<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

целый огромный мир, границы которого все время расширяются: ты идешь к
горизонту, а он от тебя отходит, ты приближаешься к открытию вроде бы
последней истины -а за ней показывается следующая. Только на каком-то очень
коротком этапе можно удовлетвориться своими исследованиями, в том числе и
исследованиями самого себя.

Если ты с детского возраста привыкнешь изучать человеческую сущность,
сможешь многого добиться в жизни. Чтобы лучше узнать себя, нужно
обязательно уметь оценивать тех людей, которые имеют свое мнение о тебе, и
ты об этом мнении знаешь. Твои друзья, приятели, знакомые находятся с тобой
в определенных отношениях. Но ты же не всех их любишь, не всех одинаково
ценишь. Почему это происходит? Задумайся над этим. Попробуй все-таки своими
словами назвать причину той или иной нелюбви, того или другого чувства
привязанности: ведь не одна же привычка играет здесь роль. Наверное, ты .в
своей маме видишь много чудесного, хорошего, если любишь ее. Назови это
хорошее, попробуй выразить словами то, что чувствуешь.

Когда мы занимаемся самоанализом, может появиться одна опасность,' которая
называется "самоедство". Чтобы не заниматься "самоедством" - не осуждать
себя все время или, наоборот, не копаться в себе, как в шкатулке с
драгоценностями, нужно постоянно чувствовать связь с внешним миром,
осознавать, что ты -всего лишь часть Космоса, пусть маленькая, но Все-таки
часть прекрасного человеческого Космоса, часть человеческой Вселенной. Если
ты будешь так думать, постепенно почувствуешь, что как бы опираешься на
культуру, созданную человечеством. Если будешь почаще обращать внимание на
свое место в мире, станешь чаще сравнивать себя с другими людьми, то,
вырастая, сможешь лучше соотноситься с ними.

Чтобы тебе было легче в поисках собственного Я, мы придумали правило,
которое звучит так: истинное твое Я наполовину находится вне тебя, в
отношениях между людьми, поэтому ищи его не только в себе, но и снаружи.

Есть такой прием самоанализа, очень трудный прием, но, тем не менее,
доступный даже "ребенку. Если ты помнишь, как можно настроить левый мозг,
сможешь научиться и такому действию, которое называется взгляд со стороны".
Чтобы уметь взглянуть на себя со стороны, нужно представить, что одна твоя
часть, которую ты сейчас настроил, следит за той частью, где порождаются
наши внутренние переживания и настроения

Есть еще один (правда, немножко невеселый) прием, который, однако, нам надо
усвоить обязательно. Он называется - позиция последнего дня. Человек не
вечен. Наверное, именно поэтому надо дорожить каждым днем и стараться
прожить его по-человечески, что означает в культуре и духовности. Если у
тебя возникла проблема, заниматься каким-нибудь делом или нет, идти
куда-либо или не идти, ты можешь представить себе, что все это случилось с
тобой в самый последний день твоего земного существования, и таким образом
определить, насколько ты серьезно относишься к тому или иному делу. Если
его нельзя отложить даже в последний день жизни, надо делать его и сегодня.
Теперь мы знаем, где находится точка отсчета духовных ценностей, и будем,
конечно же, пользоваться ею, не правда ли?

Теперь нам нужно поговорить (раз уж мы затеяли такую длинную беседу о
самоанализе) о том, что такое честолюбие в борьбе с нашей чрезмерной
чувствительностью. Есть две чувствительности (или сентиментальности).
Первая - чувствительность "в сторону слез", вторая - "в сторону смеха".
Бывают очень смешливые девочки и мальчики, бывают очень слезливые мальчики
и девочки. А их друзья видят, что серьезной причины для слез или смеха нет.
Да и сам человек это поймет, если немного глубже оценит причину смеха или
слез. И тут нужно обратиться к своему честолюбию. Оно расставит все по
своим местам, потому что вести себя необходимо достойно, защищая глубину
человеческую, чувствуя, что и веселишься ты и плачешь обоснованно, не роняя
своей чести, своего достоинства.

Вспомним еще о двух вещах. Первая: анализируя себя, мы можем заметить
движение настроений, чувств внутри нас. На русском языке люди давным-давно
уже говорят о движении души. Второе. У человека есть призвание. Его не
всегда легко определить в начале пути. Откуда-то как бы должны позвать, как
гласит сам корень слова "призвание". И, чтобы определить, откуда же
раздается этот призыв заниматься тем или иным делом, чему посвятить жизнь,
нужно пользоваться приемом "повеление секунды" (на латинском языке
"императив-секунда"). Это значит, что секунда, которую ты переживаешь, как
бы приказывает тебе повернуть в ту или другую сторону.

Растолковать это правило легче на примере. Бывает, что человеку хочется
узнать значение какого-то слова, и наступает секунда, когда ему просто
необходимо посмотреть в словарь. Это и есть секунда-императив - секунда,
которая приказывает, велит тебе что-то сделать. Большой грех не исполнить
такое повеление, потому что это не просто мимолетнее желание, это зов
природы: внутренний интерес, твоя сущность зовут тебя к исполнению твоего
долга человеческого. А долг человека - осуществить свое дарование, которое
обязательно есть у всех: талантлив каждый. Определи свой талант при помощи
актуализированных интересов, при помощи императива-секунды и найди свое
признание.


Ассоциирование

Есть много слов, которые нам надо обязательно знать в жизни. Такое слово,
как ассоциирование, принадлежит к ним. Что же оно означает? Как ты
понимаешь, это слово пришло в русский язык из другого языка. Если перевести
его значение, смысл окажется примерно таким: объединение, связывание,
соединение. Понятное дело, теперь ты можешь пользоваться им свободней.
Когда папа или мама говорят: "Я вспомнил это по ассоциации", ты уже
понимаешь, о чем идет речь. К примеру, твоя бабушка часто печет пироги, и
ты, когда вспоминаешь ее, словно оживляешь в себе их вкус и запах. Или
каникулы? С этим словом связываются и раскаленный песок пляжа летом, и
новогодняя елка зимой.

Ты сам, не подозревая об этом, очень часто пользуешься ассоциативностью, то
есть таким методом мышления, когда одно понятие или явление невольно
связывается с другим. Как мы формируем свою мысль? Сначала это, конечно, не
слова, а какой-то вроде "сценарий", "пьеса", в которой туманные, трудно
различимые образы общаются друг с другом, бессловесно жестикулируя,
изображая какой-то неясный смысл при помощи "мимики". Можно сказать, что
мысль "вытанцовывается". Постепенно из "подвала сознания" мысль, которая
уже более-менее "вытанцевалась", переходит на верхний этаж, где приобретает
другую форму:, теперь это уже ряд ясных образов, которые тоже вступают друг
с другом в разные отношения. Эти отношения и называются ассоциированном.

Если мы соединяем один образ с другим, то, наверное, можем делать это
только тогда, когда образы соединимы в нашем чувстве, в нашем ощущении,
потому что каждому из нас свойственна логика. Она и проявляет себя, когда
одно позволяет соединить с другим, а другое не позволяет. Быть глупым - это
значит очень часто быть алогичным, или нелогичным. Но не спешите. Бывают и
другие случаи, когда надо быть алогичным. Это случаи, когда мы должны
задуматься над смыслом "странных выражений" -парадоксов. Оказывается, над
ними надо работать всю жизнь, чтобы суметь что-то сочинить.

Помните строку из А.С. Пушкина: "...И гений, парадоксов друг"? Гений,
талант, изобретательность человеческая - друг странных выражений,
парадоксов, без них не бывает изобретений. Чтобы что-то придумать,
обязательно надо стараться мыслить необычно, разглядывая, что кроется за
странностями, алогизмами в нашем мышлении. Но не стоит забывать, что все
странности и алогизмы нам подбрасывает ассоциативность.

Помните, как в сказке "Двенадцать месяцев" из-за каприза принцессы
январская стужа оказалась в одной ассоциативной цепочке с апрельскими
подснежниками? Или в сказке "О рыбаке и рыбке" рыбка вдруг заговорила
человеческим голосом? Все было бы обычно и неинтересно, если бы старик
поймал рыбку и принес домой, к старухе с разбитым корытом. Даже сам автор
тут же забыл бы эту сказку, если бы в ней были использованы такие обыденные
ассоциации. Здесь и проходит та грань, где вслед за необычной ассоциацией
рождается интерес.

Образ, соединяясь с образом, делает это зачастую нелогично на взгляд нашего
Сознания, которое мы ставим всегда, по традиции, на первое место. На самом
же деле твое внутреннее чувство, которое почему-то сделало именно такое
соединение, а не другое, наверняка имеет для этого основания. Поэтому
всегда пытайся найти логику образных связей, которые поставляет тебе
подсознание! Мышление, в основном - это связывание, ассоциирование, но с
ним вместе, в неразрывном единстве работает еще и сравнение, или
сравнительная методика. Но об этом поговорим позже.

Так как мы затронули уровень, на котором работают образы (а это уже уровень
осознания того, о чем мы подумали в момент зарождения мысли, "в подвале"
своего сознания), перейдем к тому, что мы называем язык. Он появляется из
образов, но и обозначает образы, а эти обозначения называются понятиями.
Образы переходят в понятия, становясь символам и, которые уже забывают о
своей родине, правом мозге (помнишь превращение слова "лошадь" из лошадки
Зорьки в картинку из учебника зоологии?), и переселяются в левый мозг, где
они тоже не навсегда остаются, а, объединяясь друг с другом, могут снова
становиться образами.

Иногда же, расщепляясь, они вынуждены проделывать тот же самый путь.
Например, слово "медведь". Когда-то нельзя было произносить слова "бог" у
язычников, населявших территорию Киевской Руси (например, у полян, древлян
и т.д.). Поскольку медведя считали богом, лесным божеством, его называли
другими словами: "тот, кто ведает, где мед" - медведь. И нам легко сейчас
проследить по этому слову, что является образной основой такого названия,
маскирующего истинное имя божества.

Теперь мы знаем, что язык - семейство слов-знаков, которое "прописано" в
левой части мозга. Но мы знаем также, что оно непрерывно навещает свою
родину - правый мозг. И наше обвинение в том, что семейство это забыло свою
родину, мы снимаем, потому что оно, покидая ее, все-таки возвращается туда,
как Одиссей на свой родной остров Итаку.

Теперь поговорим об ассоциировании как о приеме запоминания. Наша память
работает прежде всего как ассоциативный механизм: это очень похоже на
машину, которая вяжет. Для того, чтобы ассоциации-связывания, проходили
успешно, нужно помнить три правила.

* Первое: два образа, которые ты связываешь, старайся представлять
ярко, и обязательно каждый в отдельности.

* Второе: связывать эти образы в действительности, заставляя
вступать в соприкосновения, касаться друг друга, совершать взаимодействия.

* Третье: образы должны действовать вместе странно и парадоксально.

А теперь давай поиграем в ассоциации, используя наши правила. Возьмем, к
примеру, слова "урок" и "дорога". Пока они, как слова-символы, находятся в
пределах левой части мозга. Соберем их в дальний путь и отправим домой - в
правую часть, превращая в образы. Итак, урок. Мне вдруг вспоминается
школьный приятель, на спор сосредоточенно двигающий ушами, окрик учителя и
звонок, оглушительно трезвонящий по коридору. Представили? Класс, школьные
парты, тема на доске: "Крепостное право в России"?

Теперь оживим образ дороги, представив его ярко, и не только зрительно.
Можно попробовать ощутить движение, ухабы и выбоины, или торможение перед
светофором. Связывать эти образы нужно, как бы соприкасая их. Можно,
конечно, представить дорогу, которая ведет к школе, а в школе уже начался
урок, и кто-то там двигает ушами. Но это будет слишком обычная, как
говорят, банальная ассоциация-связь. Нам нужно заставить наши образы
действовать необычно, парадоксально. Например, представить дорогу, по
которой катится тот самый приятель с колесами вместо ушей. Или еще
что-нибудь подобное. Пофантазируйте сами.

О том, как именно мы будем использовать ассоциирование для запоминания -
разговор впереди. Это невероятно интересная и увлекательная тема. А пока
перейдем к другой, не менее увлекательной и важной.


Медленное чтение

"Самое главное - научиться читать и писать", - говорят нам учителя, когда
мы поступаем в школу. "Ты станешь грамотным, если будешь это уметь", -
утверждают они совершенно справедливо. Если мы хотим научиться читать,
вначале делаем это медленно, изучаем букву за буквой, потом слоги, слова...
Позже все время учимся убыстрять чтение и письмо, и нас за это хвалят.

Думаю, что вам и в голову не приходит, что самое главное после того, как вы
научились быстро читать и писать, опять научиться, но на другом уровне,
медленному чтению, специально замедленному восприятию важных для нашей
жизни книг, или, как говорят ученые, текстов. Намеренно используемое
медленное чтение связано с уже известным нам ассоциированном, которое мы
организовываем специально. Самое главное в ассоциировании протекает здесь
по двум направлениям. Первое из них - вертикальное, обращенное в глубину
истории человечества, второе - горизонтальное, которое использует образы и
представления сегодняшнего дня, оживляя их нашими переживаниями, чувствами
и мыслями.

Чтобы успеть провести такие ассоциирования качественно, конечно же, нельзя
спешить. Потому-то и необходимо медленное чтение. Но вдумчивость наша
должна организовываться сознательно: я вспоминаю все, что уже знаю по
истории, или расспрашиваю об этом, или стараюсь читать в соответствующих
словарях, справочниках, энциклопедиях, а потом связываю все, что сегодня у
меня на душе, с добытым материалом. Это доставляет много удовольствия,
развивает воображение и делает результаты действительно высокими.

Не последнюю роль играет и то, что при таком чтении нам удается проводить
время с интересом, не скучая, и заодно, если мы умеем что-то сочинять, как
бы случайно вырабатывать разные творческие идеи. Поэтому во время
медленного чтения мы можем на мгновение, на другое, на полминуты, на
минуту, на две отвлекаться, чтобы фиксировать такие побочные находки. При
этом очень важно наблюдать за ассоциациями, которые прорываются как бы
самотеком, один образ сменяя другим. Интерес, который мы еще никак не
определяли, теперь и может быть определен как поток самоявляющихся
ассоциаций. Такое медленное чтение, в котором мм уже знаем основное, похоже
на серьезную игру, но она потому и серьезная, что помогает осознать Жизнь,
Бытие, то, что так загадочно не только для детей, но и для взрослых.
Поэтому медленное чтение и незнание неразрывно связаны на всех этапах
развития личности человека.

Действия, которые нас утомляют - это, прежде всего, механическая работа,
повторы, которые мы называем нетворческими. Но как бы грамотно мы ни
занимались какими-то делами, обязательно устаем, потому что устает тело.
Необходимо менять деятельность, отдыхать каким-то группам мышц и нервов.

Мы знаем, что отдыхать - значит играть в желанные игры, развлекаться,
гулять, бегать. Это кажется очень простой задачей: "Уж что-что, а отдохнуть
я сумею", - обычно говорит себе каждый. На самом же деле отдохнуть можно не
от всякого утомления. Есть другое, очень непростое утомление, от которого
так просто, побегав или поиграв, не отдохнешь. Это утомление от дела -
утомление психики человека, души его, которое, конечно, связано с тем, что
человек занимается неинтересным для него делом. И здесь важно устранить
главную причину усталости - отсутствие актуализации интереса. Надо помнить,
что ты - хозяин своих актуализированных интересов и можешь где угодно, став
философичным, попытавшись "сломать игрушку" (конечно же, мысленно), найти
интерес, обнаружить какие-то явления, интересные для тебя и сейчас.

Утомление от дела называется психоинтеллектуальным. Чем человек меньше
скучает, тем меньше у него такого утомления. Пенять за скуку, как мы уже
говорили, надо прежде всего не на родителей, учителей или приятелей, а на
самих себя. Никогда не обвиняй других в собственной скуке. Когда у тебя
будет широкий кругозор (а если он уже у тебя такой, то это здорово), ты
будешь обладать огромным количеством возможностей актуализировать интерес
различными способами и будешь иметь, естественно, и другие достижения.
Например, у тебя появится огромный запас воспоминаний о твоих собственных
переживаниях. Эти переживания -по поводу книги, которую ты прочитал, по
поводу музыки, которую ты слушал, волнуясь. Иные из них могут на всю жизнь
остаться в тебе как очень-очень волнующие переживания, которые мы называем
высокими состояниями. Это могут быть состояния с ощущением большого
уважения к кому-то или чему-то, с радостью от того, что ты постиг великую
истину, восторгом и чувством утешения от того, что ты столкнулся с примером
верной дружбы, преданности, любви.

Чтобы расширить свой кругозор, нужно обладать не просто настойчивостью или
трудолюбием, но и иметь много "инструментов". Сама же работа по расширению
кругозора должна проводиться с использованием тех "инструментов", приемов,
которые ты уже знаешь. Язык или языки - главные "инструменты" для того,
чтобы ты мог успешно расширять кругозор. Теперь мы можем определить язык
еще и как огромное сочетание, прямо созвездие ассоциаций. Ассоциации,
образные скопления свойственны и для стихов. Нужно научиться читать стихи,
нужно изучать язык, который и сам является огромным, вечно изменяющимся
стихотворением. Чтобы сделать первый шаг в этом направлении, нужно
научиться исполнять стихи вслух, стараясь при повторе (а повторов должно
быть очень много, если стихи тебе нравятся) обязательно делать изменения в
исполнении.

Итак, мы уже знаем, как работать над кругозором, знаем основы той науки,
которая может помочь нам превратить наши обыкновенные дела в творчество. А
теперь сделаем некоторые обобщения и заодно введем новое слово, которое
образуется от уже известного корня, парадоксальность. Парадоксальность
мышления - очень полезная для нас вещь. Во-первых, мышление, которое
парадоксально, не позволяет уставать, во-вторых, оно дарит нам радость
открытия, в-третьих, помогает обнаружить поэзию, потому что именно оно
является истинным автором стихов, другими словами, является поэтом. Еще
одно обобщение: мышление может быть, оказывается, своеобразной игротекой.
Вы, наверное, уже заметили, что мышление у нас все более напоминает игру,
за которой можно наблюдать. А раз мы можем наблюдать за игрой, тг" не
исключено, что научимся и играть.

Конечно, чтобы научиться хорошо делать умственную работу, нужно владеть не
только медленным восприятием. Речь идет о быстром схватывании, о скорости
знакомства с различным материалом, о молниеносных осознаваниях тех или иных
явлений культуры, об оценках, которые нам надо давать, составляя свое
мнение. Серьезный человек, сколько бы ему ни было лет, обязательно умеет
качественно и честно исполнять многие из этих дел. Но для того, чтобы они
получались лучше, на этот раз мы будем стараться научиться уже не
медленному, а быстрому чтению - скорочтению.

Когда можно применять скорочтение? Об этом надо договориться сразу, потому
что именно от материала, который мы будем читать, зависит скорость
прочтения. Непозволительно читать очень серьезные книги поспешно. Эти
произведения мы называем шедеврами (от французского "главное
произведение"). Шедевров не слишком много на земном шаре, и их нужно
постоянно перечитывать, в течение всей жизни. Но к этому мы еще вернемся.

А вот то, что нам нужно просто для сведения, мы можем просматривать в
быстром темпе и применять при этом следующее правило: прежде, чем читать
какую-то книгу быстро, я должен познакомиться с ней внешне, рассмотреть,
что написано на обложке, где и когда она издана, кто ее автор, и даже кто
ее редактировал, делая это медленно. Еще медленнее нужно познакомиться с
оглавлением книги, выясняя, что же мне уже известно из того, что здесь
написано, обдумывая и заранее предполагая содержание всего, что мне
предстоит просмотреть.

Только после такой работы можно приступать к скорочтению. Здесь мы
применяем уже четко сформулированное правило, которое звучит так: думай
вперед, упреждающе, предполагая, что будет написано! Такое думание вперед,
упреждающее мышление, можно очень быстро натренировать, если заботиться о
нем специально. Чтение, которое мы сейчас, как говорят, ставим, называется
осведомительным. Оно нужно не для того, чтобы получить высокое состояние,
художественное наслаждение, а для расширения кругозора, получения
информации, сведений о том или ином предмете.

Для тренировки, как мы уже говорили, можно пользоваться многими книгами в
день. Сначала просмотри одну небольшую, вторую, а потом постепенно
увеличивай количество книг до десяти-пятнадцати в день, особенно книг на
общеобразовательные и научно-популярные темы. После просматривания они
могут превращаться в косвенные справочники. Не забудь об этом. Чем больше у
тебя будет книг-друзей, тем самостоятельней ты будешь и как учащийся, и как
человек.


Арабский шах
Алгоритм и предметы, которыми мы себя окружаем

Есть такое слово, которого ты, может быть, и не знаешь: алгоритм. Правда,
похоже на арабское? Что же это такое? Это свод правил для исполнения таких
дел, которые уже исполнялась не одним десятком человек и не одной тысячей.
Такие правила доказывают: ты тоже сможешь сделать то, что до тебя делали
другие. Поэтому мы пользуемся алгоритмом в двойном смысле: и для того,
чтобы разобраться, как же нужно заниматься самостоятельно, и чтобы быть
уверенным в том, что у нас все получится, Ведь когда мы произносим слово
"алгоритм", то как бы представляем себе сотни и сотни интеллигентных,
умных, добрых людей, которые уже прошли эту дорожку и пришли к какой-то
цели. Они словно стоят у нас за плечами, стараясь помочь, а в результате мы
действуем не вслепую, зная то, что делаем. Поэтому сейчас мы приступим к
алгоритму наших занятий таким образом, чтобы, занимаясь чем-то уже
проверенным, делать быстрые успехи и становиться взрослее, добрее, лучше.

Итак, что же нужно, чтобы эти правила исполнять? А что нужно, чтобы играть
в "классики"? Мел нужен? Конечно. Нужны друзья, которые будут играть с
тобой, партнеры. А могут вместо таких партнеров в учебных занятиях
выступать книги? Ты, наверное, и не думал, что ту же игру можно
организовать дома, не чертя на асфальте, а про себя производя такое
действие - вроде рисуя и вычерчивая духовные классики.

Слово духовный мы вводим здесь как очень важное слово, его можно даже
назвать термином. Что такое термин? Это подарок людей, которые жили
когда-то и оставили его тебе, обозначив им какое-то дело. И за словом этим
стоит опять-таки много людей. Посмотрев на книги, ты должен понять, что они
- словно твои друзья, которые сейчас вроде отсутствуют. Ведь то, что
осталось в книгах, - очень важная часть души этих людей. И когда ты сейчас
начнешь заниматься, нужно отнестись к книгам так же, как ты относишься к
людям, к лучшим своим друзьям, потому что выражена в книгах лучшая часть их
души". То, что было злого в судьбе, допустим, Горация, или Като, или
Максима Горького, наверное, ушло на обочину, удалилось, а главное, самое
желанное для них осталось на страницах.

Надо расположить книги так, чтобы эта книжная "компания" была похожа на
человеческую. Если мы хотим пообщаться со своими друзьями, то, прежде
всего, хотим их видеть, не правда ли? А для этого и смотрим на них. Если
кто-то находится дальше, во втором ряду, просим его выйти вперед, чтобы он
стал перед нами. А теперь представь, что очень важные книги, которые тебе
подарили, к примеру, на день рождения, или те, которые ты купил сам, стоят
где-то в третьем, четвертом ряду, и ты никогда не видишь их. Значит, надо
расставить их так, чтобы всегда можно было общаться с ними, чтобы
сдружиться сразу со всеми этими прекрасными друзьями. И если ты будешь чаще
встречаться с ними, будешь видеть их наяву, потому что они стоят в один
ряд, повернувшись к тебе корешками с названиями, твое общение с ними всегда
будет эффективным, полезным для тебя.

Самые главные книги для обучения - справочники и учебники, словари и
энциклопедии, пособия по самым различным предметам. Они должны стоять
отдельно и обязательно выстроены как бригада учебной скорой помощи, В одном
случае тебе помогла эта книга, а в другом - иная. Но сами они не умеют
сбегать с полки -есть у них такой небольшой недостаток. Поэтому к книге
нужно- топать пешком. Да, ты будешь все время вставать и смотреть в словари
или энциклопедии. И не надо надеяться на то, что у тебя будет спокойная
жизнь. Если ты уже учишься по-настоящему, используя принципы автодидактики
(ты уже понял, наверное, что автодидактика и самообучение - одно и то же,
ведь "авто" в переводе с греческого означает "сам", а "дидаскеин" -
"учить"), придется одновременно заниматься и физкультурой - то брать
словарь, то класть его на место. Захочется тебе оставить книгу на столе
возле себя - оставь, но потом все равно придется нести и заниматься тем,
что называется тренировкой мышц.

Какие словари нам нужны? В добавление к тому, что мы проходим в школе,
конечно, кое над чем необходимо заниматься и самому. Школа не все может
дать, мы должны сами многому учиться. И потому надо и французским языком
заниматься, и английским, как ты это уже, наверное, делаешь, и немецким.
Если будешь владеть разными языками, сможешь узнать и правильно понять
мысли многих людей, которые живут в мире.

Основные языки, которые очень распространены: английский, французский,
немецкий. И потому нужно заняться организацией своей библиотеки (попроси
взрослых помочь это сделать) так, чтобы в ней были двуязычные словари
-словари на двух языках. А иногда бывают еще и трехъязычные - -весьма
полезные книги. Кроме того, важно иметь различные толковые словари. Если у
тебя есть русский или украинский, толковый словарь, ты уже знаешь, что в
нем объясняется слово на том же языке, из которого оно взято. Такие словари
очень нужны и в других языках - английском, французском, немецком, чтобы ты
имел возможность развивать себя в пользовании книгами, написанными на том
языке, каким ты хочешь научиться владеть.

Важно привыкнуть, уходя из дому, брать с собой разные небольшие книги и
разговорники. Бывает, идешь не в школу, а в магазин за хлебом или
отправляешься на какой-нибудь пикник. И очень полезно взять с собой книжку,
вдруг тебе захочется в нее посмотреть - не все же время глазеть, как кошки
бегают по крышам или как ездят машины и пылят. Вспомнишь вдруг какое-то
слово - и потянет, хоть на минутку, открыть книжку. Так и должно быть.
Наверное, человек учится именно в такие минутки, заглядывая в книгу, когда
ему интересно.

Если книгу носить незавернутой, то, естественно, очень скоро она приобретет
такой вид, что будет неприятно взять ее в руки, да и страницы начнут
потихонечку исчезать. Значит, мы с тобой должны договориться так обращаться
с книгами, чтобы они не портились. Будем мастерить разные футляры, из
которых книга легко извлекалась бы. Это могут быть и специальные
полиэтиленовые пакеты. Но лучше, конечно, делать для книг твердые
футлярчики, которые мы называем кассетами. Они изготавливаются из картона
или других материалов.

Еще нам нужно обязательно научиться отмечать то, что у нас получилось
удачно. Например, ты сказал что-то интересное, или просто необычно подумал,
или представил удивительный образ. А как ты потом это повторишь, как
оценишь, что у тебя получилось? Конечно, свои успешные действия, свою.
удачную мысль нужно записать. Что для этого тебе необходимо иметь под
рукой? Прежде всего - лист бумаги. А чтобы листы бумаги были всегда под
рукой, их надо положить в нескольких местах квартиры, да не по одному, а
целыми стопочками: и тут, и там пусть лежат, и в каком-то другом месте. Но
бумага не может покрываться "письменами", если рядом не будет письменных
принадлежностей. Конечно, возле каждой стопочки обязательно должны быть
ручка или карандаш, можешь положить и кисточку, краски, если тебе иногда
хочется что-то изображать. Хорошо бы, замечательно даже, иметь дома не
одно, а несколько таких мест для занятий. Тогда ты не будешь тратить время
впустую, тогда не забудешь того, что вдруг пришло в голову, потому что все
окажется под рукой. А бывает, помедлишь, несколько шагов сделаешь - и все,
ушла, навеки пропала хорошая мысль.

Записывай свои фантазии, делай рисунки. Но недолго. Надо учиться
прерываться на интересном месте и переходить к другому занятию. Тогда у
тебя все время будет много-много энергии. Кроме того, хорошо выписывать
оригинальные, умные выражения из книг. Иногда нужно выписать слово, которое
ты хочешь посмотреть в словаре, чтобы не забыть. Стоит повторить его,
попытаться воспроизвести, потом проверить ударение и снова записать: позже
достанешь словарь и посмотришь это слово. Тогда ты станешь образованным
человеком, и довольно быстро -6 лет так через... (Не буду говорить сколько,
потому что образование никогда не кончается...)

Полезно также слушать зарубежное радио, смотреть телепередачи на разных
языках. Если дома есть магнитофон, его надо правильно использовать. Можно
"наговорить" на пленку то, что учишь на другом языке, и сравнить с
лингафонным курсом - записью текстов, начитанными носителями этого языка.

Обязательно должен быть в квартире музыкальный инструмент, пусть даже самый
маленький. Иногда это сопелка, иногда - блок-флейта. А у кого-то есть
пианино, или скрипка, и. .и баян. Даже на игрушечном пианино можно точно
сыграть короткую мелодию.

Конечно, необходимо иметь достаточное количество закладок для каждой книги.
Желательно, сколько книг - столько закладок. Закладки должны быть аккуратно
сложены в одном месте, чтобы всегда можно было взять, когда тебе нужно.
Закончив работу с книгой, не забудь достать оттуда закладку, особенно если
она твердая, иначе на страницах могут остаться отметины.

Иногда книги печатают не крупными буквами, а мелкими. В таких случаях нужно
обязательно пользоваться лупой. Желательно, чтобы в доме были и маленькая
лупа, и лупа побольше. Раньше выпускали линейки со специальными
увеличительными стеклами, которые были в нее вправлены. Лучше всего,
конечно, иметь стационарную лупу - тогда ты ставишь книгу и можешь читать
сразу целую страницу. И у тебя не будет болеть голова из-за того, что ты
напрягаешь глаза. Маленькую лупу хорошо даже носить с собой. Так как стекло
бьется, надо попросить маму или папу купить лупу в футлярчике. Но
обращаться с ней надо осторожно.

Что нам нужно иметь еще, если мы хотим быть устремленными в будущее? Стоит
собрать образцы разных зарубежных изданий - газеты, журналы, и не только
детские: плох тот солдат, который не мечтает быть генералом, почему бы и
нам не мечтать стать, например, ученым, музыкантом или очень хорошим
мастером в какой-то другой области, правда?

Когда ты станешь взрослым человеком, у тебя обязательно появится
потребность мысленно вернуться в детство. И вот совсем взрослой, замужней
женщиной или женатым мужчиной (у тебя уже будут дети), ты вновь оценишь
свое детство, вспомнишь, что тебя окружало. Обязательно постарайся
сохранить образцы газет и журналов каждого года - когда ты учился в первом,
втором, пятом классе, много места это не займет. Так ты научишься быть
архивариусом. (Вот какое длинное слово "архивариус", а означает оно
человека, который умеет обращаться с вещами, имеющими историческую
ценность, и хранить их грамотно.) Надо завести папки, написать на них,
допустим, "Немецкая пресса", "Английская пресса", "Французская пресса" и
т.д. Придумай какие-нибудь другие названия, ничего не будет плохого, если
ты сделаешь это иначе. Но важно, чтобы уже в детстве у тебя появилась
устремленность в будущее, мысль о том, что эти газеты и журналы тебе
обязательно пригодятся, когда ты сможешь не просто рассматривать их, а
читать. Если ты станешь правильно заниматься, хорошо зная алгоритм занятий,
это время не за горами.

А теперь давай вспомним о песнях, о художественной литературе на
иностранных языках. Если у нас есть сборник песен на английском, мы можем,
зная ноты, попробовать что-то спеть. А ноты не так сложно знать, если даже
ты только недавно пошел в школу. Можно начать разбирать их не только с
помощью папы или мамы, но и самому. А если ты по-настоящему самостоятельный
учащийся, ты обязан сразу, с первого шага хоть немножечко, а стараться
разобраться во всем сам. Значит, нам нужны сборники песен и нужно
попытаться вникнуть в тексты и музыку песен, которые там напечатаны. Еще
нужны художественные книжки - лучшие детские книжки на разных языках.
Большинство из них широко известно. Но есть и такие, которых у нас почти
никто не знает, потому что их не переводили. Например, прекрасную детскую
писательницу графиню Софью Растопчину, известную под именем Comtess de
Segur. Во Франции ее читают уже почти двести лет. И много-много интересного
ожидает человека, который будет знакомиться с разными языками, организуя
материальную базу для того, чтобы можно было заниматься ими удачнее, лучше,
чем обычно.

Какие еще должны быть у нас художественные книжки? Не только детские -
опять нужно думать о будущем, когда может пригодиться и та, и другая книга.
А то, что будущее начинается сегодня, ты, наверное, уже понял. Поэтому надо
начинать листать эту книгу сейчас, особенно если она называется "Фауст"
Гете или "Сонеты" Шекспира на немецком, английском или украинском языках.
Надо полистать такую книгу, познакомиться с ней, и иногда строку-другую
попробовать разобрать. Ведь скалу можно разрушить только постепенно,
откалывая от нее маленькие гранитные части. А если крушить сразу всю,
придется взрывать: так недолго и под обломками погибнуть. Зачем же так
поступать? Нам нужно мирно, спокойно знакомиться с этим "гранитом". Есть
даже выражение такое: гранит знаний, гранит науки.


Садимся делать уроки

А теперь перейдем непосредственно к алгоритму. Алгоритм, то есть свод
правил начального периода автодидакта, когда ты сам начинаешь заниматься
какой-то наукой, должен основываться на том, что ты все время наблюдаешь за
собой и руководишь своим самочувствием. Нужно постоянно всматриваться в
свое настроение, в свое намерение, которое у тебя появляется, пусть даже
совсем крохотное. Чтобы было интересно, нужно научиться играть с учебниками.

Допустим, ты занимаешься тремя языками. Учебники трех языков, которые у
тебя должны быть (мы уже говорили о материальной базе), нужно обязательно
чередовать - конечно, не строго по минуте, но до тех пор, пока ты не
почувствуешь, что у тебя появился интерес. Ты должен менять учебники, а не
сидеть над ними все время: то один посмотреть, то другой, то третий. И
смотреть совсем понемножку. Потом, когда чувствуешь: ой, там интересно
стало, прерываешь себя и отодвигаешь этот учебник, хоть и хочется в нем еще
задержаться. Возвращаешься к первому учебнику, смотришь его и чувствуешь,
что и он стал интереснее. Интерес как огонь, им можно "зажечь" и какой-то
новый материал, новый текст.

Конечно, тебя интересует, что нужно делать, если учебник только один. В
таком случае нужно читать текст не подряд, а как бы переставляя абзацы, то
есть фрагменты, отрывки текста, которые начинаются с красной строки.
Сначала надо прочесть первый абзац, потом третий, потом второй, или второй,
третий, потом первый, или третий, первый, второй - только не подряд. И лишь
затем прочесть в правильной последовательности: первый абзац, второй,
третий. Почему тебе становится интересно? Да потому что ты сам должен
заполнять смысл. Тот текст, который идет при нормальном чтении, авторы
преподносят тебе готовым. А тут ты сам его сочиняешь, потому что взял и
поменял местами строки. И замечаешь, что тебе нравится такая игра с текстом.

Не забывай еще и о том, что упражнения в учебнике надо обязательно
выполнять устно. Если в школе задано письменное задание, напиши одно, два
или три упражнения, но все остальные в этом разделе должны быть исполнены
устно, вслух, с использованием культурой движений речевого аппарата, о
которой мы уже говорили. Такое исполнение текстов называется устным
исполнением, а приемы, при помощи которых мы работаем, оральными.

Во время занятий языками - родным или иностранными - учитель обычно требует
от учеников правильного произнесения звуков на слух, вслед за собой или
записями на кассете. Мы же должны представлять произнесение как правильное
выполнение зеукодвижений. А для этого необходимо знать, какие мышцы
речевого аппарата мы должны тренировать, в какую точку направляются наши
речевые движения и психические напряжения, с ними связанные.

В каждом языке такая точка своя (ее еще можно назвать фокусом, как у
линзы). Найти эту точку и научиться пользоваться фокусировками, то есть
своеобразной настройкой своего речевого аппарата для выполнения
звукодвнжений в каждом языке, помогут ''манки". Они, словно приманка для
зверей, которую использует в лесу охотник, "приманивают" для нас правильную
фокусировку того или иного языка. Это может быть коротенькое предложение
или даже одно с;ово, которое мы произносим с правильным посылом звука.

Но что такое правильный посыл и как ему научиться? Попробуем сделать это на
примере. Скажи по-украински: "Пiду додому". Оказывается, произнесение этих
(да и всех других) украинских слов направляется на нижние зубы, в точку
фокусировки, наиболее характерную для этого языка. В русском языке
фокусировка совсем другая. Попробуй несколько раз произнести "манок" "Эй,
ты!" - и ты почувствуешь, что звуки зарождаются где-то в середине рта, на
воображаемом перпендикуляре, опущенном с верхней точки мягкого неба.

Фокусировка в английском языке определяется при помощи фразки "Я тебе
дам!", произнесенной с угрозой в голосе и с придыханием на - звуке "т": "Я
т-т-тебе дам!" Попробуй еще при произнесении "т" и "д" прижать кончик языка
к альвеолам - бугорку над верхними зубами, получится совсем по-английски. С
немецким еще проще. Вспомни, как ты полощешь горло. Можешь даже приложить к
нему руку и почувствовать колебания: "г-г-г, г-г-г". Именно такой -горловой
посыл звука в немецком языке. А французская фокусировка бывает у мамы,
когда она, глядя на твои намокшие в лужах туфли, с укором в голосе, не
разжимая губ, произносит: "н-н-н, н-н-н!" Звук направляется в этом случае в
точку, расположенную на лбу между бровями, ее еще называют "третий глаз".

Научившись правильно исполнять звуко-движения, мы постепенно научимся
правильно соединять их в словодвижения, ощущая радость от тренировки
речевого аппарата, его мышц, совершенствования своих навыков, и постепенно
приобретем пассажную технику, когда сможем легко и свободно связывать любые
словодвижения в предложения и целые фразы.

"Как научиться лучше запоминать иностраннью слова?" - часто спрашивают
ученики. "А их си не нужно запоминать", - отвечу я. Нужно просто
тренировать словодвижения, пока они не встанут настолько родными, словно
произносятся сами. Автодидакт - противник прямого запоминания, поэтому и
здесь у нас будет обходной маневр, который одновременно станет веселой
игрой, освежит и сделает гибче наш ум, и научит свободно чувствовать себя в
любом языке, если мы, конечно, хорошо потрудимся.

Теперь самое время рассказать о работе с ассоциативными листами (их для
простоты мы называем "закладками", только это не те узкие полоски, которыми
мы отмечаем в книге нужные страницы, а специальные таблицы). Одна из них
будет главной, базовой, назовем ее матрицей, в другую запишем слова
иностранного языка:, а в третью, под теми же номерами - слова родного языка
(переводы соответствующих иноязычных).

Для запоминания слов мы используем парадоксальное ассоциирование, то есть
странное, необычное связывание слов (помнишь, мы уже говорили об этом?). Но
сначала нам нужно договориться, какой шифр мы будем использовать для этой
увлекательной учебной игры. Давай подберем для цифр буквенные соответствия.
Посмотри в эту таблицу:

--- Table start-------------------------------------------------------------
1

2

3

4

5 |

Л

П, Б

Т, Д

Ч. Ж. Ш, Щ

В, Ф |

6

7

8

9

10 |

Н

М

Х.К.Г

Р

З, С, Ц |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Чтобы лучше запомнить буквы, которые соответствуют первым девяти цифрам,
придумаем слова-образы. Почему мы присвоили цифре "один" значение буквы
"л"? Наверное, потому что "л" по-латински пишется как единица. Ты ведь уже
начал изучать иностранный язык? А й в английском, и в немецком, и во
французском используется латинский алфавит. "Один", "л" -какой образ можно
придумать? Давай возьмем китайца Ли в симпатичной конической шляпе?!

Буква "л" пишется как две палочки с крышей наверху. Наверное, поэтому "два"
у нас - "п", а "б" - это ведь звонкая "и", правильно? Чтобы оживить "два" и
У, вспомним число л из математики. Ты ведь уже знаешь формулу площади
круга? Пусть круг станет для нас образом, "и", образом "двойки". "Три" -
это, конечно, "m", ведь "т" строчная - три палочки с крышей. Чем может
стать "m"? "Ту-134" - ты уже летал на самолете? Так одну за другой мы
оживим сейчас все цифры.

"Четыре", "ч-ч-ч", правда, похоже на "четверку"'? А теперь нальем в стакан
чай, коричневый, даже немного красный, и очень горячий - в руках не
удержать, придется скорее на стол ставить. Если еще немножко "пошипеть"
-можно на разные лады пропеть "ж", "ш", "щ".

Следующая цифра - "пять". Правда, римская цифра "V" пишется так же, как
латинская буква "v"? Поэтому мы ставим их вместе: "пять" и "в", "ф",
оживляя "ф" как милую симпатичную нотку "фа". Помнишь ее, между первой и
второй линейкой в скрипичном ключе?

Если в букве "н" верхнюю палочку переставить вниз, "н" превратится в
"шестерку". Знаешь, что такое Ноев ковчег? Открой "Библию для детей" - это
очень интересная история, Итак, "шестерку" превращаем в Ноя.

В месяц май (с цветущей сиренью!) превратим "семь", ведь "семь"
заканчивается на мягкий "м". Если взять цифру "восемь" и выделить
окружностью середину, получится вырезанное в кругу "х", которое никак не
может обойтись без своих родственников - "к" и "г". Бильярдный кий будет
означать у нас "восьмерку". Рой пчел, "р" перед зеркалом - да это же
"девять"'.

Остается вспомнить, что "ноль" по-английски - "zero", и обозначить "ноль"
буквами "з", "с", "ц".

А теперь давай споем под аккомпанемент:

--- Table start-------------------------------------------------------------
Липитучай фа, но макирой!" |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Записывать и запоминать это, правда, смешно, потому что два таких
замечательных глагола, союз и существительное "фа" сами просятся в голову!

--- Table start-------------------------------------------------------------
"Липитучай фа, но макирой!" |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Теперь у нас есть полный ряд образов до "девяти". Как нам оживить
"десятку"^ Какие согласные закодированы под цифрами "один" и "ноль",
помните? "Л...с...", "л...з...", "л...ц..." Начиная с "десяти", в
последующих цифрах вспоминаем согласные, а гласные добавляем сами. Итак,
чем может стать для нас "десять"7 "Лисой", "Лизой", "лицом"! По этому же
принципу:

--- Table start-------------------------------------------------------------
11 - "Л...Л..." - получаем: "лилия", "Ляля".

12 - "Л...П/Б...": "липа", "лапа", "лоб".

25 - " П/Б ...В/Ф...": "Пиф", "пуф", "пиво".

66 - "Н...Н...": "неон".

91 - "Р...Л...": "рояль".

99 - "Р...Р...": "Рур". (область в Германии)

100 - "Л...С/З/Ц...С/З/Ц...": "лосось", "лисица". |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Для базовой закладки (матрицы) выбирать нужно только имена существительные,
обозначающие названия животных, предметов, отдавая предпочтение тем,
которые создают в нашем воображении более яркий, красочный образ. Все три
закладки должны быть одного формата, базовую можно изготовить на тонком
картоне. Наиболее успешно идет работа, когда ассоциативный лист содержит
100 слов. Младшекласс-нbки могут делать более короткие закладки.

Как же работать с ассоциативными листами? Допустим, в английской закладке
мы записали под No1 слово "open". В русской - под той же цифрой пишем его
значение: "открывать" и связываем русский перевод с первым словом матрицы -
"Ли". Конечно, связывать нужно обязательно странным, лучше даже каким-то
смешным образом. Например, Ли плечом пробивает дверь и вместе с ней входит
в комнату. Китаец Ли открывает дверь собой, как тараном. Обычно первая
всплывшая в мозгу ассоциация бывает не самой удачной. Быстро ищем вторую:

Ли открывает дверь, привязав ее к своей косичке.

--- Table start-------------------------------------------------------------
1. Открывать |

34. |

67. |
----------------------------------------------------------------------------

2. трава |

35. |

68. |
----------------------------------------------------------------------------

3. толстый |

36. |

69. |
----------------------------------------------------------------------------

4. |

37. |

70. |
----------------------------------------------------------------------------

... |

.... |

... |
----------------------------------------------------------------------------

33. |

65. |

98. |
----------------------------------------------------------------------------

100. | | |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Второе английское слово "grass" - "трава". Нам нужно неожиданным образом
соединить "траву" с ожившей "двойкой", то есть с "кругом". Просто круг,
заросший травой - ничего необычного. Лучше круг, в котором трава растет
корнями вверх.

--- Table start-------------------------------------------------------------
1. Open |

34. |

67. |
----------------------------------------------------------------------------

2. grass |

35. |

68. |
----------------------------------------------------------------------------

3. fat |

36. |

69. |
----------------------------------------------------------------------------

4. |

37. |

70. |
----------------------------------------------------------------------------

... |

.... |

... |
----------------------------------------------------------------------------

33. |

65. |

98. |
----------------------------------------------------------------------------

100. | | |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Третье слово "fat" - "толстый". Можно представить самолет, в который с
трудом влезает толстый-претолстый пассажир, он пробует и так, и эдак... Или
самолет, крылья которого вдруг превратились в мускулистые руки тучного
японского борца!

Напомню в двух словах правила парадоксального связывания:

--- Table start-------------------------------------------------------------
* Брать обязательно два отдельных предмета, ярко представляя из в виде
образов;

* Связывать эти образы в действительности, заставляя вступать в
соприкосновения, касаться друг друга, совершать взаимодействия;

* Действия эти должны быть странными, необычными.
|
--- Table end---------------------------------------------------------------

Парадоксально связав русские значения английских слов со словами матрицы,
мы начинаем внимательно читать вслух английские слова, прежде всего
добиваясь точного их произнесения (для правильных фокусировок не забывайте
использовать "манки"). Все внимание должно быть обращено на словодвижение!
Теперь, произнеся слово "open", остается вспомнить, что написано под этой
же цифрой в матрице. "Один", Ли... О Боже! Да это же Ли, открывающий своей
косичкой дверь! Значение слова "open" всплывает как бы само, без напряжения.

Где-то к десятому классу человек должен уметь совершенно спокойно написать
один ассоциативный лист в три-четыре дня и иметь хороший запас слово
движений. Нужно обязательно чередовать закладки на разных языках: если
сегодня я делал на немецком, завтра делаю на французском, послезавтра - на
английском. Тогда я не устаю и еще как бы "разделяю" эти языки в
употреблении, они у меня не "слипаются".

Слова для закладок надо сначала брать из учебников, которые проходишь в
школе или самостоятельно. Если в пятом-шестом классе ты уже обрабатываешь
слов шестьдесят-семьдесят, можно начинать знакомство со ста словами! И в
этом нет ничего сверхособенного, нужно просто сесть где-то в одном-другом
месте, или даже на ходу, во время прогулки, и воспроизвести эти слова. Ты
как бы занимаешься своеобразным спортом: никто от тебя не требует
запомнить, одно только требуется - очень точно делать движения речевым
аппаратом, отдавая себе отчет:

почему неточно или почему точно. Где-то вытянуть губы сейчас важнее, чем
запомнить слово. Вред приносит как раз неправильность движения, а не то.
что ты не запоминаешь слово. Оно запомнится, лишь бы у тебя было движение.
Потом слово каждый раз будет перетолковываться, приближая тебя к своему
особому, специфическому, как говорят, смыслу, который скрыт за оболочкой. И
этим нужно заниматься всю жизнь.

А еще мы можем сочинять предложения, подставляя в них новые слова. Это
называется работой с конструкциями. "Конструкция"- слово тоже иностранное,
сложное - это "строительство", по сути дела. Кстати, по-латински "стро" -
это "строю", похоже, правда?

Нам нужно знать еще одно маленькое интересное правило: если мне надоел
учебник, я откладываю его в сторону, да так, чтобы не видеть его; И беру
другой учебник, который мне нравится. Так, кстати, и поступают нормальные
дети. А мамы часто не понимают этого. Конечно, было бы хорошо, если бы
каждый предмет изучался не менее, чем по трем учебникам. Но если он один и
уже надоел, по возможности отставь его в сторону. А через день, другой,
может, через неделю, подойди к нему и спроси:

"Ты по мне соскучился?" И он прошепчет: "Да", если уже не покажется тебе
надоевшим. И ты снова сможешь активно работать с этой книжкой.

Мы уже говорили о том, что нужно сразу же использовать полученные знания.
Пусть с ними познакомится еще кто-то, кроме тебя. Хвастать отнюдь не надо и
ставить себя выше других. Не бойся использовать в речи слова, которые ты
недавно усвоил. Пусть даже их кто-то не поймет - объясни. Слова, которые
так и просятся на волю. должны быть отпущены. Это, кстати, поможет снять
психический барьер.

Что еще мы должны знать? А вот что. Оказывается, издавна разные неглупые
люди, которые изучали языки, далеко не всегда пользовались словарями, когда
читали свои первые книги. Они просто брали книжку (часто довольно большую)
и читали ее без словаря, только редко-редко пользуясь им, чтобы иногда
узнать слово, которое, как говорят, "навязло на зубах". Они старались
читать глазами большую часть текста, но обязательно вслух произносить то,
что твердо знали, как произносится. Попробуй и ты читать таким образом.
Когда дойдешь до конца книжки, убедишься, что некоторые ее места, которые
раньше казались непонятными, вдруг открывают свой смысл, потому что
последующее разъясняет предыдущее.

Не надо бояться читать иностранные книги, даже тогда, когда знаешь совсем
мало слов. Прочти свою первую толстую книгу на другом языке, не совсем
понимая смысл. А потом вернешься к ней, когда узнаешь много слов, когда у
тебя прибавится лексического богатства. Ты будешь читать эту книгу во
второй раз по-другому, как знакомую, - это будет чтение с подглядыванием в
словарь, с усвоением смысла, распознаванием содержания и т.д.

А еще очень полезной для тебя будет игра в цепное чтение. Кстати, на родном
языке тоже. Если у тебя есть какой-нибудь толковый словарь, нужно выбрать
слово и прочесть объяснение его смысла. Возьмем, например, русский толковый
словарь. Открываем наугад: "Дочь" -лицо женского пола по отношению к своим
родителям". Допустим, мы не знаем, что такое "лицо" в данном-случае. Тут же
в словаре можем посмотреть нужное слово. При этом листая, держим руку
сверху, на торце книги, чтобы чувствовать ее толщину и количество страниц.
Вот, нашли: "Лицо - передняя часть головы". Это первое значение слова нам
не подходит. Смотрим дальше: "Индивидуальный облик, отличительные черты".
Если мы не знаем слово "облик", сразу же ищем его в словаре. Ничего
страшного, если мы вроде бы забыли слово, которым в самый первый раз
заинтересовались, но у нас игра получается - мы все время идем, идем, идем
вперед. А когда поиграем так полгодика-год, потом оказывается, что у нас
почти весь словарь состоит из уже знакомых слов. Вот как надо работать
цепным методом с толковыми словарями.

Точно так же можно играть, пользуясь словарем иностранным. Ты будешь не
только знать смысл, но и грамматику, потому что давая объяснение, автор,
естественно, каждый раз использовал какие-то грамматические правила. И ты
множество раз эти правила видишь в примерах, которые обычно бывают
максимально точными, очень продуманными стилистически, и усваиваешь основы
грамматики благодаря пользованию толковым словарем. Вот какие замечательные
вещи - толковый словарь и игра, которая называется цепное чтение! Надо
стараться подыскивать в месяц как можно больше таких слов - чуть ли не
миллион. И словари брать в руки как можно чаще.

Но напоследок еще два слова. Использование правил и предписаний
автодидактики предусматривает снятие плохого настроения, утомления,
психических зажатостей. Что такое психическая зажатость? Попробуй сильно
сжать мышцы руки и что-нибудь написать. Правда, получается плохо? Нет
нужной свободы ц легкости. То же самое бывает с нашей психикой. А чтобы
снять ее скованность, нужно хорошо понять, осознать движение. При помощи
осознания движения - это уже знакомый нам прием - мы обязательно снимем
психическую зажатость. Кроме того, мы снимаем ее (как тебе уже известно, но
вспомним еще раз) при помощи ассоциирования и настройки правого мозга. В
предыдущих главах мы это уже рассмотрели.


Лингвя-, лингве-, лингвистическая модель,
или Как стать Мастером ?

Теперь перейдем к святая святых автодидактики, к самому главному месту.
Постарайся быть втройне внимательным, постарайся понять каждое слово. Мы
используем сейчас лингвистическую модель, объясняя применение автодидактики
на примере самостоятельного одновременного изучения нескольких иностранных
языков. Но эти же правила можно брать на вооружение в любом другом виде
деятельности и применять для самостоятельных занятий в самых разных
направлениях. Давай сейчас и рассмотрим эту модель, эту придумку нашу, на
примере которой все станет ясно и по которой мы будем определять любые
другие наши действия, нужные в будущем.

Ты, наверное, понял уже, что в авто дидактике для изучения берется не один
предмет, а группа, не один английский, а три - английский, французский,
немецкий (к примеру). Для чего нам это нужно? Причин можно назвать
множество. Но главная из них - возможность организовать, сделать интерес за
счет переключения внимания с одного предмета на другой. Ты ведь заметил
уже, что отдыхать можно не только развалившись на диване, достаточно
сменить вид деятельности: если ты учил математику, полистать учебник
французского или нарисовать вид, который открывается из окна. По этой же
причине для каждого языка лучше иметь не один учебник, а несколько.

Исходные единицы языка, кирпичики, из которых складывается огромное здание
под названием "язык", - это звуки, звукодвижения. В любом другом занятии
тоже есть свое перводвижение. Поэтому следующее важное дело, которое мы
делаем, - исполнение движения, многократное, бесконечнократное исполнение,
но не зубрежное, а творческое. Мы должны довести это движение до навыка.
Помнить, как ты когда-то учился писать? Рука с трудом выводила "заборчики"
с палочками, закорючки - ты тренировал перводвижение. И постепенно, доведя
его до навыка, до мастерства, составлял буквы, собирал их в слова,
превращая первое маленькое движение в огромное, длиной с целое предложение!

В занятиях языком то же самое. Наше главное дело - исполнение движения,
которое .в автодидактике мы иногда называем текстом - ведь, в сущности,
любое занятие можно назвать текстом? Не пугайся, если эта мысль покажется
трудной. Ты же знаешь уже, как не увязнуть в болоте - последующее разъяснит
непонятное в предыдущем.

Итак, мы займемся сейчас исполнением движений, исполнением текстов. Что для
этого надо сделать? Надо просмотреть и воспроизвести первую частичку
текста, такую, которая имела бы смысл, и начать оценивать этот смысл. По
сути, работа над смыслом пока на этом и заканчивается. Тут же моментально
мы начинаем другую интересную работу: рассматриваем любой текст так, словно
в нем надо поозорничать, сделать его смешным, странным, не таким, каким он
был, когда ты читал его в первый раз. Например, можно изменить текст,
сделав ударным другое слово. Возьмем хотя бы строку: "Скажи-ка, дядя, ведь
недаром Москва, спаленная пожаром, французам отдана". Мы прочли ее с
ударением на слове "недаром". Но можно выделить и другие слова. Сделать
хотя бы такое ударение: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва, спаленная
пожаром, французам отдана." Или такое: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спаленная пожаром, французам отдана". И так далее.

Мы не имеем права следующий раз повторять так, как сделали это в первый
раз, все время надо менять ударение во фразе, а потом только думать о
смысле. О смысле, кстати, само подумается, не надо об этом особенно
заботиться, главное - менять ударение во фразе.

Теперь давай поищем паузу. Что такое пауза? Это молчание. "Скажи...-ка", -
можно сделать паузу после "скажи" или: "Скажи-ка... дядя, ведь недаром..."
А можно так: "Скажи-ка, дядя, ведь недаром... Москва, спаленная...
пожаром". Сделал паузу? И вот так каждый раз по-другому делай паузы, когда
повторяешь эти строчки. А в результате получится, что ты уже не учишь
материал, а занимаешься ритмическим, ритмико-интонирующим чтением, все
время ищешь и занимаешься творчеством, а смысл приходит хотя бы потому, что
ты очень хорошо исполняешь текст. Именно исполняешь - давай подчеркнем это
слово.

Что еще можно разнообразить в таком исполнении? Интонацию. Можно по-разному
интонировать, можно как бы спеть этот текст. Пусть он будет даже
математическим текстом, ты всегда сможешь его спеть, переинтонировать,
найти другое ударение, взять дыхание в другом месте, сделать иной
нюансировку, то есть найти какие-то новые оттенки.

Стоит, наверное, отдельно рассмотреть еще несколько таких способов
разнообразить тексты при исполнении. Один из них - гиперконтрастное чтение.
Слово опять иностранное. "Контраст" - "разница", а "гипер" - "сверх".
Значит, гиперконтрастное чтение - чтение со сверх большой разницей,
перепадами в оттенках, которые ты делаешь голосом. Как это изобразить? Без
музыки трудно, поэтому воспользуемся музыкальными терминами. Мы читаем так:
пиано (ит. тихо)! - "Скажи-ка", форте (ит. громко) - "дядя, ведь", потом
опять пиано - "недаром" (внизу надо будет обозначить просто: пиано, форте,
снова пиано), потом меццо-форте (ит. не очень громко) возьмем - "Москва",
потом форте - "спаленная", а потом пиано "пожаром", и мы уже сделали текст
другим.

В следующий раз нужно изменить воспроизведение текста, разнообразя оттенки,
то есть по-другому интонируя, напевая, даже сочиняя мелодию. Представь, что
ты композитор и пишешь музыку на слова, которые звучат так: "Дважды два -
четыре". Можно спеть: "Дважды два -четыре". Здесь, наверное, надо писать
октаву восьмушками, например: "ре-ре, ре-ре, ре-ре" -шесть восьмушек,
которые написаны подряд в скрипичном ключе. И подписать: "Дважды два
-четыре". Второй раз можно: "ре-ре, фа-фа, ми-ми", тоже такими же
восьмушками, шесть восьмушек. Получится уже по-другому. А теперь придумай
еще какую-нибудь мелодию. То же самое можно проделать со строчками
Лермонтова, которые мы уже читали гиперконтрастно, в которых искали главное
ударение, первичную смысловую единицу. Кстати, первичная смысловая единица
- и мы сейчас уже можем сказать это - называется синтагмой.

Теперь, когда мы повторили, наконец, то, что нам необходимо знать по
ритмическому чтению, а заодно и много раз воспроизвели отрывок, который нам
надо было пройти, выучить, мы не вольно получили результат. Мы выучили его,
сами того не ведая, потому что повторяли текст по-разному и нам было
интересно. Так приходит избавление от скуки, а, значит, и возвращение к
самому себе.

Дальше следует такое общее правило: смыслом прочитанного надо заниматься
после того, как ты занялся формой, хотя бы через полсекунды. А форма - это
и есть воспроизведение чего бы то ни было: урока по какому-то предмету или
любого текста, который встречается тебе в жизни. Он может быть выражен
словами, а может и краской, и музыкальным звуком. А еще числом, формулой -
как, например, в математике, физике, химии.

Для того, чтобы текст, который нужен нам на занятиях, оказывался
проанализированным, хорошо понятым, мы придумали еще несколько правил.
Поэтому займемся сейчас очень интересным делом. Называется оно - "Анализ
происхождения слова, или этимологизирование".

Этимология слова - понятие, связанное именно с происхождением слова, его
смыслом. Когда мы говорим об уже известном нам слове "медведь", то видим
здесь два корня: "мед" и "вед". Ясно, что речь идет о ком-то, кто ведает
(знает), где найти в лесу мед. Занявшись этимологизированием, мы быстро
нашли два корня, от которых произошло это слово. Но бывают случаи
посложнее, над которыми ученые бьются годами, десятилетиями, да так и не
могут определить, работая очень-очень настойчиво, откуда же произошло то
или иное слово. Например, до сих пор неизвестно происхождение некоторых
имен, в том числе такого простого, казалось бы, имени, как Таня. И тогда
пишут, что этимология слова темная.

Мы не будем заниматься такими исследованиями как ученые, потому что для
этого надо готовиться десятки лет и иметь очень и очень много знаний. Но мы
можем в свое удовольствие заниматься этимологизированием, которое
называется " домашним", анализировать происхождение слова не всерьез
по-научному, а строя предположения о первоначальном смысле того или иного
слова. Как же мы это можно делать?

Прежде всего, надо определить одно очень интересное свойство слов. Смысл их
чаще всего заключен не в гласных, а в согласных звуках, которые называются
радикалами слова (по-русски "радикал" переводится как "корень", но это не
тот корень, который проходят в школе, а другой - именно радикал, который
лингвисты берут за основу при анализе других слов). Например, радикал
русского слова "холод" - "хлд". Сравним его с радикалами немецкого слова
"kalt" и английского "со1d". Какие тут согласные? "K, l, t" и "k l, d". Но
ведь "к" и "х", "д" и "т" - пары, родственные звуки. И это доказывает нам
правописание английского слова, которое пришло на этот остров, конечно же,
с материка. Вот и получается, что у этих трех слов один и тот же корень.
Как просто теперь их запомнить, когда ты позанимался этимологизированием.
Значит, прежде всего, чтобы стать домашним ученым-этимологом, нужно
научиться находить одинаковые или родственные согласные в похожих словах из
разных языков.

Теперь мы знаем как при изучении языков правильно использовать согласные.
Надо выделить их в слове, может быть даже выписать, и сравнить это
"созвездие" согласных с аналогичном в другом языке. И часто получается так,
что какой-то родственный смысл можно найти в другом слове на совершенно
другом языке.

Иногда в разных языках бывает обратное построение слова, то есть оно
читается как бы в обратную сторону. Возьмем, например, греческое "морфо" и
латинское "форме". Здесь одни и те же согласные переставлены: "мрф", "фрм".
Но и в греческом, и в латинском эти слова означают одно и то же. В русском
языке такое слово не сохранилось. Вот мы и пользуемся теперь латинским и
греческим, двумя словами: "морфо" и "формо". "Морфо", правда, отдельно не
используется, но часто звучит в составных словах, в том числе и в очень
важном для автодидакта слове морфологизация.

Раньше мы уже говорили о движении как органе человека. Ты уже знаешь, что
рука - орган движения, и нога - тоже орган движения. Есть разные другие
органы: орган мышления, орган пищеварения и так далее. Но то, что человек
имеет орган такой, как движение, говорить не принято, не часто услышишь
такое словосочетание. А мы с тобой вооружились этим словосочетанием, нам
удобно так считать. Кстати, слова средневекового философа Б. Спинозы
"Движение есть орган человека" - отражают истинное положение вещей. А ведь
наш интерес, который мы чувствуем именно в это мгновение, - тоже орган.

Занимаясь самообучением, мы должны все время следить, чтобы этот орган
работал как следует и "не ржавел", и не отказывал нам. Важно, чтобы интерес
был всегда наготове там, где нам нужно им воспользоваться. Движение
рождается где-то в человеке, в мозгу его, в каких-то глубинах человеческого
Я. А интерес -имеет такие же источники, как и то, что мы называем движением
внешним или движением внутренним.

Интерес - это как бы множество естественных движений, которые получились у
тебя сами собой, когда ты по-настоящему, как тебе велено природой, стал
.думать. Если ты думаешь с интересом, значит, ты думаешь так, как
по-настоящему должен думать человек. А можно подделывать интерес. Подобно
тому, как подделывают деньги фальшивомонетчики. Скажем, считают вокруг, что
хорошо интересоваться искусством. И человек идет в театр посмотреть
спектакль или даже послушать симфонию в филармонию только для того, чтобы
считаться культурным. На самом же деле это подделка. И такого человека
можно назвать фальшивомонетчиком интереса или еще английским словом "сноб".
Сноб не стремится овладеть настоящей культурой, настоящими знаниями.
Поэтому и не заслуживает нашего уважения.

Но мы должны понять, что не чувствовать себя искренне заинтересованным в
чем-то очень вредно для здоровья. По-настоящему здоровым, вероятно, можно
быть только тогда, когда не скучаешь. Я не буду сейчас приводить имен
замечательных ученых двадцатого века, которые поняли первыми в мире, что
многие болезни, серьезные в том числе, происходят от скуки. Значит, когда
ты не пользуешься своим интересом, когда не создаешь этот интерес сам,
подвергаешь риску свое здоровье. Надо уметь заинтересовываться, а
заинтересовываться мы, наверняка, способны не через смысл, а через форму
выражения смысла, через то, что мы сами делаем, наблюдая за этим действием,
- то есть через морфологизацию.

Еще одно очень важное обстоятельство нужно обязательно учесть. Сколько у
нас должно быть требований к себе? Много, мало? Например, мы знаем, что
легко способны выполнить какое-то действие - прыгнуть на два метра в длину
или на полметра в высоту, мы уверены в этом. А кто-то знает, что не
способен так прыгать. Один школьник может прочитать страницу текста в
быстром темпе, другой - нет. В школе иногда проверяют, сколько слов ученик
успевает прочитать за минуту, и лучших даже награждают. А что делать
остальным? Тут очень важно во время тренировок знать свой предел на данном
этапе и никогда не перегружать себя преждевременными сложностями. Иначе это
будет превышением требований к себе, или превышением уровня притязаний. А
уровень - это как в градуснике: отсчет ведется от нуля. Бывает температура,
как тебе известно, выше нуля и ниже нуля. Так вот такой же условный уровень
-выше и ниже нуля, как бы в сторону холода или в сторону жары - должен быть
и у наших требований к себе.

Правило гласит: относись с "холодком" к намеченной сейчас тактической цели,
всегда ее занижай. Натренированность на более простом сама подскажет тебе,
когда перейти к следующему этапу. А тот, кто мнит о себе много, как бы
теряет контроль над ростом мастерства и даже способствует появлению
дефектов в самом "организме" навыка: например, отсутствию некоторых
суставов...

Если ты все время настраиваешь себя так, что уровень твоих требований
находится "выше нуля", на стороне тепла, то ты поднимаешь "температуру"
своих притязаний только тогда правильно, когда у тебя эти требования
связаны с будущим, а не с "теперь". Надо постоянно себя охлаждать, когда ты
делаешь свое маленькое дело, надо все время занижать уровень притязаний.

Чтобы становиться образованным, культурным человеком, важно помимо всего
иметь настоящих друзей. Если у тебя есть друзья, которые занимаются такими
же, как ты, делами с интересом, то уверяю тебя, ты всегда будешь очень
счастливым человеком. Эти друзья станут не просто товарищами по играм, но
еще и единомышленниками. Очень важно иметь единомышленников, друзей, у
которых были бы убеждения, подобные твоим.

Убеждения - это то, в чем ты уверен. Ты, например, прекрасно знаешь, что
нельзя убивать кошек, правда? А вот не все в мире это знают. Нашлись в
одном городе мальчишки, которые мучили и убивали кошек. У тебя другие
убеждения, чем у этих нехороших немногочисленных, к счастью, ребят. Или,
например, ты уважаешь старших, потому что понимаешь: у них большой опыт,
тебя растят, помогают приобрести знания, найти свой путь в жизни (мы не
рассматриваем сейчас те случаи, когда старший оказывается недостойным
уважения - бывает, к сожалению, и такое). И если ты убежден, что нельзя
обижать кошек и надо уважать старших, и так же считает твой друг, то вы с
ним - единомышленники, то есть имеете подобные или даже одинаковые мысли по
такому поводу. Когда ты задумываешь доброе дело, всегда надо стремиться к
объединению с единомышленниками. Это относится и к самообразованию.
Представляешь, как здорово заниматься каким-либо делом вместе? Учить языки,
этимологизировать (по-домашнему) или распевать на разные лады: "Биссектриса
- это крыса, которая бегает по углам и делит углы пополам"?!

Когда ты подрастешь, обязательно приобретешь профессию, специальность. Но
кроме работы по специальности, есть еще много возможностей общаться с
людьми, связываться с обществом. И все твои занятия должны быть связаны с
твоим основным каким-то, как говорят, стержневым талантом. А он у тебя есть
- в этом можешь не сомневаться. Но важно сомневаться в другом - все ли ты
узнал о своем таланте, о своих способностях. Это и надо ежеминутно-ежечасно
определять при помощи разных попыток,

Есть такое "страшное" для многих слово -"карьера". Иногда человека обвиняют
в том, что он "делает карьеру" - то есть стремится подниматься по служебной
лестнице, стать руководителем. Но если мы занимаемся автодидактикой,
выражение "делать карьеру" означает для нас -стать Мастером. Потому что
заботимся мы совсем не о внешней карьере, которая связана с признанием
сразу большим количеством людей каких-то твоих умений, а о внутренней.
Сначала нужно иметь мастерство, надо чему-то научиться, кстати, и
необязательно, чтобы об этом сразу узнали в классе, школе. И не ради
похвалы нужно стремиться приобрести умение, знание, а ради той радости,
которую тебе доставляет выполнение доброго дела. Это и есть "внутренняя
карьера".

А еще нам надо поговорить о том, о чем взрослые очень редко говорят с
детьми, - об увлеченности своим делом. Дети всегда увлекаются тем, что
делают. Да и, наверное, только то и могут делать, чем увлекаются. Разве не
так? Если ты умеешь увлечь себя сам, то ты уже - немножко мастер авто
дидактики, мастер самообучения. Люди, которые увлекаются, -очень ценны для
общества, для человечества, потому что не способны, если их увлекает добро,
а не зло, делать какое-либо дело плохо, а будут обязательно стараться
исполнить его очень хорошо. Один очень умный человек, сын поэтессы Анны
Ахматовой и поэта Николая Гумилева, профессор Лев Гумилев называл таких
людей "пассионариями" (страстными, страстно отдающимися своему делу, своему
доброму занятию).

У человека могут быть разные удовольствия в жизни. Он может читать книжку
или купаться в море, играть в компьютерную игру или гулять с приятелем -
много разнообразных удовольствий получает человек, в том числе и таких,
которые способно получать и животное, то есть организменных. Например,
когда тебя гладят, тебе приятно, когда ты ешь. Это не те удовольствия,
которые получаешь, допустим, от про чтения интересной, красивой книжки или
прослушивания мелодичной музыки. Но удовольствия надо связывать друг с
другом: от того, что ты можешь взять в руки книжку и представить, как жили
когда-то люди, ты можешь по-другому воспринимать и заземленный мир
организменных удовольствий.

Ощущение, которое ты испытываешь, когда тебя приласкает мама, становится
другим после того, когда она расскажет тебе сказку о Василисе Прекрасной.
Ты обогащаешься за счет общения с культурой - по-другому воспринимаешь все
вокруг, даже такие дела, как уборка квартиры или приготовление еды. Поэтому
все больше и больше надо стараться стать человеком, который обогащен
культурой. Ведь именно культура влияет на выбор развлечений человека,
удовольствий, которые будут все выше и выше. И тогда мд1 можем говорить о
высоких наслаждениях в области культуры - наслаждении живописью,
симфонической музыкой, поэзией и разных других наслаждениях, которые мы
можем испытывать, будучи только очень культурными людьми. А таким нужно
стремиться быть каждому человеку, кем бы он ни работал - врачом, продавцом,
рабочим, менеджером или летчиком-испытателем. Ведь только тогда ты совсем
по-другому научишься думать и относиться к избранному тобой делу, в котором
стремишься стать настоящим мастером.


Веселый повтор:
- Опять зубришь?
- Нет. Пою.

Если бы не было повторов, не было бы тебя, не было бы меня, не было бы
ничего, наверное, на земле. Все появляется потому, что существует такое
явление, как повторяемость. Все живое совершенствуется потому, что есть
повтор. Но повтор этот особый - он всегда чем-то не похож на предыдущий. В
природе нет нетворческого повтора: следующий повтор обязательно будет с
небольшим изменением.

Когда рождается новый человек, в нем есть многое такое, что непременно было
у других, но есть и своя особенность, ее называют оригинальной, которая
заставляет нас считать этого человека неповторимым. Никогда, следовательно,
не было подобного тебе. У тебя так же, как и у каждого из нас, есть свой
"ген оригинальности". Наверное, ты уже слышал о носителях наследственности
- генах. Ведь об этом говорили как-то по телевизору, не так ли? И ты
понимаешь: "ген оригинальности" связан с тайной происхождения человека,
всего живого. Каждый человек талантлив, наверное, именно в связи с тем, что
у него есть этот ген, и талантлив по-своему, как никто другой. Движение,
которое совершает природа в своем развитии, называется эволюцией. Природа
вокруг нас - растения, звери, птицы, все живое вокруг - совершает не только
то движение, которое мы видим, но еще и движение в своем развитии. Раньше
на земле были совсем другие звери и птицы - мастодонты, птеродактили... Они
вымерли. Сменили их более совершенные. Такое развитие, когда все время
происходит усовершенствование видов животных, зверей, растений, человека,
мы называем эволюционным.

Эволюционное движение существует и в твоей учебе: ты учишься и в то же
время совершенствуешь свое отношение к учебе. Ты можешь оттачивать свои
приемы в обучении, постоянно наблюдая, как в тебе творятся процессы,
которые ведут к совершенствованию, к тому, что ты лучше и лучше умеешь
что-то делать. А ощущая это, конечно, радуешься, так как каждый
приобретенный навык ведет к мастерству. И ты можешь себя похвалить, если
уже научился не просто механически заниматься зубрежкой, а делать тот
повтор, о котором мы говорили в предыдущей главе, когда последующее
воспроизведение не похоже на предыдущее, когда ты исполняешь текст всегда
по-другому. Значит, мы берем за основу в нашем самообучении, в наших
самостоятельных занятиях творческий повтор. И это правило нужно выделить
крупным шрифтом:

--- Table start-------------------------------------------------------------
Никогда на повторяй одинаково
один и тот же материал |
--- Table end---------------------------------------------------------------

Это и есть морфологизация. Но сам повтор требует дополнительного внимания,
потому что мы ставим его во главу угла всего самообучения. Он в
автодидактике может быть назван самым главным, чуть ли не королем.

Повтор бывает плодотворным и бесплодным. Когда он бесплодный? Когда ты
занимаешься зубрежкой. А что такое зубрежка? Зубрежка - такая система
занятий, когда ты повторяешь материал без интереса. Но мы же умеем делать
интерес самостоятельно, пользуясь приемом "ломки игрушки", то есть
дробления материала.

Отказываясь от зубрежки, мы как бы творим, придумываем, создаем интересное
время, мы его "конструируем". И получается, что у тебя вместо скучных
фрагментов времени, которые засоряют твои дни, вдруг появляются удивительно
интересные "уплотненные" эпизоды жизни, прожитой с настоящим увлечением.
Значит, у тебя в это время навык рождался гораздо более активно - не просто
быстрее, а и качественней.

Человек может за очень короткий срок стать мастером. Дети тоже могут, как
доказывает пример вундеркиндов, становиться мастерами, если они правильно
занимаются. Самый главный враг - скука во время повтора. Ты не имеешь права
повторять учебный материал, предварительно не продумав, как сделать так,
чтобы каждый повтор был другим. Ты не имеешь права скучать при повторе!
Нужно переключиться на другое, снова вернуться, все время руководить собой,
а не ожидать беззаботно, пока кто-то придет и заинтересует тебя. Старайся
сам поступать таким образом, чтобы тебе никогда не было скучно, и тогда ты
сможешь стать мастером или даже чудо-мастером.

У нас есть правило, одинаковое и для взрослых, и для детей. Оно звучит так:
повторяя движение, по-новому анализируй его. Это вариант, разновидность

<<

стр. 6
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>