<<

стр. 7
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

предыдущего правила. Ведь когда я разбираю какое-нибудь движение, я его
анализирую. А как анализировать движение? Очень просто: ищешь у него
начало, середину и конец. А если есть другие движения рядом, то, конечно,
связываешь это первоначальное движение со вторым, третьим и т.д.

Анализируя содержание каждого движения, определяя, где оно начинается, где
заканчивается, как его конец сливается с началом следующего движения, можно
уйти от скучного повтора, от зубрежки. И это надо себе заметить. Когда ты
занимаешься пением или математикой, учишься играть на фортепиано или
рисуешь, играешь во дворе или идешь с мамой по улице, все-гда можно (и
нужно!) найти время поразмыслить о движении, пофантазировать на эту тему.

Чем больше ты будешь думать о движении (о том, как оно образуется, -как
формируется), тем лучше. Это и будет постановкой мышления. Со временем ты
научишься следить за движениями в себе, которые появляются как движения
представлений, образов. Ведь в нашем воображении постоянно что-то
происходит: вот появилась одна картина, словно облачко проплыло по небу или
промелькнул кадр из фильма, потом что-то другое присоединилось к первому,
стало вдруг смешно - мы осмыслили, что первое и второе как-то очень странно
сочетаются вместе.

Состояние, когда в нас "самопоявляются" образ за образом, называется
медитацией. Можно медитировать на определенную тему, и такие повторы
медитаций, размышлений с настройкой правого мозга важно совершать как можно
чаще. Нужно обязательно делать это перед сном, обязательно настраивать
правый мозг с утра, стараясь помедитировать на какую-нибудь - лучше всего
возвышенную - тему. Так ты выяснишь, что на самом деле думаешь о том или
ином явлении. И тебе никогда не будет скучно, потому что ты будешь
наблюдать, как из пены твоих образов рождается прекрасная Афродита твоей
мысли. Греки писали, что богиня Афродита родилась из пены. К, может, они
имели в виду как раз наши представления-образы, которые появляются в нас,
чтобы потом из них возникло нечто прекрасное? Внутри тебя творятся
удивительные картины. За ними и надо все время следить. Это очень
увлекательное дело.

Повторы одного и того же учебного материала можно делать друг за другом без
паузы, но только тогда, когда ты изменил манеру "исполнения". Если не
изменил, надо делать паузу или вообще оставить пока этот материал, ведь у
тебя есть возможность все время по-другому его напевать, по-другому
декламировать, менять ритм чтения. Даже тогда, когда он не имеет никакого
отношения ни к музыке, ни к поэзии, его все равно можно "исполнять". И
обращать внимание надо главным образом на то, как ты это делаешь.

Мы с тобой рассмотрели разные точки зрения на движение. Рассмотрели и то,
как нужно анализировать движение. Ты уже понял, что сам анализ ведет к
появлению (или, как говорят еще, порождению) какого-то добавочного интереса
к материалу, к его части. А это уже маленькая исследовательская
деятельность, и ты, словно начинающий юный ученый, занимаешься сам собой
как предметом, объектом исследования, -можно сказать, занимаешься
психологией. Но к этому слову нужно добавить еще одно прилагательное -
"интроспективной", то есть такой, которая связана с всматриванием в самого
себя. Что такое психология? Это такая наука, которая занимается душой,
занимается внутренним миром человека, И в этом внутреннем мире очень много
повторов. Например, все время повторяется в твоей голове мысль: "Когда мама
придет с работы? Я скучаю по маме".

Иногда в нас возникает желание повторить определенное состояние. Поэтому мы
должны уметь вызывать такие переживания (они называются, как мы уже
говорили, высокими), обращаясь к культуре какого-то народа, интересуясь ею
постоянно, расширяя свой кругозор. Благодаря этому нам еще легче совершать
творческие повторы, потому что в нас начинают работать новые связи, новые
ассоциации.

Занимаясь творческим повтором, можно проделать такой эксперимент: сказать
что-то громко, потом прислушаться к себе и услышать, как внутренний голос
говорит в тебе то же самое. Но чтобы это было очень хорошо исполнено, нужно
вспомнить о том внутреннем пейзаже, который ты представил, - пейзаже, в
котором есть море, слышен шум прибоя, где есть пальмы, скалы и нежная
зелень травы. Главное здесь - очень много неба и солнца. Такой внутренний
пейзаж, или, как мы говорим еще, внутренний ландшафт, должен быть
хорошо-хорошо продуман тобой.

В нем может раздаваться эхо - если я скажу какое-нибудь слово один раз, оно
будет повторяться там вновь и вновь, пока я буду представлять его звучащим.
Такое эхо можно создавать. Я говорю внутренним голосом, про себя, просто
представив, что произношу, слово "Мама!" - и сразу слышу его в себе. А
потом слышу, как это слово звучит много-много раз, отражаясь то от неба, то
от моря, от скал, от пальм, и все время повторяется, повторяется... В это
время ты совершаешь много тренировочных движений. А если это слово будет
иностранным, ты сделаешь множество повторов внутри себя, и оно станет
привычным.

Чтобы стать мастером, ты должен делать очень много повторов, иначе
мастерство не делается. И чем ты талантливей в каком-то отношении, тем надо
больше тренироваться. Такая есть закономерность. Если способности
маленькие, достаточно "немножко" сделать повторов, миллиончика три или
пять. А если у тебя большой талант, надо делать миллиарды повторов, чтобы
отшлифовать все грани, - ведь мы уже говорили, что повторять можно не
только движения, но и состояния. Допустим, в книжке, которую ты читал в
прошлом году, было одно место, которое тебя особенно заинтересовало.
Например, в книге Гомера о путешествиях Одиссея тебе понравилось, как
привязанный к мачте Одиссей слушал сирен. Потом ты читаешь это место снова
и снова волнуешься, у тебя то же состояние, ты переживаешь те же чувства,
которые посетили тебя в прошлом году, и как бы возвращаешь то время,
которое было.

Получается, что при помощи состояний можно путешествовать во времени: ты
повторяешь пережитое. Повтор становится своеобразным космическим кораблем,
который путешествует по годам, по векам, - "машиной времени". И особенно
это удается тому человеку, который хорошо знает историю, который может при
помощи представлений, образов оказаться в далеком прошлом, в очень далеком,
когда жили древние греки, древние римляне, древние китайцы, когда люди
совершенно иначе одевались, питались и даже купались, когда не было мыла,
например, и не было зубочисток, когда не было в садах таких цветов, как
розы, и не было у людей такой еды, как жареная картошка. Очень много
интересного можно узнать благодаря тому, что ты прочитал хорошую книгу. А
если ты и представил прочитанное, то получаешь от нее еще .больше. Поэтому
представленное один раз надо стараться повторять многократно, как бы
путешествуя к тому знанию, которое ты получил.

Очень интересно проследить за повторами в музыке. В разных музыкальных
произведениях часто повторяются определенные фигуры. Мы можем послушать
"Турецкий марш" Моцарта. Первая ритмическая фигура повторяется четыре раза.
Интересно, почему в музыке нужны повторы? Да потому, наверное, что через
них композитор стремится выразить основную мысль, которая заложена в
произведении. Значит, повтор может быть носителем какого-то главного
содержания, когда он ритмический, когда он повторяет состояния, выраженные
через образы.

Я знаю, что ты любишь, чтобы повторялось такое ощущение, как ощущение вкуса
от Киевского торта" или от мороженого. Правда? Но я хочу, чтобы ты полюбил
и те ощущения, которые получаешь от прослушивания очень сложного квартета,
секстета и от того, что посмотришь на архитектурный памятник, что побываешь
в музее или прочитаешь сборник стихов. Это все должно стать материалом для
твоих собственных повторных обращений к культуре.

Надо понять, что жизнь невозможна без предков. Предки же должны быть
повторены тобою в делах. Дела твои могут быть настоящими делами культурного
человека только тогда, когда ты повторяешь высокие состояния людей, которые
когда-то давным-давно жили. Они завоевали эти переживания, завоевали
мыслью, завоевали своими долгими раздумьями, поступками, даже жертвами, в
том числе и очень серьезными, например, ставя на себе эксперименты во имя
той или иной благородной цели. Много было очень хороших людей. И надо
рассмотреть, изучить плоды их труда. Это и называется получить образование.

Что такое культура вообще? Многие произносят это слово, но не могут
объяснить все-таки, что культура - это контекст, это непрерывное хранение и
оттачивание через повторение самых естественных для человека принципов
взаимоотношений с миром, человека с человеком и т.д. Если ты владеешь этим
материалом культуры, то уже владеешь привычками, стандартами, клише, будешь
знать хотя бы приблизительно, как переживали твои бабушки, прабабушки,
прадедушки те или иные состояния. Можно переживать и не осознавая, но
лучше, если ты не станешь "изобретать велосипед", а будешь ориентироваться
на то, что записано в книгах, в нотных партитурах, зафиксировано на
полотнах великих художников-классиков. Вот такая у нас получилась повесть о
повторе.


Бокс с Хэмингуэем,
или Какие книжки мы читаем

Задумывались ли вы над тем, что бы вам хотелось сделать в жизни? Я имею в
виду не просто желание, скажем, позагорать на крымском берегу или
приобрести лодку, а кем работать, что думать (даже тогда, когда ты
загораешь), о чем думать, чем интересоваться. Если ты хочешь выбрать такой
путь, то должен ориентироваться на каких-то известных тебе людей. Многие
хотят быть такими, как мама или папа, бабушка или дедушка, сосед, знакомый
или еще кто-либо. Именно тот конкретный человек, который вызывает уважение
или даже восхищение людей, нравится и тебе.

Часто бывает, что определенные качества у человека не проявлялись, когда он
был еще маленьким. А позже, когда он стал работать над собой,
совершенствоваться, у него эти качества раскрылись. Интересно прослеживать
судьбы мастеров, читая очень нужные нам книги о них. Это судьбы, например,
норвежского скрипача Оле Буля, мальчика-отрока Миши Ломоносова, о котором,
наверное, все школьники знают с самого детства, с первого класса. Можно
привести очень много примеров, когда писатели изображают становление разных
мастеров - чаще всего мастеров от науки, от искусства. Но если ты
оглянешься на прошлое твоей семьи (попроси, чтобы тебе рассказали о нем
дедушки, бабушки), тоже обязательно найдешь мастеров. И поймешь, что твоя
семья сохранилась и есть прежде всего благодаря своей мастеровитости. Иначе
она просто не существовала бы. Не могли бы выжить люди немастера.

Мы потому и существуем как род человеческий, что мы - Мастера и помогаем
жить друг другу тем, что один умеет делать одни вещи, другой другие. Но
человек, который делает свое дело, нуждается еще в одной незаменимой вещи,
которую нельзя взвесить, нельзя вычислить, выразить в деньгах, - в высоких
состояниях, о которых я говорил в предыдущих главах. Чтобы человек научился
испытывать радость от своей работы, он должен получить общую культурную
подготовку. Она позволит ему шагать по собственным тропинкам, испытывая
удовольствие от того, что он становится Мастером.

Чтобы проделать это путешествие, нам надо выяснить, что такое честный
человек, что такое глупый человек, основательно задуматься над этим и
постоянно искать в различных мудрых книгах ответы на такие вопросы. Очень
нелегкий вопрос - глуп человек или не глуп. Может, он просто не знает, с
чего надо начать мыслить. А это очень важно - с первых шагов знать, из
какой точки отправляться в путь. Надо начинать с того, о чем мы сейчас
заговорили: с определения таких понятий, как глупость, честность, доброта.
Они называются нравственными понятиями, или этическими. Мы можем судить о
культуре человека не только по тому, добрый он или злой, но еще и по тому,
как он общается с миром книг, с миром музыки, живописи, поэзии.

В общей культуре человека есть очень много составных частей. Если ты
захочешь, обязательно сможешь стать образованным, культурным человеком -
важно только с самого начала жизни общаться с нужными объектами, или
предметами, культуры. В первую очередь, надо подумать о священных книгах.
Это книги по нравственным проблемам. Пользуются ими верующие люди. Есть
книги христианские, мусульманские, есть индуистские, буддистские и другие.
Они связаны с вероучениями разных народов, с системами воззрений на мир и
должны сейчас быть тобой запланированы как те, которые в первую очередь
надо читать. Если ты сейчас можешь прочитать Библию для детей, то завтра,
послезавтра или позже, у тебя, наверное, появится возможность прочесть и
Коран, и Талмуд, и книги по истории религии. И ты словно заглянешь в окошко
большого дворца, в котором можно увидеть историю, ритуалы, традиции народов
мира. Ведь именно так и создавалось искусство - оно обязательно было
связано с разнообразными взглядами людей на мир.

Теперь ты знаешь, что надо запланировать в первую очередь. Значит, мы
собираем книги по истории религии, по истории цивилизаций. А что такое
цивилизация? Это целая общность, огромная сумма умений человеческих,
проявляющаяся во взаимодействии разных профессий, разных специальностей
культурного общения между людьми. Цивилизация, кстати, - свидетельство
того. что люди развиваются за счет повторов, которые мы обсуждали в прошлой
главе.

Дальше нам нужно обязательно познакомиться с книжками замечательного
английского писателя Джеймса Фрэзера. Одна из них называется "Золотая
ветвь". Эту книгу надо обязательно читать долго и всю жизнь повторять
чтение. Она повествует о разных временах и народах, о том, как они видят
этот мир, как его понимают. От того, что ты будешь знать о существовании
других народов, о их мировоззрении, мировидении, будет многое зависеть в
твоей судьбе. Ты посеешь в себе прекрасные зерна любознательности и
интереса к миру вообще, если прочитаешь такие книги. Планируя, ты уже
создаешь интерес - а ты помнишь, нам надо самим его "посеять", а не ждать,
чтобы кто-то в нас заронил эти зерна. Потом будет жатва, позже мы
возвратимся еще и еще раз к этим книжкам, перейдем к более сложным
исследованиям. Но вначале надо обязательно в общем познакомиться со всеми
народами мира, посмотреть мифологические словари, поинтересоваться, хотя бы
немножко, как называются эти народы, ничего не зубря на память, никому не
сдавая экзамены, а просто чувствуя, что не имеешь права кого-то забыть.

Если мы начнем так планировать свои будущие занятия, то у нас вслед за
сделанными уроками появится, конечно же, стремление немножко покопаться в
книгах. Очень хорошо, если такие книги есть дома. Но они могут быть в
библиотеке или у кого-то из друзей. Теперь ты можешь иначе варьировать свой
день: запланируешь поход (спортивную ходьбу или бег) в библиотеку или к
приятелю за книгой. Позанимавшись спортом, можно немножко почитать, потом
опять позаниматься спортом (например, сыграть партию в теннис), и опять
почитать, "побоксировав" на ринге с Хэмингуэем...

Если у тебя будет большой план на всю жизнь, если ты уже представляешь себя
как человека, который много должен почувствовать, узнать и суметь, ты и
сегодняшний день будешь планировать иначе. Мы называем это зависимостью
жизни от стратегического плана. Кое-кто, наверное, испугался слова
"стратегический", я знаю. И напрасно. Мальчишкам, которые играли в войну,
оно понятно. Стратегический - значит рассчитанный на долгое время,
тактический -рассчитанный на быстрые действия за счет уловок маневренности
и т.д. Наш тактический ход заключается в том, что мы постоянно "делаем"
интерес, создаем, ваяем его сами. А стратегия будет меняться от того, что
сегодня я умею больше, чем вчера. Я все время изменяю свои планы на далекое
будущее, потому что позавчера не умел чего-то делать, а сегодня уже
научился. Например, когда познакомишься с китайскими иероглифами, захочется
почитать китайскую книгу. Стратегия уже меняется, потому что я учу
китайский язык и хочу знать его все лучше. А кто-то другой, научившись
играть на фортепиано, захочет сыграть сонату Бетховена. А потом он
научится, скажем, дирижировать и поставит перед собой новые задачи, захочет
поработать с оркестром.

Подобное происходит с нашим внутренним умением - умением думать. Бывают
трудные книги, которые нельзя сразу планировать для чтения. Прочитав только
первых несколько предложений или даже слов, ты понимаешь, что не можешь
одолеть этот текст. К прочтению таких книг иногда надо готовиться много
лет. Для того, чтобы тебе была доступна практически любая книга (а это и
есть признак того, что ты уже образованный или хотя бы немножко
образованный человек), - эту книгу надо стараться читать.

Итак, мы все время настойчиво повторяем: нужно самого себя настроить, нужно
самому добыть интерес, стараться исполнять все, что касается твоего
будущего. Для этого надо хорошенько его себе представлять. Чтобы оно
представлялось все лучше, придется много поработать. Ведь наше будущее
зависит от знаний прошлого, от того, что когда-то давным-давно было. В
будущее можно прийти, только зная, что было в далеком прошлом.

Нужно устремиться к прошлому - далекому-далекому, доисторическому даже -
своей мечтой, своей мыслью. Это, повторяю, делается для того, чтобы у тебя
было будущее. Если заниматься много, далекие предки постепенно покажутся
все более умными. Древние греки и философы, писатели, которые жили триста,
четыреста, пятьсот лет назад, вдруг станут все более и более понятными,
окажутся прекрасными собеседниками и помощниками в твоей жизни. Какие-то
сомнения и трудности, которые тебя ожидают (а в детстве мы их тоже
испытываем в изобилии и обращаемся за помощью к маме), помогут устранить
друзья, представленные книгами, в которых изложены их мысли.

Если ты хочешь стать по-настоящему взрослым, нужно не ждать, пока кто-то
преподнесет тебе подарок, а самому планировать свои будущие увлеченности.
Взрослый человек обязательно должен быть таким. То есть получается, что ты
должен в будущем ожидать от себя больших увлечений в каком-то деле.
Например, это может быть умение подготовиться и прочитать сложную книгу,
умение послушать сложную музыку, понять живопись или архитектуру.

Когда мы умеем делать интерес, пусть даже маленький, совсем-совсем
крошечный, то постепенно можем накапливать "крошки" интереса и сделать из
такого накопления вывод, куда нас ведет внутренняя одаренность. Так
потихонечку мы узнаем, что будет в будущем, и становимся немножечко
волшебниками. Если умеешь добывать крохотные интересы из того материала,
который изучаешь, становишься предсказателем. Ты уже понимаешь, куда пойдет
развитие событий у тебя во внутренней жизни, потому что тебе интересно
делать именно так, а не по-другому. Ты наблюдаешь за собой и предсказываешь
будущее. Даже то, которое может случиться не только в твоей внутренней
жизни, но и во внешней. Кузнец ведь всегда предвидит, если он хороший
мастер, куда упадет молоток, и знает, какую вещь он сделает именно из этой
заготовки, как изменятся ее свойства, когда он раскалит заготовку в огне.
Почему он способен предсказывать будущее? Потому что он Мастер.

Значит, мы договорились, что нам надо запланировать постоянный интерес,
который можно создать, соединяя маленькие, крохотные интересы. Как добыть
эти маленькие - вы уже знаете. Конечно, "ломка игрушки" должна происходить
здесь понарошку: я в материале самостоятельно перевожу луч внимания, не
сообразуясь с тем, что мне предлагает автор. Книжка - это прекрасно
изложенный материал. Мы говорим, что каждый учебник - шедевр, самое лучшее,
что создал человек. Но пользуемся им свободно, не зажато, как будто играя.
Когда ты зайдешь в церковь и увидишь, как работает во время литургии
священник, - тебя охватит не только дух уважения и даже страха,
богобоязненности, но и ощущение, что ты наблюдаешь за очень серьезной
игрой. Это ритуал - бывает игра и священная. Вот такой игрой и надо
заниматься, когда мы читаем и планируем будущее.

Знаниями, которые ты приобретаешь, нужно обязательно делиться. Ты уже
научился правильно, с интересом заниматься. Расскажи об этом
соседу-младшекласснику. Или кому-то из тех ребят, которые еще просто бегают
во дворе. Это стоящее дело - научить их правильно работать головами,
самостоятельно руководить своими желаниями, интересами, умениями, их
формированием. Это тоже надо запланировать. Такое тактическое планирование
касается, конечно, ближайших часов, дней, но не забывай и о стратегическом
планировании, когда ты станешь взрослым и будешь иметь, возможно, своих
детей. Когда планируешь, у тебя появляются мечты, и ты можешь считать их
уже немножко исполненными только потому, что подумал об этом. Чем лучше
представляешь то, что хочешь сделать (а это и, есть мечта), тем лучше ты
начал ее исполнять, тем больше сразу исполнилось мечты.

Мы уже говорили, что существует тщеславие и честолюбие. Тщеславие - это,
как ты помнишь, утверждение самого себя какого угодно: я сделал, значит,
хорошо. А честолюбие - такое ощущение себя, такое отношение к себе, когда
ты любишь не себя, не только свое, а предпочитаешь участвовать в
утверждении какой-то очень хорошей идеи, дела. И сейчас мы должны связать
наши планы с тем, как мы относимся к самим себе, - это значит связать с
нравственностью. Оказывается, от того, что у меня будет чистый помысел,
очень сильно зависит успех в работе. Если я намереваюсь что-то сделать с
целью кому-то отомстить, "насолить", это дело исполняется хуже. Если я имею
добрый помысел, а не злой, мое дело наверняка будет удаваться.

Когда-то, в старину, говорили: к делу надо приступать, помолясь. А что
такое помолиться? Это вспомнить о чистом, добром, самом прекрасном в мире,
о намерении сделать доброе. С таким намерением и надо заниматься. Тогда
получится, что и задача решается лучше, и материал запоминается быстрее,
хотя ты его и не стремишься запомнить, потому что, оказывается, наши успехи
в школе и успехи в жизни связаны с тем, что мы намереваемся делать. Значит,
отправляясь на урок, или занимаясь, или только приступая к занятиям, или
даже гуляя, ты должен помнить о чистоте помысла, потому что и погулять
можно тоже плохо.


Сколько инструментов нужно Мастеру?

А теперь поговорим о том, что нужно делать, чтобы у нас улучшались
инструментальные знания. Что такое инструменты, которые ты держишь в руках?
Что такое инструменты, которые ты можешь использовать для того, чтобы
достигать результатов в работе? Мы знаем, что инструментами могут быть
пила, молоток. Но есть инструменты в переносном смысле. Инструментом может
быть французский язык, может быть математика, инструментом может быть
мысль, твое движение. Это самые главные инструменты для того, чтобы стать
взрослым и умелым, и уважаемым человеком. Их непросто приобрести - они не
продаются в магазине, над ними надо работать, их надо шлифовать самому, их
надо построить.

Задача твоя и заключается в том, чтобы выбрать, какой инструмент
приобрести. Как же это сделать? Для начала надо помнить несколько правил и
потом уже ориентироваться самому. Прежде всего, надо знать родной язык и
иностранные. Конечно, нужны и физика, и математика, и география, и история,
и другие предметы из школьной программы. Правда, в школьной программе
учтено не все из того, что тебе надо для будущего. Поэтому мы дополняем
свои знания при помощи самообразования. И мы должны всегда, даже когда у
нас очень хорошая школьная программа, много заниматься самостоятельно теми
предметами, которые в будущем смогут сделать нас воистину взрослыми людьми.
Есть люди, взрослые только по виду и по годам, которых называют
инфантильными, то есть такими, которые не становятся воистину взрослыми,
они думают, как малые дети, и в некоторых вопросах "мелко плавают". Чтобы и
ты мелко не плавал в будущем, надо обязательно чем-то интересоваться помимо
школьной программы.

Значит, понятие инструментального знания мы можем уже сейчас определить как
инструмент, при помощи которого можно приобрести другое знание,
необходимое, чтобы разобраться в чем-то еще более сложном. Например, чтобы
прочитать Шекспира, нужно иметь инструментальное знание под названием
английский язык (если Шекспира читать в подлиннике). Чтобы разобраться в
современной физике, очень интересном предмете, нам нужно обязательно
познакомиться с арифметикой, алгеброй, тригонометрией, геометрией и другими
математическими дисциплинами, и они будут играть роль инструментальных
знаний. Поэтому если ты захочешь заниматься чем-то, казалось бы, простым,
подумай сначала, как подготовиться к этому при помощи других предметов.

Очень важно для современного грамотного человека знать иностранные языки.
Их обязательно надо изучать одновременно несколько, тогда они даются
намного легче, и работа над ними будет для твоего мозга плодотворнее. Ты
начинаешь изучать их так, как будто изучаешь свое собственное мышление.
Кроме того, надо помнить, что физика - это тоже язык, потому что физика в
конце концов занимается смыслами, описаниями смыслов (об этом у
П.А.Флоренского есть очень хороший трактат). Важно всегда помнить, что до
конца выучить какой бы то ни было предмет невозможно, в том числе и
английский язык, и физику, и жизнь, которую можно рассмотреть тоже как
предмет. И если у тебя сейчас есть мыслишка: "Вот возьму и выучу английский
язык до конца", сразу с ней распрощайся. Иначе будет хоть маленькая, но
трагедия, когда убедишься, что это невозможно. А если внушить себе, что это
возможно, трагедия будет еще больше.

Надо идти к совершенству, надо достигать его хоть на один момент, на один
миг. Ведь совершенство относительно, оно только тебе и только в эту секунду
кажется совершенством, потому что если ты будешь развиваться дальше,
увидишь, что есть другое совершенство - как бы другого уровня. Что, кстати,
связано с (ты не боишься этого слова?) диалектикой. А диалектика -
всего-навсего наука, которая раскрывает противоречия. Но ведь весь
окружающий мир состоит из противоречий. Оказывается, можно и нужно
представлять жизнь, существование, каждый предмет как единство
противоположностей.

У китайских мыслителей есть такая фраза: если свет довести до крайней точки
его развития, наступит тьма. Интересно, правда? Давай мы пока примем это за
основу, не очень, может быть, еще понимая, как же темнота превращается в
свет и наоборот. Но мы уже должны услышать об этом и узнать о существовании
таких мыслей, стараясь с уважением относиться к тем людям, которые думают
иначе, чем мы. У каждого из нас внутри есть свой "ручеек" логики, где одно
самым непредвиденным образом соединяется с другим, образуя какой-то вывод,
какое-то искреннее чувство с сотней нюансов и оттенков, свойственное только
мне. Когда ты говоришь: "Мне это нравится" или "Мне это не нравится", ты
подчиняешься закону своей логики, порождаемой твоими искренними, настоящими
ощущениями, которые сейчас имеешь.

Научиться испытывать нарочитое удовольствие от осознания, собственного
думания - очень важная вещь для автодидакта. Приятно иногда сесть на
солнышке и подумать. Правда ведь, приятно? Но многие считают это
нерациональной тратой времени. Так что ж получается? Когда ты мечтаешь, ты
не думаешь, не растешь умственно? Наверное, все-таки наоборот. Если ты не
мечтаешь, ты уже не талантливый человек, потому что в этот момент не
думаешь. А думаем мы воистину только тогда, когда мечтаем. Мечта должна
быть конкретной, а, значит, определенной. Мечта тогда хороша, когда меня
что-то поразило, и я стараюсь подражать духовному образцу.

Что такое образец? Это пример. Что такое духовный? Это значит - не
связанный с физическим, с телом, тот, который охватывает меня всего и
обволакивает удивительным высоким чувством, обязательно связанным с мыслью.
Следовательно, когда я составляю сейчас план на будущее, я испытываю,
наверное, удовольствие от того, что мечтаю, и об этом удовольствии надо
помнить, надо специально сесть иногда перец тем, как заняться уроками, и
помечтать. Как помечтать? Конкретно вспоминая тот духовный образец, который
есть, и ты получишь настройку, у тебя будет чище помысел, значит, все
получится намного лучше.

С самого раннего детства мы занимаемся, сами того не зная, философией,
наукой о мудрости. Если ты скажешь что-нибудь остроумное, тебя хвалят
родители и ты испытываешь гордость. А что такое "остроумное" на взгляд
родителей? Это значит, что ты сделал какой-то вывод, сделал какую-то
находку в удивительной области -области мысли. Взрослые говорят: "Как
смешно, замечательно сказал ребенок!" Они хвалят за то, что было
проявлением мышления, за своеобразную философскую находку - ты думаешь,
сочетаешь друг с другом какие-то знания, выраженные словами, и видишь смысл
в этом сочетании. Философия, которой занимаются очень взрослые дяди и тети,
которых называют философами, ни чем не отличается, в принципе, от того, что
ты умеешь делать с самого раннего детства. Это поиск правды взаимоотношений
тебя с другими, с миром, который тебя окружает. Но у взрослых он проводится
с использованием особых слов, терминов, за каждым из которых стоят целые
страницы текста, а иногда даже века работы. И чтобы по-настоящему понимать
философию, эти термины нужно хорошенечко знать.

Для чего нам нужна философия? Чтобы жить. Мы так или иначе, даже не читая
философские произведения, все равно используем ту или иную философию.
Поэтому мы с тобой должны приготовиться к большой работе в этой области.
Далеко не все, конечно, станут профессиональными философами. Но наметить на
будущее чтение философских книжек нужно обязательно. Это произведения и
Канта, и Гегеля, и Лао Цзы, и других умных людей, проще говоря, мудрецов
всего мира. Они написаны непросто, но, может быть, в этой непростоте и
содержится, как ни странно, наивысшая простота, наивысшая мудрость. Они
сложны для тех, может быть, кто не знает терминов. А когда термины знаешь,
когда знаешь условные знаки философской "тайнописи", начинаешь хорошо
понимать эту высшую мудрость.

Есть еще одно правило, которое пригодится нам в нашем разговоре об
инструментах - правило заполнения пробелов. Что такое пробел? Незаполненное
место. В нашей голове удерживается много знании, но есть много и пустых
мест, пробелов: одного не знаем, другого не ведаем. А в результате
получается недостаточное знание жизни. Пробелы нужно заполнять, потому что,
честно говоря, пробел существует для того, чтобы ты его заполнил. Не кто-то
за нас заполнил -не учительница, не мама, не папа, не дедушка, не
бабушка... Только мы сами можем и должны делать это.

Если ты хочешь по-настоящему взяться за дело, записывай названия книжек,
которые планируешь прочитать через год, через месяц, через десять лет,
через пятнадцать-двадцать лет. Почему бы не делать по-настоящему план своей
жизни? Кстати, когда такой план есть, и ты его исполняешь, жизнь течет
по-другому, чем раньше. Если школьнику вначале трудно его составить, можно
посоветоваться со старшими, со своими друзьями, поделиться с ними своими
мечтами и желаниями что-то сделать, что-то осуществить, познакомиться с
лучшими произведениями. Запись названий книг надо проводить не от случая к
случаю, а регулярно. Список, который у тебя получится, издавна называется
на латинском языке "легенда либри", что в переводе значит "список книг". Но
когда мы говорим так по-латыни, то имеем в виду список не любых книг, а
тех, которые нужно обязательно прочесть, с которыми надо обязательно
познакомиться.

Теперь мы знаем немножко и о философии, и о том, как надо заниматься, но
это "немножко" было бы чересчур мало, если бы мы не добавили еще: бывает
философия древняя, а бывает философия новая, бывают умные люди, которые
живут сегодня, и есть те, которые уже давным-давно умерли, но мы можем
прочитать их сочинения. И если ты услышишь имена Платона, Сократа,
Аристотеля, Марка Аврелия, Эпиктета, Боэция, Сенеки и многих-многих других,
то это значит, что ты услышал имена отцов современной философии. Но труды
современных философов очень часто напечатаны на иностранных языках. Потому
запланируй себе через двадцать лет или через пятнадцать, или через пять
(тут уж смотри сам!) читать такие произведения на иностранном языке. Почему
же нельзя научиться читать на иностранном языке самому при той технике,
которая у нас есть сегодня, когда ты можешь дома слушать лингафонные
записи, когда можешь иметь в своем распоряжении самую современную методику
изучения языка, когда живая речь на этом языке звучит и по радио, и по
телевизору?!

Мы говорили с тобой сейчас об общих намерениях автодидакта. Общие намерения
- это значит и мечты, которые должны стать действительностью: ты
намереваешься прожить -жизнь так, а не иначе. План меняется (тебе это уже
известно) в зависимости от того, что ты умеешь. Твои намерения должны тоже,
следовательно, меняться, становиться смелее. Поэтому надо работать над
навыком, над мастерством и менять какой-то большой общий план.

Мы знаем прекрасно, что сказка - это сказка, а правда - это правда. Но дело
в том, что в сказке очень много правды. Если говорить честно, то сказка,
которая в тебе - сказка-переживание, сказка-чувство, - это истина, это
самая правдивая правда. Ты переживаешь из-за того, что волк проглотил
Красную Шапочку или бабушку? И получается, что нереальная сказка рождает
совершенно реальные чувства у тебя. Что такое реальное? Это настоящее,
взаправдашнее. И выходит, что сказка в этом смысле - очень реальная вещь. А
поскольку мы всю жизнь будем беречь воспоминания о детстве, то любовь к
сказкам окажется в нас неискоренимой. И мы будем читать сказки для
взрослых. А что это за сказки? Это и есть философия и ее самое высокое
выражение - поэзия.

Если ты не отвыкнешь общаться с собой, если будешь уважать в себе свои
чувства, переживания, обязательно научишься читать настоящую поэзию. Чтобы
научиться ее читать, чтобы тебе поддавался смысл поэзии, нужно пользоваться
словарями, пользоваться, комментариями, знать историю, иметь много других
инструментальных знаний. Самое главное пока - не пропускать незнакомых
слов. Допускать их в свой обиход надо только тогда, когда ты много раз
посмотрел в словарь. И не увлекайся записыванием:

один раз, может быть, и надо было бы записать, но лучше очень часто
смотреть в словарь. Ты физически приближаешься к словарю, берешь его,
смотришь, снова кладешь на место. Забыл слово - опять берешь. И не ругай
себя, что не запоминаешь. Запоминать должен не твой ум, а весь твой
организм, которому это необходимо. Если ты действительно видишь, осознаешь
необходимость общаться со стихотворением, или с музыкой, или с чем-то
таким, что сразу вроде и непонятно, то все запомнится обязательно, потому
что это нужно тебе, потому что это волнует тебя и доставляет много
удовольствия.

Бывает, что настойчивость в преодолении трудностей приводит человека к
успеху быстрее, чем он ожидал. Но мы должны в данном случае, конечно,
учитывать и то, что есть настойчивость, которая как бы входит в
противоречие с нашим желанием. Поэтому желание должно быть организовано
тобой: надо взять и сначала сделать желание, а когда оно будет -
благородное, настоящее, не тщеславное, у тебя появится настойчивость. Но не
наоборот. Сила воли как раз и заключается в том, чтобы подчиняться своему
главному желанию, которое ты выверил, которое благородно, а потом ты уже
исполняешь все, что нужно, преодолевая другие маленькие нежелания. Тебе
гораздо легче их преодолеть оттого, что у тебя есть общее, огромное желание
что-то сделать, которое ты, как мы уже говорили, актуализируешь, связываешь
с интересом -очень маленьким, крохотным, можно сказать.

Итак, каждому из нас положено наблюдать за нашими отношениями с самим
собой. Сколько в тебе содержится радости, сколько печали, сколько других
чувств и их оттенков, ты должен знать сам. Даже будучи еще не взрослым
человеком, ты можешь определять, отдавать себе отчет, что то или иное
психическое состояние, состояние души, тебе помогает заниматься или,
наоборот, мешает. От твоих наблюдений будет очень много зависеть. Поэтому
планируй на будущее умение пользоваться своими состояниями, которые
добываешь. Добывать их, как известно, можно многими способами, и об этом мы
поговорим позже.


Способы ускорения в обучении, или
Как спешить не спеша

Мы всегда стремимся сделать все толково, или, как говорят ученые,
рационально. Если делать что-то бестолково, например, кататься на коньках,
можно упасть, правда? Если бестолково ходить по улице, можно даже попасть
под машину и погибнуть. Другими словами, бестолковое деяние наказуемо.
Неосновательность, бестолковость приводят к тому, что гибнешь ты или гибнет
твое дело и ты приносишь несчастье себе и своим близким. Поэтому стоит
использовать очень простое правило: если я за что-то берусь, я обязательно
должен делать это основательно. Или никак не делать. Но никак не делать
нельзя, потому что ты просто не сможешь существовать. И - получается, что
выход у нас один - делать то, чем мы занимаемся, только основательно, или
толково.

Да, хорошие дела делаются медленно. Но эта медленность отличается от той,
которая бывает на долгостроях, где строят много лет не потому, что строят
основательно, а потому что своевременно не подвозят кирпичей или цемента,
не присылают рабочих нужных специальностей, правильно не используют технику
и т.д. Мы обязательно должны запомнить: есть две "медленности". Если ты
хочешь сделать что-то основательно, будешь прорабатывать много деталей и
получится вроде долго. Но вместе с тем и быстро, потому что ты каждую
секунду, которая была заполнена работой, делал все правильно. И твои
действия будут складываться в одно огромное и очень сложное действие.

Но сейчас мы с тобой рассмотрим немного другой подход к делу. Как ты
поступаешь всегда, когда садишься делать уроки? Ты наблюдаешь за учебником
больше, чем за тем, что в тебе от него остается. Смотришь в учебник,
рассматриваешь текст-картинку, и все это получается у тебя автоматически.
Ты больше видишь внешнего, и тобой не овладевает интерес к тому, что
творится в тебе самом. А как раз этим и надо заниматься - все время
наблюдать за собой после того, как что-то увидел, что-то воспринял. И тогда
ты сможешь добиться гораздо больших успехов.

...На озеро сели дикие птицы. Случайно они занесли семена водорослей, каких
здесь раньше не было. Водоросли начали потихоньку размножаться. И вот какую
особенность мы замечаем при этом: за первые девяносто пять дней (95!), это
происходит настолько медленно, что заметить какие-либо изменения может
только наблюдатель-биолог, за следующие три-четыре дня - пруд зарастает на
треть или даже наполовину, а за последний (100-й) день от засеянных в него
"сорняков" водоем делается совершенно неузнаваемым.

Накопление знаний подчиняется этому же закону - закону экспоненциальности.
Конечно, все случается не сразу. Конечно, нужно запастись терпением.
Поэтому толковость, рациональность подхода к занятиям повысится, если ты
будешь делить работу на стадии. Стадии - это определенные отрывки работы:
первый отрезок работы над твоим умением, над твоим взрослением, второй
отрезок работы, третий... Таких стадий мы определили пять. О них и
поговорим.

В первой стадии мы можем требовать от себя много или мало. Конечно, наши
требования должны касаться прежде всего основательности, то есть внимания к
тому, что я делаю. Мы знаем, как сосредоточивать внимание: нужно переводить
лучик внимания с одного фрагмента, с одной части работы на другую. И
пользуясь этим лучиком, мы можем концентрировать внимание на какой-то части
работы столько, сколько нам нужно. Ведь эту часть можно дробить все мельче
и мельче, - тогда тебе удастся не терять контакт с материалом, все время
чувствовать его. Первая стадия должна только на этом и держаться: больше
никаких требований предъявлять к себе нельзя.

Мы уже проходили понятие-термин "уровень притязаний". На первой стадии этот
уровень должен быть нулевым с точки зрения мастерства. Я просто знакомлюсь
с материалом и не говорю себе: "Сякой-такой, выучи, запомни!" Нет. таких
требований к себе я не предъявляю, не стараюсь во что бы то ни стало
запомнить и не имею намерений получить навык или какое-то умение сразу. Мне
нужно только лишь разобраться в материале. По этому поводу у нас есть
правило: никогда не старайся добиться от себя мастерства сразу. Мастером
становятся только за счет очень большой работы, и первая стадия нашего
труда, первый отрезок работы по приобретению мастерства ни в коем случае не
должен быть связан с кавалерийским наскоком. Ничего молниеносного в
приобретении знаний не бывает мы обязательно должны помнить об этом.

Если пользоваться лингвистической (языковой) моделью (мы это уже
обсуждали), на первой стадии мы занимаемся звукодвижением. стараемся
разобраться, как у нас работает речевой аппарат, как двигается язык, откуда
он начинает движение для того, чтобы добыть определенный звук - например,
французский "м", или русский "м", или украинский, английский и так далее. У
нас есть фокусировки, у нас есть все, что организовывает работу нашего
речевого аппарата, делает ее осмысленной и подконтрольной. Значит, можно
просто следить за ней и не переоценивать свои намерения: мы их занизили в
первой стадии до нуля.

Во второй стадии наши намерения чуть выше, конечно. Почему? Потому что мы
уже кое-что умеем. Это "кое-что" - звукодвижение. Когда я вижу, что у меня
свободно получаются звуки и фокусировки на разных языках (так же точно и в
любом другом деле: все начинается с мельчайшей составной части), то
перехожу к словодвижению. Слово можно произносить, пока не предъявляя к
себе слишком больших требований: ты - только начинающий, ты - во второй
стадии работы. Важно ощущать, что у тебя получаются какие-то слова,
исполняются тобой легко и свободно, то есть напряжения твоих мыслей, твоего
речевого аппарата по этому поводу целесообразны. (Ты совершаешь каждое
движение именно с тем напряжением, которое нужно, чтобы получилось слово,
получилось движение, и тогда начинаешь развивать свое мастерство дальше.)
Какие здесь нужно предъявлять требования к себе? Очень простые: если у меня
есть "провалы" - ничего страшного, они могут быть, я же тренируюсь. А
тренировка обязательно устранит эти провалы, и ты перейдешь в третью стадию.

Третья стадия - тренировка не одного слова, а нескольких слов вместе, чтобы
получить пассаж. Если ты уже умеешь немножко играть на фортепиано или,
серьезно и давно занимаясь, научился играть хорошо, ты скорее всего знаешь,
что такое пассаж. Пассаж - это много звукодвижений, много музыкальных фраз
(а они соответствуют словодвижениям). Пассаж получается только тогда, когда
в запасе есть уже много словодвижений, несколько хотя бы. Можно исполнить
его с блеском, а можно и плохо. Чтобы ты понимал; что в третьей стадии
свобода твоя, настроение зависят от твоих же требовании к себе, мы еще раз
подчеркиваем: не бойся думать о себе как не об идеальном мастере. Ты еще не
мастер, "провалы" могут быть и здесь, потому что ты изучаешь пассаж. Но
зато отдельные слова должны очень редко получаться с провалами. Ты
постепенно становишься все более умелым человеком.

Если продолжать использовать для иллюстрации лингвистическую модель, можно
сказать, что неполное понимание смысла текста на третьей стадии работы
нормально.

Потихонечку нам захочется перейти в четвертую стадию. Почему? Потому что у
нас появится возможность одновременно понимать текст и воспроизводить его.
Ты исполняешь текст и синхронно понимаешь его - это и есть признак того,
что ты уже в четвертой стадии развития своего мастерства. Но еще не в
пятой, потому что в работе опять есть "провалы". И я не мучаю себя, а
продолжаю работать над материалом, много работаю, и тогда, в конце концов,
достигаю более высокого уровня, когда "Провалы" становятся очень редкими.

Только на пятой стадии я могу предъявить к себе жесткие требования:
понимать целиком любой текст, даже самый сложный.

Делить работу на стадии очень важно. Теперь, когда мы немножко научились
смотреть на себя со стороны, чувствовать, понимать, что в нас происходит,
надо научиться использовать в работе знания о себе и никогда не заниматься
насилием. Наверное, было бы очень плохо, если бы педагог взял да и побил
тебя розгами, правда? А ведь в тебе, где-то внутри, тоже есть ученик
-слушающий тебя, подчиняющийся тебе. Его очень легко обидеть. Этот
внутренний человек требует такого же бережного отношения к себе, как и ты
требуешь от педагога, от учителя в школе. Значит, ты становишься сам себе
учителем, сам себе директором школы, и занимаешься собой так, как хотел бы,
чтобы с тобой, внешним, занимались педагоги, учителя, директор школы. То
есть ты относишься к своему внутреннему миру бережно и внимательно, не
занимаясь насилием, не избивая розгами внутреннего ученика. Если ты видишь,
что ему неинтересно, ты же для него учитель, ты для него должен создать все
условия.

Если можешь посмотреть на себя как бы со стороны, увидеть в себе другого
человека, ты как бы раздваиваешься. Это прекрасное раздвоение. Особенно
если настроить сначала" правый мозг", потом быстро-быстро переключиться на
обдумывание "левым", то, может быть, сумеешь поймать такое состояние, когда
вдруг открывается все, что всплывает в мыслях. Это состояние называется,
как ты уже знаешь, медитацией. Именно в состоянии медитации человек
наилучшим образом проявляется как личность. Поэтому надо побольше думать
над тем, что в тебе есть, в состоянии такой настройки. А для того, чтобы
это проходило успешнее, не надо отвлекаться во время работы над учебным
материалом. Всегда, когда ты учишься, можно найти момент, чтобы
переключиться в поисках интереса с одного материала на другой, - пусть эта
секунда станет для тебя своеобразным оазисом (так называется место в
пустыне, где можно напиться воды и спрятаться от жары в тени ветвистых
деревьев). А в результате ты вдруг - раз - и отдохнул.

Есть такое слово - "успеваемость". Давай его разберем. Оно произошло от
глагола "успеть". Если я успеваю, значит, от чего-то не отстаю. Так от кого
и от чего я не должен отставать, чтобы успевать? А от самого себя, который
может, способен дорасти до Мастера. Я должен успевать, прежде всего, не в
смысле не отставать от других, а поспевать за своими возрастающими
потребностями - должен не отставать от физического уровня развития, должен
развивать свой мозг. В школе говорят: "неуспевающий ученик" и считают, что
быть таким позорно, потому что именно в неуспевающем ученике растет
бездельник.

Нам нужно сделать все, чтобы научиться успевать, чтобы делать основательно,
быстро и умело те дела, которые надо осуществлять, исполнять для успешного
согласования меня думающего со мной тем, который всего лишь ест, спит и
предается организменным наслаждениям. Эти два уровня нашей жизни, два вида
жизни, надо тоже иметь в виду. Бывает, кто-то прекрасно себя чувствует,
когда поест, но очень плохо -на уроке. Почему это происходит? Да потому,
что в организме человека все время образуются самые разные вещества, одно
из них называется серотонин - фермент (читай: инструмент!) хорошего
настроения. А во время занятий должен выделяться другой фермент в
организме, который тоже создает хорошее настроение, но уже по другой
причине - не потому, что ты хорошо поел, не по "желудочным основаниям", а
потому что ты до чего-то додумался. Это вещество называется эндогенный
опиат (о нем мы уже вспоминали). "Эндогенный" - тот, который рождается в
тебе. Слово "опиат" указывает на его связь с опиумом, наркотиком.

Вы, наверное, слышали о наркоманах - людях, которые принимают различные
вещества (наркотики), чтобы создать в себе хорошее настроение. Они получают
удовольствие от того, что у них в мозгу возникают всякие приятные картины,
но вскоре начинают зависеть от наркотика, как пьяница от водки, их организм
все больше разрушается, да и личность тоже. Такой человек уничтожает себя
сам и ломает жизни многих близких людей. Наверное, он даже не догадывается,
что его организм может сам выделять вещества, которые вызывают появление в
мозгу приятных картин, новых образов, создают ощущение подъема, радости. О
такой награде позаботился сам Господь Бог. Но чтобы получить ее, надо
хорошо творчески потрудиться, до чего-то додуматься.

Значит, чтобы хорошо жить, необходимо не только заниматься спортом и
питаться, но и делать открытия, чтобы у тебя в организме все время были два
этих вещества. Человек обязательно должен делать умственные открытия. Если
он не додумывается до чего-то за день сто раз, или десять, или пятнадцать,
то плохо живет. Так и скажи и папе, и маме: "Я сегодня еще ни до чего не
додумался, очень плохо себя чувствую". А когда додумаешься, говори: "Я вот
додумался и чувствую себя прекрасно". И это будет правда, потому что
человек получает такую награду, когда сделал хоть маленькое открытие. И
только тогда действительно чувствует себя лучше.

Мы можем выяснить сейчас и причины замедления нашего умственного роста,
нашей работы. Ученик, который учится в школе, или дошкольник, который ходит
в детский сад, очень много работают. Они работают столько же, сколько и
взрослые, а, может быть, и больше. Некоторые ученые так и считают, что
рабочий день у дошкольника гораздо длиннее, чем у взрослых. Мы успеваем в
дошкольном периоде сделать очень много, например, научиться ходить, бегать,
говорить. В школе учимся другим, тоже очень важным делам -' писать, читать.
Но это полдела, надо еще по-настоящему научиться читать - на другом, более
высоком уровне, и это надо запланировать, чтобы потом понять сложные книги.
К этому мы и идем. А если идем достаточно быстро, то за одну жизнь успеваем
дойти, а если слишком медленно, то нет. Получается, что нам нужно еще
несколько жизней. Но нам дана только одна, вот в этом виде. И можешь не
успеть дойти до своего прекрасного, допустим, озера, до прекрасной вершины,
потому что идешь медленно.

Что нужно делать, чтобы идти достаточно быстро? Прежде всего - делить
работу на стадии и на каждой предъявлять к себе требования, соответствующие
именно этому отрезку работы, от чего, кстати, скорость будет, безусловно,
увеличиваться. А чтобы она не снижалась, никогда нельзя превышать
требовательность к себе - выбрось розги, хватит бить себя. Что ты делаешь,
когда говоришь: "Надо выучить уроки!"? Ты преодолеваешь себя, а надо
сначала захотеть выучить уроки. Ты знаешь, как все организовать, чтобы
возник интерес, - тогда будет желание. Видишь, ты сдобой помирился, ты с
собой уже не ссоришься, здорово, что ты так хорошо все понимаешь теперь.

Еще одной причиной замедления может быть недостаточность погружения в
материал. А как надо, помнишь? Двадцать раз подойти к учебнику, "перебить"
себя, чтоб не выгорел интерес, отойти к другой книге или посмотреть другой
абзац в учебнике, потом вернуться снова. Так и получится, что ты подойдешь
двадцать раз. Конечно, такое занятие должно быть довольно продолжительным,
чтобы тебе стало приятно об этом вспоминать: как я наработался! Если ты
недостаточно погружаешься в материал, если нет приятного ощущения: "Ах, как
я здорово начитался, как здорово натренировался", - все замедляется.
Человек должен испытывать удовлетворение прожитым днем именно по той
причине, что он наработался. Каждый из нас, наверное, знает, как приятно
спать, когда набегаешься, - подобное ощущение должно быть и от мозговой
работы тоже. Нужно не только " набегаться", а и "надуматься"!.

Отсутствие перерыва в работе и отсутствие перерывов в отношении с
учебниками тоже может привести к замедлению работы. Если ты забыл отложить
куда-нибудь подальше учебник, который надоел, ты опять замедлишь работу.
Надо следить за собой, нужно всматриваться в свое настроение, а иногда
объяснять маме, что тебе этот учебник надоел, но всегда понимать, что при
этом ты не предъявляешь маме никаких претензий, а просто честно сообщаешь о
том, что тебе нужно было бы сейчас пообщаться с другим учебником. Если
такой возможности нет, можешь кратковременно, хотя бы на вечер, спрятать
этот учебник, а утром вернуться к нему. Или сделать нечто подобное. Нужно
быть изобретательным, нужно придумывать. Главное, чтобы ты уважал
внутреннего ученика в себе, и тогда приду мается. Можно и вместе со
взрослыми придумать, обсудив этот вопрос.

Что еще служит причиной замедления, то есть неуспевания, неуспеваемости?
Это неосознание того, что надо убыстрять темп работы. Надо как бы опережать
события, пытаться чуть-чуть забежать вперед, заглянуть, а что за материал
впереди, иногда и всю книжку сразу просмотреть, познакомиться с ней. Это не
значит, что надо выучить, нет, но название глав прочитать, увидеть маршрут,
по которому дальше придется идти просто необходимо,

А теперь давай посмотрим по-другому на нашу работу: она должна доставлять
радость, доставлять удовольствие, даже быть источником веселья. Если ты
невеселый, когда исполняешь ее, наверное, делаешь что-то неправильно.
Человек просто не может не испытывать чувства радости, не быть веселым,
когда творит. Даже если поэт занимается трагической темой, он испытывает -
это называется парадоксом - радость удовлетворения своей работой, потому
что он мастерски ее выполнил.

А сейчас давай разберемся в радостях, которые нам доставляет работа. Первая
- радость познания, вторая - радость узнавания. Мне очень приятно постигать
новое - и это называется радостью познания. И мне очень приятно узнавать
знакомое. Это все равно что встретить друга, приятеля, соседа. Летом ты
вдруг сталкиваешься в другом городе с девчонкой из параллельного класса:
"Здравствуй! - говоришь. - Я тебя узнал, ты учишься в соседнем классе!" Она
будет для тебя почти как родственница, потому что ты ее узнал. Вот такая
радость узнавания должна цениться во время занятий. Ее даже надо
организовывать. Как? Мы уже с тобой практически знаем: обязательно делать
побочные открытия, забегать вперед, все время понемногу знакомиться с
материалом, который окружает твой учебный материал, смотреть дополнительную
литературу и разные другие книги, которые помогут тебе достать взрослые
(потом ты сам научишься добывать в библиотеке эти книги и будешь все время
доставлять себе радость).

Достижения твои должны быть организованы на том уровне, который мы называем
ежедневным, или тактическим. Сегодняшние твои успехи, например, могут
заключаться в том, что ты научился какому-то одному, двум, трем или десятку
движений в той стадии, в которой находишься: то ли это звукодвижение -
элементарное, очень маленькое, то ли движение более сложное, то ли уже
сумма движений, пассаж. Исполнять эти. движения надо обязательно с
заниженными требованиями к качеству их исполнения, в том смысле, что ты
можешь исполнять их довольно четко, но в чем-то разрешать "провалы", ведь
ты находишься пока еще в предыдущей стадии, в которой нельзя превышать
требований, ей соответствующих. И так все время. Ты постоянно снимаешь
психические напряжения, "не грызешь" себя, не бьешь воображаемыми розгами:
"Вот тебе, вот тебе за то, что у тебя не получается!" Ты просто повторяешь,
давая себе задание немножечко ниже.

Не забывай о правиле завышения далеких, стратегических задач и занижения
близких, тактических, - и будешь не перенапряженным человеком. А когда у
тебя все получится легко на этом, заниженном немножко, уровне, он сам
поднимется, как травка, вырастет, дорастет. А если ты возьмешь упражнение,
которое еще не можешь выполнить свободно, у тебя вместо радости в душе тут
же поселится грусть-печаль. Хорошенькая творческая работа! Естественно, нам
это не нужно. Нам нужна радость, и мы ее должны таким образом и выращивать.
Кроме того, необходимо обязательно следить за развитием у нас внутри
навыка, связанного с движениями, с мыслями. Мы можем внезапно
почувствовать, что какое-то движение, допустим, в аэробике, вдруг выходит
легко, связывается с другим. Такое ощущение готовности, сформированности
движения мы ощущаем в себе, словно щелчок: как бы щелкнуло что-то и прошло.
На душе становится свободно, ты вдруг понял, что добился определенного
уровня, невысокого пока, но уже мастерства, перешел в другую стадию его
развития.

Известные нам пять стадий все время повторяются - каждый раз на новом
уровне. До бесконечности. Ты перешел из подмастерьев в качество первичного
мастера? Замечательно. Начнем заниматься дальше: и снова пять стадий, и
снова приходит, но уже более высокое, мастерстве. Вся эта сумма стадий
называется макростадией .


Как сжать время, чтобы не продула скука

А теперь мы должны научиться правильно считать время, которое затрачиваем
на занятия. Во-первых, вспомним, сколько времени ты занимаешься иностранным
языком? Предположим, три года. Давай теперь посчитаем это время так, как
предлагает наша автодидактика. Ты что, не спал, не ел три года, а только
занимался? Нет. Значит, отнимем примерно половину срока на сон и еду. Что
ты еще делал? Целый день только и знал, что занимался иностранным? Нет же,
правда? Где-то час-два посвящал этим занятиям. Отнимем еще год. А теперь
отнимем те минуты, когда во время занятий английским ты не .думал о нем,
хотя перед тобой был учебник и ты сидел на уроке. Получается, что нужно
отнять очень много часов, минут, секунд. Когда мы будем заниматься честной
оценкой потраченного на , английский времени, получим очень маленькую
цифру. Это примерно двадцать-тридцать, может , быть, сорок часов чистого
времени.

А как мы определяем это время? При помощи актуализации интереса: если тебе
было интересно в тот момент, все в порядке - это и было время, которое
воистину твое, потраченное на занятия. Если интереса не было, и ты помнил о
времени, значит, тебе было скучно. Время только тогда является настоящим
человеческим временем, когда мы забываем о нем, когда мы счастливы.
"Счастливые часов не наблюдают", -сказал Александр Сергеевич Грибоедов,
именно потому что им, счастливым, не скучно. Какими бы мы ни были
усидчивыми, эта усидчивость никуда не годится, если мы сидим, скучая. Мало
взять учебник и сесть заниматься, нужно сделать так, чтобы тебе было
интересно. Ты уже знаешь, как это делать, и ни к кому не имеешь претензий,
знаешь, как раздробить материал, как переместить луч внимания, как
обращаться с самим собой, как быть учителем для самого себя и директором
собственной внутренней школы.

Теперь мы должны сделать еще одно дело -выбрать воображаемого лидера. Он
может быть нами придуман. Пусть это будет отчасти, например, Петр Ильич
Чайковский, великий русский композитор, отчасти Александр Сергеевич Пушкин,
а отчасти знакомый десятиклассник, который нам очень нравится, которому мы
подражаем. Пусть это будет сборный образ, составной. Наш воображаемый лидер
- чаще всего и есть составной человек, мы сами придумываем его и считаем
своим духовным образцом, постоянно сравнивая себя с ним и как бы соревнуясь
с самим собой, но только не со своими друзьями. Я имею в виду, конечно,
соревнование в духовной области, а не на спортивной площадке - там надо
реально бежать наперегонки. В своих знаниям мы соревнуемся только сами с
собой: вот позавчера я знал мало, сегодня по этому поводу я кое-что узнал,
прочитал, исполнил правило заполнения лакуны (то есть пробела в знаниях):
если лакуна есть, ее надо заполнить.

Пробел создан именно для того, чтобы его заполнять. Утром рано, когда мы
просыпаемся, намечаем себе посмотреть в словаре нужное слови. "А где такой
словарь есть? - думаем мы. - Ба-а, вот в такой-то библиотеке".
Единственное, о чем нужно спрашивать взрослого человека, как добраться в
эту библиотеку. Все остальное узнаем сами, тогда раньше станем
самостоятельными, быстрее повзрослеем и по-настоящему научимся делать
многие дела. А это большая радость - быть самостоятельным.

Еще нам с тобой нужно обязательно обострить чувство потерянного времени. От
этого ты испытываешь сначала много грусти, печали и даже горечи, а потом -
огромную радость, если будешь знать, что больше не теряешь времени даром.
Считай потерянным то время, которое потрачено не на придумывание чего-то
прекрасного, не на рисование того, что тебе представляется сейчас самым
важным в мире, а просто на бесплодное вождение карандашом по бумаге,
бездумное пересыпание песка на пляже. Каждая твоя минута должна быть
посвящена творчеству. Даже развлекаться и отдыхать можно творчески, помогая
своему основному занятию и своему мастерству. Можно организовать все таким
образом, чтобы ты постоянно чувствовал свои рост и успел за одну жизнь
много-много сделать.

Важно помнить и о внутреннем покое. Чем лучше мы умеем сосредоточиваться на
чем-либо. тем в нас его больше. Тренеры, мастера восточного спорта, который
называется каратэ (а это и борьба, и философская система одновременно),
говорят так: в самый разгар боя ты должен чувствовать, что твоя душа
спокойна и напоминает гладь озера в безветренную погоду, в которой
отражается небо. А когда "внутреннее озеро" бывает спокойным? Только когда
ты сам настроишься на внимательное и даже любовное. нежное отношение к
чему-либо. В этом разгадка истинного, настоящего спокойствия твоей жизни,
твоего спокойного сна и даже здоровья, в конце концов. Именно тогда не
будет скуки, которая порождает разные болезни.

Если мы хотим быть спокойными, надо умело и много работать, получать
удовлетворение от работы. Это тоже наше "питание". Но я не имею в виду
работу, которую обычно называют механической, работу, которая тебя же и
уводит куда-то. Допустим, сидит какой-нибудь Миша в классе, но с нашей
точки зрения его здесь нет -он гуляет в мечтах далеко отсюда. Вот Миша и
заболевает. Кто-то подумает, что он на сквозняке посидел. А Мишу .просто
"продула" скука! И беспокойство, которое в нем есть, конечно же, от нее.
Чаще всего она и бывает причиной понижения сопротивляемости организма.

Разве можно жить вне радости, в вечной несвободе, тем более, что у каждого
человека есть рефлекс свободы. Покой можно приобрести только тогда, когда
ты все время сам ищешь интерес и находишь его в тот момент, когда тебе
нужно. Для этого мы дробим материал, все время сами делаем его
фрагментарным, то есть делим на "кусочки", и путешествуем по ним своим
вниманием. Это закаляет нас, приводит к высшим ступеням мастерства в
мышлении и, в конце концов, к успехам в жизни. Оказывается, спокойно жить -
это жить интересно. Попробуй спокойно жить, бездельничая, ты же будешь
обязательно тревожным. Надо уметь так работать, чтобы эта работа была
настоящей трудовой деятельностью, от которой испытываешь радость.

Мы уже знаем - внутри нас есть человек, которого надо уважать. И мы ничего
не станем делать теперь против той природы, которая в нас. Будем делать все
по справедливости и постоянно прислушиваться к тому человеку, который в нас
иногда хочет сделать не то, что вроде бы сейчас надо. Интересно все-таки, а
что же на самом деле он сейчас собой представляет. То есть, другими
словами, что же чувствую я сам в этот момент, в этот миг. И каждый раз надо
стараться словами назвать то, что ты сейчас чувствуешь, печально тебе или
радостно. А еще стремиться понять, почему это происходит, разобраться в
себе, увидеть себя взаимосвязанным с предметами, с явлениями, назвать точно
и предметы, которые на тебя влияют, и явления, и все другое поименовать,
как мы говорим. Это очень важно.

Теперь, пожалуй, пора поговорить о быте. Что такое быт? Это то, что ты
когда-то давно изучал, а потом забыл. Ты ползал - и пол, ножки стола и
стула, коврик стали твоим миром, ты изучал его, как астрономы небо. А потом
привык, и этот мир стал скучным. Тебе захотелось на улицу. На улице ты
изучал двор, маршрут, по которому тебя катали на коляске, водили за руку,
чтобы ты не упал, делая первые шаги. И вот все, что ты изучил, превращается
в быт, в котором ты живешь, от которого ты зависишь, потому что на этих
дорожках обязательно встретишь своих друзей, по этим дорожкам пойдешь в
магазин, в школу и будешь ходить много-много раз. И это привычное станет
тебе надоедать.

Быт, как говорят взрослые, заедает нас, словно серый волк. Твоя задача -
сделать быт таким, чтобы он стал другом, тоже превратился в источник
радости. А для этого надо подходить к предмету с разных сторон, быть
философичным, сравнивать, мысленно поворачивать вазу, чтобы она становилась
для нас другой. Все нужно делать каждый раз по-другому: немножко иначе
чистить зубы, немножко иначе брать стакан с чаем. Подумай, поанализируй,
поиспытывай, как это лучше сделать, посмотри на себя со стороны, осознай,
что сегодня день, которого еще никогда не было в истории и больше уже не
будет.

В жизни все неповторимо всегда, значит, и в быту неповторимо. А мы начинаем
скучать, потому что становимся, честно говоря, немыслящими какими-то, и
если быть резким, то можно сказать, наверное, и глупыми, потому что не
видим в быту того, что все время творится так же, как в Космосе. Есть то,
что будет общим и для неба, на котором звезды, и для пола, на котором пыль:
везде творится Бытие, всегда загадочная жизнь. И надо рассматривать быт как
возможность увидеть Бытие, превращая быт в Бытие.

Вот какую мы можем испытать радость благодаря тому, что иначе посмотрим на
повседневную жизнь. И такой подход тоже увеличит скорость нашего роста.
Кроме того, можно связать это с нашим актуализированным интересом и понять,
что, если мы очень увлечены каким-то делом, то быт, естественно, перестанет
быть тягостным, серым и превратится в многоцветный, как радуга, фон нашей
работы.

Еще нужно понимать, что рядом с нами могут быть люди, которые насмешливо
относятся к нам, особенно если мы занимаемся самообразованием. Когда-то
Николай Васильевич Гоголь сказал так: "Ко всякого роду намекам должно
оставаться глуху". То есть, если намекают, а не говорят прямо, я не слышу,
что бы ни говорили. Мне очень нравится это выражение. Просто я не слышу,
никак не оцениваю колкостей за спиной. Если хотят сказать - пусть скажут в
глаза, прямо, а не намеком. "Там кто-то китайскую газету покупает", -
намекнули, что человек занимается китайским языком. А что ж тут плохого?
Это только обывателю, только мещанину кажется, что лишь ученые могут им
заниматься, а ты, мол, задаешься, китайский учишь. Нехорошо поступает тот,
кто намекает. Но не будем сильно осуждать его - у всех есть свои слабости.
А если обратить внимание на подобный намек, появятся ангуассные состояния,
тревожность, зажатость психики, истинной причины которой мы и не будем
знать.

Давайте же останемся глухими к намекам -ведь нам надо идти вперед и
развиваться. Мы все умеем удивляться. Но мало кому известно, что удивление
- самое прекрасное качество для композиторов, поэтов и разных других
придумщиков (естественно, мы говорим о придумывании прекрасного). Чувство
удивления надо суметь в себе поддержать. Не потерять любви к удивлению
-очень сложная задача.

Мы часто забываем присмотреться к какому-то явлению, к какому-то предмету и
потому не удивляемся. А если присмотреться ко всему, что нас окружает, к
Бытию, как говорят философы, то обязательно откроются такие стороны,
которым нельзя не удивиться. То нас удивляет что-то необычное, то мы
находим неожиданное сопоставление старого и нового. Но лучше всего эти
мысли проиллюстрировать, снабдить картинкой. Ты идешь по городу, вокруг
стоят дома. Они не могут взлететь, ты прекрасно это знаешь, разве что в
сказке. Но физик, умудренный знаниями, опытом, долговременной работой,
говорит, что могут быть такие физические условия на земле, при которых дома
или, скажем, обыкновенный стол в твоей комнате поднимутся в воздух. Если ты
живешь, к примеру, в пятнадцатом веке, такое заявление покажется тебе
страшной ересью, но в веке двадцатом в этих словах нет ничего странного.

Необычное - это то, что не имеет обоснования на уровне обыденного сознания.
Что значит "обыденное сознание"? Это не научное сознание, которое имеют
ученые, а как раз наоборот - то, которое имеют все другие люди. Они
получают сведения о различных предметах, явлениях, научных открытиях с
большим опозданием. Такое сознание очень распространено среди обычных
людей, потому и называется обыденным. Наука, находясь впереди обыденного
сознания, все время 'питает его: обыденное сознание древнего грека или
римлянина совершенно другое, нежели обыденное сознание нашего современника
- киевлянина, москвича или парижанина. Поэтому мы можем удивляться в
большей или меньшей степени в зависимости от того, насколько владеем
каким-то знанием. Если мы не удивимся чему-то, выходит, знаем: это возможно.

Когда-то у древних римлян была поговорка: "nil admirari" - "ничему не
удивляйся". Они как бы предостерегали от однобокого мышления, советовали не
торопиться с выводами: ведь все в этом мире может оказаться возможным,
вероятным, простым даже, если хорошо разобраться. Но, конечно же, нам нужно
беречь в себе чувство удивления по совершенно другой причине. Когда зимой
надоест зима и хочется, чтобы было тепло, мы в феврале живем ожиданием
весны и знаем, что она точно наступит. Но все равно весна приходит всегда
неожиданно и удивляет, как удивлял поздней осенью первый снег, хоть мы и
предвидели, что он будет белым и упадет с неба. Это удивление связано,
наверное, не просто с научными данными, со знанием природы, явления, но и с
чувством поэтического.

Мы всегда удивляемся прекрасному. А когда есть удивление, каждый раз
обязательно делаем своеобразное маленькое открытие при помощи наших чувств,
нашего внутреннего мира, И это самое важное, что связывает удивление с
мышлением. Если ты умеешь удивляться, то есть умеешь волноваться по поводу
своего ощущения, полученного от внешних событий, которые кажутся обычными,
сможешь лучше мыслить.

А дело тут вот в чем: не бывает двух одинаковых первых снегов, не бывает
двух одинаковых первых весенних громов - они все оказываются разными, нужно
только иметь зоркий глаз и чуткое ухо. Если у тебя такие зрение и слух
будут, ты сможешь лучше проникнуть в сущность явлений, лучше думать. А
проникновение в сущность явления дает тебе еще и возможность сделать
открытие. Оно тоже сопровождается обязательным удивлением, потому что ты
удивляешься как раз самому открытию, новому видению. Тебе становится
приятно это делать, ибо ты додумываешься и одновременно получаешь
удовольствие. Такое удовольствие тоже является поощрением в твоем деле. И
если ты уже сегодня умеешь заниматься с учебником так, как будто делаешь
открытие за открытием, несмотря на то, что просматривал его неоднократно,
значит, ты уже владеешь инструментом открытий.

Чувство удивления связано с поиском. Связано оно и с радостью. Когда не
хочется скучать, ты инстинктивно стремишься найти что-нибудь новое. Но не
надо торопиться сразу бежать в другое место из того, в котором находишься.
Удивиться можно, просто иначе посмотрев на уже известную вещь, "иначе
увидев то, что вокруг тебя: очень полезно все время смотреть иначе на все,
что мы видим.

А теперь подошло время познакомиться еще с одним термином - эвристика. Это
слово иностранное, от него можно образовать прилагательное "эвристический".
Что значит "эвристика" и "эвристический"? Эти слова связаны с поиском, с
открытием. Когда-то знаменитый физик древности Архимед, сделав открытие
(кстати, это произошло в ванной), побежал по своему родному городу Сиракузы
с криком: "Эврика! Эврика! Нашел! Нашел!" Отсюда и произошло слово
"эвристика".

Нам нужно уметь искать, и специальная наука - эвристика - занимается тем,
чтобы нам не было скучно, чтобы мы умели искать где угодно и находить.
По-настоящему образованный, культурный человек никогда не будет скучать,
потому что он сможет заниматься эвристической работой в любом месте: в
поле, в лесу, на улице или на скамейке, под навесом, где ожидают
троллейбус. Где угодно и когда угодно человек должен быть эвристичным и
посвящать много времени новому видению мира, который кажется известным и
очень даже обычным.

И еще одна вещь, очень важная в борьбе со скукой: мы можем представить
мысль как воительницу, как амазонку (так называли героинь древнегреческого
мифа - женщин, которые умели сражаться, охотиться). Мысль-воительница,
мысль, которая должна вести себя твердо и непрерывно завоевывать все новые
пространства в области неосознанного (того, что я еще не придумал), должна
стать нашей героиней. Нам нужно полюбить такую мысль. Мысль вялая, которая
не владеет нами, и которой не владеем мы, не должна нас восхищать.

Мы прекрасно знаем, что ассоциации, которые возникают в нас, являются
мыслью тогда, когда они осознаются полностью, - я имею в виду мысль,
выраженную словами. Но когда мы пытаемся думать, не подсматривая в глубины,
в которых порождаются наши ассоциации, образы и связи, то получаем пустую
мечтательность, получаем вялость, мышление, которым никак не можем
овладеть. А нам необходимо мышление как инструмент, при помощи которого мы
можем стать счастливыми, потому что правильно, без устали умея думать,
становимся Мастерами. Но делаем это не раз и навсегда, а постоянно в
течение всего своего существования. А если ты снова и снова
совершенствуешься как человек, значит ты и думаешь. И по-хорошему твое
думание может быть успешным только тогда, когда твоя мысль "агрессивна",
"наступательна", когда она завоевывает то, что в тебе творится.

Понаблюдать за собой, сделать все возможное, чтобы неосознанного было
меньше, очень полезно и для твоего внутреннего спокойствия: ты сможешь
лучше, спокойнее существовать только тогда, когда осознаешь какое-то свое
затруднение, свое волнение и научишься хорошо рассматривать свой внутренний
мир.

Кроме того, очень много дает тот тип умственной работы, который мы называем
связыванием совершенно далеких, неродственных на первый взгляд понятий,
неродственных явлений. Мы называем их далекими ассоциациями. И чтобы они
заработали по-настоящему, нужно быть смелым, не бояться соединить очень
странно соединяемое. Если ты хорошо подумаешь, то обязательно сможешь, как
говорят, выйти из положения, сможешь придумать одно, второе, третье,
четвертое звено и обязательно соединить их. Возьмем, например, два
каких-нибудь понятия, которые совершенно не связаны: копейка и перестройка.
Мы можем "связать" копейку с перестройкой просто, одним предложением: во
время перестройки несколько копеек перестали считаться деньгами, об этом ты
слышал от взрослых. А когда-то копейка была настолько ценной, что на нее
можно было купить не только школьный завтрак, а даже угостить приятеля. Это
было очень давно.

Привлекая далекие ассоциации, мы берем копейку и перестройку и, связывая
исторические данные, стараемся пробудить творческое мышление, которое
помогает нам охватить (конечно, в меру своих знаний) какой-то большой объем
сведений. Таким образом, если мы настроены на поиск, мы становимся
способными сделать собственное маленькое открытие, которое и называется
настоящей мыслью.

К этому и надо постоянно стремиться, смело связывая отдаленные друг от
друга понятия, и часто гораздо более далекие, чем перестройка и копейка.
Ведь можно взять такие по-настоящему очень далеко отстоящие друг от друга
понятия, например, как скрипка и математика, или гайка и художник
Рембрандт. Но их тоже можно соединить. Подумай сам, как это сделать.


Как найти свой талант

Мы все так или иначе участвуем в развитии человечества: ты родился - и тем
самым продолжил развитие человечества, его эволюцию. Но эволюция гораздо
качественнее проходит, если ты еще и осознаешь свою роль в ней. Многие
люди, живя на этом свете, занимались скорее не эволюцией, а противоположным
действием - деэволюционированием. Это происходило потому, что они сами не
прилагали усилии к развитию своей личности, только физически участвовали в
эволюции, как это делают орлы, дельфины, олени - то есть на уровне
инстинкта. Но человек должен эволюционировать еще и при помощи интеллекта,
разума, чувств. И если мы сейчас вспомним, чем отличаются чувства от
обыкновенных эмоция, ощущений, которые есть и у животных, то мы, конечно,
поймем, что мышление и чувство в той форме, которая нам известна, есть
только у человека.

Очевидно, мы становимся причастны к эволюции, если индивидуально мыслим,
следовательно, и чувствуем. Когда ты волнуешься от мысли, значит, это мысль
подлинная. Когда у тебя есть чувства (именно чувства, а не просто ощущения,
эмоции, переживание без особой мысли, не связанное с пониманием), ты
полностью вочеловечиваешься. Но есть высокие чувства, есть высокие
состояния, и они как раз и эволюционируют, заставляют эволюционировать
человеческую культуру. Поэтому, если ты находишься где-то в укромном,
уединенном месте и .читаешь стихи, ты больше привносишь в эволюцию
культуры, чем кажется на первый взгляд. Чем выше твое состояние, которого
ты достиг, тем оно более значимо для развития всего человечества. Твои
высокие мысли, твои благородные состояния проникают в сознание других
людей. Это пока трудно освещаемые для науки проблемы. Но в квантовой физике
- есть такая наука - уже известно, что если воздействовать на какой-то
предмет на квантовом (мельчайшем) уровне, он все равно испытывает
воздействие.

Теперь мы должны вспомнить о веселье. Веселье бывает от того, что нам
смешно (когда мы смотрим веселый фильм или хохочем от забавной шутки), но
бывает и от того, что нам просто радостно. Эта двоякость веселья нам нужна
сейчас для того, чтобы мы могли объяснить себе, как же в нас "сотворяется"
серьезность. А настоящая серьезность может быть очень, радостной. Ведь если
она истинная, она обязательно связана с твоей заинтересованностью,
следовательно, и с тем, что ты радуешься. Когда ты всерьез занимаешься
какой-то проблемой, нужно обязательно радоваться.

Если мы путаем трагичность и серьезность, если мы путаем веселье по глупому
поводу с радостью открытия, то мы еще очень плохо разобрались в истоках
нашего серьезного отношения к миру. Чтобы человек научился понимать это
лучше, у нас есть формула, заимствованная у одного выдающегося голландского
ученого И. Хейзинги. Он говорит об игре. которая может быть наполнена
священной серьезностью. Помните, мы говорили о богослужении как о
ритуальной игре со священным серьезом? Пусть никого не пугает слово "игра",
мы не сравниваем богослужение с волейболом или другими видами спорта. Но,
кстати, даже в спортивных играх, чем выше мастерство ее участников, тем
больше у них изумительного свойства человека: играть, заниматься
мастерством своим с ощущением священной серьезности, которая как бы ведет к
неведомому достижению и постижению, узнаванию нового о самом себе, о
человеке.

Приходилось ли .тебе слышать слово "полифония"? Музыканты еще говорят
"полифония ". Это слово связано с двумя греческими корнями: "поли" -
"много" и "фона" -"звук". На русский язык его можно перевести как
"многозвучие". Вы понимаете, что речь идет, конечно, в первую очередь, о
таких музыкальных произведениях, где есть не только одна мелодия, как в
песенке, но еще и много других самостоятельных мелодий. Одна из них может
быть главной, другие подчиняются ей, а потом становится главной другая и
так далее. Когда ты лучше познакомишься с музыкальной культурой,
обязательно встретишься с полифонией, потому что лучшие произведения
музыкальной культуры написаны именно в полифоническом стиле - это и хоры, и
симфонии, и квартеты, и многое-многое другое. Поэтому тебя ожидает очень
интересное путешествие в мир полифоничности. Но есть и другая полифония -
мыслей, занятий, деятельностей, которые тебя уже интересуют или будут
интересовать в будущем.

Если пользоваться приемами полифонии, можно сделать по-настоящему
многозвучной всю нашу жизнь. Как этого добиться? Мы узнали с вами сейчас,
что существуют главные и второстепенные мелодии в музыкальном произведении,
которое называется полифоническим, и это пригодится нам в размышлениях,
которые мы сейчас проведем.

Что значит думать? Мы уже знаем, что можно чувствомыслить, а можно
мыслечувствовать. Если на первое место мы поставим чувство или состояние
(его называют иногда психическим состоянием, состоянием души), то сможем
"зарядить" себя на целый день определенным настроением, снабдить
определенным "материалом" нашу психику, нашу духовность. Это - не значит,
что мы не можем "поселить" в себе другое состояние, - параллельно с этим
уже существующим настроем. Таких настроев может быть много. Если ты хочешь
это испытать, утром рано прочитай по несколько строчек из двух-трех
стихотворений, или еще что-нибудь тебя интересующее, или послушай маленький
музыкальный отрывок. Ты увидишь, как эти состояния начнут взаимодействовать
в тебе: сначала главным будет одно, потом станет другое, появится как бы
естественная музыка чувства, мысли, состояния. Таким образом мы и можем
организовывать полифонизированные настрои, создавать симфонию состояний.
Точнее, мы можем делать все, чтобы она самозарождалась, сочинялась сама.

Если ты часто сознательно переключаешься с объекта на объект, легко
заметить, что у тебя в результате получается естественная полифонизация
занятий, тебе интереснее жить: ты становишься духовно богаче и знаешь, что
сам заработал это богатство. И лучше слишком часто переключаться с занятия
на занятие в кругу нужных предметов, чем недостаточно часто. Я уже говорил
- нельзя засиживаться, доводить до выгорания интерес. Надо обязательно
переключаться на другой предмет или на другую часть предмета, пока ты еще
увлечен работой. Переходить к другому, испытывая скуку или утомление, уже
поздно. Но при этом никогда нельзя забывать, что переключение должно
происходить в кругу заранее намеченных тобой предметов. А если это один
предмет, то в нем есть много составных частей, которые можно рассмотреть. И
тогда ты станешь неуязвим, никогда не попадешь под власть слишком скорого
утомления, будешь полон энергии и интереса, а твоя мысль окажется свежей и
сильной.

Оттого, что ты сделаешь за день много полезных дел, к тебе, естественно,
чаще чем к тем, кто не умеет правильно работать, будет приходить хорошее
настроение. Удовлетвориться прожитым днем можно только благодаря творчеству
- когда ты что-то сочинил, когда достиг какого-то контакта с Сущностью,
известной под именем Бога, притронулся к самому-самому заветному,
спрятанному в том, что называется Жизнью или, как мы уже говорили однажды,
Бытием. Оттого, что у тебя будет хорошее настроение, станет лучше и в твоем
доме: сначала в семье, а потом во дворе, - и ты будешь распространять
вокруг себя радость и благо.

Чтобы творчество стало фактом, нужно, повторим, очень много раз
переключиться с объекта на объект, - и это необходимо делать физически,
конкретно, погружаясь в те учебные предметы, которые стали интересны не
потому, что тебе сказали в школе или дома: "Заинтересуйся", а потому, что
ты сам сумел рассмотреть себя и научился создавать, конструировать интерес.
Значит, интерес связан с полифонизацией, - это слово тебе уже понятно.

Мы должны, наверное, чувствовать праздник, когда делаем открытие. Радость
приходит не только тогда, когда вокруг светит солнце и цветут цветы, -
чувство праздничности может появиться также благодаря тому, что ты сделал

229 маленькое открытие внутри себя и рассказал об этом особым образом. Свое
внутреннее открытие ты можешь перенести, скажем, на решение математической
задачи. Конечно, это очень сложный путь, его называют опосредованным
влиянием на решение, но он существует: если у тебя лучше настроение, если
появились какие-то невероятные мысли, которые раньше были для тебя
совершенно невозможными, значит, ты немножко вырос, значит, усилился твой
ум, усилились твои чувства, повзрослела душа.

Когда-то великий писатель В.В. Розанов сказал, что у животных тоже есть
душа, которая похожа на душу ребенка, и считал это причиной особенной тяги
детей к животным. "Трехлетка, -говорил он, бежит за щенком, потому что они
родственные души". Но души животных так и остаются в детском возрасте на
всю жизнь, а твоя душа должна повзрослеть. Она взрослеет, потому что ты
умеешь познавать мир, потому что умеешь создавать интерес, и, таким образом
думая и чувствуя, развиваешь душу. А душа становится больше тогда, когда
испытывает высшие состояния, связанные с добром, благом, любовью, с
волнением от того, что кто-то совершает достойный человека поступок, и от
таких же поступков, которые совершаешь сам.

Увлеченность, необходимая для занятий, порождается за счет добытых тобою
искорок интереса. Если умеешь заинтересовать себя благодаря дроблению
материала ("ломка игрушки"), то можешь развить и увлеченность, - мы
называем это "пафосным поведением". И пафос здесь нужно понимать именно как
огромную увлеченность тем, что мы называем творческой учебой, а она должна
быть только такой, иначе будет скучной. Мы так же можем найти и собственную
одаренность, которую, оказывается, не так просто рассмотреть в себе. За
счет интересов, которые сам же добываешь, ты выходишь на то, что лучше
всего у тебя получается. Самое легкое, что выходит как бы само, возможно,
станет началом твоего совершенствования в какой-то специальности, если твой
интерес порожден внутренними природными данными. Получается или не
получается - это естественная система, в рамках которой совершенствуется
любой мастер. Получилось - можно продвинутся в этом направлении чуть
дальше, не получилось - приходится останавливаться. Ты можешь выяснить эти
направления, пробуя то или иное занятие. Найти собственную одаренность
помогает знакомство с разными видами человеческой деятельности, с разными
занятиями. Оно дает нам жизненный опыт, который, конечно же, пригодится и
для того, чтобы прожить более счастливую жизнь.

Если в избранном тобой деле ты будешь продвигаться, не забывая о чистоте
помысла, к тебе придет удивительное ощущение некоего покровительства. Оно,
возможно, исходит от общности людей, которые одобряют хорошие поступки. Но
мы называем это покровительство астральным (от латинского "astra" -
звезда), то есть звездным. А можно назвать его покровительством Небесным,
Божественным. Если у тебя будет большое творческое дело, если ты увлечешься
занятиями, которые признаны благородными и поощряются сообществом людей, то
будешь иметь надежную психическую опору, получишь как бы охранную грамоту
от одиночества, от позабытости, заброшенности и даже от обид, которые могут
нанести тебе плохо понимающие твое дело люди. Это очень важно -иметь
психическую опору. И если ты хорошенько подумаешь, сконструируешь себе
такую опору сам.

Очень важно, конечно, постоянно помнить и о практической стороне обучения,
которую можно назвать технологией, техникой обучения. Инструментальные
знания, которые мы приобретаем, изучая, допустим, языки или математику,
могут послужить очень быстрому конструированию опоры. Отшлифовывая
инструмент и навыки пользования инструментом, мы совершенствуемся в нашем
главном деле, занимаясь им как побочным. Наверное, это сразу сложно понять,
но нужно над этим подумать.

Зная слова, зная понятия, познакомившись с содержанием терминов, ты можешь
разобраться в очень многом, потому что имеешь уже достаточно зрелый ум.
Поэтому старайся перечитать еще раз то, что ты только что прочитал,
старайся подумать, дробя этот материал на части и переключаясь с одной
части на другую. Тогда у тебя и получится результат, которого мы
добиваемся. Над этой книжкой тоже надо работать, используя
автодидактичеcкие принципы.

Мы можем гордо сказать, что являемся единственными живыми существами,
которые пользуются письменностью. Ты научился писать, читать и, вероятно,
не собираешься бросать эти занятия. Но мы можем читать, писать больше или
меньше. Человек, много читающий, - это чаще всего человек культурный,
который может быть назван и интеллигентным. Но очень редко можно встретить
человека, который пишет столько, сколько надо бы писать для того, чтобы
полностью использовать эту возможность в целях самоанализа. А нужно
фиксировать, закреплять свои наблюдения, свои состояния в каком-то
дневничке. Ведь знать - это и есть фиксировать в осознанном виде свое
наблюдение. А чтобы возвращаться к такому наблюдению, нам надо его
записать. Поэтому дневник самонаблюдений сможет помочь тебе в развитии

<<

стр. 7
(всего 8)

СОДЕРЖАНИЕ

>>