<<

стр. 18
(всего 18)

СОДЕРЖАНИЕ

но сопровождающее созерцание. Основа его опре
деления заключается, быть может, в понятии о
том, в чем можно видеть сверхчувственный суб
страт человечества.
Этими соображениями предрешается разреше
ние указанной Кантом и изложенной им в § 56
«Критики» антиномии вкуса. Так же как это было
в «Критике чистого разума» — при рассмотрении
211
диалектики чистого теоретического разума , —
Кант пытается доказать, что тезис и антитезис
в суждении вкуса только по видимости противо
речат друг другу. В сущности они не исключают
взаимно друг друга, но могут существовать вме
сте, хотя объяснение возможности их понятия
превышает нашу познавательную способность.
Иначе говоря, диалектика эстетической способно
сти суждения есть лишь «видимость» (Schein)
противоречия. Но это — видимость естественная
и неизбежная для человеческого разума (natur-
lich und der menschlichen Vernunft unvermeid-
lich) 212 .
Поэтому она остается и после разрешения ка
жущегося противоречия, хотя теперь она уже не
способна нас обманывать.
Из всего нашего анализа эстетики Канта видно,
что в обосновании принципа эстетической способ
ности суждения Кант в одном чрезвычайно важ
ном вопросе решительно отклоняется от эстетики
эмпиризма и пытается основать эстетику своеоб
разного рационализма.
211
Кант сам указал на сходство метода экспозиции и раз
решения диалектических противоречий во всех своих
трех «Критиках»: «устранение антиномии эстетиче
ской способности суждения,— пишет он,— идет тем же
путем, каким идет критика при разрешении антино
мии чистого теоретического разума... здесь, и в крити
ке практического разума антиномии заставляют нас
против воли смотреть за пределы чувственного и ис
кать точку соединения всех наших априорных способ
ностей в сверхчувственном» (Иммануил Кант. Сочине
ния в шести томах, т. 5, стр. 362).
212
Иммануил Кант. Сочинения в шести томах, т. 5.
стр. 361.
526
Рационалистом в эстетике Канта делает призна
ние априорных основ художественного удоволь
ствия. Именно априоризм отличает Канта даже
от тех немецких эстетиков XVIII в., которым
он был многим обязан своим эстетическим разви
тием и которые сами обнаруживают в своих эсте
тических взглядах черты рассудочности.
Кант отдавал себе ясный отчет в рационали
стической тенденции собственного эстетического
учения. «Мы показали,— пишет он в одном из
заключительных параграфов «Критики эстетиче
ской способности суждения»,— что имеются так
же априорные основания удовольствия, совмести
мые, следовательно, с принципом рационализма,
хотя их нельзя выразить в определенных поня
213
тиях» .
Но Канта не удовлетворяет простая констата
ция или признание близости его точки зрения в
эстетике к рационализму. Кант считает необходи
мым дифференцированное исследование этого ра
ционализма в принципе вкуса.
Исследование это приводит Канта к убежде
нию, что рационализм (= априоризм) в принципе
вкуса может быть или «рационализмом реализма
целесообразности, или рационализмом идеализма
ее» (entweder der des Realismus der Zweck
massigkeit, oder des Idealismus derselben)214.
Речь идет здесь о том, как надо эстетически
понимать соответствие между представлением о
целесообразности предмета в воображении и су
щественными принципами способности суждения в
субъекте вообще.
В случае реализма эстетической целесообраз
ности природы полагают, будто субъективная це
лесообразность есть действительная и преднаме
ренная цель природы (или искусства) и соответ
ствует нашей способности суждения.
В случае идеализма эстетической целесообраз
ности природы полагают, будто целесообразное со
213
Иммануил Кант. Сочинения в шести томах, т. 5,
стр. 388.
214
Там же.
527
ответствие открывается без всякой преднамерен
ной цели, совершенно случайно. Это — соответ
ствие нашей субъективной целесообразности с по
требностями способности суждения по отношению
к природе и к ее формам, возникающим согласно
частным законам.
Кант рассматривает доводы, которые могут
быть выдвинуты как в пользу «реализма», так и
в пользу «идеализма» целесообразности.
За «реализм» эстетической целесообразности
природы говорит многое. Это прежде всего пре
красные формы в царстве органической природы.
Таковы цветы, листья, даже фигуры целых расте
ний. Ненужные, по мнению Канта, для их соб
ственного назначения, они представляют для на
шего вкуса как бы изысканное украшение строе
ния животных различных пород и видов. Все это,
в особенности же разнообразие и сочетание раз
личных цветов на поверхности организмов, не
вольно склоняет ум в пользу гипотезы, будто в
данном случае природа действительно имела ка
кие то цели по отношению к нашей эстетической
способности суждения.
Однако существуют веские данные против гипо
тезы реальной эстетической целесообразности
природы. Против нее говорят и наш разум и сама
природа. Разум требует везде, где это только воз
можно, избегать умножения принципов. Для ра
зума допущение реальной эстетической целесооб
разности в природе есть один из таких ненуж
ных для объяснения природы излишних принци
пов.
Но и сама природа противится допущению это
го принципа. Природа в своем творчестве всегда
обнаруживает склонность порождать формы, кото
рые, по видимому, рассчитаны на эстетическое
применение нашей способности суждения. Но в
то же время природа не дает нам даже малейшего
основания предполагать, будто для порождения
этих форм она нуждалась в чем либо другом, кро
ме своего обычного причинного механизма. Поэто
му все эти порождения могут казаться целесооб
разными — по отношению к нашей способности
суждения — без какой бы то ни было идеи, ко
торая лежала бы в их основе (wonach sie,
auch ohne alle ihnen zum Grunde Hegende
Idee, fur unsere Beurteilung zweckmassig sein
konnen) 215 .
Поскольку речь идет о красоте цветов, опере
ния птиц, раковин — как в их фигуре, так и в
их окраске,— все это утверждает Кант, необходи
мо приписать природе и ее способности творить
эстетически целесообразно «без особых, направ
ленных на это целей по химическим законам пу
тем отложения материи, необходимой для орга
низации» (ohne besondere darauf gerichtete
Zwecke, nach chemischen Gesetzen, durch Ab
setzung der zur Organisation erforderlichen Mate
216
rie) .
Но есть, по Канту, довод, который прямо дока
зывает идеальность эстетической целесообразно
сти природы и который не позволяет нам поль
зоваться никаким реализмом цели природы как
основой для объяснения нашей способности пред
ставления.
Довод этот состоит в том, что при оценке кра
соты мы вообще ищем критерия для нее в нас
самих и притом а priori. Если допустить реа
лизм целесообразности природы, то учиться тому,
что мы должны считать прекрасным, мы должны
у природы. Но тогда суждение вкуса было бы
подчинено эмпирическим законам.
На самом деле, по отношению к вопросу, дей
ствительно ли рассматриваемый предмет прекра
сен или нет, наша эстетическая способность суж
дения сама по себе законодательна (selbst ge
setzgebend ist). При эстетической оценке речь
идет не о том, что такое природа или что такое
она для нас в качестве цели, но только о том,
217
как мы ее воспринимаем . Если бы природа
создавала свои формы для нашего удовольствия,

215
Иммануил Кант. Сочинения в шести томах, т. 5,
стр. 369.
216
Там же, стр. 371.
217
Там же, стр. 372.

529
то тогда существовала бы объективная целесооб
разность природы, а не та субъективная целе
сообразность, которая основывается на свободной
игре воображения. Идеальный характер целесо
образности еще яснее выступает, по Канту, в ис
кусстве. Здесь, во первых, нельзя допустить ре
ального характера целесообразности через ощуще
ния. Иначе вместо искусства и прекрасного было
бы одно только приятное. Во вторых, даже
если речь идет не об удовольствии от приятного,
а о художественном наслаждении «эстетическими
идеями», наслаждение это не должно зависеть от
достижения определенных целей. Этим изящное
искусство отличается от искусства механически
преднамеренного (menschlich absichtliche
218
Kunst) . Поэтому даже в рационализме прин
ципа вкуса в основе лежит идеальность целей,
а не их реальность. В учении Канта об «идеаль
ности» рационального принципа вкуса таится глу
бокая и правильная мысль. Учение это отрицает
возможность научно обосновать и доказать тезис
богословов и идеалистов о существовании в при
роде преднамеренной целесообразности в ее дея
тельности и творчестве. Наука знает только дей
ствующие в природе причины, но не предуказан
ные ею цели. Намеренно целесообразной может
быть только деятельность человека. Такова она в
его практической деятельности. Но, правильно от
рицая намеренную целесообразность в природе,
Кант ошибочно распространил это учение и на
человеческое искусство. По его учению, в искус
стве цели скрыты. Целесообразность в искусстве
существует, но она — только формальная целесо
образность. Это — одна лишь форма целесообраз
ности без конкретной цели.
Этот ошибочный вывод показывает, что в эпоху
Канта еще отсутствовали предпосылки для пра
вильного материалистического решения проблемы
целесообразности. Кант затратил во второй части
«Критики способности суждения» — в «Критике
218
Иммануил Кант. Сочинения в шести томах, т. 5,
стр. 372.

530
телеологической способности суждения» — огром
ные умственные усилия, чтобы согласовать на
учный принцип причинного объяснения явлений
природы с наблюдаемой в природе целесообраз
ностью ее форм. Но все усилия его оказались
тщетными. Понадобился гений Дарвина, чтобы
показать, как в природе, которая не действует
согласно намеренным целям, посредством одних
лишь присущих ей причинных процессов возни
кают целесообразно действующие формы организ
мов и их приспособления. Кант остановился у
порога этой проблемы. Вместо ее материалисти
ческого решения он мог предложить только агно
стицизм в теории познания и принцип субъек
тивной целесообразности как регулятивный прин
цип философского мышления. Таким же субъек
тивным осталось применение этого принципа и в
эстетике, в объяснении художественной деятель
ности.
*

Мы рассмотрели все существенные аспекты
философии Канта. Во всех этих аспектах Кант пы
тается — на основе трансцендентального идеализ
ма — создать учение, которое, при ближайшем
рассмотрении, оказывается — и как учение о бы
тии, и как учение о познании — философией
субъективного идеализма. Попытки преодоления
этого идеализма были сделаны самим Кантом, но
не привели — и не могли привести на основе
предпосылки Канта — к удовлетворительному ре
зультату. В историю философии Кант вошел
как классик, хотя оригинальный и неповторимый,
именно субъективного идеализма.
Преодоление этого субъективизма оказалось за
дачей, которую предстояло решать продолжате
лям и преемникам Канта.
Продолжатели эти — Фихте, Шеллинг и особен
но Гегель. В созданных ими системах философия
превращается в учение уже не субъективного, а
объективного идеализма. Вместе с тем диалек
тика из отрицательного, негативного, по сути уче
531
ния, поддерживающего и обосновывающего пред
рассудки и заблуждения агностицизма, каким она
была у Канта, становится мощным методом кон
структивной науки о развитии природы, общества
и теоретического осознания этого процесса.
Преобразовывая в этом направлении деяние Кан
та, его продолжатели хорошо понимали, что до
стигнутые ими результаты были бы совершенно не
возможны без оплодотворяющего начала, без сти
мула, сообщенного их мысли мышлением Канта.
Не только Фихте, резко выступивший против не
последовательности Канта, называвший его фило
софом всего лишь «на три четверти головы», но да
же Гегель, в высшей степени придирчиво, но спра
ведливо критиковавший Канта, упрекавший его в
абстрактности и в метафизической рассудочности
мышления — непоправимых недостатках кантов
ской диалектики,— признал немеркнущие заслуги
автора трансцендентального метода.



**
*
Оглавление


Предисловие

Глава I. Общая характеристика философии
Канта. Основные сочинения 3
§ 1. Жизнь и деятельность 3
§ 2. Докритический период 10
§ 3. «Критика чистого разума» 26
3.1. Учение о «вещах в себе» 31
3.2. Трансцендентальная эстетика 37
3.3. Трансцендентальная аналитика 42
3.4. Трансцендентальная диалектика 52
§ 4. «Критика практического разума» 61
§ 5. «Критика способности суждения» 73
§ 6. Социально политические воззрения 86
6.1. Учение о праве и государстве 93
6.2. Философия истории 97
§ 7. Историческая роль философии Канта 104

Глава II. Космология и космогония 112
§ 1. Ближайшие предшественники Канта
в космологии и космогонии 112
1.1. Космология Ньютона 115
§ 2. Космогония Канта 118
Глава III. Проблема метафизики 131
Глава IV. Трансцендентальный идеализм и транс
цендентальный метод 162
Глава V. Диалектика и антиномии 231
§ 1. Поворот к диалектике 231
§ 2. Рассудок и разум 242
§ 3. Открытие антиномичности разума 255
§ 4. Математическая антиномия и ее критика 275
§ 5. Динамическая антиномия и ее критика
Формализм диалектики Канта 295
Глава VI. Этика 318
§ 1. Формализм этики Канта 318
§ 2. Критика эвдемонистической этики 329
§ 3. Этика долга против побуждений склон
332
ности
§ 4. Понятие свободы 337
§ 5. Свобода и причинность 350
§ 6. Философия истории и нравственность 357
§ 7. Нравственность и право 362
§ 8. Содержательные тенденции «практиче
ской философии Канта» 374
Глава VII. Эстетика 381
§ 1. Предварительные методологические за
мечания 381
§ 2. Эстетические работы Канта и развитие
эстетической проблемы в его философии 401
§ 3. Кантовская характеристика суждений
вкуса. Аналитика прекрасного 435
§ 4. Кантовская характеристика суждений
вкуса. Аналитика возвышенного 464
4.1. Математически возвышенное 470
4.2. Динамически возвышенное 475
§ 5. Дедукция эстетических суждений 481
§ 6. Учение об искусстве 493
6.1. Учение о художественной деятельно
сти (о «гении») 493
6.2. Учение об эстетических идеях 505
6.3. Классификация искусств 511
ВАЛЕНТИН ФЕРДИНАНДОВИЧ
АСМУС



ИММАНУИЛ

КАНТ
Утверждено к печати
Институтом философии
Академии наук СССР



Редактор
Я. А. М и л ь н е р
Художник
С. А. Л и т в а к
Художественный редактор
Н. И. В л а с и к
Технический редактор
П. Е. К а ш и н а
Издательство «Наука»
103717 ГСП, Москва, К 62
Подсосенский пер., 21
2 я типография издательства «Наука»
121099, Москва, Г 99
Шубинский пер., 10



Сдано в набор 6/IV 1973 г.
Подписано к печати 26/Х 1973 г.
1
Формат 84Х100 /32. Бумага № 1.
Усл. печ. л. 25,99. Уч. изд. л. 25,8
Тираж 25.000. Тип. зак 1997.
Т 16244. Цена 1 р. 78 к.

<<

стр. 18
(всего 18)

СОДЕРЖАНИЕ