаткам, его рост составлял около ПО см. Экологическое окружение
его позволяет считать, что он жил в степной или лесостепной зоне, на границе
тропических джунглей примерно 10—14 млн лет назад.
К непосредственным предшественникам древнейших людей относят
австралопитеков, т.е. «южных обезьян», представляющих одну из первых ступеней
становления человека. С австралопитеками связывают появление в конце миоцена
(свыше 5 млн лет назад) гоминид как отдельного семейства.
Впервые этих обезьян обнаружил в ЮАР (близ Йоханнесбурга) в 1924 г. Р. Дарт.
Многие исследователи объяснили большое сходство этого существа с человеком
возрастными особенностями. В 1938 г. на территории Южной Африки близ местечка
Кромдрай Р. Брум нашел останки взрослой особи, названной им парантропом. Сейчас
парантроп расценивается как одна из форм африканских австралопитековых —
австралопитек массивный. На территории Африки (Кения, Эфиопия, Танзания), в
Южной и Юго-Восточной Азии обнаружено свыше 400 особей австралопитековых.
Особенно интересные открытия были сделаны семейством Лики (Луисом, Мэри и
Ричардом) в Олдувайском ущелье на территории Танзании. Они обнаружили в
различных по древности слоях массивные формы южноафриканских австралопитековых
(зинджантропы), а в более древнем слое — грацильное существо, названное Л.Лики
Homo habilis (человек умелый), или презинджантроп.
Скелетные останки австралопитековых свидетельствуют, что их сходство с
человеком выражено в гораздо большей степени, чем у современных человекообразных
обезьян и высокоразвитых ископаемых. Судя по большой ширине тазовых костей, свя-
занных с прикреплением ягодичных и части спинных мышц, удерживающих туловище в
выпрямленном положении, по расположению затылочного отверстия ближе к середине
основания черепа и другим признакам, австралопитековым была присуща двуногая
ходьба. От современных и ископаемых человекообраз-



144
5.1. Доказательства происхождения человека 145
ных обезьян они отличались относительно большой массой мозга. При небольших
размерах тела этих приматов (длина 120—130 см, вес 30—40 кг) объем мозга составлял
от 435 до 600 см3. Их черепа характеризовались меньшим лицевым и большим мозговым
отделами. Зубная система австралопитековых по своему строению ближе к системе
современного человека. Они обладали менее крупными резцами и клыками, чем
современные и ископаемые человекообразные обезьяны, промежутки между вторыми
резцами и клыками на верхней челюсти и между клыками и первыми предкоренными
зубами на нижней у них, как и у человека, отсутствуют. Кисть австралопитека более
примитивна по сравнению с человеческой. Она отличается малыми размерами большого
пальца, отсутствием его противопоставления остальным пальцам, изогнутостью фаланг.
Австралопитеки жили в степной и лесостепной ландшафтных зонах, что способствовало
развитию прямохождения.
Особый интерес представляет орудийная деятельность австралопитеков. На
стоянках Кооби-Фора в Кении, в долине р. Омо (Эфиопия), в Олдувайском ущелье было
обнаружено множество каменных орудий так называемого олдувайского и ашельского
типов. Олдувайская культура признается самой древней, символизирующей начало
орудийной деятельности. Орудия грубые, большого объема, односторонне или
двусторонне обитые. Разнообразие олдувайских галечных орудий, отсутствие среди них
повторяющихся, традиционных свидетельствует, по мнению Е.И. Даниловой, о том, что
обработка камня в тот период не носила систематического характера. Много было
случайных изделий, возможно, для разового пользования. Труд, таким образом,
отличался от человеческого.
На Африканском континенте (в Кении и Эфиопии) в последние десятилетия
найдены и описаны группы гоминид, которых исследователи, в частности Д. Джохансон,
Т. Уайт, Р. Фоули, относят к одному виду афарских австралопитеков (Australopitecus
afarensis). Название «афарский» связано с местностью: местечко Хадар, близ которого
найдена женская особь — «Люси» — знаменитый представитель этого вида,
расположено в Афарской пустыне. Афарский австралопитек — самый ранний из
гоминид. Считают, что он является предком всех более поздних форм.

145
Глава 5. Антропосоциогенез 146
Уже на этой стадии развития, по мнению Р. Фоули, начинается дивергенция
популяций. Афарский австралопитек дал две ветви, одна из которых эволюционировала
в направлении рода Ното, а другая в сторону увеличения массивности.
В целом среди африканских австралопитековых отчетливо выделяются две формы:
грацильная — австралопитек африканский и массивная — австралопитек массивный.
Последний отличается от описанного выше усредненного типа большей длиной тела
(150-155 см) и весом, который достигает 70 кг, а также более массивным черепом и
сильнее развитой нижней челюстью. Грацильные, или прогрессивные, формы
(австралопитек африканский, телантроп, австралопитек умелый) наращивали темпы
эволюции благодаря адаптации к условиям среды посредством изготовления орудий. У
массивных австралопитеков (австралопитек робустус, бойсов) увеличились челюсти,
утяжелилось тело, верхние конечности стали чаще использоваться для опоры на грунте.
Открытие и изучение австралопитековых не только восполнило недостающее в
эволюции человека звено, т.е. его непосредственных предшественников, но и изменило
наши представления о древности зарождения человеческих черт. До этого на основании
изучения архантропов полагали, что свойственные человеку качества зародились 1—1,5
млн лет назад. Нижняя граница обитания австралопитековых определяется сейчас при
помощи радиоуглеродного и калий-аргонового методов в 5,5 млн лет. Таким образом,
палеонтологические данные свидетельствуют о разнообразии ископаемых приматов,
которое служило фоном для естественного отбора — одной из движущих сил эволюции.
Из богатства видовых форм выделяются эволюционные линии — дриопитеки,
рамапитеки, прогрессивные австралопитеки. Палеонтологические данные о развитии
низших обезьян составляют основу прямых доказательств научной теории антропо-
генеза. Обратившись к палеоантропологии и последовательно рассматривая эволюцию
семейства гоминид, можно продолжить этот ряд прямых доказательств вплоть до
современного человека.




146
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 147
5.2. Современные представления
об основных этапах антропогенеза
На основании изучения костных останков в эволюции человека выделяют ступени:
1) формирующихся людей: предлюдей (австралопитековые), древнейших
(архантропы) и древних (палеоантропы) людей;
2) сформировавшихся людей современного вида, или человека разумного (Homo
sapiens).
Существование архантропов (Homo erectus — человек прямоходящий по
современной международной номенклатуре) как промежуточного звена между обезьяной
(питекос) и человеком (антропос) предвидел Э. Геккель и в книге «Естественная
история сотворения мира» дал этим существам название «питекантроп».
Первая находка костных останков питекантропа на острове Ява связана с именем
голландского врача Э. Дюбуа, проводившего раскопки близ местечка Триниль с 1891 по
1893 г. Он продуманно начал поиск «недостающего звена» в тропиках, где обитают
человекообразные обезьяны. В результате ему удалось обнаружить череп, фрагменты
нижней челюсти и бедренные кости существа, обитавшего 600-800 тыс. лет назад и
совмещавшего в себе черты человека и обезьяны, длина тела которого составляла 168—
169 см, объем черепной коробки (900 см3) значительно превышал объем черепа
современных человекообразных обезьян (около 500 см3), но строение черепа было, как у
обезьян: с низким сводом, мощным надглазным валиком и др. Поэтому многие
современники Э. Дюбуа относили питекантропа к обезьянам. Однако вскоре
правильность выводов Э. Дюбуа начала подтверждаться другими находками.
В 1907 г. на территории Германии в песках около д. Мауэр близ Гейдельберга была
обнаружена нижняя челюсть с зубами человека, отнесенная к шелльскому периоду (до
700 тыс. лет назад). Немецкий антрополог О. Шетензак, описавший эту форму
архантропа, дал ему название гейдельбергского человека.
Затем было открытие Д. Блэка и Ф. Вейденрейха в пещере Чжоу-Коу-Тянь недалеко
от Пекина «китайского человека», жив-




147
Глава 5. Антропосоциогенез 148
шего 600—500 тыс. лет назад. В пещере находились и разнообразные орудия труда:
скреблообразные диски, остроконечники и кости животных, которых убивали и поедали
синантропы. Огромные, толщиной до 6 м, скопления золы и угля в пещере сви-
детельствовали о том, что перед тем как научиться добывать огонь, синантропы долго
(возможно, на протяжении многих поколений) поддерживали его, получив от какого-то
источника возгорания в природе.
Есть свидетельства того, что огонь использовали еще австралопитеки. Так, в 1948 г.
Р. Дарт и Ф. Тобайас в пещерах Макапансгата в Южной Африке обнаружили черепа и
кости лицевого отдела скелета существа, относящегося к австралопитековым, в слоях,
содержавших следы кострища. Это отразилось в названии «австралопитек Прометеев»,
т.е. владеющий огнем.
С 1936 по 1941 г. последовали открытия останков архантропа на острове Ява близ
селений Моджокерто и Сангиран, сделанные голландским ученым Р. Кеннигсвалъдом. В
дальнейшем стоянки и костные останки архантропов, названных «человек прямохо-
дящий» за совершенство передвижения на нижних конечностях, были найдены во
многих районах земного шара. Свидетельством обитания человека прямоходящего на
территории Европы являются стоянки в Германии (Мауэр, Билцингслебен), Чехослова-
кии (Странска Скала, Пржезлетице), Венгрии (селение Вертешселлеш), Греции
(Петралона) и др. На территории бывшего СССР открыто свыше 100 стоянок
архантропов — в Средней Азии, на Кавказе, в Приазовье и низовьях Дона, в Молдавии,
Закарпатье и на Алтае. Здесь найден в основном инвентарь архантропов, костные
остатки (нижняя челюсть) обнаружены лишь на стоянке Азых в Азербайджане.
Предполагают, что в Среднюю Азию архантропы пришли из Южной и Восточной Азии,
на Кавказ — из Передней Азии, на Русскую равнину — из Южной и Центральной
Европы.
По строению скелета различные типы, или варианты, архантропов. Так,
ВЫДЕЛЯЮТ

китайские архантропы (синантропы) более низкорослые (длина тела примерно 150 см) по
сравнению с яванскими (длина тела 165—175 см) и имеют более грацильную нижнюю
челюсть, больший (у мужских особей до 1220 см3) объем мозга. Наибольшая величина
мозговой полости зафиксирова-

148
5.2. Современные представления об основный этапах антропогенеза 149
на у питекантропа из Вертешселлеша (Венгрия). Венгерский ученый А. Тома по
фрагментам черепа рассчитал объем мозга этого архантропа (1400 см3). Большие
величины объема мозга характерны для хронологически более поздних архантропов.
Характерны и общие черты в строении мозгового и лицевого отделов черепа
архантропов: высокое надбровье и мощный надглазничный валик, покатый лоб, низкий
свод черепа с уплощением его затылочного отдела. По средней линии лобной кости
имеется валикообразное возвышение, отмечены также сильный прогнатизм, отсутствие
подбородочного выступа нижней челюсти и другие архаичные признаки. Эндокраны
(внутренние полости черепов) свидетельствуют о разрастании корковых полей,
регулирующих направленные движения рук, развитие зон, которые обеспечивают анализ
сигналов, поступающих от зрительных, слуховых и тактильных рецепторов. Способность
к членораздельной речи зависит от таких структурных особенностей, как загиб корня
языка в гортанную полость, усиление голосовых связок, разрастание внутренних краев
черпаловидных хрящей гортани. Их появление привело к более четкой дифференциации
издаваемых звуков благодаря разделению выдыхаемого воздуха на верхнюю (носовую) и
нижнюю (ротовую) струю. Увеличение подвижности языка способствовало четкости
произношения качественно разнообразных звуков (губные, нёбные, зубные). Но
массивные нижние челюсти архантропов препятствовали быстрой смене артикуляции и
плавности речи, которая совершенствовалась не только по пути развития мозга и
абстрактного мышления, но и постепенного морфологического преобразования лицевого
скелета.
Зарождение абстрактного мышления сопровождалось развитием общественных
отношений. У архантропов фиксируются не только устойчивые типы орудий, но и
локальные особенности каменной индустрии. Преимущественное применение чопперов
(галечные орудия со стесанными краями или верхушками), отщепов с зубчатыми краями
на одних стоянках и рубил, колунов — на других связывают с природными условиями и
характером сырья, используемого для изготовления орудий. Изучение экологического
окружения показало, что расселение архантропов происходило на фоне резких
изменений климата — наступ-



149
Глава 5. Антропосоциогенез 150
лений и отступлений ледника. В трудных климатических условиях применение
разнообразных орудий труда, использование огня и усовершенствование жилища
позволяло им долгое время жить на одном и том же месте или возвращаться к месту
обитания после длительных переходов. По данным палеодемографических
исследований, первобытные коллективы были невелики. У синантропов они состояли из
3—6 особей мужского пола, 6-10 женского и 15-20 детей. В борьбе за выживание
главным было тесное сплочение первобытной общины, в чем немаловажную роль играло
наличие у архантропов зачатков членораздельной речи.
Следующий этап эволюции связан с древними людьми — палеоантропами, или
неандертальцами. Первая находка черепа палеоантропа датирована 1848 г.
(Гибралтарская крепость). На съезде Естественно-научного общества в г. Касселт
высказывались противоречивые мнения по поводу древних костных находок. Многие
ученые, в том числе известный немецкий анатом Р. Вирхов, связывали примитивное
строение найденных черепов с врожденным уродством. Со временем аналогичные по
строению черепа были обнаружены в разных местах земного шара, за исключением
Америки и Австралии.
Много неандертальских стоянок, а в некоторых случаях и ископаемых останков
людей этой ступени эволюции обнаружено на территории бывшего СССР — в
Узбекистане, Казахстане, Азербайджане, Крыму, на побережье Азовского моря, в
долинах Кубани и Днестра, в России, Беларуси и Украине.
Неандертальцы жили от 300 до 35 тыс. лет назад (мустьерский период по
археологической классификации). Московским антропологом М.М. Герасимовым
сделана пластическая реконструкция внешнего облика неандертальцев, обнаруженных
на территории бывшего СССР и Франции: мальчика из грота Тешик-Таш в Узбекистане,
женщины со стоянки Ля-Кина, юноши из Ля-Мустье, мужчины из Ля-Ферраси и Ля-
Шапелль-о-Сен. Все неандертальцы (кроме самых поздних) обладали сочетанием более
прогрессивных, по сравнению с архантропами, и примитивных, по сравнению с
современным человеком, черт. Рост мужчин составлял в среднем 155—165 см, объем
мозга увеличился до 1400 см3. Значительное развитие среднего и переднего от-



150
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 151
делов височной доли мозга, уменьшение массивности нижней челюсти
свидетельствуют о более совершенной речи.
По времени существования и морфологическим особенностям выделяют две группы
неандертальцев.
Ранние неандертальцы жили примерно 150 тыс. лет назад. Для них характерны
вертикальный профиль лица, менее выраженный надбровный рельеф, более
прогрессивное строение зубов. Объем мозга варьировал от 1200 см3 (Саккопасторе) до
1400 см3 (Эрингсдорф).
Возраст более поздних неандертальцев (находки в Шапелль, Мустье, Феррасси и
др.) достигает 80-85 тыс. лет. Характерные особенности этих гоминид: сильное развитие
надбровья, сжатый сверху вниз затылочный отдел, широкое носовое отверстие, наличие
затылочного валика и другие черты специализации. Сильно специализация затронула
верхнюю конечность, на что указывает отсутствие седловидности первого запястно-
пястного сустава, свидетельствующее об ограничении подвижности, манипуляционной
способности и усилении силового захвата.
В культуре неандертальцев появляется большое количество новых элементов по
сравнению с предыдущими стадиями. Мустьерские орудия — каменные пластины,
скребла, небольшие рубила — отличаются более тщательной обработкой, встречаются
изделия из кости. Обнаруженные следы кострищ на многих стоянках архантропов и
почти на всех — у неандертальцев, а в ряде случаев и преемственность в использовании
огня между архантропами и неандертальцами позволяют предположить, что некоторые
группы древнейших людей научились добывать огонь. В последующем добывание и
использование его в быту стало одним из элементов культуры неандертальца. Присущие
ему усовершенствованные орудия охоты и обработки кожи, способность сооружать
сложные жилища имеют давние традиции. Сравнительное исследование культуры
архантропов и палеоантропов показывает, что эти две формы гоминид на определенном
отрезке времени могли сосуществовать и даже смешиваться.
У палеоантропов формируется абстрактное мышление, зарождается общественное
сознание. Это подтверждают захоронения умерших, выполненные по определенному
обряду. Об уровне

151
Глава 5. Антропосоциогенез 152
развития мышления и зарождении искусства у неандертальцев свидетельствует ряд
находок.
На территории Ирака в пещере Шанидар обнаружены следы кострищ, кремневые
мустьерские орудия и скелеты неандертальцев, древность которых составляла 50—60
тыс. лет. Один из мужских скелетов носил на себе следы тяжелых прижизненных
повреждений — травмы черепа и ампутации нижней части правой руки. Необычайная
стертость зубов указывает на то, что этот неандерталец пользовался ими при работе,
компенсируя утраченную правую руку. С такими повреждениями он мог оставаться в
живых лишь при оказании ему помощи другими членами сообщества.
Палеоботанические исследования почвы, взятой из пещеры, позволили утверждать, что
при захоронении неандерталец был уложен на подстилку из веток и покрыт цветами.
О зарождении искусства свидетельствует открытие и использование естественных
красителей. Не совсем четкие орнаментальные композиции наносились в виде пятен
красок на стены пещер у более древних неандертальцев, появились наскальные
изображения животных, отдельных кистей и антропоморфных рисунков в эпоху мустье,
т.е. у позднего неандертальца.
Человек современного вида — неоантроп, человек разумный, или кроманьонец (по
названию первой находки в фоте Кро-Маньон, департамент Дордонь во Франции, где
была открыта многослойная стоянка), появился на Земле от 100 000 до 10 000 тыс. лет
назад. Это подтверждают многочисленные археологические открытия в странах Европы
и за ее пределами. На территории бывшего СССР стоянки верхнепалеолитического
человека, жившего около 30 тыс. лет назад, обнаружены в Беларуси, Украине, России, на
Кавказе, Памире, в ряде районов Средней Азии, в бассейнах рек Камы, Индигирки,
Печоры, Десны, на Камчатке. По сравнению с неандертальцами человек современного
вида выделяется прогрессивными морфологическими особенностями, например более
сильным развитием височной и лобной долей мозга, что свидетельствует о
совершенствовании мыслительной деятельности. Произошли и структурные изменения
черепа: отсутствует массивный надглазничный валик, подбородок выступающий,
высокий лоб свидетельствует об увеличении лобных долей мозга, связанных с
мышлением. От ныне живущих

152
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 153
людей кроманьонцев отличает общая массивность скелета. Эти особенности
прослеживаются почти во всех палеоантропологических материалах, относящихся к
стадии возникновения неоантропа.




Рис. 11. Скелеты из пещеры Гримальди (Испания)
153
Глава 5. Антропосоциогенез 154
Почти все неоантропы, судя по морфологическому облику, изначально
представляли собой разные расовые варианты. Так, черепа немолодой женщины и
юноши, обнаруженные в гроте Гримальди близ Ментоны (Италия), резко отличались от
типичных кроманьонцев, найденных в том же гроте, мозаичным сочетанием расовых
черт, совмещающих в себе европеоидные и негроидные черты (выступающие челюсти —
прогнатизм и широкий, слабо выступающий нос) (рис. 11). Такие же черты наблюдаются
и у отдельных кроманьонцев, найденных на территории бывшего СССР. На стоянке близ
д. Костенки Воронежской обл. в погребениях обнаружены скелеты детей и взрослых. У
самой древней находки (около 30 тыс. лет назад) — скелет мужчины 20-25 лет из
захоронения Маркина Гора — при отчетливых европеоидных чертах (сильное
выступание носа) отмечены и черты, характерные для негроидов: прогнатизм и широкий
нос.
Значительный интерес с точки зрения локальных особенностей типа и культуры
представляет стоянка Сунгирь (Владимирская обл.), открытая в 1956 г. археологом О.Н.
Бадером. Древность стоянки — около 25 тыс. лет. Люди из Сунгиря жили в суровых
климатических условиях приледниковья. Судя по инвентарю, их основным занятием
была охота. В захоронениях сохранились скелеты мужчины 60 лет и двоих детей —
мальчика 12—14 лет и девочки 9—11 лет. По морфологическим особенностям это люди
современного вида, сходные с кроманьонцами Западной Европы. Несколько уплощенные
лицевой скелет и носовые кости отражают небольшой налет монголоидности или
сохранение архаичных неандерталоидных черт. По данным Г.Ф. Дебеца, рост сунгирца
составлял 180 см. При выраженной массивности скелета он обладал широкими плечами.
Различия в культуре неоантропов позволяют выделить локальные варианты в
каждом регионе. Они отражают способ обработки орудия (камень расщеплялся ударом
или отжимом) и доминирование тех или иных орудий, что в свою очередь связано с
типом хозяйства. Так, у племен охотников преобладают остроконечники, сверла, резцы,
наконечники копий и другие орудия из камня и кости. Племена, основным занятием
которых была рыбная ловля, пользовались преимущественно гарпунами, другие виды
орудий носили вспомогательный характер. Уже в пе-



154
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 155
риод палеолита неоантроп изготовлял из камня и кости весьма совершенные орудия
труда, умел рисовать, о чем свидетельствует наскальная живопись, обнаруженная в
пещерах Пиренеев, Африки, Сибири.
Сравнивая морфологические особенности предшественников человека и
представителей семейства гоминид, можно выделить основную особенность эволюции
— усиление характерного для человека комплекса признаков, так называемой
гоминидной триады: прямохождения, манипуляторных особенностей строения рук,
нарастания массы мозга и качественного его преобразования.
Приспособление к прямохождению сопровождалось структурными изменениями
стопы, верхней конечности, позвоночного столба, тазового пояса, грудной клетки и
пропорций тела в целом.
Переход к прямохождению, освободивший верхнюю конечность, расширил
возможности манипуляторной деятельности, приведшей в итоге к изготовлению орудий.
Это сопровождалось анатомической перестройкой верхней конечности, особенно кисти,
в направлении к обеспечению большей подвижности и прочности суставного аппарата
— способности к захвату.
Сильное развитие головного мозга, особенно его относительной массы, —
специфически человеческая черта. По сравнению с обезьянами у человека наблюдается
усложнение и дифференциация цитоархитектонических полей главным образом перед-
ней части лобной и теменной долей.
Значительная часть коры головного мозга связана с речью. Речевые центры
находятся в лобной и верхнезаднем участке теменной доли.
Современная наука считает, что труд развивался постепенно из манипуляционной
деятельности предшественников человека, под которой биологи понимают применение
внешних, не связанных с организмом животного вспомогательных средств, направ-
ляемых на какой-либо объект действия. Она присуща многим видам животных.
Советский зоопсихолог К.Э. Фабри образно описал «трудовые процессы» различных
животных — от маленького вьюрка, строящего гнездо, до слона, который почесывает




155
Глава 5. Антропосоциогенез 156
себе спину палкой, зажатой хоботом, или прицельно бросает камень.
При использовании предметов как орудий большой изобретательностью и
гибкостью по сравнению с другими видами животных отличаются обезьяны.
Манипуляция орудиями у обезьян часто носит хаотический, нецеленаправленный
характер. В то же время они способны к длительному сосредоточенному применению
предметов в качестве орудий. Строение кисти ограничивает их способность к тонкому
манипулированию предметами. Обезьяны лишь используют их, не делая попытки
усовершенствовать. Даже самые «умные» из высокоразвитых обезьян не способны
создать что-то новое.
Предковые формы, общие для обезьян и человека, отличались
неспециализированной, способной к развитию структурой кисти. Их верхняя конечность
могла совершенствоваться в результате применения орудий. Первоначально, используя
природные предметы (палки и камни) для добывания пищи, предки гоминид научились
отбирать из них самые удобные по форме и более результативные в применении. Затем
возникло умение довести до нужной формы естественные предметы, что знаменовало
собой и стимулировало появление качественно новой особенности — абстрактного
мышления. Ведь для создания любого орудия необходимо сначала сконструировать в
мозгу его образ. Все теснее становилась связь между развитием мозга и руки.
Совершенствование манипулирования способствовало развитию определенных зон
мозга, координирующих движения руки, а дальнейшее развитие мозга гарантировало
более высокое качество труда, повышало его результативность.
Сотрудники экспериментально-трасологической лаборатории Ленинградского
института археологии разработали методы моделирования трудовой деятельности
древнего человека. Эти методы дают возможность проследить, как развивались навыки и
совершенствовалась технология изготовления орудий.
От интеллектуальных способностей существа, проектировавшего орудия, от
структурных особенностей его рук зависело, по мнению С.А. Семенова, обобщившего
данные трасологических опытов, количество труда (акты и операции), затраченного на
этот процесс. Изготовление орудий труда, в свою очередь, требо-



156
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 157
вало морфофункциональных приспособлений кистей рук (гибкость пальцев,
способность захватывать ими предмет и длительно фиксировать его) и стимулировало их
развитие. Олдувайские орудия австралопитековых обработаны небольшим количеством
ударов — от 3 до 18. По мере совершенствования орудий их изготовление становилось
все более трудоемким. Архантропы делали нижнеашельские рубила при помощи
каменного молота и наковальни сколами в количестве от 8 до 30. Неандертальцы
изготавливали мустьерские нуклеусы в результате многоступенчатой обработки,
производя от 3 до 5 операций, в каждой из которых осуществлялось до 100 и более актов.
В развитии орудийной деятельности В.В. Бунак (1980) выделяет этап перехода от
случайного к постоянному использованию орудий без особого выбора. Этот этап
сменился выбором наиболее подходящего предмета и простой его подготовкой (раскол
кости, удаление сучков ветки и т.д.). Происходило приспособление орудия к охоте на
различных животных. Далее следовал этап изготовления нескольких типов орудий.
Переход от случайного к постоянному использованию внешних предметов сочетался с
освоением прямохождения на стадии австралопитека и длился более 2 млн лет.
В.В. Бунак подвергает сомнению взгляды М.Ф. Нестурха, П.И. Борисковского, Я.Я.
Рогинского, считавших, что охота на крупных животных (мамонт, пещерный медведь)
была основной формой хозяйства на начальном этапе развития общества. По его
мнению, ашельское рубило малопригодно для охоты на крупных животных. На первых
порах при освоении охоты гоми-ниды лишь отделяли детенышей крупных животных от
стада, захватывали и убивали их; следя за охотой хищников (львы, пантеры и др.),
подбирали остатки мяса, раскалывали кости и доставали мозг. Наблюдения за
хищниками и несистематическое употребление мясной пищи были этапами подготовки к
настоящей охоте, которая способствовала кооперации, объединению в коллективном
труде, укреплению связей внутри группы и между группами.
Зачатки общественной организации присущи почти всем видам животных.
Иерархическое устройство, взаимопомощь, сигнализация об опасности характерны для
пчел, муравьев, птиц,




157
Глава 5. Антропосоциогенез 158
грызунов и других животных. Но общественное поведение животных, в отличие от
человека, запрограммировано генетически и регулируется при помощи особых сигналов.
Так, химическое вещество, выделяемое пчелой при укусе, вызывает нападение других
пчел, цвет и запахи служат путевыми указателями при возвращении пчел в улей.
Большую роль в общественном поведении животных играет и звуковая сигнализация.
Исследование при помощи биоакустических приборов помогло обнаружить «язык» у
рыб и других водных животных, считавшихся «немыми».
Как утверждает А.И. Константинов (1985), человек — не единственный
представитель млекопитающих, способный воспринимать речевые категории. О наличии
у животных элементарной рассудочной деятельности говорят работы многих
специалистов в области поведения животных. Доказано, что человеческую речь
(некоторые слова) могут понимать кошки, еноты, обезьяны. Некоторые виды животных
общаются между собой не просто звуками, а набором отдельных сигналов. Эта
категориальность восприятия дает возможность приступить к поиску и составлению
алфавита звукового языка животных. Предполагают, что в процессе эволюции
животного мира на каждой новой ступени развития к уже отработанному и привычному
набору звуков добавлялись новые. Сопоставляя корни слов из словарей на разных
языках, В.А. Головин (1978) пришел к выводу, что во всех языках сохраняются корни
древнейших слов, уходящих в прошлое на миллионы лет, и, возможно, даже
употребляются те звукосочетания, которые были характерны для обезьяньих предков
человека.
До появления приматов иерархическая лестница животных отличается отсутствием
индивидуальной обучаемости и передачи опыта. У приматов общественные отношения
регулируются благодаря высокому развитию нервной системы, позволяющей
накапливать опыт и обмениваться информацией. Индивидуальное развитие обезьян
проходит длительный период, что обусловливает продолжительную связь между самкой
и детенышем. У разных приматов период детства, или постнатального развития, длится
от 2,5 до 10,5 года.
Выделяют отдельные типы групповой структуры приматов: материнская семья,
состоящая из матери и детеныша; семья

158
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 159
с двумя родителями; стадо, состоящее из многих материнских семей и одного
доминирующего самца; стадо со многими самцами и т.п. Стадный образ жизни позволял
приматам успешно защищаться от хищников, создавал среду, в которой происходила
передача опыта друг другу и обучение детенышей. Информацию приматы передавали
при помощи мимики и различных звуков.
Человекообразные обезьяны выделяются среди приматов развитой высшей нервной
деятельностью. Эта особенность издавна привлекала внимание исследователей, которые
пытались обучить шимпанзе, гориллу, других обезьян трудовым навыкам, решению
задач и разговорной речи. Замечено, что при обучении разговору человекообразные
обезьяны с трудом могут произнести одно-два слова. На основании этого был сделан
вывод, что причина неуспеха кроется в примитивном устройстве органов речи обезьян.
Тогда для общения было предложено использовать язык жестов.
Американские психологи Гарднеры успешно использовали для обучения обезьян
беззвуковую речь — язык глухонемых (амсленг). С 1966 г. они воспитывали в домашних
условиях молодую самку шимпанзе по кличке Уошо. Через 5 лет обезьяна знала и умела
применять в различных ситуациях до 160 понятий. Аналогичные эксперименты
проводились с шимпанзе также американским психологом X. Террасом. Ученице
Гарднеров Ф. Петтерсон более чем за 5-летний срок удалось обучить самку гориллы не
только амсленгу, но и устной речи. К 7 годам горилла по кличке Коко знала и
использовала свыше 600 знаков-жестов, при этом сама разрабатывала новые их
сочетания, понимала сотни слов устной речи и 46 слов способна была произносить сама.
Академик Л.А. Орбели высказал мысль о том, что вторая сигнальная система человека,
связанная со способностью к абстрактному мышлению и речью как ее инструментом, не
могла возникнуть внезапно, а были какие-то промежуточные этапы развития. Таким
промежуточным этапом, по мнению ленинградского физиолога Л.А. Фирсова,
изучавшего поведение антропоидов, была стадия «довербальных понятий» у высших
обезьян, проявляющаяся в их способности решать довольно сложные задачи по
распознаванию предметов и общению. Так, обезьяны криком оповещают друг друга о
грозящей опасности, о наличии



159
Глава 5. Антропосоциогенез 160
плодов на деревьях и т.п. Одними из древнейших средств обмена информацией
считают жест и голосовые интонации. Обилие жестикуляции, сопровождаемой
различной тональностью голоса у приматов, может служить подтверждением этого
предположения.
Современные ученые считают, что стадия австралопитека с точки зрения развития
языка являлась переходной от эмоционально-образной передачи информации
голосовыми звуками к абстрактному слову-символу. На стадии древнейших людей
слово-символ играло уже значительную роль в общении. Естественно, что речь на этой
стадии существенно отличалась от современной. Реконструкция голосового аппарата
неандертальца показала, что гортань у него была расположена очень высоко, а глотка
малоразвита, как у маленького ребенка или шимпанзе. Измерение резонансных полостей
речевого аппарата по реконструкции дало возможность американскому ученому Ф.
Либерману, заложив эти данные в ЭВМ, получить голосовую характеристику. Оказалось,
что древние люди плохо артикулировали звуки «а», «и», «у» и темп их речи был очень
медленный. Если современный человек способен произносить до 30 фонетических
элементов в секунду, то древний человек — в 10 раз меньше, т.е. он говорил нараспев.
Таким образом, способность обезьян к орудийной деятельности, жизнь в
сообществах и передача информации сородичам послужили предпосылкой к развитию
общественных отношений, абстрактного мышления и речи у формирующихся людей.
Групповой образ жизни позволил высокоразвитым приматам — прямым предкам
человека — перейти к накоплению опыта, качественно изменив орудийную
деятельность.
Наиболее надежный ключ к раскрытию тайны первобытного мышления содержит
языкознание, ибо, как подчеркивает А. Ф. Лосев (1982), язык является выражением
человеческого сознания и мышления. Язык — сложная, постоянно развивающаяся си-
стема. Определенным формам языка соответствуют особые типы мышления. Самым
древним синтаксическим строем языка был включающий (инкорпорированный), когда не
выделялись ни раздельные части речи, ни раздельные члены предложения. Элементы
такого строя находят в палеоазиатских языках, например в юкагирском (одульском). На
этом языке фраза «человек увидел

160
5.2. Современные представления об основных этапах антропогенеза 161
оленя» обозначалась одним словом «оленьвидениечеловека». Такой грамматический
строй отражал инкорпорированное мышление, не способное выделить главные
предметы, признаки этих предметов, фиксирующие изменения вещей и явлений лишь че-
рез ощущения и восприятия, а не при помощи мысленного сравнения. «Отсутствие
частей речи в языке, — отмечает А.Ф. Лосев, — соответствует отсутствию категорий в
мышлении». При таком мышлении предметы и явления природы не отделялись от
самого человека, не проводилось различие между живой и неживой природой. Логика
инкорпорированного мышления послужила основой для мифологии. Отсюда тотемизм и
фетишизм — две формы самого раннего первобытного верования. В общинно-родовую
эпоху для всякого мышления ближе всего было понятие о взаимоотношении ближайших
родственников по крови, и вся окружающая природа рассматривалась сквозь призму
этих взаимоотношений. Следовательно, мифологичность первобытного сознания не была
случайной, она вытекала из постепенного овладения природой и развития мыслительных
процессов у первобытного человека.
Наблюдения над племенами, сохранившими родовой строй (австралийские
аборигены, племена Индии и Филиппин), позволяют проследить развитие таких форм
общественного сознания, как искусство, идеологические представления, наука,
возникновение которых безусловно связано с трудовой деятельностью человека.
Советский исследователь А.Д. Столяр (1985) на основании анализа рисунков
палеолитического искусства и других археологических материалов высказал гипотезу,
согласно которой одной из наиболее элементарных форм творчества была примитивная
скульптура животных, сделанная из глины. Первобытный человек придавал ей
магическое значение: она должна была обеспечить успех на охоте. Скульптуру одевали в
шкуру убитого зверя и прилаживали к ней голову того же животного, исполняли вокруг
нее ритуал, имитирующий этапы охоты. Позже в результате уплощения скульптуры
возникла барельефная лепка, знаменующая новый шаг в развитии абстрактного мыш-
ления. Со временем она трансформировалась в рисунок. Таким образом, тезис Ф.
Энгельса о влиянии труда на биологическую изменчивость человека и становление его
как общественного существа подтверждается объективными данными.



161
Глава 5. Антропосоциогенез 162
5.3. Экологические аспекты эволюции человека
Образно о связи человека с природой сказал немецкий философ В, Холличер: «Тело
человека построено из атомов, число которых достигает порядка 1027. Некоторые из этих
атомов, возможно, возникли еще в глубине звезд (и очень вероятно, вновь будут сиять в
звездах). В сосудах человека циркулируют жидкости, подобные водам первичного
океана, давшего начало жизни. И ткани, и органы человека, и функции его мозга в своем
развитии до и после рождения индивида повторяют путь его освобождения из животного
царства, совершают «восхождение» до человека и затем продолжают свое
совершенствование. Биологические особенности человека, передаваемые от поколения к
поколению, записаны в его генетической программе, представленной молекулой ДНК.
Вместе с тем социальные закономерности — материальная культура, духовные ценности
— создаются деятельностью людей».
Наукой разработаны методы для изучения изменений, происходивших в
историческом прошлом Земли, в том числе геологические особенности, климат,
растительный и животный мир. Методы включают послойное исследование ископаемых,
изучение пыльцы растений, позволяющие судить о том, к какому типу климата эти
растения приспособлены.
Методы углеродного и других видов датирования позволяют оценить возраст
ископаемых остатков растений.
Палеомагнитные исследования позволяют сделать вывод об изменении полюсов
Земли и т.д. Изучение геологического прошлого Земли показывает, что она много раз
меняла свой лик. Перемещались и блуждали ее полюса, процессы горообразования
приводили к тектоническим смещениям земной коры, континенты «дрейфовали»,
перемещаясь по мантии, а сама планета то нагревалась, то охлаждалась. Охлаждение
сопровождалось обширными оледенениями. Во время оледенений уровни океанов
падали, поскольку вода концентрировалась на суше в виде снега и льда.
Впервые гипотеза о дрейфе континентов была обоснована в 1912 г. А. Вегенером.
Эта гипотеза, вначале отрицаемая учены-




162
5.3. Экологические аспекты эволюции человека 163
ми, нашла затем подтверждение в различных научных фактах. К геологическим
фактам, подтверждающим дрейф континентов, относятся рифты — гигантские разломы
земной коры. Рифты известны не только на суше, но и в океанских глубинах. Изучение
растительности и животного мира подтверждает существование связей между
материками. Например, родственные пресноводные организмы, для которых соленый
Атлантический океан является неодолимой преградой, в настоящее время рас-
пространены на территории Африки и Южной Америки, что доказывает единство этих
материков в древности. Находки окаменелостей тропических рептилий в Антарктиде —
убедительное свидетельство дрейфа континентов и изменения климата.
Согласно современным научным представлениям, в палеозое (200 млн лет назад) на
юге нашей планеты располагался большой участок суши — Пангея. Уже в конце
палеозоя этот участок разделился на две части — северную Лавразию и южную
Гондвану. В результате дрейфа в течение мезозоя (180 млн лет назад) к концу этой эпохи
Лавразия разделилась на Северную Америку и Евразию, а Гондвана распалась на
Южную Америку, Африку, Антарктиду, Австралию и Индостан, который тогда был
огромным островом, дрейфующим в сторону Азии.
Дрейф материков обусловил и своеобразие животного мира на всех континентах.
Динозавры, жившие в палеозое, распространились по всему первичному континенту,
поэтому их останки находят во всех регионах мира. Когда началось деление
континентов, сменившие рептилий млекопитающие не смогли передвигаться так же
свободно, поэтому на каждом континенте появились свои доминирующие формы.
Австралия стала обителью примитивных сумчатых, в Южной Америке, некоторое время
соединявшейся с Австралией, также сохранилось несколько разновидностей сумчатых.
Здесь возник своеобразный отряд плацентарных, к которому относятся муравьеды,
броненосцы, ленивцы.
В Африке появились древние слоны, в Америке — древние лошади. Когда через
продолжительное время материки опять состыковались в результате дрейфа,
зоологические отрады и семейства распространились и образовали новые формы.
Экологические факторы гоминизации обстоятельно проанализированы Р. Фоули
(1990). Он показал, что возникновение

163
Глава 5. Антропосоциогенез 164
вида с признаками, расцениваемыми как сугубо человеческие, не было
предопределено заранее, а обусловлено адаптацией к меняющимся условиям среды.
Гоминиды и люди, подвергаясь действию эволюционных факторов, благодаря
приобретенным адаптивным особенностям смогли выжить. Р. Фоули выделяет внешние
и внутренние движущие силы человеческой эволюции. К внутренним силам он относит
филогенетическое наследие (размеры тела и признаки млекопитающих и приматов),
которое в значительной мере определило ход последующей эволюции гоминид. Оно
явилось тем субстратом, на который должен был воздействовать естественный отбор.
Внешняя сила эволюции — меняющаяся окружающая среда. Многие качества гоминид,
отличающие их от других приматов, находят адаптационные объяснения, например, дву-
ногое передвижение, которое повлекло за собой анатомическое изменение стопы с
выравниванием большого пальца для совершенствования опоры. Изменились
соотношения верхних и нижних конечностей: у большинства высших и низших обезьян
верхние конечности длиннее нижних или имеют такую же длину. Изменилось строение
таза, который у гоминид, включая человека, должен выдерживать большую нагрузку.
Таз, превратившись в опору для позвоночника, укоротился и приобрел шарообразную
форму. Позвоночник стал более массивным, особенно в нижней части, в нем появился S-
образный изгиб для оптимального распределения нагрузки. Большое затылочное
отверстие черепа переместилось вниз. По данным изучения ископаемых находок,
бипедия впервые появилась у афарского австралопитека примерно 5 млн лет назад.
Изучение бедренной кости «Люси» показало, что локомоция совершенствовалась
постепенно. Этот австралопитек, возможно, прибегал к двуногому хождению чаще, чем к
какому-либо другому способу передвижения, хотя походка его отличалась от походки
современного человека, о чем свидетельствуют длина бедренной кости, относительно
размеров тела аналогичная шимпанзе, и изогнутые фаланги пальцев рук — признак,
характерный для древесных приматов.
Эволюция человека сопровождалась увеличением не только мозга, но и размеров
тела. Если самые первые гоминиды были невысокими и весили зачастую менее 30 кг, то
позднее некоторые из них имели крупные размеры и массивное телосложение.



164
5.3. Экологические аспекты эволюции человека 165
У животных, особенно у млекопитающих, эволюционные изменения
сопровождались увеличением размеров тела (эволюционный закон Копа). Это можно
наглядно проиллюстрировать на примере эволюции лошади, чьи предки в эоцене были
величиной с небольшую собаку. Крупные размеры тела дают животным преимущества в
плане выживания в условиях межвидовой конкуренции. С увеличением массы тела
связывают и такие особенности, как развитие интеллекта, совершенство терморегуляции
и метаболизма, увеличение продолжительности жизни.
С появлением Ното erectus размеры тела гоминид начали увеличиваться быстрее.
Считают, что увеличение размеров тела у гоминид имело значительные
экологические и эволюционные последствия. Оно сопровождалось возрастанием
абсолютных, но снижением относительных потребностей в пище, т.е. с укрупнением
гоминид их зависимость от источников пищи менялась, что способствовало расширению
территории, по которой гоминиды перемещались в поисках пищи на протяжении года.
Увеличение размеров тела сопровождалось возрастанием мобильности, что сильно
влияло на адаптационные способности и сопровождалось увеличением
продолжительности жизни.
Первые представители семейства гоминид были органической частью природы и
полностью зависели от нее. Биологические закономерности играли основную роль в их
адаптации к меняющимся условиям среды. Климатические изменения сказывались на
облике гоминид, усиливали процессы морфологической изменчивости, способствовали
расообразованию. Природные преграды (непроходимые леса, бурные реки) на первых
этапах развития человека регулировали обмен генами между древними популяциями и
усиливали их дивергенцию в условиях изоляции.
Появление человека разумного в огромной степени обусловлено климатическими
факторами. Смена оледенений и более теплых межледниковых периодов отражалась на
животном и растительном мире. Ледники служили географическими барьерами для
первобытных общин, а их исчезновение давало возможность контактировать ранее
изолированным группам, что в свою очередь приводило к метисации и, следовательно, к
гетерозису, благоприятно сказывалось на дальнейшем развитии.



165
Глава 5. Антропосоциогенез 166
К завершению антропогенеза человек, сохраняя свою биологическую основу,
превратился в существо социальное. В его существование и деятельность включаются
социальные факторы, постепенно начинающие играть ведущую роль в развитии
общества. Взаимодействие человека и природы менялось в зависимости от
производственной деятельности и общественных отношений. Производство начинается с
изготовления каменных и костяных орудий труда и проходит определенные этапы.
Каждый этап расширял знания человека, вносил нюансы в его взаимоотношения с
природой. В историческом аспекте выделяют три периода взаимодействия природы и
общества, различающихся содержанием трудовых процессов, а также интенсивностью
влияния средовых факторов на биологию человека и обратных антропогенных
воздействий. Первый период, наиболее длительный, характеризовался слабым по
интенсивности воздействием человека на природу, охватывал многие тысячелетия — от
появления первых орудий труда и человека на Земле до классовых общественных
формаций с высоким уровнем развития производства. Второй период совпал с
интенсификацией производства, начиная с появления классовых формаций до эпохи
империализма.
Третий период — научно-техническая революция (НТР).
В первый период очень важная для сохранения человека как вида и его дальнейшей
эволюции способность к коллективному труду и возникшая на этой основе социальная
организация общества. Первобытные коллективы, способные к согласованным
действиям, быстрому и более эффективному усовершенствованию орудий труда, имели
больше шансов выжить в самых экстремальных условиях. Древний человек, непрерывно
совершенствуя орудия труда, предметы быта и культуры, пришел к оседлости.
Первобытное общество переходило от присвоения естественных богатств природы к их
воспроизводству путем развития земледелия и животноводства.
В зависимости от природных условий складывались типы культурно-хозяйственной
деятельности и темпы их развития. Уже в позднем палеолите сформировались основные
хозяйственно-культурные регионы:
¦ европейский приледниковый — охотников и рыболовов;
¦ сибирско-китайский — скотоводческий;

166
5.5. Экологические аспекты эволюции человека 167
¦ африкано-средиземноморский — с ранним развитием орошаемого земледелия и
скотоводства;
¦ юго-восточноазиатский — с долговременным сохранением собирательства и
охоты.
Взаимодействие между хозяйственным коллективом и освоенной им территорией на
разных этапах человеческой истории носит название антропогеоценоза. Сходные
условия среды порождают аналогичные виды производственной деятельности. Наиболее
важная функциональная связь в антропогеоценозе осуществлялась через труд и пищевые
цепи. Своеобразие пищевых цепей определяется не только составом и количеством
пищи, но и физико-географическими особенностями среды с локальной
недостаточностью или переизбытком жизненно важных элементов. Выделяют два типа
антропогеоценозов — потребительский и преобразующий. К первому типу относятся
хозяйственные коллективы собирателей, охотников, рыболовов, второй связан с
земледелием. Для ранних стадий общественного развития большое значение имело
богатство занимаемой территории пищевыми ресурсами. От этого зависел рост
населения, его плотность. Поэтому в эпоху палеолита и в бронзовом веке археологи
отмечают неравномерность общественного развития.
Прогресс в хозяйственном развитии одних регионов и отсталость других связаны с
географическими факторами, получающими на определенной исторической стадии
наибольшее значение. Например, климат Австралии был своеобразным препятствием
для развития земледелия: в засушливых местностях аборигены вели кочевой образ
жизни, в увлажненных районах растительной и животной пищи было достаточно. В
древней Австралии не было копытных животных и не существовало скотоводства как
промежуточной стадии между охотой и плужным земледелием.
В науке преобладало мнение, что на первом этапе взаимодействие человека и
природы было гармоничным, а негативные влияния на среду стали проявляться, когда
техника достигла высоких ступеней развития и начала быстро расти численность на-
селения. Однако история человечества свидетельствует о другом.
Стихийная деятельность человека уже в эпоху неолита приводила к изменениям
природы довольно крупного масштаба.

167
Глава 5. Антропосоциогенез 168
Иногда ставилось под угрозу дальнейшее существование человеческого общества. В
первобытную эпоху нарушения экосистемы происходили за счет уничтожения
охотниками целых видов животных. Например, в период последнего оледенения в
Евразии исчезли многие крупные животные, населявшие умеренные широты Северного
полушария, — мамонт, шерстистый носорог, степная форма зубра, гигантский олень.
Расчет по специальной формуле показывает, что количество мамонтов на протяжении
тысячелетий от начала охотничьей деятельности человека менялось мало. Но в верхнем
палеолите, когда численность охотничьих коллективов значительно возросла, количество
этих животных стало быстро уменьшаться, и они полностью исчезли (Будыко, 1977).
От присвоения естественных богатств природы первобытное общество переходило к
их воспроизводству путем развития земледелия и животноводства.
В южных районах с плодородными землями истощение природных ресурсов
привело к трансформации собирательства и земледелия.
Второй этап взаимодействия природы и человека был менее продолжительным.
Связанный с появлением классовых формаций, он длился вплоть до эпохи
империализма.
Для него характерны:
дальнейший рост производства и коренные изменения во взаимодействии
человеческого общества с природой. Развитие орудий труда достигло в конце
родоплеменного строя такого уровня, при котором труд стал более производительным и
его результаты превышали минимальные потребности людей. Накопление продуктов
труда стимулировало рост качества жизни, увеличение населения. В дальнейшем
возросший уровень производительных сил и новые классовые формы производственных
отношений, возникновение частной собственности на средства производства ослабили
зависимость человека от природы, постепенно нарушились их генетические и
структурные связи. От полного слияния с природой и ощущения себя ее частицей чело-
век перешел к отрыву и противопоставлению ей. Появился идеалистический тезис:
человек — царь природы (Платон).
На третьем этапе, связанном с научно-технической революцией, степень
воздействия человека на природу достигла гран-

168
5.3. Экологические аспекты эволюции человека 169
диозных размеров. Ко всем описанным способам использования экосистем
прибавилась отрицательная форма воздействия на природу в глобальных масштабах —
загрязнение окружающей среды. Развитие атомной энергетики, синтез новых
химических веществ, внедрение их в производство и быт создают новую среду —
техносферу, к которой человечество вынуждено адаптироваться разными способами.
Антропогенные изменения сильно воздействуют прежде всего на жизнедеятельность
самого человека. Накопление в биосфере мутагенных веществ меняет его на-
следственность. У современных поколений людей около 50 % болезней вызвано
нарушением наследственного аппарата. Описано свыше 2 тыс. заболеваний человека,
связанных с нарушением генов, около 6 % рождающихся детей подвержены наслед-
ственной патологии. При неблагоприятных условиях в общем генофонде человечества
постоянно увеличивается объем измененных по сравнению с нормой генов, или
генетического груза.
В естественных условиях мутации тоже происходят. Разные гены изменяются с
разной частотой, но у всех организмов вероятность трансформации любого гена
составляет 10ю на клеточное поколение. Из изменившихся на их основе наследственных
свойств естественный отбор формирует дальнейшую конституцию вида. Большинство
естественных мутаций вредны как для организма, так и для вида в целом, и их носители
погибают на той или иной стадии индивидуального развития, если функция органа или
системы органов, регулируемых данными генами, в значительной степени нарушена.
Мутировавшие гены элиминируют, т.е. выводятся из популяций. Если нарушение гена не
влияет на жизненные функции организма, то измененные гены могут существовать и
накапливаться в популяции. Полезные мутации и появившиеся в их результате гены
закрепляются и распространяются в популяции благодаря тому, что их носители
проходят все этапы естественного отбора и оставляют потомство.
Так как естественный отбор составляет основу эволюции, в антропологической
науке с 1960-х гг. обсуждаются два вопроса: прекратилась ли эволюция человека? каково
биологическое будущее человечества?
Некоторые анатомические факты (уменьшение количества нижних ребер,
исчезновение некоторых позвонков, брахикефа-

169
Глава 5. Антропосоциогенез 170
лизация, редукция зубов) дали основание для предположения о том, что
эволюционные процессы у современного человека не прекратились и могут проявиться в
будущем в уменьшении его роста и значительном увеличении размеров головы. Хотя
явления акселерации, отмечаемые повсеместно, противоречат предыдущему мнению,
некоторые ученые склонны рассматривать их как эволюционные. Однако большинство
ученых придерживаются мнения, что процессы видовой эволюции человека пре-
кратились с появлением на Земле Ното sapiens. Редукция зубов, брахикефализация,
акселерация не относятся к эволюционным преобразованиям, так как их изменчивость
возникает под воздействием временных факторов и не имеет направленного характера. В
основе эволюции лежат наследственность, изменчивость и отбор. В человеческом
обществе отбор, ослабленный социальными формами защиты (одежда, жилье,
медицинская помощь), потерял свою формообразующую роль.
Предметом обсуждения не только в антропологии, но и в других науках является
проблема «человек и биосфера». В 1926 г. В.И. Вернадский первым предположил, что
биосфера Земли представляет собой единую динамичную, постоянно преобразуемую
систему. Преобразования в ней сказываются на всей системе в целом. Все изобретения
человечества — от примитивного каменного топора до космической ракеты и
компьютера — плоды умственного труда, обеспечившего гигантский рост возможностей
человека, сделавшего его, по выражению В.И. Вернадского, «мощной геологической
силой». Сейчас это ощущается особенно остро, ибо в результате Негативных
преобразований окружающей среды находится под угрозой само существование
человечества.
При взгляде в будущее вызывают опасение нехватка ресурсов и возможный
экологический кризис вплоть до полного загрязнения среды отходами производства.
Ученые разных стран ищут оптимальное решение экологических проблем.
Предполагалось в будущем вынести все виды производства, вредно действующие на
биосферу, за пределы планеты. Земля же останется местом отдыха и творческого труда
для большинства людей. Подчеркивая важность освоения космического пространства в
век научно-технической революции, П.Л. Капица высказал мысль, что



170
5.4. Спорные вопросы антропосоциогенеза 171
вынесение в космос производства, вредного для биосферы Земли, может не только
не решить экологическую проблему, но и создать ее в космосе. В настоящее время
складывается новая отрасль научного познания — космическая экология.
Проблема «человек и биосфера» стала глобальной. Новый аспект взаимодействия
человека и природы обусловливает необходимость прогнозировать мировое развитие,
осуществлять глобальное моделирование процесса производства и мирового хозяйства.
Глобальное моделирование — это не только многосторонние международные
соглашения о пользовании ресурсами биосферы, но и организация международной
системы наблюдения за состоянием географической среды, регистрирующей в ней все
существенные изменения, связанные с антропогенными воздействиями. К такого рода
мероприятиям относится составление программ в рамках ЮНЕСКО.
5.4. Спорные вопросы антропосоциогенеза
В настоящее время разногласия в области антропогенеза касаются как
общетеоретических, так и частных проблем. Противоречивые мнения специалистов
концентрируются прежде всего вокруг проблемы грани между человеком и животным.
Советский антрополог В.П. Якимов (1964) подчеркивал, что проблема «грани» имеет
три аспекта: философский, морфологический и систематический (к какому роду, виду и
семейству отнести ту или иную находку).
В конце XVIII в. Б. Франклин высказал мысль, что человеком может называться
«животное, делающее орудия». Для своего времени это была прогрессивная идея, но она
не отражала главной качественной человеческой сущности. В данном определении не
раскрывалась социальная, а следовательно, и духовная сторона человеческого общества.
Рассматривая человека как высшую ступень развития животного мира Земли и
продукт общественно-исторической деятельности, классики марксизма выделили труд в
качестве основного фактора становления и главнейшей движущей силы развития
человеческого общества. На этом основании, исходя из выска-




171
Глава 5. Антропосоциогенез 172
зываний Ф. Энгельса о том, что изготовление орудий является источником развития
трудовой деятельности, в философской науке установилось мнение, что рубежом между
животными и формирующимися людьми была орудийная деятельность. Поэтому любого
ископаемого примата относили к семейству гоминид, если вместе с его костными
останками находили какие-либо орудия. Такой подход несостоятелен, во-первых,
потому, что орудия могли быть изготовлены другими существами, и, во-вторых,
трактовки понятия «орудие» и «орудия труда» были в то время недостаточно точно
определены.
Советские исследователи антропогенеза В.П. Якимов (1964), Г.Ф. Хрустов (1960-
1976), СВ. Смирнов (1983) и др., проанализировав орудийную и трудовую деятельность
на ранних этапах становления человека, пришли к выводу, что истинными орудиями
могут считаться только те предметы, которые были сделаны не органами тела (зубы,
пальцы у приматов, клюв и пальцы ног у птиц и т.д.), а с помощью предметов-
посредников. Исходя из этого не все искусственно изготовленные орудия могут трак-
товаться как «орудия труда». По мнению В.П. Якимова, орудием труда может называться
только то, которое служит для изготовления других орудий. СВ. Смирнов считает, что
трудовая деятельность требует орудий двух типов: орудий для потребления и орудий для
изготовления других орудий. По его мнению, трудовая деятельность начинается только с
появлением архантропов (Ното trectus).
Начало трудовой деятельности (очень примитивной) стимулировало процесс
развития абстрактного мышления и зарождение элементов членораздельной речи.
Приспособление к труду — основной фактор изменчивости физического типа семейства
гоминид. Морфологический аспект грани между человеком и животным характеризуется
появлением черт приспособления к трудовой деятельности.
Одно время предполагали, что надежным критерием, границей в данном споре
является объем и строение мозга. Но в дальнейшем, особенно после находок Л. Лики
хабилиса и других олдувайских гоминид, стало понятно, что мозговой рубикон не может
быть четким критерием. Мозг современного человека подвержен значительным
индивидуальным вариациям. Это, оче-



172
5.4. Спорные вопросы антропосоциогенеза 173
видно, касается и мозга наших отдаленных предков. Нужно учитывать также
качественные характеристики мозга, в частности степень развития филогенетически
более прогрессивных корковых центров.
Многие ученые считают, что первичным этапом эволюции было формирование всех
особенностей костей и туловища, связанных с прямохождением (изменение структуры
таза, конечностей, характерный изгиб позвоночника). При переходе от австралопитеков к
древнейшим и древним людям масса мозга быстро нарастала. На этапе перехода от
неандертальской стадии к человеку разумному шел процесс уменьшения лицевых костей
черепа.
Дискутируется также вопрос об исходной предковой форме человека: наши
непосредственные предки были древесными формами или наземными? Ч. Дарвин считал,
что обезьяньи предки человека жили на деревьях. Его мнение долгое время никем не
оспаривалось. В 1913 г. французский исследователь М. Буль предположил, что предками
человека являлись четвероногие животные, сходные скорее с мартышкообразными, чем с
человекообразными обезьянами. Сходство современных людей с антропоморфными он
объяснял не родственными связями, а параллелизмом в их развитии. Предположение
базировалось и на тех фактах, что среди приматов многие виды — наземные животные.
Отряд приматов в настоящее время включает 101 вид, из которых 23,8 % ведут наземный
образ жизни.
Большое значение для аргументации гипотезы наземной жизни предков человека
имело открытие и описание скелета палеоантропа из грота Киик-Коба в Крыму,
сделанное В.Г. Бонч-Осмоловским в 1941 г. При сопоставлении кисти палеоантропа по
256 признакам системы современного человека и понгид оказалось, что она больше
отличается от кисти человекообразных обезьян, чем кисть современного человека: более
широкая и толстая в основании, она клинообразно утончалась к относительно плоским
концам пальцев. Мощная мускулатура давала ей колоссальную силу захвата и удара, но
плоский пястно-запястный сустав большого пальца ограничивал его подвижность.
Гоминид мог сгребать предмет всей кистью, удерживая его, как клещами. Отличное от
человека строение кисти служит доказа-



173
Глава 5. Антропосоциогенез 174
тельством того, что предки человека никогда не были приспособлены к лазанью по
деревьям.
Рука — один из органов, в которых явления ароморфоза проявляются особенно
наглядно. Так, конфигурация костей кисти австралопитеков мало отличается от
человеческой, вместе с тем по длине они уступают средним показателям длины
одноименных костей современного человека. Однако проксимальные фаланги пальцев
кисти ископаемых приматов имеют много примитивных черт. Наличие седловидного
сустава первого пальца и расширение его ногтевой фаланги свидетельствуют о приспо-
собленности к орудийной деятельности.
Одним из доказательств жизни далеких предков человека на деревьях является
наличие кожных гребешков на пальцах, ладонях и стопах человека. М.М. Волоцкой
показал, что у животных, не приспособленных к жизни на деревьях, гребешковые узоры
отсутствуют.
Разногласия существуют и в вопросе о происхождении человека современного вида.
Большинство зарубежных исследователей отрицают неандертальскую стадию в
эволюции человека разумного, считая, что он развивался независимо от неандертальцев,
представляющих якобы боковую ветвь эволюции. По их мнению, эта изолированная
группа вымерла в эпоху последнего оледенения и не имела отношения к возникновению
человека современного вида.
Концепция неандертальской фазы в эволюции человека была сформулирована в
1927 г. американским антропологом А. Грдличкой. Аргументом в пользу данной теории
служило то, что находки неандертальцев, как правило, располагались в слоях более
ранних, чем костные остатки людей современного типа.
Новые находки костных останков неандертальцев подвергались научному
пересмотру, новейшими методами определялась их древность. Было отмечено, что по
физическому типу неандертальцы неоднородны. Среди этого вида гоминид встречаются
индивидуумы, более близкие к современному человеку, но с некоторыми примитивными
чертами строения, т.е. выраженными признаками специализации. Так, по скелетным
остаткам из Ля-Шапель-о-Сен (Франция), по фрагментам черепов из Ля-Нол-лет, Спи
(Бельгия) и некоторым другим было установлено, что

174
5.4. Спорные вопросы антропосоциогенеза 175
большая емкость мозговой коробки у отдельных неандертальцев сопровождалась
низким ростом и тавродонтизмом (своеобразным строением корней и наличием большой
полости коренных зубов), а также большими многоугольными костями запястья.
Древность этих находок, по данным самых точных методов, не превышала 40—50 тыс.
лет.
Сочетание примитивных черт облика неандертальцев и высокоразвитой культуры
способствовало возникновению в науке мнения о том, что человек современного вида
появился намного раньше того времени, которое показывают его ископаемые находки.
Он якобы существовал в центральных районах Азии вместе с австралопитековыми
обезьянами в начале плейстоцена (200 тыс. лет назад), а в начале вюрмского оледенения
расселился по Западной Европе, откуда вытеснил и истребил неандертальцев. Эта теория
получила название «пресапиенса», а наиболее последовательными защитниками ее были
западногерманский антрополог Г. Хеберер, французский ученый Л. Валлуа и венгерский
исследователь А. Тома.
Обобщение новейших находок показало, что неандерталоидные формы человека как
в Европе, так и в Африке, Передней, Средней и Восточной Азии, а также в Индонезии
предшествуют человеку современного вида. По геологическому возрасту неандертальцы
разделяются на более ранних, абсолютный возраст которых достигает 100—150 тыс. лет
(находки из Эрингсдорфа и Штейнгейма в Германии, Саккопасторе в Италии,
Сванскомба в Великобритании и др.), и более поздних (находки в Ля-Ша-пель-о-Сен, Ля-
Феррасси, Спи и др.), живших около 30—35 тыс. лет назад. В морфологическом типе
ранних неандертальцев сочетались прогрессивные признаки, характерные для человека
современного типа, и классические неандертальские черты. Культура их была
примитивнее солютрейской культуры (солютре — период позднего палеолита,
характеризующийся появлением разнообразных типов костяных орудий человека
разумного). Следовательно, в данном случае имела место культурная преемственность
между палеоантропами и Ното sapiens. В антропологическом облике более поздних
неандертальцев при их высокоразвитой культуре, как правило, проявлялись черты более
или менее выраженной специализации. Эти особенности поздних



175
Глава 5. Антропосоциогенез 176
неандертальцев типа Ля-Ноллет, Спи и др. наводили на мысль о боковой ветви
эволюции. В дальнейшем появилось много фактов, свидетельствовавших в пользу
неандертальской фазы.
Морфологические особенности остатков палеоантропов в Передней Азии (стоянки
горы Кармел, Схул, Табун и др.) свидетельствуют в пользу трансформации их в
неоантропов. Открытие скелетных остатков ребенка-неандертальца в пещере Тешик-Таш
в Узбекистане также опровергало миф о теории «пресапиенса». Ведь, согласно этой
теории, на территории Азии в то время должны были обитать лишь люди современного
вида. По мере развертывания процесса антропогенеза все больший удельный вес в
эволюции человека стала занимать не столько биологическая, сколько социальная
адаптация. Племена, имевшие более совершенные орудия и организацию, выживали в
самых неблагоприятных условиях среды. Взаимодействие между группами, стоящими на
разных ступенях эволюционного развития, приобретало различные формы — от
биологического смешивания до взаимоуничтожения.
Противоречивые мнения концентрировались вокруг ранних этапов социогенеза.
Социогенез — это развитие общественных отношений, тесно связанное с начальными
этапами трудовой деятельности, формирование абстрактного мышления и речи. Первые
этапы социогенеза, особенно переходный период, когда животный способ
жизнедеятельности был уже преодолен, а социальные институты еще полностью не
сформировались, являются самыми трудными для реконструкции.
Полемику между учеными вызывали вопросы, связанные с формированием
человеческих рас, определением прародины человечества и экологическим окружением
предковых форм человека.
Теория происхождения современных людей в одном месте получила название
моноцентризма, противоположная точка зрения — полицентризма. Но признание
видового единства человечества не требует обязательной поддержки моноцентризма.
Разные ученые считают возможным происхождение современных расовых типов
человечества как от различных типов палеоантропов, так и от разных архантропов.
Аргументами в этих спорах служат обычно костные остатки древнего человека и его
предшественников.

176
5.4. Спорные вопросы антропосоциогенеза 177
С IX в. моноцентризм был господствующей концепцией при освещении вопросов
происхождения человека и его рас. В 1939 г. Ф. Вейденрейх на основании анализа
ископаемых находок предложил полицентрическую концепцию происхождения рас и
выделил четыре очага их формирования. Согласно его теории, в Юго-Западной Азии от
палестинских палеоантропов типа Схул возникли европеоиды. В Восточной Азии
синантроп послужил исходной ветвью для формирования монголоидной и
американоидной рас. В Юго-Восточной Азии линия эволюции шла от питекантропа
через нгандонгского палеоантропа к вадьякскому человеку и далее к австралоидной расе.
В южных районах Африканского континента складывались негроидные черты, следы
которых присутствуют уже у родезийских палеоантропов. В дальнейшем Ф. Вейденрейх
постоянно возвращался к своей концепции, насыщая ее новыми фактами (\УеМепге1сп,
1943, 1947). Полицентрическую концепцию поддерживали и развивали Г.Ф. Дебец, В.П.
Алексеев и другие археологи.
Споры о месте прародины человека ведутся со времени появления эволюционной
теории. В противовес предположению Ч. Дарвина об африканской прародине человека в
1920-х годах американскими учеными Баррелом и Осборном была высказана мысль о
зарождении человечества в Цетральной Азии на основании многочисленных находок
синантропов и других архантропов на этой территории. Большинство исследователей
заняли позицию сторонников азиатской прародины человечества. Затем последовали
многочисленные палеоантропологические находки в Африке (знаменитые открытия Л. и
М. Лики в Олдувайском ущелье в 1960-х гг.), и мысли ученых опять сконцентрировались
вокруг африканской прародины. В настоящее время не вызывает сомнения лишь то, что
Америка, Австралия и Океания не являлись прародиной человечества, так как здесь не
обнаружено не только переходных к человеку форм, но даже и ископаемых форм
высших обезьян. Эти континенты были заселены сравнительно поздно человеком
современного вида.
Не утвердилось единого мнения и об экологическом окружении предковых форм
человека.
После находок в Юго-Восточной Африке высказано мнение, что начальные этапы
антропогенеза связаны с экологической

177
Глава 5. Антропосоциогенез 178
нишей тропиков. Это мнение не вступает в противоречия с фактами. Гоминиды, как
известно, относятся к приматам, а этот отряд млекопитающих появился и до сих пор
обитает в тропическом поясе. Утверждение о том, что гоминиды появились в тро-
пической среде, базируется на трех независимых источниках: географическом
распространении современных приматов, распространенности ископаемых приматов
(исключая человека) и изменении распространения ископаемых гоминид в процессе
эволюции.
Все биотипы тропических сред характеризуются практически постоянной
температурой воздуха и количеством осадков как основного фактора разнообразия, а
также равностью долготы дня и продолжительности ночи на протяжении года, что
выработало определенную суточную организацию активности гоминид.
Советский палеограф Д.В. Панфилов считает, что человек заселил саванны после
овладения огнем. По его мнению, становление человека происходило на побережьях

<<

стр. 4
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>