стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Саратовский Государственный Университет ИМ. Н.Г. Чернышевского

геологический факультет нии геологии сгу

Саратовское отделение Евро-Азиатского геофизического общества








Геологи XXI века


Тезисы

Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов

29-31 марта 2004 года





















Издательство СО ЕАГО Саратов-2004

УДК 55(082) ББК 26.3я43 Г36


Геологи XXI века: Тезисы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов (Саратов, 29-31 марта 2004 г.).
- Саратов: Изд-во СО ЕАГО, 2004-156 с. ISBN 5-901644-08-5
Сборник содержит тезисы всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Геологи XXI века» (29-31 марта 2004 года, г. Саратов). Материалы конференции представляют различные аспекты геологических наук и располагаются в тематическом порядке по разделам: «Стратиграфия и палеонтология». «Геодинамика», «Геохимия, минералогия и петрология», «Геоэкология, гидрогеология и инженерная геология», «Геофизические методы поисков и разведки, математические методы обработки геолого-геофизической информации», «Геология нефтяных и газовых месторождений»,

УДК 55(082) ББК 26.3я43

Ответственные редакторы: Ю.П. Конценебин, Е. Н. Волкова
Редколлегия: В. Г. Балабанов, А. В. Иванов, К. А. Маврин, Г. А. Московский, Я. А. Рихтер, Е. М. Первушов, О.Г. Токарский.
Рецензенты: доктор геол.-мин. наук А.Д. Коробов (СГУ);
доктор геол.-мин. наук С. И. Михеев (НВ НИИГ, г. Саратов).

Организаторы конференции:
Геологический факультет СГУ, НИИ Геологиии СГУ, Саратовское отделение ЕАГО.

Спонсоры конференции:
НК «Саратовнефтегеофизика». Генеральный директор А.В. Мичурин
Нижне-Волжский НИИ геологии и геофизики. Директор В.Я. Воробьев
Саратовское Отделение Евро-Азиатского Геофизического Общества. Председатель П. А. Турлов
Саратовская геофизическая экспедиция. Начальник В.А. Живодров ООО «Нефть Поволжья». Директор Н.П. Бекешов
«ЛукБелойл» «Волганефть»

ISBN 5-901644-08-5
©Издательство СО ЕАГО, 2004

Содержание


Секция «СТРАТИГРАФИЯ И ПАЛЕОНТОЛОГИЯ»
Ершова В.Б. - ЛИТОФАЦИАЛЬНАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ НИЖНЕОРДОВИК­СКИХ ОТЛОЖЕНИЙ БАЛТИЙСКО-ЛАДОЖСКОГО ГЛИНТА И ЕЕ СВЯЗЬ С ПАЛЕОТЕКТОНИКОЙ
Иванов А.Ю., Иванов А.В. - ПАЛЕОЦЕНОВЫЕ МОРСКИЕ ЕЖИ
САРАТОВСКОГО ПОВОЛЖЬЯ

? Иноземцев А.И. - К ПРОБЛЕМЕ СТРАТИГРАФИЧЕСКОЙ
ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ СУПЕРКРУСТАЛЬНЫХ ФОРМАЦИЙ
УКРАИНСКОГО ЩИТА

S Мамзурин Э.В. Иванов А.В. - ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ
БИОКЛАСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА ПРИМЕРЕ КЕЛЛОВЕЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ОКРЕСТНОСТЕЙ Г.САРАТОВА.

? Маркин М.С. - ОСОБЕННОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ФАУНЫ
МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ «ПРЕОБРАЖЕНЬЕ»

S Назаров Д.В., Астахов В.И. - НОВЫЕ ДАННЫЕ О ВЕРХНЕМ ПЛЕЙСТОЦЕНЕ
НИЖНЕЙ ОБИ

S Станченков Д.Б., Пименов М.В. - СРЕДНЕЮРСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ МАЛОГО
КАМЕННОГО ОВРАГА (ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ, ЖИРНОВСКИЙ РАЙОН)

S Черешинский А.В. - ЦИРКОН - ИНДИКАТОР ИСТОЧНИКОВ СНОСА В
ПРЕДЕЛАХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО СКЛОНА ВОРОНЕЖСКОЙ
АНТЕКЛИЗЫ

? Шептала Д.А. Иванов А.В. - ОСОБЕННОСТИ ЭПИБИОЗА КАМПАНСКИХ
УСТРИЦ ИЗ РАЗРЕЗА У СЕЛА «МЕЗИНО-ЛАПШИНОВКА»


Секция «ГЕОДИНАМИКА» ¦S Болотов С.Н., Рубцова Е.В., Шелудько А.В., Ямпольская О.Б. - НЕКОТОРЫЕ
РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ФЕРРОМАГНИТНЫХ МИНЕРАЛОВ В ТРИАСОВО-ЮРСКИХ ОТЛОЖЕНИЯХ ГОРНОГО КРЫМА
И ИХ СТРАТИГРАФИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
? Вторников Е.Ю. - ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПАЛЕОЗОЙСКИХ
ГРАНИТОИДОВ ЮЖНОГО ОБРАМЛЕНИЯ СИБИРСКОЙ ПЛИТЫ (НА ПРИМЕРЕ
ХАМАР-ДАБАНСКОГО И ЕРАВНИНСКОГО ТЕРРЕЙНОВ)
Дякина А.В. - МОРСКОЙ ПЛЕЙСТОЦЕН СЕВЕРНОГО ПРИКАСПИЯ
Дякина А.В. - ПАЛЕО- И ПЕТРОМАГНЕТИЗМ ЛЕССОВО-ПОЧВЕННОЙ ФОРМАЦИИ ЮЖНОГО ПРЕДУРАЛЬЯ
S Жаворонкин О.В. - МОРФОСТРУКТУРА МАЛО-БОТУОБИНСКОГО
АЛМАЗОНОСНОГО РАЙОНА, РЕСП. САХА (ЯКУТИЯ)
S Жданова А.И. - РЕКОНСТРУКЦИЯ ОБСТАНОВОК ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ ПО
РЕЗУЛЬТАТАМ ИЗУЧЕНИЯ ПЕТРОМАГНИТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК
ОПОРНОГО ГЕОЛОГИЧЕСКОГО РАЗРЕЗА ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ
«ОГУРЦОВО», ЗАПАДНАЯ
СИБИРЬ
S Пименов М.В., Ямпольская О.Б. - НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО
МАГНИТОСТРАТИГРАФИИ АПТ-СЕНОМАН ГОРНОГО КРЫМА
? Правикова Н.В. - РАННЕ-СРЕДНЕКАМЕННОУГОЛЬНЫЕ БАЗИТОВЫЕ
КОМПЛЕКСЫ ЮЖНОГО УРАЛА (ЗАУРАЛЬСКИЙ МЕГАБЛОК) И
ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ ОБСТАНОВКИ ИХ ФОРМИРОВАНИЯ


Секция «ГЕОХИМИЯ, МИНЕРОЛОГИЯ И ПЕТРОЛОГИЯ»
S Арутюнян М.М. - СТАНДАРТНЫЕ ТЕРМОДИНАМИЧЕС-
КИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КОМПЛЕКСООБРАЗОВАНИЯ ИОНА
Sm (3+) МАСЛЯНОЙ КИСЛОТОЙ
? Бек-Булатов М.В. - НЕКОТОРЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
АКЦЕССОРНЫХ МИНЕРАЛОВ В РАЗРЕЗЕ МЕЛ-ПАЛЕОГЕНОВЫХ
ОТЛОЖЕНИЙ ГЕОРГИЕВСКОЙ ПЛОЩАДИ (ТОМСКАЯ ОБЛАСТЬ)
? Калинина Е.А. - СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МЕТАМОРФИЧЕСКИХ
КОМПЛЕКСОВ В САКМАРСКОМ АЛЛОХТОНЕ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ
S Лобода Г.Ю. - ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕДКОЗЕМЕЛЬНЫХ
ЭЛЕМЕНТОВ В ГИББСИТОВОМ И БЕМИТОВОМ ПРОФИЛЯХ ЛЕТЕРИТНОЙ КОРЫ ВЫВЕТРИВАНИЯ БЕЛГОРОДСКОГО РАЙОНА
КМА
Маникин А.Г. -ТЕМПЕРАТУРНЫЕ УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ БОРАТОВ
Маркина Н.А., Вторников Е.Ю. - ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ
ГРАНИТОИДОВ ЗАГАНСКОГО КОМПЛЕКСА ЗАБАЙКАЛЬЯ И
ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯИХ ФОРМИРОВАНИЯ

? Мяо Женьхан - ОБ ИНТЕНСИВНОСТИ ХИМИЧЕСКОГО ВЫВЕТРИВАНИЯ ПРИ
НАКОПЛЕНИИ ВЕРХНЕРИФЕЙСКИХ ТЕРРИГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИЙ
ИНЗЕРСКОГО СИНКЛИНОРИЯ (ЮЖНЫЙ УРАЛ)

S Рузляева Н.С. - ПРИНЦИПЫ РАСЧЕТА ПЕРВИЧНЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ
ПАРАГЕНЕЗИСОВ СУЛЬФАТНОГО И ХЛОРИДНОГО ТИПОВ КАЛИЙНЫХ И КАЛИЙНО-МАГНИЕВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ГАЛОГЕННЫХ ФОРМАЦИЙ

Секция «ГЕОЭКОЛОГИЯ, ГИДРОГЕОЛОГИЯ, ИНЖЕНЕРНАЯ
ГЕОЛОГИЯ»

? Акобидзе Л.Б. - ПОЛИГОНЫ ТВЕРДЫХ БЫТОВЫХ ОТХОДОВ - ИСТОЧНИКИ
ЗАГРЯЗНЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ВОД (НА ПРИМЕРЕ ВОРОНЕЖСКОГО
ПОЛИГОНА)
S Байгелов С.К., Грищенко О.М. - ЦИКЛИЧЕСКИЕ РИТМЫ ЭКЗОГЕННЫХ
ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В РЫН-ПЕСКАХ
Бершов А.В. - ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КАК ФАКТОР ПРИРОДНОГО РИСКА ПРИ ЭКСПЛУАТАЦИИ НЕФТЕСБОРНЫХ СЕТЕЙ НЕФТЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗАПАДНО СИБИРИ
Бутырова А.А. - ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФОСФОРИТОВ
САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В КАЧЕСТВЕ ПРИРОДНЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ
УДОБРЕНИЙ

S Воропаев М.В., Курченков В.А. - СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
СУЩЕСТВУЮЩИХ СООРУЖЕНИЙ ПО ЗАЩИТЕ ОТ ПОДТОПЛЕНИЯ Г.
САРАТОВА

S Грачева Е.В - ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ООО НПП «ИМС - ТЕНЗОР»
НА ЗАГРЯЗНЕНИЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ
S Губина В.Г., Хусаинов Р.Н., Акбасова Н.С. - ДЕТАЛЬНОЕ
ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗОНИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИИ Г.САРАТОВА
S Гумарова С.К. - ИЗУЧЕНИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЗОН ПОГЛОЩЕНИЯ
БУРОВОГО РАСТВОРА ДЛЯ ОЦЕНКИ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛИГОНА ЗАХОРОНЕНИЯ ПРОМСТОКОВ ЕЛШАНО-КУРДЮМСКОГО
ПОДЗЕМНОГО ХРАНИЛИЩА ГАЗА (ПХГ)

S Золототрубов Е.Б. - ОСОБЕННОСТИ ЭКОЛОГО-ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ
СИСТЕМЫ МИХАЙЛОВСКОГО ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО РАЙОНА
S Каракулько Г.В. - ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА
КАНАЛИЗАЦИОННЫХ КОЛЛЕКТОРОВ НА ТЕРРИТОРИИ Г. САРАТОВА
? Колкунова Г.В. - ОЦЕНКА ФАКТОРОВ ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ РЕЖИМ
ГРУНТОВЫХ ВОД НА ТЕРРИТОРИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИГОНА
«КАМЕННОЙ СТЕПИ»
S Кондаков Ю.В. - ВЛИЯНИЕ ЭКЗОГЕННЫХ ГЕОМЕХАНИЧЕСКИХ
ПРОЦЕССОВ НА УСТОЙЧИВОСТЬ ИНЖЕНЕРНЫХ СООРУЖЕНИЙ
(НА ПРИМЕРЕ ДЕФОРМАЦИЙ ГРУНТОВ-ОСНОВАНИЙ)

? Кубрин А.Ю., Константинова Е.Н. - ОПОЛЗЕНЬ В СМИРНОВСКОМ УЩЕЛЬЕ
В ГОРОДЕ САРАТОВЕ
Кузин А.Г. - ЗАГРЯЗНЕНИЕ АТМОСФЕРЫ ПРОМЫШЛЕННЫМИ ВЫБРОСАМИ (НА ПРИМЕРЕ ООО НПП ИМС-ТЕНЗОР)
Митина О.С. - НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ГЕОПАТОГЕНЕЗА
ТЕРРИТОРИИ САРАТОВА

S Назима В.В., Котлов О.М. - КОНТРОЛЬ НАПРЯЖЕННОГО СОСТОЯНИЯ
ПЕСЧАНО-ГЛИНИСТЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПРИ ПРОХОДКЕ ТРАНСПОРТНЫХ ТОННЕЛЕЙ НА АВАРИЙНОМ УЧАСТКЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО
МЕТРОПОЛИТЕНА
? Пыхина И.А. - МОРФОМЕТРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕЛШАНО-
КУРДЮМСКОГО ПОДНЯТИЯ
? Решетников М.В. - СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ СООТНОШЕНИЯ
ПОДВИЖНЫХ И ВАЛОВЫХ ФОРМ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ПОЧВЕН-
НОМ ПОКРОВЕ КРУПНЫХ ГОРОДОВ (НА ПРИМЕРЕ Г. САРАТОВА)
S Ситар К.А. - ВЛИЯНИЕ ЛИТОЛОГИЧЕСКОГО СОСТАВА НА
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКОЙ ОЧИСТКИ
НЕФТЕЗАГРЯЗНЕННОГО ГРУНТА
S Строгонова Л.Н., Бокарева О.В. - ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПРИРОДНЫХ И
ТЕХНОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НА ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И
ГИДРОХИМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ СИСТЕМЫ ВОДОСБОРА № 9
Г. ВОРОНЕЖА
S Строгонова Л.Н., Мартыненко Е.Н. - ЗАГРЯЗНЕНИЕ НЕФТЕПРОДУКТАМ
ПОДЗЕМНЫХ ВОД В ПРЕДЕЛАХ Г. ВОРОНЕЖА
S Строгонова Л.Н., Паршиков Д.Н - ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И
ГИДРОГЕОХИМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДЗЕМНЫХ ВОД РАЙОНА
ВОДОЗАБОРА № 12 Г. ВОРОНЕЖА
S Щербич К.Н. - ИЗУЧЕНИЕ ГЕОФИЛЬТРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ С ЦЕЛЬЮ
ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИКВИДАЦИИ УГОЛЬНЫХ ШАХТ (НА ПРИМЕРЕ ШАХТЫ АВАНГАРД В
ПАРТИЗАНСКОМ УГОЛЬНОМ БАССЕЙНЕ)
? Яковенко О.В. - ЗАХОРОНЕНИЕ ОТОМЫШЛЕННЫХ СТОКОВ НА
СТЕПНОВСКОМ ПОДЗЕМНОМ ХРАНИЛИЩЕ ГАЗА

Секция «ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ПОИСКОВ И РАЗВЕДКИ, МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ ГЕОЛОГО-ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ»

S Адоняева С.Г. - ОПРОБОВАНИЕ МЕТОДА НАКОПЛЕНИЯ И СУММИРОВАНИЯ
СИГНАЛОВ ПРИ ГЕОЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

S Барулин Д.А., Кучук Э.В. - ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ В САРАТОВСКОМ ПОВОЛЖЬЕ НА ОСНОВЕ КОМПЛЕКСИРОВАНИЯ СЕЙСМИЧЕСКОГО И ГЕОПОТЕНЦИАЛЬНЫХ
МЕТОДОВ

S Герасименко Т.С., Кучук Э.В. - ВЫЯВЛЕНИЕ НЕФТЕГАЗО1ПЕРСПЕКТИВНЫХ
КАРБОНАТНЫХ ПОСТРОЕК В ПОДСОЛЕВОМ РАЗРЕЗЕ ПРИКАСПИЙСКОЙ ВПАДИНЫ НА ОСНОВЕ КОМПЛЕКСИРОВАНИЯ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ
МЕТОДОВ
S Герасимова И.Ю., Огородова И.В. - ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПЕРВЫХ
ВСТУПЛЕНИЙ СЕЙСМОГРАММ МЕТОДА ОГТ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ
СКОРОСТНОГО СТРОЕНИЯ ВЕРХНЕЙ ЧАСТИ РАЗРЕЗА
S Исаев В.А. Бурмистров А.Б Соколова Е.И., - ИНТЕРПРЕТАЦИЯ
ГРАВИМАГНИТНЫХ ПОЛЕЙ В РАМКАХ УЧЕБНОЙ ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ
ПРАКТИКИ НА КАВКАЗЕ

? Кобзева К.В. - РАСЧЕТ СТАТИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
ГЕОФИЗИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ
? Михеев А.С. - ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СНИЖЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ
ГЕОЛОГО-РАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ НА НЕФТЬ И ГАЗ САРАТОВСКОЙ
ОБЛАСТИ

? Михеев А.С. - МНОГОМЕРНЫЙ СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
ГЕОЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ДАННЫХ

S Муравьев И.А. - РАЗРАБОТКА ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАСЧЕТА
КНД ЛИНЕЙНЫХ ИНТЕРФЕРЕНЦИОННЫХ СИСТЕМ ДЛЯ ИМПУЛЬСНОГО И ВИБРАЦИОННОГО СИГНАЛОВ С УЧЕТОМ НАЛОЖЕНИЯ АДДИТИВНОЙ
СЛУЧАЙНОЙ ПОМЕХИ

S Муха А.А., Александров Д.В. - ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОЭФФИЦИЕНТА
НЕФТЕГАЗОНАСЫЩЕНИЯ НА БАЗЕ ПЕТРОФИЗИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ КОЛЛЕКТОРОВ СО СЛОЖНЫМ ЛИТОЛОГИЧЕСКИМ СОСТАВОМ (НА ПРИМЕРЕ ТИМАНО-ПАШИЙСКОГО ГОРИЗОНТА КУЛИКОВСКОГО
МЕСТОРОЖДЕНИЯ)

S Масляницкий В.В. - СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДА
ВИБРОСЕЙСМОРАЗВЕДКИ НА ОСНОВЕ УЧЕТА ИСКАЖЕНИЙ ОПОРНОГО
СИГНАЛА В СРЕДАХ С НЕУПОРНЫМ ПОГЛОЩЕНИЕМ

? Рейтюхов К.С. - ТРАНСФОРМАЦИЯ ГРАВИТАЦИОННОГО ПОЛЯ НА ЭТАПЕ
РЕГИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ТЕРРИТОРИИ
S Савельев Д.М. - ПРИМЕНЕНИЕ МАЛОГЛУБИННОЙ ЭЛЕКТРОРАЗВЕДКИ ДЛЯ
РЕШЕНИЯ ИНЖЕНЕРНО - ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ЗАДАЧ В ЗОНАХ РАЗВИТИЯ
МНОГОЛЕТНЕМЁРЗЛЫХ ПОРОД
? Смирнов А.С. - ПРОБЛЕМЫ ПОИСКОВ НЕФТИ И ГАЗА НА ТАЙМЫРЕ
S Соболев И.Д. - САЭЭ- АНАЛИЗ - КАК СПОСОБ ПРЯМЫХ ПОИСКОВ И
ИЗУЧЕНИЯ МЕСТРОЖДЕНИЙ НЕФТИ И ГАЗА ПОВОЛЖЬЯ

? Титов Р.И. - ВОЗМОЖНОСТИ МЕТОДА КАППАМЕТРИИ ОСАДОЧНЫХ
ПОРОД ПРИ РАСЧЛЕНЕНИИ ТОЛЩ И ПОИСКАХ ПОЛЕЗНЫХ
ИСКОПАЕМЫХ

? Шаманов А.В.; - ОПЫТ ИЗУЧЕНИЯ НЕОДНОРОДНОСТИ СРЕДЫ ПО
РАССЕЯННЫМ ВОЛНАМ

Секция « ГЕОЛОГИЯ НЕФТЯНЫХ И ГАЗОВЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ»
? Апостолов А.С. - ОПТИМИЗАЦИЯ РАЗРАБОТКИ МЕСТОРОЖДЕНИЯ НА
ОСНОВЕ ТРЕХМЕРНОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ НА ПРИМЕРЕ ЯРО-ЯХИНСКОГО
МЕСТОРОЖДЕНИЯ
S Бацура Т.Г. - ГЕОЛОГО-ГАЗОМЕТРИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ НАПРАВ-
ЛЕНИЯ ПОИСКОВО -РАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТ НА ПОЛЕВОЙ И СОСЕДНИХ
ПЛОЩАДЯХ (САРПИНСКИЙ ПРОГИБ)

S Гаврилов С.Н., Зиборов С.С., Нильга В.А. - ЛИТОЛОГО-ПЕТРОФИЗИЧЕСКИЕ
ОСОБЕННОСТИ ПОДУГОЛЬНОЙ ТОЛЩИ НЕФТЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ
ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ
S Зотова Е.Н. - ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ ПРОДУКТИВНЫХ ПЛАСТОВ И
ЗАЛЕЖЕЙ КОМАРОВСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ
S Ковалев В.А. - ЭКРАНИРУЮЩИЕ СВОЙСТВА АССЕЛЬСКОЙ ГЛИНИСТО-
КАРБОНАТНОЙ ПАЧКИ КАРАЧАГАНАКСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ
S Корнеев М.А. - КОЛЬСКО-КАНИНСКАЯ МОНОКЛИНАЛЬ, ЕЕ
ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ
Сибилев М.А. - ПЕРСПЕКТИВЫ НЕФТЕГАЗОНОСНОСТИ СЕВЕРО­ЗАПАДНОЙ ЧАСТИКАСПИЙСКОГО МОРЯ
Соловьев С.Н. - ГЕОЛОГО-ПРОМЫСЛОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КАРАЧАГАНАКСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ

S Тлепбергенова З.Х. - ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ КАРАЧАГАНАКСКОГО
МЕСТОРОЖДЕНИЯ

S Цзи Фань ВЛИЯНИЕ ХАРАКТЕРА ВЫРАБОТКУ КОЛЛЕКТОРСКИХ СВОЙСТВ
НА РАЗВЕДКУ ЗАПАСОВ НЕФТИ В РИФОГЕННЫХ МАССИВАХ
(НА ПРИМЕРЕ ЮЖНОГО ПРИУРАЛЬЯ)

? Чжан Цзенбао - ВЛИЯНИЕ ХАРАКТЕРА ВЫРАБОТКУ КОЛЛЕКТОРСКИХ
СВОЙСТВ НА РАЗВЕДКУ ЗАПАСОВ НЕФТИ В РИФОГЕННЫХ МАССИВАХ
(НА ПРИМЕРЕ ЮЖНОГО ПРИУРАЛЬЯ)

«СТРАТИГРАФИЯ И ПАЛЕОНТОЛОГИЯ»

ЛИТОФАЦИАЛЬНАЯ ЗОНАЛЬНОСТЬ НИЖНЕОРДОВИКСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ БАЛТИЙСКО-ЛАДОЖСКОГО ГЛИНТА И ЕЕ СВЯЗЬ С
ПАЛЕОТЕКТОНИКОЙ

Ершова В.Б. (Санкт-Петербургский Государственный Университет) Научный руководитель - Фёдоров П.В.
Маломощные платформенные отложения среднего-верхнего кембрия и нижнего -основания среднего ордовика северо-запада Восточно-Европейской платформы (Балтийская моноклиза) выходят на дневную поверхность в небольших, но многочисленных естественных и искусственных обнажениях, приуроченных к Балтийско-Ладожскому глинту - субширотно ориентированному дочетвертичному кайнозойскому денудационному уступу (высотой до 30 м), прослеживаемому вдоль всего побережья Северной Эстонии и, затем, по территории Ленинградской области от р. Нарва на западе до р. Сясь на востоке. Более высокие горизонты ордовика слагают в Ленинградской области Ордовикское плато, обрамляющее глинт с юга и распадающееся на две возвышенности - западную и восточную, называемые, соответственно Ижорской и Волховской. Породы кембрия и ордовика приглинтовой полосы России залегают с чрезвычайно пологим южным падением и перекрываются мощными красноцветными отложениями девона, слагающими низменную Девонскую равнину, обрамляющую Ордовикское плато с юга и востока.
Разрез ордовика Ленинградской области начинается «оболовыми песками» -косослоистыми кварцевыми песками со значительной примесью раковин органико-фосфатных брахиопод (тремадок), с несогласием залегающих на кварцевых песках. верхнего кембрия. «Оболовые пески» согласно перекрываются тёмно-коричневыми «диктионемовыми сланцами» (также тремадок), которые в свою очередь со значительным несогласием перекрываются пестрой по составу толщей «глауконитовых песков» (арениг), главным критерием выделения которой является обилие зёрен аутигенного глауконита. «Глауконитовые пески» кверху сменяются плитчатыми «глауконитовыми известняками» (также арениг), перекрываемыми в свою очередь глинистыми известняками и доломитами лланвирна - карадока.
Научное изучение ордовикских отложений Балтийско-Ладожского глинта и Ордовикского плато, продолжается уже почти два века. В качестве приоритетных направлений исследования ордовика традиционно выступают палеонтология и биостратиграфия. Детальные литостратиграфические исследования ордовика приглинтовой полосы силами сотрудников и студентов СПбГУ начались лишь в начале 1990-х гг. и позволили создать схему расчленения основной части «глауконитовых известняков» (Дронов и др. 1993, Дронов. Фёдоров 1995), намного более дробную чем имеющиеся зональные биостратиграфические шкалы.
Мы сочли интересным изучить «глауконитовые пески» приглинтовой полосы -интервал, включающий маломощные, протяжённые тела кварцевых, глауконит-кварцевых, кварцево-глауконитовых песков, песчаников и алевритов, глин, мергелей, а также нижнюю часть «глауконитовых известняков» - представленную песчанистыми и глинистыми глауконитовыми известняками с прослоями глин. Выбранный стратиграфический интервал выделяют как леэтсескую свиту (Решения... 1987), соответствующую трем балтоскандинавским горизонтам: варангускому, хуннебергскому и биллингенскому, выделенным по комплексам бентосной фауны в относительно глубоководных карбонатных разрезах Швеции. В связи с трудностью распознования этих горизонтов в «глауконитовых песках» и основании «глауконитовых известняков», последние обычно относят к латорпскому надгоризонту.
Летом 2003 года автором были исследованы 18 разрезов латорпского надгоризонта вдоль Балтийско-Ладожского глинта от р.Сумы на западе до р.Сясь на востоке на протяжении 230 км. Полученные данные позволили свести все многообразие разрезов изученного интервала к четырем типам.
Различия между типами разрезов определяются заметными изменениями мощности, а также соотношением обломочной, аутигенной, глинистой и карбонатной компонент, структурными и текстурными особенностями слагающих их пород. Кроме того, имеющиеся на настоящий момент данные по распределению конодонтов (Tolmacheva 2000) показывают существенную разновременность начала осадконакопления в разрезах разных зон.
Анализ литературных, и в меньшей степени, наших собственных данных по разрезам других элементов тремадок-аренигской последовательности Балтийско-Ладожского глинта, в частности - «диктионемовых сланцев» и основной части «глауконитовых известняков», также показал пространственное совпадение заметных изменений в разрезах упомянутых элементов на рубежах разделяющих выявленные литофациальные зоны, причём во многих случаях, изменения мощностей диктионемовых сланцев оказались в противофазе с изменениями мощностей «глауконитовых песков» и «глауконитовых известняков».
Границы между участками распространения разрезов выделенных типов, оказались поразительным образом, совпадающими с давно известными линейными зонами структурных нарушений осадочного чехла платформы, пересекающих глинт под разными азимутами и ограничивающими с запада и востока Ижорскую и Волховскую возвышенности Ордовикского плато. Эти зоны - Котловская, Гатчинская, Мгинская и Волховская, представляющие собой флексуры, осложнённые ступенчатыми сбросами, выявлены, в основном, по данным бурения. Они имеют ширину от сотен метров до 5 км и более и прослежены на протяжении 20-170 км в южном направлении (Зандер, Саломон
1971).
Прежде считалось, что перемещения блоков фундамента по границам зон структурных нарушений, сформировавшие Ижорскую и Волховскую возвышенности были приурочены лишь к последевонскому - докайнозойскому интервалу (Зандер, Саломон 1971). Наши исследования позволяют установить, что уже в ордовике, в конце тремадока - начале аренига вдоль границ зон структурных нарушений происходили разнонаправленные перемещения крупных участков дна Балтийского палеобассейна. По времени эти перемещения совпадают с самыми ранними,из установленных норвежскими исследователями, этапами орогенеза в пределах Норвежских каледонид, когда внешний край Балтийского щита, представлял собой активную континентальную окраину, испытавшую последовательно: обдукцию океанической коры, быстрое погружение, региональный метаморфизм и внедрение коллизионных гранитов (Hendal 2001).

Литература:
Дронов А.В., Савицкий Ю.В., Цыганова Е.А. 1993. Карбонатный ордовик окрестностей С.-Петербурга: Стратиграфия дикарей. Вестник СПбГУ. Сер. 7: Геология, география. Вып. 3 (№ 21), с.36-42.
Дронов А. В., Фёдоров П. В. 1995. Карбонатный ордовик окрестностей Санкт-Петербурга: Стратиграфия желтяков и фризов. Вестник СПбГУ. Сер. 7: Геология, география. Вып. 2 (№ 14), с.9-16.
Зандер В.Н., Саломон А.П. Тектоника. -В кн. Геология СССР. Т. 1, Ленинградская, Псковская и Новгородская области. -М.:Недра, 1971, с. 361-407.
Решения межведомственного регионального стратиграфического совещания по ордовику и силуру Восточно-Европейской платформы, 1984 г., с региональными стратиграфическими схемами. Л. 1987.
5. Hendal T. 2001. Ordovician stratigraphy in the western Helgoland Nappe Complex in the
BrmnnLLiysund area, North-central Norway. -Norgen Geologiske Undersmkelse Bulletin 438.
p.47-61.
6. Tolmacheva T.J. 2001. Conodont biostratigraphy and diversity in the Lover-Middle
Ordovician of Eastern Baltoscandia (St. Petersburg region, Russia) and Kazakhstan.
Comprehensive summary of doctoral dissertation. -Uppsala: Geotryckeriet, 56 p., plus
appendix.

ПАЛЕОЦЕНОВЫЕ МОРСКИЕ ЕЖИ САРАТОВСКОГО ПОВОЛЖЬЯ

А.Ю. Иванов, А.В. Иванов (НИИ Геологии Саратовского Государственного университета)
Научный руководитель - Иванов А. В.
Морские ежи (класс Echinoidea, тип Echinodermata), - донные малоподвижные животные. Они обитают практически на всех глубинах, поселяясь на скалистых, илистых и песчаных грунтах. Остатки морских ежей найдены во всех системах фанерозоя, но точное время возникновения эхиноидей неизвестно. Их остатки представлены панцирями, а также иглами и табличками, составляющими панцирь. На территории Саратовской области фауна ископаемых морских ежей до настоящего времени практически не изучалась, хотя их остатки присутствуют в отложениях московского яруса каменноугольной системы, турон-маастрихтских отложениях меловой системы и в палеоцене.
Нами собран обширный каменный материал из мезо-кайнозойских отложений. На протяжении последних лет подробно изучалась фауна ископаемых морских ежей из отложений поздненемелового возраста (Иванов, Иванов, 2003). Палеогеновые представители до настоящего времени не описаны.
На территории Саратовского Поволжья обнаружен уникальный разрез палеоценового возраста с фауной эхиноидей отличной сохранности. Он расположен у посёлка Шиханы (Вольский район Саратовской области). В обнажении встречена фауна устриц, эхиноидей и морских звёзд (Asteroidea) хорошей сохранности.
Интересным фактом является принадлежность всех обнаруженных палеоценовых эхиноидей к отряду Spatangoida Claus, 1876, семейству Schizasteridae Lambert, 1905. В литературе описывались представители этого семейства спатангоид из палеогена Закаспия, Мангышлака (большая часть образцов), Крыма (Марков, 1994). Схизастериды Саратовского Поволжья до настоящего времени не описывались.
Анализ каменного материала и литературных данных, позволил выявить четыре морфотипа ископаемых морских ежей принадлежащих к семейству Schizasteridae. Среди них первые два морфотипа представлены видом Linthia andrussovi Bajarunas, 1949 (принадлежность одного из них к указанному виду не вызывает сомнений; второй отличается более глубокой и более широкой передней бороздой, более короткими передними петалоидами), третий морфотип - родом Linthia Desor, 1853, а четвёртый - родом Neoproraster Markov, 1994. Формы, аналогичные третьему и четвёртому морфотипам в литературе ранее не описывались.
Нельзя не отметить любопытный факт, обнаружившийся при сравнительном анализе схизастерид из Шиханского местонахождения и аналогичных им форм из верхнего палеоцена Мангышлака и Закаспия. Все обнаруженные нами панцири морских ежей не превышают в размерах 3 - 4 сантиметров, в то время как аналогичные им эхиноидеи из других регионов в 1,5 -2 раза больше. Подобные различия наблюдаются у современных схизастерид в связи с климатогеографическими различиями регионов. Как отмечал А. В. Марков (1994), размер панциря уменьшается с увеличением глубины обитания, а в холодных водах Антарктики размер панциря схизастерид больше, чем в более южных районах. Видимо, небольшие размеры панцирей палеоценовых эхиноидей также связаны с климатогеографическими различиями регионов.
Авторы благодарят С. В. Лобачёву (ВСЕГЕИ) за консультации, а также В. Б. Сельцера (НИИ Геологии СГУ) за предоставленный каменный материал.

К ПРОБЛЕМЕ СТРАТИГРАФИЧЕСКОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ
СУПЕРКРУСТАЛЬНЫХ ФОРМАЦИЙ УКРАИНСКОГО ЩИТА

Иноземцев А.И. (ТематическаяпартияДП "Западукргеология") Научный руководитель - проф. Сиваронов А.А.
Среди дискуссионных аспектов геологии Верхнего Побужья важное место занимает проблема структурного и стратиграфического соотношения кинцигитовой и эндербито-гнейсовой формаций Подольского мегаблока. Эта проблема, обговаривается уже приблизительно 30 лет, важна не только сама по себе, но в связи с тем, что от ее решения зависит представление о структуре и геологической истории всего Подольского мегаблока и даже гранулитового комплекса всей юго-западной части Украинского щита вцелом. Главная причина существования этой проблемы лежит в противоречии между геологическими и изотопно-геохронологическими данными. В последние годы она приобрела актуальность в связи с появлением новых, более надежных геохронологических данных [7, 8].
По общепринятым сегодня геохронологическим данным, эндербито-гнейсова формация является одной из наидревнейших образований Украинского щита с возрастом больше 3500 млн. лет [4, 7], и относится к нижнему архею.
Кинцигитовую, как и кинцигит-гранитовую, формацию относят к нижнему протерозою [9]. Выводы базируются только на данных самарий-неодимового и стронциевого методов, которые указывают на возраст около 2300 млн. лет, то есть она залегает стратиграфически выше эндербито-гнейсовой ассоциации, что совсем не согласуется с непосредственными геологическими наблюдениями разных исследователей на обнажениях Верхнего Побужья. Между тем, в работе Н.П. Щербака [11] приводятся данные уран-свинцового изохронного датирования биотит-гранатовых гнейсов кинцигитовой формации, которые указывают на возраст 3170 млн. лет.
Наиболее давние образования гранулитового комплекса Подольского мегаблока представлены кинцигитовой формацией [1, 2, 3]. Эндербито-гнейсовая формация, которая часто рассматривается как более давняя, не является таковою, а наоборот, находится в разрезе выше кинцигит-гранитовой ассоциации. Граница кинцигитовой и эндербито-гнейсовой формации была установлена маршрутными пересечениями в ряде мест Верхнего Побужья и Приднестровья, фиксируется выпадением из разреза гранитовых гнейсов кинцигитовой формации, породы которой на всех известных обнажениях приконтактовых участках наклонены в сторону эндербито-гнейсовой формации. Подтверждение этого можно найти в работе Рябенко В. А. [6], тот же вывод делает Н.П. Щербак [9].
Один из участков, относительно которого решается вопрос соотношения кинцигитовой и эндербито-гнейсовой формации, находится в долине р. Згар. Тут на левом берегу на юг от с. Новоселица наблюдаются переслаивание мелко- и среднезернистыми биотит-гранатовыми гнейсами с падением всей толщи на юг под углом 45-60°, которые постепенно, до полного исчезновения последних, замещаются гиперстеновыми гнейсами и кристаллическими сланцами. Детальное описание этого обнажения можно найти в монографии Э.М. Лазько [3]. Переходная часть достигает 500 м и характеризуется парагенезисом гранатсодержащих гнейсов, пироксенсодержащих гнейсов и кристаллических сланцев, которые переслаиваются между собой. Поэтому в отдельных фрагментах можно наблюдать залегание гранатсодержащих гнейсов на пачках пироксеновых пород. Такие интервалы были вскрыты структурными скважинами и, кроме того, обнажаются в отдельных коренных выходах, что не дает оснований для пересматривания взаимоотношений между формациями.
Этот пример подтверждает ранее сделанный вывод о более высоком стратиграфическом положении пироксенсодержащих пород, сравнительно с гранитсодержащими.
Наиболее точно граница определяется тогда, когда в парагенезисе с пироксенсодержащими гнейсами и кристалличными сланцами находятся карбонатные породы. Все структурные скважины (3903, 3910 и 1685), которые вскрыли подошву эндербито-гнейсовой формации, содержат непосредственно на контакте с кинцигитовой формацией или в его близости слои или пачки карбонатных пород. Это говорит о том, что карбонатные породы преобладают в нижней части ее разреза. В свою очередь, это может свидетельствовать о более высоком стратиграфическом положении эндербито-гнейсовой формации.
Для примера приведем разрез скважин 3903, 3910 и 1685, которые вскрыли контакт двух суперкрустальных формаций.
Скважина 3903 находится в с. Павловка Калининского района. Здесь разрез снизу вверх представлен так:
1. Меланократовые биотит-гранатовые гнейсы и кристаллические сланцы, которые
переходят в антипертитовые эндербиты. В верхней части интервала тонкие переслаивания
(0,5-5,0 см) гранатсодержащих и пироксеновых гнейсов. Длина интервала около 20 м.
2. Мелко- и среднезернистые биотит-гранатовые и гранат-биотитовые гнейсы,
местами имеют вид плутонических образований. Длина интервала 60 м.
3. Гиперстеновые гнейсы, которые чередуются с двопироксеновыми и
диопсидовыми кристаллическими сланцами. Внешний вид пород различный - от
массивных и неяснопятнистых до тонкополощятых, иногда с удлинениями
порфиробластами пироксена. Породы пересекаются пегматитовыми жилами, иногда
переходят в эндербиты. Длина интервала 52 м.
4. Диопсид-скаполитовые кальцифиры. Длина интервала 9 м.
5. Различные (двопироксеновые, биотит-гиперстеновые, диопсидовые)
кристаллические сланцы, диопсид-скаполитовые породы, преимущественно богатые
сфеном. Длина интервала 19 м.
Переслаивание диопсидовых кальцифиров и диопсид-скаполитовых пород с мощностью 0,5-3,0 см. Длина интервала около 6 м. Падение почти параллельное скважине, то есть действительная мощность небольшая (не больше 1 м).
Биотит-гиперстеновые гнейсы, двопироксеновые кристаллические сланцы, которые местами имеют вид эндербитов. Длина интервала 35 м.
Скважина 3910 пробурена в районе с. Слобода-Гущинецкая. Здесь разрез снизу в верх представлен так:
Гиперстеновые гнейсы, которые входят в состав пачки, где чередуются гиперстеновые и гранатсодержащие гнейсы, с преобладанием гиперстеновых разновидностей, которые имеют вид эндербитов. Переходы между породами постепенные, границы не четкие. Длина интервала 21 м.
Гранатсодержащие гнейсы, мелко- и среднезернистые, местами за внешнем видом приближаются к чудново-бердичевским породам. Пересекаются пегматитовыми жилами. Длина интервала 20 м.
Биотит-гиперстеновые гнейсы, иногда кристаллические сланцы, с прослоями диопсидовых кальцифиров, кристаллических сланцев и диопсидовых пород. Интервалы кальцифиров от 0,2 м внизу до 0,9 м в верховье пачки. Длина интервала - около 24 м.
Биотит-гиперстеновые гнейсы, которые местами переходят в эндербиты, небольшие интервалы диопсидсодержащих силикатных пород, только в одном месте содержит заметное количество кальцита (кальцифир). Гнейсы, как и в преведущем интервале, близки к породам, что входят в состав кинцигитовой формации, пересекаются пегматоидными образованьями. Длина интервала почти 80 м.
5. Разнообразные по внешнему виду и составу карбонатные породы - мраморы и кальцифиры, диопсидсодержащими силикатные породы. Длина интервала почти 60 м.
Общее содержание плутонических пород по скважине составляет 20-25 %, что дает основание включать их как второстепенных членов в состав суперкрустальной формации.
Структурная скважина 1685 находится в 2,0 км на юго-восток от с. Иванив. Разрез снизу в верх такой:
Среднезернистые биотит-гранатовые, иногда с гиперстеном, графитовые породы, которые местами имеют вид кварцито-гнейсов. Содержат включения гиперстеновых кристаллических сланцев. Длина интервала более 10 м.
Диопсидовые и оливиновые (серпентинизованные) кальцифиры, переходящие в мраморы. Иногда встречаются гранитоиды и полевошпат-слюдястые породы. В нижней части - грубозернистые, исключительно кварцевые образования с большим количеством сульфидов. Длина интервала 15 м.
Кристаллические сланцы диопсидсодержащие, иногда с кальцитом, диопсид-скаполитовые породы с кальцитом. Длина интервала 5 м.
4. Кальцифиры скаполит-диопсид-воластонит с прожилкоподобными
образованиями грубозернистого воластонита. Длина интервала 5 м.
5. Биотит-гиперстеновые гнейсы, которые переходят в кристаллические сланцы и
эндербиты. Длина интервала более 25 м.
Общей чертой приведенных разрезов есть то, что везде карбонатные породы стратиграфически проявляются выше гранатсодержащих, в ассоциации с пироксенсодержащими. Это подтверждает ранее сделанный вывод об их пространственной и парагенетической связи с другими членами эндербито-гнейсовой формации.
В тоже время Ю.К. Пийяр и К.Е. Есипчук [5] считают, что кинцигитовая формация (березнинская свита) или замещающие ее "чудново-бердичевские граниты" залегают стратиграфически выше эндербито-гнейсовой формации (тывровская свита). Они утверждают, что только в отдельных случаях толща высокоглиноземистых пород падает под пироксеновые гнейсы и кристаллические сланцы. Это, по их мнению, связано с перекинутым залеганием, явлением обычным в интенсивно деформированных толщах. Более давний возраст тывровской толщи они объясняют более высокой степенью метаморфизма в сравнении с березнинской толщей. Расшифровка структур с помощью геофизических методов как будто показывает, что тывровская толща составляет, как правило, ядра антиклинальных складок, не указывая, какими именно методами это установлено.
Представленный фактический материал дает основание считать, что кинцигитовая формация залегает стратиграфически ниже эндербито-гнейсовой. Все утверждения о том, что эндербито-гнейсовая формация лежит ниже кинцигитовой, базируются на фрагментарных наблюдениях отдельных толщ. Датирование абсолютного возраста эндербито-гнейсовой формации сомнений не вызывает, что касается датирования кинцигитовой формации, то полученные данные показывают не возраст ее образования и метаморфизма, а возраст более поздних процессов. Поэтому непосредственные геологические соотношения остаются ведущими при определении относительного возраста как для фанерозойских, так и для докембрийских образований.

Литература:
Кирилюк В.П. Стратиграфия докембрия западной части Украинского щита (на формационной основе). Ст. 1. Стратиграфические комплексы докембрия и формации раннего архея // Геол. журн .-1982. - Т.42, № 3. - С. 88-103.
Кирилюк В. П. Формационное расчленение и корреляция нижнедокембрийских гранито-метаморфических комплексов щитов территории СССР: Автореф. дис. ... д-ра. геол.-минер. наук. - Киев, 1986. - 40 с.
Лазько Е. М. и др. Нижний докембрий западной части Украинского щита (возрастные комплексы и формации). - Льв1в: Вища школа, 1975. - 239 с.
Лесная И. М. Геохронология чарнокитоидов Побужья. - Киев: Наук. думка, 1988. -136 с.
Пийяр Б. З., Есипчук К. Е. Днестровско-бугская серия // Стратиграфические разрезы докембрия Украинского щита. - Кикв: Наук. думка, 1985. - С. 45-56.
Рябенко В.А. Геолопчна структура кристал1чно'1 основи верхнього Побужжя i пов'язаш з нею рудопрояви // Питання мшералогп i петрографа Украши. - Кш'в:
АН УРСР, 1962. - С. 46-67.
Степанюк Л.М. Геохронологiя докембр^ захщно! частини Украшського щита (архей-палеопротерозой): Автореф. дис. ... д-ра. геол. наук. - Ки!в, 2000. - 34 с.
Степанюк Л.М. Хронология проявления эндогенных процессов в гранулитовых комплексах Днестровско-Бугского мегаблока (конец архея - ранний протерозой) // Минерал. журн. - 1998. - Т.20, № 2. - С. 68-73.
Щербак М.П. Бердичiвськi грашти // Стратиграфiя УРСР. - Том 1. Докембрш. Кш'в: Наук. думка, 1972. -С. 123-132.
Щербак Н.П., Артеменко Г.В., Бартницкий Е.Н. и др. Геохронологическая шкала докембрия Украинского щита. - Киев: Наук. думка, 1989. - 144 с.
Щербак Н.П., Бартницкий Е.Н., Луговая И.Н. Изотопная геология Украины. -Киев: Наук. думка, 1981. - 248 с.


ПЕРСПЕКТИВЫ ПРИМЕНЕНИЯ БИОКЛАСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА НА
ПРИМЕРЕ КЕЛЛОВЕЙСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ОКРЕСТНОСТЕЙ САРАТОВА

Мамзурин Э.В., Иванов А.В. (Саратовский Государственный Университет, НИИ геологии СГУ)
Научный руководитель - Ивано А. В.
С целью анализа перспектив применения биокластического анализа для мезозойских отложений Саратовского Поволжья был проведен комплексный биокластический анализ пробы, взятой из слоя в разрезе келловейских отложений в северо-восточной окрестности Саратова в районе ТЭЦ-5. Методика обработки предусматривала промывку на сите с ячеей 3 мм, сушку и последующий разбор полученного материала. При разборе производилось разделение минеральной, органической и органо-минеральной составляющих. Органическая часть затем была подвергнута более детальному разбору и анализу. В составе органической части выделились следующие типы остатков: фрагменты ростров белемнитов, фрагментированные иглы морских ежей, остатки позвоночных животных, а также наиболее количественно представленная группа - разнообразные раковинные остатки различной фрагментированности. Полученный раковинный материал был, подвергнут более детальному разбору и анализу. Масса раковинного материала была разделена на следующие группы: фрагменты раковин грифей, ювенильные формы грифей, фрагменты перламутровых раковин аммонитов, фрагменты раковин гетеродонтных двустворчатых моллюсков, а также немногочисленные проблематичные ископаемые остатки. Для более четкого анализа раковинных остатков оказалось целесообразным выделение размерных групп. Для выделения групп были осуществлены промеры каждого остатка и построены столбчатые диаграммы распределения размерности в выборке. Выделяются естественным образом четыре основные размерные группы, разграниченные провалами-хиатусами: первая - фрагменты размерностью 3-7 мм, вторая - 8-17 мм, третья - 18-29 мм и самая крупная - 30-46 мм.
Анализ полученных данных позволяет сделать следующие основные выводы.
Ископаемые остатки в составе ориктокомплекса анализируемого слоя закономерно распределяются по естественным размерным группам. Наличие таких групп и их характеристики объясняются: а) особенностями самих организмов в составе палеобиоценоза, б) особенностями захоронения и последующих преобразований на пути к ориктокомплексу; в) искажениями и потерями информации при отборе пробы, транспортировке, промывке и отборе материала. Последний фактор учитывался при работе с материалом.
Наибольший объем обнаруженных ископаемых остатков соответствует размерному интервалу 3-20 мм. Здесь обнаружены в массовом количестве фоссилии, не известные ранее из изучаемого разреза: раковины гастропод (3 вида), ювенильные раковины устриц, мелкие зубы акул. Видимо ранее эти остатки пропускались как «микрофаунистами», так и «макрофаунистами» в связи с особенностями своей размерности.
Таким образом, применение комплексного биокластического анализа позволило: а) более полно, чем в результате предшествующих исследований, реконструировать состав изучаемой палеобиоты; б) более полно показать роль организмов со скелетными элементами в формировании келловейских отложений, на примере изучаемого горизонта; в) показать принципиальную возможность проведения комплексного биокластического анализа разрезов келловейских отложений. Предварительное качественное сопоставление полученных данных с другими разрезами келловейских отложений (Дубки, Малиновый овраг) позволяет говорить о последующем расширении площади и стратиграфического интервала исследований с выходом на постановку и решение историко-геоэкологических задач.
Работа выполнена при поддержке Минобразования РФ (грант на проведение молодыми учеными научных исследований в ведущих научно-педагогических коллективах PD 02 1.5-483).


ОСОБЕННОСТИ ЗАХОРОНЕНИЯ ФАУНЫ МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ
«ПРЕОБРАЖЕНЬЕ»

Маркин М.С. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Ратников В. Ю.
Местонахождение фауны в четвертичных озерных отложениях, близ села Преображенье, Тамбовской области, открытое не так давно, характеризуется несколькими уровнями накопления фаунистических остатков, разными по составу групп, входящих в захоронение и степени сохранности фаунистических остатков (кроме обычной, для четвертичных континентальных отложений, сохранности фаунистических остатков, в данном местонахождении обнаружена цельноскелетная фауна, чо значительно повышает интерес к процессам, приведшим к ее захоронению).
Надо отметить, что проявление толщи озерных мергелей (сильно известковой глины?) сравнительно большой мощности (более 5 метров) само по себе явление очень редкое на территории Европейской части России. Толща, содержащая фаунистические остатки, достаточно однородна и представлена светло-серыми (до белых), голубоватыми и желтоватыми (за счет ожелезнения) разностями. В верхней части разреза, в сравнительно небольшом интервале встречены костные остатки грызунов, насекомоядных животных, остатки пресмыкающихся, рептилий, рыб а так же раковины моллюсков и небольшое количесво отпечатков листев водной растительности. Однако перечисленные остатки разрознены и представлены отдельными мелкими, зачастую сильно разрушенными (окатанными) фрагментами костей.
Ниже по разрезу встречаются только остатки рыб и раковины моллюсков, но сохранность костей значительно лучше, вплоть до цельноскелетной, что в четвертичных отложениях явление черезвычайно редкое! И если отдельные кости рыб встречены на протяжении всей толщи (до уровня грунтовых вод), то цельноскелетная фауна рыб сосредоточена в нескольких небольших интервалах, порядка 30 - 40 сантиметров мощностью.
Автором выделены два уровня накопления цельноскелетной фауны рыб.
Первый уровень находится практически на уровне грунтовых вод. В нем представлены остатки, в основном, крупных рыб (размер скелетов достигает 30-40 сантиметров в длинну). Кости скелетов имеют хорошую сохранность, однако частично нарушена стуктура скелетов, отсутствует (частично, или полностью) чешуйный покров.
Второй уровень значительно выше по разрезу и располагается, приблизительно, между верхним уровнем (с разрозненными остатками) и нижним (первый уровень местонахождения цельноскелетной фауны). Здесь представлены скелеты мелких рыб (первые сантиметры в длинну) и множественные разрозненные остатки разных размеров.
Сохранность цельноскелетного материала в этом уровне значительно лучше. Зачастую присутствуют чешуйные покровы, кости структурированы между собой, иногда сохраняется отпечаток организма.
Скелеты в обоих уровнях не приурочены к определенной горизонтальной поверхности, а располагаются на всем протяжении костеносных интервалов равномерно, с сохранением (для крупных скелетов) объемной формы организма. Ориентировка скелетов в пространстве, в большинстве случаев, бизкая к горизонтальной, однако их направленность по сторонам света не закономерна.
Различия в сохранности остатков, их размере, приуроченность к определенным интервалам толщи наталкивает на несколько выводов:
Накопление данной толщи происходило очень быстро (вероятно имел место эффект химического барьера, и растворенный карбонатный материал, привносимый в данный водоем практически мгновенно выпадал в нерастворимый осадок и откладывался на дно). Причем интервалы разреза, содержащие цельноскелетные остатки рыб, характеризуются самой большой скоростью осадконакопления.
Заморов, как таковых, приведших к массовому захоронению не было, поскольку скелеты не приурочены к определенным горизонтальным поверхностям а распределены в интервалах практически равномерно (что так же подтверждает предположение о высокой скорости осадконакопления).
Первый интервал цельноскелетной фауны характеризует время наибольшей глубины водоема, на что указывают находки скелетов исключилельно крупных рыб. После чего, вероятно, водоем постепенно мелел (второй интервал цельноскелетной фауны характеризуют уже скелеты мелких рыб, захоронившихся полностью и разрозненными остатками более крупных рыб, не имевших возможности быстро захорониться на мелководье).
Завершающую стадию характеризует интервал разрозненных остатков разных групп фаун, в том числе и наземных, что говорит об окончательном обмелении водоема и близости береговой линии.

НОВЫЕ ДАННЫЕ О ВЕРХНЕМ ПЛЕЙСТОЦЕНЕ НИЖНЕЙ ОБИ

Назаров Д.В., Астахов В.И. (Санкт-Петербургский Государственный Университет) Научный руководитель - В. И. Астахов
Для решения давней проблемы размера последнего оледенения Западной Сибири нами в рамках русско-норвежского научно-исследовательского проекта PECHORA (Palaeo Environment and Climate History of the Russian Arctic) в 2000-2001 гг. исследовались поверхностные отложения низовьев Оби у Полярного круга. Именно в этом районе С.А. Архиповым с соавторами (1977) была разработана официально принятая стратиграфическая схема, предусматривающая три надвигания уральского ледникового покрова в долину Оби за последние 90 тыс. лет, включая позднезырянскую стадию с возрастом около 20 тыс. л.н. Последняя реконструирована по тонкому слою диамиктовых отложений вблизи дневной поверхности.
Нами изучено и опробовано 12 разрезов в обрывах Оби, включая стратотипические для верхнего плейстоцена обнажения у сел. Питляр, Шурышкары, Сангомпан, Салемал, а также новый разрез в песчаном карьере у пос. Аксарка. Получено 19 новых радиоуглеродных датировок и 35 возрастных оценок методом оптически стимулированной люминесценции (OSL), ранее не применявшимся в Сибири. Также проанализированы аэро- и космические снимки этого района. Выяснилось, что:
1. К югу от 67° с.ш. отсутствуют ледниковые формы рельефа, а верхний диамиктон
представляет собой разрозненные линзы солифлюкционного облика, встречающиеся в
подошве плаща субаэральных лессовидных отложений.
2. Лессовидные отложения являются осадками преимущественно эолового
происхождения, которые формировались в перигляциальных условиях. Они имеют
широкое распространение и плащеобразно облекают все топографические элементы выше
поймы.
К приречным выходам лессовидных отложений приурочены многочисленные находки мамонтовой фауны.
Радиоуглеродные и люминесцентные датировки лессовидного покрова и связанных с ним костей крупных млекопитающих показали, что большая его часть образовалась 15 - 25 тыс. л. н., т. е. во время предполагавшегося последнего оледенения.
Лессовидный покров залегает на флювиальных песках с OSL датировками 90 -130 тыс. л.н. и южно-таежными спорово-пыльцевыми спектрами (В.А. Зубаков, Г.М. Левковская, 1967), т. е. на отложениях последнего межледниковья.
6. Единственное образование позднеплейстоценового ледникового комплекса
представлено алевритисто-глинистыми ритмитами, которые являются озерно-
ледниковыми осадками. На основании OSL датировок установлено время существования
подпрудного ледникового водоема, в котором они отлагались - 70 -80 тыс. л.н. Вместе с
вышеуказанными данными по геологии и геоморфологии это указывает на то, что граница
распространения раннезырянского оледенения (50 - 90 тыс. л.н.) находилась к северу от
Нижней Оби.
7. Моренные отложения обнаружены только в основании видимого разреза под
флювиогляциальными песками с люминесцентными датами порядка 200 тыс. л. н.
Полученные данные свидетельствуют о том, что позднеплейстоценовые ледники не достигали долины Оби. Соответственно, должны быть пересмотрены: а) региональная стратиграфическая схема четвертичных отложений и б) оценки объема позднеплейстоценовых ледников Западной Сибири.

СРЕДНЕЮРСКИЕ ОТЛОЖЕНИЯ МАЛОГО КАМЕННОГО ОВРАГА (ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ, ЖИРНОВСКИЙ РАЙОН)

Станченков Д.Б., Пименов М.В. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Первушов Е.М.
В пределах северной части Донно-Медведицких дисклокаций, в частности, в районе г. Жирновска с пятидесятых годов прошлого века выявлены наиболее представительные разрезы среднеюрских отложений. Западное крыло Жирновской брахиантиклинали сложено юрскими и меловыми отложениями, которые в различной степени доступны для изучения по левому борту Малого Каменного оврага (МКО), ориентированного в крест простирания слоев. Первоначально эти естественные разрезы были описаны при проведении геолого-съемочных работ, а затем стали объектом тематических исследований - при изучении пограничных интервалов палеозоя - мезозоя
(Сазонов Н.Т., Смирнов А.В., Рыков С.П. и др.), стратиграфического расчленения байосских - батских отложений (Троицкая Е.А. и др.).
В последние десятилетия интерес к юрской части отложений вскрытых в оврагах в районе Жирновской структуры возобновился, с одной стороны, в связи с разработкой местной (региональной) стратиграфической схемы юрских отложений, а с другой - в связи с проведением детальных тематических исследований по перспективам поиска полезных ископаемых коры выветривания в пограничных интервалах палеозойских и мезозойских пород. К тому же, сформированные представления о стратотипическом характере разрезов среднеюрских отложений этого района способствовали тщательному изучению этого интервала разреза литологами, палеонтологами и специалистами по изучению палео- и петромагнетизма горных пород. В настоящее время материалы изучения среднеюрских отложений Жирновского района, по естественным разрезам и по серии скважин, обобщаются в серии публикаций сотрудников Саратовского университета (Салтыков В.Ф., Гужиков А.Ю. и др.).
Особое внимание к разрезам юрских отложений Жирновского района объясняется несколькими причинами. Здесь выделены наиболее представительные, на территории правобережного Поволжья, интервалы пород средней юры - значительная мощность пород и относительно протяженные естественные разрезы. В этих разрезах довольно достоверно возможно выделить основные литологические пачки этой части разреза, отвечающие этапности геодинамического развития территории и тенденциям развития бассейна седиментации в этом регионе. Здесь же установлены уровни, где достоверно установлены находки листовой флоры и морской фауны беспозвоночных, позволявшие предполагать некие стратиграфические разбивки вмещающих отложений.
В тоже время, среднеюрские отложения и разрезы, по которым они ранее изучались, характеризуются и некоторыми особенностями, учет которых необходим при общем анализе полноты рассматриваемых отложений, при сопоставлении данных изучения естественных разрезов и скважин, при корреляции юрских отложений в пределах юго-востока Русской плиты. 1. Юрские отложения Жирновского района формировались в специфической структурно-фациальной обстановке, что предполагает различную стратиграфическую полноту отдельных интервалов разреза. 2. В настоящее время они доступны для изучения в сводовой части и на крыльях антиклинальной структуры, что позволяет предположить, что вмещающие отложения могут существенно отличаться как по мощности, так и по составу от синхронных отложений в иных структурно-фациальных зонах. К тому же, в пределах сводовой части сокращены пограничные интервалы юрских отложений, что отмечается по предполагаемым поверхностям угловых несогласий. Последнее может свидетельствовать о конседиментационном характере развития структуры в отдельные моменты времени - в сводовой части структуры отсутствуют верхние интервалы разреза, которые обнаруживаются в скважинах или естественных разрезах, приуроченных к крыльям структуры. Предполагается, что в сводовых структурах рассматриваемые породы существенно подвержены процессам гипергенеза, что порой затрудняет их сопоставление с данными изучения скважин.
Несмотря на то, что значительная часть интервала юрских отложений не доступна для изучения в обнажениях, в связи с отсутствием естественных выходов пород, палеомагнитные исследования, несмотря на фрагментарность определений, позволяют сделать вывод, что байос-батским отложениям разреза МКО свойственна преимущественно переменная полярность. Это согласуется с представлениями о палеомагнитной зональности верхов байоса и нижнего бата Тетической области, базирующихся на данных по опорным разрезам средней юры Южной Испании (Stiner, 1987; Gradstein, 1996 и др.).
По литологическим и палеонтологическим данным, по результатам анализа поверхностей залегания выделенных геологических тел, по естественным разрезам возможно достоверно выделить четыре основных литологические пачки: 1. - нижняя -песчано-песчаниковая (байос); 2. - глинистая, глинисто-алевритовая и 3. алевритово-алевролитовая (бат); 4. глинистая (келловей). В настоящее время нет достоверного и согласованного представления о соотношении интервалов разреза (стратотипического) с выделенными стратиграфическими подразделениями местной стратиграфической схемы.
При проведении детальных и комплексных исследований юрских отложений стратотипических разрезов необходимо дополнение представленных материалов результатами изучения скважин (Салтыков В. Ф.). Комплексное изучение данного интервала разреза предполагает проведение согласованного опробования на различные виды аналитических исследований. Особое внимание следует уделить и изучению характера поверхностей несогласного залегания в средней и верхней части разреза среднеюрских отложений, что, возможно, позволит наметить реперные уровни сопоставления рассматриваемых отложений в пределах региона.
Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ № 03-05-65309-а.

ЦИРКОН - ИНДИКАТОР ИСТОЧНИКОВ СНОСА В ПРЕДЕЛАХ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО СКЛОНА ВОРОНЕЖСКОЙ АНТЕКЛИЗЫ

Черешинский А.В. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - проф. Савко А. Д.
Для выявления источников сноса важную роль играет изучение минералов тяжёлой фракции. Одним из наиболее информативных минералов для таких целей является циркон, поскольку он очень разнообразен по морфологическим признакам.
По сложившимся представлениям, для рассматриваемой территории, такие минералы как рутил и циркон считаются привнесёнными с Воронежской антеклизы, а метаморфические - дистен, ставролит с Балтийского щита. Однако при изучении особенностей распределения акцессориев появляются всё новые данные, о том, что оно было более сложным. По крайней мере, для циркона источник сноса не являлся единственным, это можно установить, используя минералогический коэффициент -отношение Zr/Ru. Для его изолиний наблюдается два максимума - юго-западный и северный. В каждой из этих областей выявлены наиболее информативные разрезы. В юго-западной части это разрез «Баранчик», а в северной - «Круглики».
Опорное обнажение «Баранчик» представлено песками аптского возраста. Снизу вверх разрез сложен мелкозернистыми песками со средней сортировкой, которые сменяются интервалом грубозернистых песков с гравием мощностью 2,5 м. Сортировка пород плохая, слоистость косая разнонаправленная, подчёркиваемая распределением гравийных зёрен. Многочисленны неокатанные зёрна кварца размером до 2 см. Наряду с обломками встречаются и кристаллы кварца размером до 0,5 см. Далее вверх грубозернистые пески сменяются мелкозернистыми, аналогичными таковым первого слоя.
Наиболее высоким отношение Zr/Ru отмечается в грубозернистых песках и в низах верхнего слоя. Выше по разрезу циркон по содержанию лишь незначительно превосходит рутил, или даже наблюдается в меньшем количестве. Характеризуя песок по гранулометрии можно видеть, что две пробы песков непосредственно граничащих с грубозернистыми разностями, имеющие повышенные отношения Zr/Ru, попадают по генетической диаграмме Рухина в поле с поступательным движением воды. Пробы из грубозернистых песков на генетическую диаграмму не попадают, так как она разработана для тонко- и мелкозернистых разновидностей. Образование грубозернистых отложений также происходило при поступательном движении воды, что указывает на близкое расположение суши, откуда поставлялся материал в бассейн седиментации.
Изучение акцессорных минералов показывает широкое распространение кристаллов циркона, многие из которых характеризуются хорошей сохранностью, подтверждающей, что поступающий в осадок материал не претерпел многократного переноса.
Кристаллы циркона по своей морфологии представлены тремя группами. Первая из них - это призматические цирконы, доля которых составляет около 60 %. Для них характерна светлая окраска, преимущественно желтоватая и розовая. Вторая объединяет короткопризматические цирконы, составляющие в этом обнажении до 25 %. В отличие от длиннопризматических они характеризуются меньшей прозрачностью, обычно просвечивают, реже непрозрачны. Их цвет в основном бледно-жёлтый и светло-коричневый. Третья группа - это цирконы гиацинтового типа, наиболее редкие, их около 15 %. Они в большинстве прозрачны, в окраске преобладают розовые оттенки.
Наиболее информативным в северной области является разрез «Круглики». Литологически он представлен песками аптского возраста, мелко- среднезернистыми, с единичными гравийными зёрнами. На генетической диаграмме Рухина пески из этого разреза попадают в мелководно-морскую зону с преобладающим активным режимом. В данном разрезе, несмотря на мелкозернистый состав песков, также как и в обнажении «Баранчик», большую долю от общего объёма цирконов составляют кристаллы с хорошей сохранностью. Минералогический коэффициент Zr/Ru характеризуется высоким значением. По сравнению с обнажением «Баранчик» доля цирконов гиацинтового типа возрастает до 35 %, по отдельным пробам - до 45 %. Коротко- и длиннопризматические цирконы содержатся примерно в равных количествах - около 30 %. В отдельных пробах намечается тенденция преобладания коротких цирконов над удлиненными. В обнажении встречены кристаллы циркона дипирамидального облика - до 3 %, отдельные из которых характеризуются очень хорошей сохранностью. Они прозрачны, имеют преимущественно розовые тона.
Таким образом, для цирконов в юго-западной зоне характерно преобладание длиннопризматических и короткопризматических кристаллов по морфологическим признакам характерных для метаморфических пород и гранодиоритов, и сходных с комплексом цирконов Павловского массива. А для севера рассматриваемой территории более характерны кристаллы гиацинтового типа - цирконов из нормальных гранитоидов. Встречаются кристаллы дипирамидального облика, который характерны для щелочных пород - прежде всего нефелиновых сиенитов. Следовательно, для пород разреза «Круглики» источником сноса был, по-видимому, Балтийский щит.

ОСОБЕННОСТИ ЭПИБИОЗА КАМПАНСКИХ УСТРИЦ ИЗ РАЗРЕЗА У СЕЛА
МИЗИНО-ЛАПШИНОВКА

Шептала Д.А., Иванов А.В. (Саратовского Государственного Университета НИИ геологии СГУ)
Научный руководитель - Иванов А. В.
Отложения кампанского яруса в Правобережье Нижнего Поволжья достаточно широко распространены и довольно богаты фоссилиями. Два карьера у села Мизино-Лапшиновка Татищевского района, в которых нами производились сборы материала -одно из немногих мест в Нижнем Поволжье, где столь богато и разнообразно представлена фауна этого века. В чередующихся светло-серых мергелях и известковых глинах обнаружены многочисленные остатки различных моллюсков (белемнитид, наутилид, аммонитов, гастропод, скафопод), губок, эхиноидей, остатки костных и хрящевых рыб и других животных.
Не последнее место в ориктокомплексе занимают и остатки пелиципод различных родов и видов. Среди них доминируют три вида: Gryphaeostrea lateralis Nilsson, Monticulina vesicularis (Lamark), Hyotissa semiplicata Sob. В связи с обилием твердых элементов субстрата, интересно проследить, на каких объектах предпочитал селиться тот или иной вид моллюсков.

Сохранность встреченных раковин достаточно разнообразна: от удовлетворительной до отличной. Для анализа отбирались левые и правые створки раковин из двух разрезов. Максимально информативными явились левые створки, как несущие наиболее явные следы прикрепления к различным элементам субстрата. Из слоя 12 карьера, наиболее насыщенного различными фоссилиями и, поэтому, наиболее благоприятного для анализа эпибионтии, в общей сложности собрано более 100 раковин трех названных видов. Кроме того, имеются единичные находки других видов моллюсков со следами прикрепления из других слоев, вскрытых в карьере. Анализу были подвергнуты раковины с четко опознаваемыми отпечатками и фрагментами объектов прикрепления. В таких случаях объект прикрепления по морфологическим признакам можно определить вплоть до вида. В результате анализа удалось выявить объекты прикрепления для трех видов устриц (Monticulina - аммониты, белемниты, гастроподы, устрицы, губки, эхиноидеи; Hyotissa - устрицы, губки; Gryphaeostrea - аммониты, устрицы, губки) и определить частоты распределения моллюсков по конкретным объектам (например, для Gryphaeostreа выявлен следующий спектр: 85 % губки, 12 % устрицы, 3 % аммониты).
Был проведен также подробный анализ способов и особенностей прикрепления к различным объектам различных моллюсков. Анализ показал значительное различие объектов прикреплений у этих трех видов моллюсков при одинаковых условиях обитания (у двух из них в качестве объектов прикрепления преобладают губки). По двум разрезам получены довольно сходные данные, что может свидетельствовать в пользу их достоверности и полноты. В перспективе авторы видят возможность изучения эпибиоза этих видов моллюсков из других разрезов и сравнение с полученными результатами.
Работа выполнена при поддержке Минобразования РФ (грант на проведение молодыми учеными научных исследований в ведущих научно-педагогических коллективах PD 02 1.5-483).

«ГЕОДИНАМИКА»

НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ
ФЕРРОМАГНИТНЫХ МИНЕРАЛОВ В ТРИАСОВО-ЮРСКИХ ОТЛОЖЕНИЯХ ГОРНОГО КРЫМА И ИХ СТРАТИГРАФИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
Болотов С.Н.*, Рубцова Е.В.*, Шелудько А.В. **, Ямпольская О.Б.** (* - МГУ им.
М.В.Ломоносова. Геологический факультет г. Москва, ** - СГУ им. Н.Г. Чернышевского. Геологический факультет г. Саратов) Научный руководитель - Гужиков А. Ю.
В последние годы сотрудниками геологического факультета МГУ была предложена принципиально новая схема стратиграфического расчленения триасово-юрских отложений Горного Крыма [5]. Многолетние исследования геологического строения фундамента Горного Крыма привели авторов к выводу о существовании на рубеже триаса и юры крупного регионального перерыва в осадконакоплении [1, 5]. Это заключение поставило под сомнение возрастную датировку таврической серии (T3-J1tv), которая традиционно на протяжении многих десятилетий выделялась в составе нижнего комплекса. Согласно новой схеме, в составе фундамента Крымского орогена выделяются две структурно-тектонические зоны: Горнокрымская и Лозовская. Единая турбидитная толща (бывшая таврическая серия), входящая в состав Горнокрымской зоны, разделяется на две свиты: нижнетаврическую и верхнетаврическую. Однако в силу литологической однотипности толщи, высокой степени дислоцированности и практически полного отсутствия органических остатков установить несогласие между этими свитами ни палеонтологическими, ни структурными методами не удается. На существование такого перерыва указывают косвенные признаки: отсутствие находок фауны, отвечающей интервалу с позднего рэта по середину синемюра; наличие в составе конгломератов верхнего синемюра галек и валунов экзотических для крымского региона пород; строение триасово-юрских разрезов сопредельных областей (Сев. Добруджа, Кавказ, Скифская платформа), где толщи хорошо датированы по находкам фауны и др.
Для получения новых данных, подтверждающих (или опровергающих) существование на рубеже триаса и юры перерыва были изучены особенности состава и строения глинистых минералов верхнетриасово-нижнеюрских отложений [2]. Результаты этих исследований указали на высокую вероятность существования такого перерыва [6].
С этой же целью были проведены исследования ферромагнитных минералов в каждой из свит, слагающих триасово-юрскую толщу Крыма. Кроме использования полученных данных для выявления скрытых перерывов, нас интересовала возможность их использования для индивидуализации свит и корреляции разрезов триасовых-юрских отложений.
Нами было отобрано 78 образцов из всех свит верхнетриасово-среднеюрского интервала разреза (за исключением свиты "моховых камней"). Все образцы были подвергнуты дифференциальному термомагнитному анализу (ДТМА). К безусловному достоинству этого метода относится возможность надежной диагностики ферромагнетиков, независимо от размерности минеральных зерен. Как показывает опыт петромагнитных исследований [4 и др.], относительные концентрации ферромагнитных минералов зачастую имеют стратиграфическую ценность, как корреляционные признаки и индикаторы перерывов в осадконакоплении. Диагностика минералов с помощью ДТМА основана на том, что ферромагнетик определенного химического состава имеет свойственную ему температуру Кюри или температуру фазового превращения [3]. Опыты проведены А.Ю.Куражковским на установке ТАФ-1 («магнитные весы») в геофизической обсерватории «Борок» ОИФЗ РАН, результаты анализов ДТМА обработаны в Саратове.
По полученным материалам, установлено наличие в исследованных породах титаномагнетитов, магнетита, гематита, пирита и пирротина. Для каждой свиты были построены гистограммы относительных содержаний в ней ферромагнетиков (рис.1).
Анализ результатов ДТМА позволил выявить следующие закономерности:
1) Ряд свит характеризуется индивидуальными особенностями сочетания
ферромагнитных минералов.
Устанавливается очевидный тренд увеличения относительных концентраций гематита снизу вверх по разрезу, причем, если в триасе количество гематита не превышает 15 % от общего количества зарегистрированных ферромагнитных минералов, то в нижней юре его количество достигает 37 %, а в средней юре увеличивается до 70 %.
Относительные концентрации сульфидов железа убывают снизу вверх по разрезу, вплоть до полного отсутствия в средней юре пирита и пирротина.
Наиболее значимые отличия в составе ферромагнитной фракции фиксируются между триасом и нижней юрой, а также нижней и средней юрой. Они обусловлены существенными изменениями условий осадконакопления на этих временных рубежах, которые могут быть связаны с перерывами в осадконакоплении и сменами источников сноса терригенного материала.
В целом можно констатировать, что результаты исследований распределения ферромагнитных минералов в триасово-юрских отложениях Горного Крыма удовлетворительно увязываются с предложенной стратиграфической схемой [5, 6]. Вместе с тем, полученные результаты ставят и новые вопросы, для окончательного решения которых необходимо продолжение детальных комплексных исследований. Работа выполнена при финансовой поддержке грантов РФФИ № 02-05-64411-а, 03-05-65309-а и гранта для поддержки НИР аспирантов ВУЗов Минобразования России (А03-
2.13-35)

Литература:
1) Болотов С.Н., Никишин А.М., Панов Д.И., Самарин Е.Н. Новые данные о раннекиммерийской орогении в Горном Крыму / Матер. Всеросс. науч. конф. «Геология, Геохимия, Геофизика на рубеже XX и XXI веков». Том 1. «Тектоника, стратиграфия, литология». — М. ООО «Связь-Принт», 2002. -213 с. С. 28-30. 2) Болотов С.Н., Самарин Е.Н., Гостев М.Ю. О некоторых особенностях состава и строения глинистых минералов верхнетриасово-нижнеюрских отложений Горного Крыма и их историко-геологическая интерпретация // Геологи XXI века: Материалы всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов. - Саратов: Изд-во СО ЕАГО, 2002. - 375 с. С.13-17. 3) Буров Б.В., Ясонов П.Г. Введение в дифференциальный термомагнитный анализ горных пород - Издательство Казанского университета, 1979. 4) Гужиков А.Ю., Молостовский Э.А. Стратиграфическая информативность численных магнитных характеристик осадочных пород (методические аспекты) // Бюлл. МОИП., отд. геол., 1995, т.70, вып.1. С.32-41. 5) Панов Д.И., Болотов С.Н., Никишин А.М. Схема стратиграфического расчленения триасовых и нижнеюрских отложений Горного Крыма // Сб.: Геодинамика и нефтегазоносные системы Черноморско-Каспийского региона. Симферополь, 2001. C. 127-134. 6) Панов Д.И., Болотов С.Н., Самарин Е.Н., Гостев М.Ю. Перерывы в разрезе триасово-юрских отложений Горного Крыма и их историко-геологическое значение // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 4. Геология. 2004. № 3. (в печати).

ГЕОДИНАМИЧЕСКАЯ ПРИРОДА ПАЛЕОЗОЙСКИХ ГРАНИТОИДОВ
ЮЖНОГО ОБРАМЛЕНИЯ СИБИРСКОЙ ПЛИТЫ (НА ПРИМЕРЕ ХАМАР-
ДАБАНСКОГО И ЕРАВНИНСКОГО ТЕРРЕЙНОВ)

Вторников Е. Ю. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Ненахов В. М.
Рассматриваемый район располагается в пределах геологически сложно построенной территории юга восточной Сибири. Её структура определяется взаимодействием Сибирской плиты и многочисленных террейнов, причленённых к ней в процессе коллизии. Важнейшими структурными элементами являются Хамар-Дабанский и Еравнинский террейны. Формирование складчатых сооружений Центрально-Азиатского пояса (ЦАСП) связано с развитием Палеоазиатского океана, существовавшего с рифея до среднего палеозоя включительно. (Беличенко 1994, Зоненшайн 1990). Для уточнения геодинамической природы, модели формирования зоны сочленения названных террейнов было рассмотрено три реперных гранитоидных комплекса (заганский, джидинский и позднеджидинский).
Возраст заганского комплекса исторически определяется условно протерозойским, либо раннепалеозойским. Геологические взаимоотношения также не уточняют этого положения. Возрастное положение пород джидинского комплекса устанавливается довольно определённо - с одной стороны они прорываются габброидами моностойского комплекса (ранний палеозой), метавулканиты катаевской (венд) и сланцы темникской (нижний кембрий) свит; с другой стороны - находятся в ксенолитах среди порфировидных гранитов позднеджидинского комплекса среднего палеозоя. На основании этого возраст их принят раннепалеозойским. Возрастное положение гранитоидов позднеджидинского комплекса определяется с одной стороны эруптивными взаимоотношениями их с образованиями раннего палеозоя (моностойский, джидинский комплексы), с другой - налеганием вулканитов алентуйской свиты и прорыванием гранитоидами соготинского и куналейского комплексов поздней перми и раннего триаса. Учитывая структурное положение и формационную принадлежность комплекса, его относят к среднему палеозою.
В заганском комплексе структура пород от габбровой и пойкилитовой у габброидов до гипидиоморфнозернистой и катакластической у гранитоидов. Строение заганского комплекса трёхфазовое. Первая фаза представлена габброидами и диоритами. Вторая амфибол-биотитовыми и биотитовыми гранитами и гранодиоритами. В третью фазу формировались лейкограниты. Состав габброидов: плагиоклаз-50%, амфибол-25%, пироксен-25%. В незначительных количествах присутствуют биотит и калишпат. Акцессорные представлены апатитом, сфеном, магнетитом. Минеральный состав гранитов: плагиоклаз (30-60%), калинатровый полевой шпат (15-30%), кварц (20-30%), биотит, амфибол, мусковит, гранат. Акцессорные минералы: сфен, циркон, апатит, магнетит, ильменит, рутил.
Гранитоиды джидинского комплекса образуют крупные массивы, измеряемые сотнями квадратных километров. Состав пород, слагающий комплекс варьирует от диоритов, гранодиоритов, кварцевых монцонитов до биотитовых гранитов и лейкогранитов. Гранодиориты, среднезернистые с массивной текстурой. Минеральный состав: плагиоклаз 55-60% , калишпат 5-20% , кварц 8-25% ,биотит 5-15% ,роговая обманка 3-7%. В породе присутствует сфен, циркон, апатит. Диориты сложены теми же минералами, но отличаются повышенным количеством амфибола до 10%. Текстурно-структурные особенности гранитов: порфировидные, массивные и гнейсовидные; мелко- , средне- и крупнозернистые разности. Структура гранитовая. Минеральный состав: плагиоклаз и калиевый полевой шпат 10-30%; плагиоклаз 30-40%; микроклин 30-35%; биотит 2-4%; роговая обманка до 2% . Акцессорные минералы: магнетит, сфен, циркон, ортит.
В состав позднеджидинского комплекса входят: парфировидные биотитовые и биотит-роговообманковые граниты. Размер вкрапленников достигает 4 см, они представлены калишпатом, а также средне- крупнозернистые лейкократовые граниты. Минеральный состав и форма зерен: микроклин 20-80% имеет таблитчатую форму, альбит и олигоклаз 20-30% имеет форму призм, кварц 30% располагается между зёрнами микроклина и плагиоклаза, биотит 5-7% в виде чешуй и роговая обманка 3%. Акцессорные минералы: гематит, магнетит, циркон, сфен.
Геодинамическая природа комплексов оценивалась с помощью дискриминантных диаграмм Пирса (Pears at all, 1984). На диаграмме в системе координат Nb-Y фигуративные точки всех трёх комплексов попадают в поле субдукционных гранитоидов. На диаграмме в системе координат Rb=Y+Nb фигуративные точки всех рассмотренных комплексов попадают в поле субдукционных гранитоидов, но тяготеют к границе раздела с коллизионными. Фигуративные точки джидинского и позднеджидинского комплексов на этих диаграммах взаимно перекрывают друг друга. Тройная дискриминантная диаграмма с системой координат (Rb-Hf-Ta), позволит лучше понять взаимоотношение джидинского и позднеджидинского комплексов. Фигуративные точки заганского комплекса попали в поле коллизионных подкоровых гранитоидов I-тип. Часть фигуративных точек джидинского комплекса попало в поле подкоровых коллизионных гранитоидов, а часть в поле с признаками внутриплитных обстановок. В свою очередь фигуративные точки позднеджидинского комплекса попали на границу раздела между коллизионными гранитоидами и гранитоидами образующимися во внутриплитной обстановке.
На основании геохимических данных можно сделать следующие выводы: в поздне докембрийское время произошло последовательное причленение Еравнинского и Хамар-Дабанского террейнов к сибирскому континенту. После завершившейся коллизии вся территория вступает в этап внутриплитного развития. Но под действием плюмового тектогенеза проявился своеобразный тектонический режим, включающий в себя все этапы цикла Уилсона. Начиная от внутриконтинентального рифтогенеза, образование, которого происходило по ослабленным ранее сутурным зонам, через формирование ряда субокеанических структур, до их замыкание в режиме коллизии.
Гранитоиды возникающие за счёт подобной геодинамической обстановки несут в себе черты совмещающие признаки геодинамических обстановок рифтогенеза, субдукции и коллизии. Именно эти признаки несут в себе джидинский и позднеджидинский комплексы.

МОРСКОЙ ПЛЕЙСТОЦЕН СЕВЕРНОГО ПРИКАСПИЯ

Дякина А.В. (Саратовский государственный университет) Научный руководитель - Молостовский Э. А.
Обобщены материалы по шести скважинам морского плейстоцена, пробуренным на территории Калмыкии, Северного Дагестана и Астраханской области.
Во всех разрезах отчетливо выделяются ортозоны Матуяма (150-200 м) и Брюнес (от 130 до 270 м), эквивалентные соответственно эо- и неоплейстоцену. Магнитозоны Матуяма и Брюнес осложнены узкими зонами противоположной полярности, которые относят к категории палеомагнитных аномалий (ПМА). Общее число ПМА в зоне Брюнес до сих пор не установлено, по данным разных авторов насчитывается от 5-6 до 16.
В морском неоплейстоцене Прикаспия выделено четыре ПМА, прослеженные в удаленных, генетически разнотипных разрезах:
ПМА-1 . Впервые установлена стратотипическом разрезе горы бакинского яруса (Абакшин и др., 1993; Исаева, 1994) на границе нижне- и верхнебакинского подгоризонтов, ее аналоги намечаются в палеомагнитных колонках ряда скважин. Аномалия осложнена несколькими n-микроинтервалами, что возможно, обусловлено перемагничиванием части слоев.
ПМА-2. В верхнебакинском подгоризонте стратотипического разреза установлено несколько сближенных узких r-интервалов, объединенных с некоторой условностью в единую аномалию. Сходная картина тонкой магнитной зональности зарегистрирована и в разрезах опорных скважин.
ПМА-3. Впервые выделена в серии разрезов верхнехазарского марино-аллювия Низового Поволжья (Еремин, Молостовский, 1974), в последствии была отожествлена с эпизодом Блейк (Еремин, 1986). В морских отложениях верхнехазарская R-ПМА задокументирована в части разрезов опорных скважин.
ПМА-4. Впервые установлена в верхнехвалынском подгоризонте Нижнего Поволжья, подтверждается в части морских разрезов Прикаспия. Судя по последним радиометрическим датировкам хвалыни (Милановский и др., 2002) ее наиболее реальный аналог - ПМА Гетеборг (˜ 12 000 лет).
Циклический характер седиментации в Северном Прикаспии отражен в закономерных вариациях скалярных магнитных характеристик в стратиграфическом разрезе. Полный магнитный ритм включает обычно нижнюю слабомагнитную и верхнюю сильномагнитную составляющие. Сильномагнитные части ритмов (1п=20-60*10-3А/м, к=50-200*10-5ед.СИ) приурочены к алевропелитам трансгрессивных серий; пескам регрессивных частей ритмов свойственна пониженная магнитность (1п=5-10*10-3А/м, к=20-30*10-5ед.СИ).
Петромагнитные вариации обусловлены переменными концентрациями аутигенных сульфидов группы пирротин-грейгита, скопления которых ассоциируют с насыщенными углефицированной органикой - глинами трансгрессивных частей ритмов.
В пределах нижнего плейстоцена проявлены три двучленных петромагнитных ритма. Исходя из представления о седиментационной природе, магнитной ритмичности, можно предположить их соответствие раннебакинской, позднебакинской и урунджикской трансгрессиям Палеокаспия. Аналогичными, но менее выразительными вариациями в петромагнитных колонках маркируются границы хазарского и хвалынского горизонтов, в так же граница эо- и неоплейстоцена.
В эоплейстоценовой части петромагнитного разреза верхнеапшеронская регрессия отчетливо маркирована пачкой слабомагнитных песков. Контрастная сильномагнитная толща среднего апшерона регистрирует максимум апшеронской трансгрессии.

Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект №02-05-64801.


ПАЛЕО- И ПЕТРОМАГНЕТИЗМ ЛЕССОВО-ПОЧВЕННОЙ ФОРМАЦИИ
ЮЖНОГО ПРЕДУРАЛЬЯ

Дякина А.В. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Молостовский Э. А.
Обобщенны данные палеомагнитного изучения четвертичной лессово-почвенной формации (ЛПФ) Южного Приуралья. Изучено три опорных разреза и две картировочные скважины, вскрывшие эоплейстоцен и часть плейстоцена. Впервые произведено детальное расчленение и корреляция плейстоценовых отложений обширных водоразделов, на основе палеомагнитных данных составлена местная магнитостратиграфическая схема.
Плейстоценовая покровная толща делится на две магнитозоны: нижняя зона обратной (R-Матуяма) и верхняя прямой (N-Брюнес) полярности.
Граница Брюнес-Матуяма в регионоальной унифицированной схеме Восточно Европейской равнины проводится в кровле петропавловского горизонта неоплейстоцена. Этот палеомагнитный репер предлагается использовать в качестве границы эо- и неоплейстоцена, в виду его синхронности границы нижнего и среднего плейстоцена типового разреза Средиземноморья (Молостовский, 1999).
В опорном разрезе карьера у с. Подгородняя Покровка в плейстоцене выделено 11 погребенных почв (ПП) мощностью от 0,5 до 2 м, часть из которых представляют собой сложные почвенные комплексы (ПК). Из них 5 ПП приуроены к эоплейстоцену, 6 - к неоплейстоцену. Граница Матуяма-Брюнес зафиксирована в родошке шестой пятой ПП.
Ортозоны Матуяма и Брюнес осложнены узкими микрозонами противоположной полярности. Четыре n-микрозоны установлены в зоне Матуяма, две из них подтверждены в соседних разрезах и по занимаемому стратиграфическому положению сопоставлены с зонами Харамильо и Олдувей общей магнитохронологической шкалы.
В зоне Брюнес относительно надежными представляются три r-микрозоны, коррелятные 1, 2 и 5 ПП. С учетом данных по педостратиграфии и тонкой магнитной зональности произведено предварительное сопоставление лессово-почвенных последовательностей с горизонтами унифицированной схемы неоплейстоцена.
По аналогии с морскими разрезами Прикаспия в покровной толще Южного Приуралья интервал между границей Матуяма-Брюнес и микрозоной Харамильо отнесен к верхнему эоплейстоцену, а интервал между микрозонами Харамильо и Олдувей к нижнему-среднему эоплейстоцену.
Установлено трехчленное петромагнитное деление покровной толщи. На фоне сильномагнитного неоплейстоцена (k = 50-70, In = 25-30)1 резко выделяется граница со слабомагнитными отложениями эоплейстоцена (k = 20-30, In = 1-10). В низах эоплейстоцена происходит увеличение модальных значений In до 15-20 при k = 30-40. В эо- и неоплейстоцене некоторые ПП выделяются резкими повышениями значений In до 100-130 и k до 90-120.
Погребенные почвы не однородны по магнитности. Шесть 1111 характеризуются высокими значениями Jn и к, пять почв по магнитности практически не отличаются от суглинков. Это различие обусловлено, скорее всего, автоморфностью и гидроморфностью ПП. Отсюда можно предположить, что в их чередовании по шкале времени зафиксирована смена палеоклиматических обстановок, влиявших на процесс почвообразования. Этот вывод носит, безусловно, предварительный характер, однако трудно ожидать, что подобное чередование связано со случайными факторами.
Палеомагнитными исследованиями уточнен возраст покровных отложений в ряде разрезов Южного Приуралья. В частности толща, которая ранее относилась к верхнему-среднему плейстоцену на основе доминирующей обратной полярности была причислена к эолейстоцену и низам неоплейстоцена.
Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект №02-05-64801.

МОРФОСТРУКТУРА МАЛО-БОТУОБИНСКОГО АЛМАЗОНОСНОГО РАЙОНА, РЕСП. САХА (ЯКУТИЯ)

Жаворонкин О. В. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Трегуб А. И.
Мало-Ботуобинский район расположен в центральной части западной Якутии между реками Вилюй, Малая Ботуобия и Большая Ботуобия. Геологическое строение территории определяется ее положением в пределах Непско-Ботуобинской антеклизы в зоне сочленения наложенных на неё Тунгусской синеклизы и Ангаро-Вилюйского мезозойского прогиба. В общей платформенной структуре антеклизы выделяются архейский кристаллический фундамент и осадочный чехол. Последний расчленяется на три структурных комплекса: венд-нижнепалеозойский, верхнепалеозойский -нижнемезозойский и мезозойский. Отложения нижнего комплекса вмещают коренные кимберлитовые тела, а среднего и верхнего содержат продукты их размыва - алмазы и их парагенетические спутники [2].
Морфоструктурное районирование проведено по новой методике исследований, базирующейся на положениях теории вероятностей и математической статистики. Преимущество такого подхода заключается в возможности широкого использования компьютерных средств, как для обработки данных, так и для составления карт. Кроме


Приведены модальные значения скалярных магнитных характеристик в СИ: k* 10-5 ед. СИ, In*10-3 А/м.
того, в анализе, помимо традиционных величин могут быть использованы дополнительные, качественно новые, морфометрические параметры, такие как асимметрия и эксцесс [1].
Для исследуемого района построен комплект морфометрических карт (карты базисной, срединной и вершинной поверхностей, карты вертикального расчленения, асимметрии и эксцесса) [3]. В распределении средних высот, в целом для района характерны отметки от 200 м, в долинах крупных рек до 400 м - на водоразделах. Причем, распределение средних высот неравномерно, наиболее приподнятые участки находится в южной части, а опущенные - в северной. На карте вертикального расчленения выделяются области с низкими значениями дисперсии (от 0 до 10 м) - в южной части исследуемого района, и со сравнительно высокими (от 70 до 80 м) - в северной части. В целом, как положительные, так и отрицательные аномалии значений вертикального расчленения имеют сложную, нелинейную форму.
Карта показателей асимметрии распределения высот позволяет выявить динамику морфогенеза по соотношению преобладающих и средних высот. Положительные значения асимметрии распределения свидетельствуют о преобладании в рельефе высот меньших, чем средние над высотами большими, чем средние. Такие соотношения характеризуют состояние выравнивания рельефа, снижения запасов его потенциальной энергии. Отрицательные значения асимметрии, наоборот, свидетельствуют об увеличении вертикального расчленения и, соответственно, роста потенциальной энергии. Ее нулевые значения - о равновесном состоянии морфогенеза. Для исследуемого района асимметрия принимает значения от -0,8 до 0,6.
Полученные карты явились основой для построения морфоструктурной схемы Мало-Ботуобинского района. Исследование новейшей тектоники и форм рельефа позволяют разделить рассматриваемый район на консолидированные участки - геоблоки, и разделяющие их, наиболее дезинтегрированные зоны - зоны предполагаемых разломов.
Полученные результаты могут применяться для поиска россыпей алмазов, установления областей сноса и концентрации полезных ископаемых, а также при прогнозировании условий, благоприятных для эндогенного рудообразования.

Литература:
Бароянц С. Г. Стохастические модели в морфоструктурном анализе. -М., 1985. -152с.
Геология СССР. Т. XVIII. Западная часть Якутской АССР. Кн. II. -Ч. I. -М., 1971. -
246с.
3. Жаворонкин О.В. Применение статистических методов в морфометрическом анализе //
Тезисы XIX Всероссийской молодежной конференции "Строение литосферы и
геодинамика" Иркутск: -2001. С. 100.

РЕКОНСТРУКЦИЯ ОБСТАНОВОК ПРИРОДНОЙ СРЕДЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ
ИЗУЧЕНИЯ ПЕТРОМАГНИТНЫХ ХАРАКТЕРИСТИК ОПОРНОГО ГЕОЛОГИЧЕСКОГО РАЗРЕЗА ЧЕТВЕРТИЧНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ «ОГУРЦОВО»,
ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ

Жданова А.И. (Новосибирский Государственный Университет) Научный руководитель - Казанский А. Ю., Зольников И. Д.
Комплексное исследование литофациальных и петромагнитных характеристик субаэральных отложений позволяет судить об обстановках природной среды как на этапе осадконакопления, так и на этапе постгенетических преобразований. Геологический разрез «Огурцово» является одним из опорных разрезов четвертичных отложений для территории Новосибирского Приобья, который изучался целым рядом исследователей. Четвертичные отложения здесь представлены сложным комплексом осадков различного возраста и генезиса. В ходе полевого сезона 2003 года было проведено комплексное исследование этого разреза, включающее детальное макровизуальное описание отложений и измерение магнитной восприимчивости полевым каппометром КТ-5 по двум расчисткам общей протяжённостью 15.5 м. Для петромагнитных исследований была отобрана коллекция ориентированных штуфов через 10 см. В лабораторных условиях из каждого штуфа выпилено 4-6 образцов-кубиков с ребром 2 см, общая коллекция составила 772 образца.
Петромагнитное изучение образцов включало в себя измерения магнитной восприимчивости (К) на лабораторном каппометре конструкции Буракова К. А. и естественной остаточной намагниченности (NRM) на магнитометре ИОН-1. По геологическому описанию и значениям петромагнитных характеристик в разрезе было выделено три основных типа геологических тел:
1. Лёссовидные супеси неслоистые палево-бурые пористые со столбчатой
отдельностью пылеватые. Генезис - эоловый (лёссы). Лессовидные супеси имеют
следующие магнитные характеристики: К - от 110 до 220*10-5 ед. СИ, среднее - 165*10-5
ед. СИ; NRM - от 56 до 189 мА/м, среднее значение - 91 мА/м.
2. Палеопедокомплексы (комплексы ископаемых почв). Представлены
несколькими (от 1 до 3) гумусированными прослоями, сильно измененными вторичными
процессами (солифлюкция, криотурбации) и разделенными прослоями лессовидного
суглинка. Магнитные характеристики ископаемых почв (без разделения на гумусовые и
иллювиальные горизонты) имеют следующие значения: К - от 30 до 151*10-5 ед. СИ,
среднее - 95*10-5 ед. СИ; NRM - от 9 до 131 мА/м, среднее значение - 54 мА/м.
3. Переслаивание параллельное склону светло-серых песков и палево-бурых
супесей. Генезис - субаэральный (эоловый и делювиальный, отложения плоскостного
смыва). Пески хорошо сортированы, преимущественно тонкозернистые, супеси схожи с
лессовидными супесями 1-го типа. Отложения характеризуются следующими
магнитными характеристиками: К - от 41 до 254*10-5 ед. СИ, среднее - 118*10-5 ед. СИ;
NRM - от 2 до 22 мА/м, среднее значение - 13 мА/м.
По результатам петромагнитных исследований установлена четкая дифференциация четвертичных отложений различного генезиса по магнитным свойствам. Лессовидные супеси существенно более магнитны (значения магнитных характеристик выше почти в 2 раза), чем ископаемые почвы. Пачка переслаивающихся песков и супесей характеризуется более широким диапазоном изменения магнитной восприимчивости, чем первые 2 типа отложений, но четко отличается от них пониженными (в 4-7 раз) значениями естественной остаточной намагниченности. Различие магнитных свойств трех типов отложений обусловлены различием в составе, концентрации и соотношении минералов магнитных фракций, которые являются индикаторами обстановок осадконакопления и постгенетических преобразований и могут служить основой для реконструкций природной среды и климата четвертичного периода в южной части Западной Сибири.

НОВЫЕ ДАННЫЕ ПО МАГНИТОСТРАТИГРАФИИ АПТ-СЕНОМАНА
ГОРНОГО КРЫМА

Пименов М.В., Ямпольская О.Б. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Гужиков А. Ю.
Проведено комплексное биостратиграфическое, палео- и петромагнитное изучение четырех разрезов апта-сеномана Горного Крыма: с. Партизанское, Красная горка (средний-верхний апт), с. Прохладное (верхний альб) и г. Сель-Бухра (нижний-средний сеноман). Палеомагнитное опробование разрезов сопровождалось геологическим и биостратиграфическим («образец в образец») изучением разреза. Проведенные исследования являются продолжением работ по созданию магнитостратиграфической схемы мела Горного Крыма.
Апт. Разрезы среднего-верхнего апта представлены однородной толщей серых глин. В них опробовано 31 стратиграфический уровень при суммарной мощности отложений 29 метров. Магнитная восприимчивость пород (k) изменяется от 10 до 100.10-5ед.СИ. Ранее было установлено, что носителем намагниченности в баррем-аптских отложениях Крыма (биасалинская свита) является магнетит как алло-, так и аутигенного генезиса [Пименов, Ямпольская, 2003; Пименов и др., 2003; Барабошкин и др., 2004]. Палеомагнитная колонка сводного разреза имеет простую структуру: на фоне прямой полярности (N) выделяется единственная магнитозона обратного знака (R): ее основание (видимая мощность 8 м) зафиксировано на южном склоне Красной горки, а кровля (в.м.=1 м) - в карьере по добыче глин у с.Партизанское. Данные по наннопланктону свидетельствуют о средне-позднеаптском возрасте отложений, что позволяет идентифицировать выявленную R-зону как аналог магнитного хрона ISEA, т.к. другие крупные интервалы обратной полярности в средне-верхнеаптской части Общей магнитостратиграфической шкалы неизвестны. Используя хрон ISEA в качестве изохронного реперного уровня, проведены детальные межрегиональные сопоставления среднеаптских отложений Западного Средиземноморья, Крыма, Северного Кавказа и Русской плиты.
Альб. Альб Горного Крыма представлен отложениями только верхних двух зон верхнеальбского подъяруса. В изученном разрезе у автобусной остановки «Научно-учебная база МГУ» (с.Прохладное) вскрываются песчанистые известняки и алевритистые глины подзоны Mortoniceras rostratum зоны Stoliczkaia dispar. Исследовано 7 стратиграфических уровней, при мощности отложений 10 м. В петромагнитном отношении породы слабомагнитны (k = 5-25.10-5ед.СИ). Палеомагнитная колонка разреза характеризуется исключительно прямой полярностью. Проведено сопоставление полученных данных с палеомагнитной зональностью опорного разреза альба Северного Кавказа с. Акуша [Барабошкин и др., 1997].
Основным носителем намагниченности в верхнеальбских и сеноманских отложениях по данным дифференциального термомагнитного анализа и магнитного насыщения является тонкодисперсный магнетит, вероятно, аллотигенного происхождения (в пользу чего свидетельствуют малые величины параметра Кенигсбергера - десятые и сотые доли).
Сеноман. Разрез нижне- среднесеноманских отложений на юго-восточном склоне г.Сель-бухра представлен чередованием известняков и мергелей мощностью ˜50 м, в которых отобраны палеомагнитные образцы с 20 стратиграфических уровней. Породы исключительно слабомагнитны (k = 1-4.10-5ед.СИ) и не обнаруживают значимой дифференциации по разрезу ни по естественным, ни по искусственным петромагнитным параметрам, за исключением одного уровня с высоким значением коэрцитивной силы (Hcr) - 200 мТл, который совпадает с поверхностью размыва. Вероятно, этот аномальный уровень возник вследствие интенсивного окисления пород во время перерыва в осадконакоплении. Вариации по разрезу рассчитанного коэффициента корреляции между остаточной намагниченностью насыщения (Jrs) и Hcr, в отличие от остальных скалярных характеристик, обнаруживают явные закономерности: выделяется два мощных интервала со значимой положительной корреляцией (внизу и вверху разреза). При аллотигенной природе ферромагнетика, прямая корреляция между Jrs и Hcr может быть обусловлена возрастанием концентрации аллотигенных частиц магнетита при одновременном уменьшении их размерности. В палеомагнитной колонке на фоне преобладающей прямой полярности зафиксирована зона обратного знака (м.=6 м), соответствующая верхам среднего сеномана. Вероятно, эта магнитозона является аналогом R-зоны установленной ранее в разрезах сеномана Северного Кавказа [Фомин, Еремин, 1993], Копетдага [Фомин, Молостовский, 2001], Туаркыра [Гужиков и др., 2003] и Поволжья [Гужиков и др., 2002]. Таким образом, полученные материалы подтверждают существование эпохи режима обратной полярности в сеноманском веке и более сложном строении монополярного хрона C34 (гиперзоны N-Джалал) [Гужиков, Фомин, 2002; Фомин, 2003].
Работа выполнена при финансовой поддержке грантов РФФИ № 03-05-65309-а и гранта для поддержки НИР аспирантов ВУЗов Минобразования России (А03-2.13-35)

РАННЕ-СРЕДНЕКАМЕННОУГОЛЬНЫЕ БАЗИТОВЫЕ КОМПЛЕКСЫ ЮЖНОГО УРАЛА (ЗАУРАЛЬСКИЙ МЕГАБЛОК) И ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ ОБСТАНОВКИ
ИХ ФОРМИРОВАНИЯ
Правикова Н.В. (Московский Государственный Университет) Научный руководитель - Тевелев А.В.
Базиты ранне-среднекаменноугольного возраста широко распространены в пределах Зауральского мегаблока Южного Урала и представлены тремя комплексами пород: аккаргинской толщей базальтов и их туфов; массивами габброидов кайранкольского плутонического комплекса; дайками долеритов и базальтов.
Аккаргинская толща прослеживается в меридиональном направлении широкой непрерывной полосой между реками Сухой и Караталы-Аят, сложена преимущественно черными массивными базальтами. Часто базальты имеют подушечную отдельность. Широко распространены пачки лавовых брекчий основного состава, имеющие ширину выхода около 2-4 км. Встречаются тонкие прослои мелко-среднезернистых гиалокластитов. Прослои осадочных пород крайне редки. Петрографически среди пород аккаргинской толщи выделяется несколько типов (начиная с самых распространенных): порфировые базальты; лавовые брекчии основного состава; афировые базальты; порфировые миндалекаменные базальты; чрезвычайно характерны гиалокластиты. Петрохимически аккаргинские вулканиты представляют собой базальтовую натриевую, калиево-натриевую серию с достаточно устойчивым содержанием кремнезема. Породы относятся к нормальному и умеренно-щелочному рядам. Наиболее характерной особенностью аккаргинских базальтов является высокое содержание оксида титана. Спектр РЗЭ характеризуется накоплением легких редкоземельных элементов, слабовыраженным европиевым минимумом [2]. По определениям конодонтов из обломков известняков в лавовых брекчиях базальтового состава (данные К. Е. Дегтярева, 2000 г.) и фораминифер из тонких прослоев известняков в керне скважин (данные Б. А. Янкелевича, 1972 г.) возраст толщи определен как поздневизейско-серпуховской [2].
Габбро слагают крупные массивы, одним из самых характерных является
Новокатенинский. Вытянутый субмеридионально и имеющий овальную форму, он
протягивается примерно на 15 км в длину при ширине 4-6 км. Массив сложен
габброидами разной зернистости, от мелко- до гигантозернистых, встречаются
пегматоидные габбро, слагающие линзочки мощностью в среднем 7-10 см. В
крупнозернистых разновидностях иногда отмечаются лейкократовые разности, в
мелкозернистых - меланократовые. Иногда в среднезернистых габбро отмечаются
маломощные полосы меланократового состава. Границы между отдельными типами
пород постепенные. Петрографически габбро различаются по степени
раскристаллизованности. Соотношения плагиоклаза и пироксена также варьируют, но преобладают мезократовые разности. Возраст габброидов точно не известен. Скорее всего, он близок к границе раннего и среднего карбона, но условно считается среднекаменноугольным.
Дайки долеритов и базальтов имеют меридиональное простирание, чаще всего встречаются в зоне контакта массивов габбро и вмещающих базальтов. Их мощность не превышает 0,5-1,5 м, обычно они вертикальные или с углом падения 60-80°. Породы черные, плотные, массивные. Петрографически выделяются разности по раскристаллизованности основной массы - от базальтов с интерсертальной структурой основной массы до полностью раскристаллизованных долеритов. К сожалению, степень обнаженности не позволяет детально изучить строение всего дайкового комплекса, однако местами дайки расположены достаточно густо, так что скрины по мощности соизмеримы с самими дайками, иногда дайки различных генераций секут друг друга. Таким образом не исключено, что по способу формирования они близки к комплексу параллельных даек. Возраст долеритов, вероятно, не очень далек от возраста габбро и условно считается среднекаменноугольным.
Габбро, как правило, отчетливо прорывают толщу базальтов. Под микроскопом видно, что кристаллы плагиоклаза в габбро выстраиваются вдоль контакта, а у базальтов иногда наблюдаются экзоконтактовые изменения (данные Вострецовой Е.С., 2002 г.). Кроме того, в габбро встречены многочисленные ксенолиты вулканитов, которые имеют как угловатую, так и округлую форму. Петрографически они представлены сильно измененными базальтами редкопорфировой структуры, с реликтами стекловатой, интерсертальной или долеритовой структур основной массы, массивной текстурой. По геохимическим характеристикам ксенолиты близки к базальтам аккаргинской толщи, и основной чертой сходства является высокая титанистость обоих типов базальтов.
Дайки долеритов и базальтов прорывают габбро. Это подтверждается наличием зоны эндоконтакта в дайках, представленной менее раскристаллизованной массой, ориентированными вдоль контакта лейстами плагиоклаза, а также тем, что на контакте минералы в габбро часто "срезаны" более молодыми породами. Также в долеритах и базальтах встречаются ксенолиты габброидов угловатой формы.
По геохимическим характеристикам все породы схожи между собой, но лишь базальты отличаются стабильно высокой титанистостью. В габбро и долеритах содержание оксида титана варьирует в широких пределах.
Совокупность характеристик ранне-среднекаменноугольных базитов Зауралья позволяет объединить их в единую, сложно построенную вулкано-плутоническую ассоциацию. Последовательность образования пород следующая: базальты аккаргинской толщи, габбро кайранкольского комплекса, дайки базальтов и долеритов. Габбро, вероятно, сформировались примерно в одно и то же время с базальтами аккаргинской толщи, судя по сложности контакта и близости геохимических характеристик. Поскольку нет ни стратиграфических контактов габбро с более молодыми образованиями, ни изотопных датировок, их возраст можно лишь предположительно определить как среднекаменноугольный. Более молодые дайки базальтов и долеритов, скорее всего, также генетически связаны с массивами габбро, но могут представлять и независимые более молодые образования.
При объединении всех трех типов пород в единую ранне-среднекаменноугольную вулкано-плутоническую серию, вырисовывается ассоциация магматических пород зон растяжения: покровные подушечные базальты, габбро, параллельные дайки долеритов и базальтов. При этом геохимические данные (высокие содержания титана, тяжелых РЗЭ и пр.) указывают на существование в это время достаточно мощной коры. Наиболее вероятным геодинамическим режимом формирования такой ассоциации является рифтинг на относительно стабильной коре континентального или переходного типа. Из всех магматических образований этого возраста, расположенных западнее и восточнее Зауральского мегаблока, аккаргинские вулканиты наиболее близки к образованиям внутриконтинентальных рифтов [2], и именно в этом районе было максимальное растяжение коры. Но даже здесь не происходило образование океанической коры (этому противоречат геохимические данные, обратная последовательность пород по возрасту и отсутствие доказанных серпентинитов ранне-среднекаменноугольного возраста в регионе).
Необходимо обратить внимание на то, что растяжение было относительно локальным, а по времени совпадало с паузой между двумя фазами коллизии [1], четко проявленным в регионе: раннесудетской (внутривизейской) и позднесудетской (среднекаменноугольной). В пределах всего Восточного Урала в это время (конец визейского - начало башкирского века) был период стабилизации, формировался маломощный карбонатный чехол.

Литература
Тевелев А. В., Кошелева И.А. Геологическое строение и история развития Южного Урала (Восточно-Уральское поднятие и Зауралье) // М.: МГУ, 2002. - 123 с.
Тевелев А.В., Тихомиров П.Л., Кошелева И.А., Дегтярев К.Е., Правикова Н. В. Раннекаменноугольные вулканиты Южного Урала: состав и геодинамическая интерпретация // Вулканизм и геодинамика: Мат-лы II Всеросс. симпозиума по вулканологии и палеовулканологии. Екатеринбург: ИгиГ УрО РАН, 2003, с. 729-734.
«ГЕОХИМИЯ, МИНЕРАЛОГИЯ, ПЕТРОЛОГИЯ»

СТАНДАРТНЫЕ ТЕРМОДИНАМИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КОМПЛЕКСООБРАЗОВАНИЯ ИОНА SM (3+) С МАСЛЯНОЙ КИСЛОТОЙ

Арутюнян М.М. (Кубанский государственный университет) Научный руководитель - Панюшкин В.Т.
Целью настоящей работы являлось получение стандартных термодинамических характеристик комплексообразования иона Sm (3+) с масляной кислотой в водном растворе. Интерес к монокарбоксилатам РЗЭ обусловлен их важной ролью в геохимических миграциях и трансформациях РЗЭ.
Методом калориметрического титрования в калориметре с автоматической записью кривой температура - время, при температуре 298,15 К изучено комплексообразование в системе Sm (3+) - масляная кислота при 1=0,5; 1; 2 (КС1). Интерпретация результатов эксперимента проводилась с учетом теплот разбавления и смешения компонентов реакционной системы, энтальпии и кажущейся константы диссоциации масляной кислоты, которые были определены дополнительно при таком же ионном составе растворов, а также с учетом изменения рН раствора в ходе опыта. Относительная инструментальная погрешность калибровочных опытов составляла 0.5%. Среднее отклонение от стандартной теплоты нейтрализации не превышало 0.8%.
Полученные концентрационные зависимости теплот взаимодействия были обработаны с использованием метода наименьших квадратов. При расчете ограничились моделью трехстадийного комплексообразования иона самария с бутират ионом.
На основании принятой модели комплексообразования рассчитаны теплоты и
константы комплексообразования. Экстраполяцией по уравнению с одним
индивидуальным параметром, полученных при фиксированных значениях ионной силы,
найдены стандартные термодинамические характеристики реакций
комплексообразования. Аппроксимирующие функции с коэффициентом корреляции R2=1 представлены в таблице.
В таблице приведены усредненные по пяти-шести сериям опытов значения рассчитанных термодинамических параметров комплексообразования Sm (3+) с н-масляной кислотой.
Таблица
Термодинамические характеристики комплексообразования иона Sm (3+) с н-масляной
кислотой

I
0,50
1,00
2,00

- 3,45
- 3,20
- 2,32

- 2,25
- 2,13
- 1,56
pK3
- 1,16
- 1,10
- 0,86
AH1
13,60
15,79
17,80
AH2
- 10,90
- 14,12
- 18,40
AH3
22,00
26,69
31,60
Аппроксимирующая функция pK1=0,2533T2 + 0,12Т - 3,5733 pK2=0,22T2 + 0,09Т - 2,26 pK3=0,08T2 - 9е-15Т - 1,18 AH1=-1,58-I2 + 6,75Т + 10,62 AH2=1,44T2 - 8,6I - 6,96 AH3=-2,98T2 + 13,85-1 + 15,82

НЕКОТОРЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ АКЦЕССОРНЫХ МИНЕРАЛОВ В РАЗРЕЗЕ МЕЛ-ПАЛЕОГЕНОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ГЕОРГИЕВСКОЙ ПЛОЩАДИ (ТОМСКАЯ ОБЛАСТЬ)
Бек-Булатов М.В. (Томский Государственный Университет) Научный руководитель - Индукаев Ю. В.
Изучено среднее содержание акцессорных минералов в дочетвертичных отложениях Георгиевской площади по материалам первичного литолого-минералогического опробования Томской ГРЭ (570 образцов из 14 скважин), обработанные нами с помощью стандартных методов параметрической статистики.
Георгиевская площадь находится в юго-восточной части Западной Сибири и охватывает Томский, Асиновский и Первомайский районы Томской области. С геолого-тектонической позиции здесь наблюдается сопряжение крупных геологических структур -Колывань-Томской складчатой зоны, Кузнецкого Алатау и Западно-Сибирской плиты. В ее геологическом строении принимают участие палеозойские породы фундамента и рыхлые отложения мезо-кайнозойского платформенного чехла, представленные породами мелового, палеогенового, неогенового и четвертичного возраста.
Изучение распределения акцессорных минералов в разрезе мел-палеогеновых отложений Георгиевской площади в породах разного гранулометрического состава, в зависимости от глубины разреза и его стратиграфической приуроченности показало определенную специфику в их накоплении. Использовались количественные данные только для ильменита и циркона, а также для их нерудного спутника - граната. В пределах исследуемых скважин установлены отложения лагернотомской (Р3Л), новомихайловской (Р3ида), симоновской (K2smn) и кийской (K1ks) свит. По агрегатному состоянию отложения представляют собой глинисто-песчаную смесь. Основу песков составляет обломочный материал класса 0,25-0,07 мм, на долю глинистой фракции (менее 0,02 мм) приходится 15-22%.
Среднее содержание ильменита в тяжелой фракции песков анализируемых скважин варьирует в более узких пределах (от 35,2 до 56,6%, преобладающие концентрации - 35­38%), чем в глинистой смеси (от 24,3 до 72,6%, с доминирующими концентрациями в 40-45%).Суммарное среднее содержание ильменита от литологического состава практически не зависит, несмотря на то, что в отдельных скважинах отмечены достоверные различия в его концентрации, причем, в одних скважинах ильменита больше в глинах, в других - в песках. За счет этого в целом различия получаются недостоверными.
Изменчивость среднего содержания циркона по скважинам, также как и ильменита, в глинах (от 2,2 до 19,7%) значительно выше, чем в песках (от 2,3 до 9,5%). В целом содержание циркона в глинах, достоверно выше (Р<0,01), чем в песках. Подобная закономерность была отмечена В.В.Хахловым и И.В.Сандановым (1964) в отложениях нижнего карбона в окрестностях Томска. Интересно отметить, что в отдельных скважинах, наиболее богатых цирконом, его содержание велико как в песках, так и в глинах.
Общее содержание граната в глинах, достоверно меньше, чем в песках (Р<0,01). Изменчивость концентрации этого минерала по скважинам в глинах (от 1,1 до 4,1%) меньше, чем в песках (от 2,8 до 12,2%).
Зависимость концентрации исследуемых минералов на данной территории от глубины залегания носит сложный нелинейный характер с несколькими экстремумами. Наблюдается тенденция к повышению содержания ильменита и циркона с глубиной. Локальные максимумы у ильменита отмечены на глубине 200 м, а у циркона - в интервалах 200-250 и 400-500 м. Максимальные концентрации граната зарегистрированы на глубинах 300 и 650 м, а минимальные - 100 и 400-550 м.
Наибольшими концентрациями рудных минералов (циркона и ильменита) отличаются рыхлые меловые отложения кийской и симоновской свит. Среднее содержание этих минералов несколько выше в отложениях кийской свиты, однако распространенность последней гораздо меньше, чем симоновской свиты. По содержанию граната выделяются отложения лагернотомской и симоновской свит. Необходимо отметить, что в свитах с низким содержанием граната наблюдается повышенное содержание циркона и наоборот. Эта закономерность подтверждается также зависимостью содержания минералов от глубины залегания образца.
Полученные данные по специфике накопления ильменита, циркона и граната в песках и глинах, на разной глубине и в различных свитах могут быть использованы для перспективного планирования геологоразведочных работ на данной территории.


СТРУКТУРНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МЕТАМОРФИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ В САКМАРСКОМ АЛЛОХТОНЕ НА ЮЖНОМ УРАЛЕ

Калинина Е.А. , А.В. Рязанцев , Н.Б. Кузнецов , Е.А. Матвеева
1- - Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова 2 - Геологический институт (ГИН РАН)
Сакмарский аллохтон представляет собой сжатую лежачую синформно изогнутую антиклинальную складку (шарьяж), ядро которой представлено пакетом покровов различных, преимущественно, вулканогенных, туфогенных и кремнистых пород интервала от ордовика по ранний карбон включительно, разделенных уровнями олистостромов и офиолитокластовых микститов. В основном, аллохтон представлен комплексами палеозойской активной окраины. Считается, что он перемещен в позднем палеозое из расположенной к востоку от зоны Уралтау, Присакмаро-Вознесенской зоны. В структуре шарьяжа незначительный объем выполняют метаморфические породы, принадлежащие двум группам. Первая представлена, в основном, метаосадочными породами. Вторая - ортоамфиболитами и находится в покровах вместе с породами офиолитовой ассоциации.
Метаосадочные породы образуют фрагменты тектонических покровов, которые подстилаются, перекрываются и расслаиваются серпентинитами.
Наиболее крупная линза (400х2000 м) находится в районе дер. Псянчино. Породы круто падают на восток, конформно общей структуре. Непосредственно к востоку и западу залегают покровы, сложенные девонскими кремнями. Сходный комплекс обнажен в ядре антиформ в районе дер. Рысаево и Сарбаево. Крылья антиформ сложены тектоническими покровами, сложенными кремнистым конденсированным разрезом (D11-D3fr). В ядре Рысаевской антиформы на западе и севере кремни подстилаются вулканогенно-туфогенной толщей с конодонтами лланвирна и карадока - ашгилла, кремнями нижнего девона, а на западе - кристаллическими сланцами. В районе дер. Сарбаево кристаллические сланцы отделяются от перекрывающих кремней серпентинитами, серпентинитокластовыми породами и полимиктовым олистостромом. Мелкие выходы кристаллических сланцев включены в серпентинитовый меланж в районе дер. Рамазаново и Молоканка. В разрезе комплекса преобладают гранат-кордиеритовые с фенгитом, биотитом, кварцем и полевым шпатом сланцы и эпидотовые амфиболиты с гранатом. Местами отмечается скаполит. Метаморфизм соответствует эпидот-амфиболитовой, в отдельных линзах, вероятно, гранулитовой фации. О высоком давлении свидетельствуют редкие кристаллы кианита. Почти повсеместно проявлен диафторез хлоритовой субфации. Поздняя стадия метаморфизма выражена появлением лиственитов. Первичными породами являются, преимущественно, глинисто - железистые пелиты, аркозовые песчаники, граувакки и эвапориты.
Ранее кристаллические сланцы сопоставлялись с максютовским комплексом зоны Уралтау, и возраст их принимался как рифейский. Метааркозы распространены как в восточной, так и в западной частях зоны Уралтау. На западе выделяются карагайская и аптуллинская свиты. Породы последней в овраге Башкалган метаморфизованы в фации зеленых сланцев. В кремнистых алевролитах здесь обнаружены ордовикские хитинозоа (А.Н. Кожевникова и др., 1995). На востоке зоны Уралтау в составе максютовского комплекса, также, выделяется юмагузинская свита, представленная переслаивающимися гранат - глаукофановыми сланцами, кварцитами и метааркозами. Исследования последних лет позволяют предполагать, что максютовский комплекс в целом, или его части, имеют палеозойский возраст [Захаров, Пучков, 1994; К.С. Иванов, 1988; Шатский и др., 1997]. Следует отметить, что первичный состав метаморфических пород Сакмарского аллохтона имеет сходство с некоторыми уровнями разреза рифея Башкирского антиклинория.
Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 02-05-64503, программы ОФЦ "Интеграция".

ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕДКОЗЕМЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В
ГИББСИТОВОМ И БЕМИТОВОМ ПРОФИЛЯХ ЛЕТЕРИТНОЙ КОРЫ ВЫВЕТРИВАНИЯ БЕЛГОРОДСКОГО РАЙОНА КМА

Лобода Г.Ю. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Сиротин В. И.
На территории ВКМ широко распространены бокситоносные коры выветривания, развитые по углеродистым сланцам курской серии нижнего протерозоя. Изучение кор выветривания имеет теоретическое и практическое значение. Теоретическое значение заключается в возможности реконструировать палеоклиматические обстановки, понять механизмы формирования многих пород в истории Земли. Практическая ценность изучения кор выветривания заключается в том, что коры и продукты их переотложения являются потенциальными источниками полезных ископаемых (бокситы, золото, железо и
др.).
Многие исследователи КМА рассматривают бокситы КМА как остаточные и переотложенные продукты коры выветривания пород кристаллического фундамента (Никитина, Одокий, Сиротин, Савко и др.). В работах этих исследователей приводятся характеристики древних латеритных кор выветривания КМА, минерального состава бокситов, палеогеографической обстановки территории района, литолого-фациальной приуроченности бокситов, особенностей их генезиса. Были получены также многочисленные данные по геохимической характеристике бокситов Белгородского района КМА. Однако при геохимическом изучении латеритных кор выветривания и бокситов Белгородского района КМА особенности распределения редких и малых элементов изучены недостаточно, хотя эти элементы ввиду своего инертного поведения могут образовывать повышенные концентрации, а также широко использоваться для палеогеографических реконструкций условий образования кор выветривания и осадочных отложений в целом.
При изучении кор выветривания использовалась зональность, предложенная Сиротиным (Сиротин): зона 0 - неизмененные материнские породы; зона I - начальное разложение, преобладают минералы материнских пород; зона II - промежуточное разложение, преобладают гидрослюда, гидрохлорит, каолинит; зона III - конечное разложение, преобладают каолинит, бертьерин; зона IV - зона свободного глинозема, выделяется три подзоны: нижняя - аллитная, средняя - подзона кондиционных бокситов и верхняя - аллитная или подзона дебокситизации.
При изучении характера распределения редкоземельных элементов (REE) в различных геологических процессах применяется нормирование к содержанию редких земель в определенных типах пород. В данной работе применяется нормирование к среднему содержанию REE в глинах платформ (Балашов). При изучении REE применяется разделение на три группы: легкие - LREE (La - Nb); средние - MREE (Sm -Ho); тяжелые - HREE (Er - Lu). Определение микроэлементов проводилось методом ICP MS в лаборатории ИГЕМ РАН.
В результате обработки данных по двум профилям коры выветривания (скважины 1357 и 1185 Беленихинского месторождения, характеризующиеся гиббситовым профилем; скважины 1960 и 833 Мелихово-Шебекинского месторождения, для которых характерен бемитовый профиль) наблюдаются некоторые различия в характере распределения REE.
Для гиббситового профиля отмечаются пониженные значения ЈREE, La/Yb, ^Ce/^Y во второй зоне коры выветривания, в то время как для бемитового, в той же зоне, наблюдаются повышенные значения ЈREE, La/Yb, ЈCe/ЈY. Подобные различия в характере распределения REE могут быть связаны с различными условиями образования двух профилей, характеризующихся различным составом руд в IV зоне коры выветривания.
Поведение редкоземельных элементов по профилю коры выветривания в скважине 833 (бемитовый профиль) близко к поведению REE в гиббситовом профиле, что требует дальнейшего планомерного исследования.

ТЕМПЕРАТУРНЫЕ УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ БОРАТОВ

Маникин А.Г. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Гончаренко О.П.
Температуры минералообразующих растворов в развитии древнего солеродного бассейна имеют большое значение, поскольку они контролируют процесс седиментации и постседиментации осадков, а также предопределяют образование минерального состава хемогенных отложений. Если учесть, что борные минералы четко реагируют на изменение физико-химических параметров среды, то значимость этого параметра еще более возрастает. Основным источником энергии при испарении и концентрации рапы в древних бассейнах, согласно общепринятым представлением, являлась солнечная радиация. По мнению многих исследователей, не исключено, что дополнительными источниками энергии служили высокотемпературные растворы, связанные с эндогенными процессами. Последнее зафиксировано в различных слоях рассолов Красного моря и в отложениях некоторых озер Африки.
Используя методы термобарогеохимии, мы попытались восстановить температурные условия формирования борных минералов.
Нами устсновленно, что борацит формировался при различных температурах, соответственно, и на различных стадиях развития солеродного бассейна: на стадии седиментации солей при температуре от 35 до 500С, на стадии диагенеза 40-600С и при более высоких значениях температур, достигающих 80-1100С. Кроме того, необходимо обратить внимание, на присутствие данного минерала по всему разрезу галогенных отложений. Борацит отмечается в интервалах развития ангидрит-доломитовых пород в виде в виде мелкозернистой вкрапленности (Приволжская и Карасальская моноклинали), сульфатов магния (Краснокутская площадь, Сафроновский участок), и образует парагенезис с карналлитовыми и бишофитовыми породами (Краснокутская площадь, Сафроновский участок, Индерская солянокупольная структура). Этот полученный нами вывод отличается от экспериментальных данных М.Г. Валяшко,
В.Г. Борисенкова и др.// и от анализа бороносности центральных частей Прикаспия, проведенные М. Д. Диарова, В.М. Бочарова и др., которые связывали образование борацита только с карналлитовой и бишофитовой стадиями. Газово-жидкие включения в иньоите гомогенизируют при температурных интервалах 45-55 и 80-850С, что предполагает его образование на стадии седиментации галогенных минералов и на стадии их диагенеза за счет перераспределения бора в осадке, о чем свидетельствуют желваковые выделения иньоита а карналлитовых породах с галопелитовыми прослойками. Для колеманита характерно отсутствие каких-либо признаков зонального расположения включений отмечается лишь одиночно-расположенные газово-жидкие вакуоли, температура гомогенизации которых составила 80-1000С. Такой температурный интервал предполагает образование колеманита за счет дегидратации иньонита на стадии диагенеза, а возможно, и на стадии более глубоких преобразований отложений. Аналогичный вывод получен В.М. Гуревичем, Ю.В. Семеновым и др., при изучении термодинамических свойств иньоита и колеманита в результате экспериментальных исследований. Авторами установлено, что с увеличением температуры скорость замещения иньоита увеличивается. Видимо, ввиду метастабильности иньоита мы зачастую встречаем в изучаемых разрезах псевдоморфозы по иньоиту. Подобные минералогические наблюдения сделаны М.Н. Годлевским и Я.Я. Яржевским в Индерском месторождении, где отмечаются тесные срастания колеманита и иньоита в некоторых прослоях солей. Гидроборацит, судя по температуре гомогенизации газово-жидких включений, образуется на стадии раннего диагенеза, диагенеза и катагенеза осадков, соответственно, при температурах 65-800С, 850С, и при 83-1300С. О чем свидетельствует хорошо ограненные, удлиненно-призматические формы кристаллов.
Морфологический анализ индивидов боратов, проведенный И.И. Халтуриной и др. /1983/, позволил выделить различные их генерации, в том числе диагенетические бораты, которые характеризуются хорошо выраженными формами кристаллов. Наиболее вероятно осаждение седиментационного или раннедпагенетического гидроборацита из хлормагниевых рассолов при взаимодействии с глинистым материалом (веществом), когда хлористый магний становится неустойчивым в жидкой фазе и переходит в хлористый кальций. Сульфоборит характеризуется двумя температурными интервалами образования: 45-550С по данным гомогенизации газово-жидких включений из «зон роста» кристалла минерала и 75-950С по азональным твердо-газово-жидким вакуолям. Первый из них соответствует стадии седиментации или раннего диагенеза, а второй температурный интервал - стадии диагенеза. Сульфоборит формируется в ассоциации с сульфатами магния (кизерита, каинита и полигалита) при температуре 45-550С и в ассоциации сильвин-карналлитовых пород при температуре 75-950С.
Таким образом, есть основания предполагать, что кристаллизация боратов происходила в бассейне при различных температурах, соответствующих стадиям седиментации (40-45 0С), раннего диагенеза (50-650С), диагенеза (65-750С), а возможно и катагенеза (от 80 и более 1100С). Более точных значений температур ниже 400С мы привести не имеем возможности, так как методы термометрии не позволяют судить по однофазовым включениям о более низких значениях этого параметра. При этом экспериментальные исследования О. И. Петриченко по включениям в галите свидетельствуют о невозможности отрицательных значений температуры рапы даже в мелководном бассейне, поскольку в противном случаи образовался бы гидрогалит, который при литификации не образовал бы осадков галита с типичными седиментационными особенностям //. Вывод О.И. Петриченко применителен и к экзогенным боратам, поскольку нами неоднократно фиксировалась ксеногенная твердая фаза галита в боратах, а также жидких и газово-жидких включениях в борных минералах.
Работа выполнена при поддержке гранта Университеты России №09.01.031 и
РФФИ №02-05-64762

ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ГРАНИТОИДОВ ЗАГАНСКОГО КОМПЛЕКСА ЗАБАЙКАЛЬЯ И ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ИХ ФОРМИРОВАНИЯ

Маркина Н.А., Вторников Е.Ю. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - В. М. Ненахов.
Заганский комплекс, традиционно считавшийся гранито-гнейсовым куполом и возраст которого исторически условно определялся протерозойским, либо раннепалеозойским, в последние годы получил новую трактовку модели формирования, в которой он сравнивается с рифтогенными гнейсово-милонитовыми комплексами метаморфических ядер Северной Америки и возраст его экспонирования считается позднеюрско-раннемеловым. Проблемы возрастных датировок и геодинамической природы гранитоидных образований являются тесно взаимосвязанными, новые данные о возрасте пород существенно меняют геодинамические представления. Целью данного исследования является уточнение геодинамических условий формирования Заганского гранито-гнейсового комплекса на основе изучения вещественного состава. Геодинамический анализ гранитоидов Заганского комплекса будет производиться на основе петрохимических, геохимических данных и геодинамической характеристики с помощью дискриминантных диаграмм.
Строение Заганского комплекса трехфазное. Первая фаза представлена габбро, габбродиоритами и диоритами. Вторая (наиболее распространенная) - амфибол-биотитовыми и биотитовыми гнейсо-гранитами, гранодиоритами, реже граносиенитами, связанными между собой постепенными переходами. В третью фазу формировались умеренно-щелочные и щелочные граниты и лейкограниты. Характерной особенностью пород являются наличие у них гнейсовидных и директивных текстур, а также тесная взаимосвязь с метаморфитами малханского комплекса, окаймляющими Заганский комплекс.
По петрохимическим характеристикам основная масса образований Заганского комплекса попадает в область умеренно-щелочных пород калиевонатриевой серии высоко- и весьма высокоглиноземистых. Корреляция между кремнеземом и K2O отсутствует, что свидетельствует о привносе последнего. По результатам общего анализа ICP в сравнении с кларковыми содержаниями для кислых пород по А.П. Виноградову для гранитоидов Заганского комплекса отмечено повышенное содержание Hf к/k (0.9-7), Ta k/k (1,9-3,1) и V k/k (2,45-3,14), особенно Au k/k (57-422) и Ag k/k (55-56).
По данным результатов ICP для редкоземельных элементов, нормированных к хондриту, строились кривые распределения. Распределение РЗЭ для Заганского комплекса характеризуется обогащенным профилем для LREE и обедненным для HREE. Поведение HREE характеризуется следующими особенностями: отмечается достаточно хорошая выраженность минимума Ho относительно повышенного содержания Lu и низкое стабильное содержание Y. Такие вариации HREE характерны для условий частичного плавления, а не для эволюционирующего магматического расплава. Отмечается отсутствие выраженной аномалии Eu, что указывает на подавленность фракционирования как плагиоклаза, так и амфибола в процессе эволюции магматического расплава. Это в свою очередь может свидетельствовать о проявлении процесса гранитизации при формировании пород Заганского комплекса.
Для расшифровки геодинамической природы вышеперечисленных комплексов использовались дискриминантные диаграммы Пирса. На диаграмме с системой координат Y-Nb фигуративные точки Заганского комплекса попадают в поле коллизионных островодужных гранитоидов На диаграмме Rb - Y+Nb фигуративные точки рассматриваемого комплекса попадают в поле субдукционных гранитоидов, но близки к границе раздела с коллизионными. Тройная диаграмма позволяет различить собственно коллизионные гранитоиды - S-тип (коровые) и гранитоиды, формирование которых связано субдукцией, унаследованной от островодужной стадии и продолжено в ходе коллизии - I-тип (подкоровые). На тройной диаграмме фигуративные точки Заганского комплекса попадают в поле коллизионных подкоровых гранитоидов (I-тип), хотя также тяготеют к границе раздела с гранитоидами, отвечающими внутриплитной обстановке.
На основании геодинамического анализа гранитоидов заганского комплекса можно сделать следующие выводы.
1) Петрохимические и геохимические данные указывают на происхождение пород изучаемого комплекса в коровых условиях за счет процесса гранитизации. Очевидно, что образование гранитоидов данного комплекса является результатом плавления вещества коры, а не продуктом дифференциации первично-мантийных магм.
2) Неоднозначные геодинамические характеристики пород комплекса свидетельствуют о сложных условиях их формирования, связанных, очевидно, со сменами геодинамических режимов или пространственным наложением разных геодинамических обстановок.

ОБ ИНТЕНСИВНОСТИ ХИМИЧЕСКОГО ВЫВЕТРИВАНИЯ ПРИ НАКОПЛЕНИИ ВЕРХНЕРИФЕЙСКИХ ТЕРРИГЕННЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ИНЗЕРСКОГО СИНКЛИНОРИЯ (ЮЖНЫЙ УРАЛ)

Мяо Женьхан, Рыкус М.В., Рыкус Н.Г. (Уфимский государственный нефтяной технический университет) Научный руководитель - Рыкус Н. Г.
Один из методов оценки степени выветрелости и дифференциации обломочного материала базируется на геохимическом изучении состава глинистых пород и минералов. Зрелость глинистого вещества определяется количественным соотношением стойких и нестойких при выветривании компонентов исходной породы. Т.Фогт /1927/ предложил использовать величину A12O3/Na2O как показатель относительной зрелости глинистых минералов аллотигенного происхождения. Считается, что алюминий в решетке глинистых минералов является наиболее инертным компонентом, тогда как натрий легко выносится при экзогенных процессах, что ведет к возрастанию величины A12O3/Na2O по мере усиления химического выветривания. Отчетливая прямая зависимость изменения величины отношения указанных элементов в гидрослюдах от степени их зрелости была в дальнейшем подтверждена Е.П.Акульшиной /Выветривание..., 1969/, которая на основании изучения глинистых пород палеозойского и докембрийского возраста предложила использовать еще один независимый от фациальных условий образования осадка показатель его зрелости - K2O/Na2O.
На Южном Урале представительные разрезы верхнерифейских (каратауских) отложений известны в пределах Инзерского синклинория. Здесь они начинаются грубообломочными базальными образованиями зильмердакской свиты (бирьянская, нугушская, лемезинская, бедерышинская подсвиты), сменяющимися выше известняками и пестрыми мергелями катавской свиты, на которых залегают инзерские песчано-глинистые отложения.
На основании выше указанных петрохимических критериев установлено, что наиболее высокозрелыми кластическими породами в разрезе верхнего рифея являются алевролиты и псаммиты бирьянской подсвиты зильмердакской свиты. Для них величина A12O3/Na2O варьирует в пределах 10-126, причем, заметное повышение этого параметра свойственно группе алевритовых пород с умеренным содержанием кремнезема, высокой глиноземистостью и дефицитом натриевой щелочности.
Некоторые разновидности бесполевошпатовых кварцевых песчаников также характеризуются относительно высокой химической зрелостью. Повышенное отношение щелочей (K2O/Na2O = 9-53) подтверждает постоянное присутствие и преобладание гидрослюд в составе глинистой части базальных отложений бирьянской подсвиты и подчеркивает их интенсивное выветривание на континенте.
Необходимо подчеркнуть, что степень зрелости псаммитовых ассоциаций зильмердакской свиты меняется на протяжении всего времени осадконакопления. Так, в отложениях нугушской подсвиты по сравнению с бирьянскими кластитами отмечается заметное снижение параметров A12O3/Na2O (7-11) и K2O/Na2O (2-3); в выше лежащих толщах лемезинской подсвиты наблюдается некоторое их возрастание (соответственно 16­23 и 4-5), а в завершающих бедерышинских псаммитах вновь падение до значений 7-9 и
2-3.
Подобные вариации при близком петрографическом составе псаммитов можно объяснить эволюцией тектонических обстановок в областях питания, определивших различную интенсивность выветривания и, соответственно, разную степень зрелости поступающего в бассейн седиментации обломочного материала.
Высокозрелый глинистый материал накапливался и в период отложения пород катавской свиты. В составе ее карбонатных разрезов известны тонкие прослои красноцветных аргиллитов, показавших довольно высокие значения A12O3/Na2O (35-41) и K2O/Na2O (10-11). По-видимому, в течение катавского времени длительно существовал стабильный тектонический режим, способствовавший формированию в питающих провинциях высокозрелых кор выветривания.
Во второй половине позднего рифея (время накопления отложений инзерской свиты) петрохимическая зрелость поступавшего в бассейн седиментации материала снижается. Алевритовые и псаммитовые отложения характеризуются более низкими концентрациями глинозема и оксида калия при умеренных и несколько повышенных содержаниях натриевой щелочности. Это приводит к заметному (по сравнению с катавскими пелитолитами) уменьшению величин A12O3/Na2O (7-17) и K2O/Na2O (3-5).
Таким образом, из приведенных данных отчетливо просматривается тенденция к уменьшению степени зрелости каратауских отложений от начальных к завершающим циклам седиментации. Подобная закономерность по данным Э.З.Гареева и А.В. Маслова /1994/ устойчиво прослеживается в верхнерифейских образованиях других районов Южного Урала, а общее снижение степени зрелости пелитового материала связывается с увеличением водосборных площадей и вовлечением в размыв продуктов различной интенсивности вторичного преобразования.
Интенсивность химического выветривания в области размыва обычно напрямую коррелируется с палеоклиматом. Поэтому, в качестве дополнительной характеристики процессов экзогенеза часто используется индекс химического выветривания (CIA) -[A12O3/(A12O3 + CaO + Na2O + K2O)] x 100, служащий показателем климата в области размыва /Nesbitt, Young, 1982/. Он учитывает характер поведения при выветривании главных компонентов полевых шпатов. Установлено, что в гумидных обстановках химическое разложение полевошпатовых алюмосиликатов сопровождается в первую очередь потерей кальция, натрия и калия, что закономерно ведет к увеличению соотношения алюминия и щелочей в продуктах выветривания. В аридных и гляциальных обстановках, где процессы химического выветривания сильно заторможены в область осадконакопления обычно поступает тонкообломочный слабо переработанный материал, представленный в основном умеренно глиноземистыми глинистыми минералами с примесью слабо измененных или неизмененных полевых шпатов. Критерием для разграничения отложений, накапливавшихся в обстановках теплого и холодного климата принято считать значение CIA, равное 70. У невыветрелых пород этот показатель снижается до 50, а у сильно выветрелых достигает 100.
Исходя из принятых оценочных критериев, можно отметить следующее. В базальных отложениях бирьянской подсвиты зильмердакской свиты индекс химического выветривания варьирует в пределах 37-67, при средневзвешенном значении 55, что указывает на умеренное выветривание пород в области аридного климата. Тот же климатический режим господствовал и на протяжении всего периода накопления остальных подсвит зильмердакской свиты (нугушская - 58-63; лемезинская - 55-60; бедерышинская - 39-58). Выше по разрезу в отложениях катавской свиты отмечается некоторое снижение индекса CIA (38-56) в сторону большей «аридизации» климата. Об этом же свидетельствует и некоторое повышение величины A12O3/TiO2 (26) в катавских аргиллитах. Все это, а также находки псевдоморфоз по галиту в красноцветных глинисто-песчанистых толщах зильмердакской свиты подтверждают существование аридной климатической обстановки в первой половине позднего рифея.
Не столь однозначный вывод можно сделать из анализа значений индекса CIA в породах второй половины позднего рифея. В глинистых сланцах и алевролитах инзерской свиты наблюдается разброс этого показателя в интервале 39-67, что, следуя вышеуказанным оценочным критериям, предполагает поступление в область осадконакопления слабо выветрелого материала из аридных или гляциальных областей размыва. В то же время большинство значений отношения A12O3/TiO2 в этих породах оказывается ниже 20, что согласно данным Е.П.Акульшиной /1976/ характеризует условия гумидного климата. Лишь небольшая часть анализов имеет более высокие значения этого отношения (до 27), что близко к переходным (семиаридным) обстановкам. Учитывая литологические особенности пород инзерской свиты, а именно, наличие пестрых красноцветных прибрежных отложений, чередующихся с мелководно-морскими глауконитовыми терригенными толщами, можно предположить, что вторая половина каратауского времени характеризовалась развитием близкого к аридному климата.
Следует подчеркнуть, что по поводу оценки палеоклиматических обстановок осадконакопления в верхнем рифее до сих пор нет единого мнения. Это объясняется в первую очередь отсутствием среди каратауских отложений надежных литоклиматических показателей. К последним, как известно, относятся специфические литокомплексы, избирательно накапливающиеся в строго определенных климатических условиях. Так, например, характерной ассоциацией пород для жаркого аридного климата являются сульфатно-галоидные отложения - гипсы, ангидриты, соли, а также первично осадочные доломиты. Индикаторами гумидной обстановки считаются угли и горючие сланцы, а влажный тропический климат обычно сопровождается интенсивным корообразованием латеритного типа. Ни одна из названных породных ассоциаций в чистом виде не накапливалась в верхнем рифее, что затрудняет прямое использование литологических данных для надежной оценки климатического фактора.
Полученные данные не противоречат раннее установленным для Южного Урала тенденциям в вариациях климата в период верхнерифейского осадконакопления. Комплексный анализ литолого-геохимических данных по многим разрезам каратавия Башкирского мегантиклинория показывает /Маслов и др., 2001/, что в течение первой половины позднего рифея климатическая обстановка была близкой к аридной с существованием коротких эпизодов гумидизации климата. Что же касается второй половины позднего рифея, то по совокупности имеющихся данных, осадки этого времени накапливались в умеренных климатических условиях, без отчетливо выраженной принадлежности к каким-либо типовым климатическим зонам.

Литература:
Акульшина Е. П. Глинистые минералы как показатели условий литогенеза. Новосибирск: Наука, 1976. Вып. 223. 191 с.
Выветривание и литогенез. М.: Наука, 1969. 454 с.
Гареев Э. З., Маслов А. В. Основные черты петрохимической эволюции песчаников стратотипического разреза рифея на Южном Урале // Литология и полезные ископаемые.
1994. № 4. С. 119-127.
Маслов А.В., Крупенин М.Т., Гареев Э.З. и др. Рифей западного склона Южного Урала. Т.1. Екатеринбург: ИГГ УрО РАН, 2001. 351 с.
Nesbitt H.W., Young G.M. Early Proterozoic climates and plate motions inferred from major element chemistry of lutites // Nature. 1982. V. 299. P. 715-717.
Vogt T. Geology and petrology of the Sulitelma district // Norges Geol. Undersokelse, № 121. Oslo, 1927. P. 12-21.

ПРИНЦИПЫ РАСЧЕТА ПЕРВИЧНЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ ПАРАГЕНЕЗИСОВ СУЛЬФАТНОГО И ХЛОРИДНОГО ТИПОВ КАЛИЙНЫХ И КАЛИЙНО-МАГНИЕВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ГАЛОГЕННЫХ ФОРМАЦИЙ

Рузляева Н. С. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Гончаренко О.П.
Известно, что условия формирования галогенной толщи могут быть охарактеризованы генетическими показателями, основанными на минералогических и геохимических особенностях соляных пород, для которых наиболее информативными являются: парагенезисы породообразующих минералов, характеризующие определенные стадии галогенеза и направленность постседиментационных процессов. До настоящего времени для галогенных толщ сульфатного или сульфатно-хлоридного типа применялся парагенетический анализ минеральных ассоциаций, позволяющий осуществлять генетическую типизацию сульфатных калийно-магниевых пород. При этом в качестве основного параметра использовались координаты фигуративной точки состава породы (или рапы) на парагенетических диаграммах разных типов. Для парагенетического анализа галогенных отложений сульфатного типа наиболее удобной является диаграмма S04" - Мg - 2К , которая отражает парагенезис солей по данным химического состава солей. Применение в последнее время методов термобарогеохимии к минералам солей дают возможность реконструкции рапы на различных стадиях развития солеродного бассейна и позволяют судить о первичном парагенезисе калийно-магниевых минералов. Имея химический состав калийно-магниевых солей и результаты изучения включений в них для определенных интервалов в разрезе галогенных отложений, нами предпринята попытка установления связи между составом рапы включений и составом солей. Основной целью применения полученных закономерностей является их использование для галогенных разрезов, в которых отсутствуют данные о составе рапы.
Обладая уникальной базой данных по химическому составу водной вытяжки солей (ХА) и ультрамикрохимическому анализу включений в них (УМХА) для ряда разрезов галогенных отложений, степень геохимической изученности которых можно считать эталонной, мы одновременно использовали в обработке аналитических данных методы математической статистики и парагенетические треугольные диаграммы Йенеке, соответствующие физико-химическим системам 2К+, 2Na+, Mg2+, SO42-, 2Cl-, H2O, и диаграммы парагенезисов солей галогенных отложений.
Ранее проведенный анализ данных ХА и УМХА по продуктивной калийной толще по разрезам скважин Краснокутского и Сафроновского участков позволил выявить зависимости состава твердых фаз (ХА) от состава исходных минералообразующих растворов (УМХА). Учитывая степень метаморфизации рапы, которая оценивается коэффициентом Н.С. Курнакова MgSO4/MgCl2, нами рассчитаны уравнения, описывающие различные стадии кунгурского калийного бассейна прибортовой зоны Прикаспия:

бишофитовая стадия
Mg ж экв = -1200+1,565 * Mg тв экв
SO4 ж экв = 28,857+0,4021* SO4 тв экв
карналлитовая стадия
Mg ж экв = 8177.8+0.21 * Mg тв экв
K ж экв =453.43-0.0044* K тв экв
SO4 ж экв = 136,5+0,059 * SO4 тв
Mg ж экв = -22600+3,90 * Mg тв экв
K ж экв =267,14+0,057* K тв экв SO.^ экв = -222,1+12,82 * SO4 тв экв

сильвинитовая стадия первичный сильвин
Mg ж экв = 6630,6+0,87 * Mg тв экв
K ж экв =577,95+0,031* K тв экв SO4Ж экв = 184,29-0,19 * SO4 тв экв вторичный сильвин Mg ж экв = 7702,0+0,21* Mg тв экв
K ж экв =624,2+0,03* K тв экв SO4 ж экв = 134,48+1,33 * SO4 тв экв

Обработка данных ХА и УМХА по разрезам скважин ряда солянокупольных структур центральной части Прикаспия, калийно-магниевые отложения которых представлены помимо парагенезисов хлоридного типа, парагенезисами сложного состава сульфатного типа, расширила диапазон возможных физико-химических состояний гидрохимической системы калийного кунгурского бассейна. Так, парагенезис калийных, калийно-магниевых и магниевых минералов Индерской солянокупольной структуры представлен: галит-полигалитом, галит-полигалит-сильвином, галит-сильвином, кизерит-полигалит-сильвином, галит-сильвин-карналлитом, галит-карналлитом, кизерит-бишофитом и галит-бишофитом; структуры Кыз - галит-полигалитом, галит-полигалит-сильвином, галит-кизеритом, галит-кизерит-карналлитом и галит-карналлитом. На солянокупольной структуре Сатимола установлены парагенезисы галит-полигалитового, галит-полигалит-сильвинитового, галит-сильвинитового, галит-карналлитового, кизерит-галит-карналлитового, галит-каинитового и галит-карналлитового составов, а на структуре Челкар выявлены парагенезисы галит-полигалитового, галит-полигалит-сильвинитового, галит-кизеритового, галит-кизерит-сильвинитового, галит-сильвинитового, кизерит-сильвин-карналлитового, галит-карналлитового, галит-кизерит-карналлитового, кизерит-карналлит-бишофитового, кизерит-бишофитового и галит-бишофитового состава.
В дополнение к ранее установленным зависимостям между компонентами жидкой (УМХА) и твердой (ХА) систем по прибортовой части Прикаспия, для центральных ее районов выявленные корреляционные связи позволили получить дополнительный ряд уравнений. Отличительной особенностью минералообразующих растворов солеродного бассейна центральной части по сравнению с прибортовыми частями впадины является высокое содержание сульфат-иона, изменяющееся от 23 до 88 г/л, о чем свидетельствует более сложный состав минеральных парагенезисов. Это определило иной коэффициент метаморфизации рапы, а соответственно и позволило получить дополнительные уравнения, описывающие новые парагенетические ассоциации минералов солей. Бишофитовая стадия Mg ж г/л = 88,633 + ,05485 * Mg тв г/л SO4 ж г/л = 19,635 + ,03850 * SO4 тв г/л Карналлитовая стадия К ж г/л = 17,524 + ,05682 * К тв г/л Mg ж г/л = 84,019 + ,05337 * Mg тв г/л
SO4 ж г/л = 22,465 + ,02888 * SO4 тв г/л
Сильвинитовая стадия
К ж г/л = 22,715 + ,04364 * К тв г/л
Mg ж г/л = 83,766 + ,03040 * Mg тв г/л
SO4 ж г/л = 19,137 + ,02108 * SO4 тв г/л
Кизеритовая стадия Полигалитовая стадия
К ж г/л = 31,972 - ,1362 * К тв г/л К ж г/л = 17,440 + ,07042 * К тв г/л
Mg ж г/л = 122,02 - ,2425 * Mg тв г/л Mg ж г/л = 79,154 + ,13087 * Mg тв г/л
SO4 ж г/л = 39,807 - ,0091 * SO4 тв г/л SO4 ж г/л = 32,448 + ,05612 * SO4 тв г/л

Таким образом, полученные зависимости и уравнения для используемых параметров гидрогеохимической системы калийного бассейна учитывают все изменения в системе и определяют первичный парагенезис солей.
Работа выполнена при поддержке гранта Университеты России №09.01.031 и РФФИ
№02-05-64762
«ГЕОЭКОЛОГИЯ, ГИДРОГЕОЛОГИЯ И ИНЖЕНЕРНАЯ
ГЕОЛОГИЯ»

ПОЛИГОНЫ ТВЕРДЫХ БЫТОВЫХ ОТХОДОВ - ИСТОЧНИКИ ЗАГРЯЗНЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ВОД (НА ПРИМЕРЕ ВОРОНЕЖСКОГО
ПОЛИГОНА)

Акобидзе Л.Б. (Воронежский государственный университет) Научный руководитель - Бочаров В. Л.
В городе Воронеже единственным местом санкционированного захоронения твердых бытовых и малотоксичных промышленных отходов является полигон ТБО (твердых бытовых отходов). В настоящее время складирование отходов ведется на участке захоронения I-ой очереди полигона ТБО, который эксплуатируется с 1993 года и по технологическим качествам не отвечает современным санитарно-экологическим требованиям. Несмотря на это эксплуатация его продолжается. Решен вопрос по проектированию второй очереди полигона с комплексом природоохранных сооружений, отвечающих всем требованиям, определено место его расположения.
В результате проведенных исследований была дана оценка степени воздействия полигона на окружающую среду. Выявлено, что в наибольшей степени загрязнению подвержены подземные воды в районе полигона.
После размещения отходов на участке складирования внутри свалки органическая фракция отходов начинает подвергаться химическим и биохимическим воздействиям, что ведет к образованию продуктов разрушения и высвобождению газов. Таким образом, основное влияние на окружающую среду в процессе эксплуатации участка складирования отходов оказывают фильтрат и свалочный газ.
Установлено, что основное влияние на состояние подземных вод оказывает фильтрат, формирующийся в толще ТБО секции складирования полигона при взаимодействии отходов с инфильтрующимися осадками и влагой. Фильтрат - это высококонцентрированный водный раствор, содержащий многочисленные компоненты распада органических и минеральных токсичных загрязняющих веществ.
Техногенный горизонт (верховодка) в районе секции складирования ТБО основательно загрязнен фильтратом. Концентрации ингредиентов-индикаторов (сухой остаток, нефтепродукты, нитраты, аммоний, хлориды, железо, марганец, хром, натрий и барий) находятся на уровне концентраций этих ингредиентов в фильтрате и в десятки раз превышают ПДК для питьевой воды. Верховодка носит линзовый характер и не имеет направленного подземного потока, однако, препятствий для проникновения загрязнений в неоком-аптский горизонт (грунтовые воды) не имеет. В грунтовые воды в районе секции складирования ТБО и ниже по потоку начали поступать загрязненные воды фильтрата из техногенного горизонта, о чем свидетельствует повышение концентраций ингредиентов-индикаторов. Содержание железа и марганца в обоих водоносных горизонтах превышает аналогичные показатели в фильтрате, также отмечается наиболее высокая концентрация натрия и бария.
Из вышеизложенного следует, что для предотвращения загрязнения подземных вод необходима очистка вод фильтрата. Существующие методы химической и биологической очистки фильтрата являются дорогостоящим мероприятием, требуют больших затрат на строительство сооружений и оборудования, а также на обслуживание и эксплуатацию. Поэтому для предотвращения загрязнения подземных вод при строительстве и эксплуатации производственной зоны II очереди полигона ТБО очистку фильтрата намечается производить по следующей схеме:
• За счет ежегодного испарения с поверхности прудов-накопителей площадью 1,8 га-6,3 тыс. м .
• За счет ежегодного испарения с поверхности чеков площадью 6,2 га, которые необходимо устроить на поверхности участка складирования первой очереди
3
после ее закрытия - 21,7 тыс. м .



ЦИКЛИЧЕСКИЕ РИТМЫ ЭКЗОГЕННЫХ ГЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ
В РЫН-ПЕСКАХ

Байгелов С.К., Грищенко О.М. (Западно-Казахстанский инженерно-технологический университет)
Рын-пески - это Казахстанская часть Волго-Уральских песков. Они сформировались в позднехвалынскую регрессию Каспия ниже изогипсы 0 м как продукт сросшихся в то время дельт пра-Волги и пра-Урала. Море отступало, а сросшиеся дельты, двигаясь вслед за ним, как бы надвинули на засоленные глинистые морские отложения слои речного песка мощностью до 10 м и более.
Дневная поверхность массива поражает наблюдателя своей неустойчивостью, комплексностью, непостоянством, непредсказуемостью смен и буйством разнорельефных форм.
Однако, геоэкологический анализ, в том числе и с помощью аэрофотоснимков разных лет залета показал, что рельефно-ландшафтное непостоянство здесь беспорядочно только на первый взгляд и несет в себе скрытый порядок в виде геоэкологических циклических смен.
Установлено, что в условиях относительной заповедности здесь совершаются циклические смены компонентов ландшафта: рельефа, уровня грунтовых вод, водно-солевого режима пескогрунтов и экологического состава растительности, которые обычно нарушаются и маскируются ветровой эрозией песка.
Первопричина геоэкологческих циклических явлений кроется в том, что массы опресненных, отсортированных ветром тонко- и мелкозернистых песков на глубине нескольких метров резко сменяются на засоленные хвалынские глины, являющиеся водоупором для грунтовых вод атмосферного питания.
Под барханами образуются линзы вод, нижний слой которых от водоупора засоляется, а верхняя часть остаётся пресной. Чем выше бугры, тем больше пресных грунтовых вод аккумулируется под ними. Поэтому высокорельефные (обводненные) барханы со временем зарастают крупной длиннокорневой растительностью и в результате становятся неподвижными. С прекращением навевания песка, под действием силы тяжести песок начинает постепенно стекать со статичных высоких бугров вниз, при этом рельеф их значительно понижается и выравнивается. Однако, истончившиеся и выравненные пески не в состоянии защитить грунтовые воды от испарения.
Экологическим откликом на выравнивание рельефа, сопровождаемое ростом минерализации вод, являются смены растительности. Кустарники и крупнотравье (жузгун, астрагал, шагыр, хондрилла, кумарчик) постепенно отмирают и замешаются короткокорневыми низкопродуктивными эфемерами-однолетниками (мятлик, мортук, клоповник, эбелек). Но крохотные однолетники не могут скрепить и защитить рельеф от разрушения ветром и на выравненных поверхностях неизбежно образуются новые барханы. Под ними снова формируются линзы пресных вод, благодаря которым и здесь развивается крупная рельфостабилизирующая растительность, из-за чего поверхность опять постепенно выравнивается, то есть ландшафт функционирует циклически.
Циклические смены совершаются на огромном пространстве Рын-песков не одновременно и не сразу, а отдельно и в неопределенное разное время на бесчисленном множестве разновысоких участков. При этом высокий, армированный растительностью, малоподвижный рельеф везде стремится к выравниванию, а выравненный и незащищенный растениями, всхломляется ветром. В итоге песчаный массив как бы пульсирует мириадами небольших (десятки метров) морфологически разных участков, одни из которых выравниваются, а другие взбугряются.
Последовательно взаимообусловленную циклическую экоритмику компонентов можно выразить схемой: высота рельефа - водносолевой режим - характер растительности - ветровая эрозия - высота рельефа и далее по кругу. По фотоснимкам видно, что в заповедности циклическое развитие может идти быстро: выравнивание со сменой растительности иногда может совершаться за 5-6 лет.


ИНЖЕНЕРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КАК ФАКТОР ПРИРОДНОГО РИСКА ПРИ ЭКСПЛУАТАЦИИ НЕФТЕСБОРНЫХ СЕТЕЙ НЕФТЯНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

Бершов А.В. (Московский Государственный Университет) Научный руководитель - проф. Вознесенский Е. А.
За последние 30 лет внимание общества сконцентрировалось на проблеме рисков. Сегодня не существует проектов, не требующих оценок рисков: экологического, природного, техногенного, политического, социального или экономического. Понятие «риск» и, тем более, подходы к его оценке во многом спорны. Существует большое количество определений этого термина. Самое общее, на наш взгляд, следующее: «Риск -характеристика ситуации или действия, когда возможны многие исходы, существует неопределенность в отношении конкретного исхода и, по крайней мере, одна из возможностей нежелательна» (1). В этом определении, по мнению А. Быкова (2); «синтезированы все главные черты, присущие риску: опасность или - более мягко -нежелательность, неопределенность, случайность, с одной стороны, состояние или действие - с другой».
Рассматривая техническое направление исследований риска (актуарный, экологический и технологический подходы), вслед за О. Ренном (3) можно сформулировать, что оценка рисков требует определения потенциального физического вреда по отношению к людям, культурным ценностям или экосистемам. События при этом усредняются по времени и пространству и используются относительные частости (наблюдаемые или полученные при моделировании) как средние оценки вероятностей. Очевидно, что «полученные при техническом исследовании риска данные являются основополагающими в последующем экономическом анализе «риск - выгода» (3).
Анализируя данный подход, можно выделить две основные составляющие. Первое: необходимо каким-либо образом оценивать физический ущерб. И, второе: анализ процесса невозможен без знания средних оценок вероятностей событий, влекущих за собой физический ущерб. Аналогичных позиций придерживается А. Рагозин, давая определение природного риска, рекомендованное для широкого использования конференцией «Риск - 2000»: «Риск природный - вероятностная мера соответствующей природной опасности (совокупности опасностей), установленная для определенного объекта в виде возможных потерь за заданное время» (4). Примем данное определение как базовое при рассмотрении эксплуатации и аварийности на локальных нефтесборных сетях (ЛНС) нефтяных месторождений.
Важно отметить, что большинство тяжелых аварий на них объясняется влиянием природных опасностей и факторов (а также действиями «третьих» лиц). Однако поскольку, объектом исследований в инженерной геологии являются геологическая среда и природнотехнические системы вообще, и грунты, в частности, нами изучается влияние только природных условий на риск аварий, а техногенные причины (технологический брак, человеческий фактор и т.п.) не берутся в рассмотрение. Основными природными факторами, на наш взгляд, влияющими на частость аварий ЛНС на территории нефтяных месторождений Западной Сибири являются: сжимаемость грунтов оснований нефтепроводов, коррозионная активность грунтов и вод, расчлененность рельефа и геодинамические аномалии. Эти факторы являются компонентами инженерно-геологических условий (ИГУ) территории. Таким образом, оценка частости проявления тех или иных сочетаний компонент инженерно-геологических условий является ключом к получению данных для оценки частости аварий различной тяжести на ЛНС.
Современные подходы к оценке частостей аварий на магистральных трубопроводах, позволяющие анализировать и учитывать различные субъекты влияния описаны, например, в работах (5, 6). Однако они в большей (6) или меньшей (5) степени основаны на экспертных оценках событий и степени их важности и страдают некоторым субъективизмом.
Предлагаемый нами подход избавлен от этого недостатка и базируется на следующих теоретических предпосылках.
Пусть: событие А - это образование площади нефтяного загрязнения (составленное из пятен площадью принадлежащей определенному диапазону) на территории горного отвода площадью S ^ - это образование площади конкретного нефтяного пятна);
событие В - это проявление площадей с определенными ИГУ на территории горного отвода площадью S ^ - это проявление площади с конкретными ИГУ).
Тогда: Совместное событие АВi - это образование нефтяного пятна (другими словами аварии) на территории с определенными («i-ми») ИГУ.
Теоретически территория с определенными ИГУ и проявление конкретного пролива возможно в любом месте горного отвода месторождения. Тогда, согласно подходу Эйлера-Вина, общую площадь горного отвода можно рассматривать как полное пространство событий. Кроме того, поскольку условия постановки задачи предполагают, что наступление события А зависит от события Вi (неблагоприятные ИГУ), то, следовательно, вероятность совместного события АВi равняется произведению вероятности проявления территории с определенными ИГУ на условную вероятность образования нефтяных проливов (аварии) на территории горного отвода при условии, что появление площади с этими ИГУ на территории горного отвода произошло.
В математической форме это описывается так:
P( AB1) = P( B1 )P( A/Bj)
Задавая частости этих событий геометрическим способом и анализируя картографическую информацию легко получить, что
P(A) = ^ P(Bj) = ^ (i6e^ai Щ^- = 1 ё ?S(At) = s(A))


' s(Bt) '
, , ч s(B ) s(A n B ) s(A n B ) тогда ПЩ) = ±J.. ^ (b >> = ^ j> ,
S s(Bt) S
где s(A) - площадь нефтяного загрязнения на территории горного отвода, ^(B;) -площадь с определенными ИГУ, S - площадь горного отвода месторождения.
Исходя из приведенных выше соображений, мы предлагаем методику оценки вероятностей проливов (аварий) при эксплуатации ЛНС, включающую следующие основные этапы:
I. Построение карт коррозионной активности грунтов и вод, сжимаемости грунтов оснований нефтепроводов, расчлененности рельефа, геодинамических аномалий
по имеющимся инженерно-геологическим данным, топографическим картам, аэрофотоснимкам;
Построение карты ИГУ месторождения на основе карт, полученных на этапе I. Контуры районов с различными условиями получают при простом геометрическом пересечении площадей распространения различных факторов;
Построение карты проливов на территории месторождений на данный момент времени по результатам дешифрирования АФС, контрольных маршрутов и данных по рекультивации земель. Проливы ранжируются по площадям, что соответствует авариям различной тяжести;
Построение карты вероятности появления на территории месторождения различных ИГУ (в виде «лоскутного одеяла») на основе карты полученной на этапе
II;
V. На базе карт, построенных на этапах III и IV, создание карты вероятностей аварий
различной тяжести (появления проливов различной площади) на ЛНС в
конкретных ИГУ.
В дальнейшем полученная карта может использовать при анализе природного риска эксплуатации ЛНС нефтяных месторождений Западной Сибири, где ущерб измеряется в стоимости рекультивации пораженных земель и для оценки степени влияния различных компонент ИГУ территории месторождения на вероятность аварии.
Литература:
Covello V.T., Merkhofer M.W. (1993) Risk Assessment Methods, Plenum Press, New York and London
Быков А. А. К читателям журнала «Вопросы анализа риска» // Вопросы анализа риска. 1999. том 1, №1 С.2-6
Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения новые горизонты // Вопросы анализа риска. 1999. том 1, №1 С.80-100
Рагозин А. Л. Современные методы и проблемы количественной оценки и управления природными рисками. Оценка и управление природными рисками. Материалы Всероссийской конференции «Риск - 2003».М. 2003. Том 1. С.350-355
Козин И.О., Крымский В. Г., Маркерт Ф. Модель зависимости вероятностей повреждений газопроводов от воздействия опасных природных факторов. Оценка и управление природными рисками. Материалы Всероссийской конференции «Риск -2003».М. 2003. Том 2. С.19-24
РД «Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах». АК «Транснефть», 1999

ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФОСФОРИТОВ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ В КАЧЕСТВЕ ПРИРОДНЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ

Бутырова А.А. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Ольшевский В. М.
К последним годам 20 века, биохимия точнейшими методами исследований, такими как изотопный анализ, рентгеноскопия, спектроскопия, хроматография, раскрыла чрезвычайно важное значение фосфора в развитии всех живых веществ в ходе всех жизненных процессов. Недостаток фосфора в питании растений не только резко снижает их продуктивность, но и отрицательно влияет на биологическую ценность пищевых средств и кормов.
Обеспечение сельского хозяйства необходимым ассортиментом минеральных удобрений требует детального изучения агрохимической и экономической эффективности различных их видов и форм. Установлено, что применение азота, фосфора и калия, а в ряде случаев и микроэлементов - одно из важных условий повышения плодородий полей, урожайности сельскохозяйственных культур и улучшения их качества. В Саратовской области земли сельскохозяйственного назначения в 2000 году составляли 8,5 млн. га, 70% (это примерно 6 млн. га) из которых приходятся на пахотные земли. Из-за нехватки денежных средств, в последнее десятилетие резко снизились объемы применения минеральных удобрений. Если в 1986 году вносилось до 45 кг суммарных минеральных удобрений, то в 2000 году едва ли и 3 кг на га наберется. Для сравнения укажем, что в Германии в середине 90-х годов вносилось до 200 кг минеральных удобрений на один га, что соответствует научно обоснованным нормативным показателям.
Одним из путей улучшения состояния почв является вовлечение в оборот природных минеральных удобрений. Это глауконитовые пески (калий), природные фосфориты, цеолиты, мел и другие дешевые природные образования.
Например, потребности сельского хозяйства большинства стран в фосфорсодержащих удобрениях до сих пор удовлетворялись главным образом за счет высококонцентрированных водорастворимых однокомпонентных фосфорных и сложных форм. Однако в последнее время все более существенную роль начинает играть фосфоритная мука и ее аналоги — весьма простые в получении, долгодействующие, экономически эффективные и самые дешевые фосфорные удобрения.
Целью данной работы является оценка фосфоритов, определение их естественной радиоактивности и их применение в качестве природных минеральных удобрений для использования в сельском хозяйстве Саратовской области.
Залежи фосфоритов имеются на правобережной и левобережной частях Волгоградского водохранилища Саратовской области. Большим фосфоритным месторождением в Саратовской области является Саратовско-Синеньское месторождение. Оно оценено в 4 млн. 153 тыс. т., в том числе на детально разведанных участках - 0,719 млн. т. Расловское (в 21 км севернее от Саратова) и Курдюмское (в 24 км на запад-юго-запад от Расловского) месторождения, запасы которых составляют 2 млн. 630 тыс. т. Орловское (на востоке области), подсчитанные запасы которого, для открытой разработки равны 128 тыс. т. Савельевское месторождение фосфоритовых руд общие ресурсы, которых составляют 17 млн. 555 тыс. т. Так же в районе Вольска и в бассейне Хопра (в Волгоградской области) обнаружены залежи высококачественных пластовых белых фосфоритов.
В России в 1986-1990 годах в земледелии потреблялось 13 млн. т минеральных удобрений. Сейчас по ряду причин, применение минеральных удобрений резко сократилось и 80 % наших мощностей, производящих минеральные удобрения, работают на экспорт.
В Саратовской области применяют различные минеральные, органические и бактериальные удобрения. Использование тех или иных удобрений определяется почвенными и др. условиями. Но на большинстве почв возникает значительная потребность в фосфорных удобрениях и меньшая - в азотных. Используемые в сельском хозяйстве фосфорные удобрения представлены в основном наиболее легко усваиваемыми растениями воднорастворимыми видами: суперфосфат и двойной суперфосфат, а также сложными удобрениями - аммофос, диаммофос, нитроаммофоска, карбоаммофоска и простым фосфорным удобрением - фосфоритовая мука. Для этой цели фосфориты тонко измельчаются. Процесс измельчения обычно осуществляется в два этапа: сначала дробление на щековых дробилках, где фосфориты раздавливаются о неподвижную щеку (ребристую металлическую пластину) подвижной наезжающей щекой за счет вращения электродвигателем, а затем валковыми дробилками, где измельчение достигается двумя валками, вращающимися навстречу друг другу и зажимающими между собой частицы измельчаемого материала.
Как уже отмечалось, внесение удобрений - это основной фактор увеличения продуктивности. Статистические данные свидетельствуют, что в настоящее время за счет продукции, получаемой с помощью удобрений, обеспечивается пищей каждый четвертый житель планеты.
Благодаря фосфорным удобрениям (совместно с другими), возрастает урожайность таких культур как, озимые, яровая пшеница, просо, кукуруза картофель, бобовые. Так же фосфорные удобрения оказывают влияние непосредственно на сахаристость сахарной свеклы, масличность семян подсолнечника и другие важные показатели прочих культур. Известно, что в фосфоритах довольно часто обнаруживается связь между содержаниями урана и фосфора. Превышение содержания радиоактивных элементов в пробах саратовских фосфоритов над фоновыми значениями окружающей среды позволяет использовать их в качестве маркирующего горизонта при геологических исследованиях, а также оперативно отыскивать их при поисках фосфатного сырья. Для этого разработана методика радиологической оценки фосфоритов, позволяющая использовать ее при поисках и оценке фосфатного сырья. К тому же, эти содержания радиоактивных элементов не превышают нормы, что позволяет использовать их в качестве минерального удобрения. Важно отметить при этом, что внесение фосфорных удобрений в почву по оценке проф. Фрица Бааде требуется из расчета 40 кг фосфора на один га. В пересчете на фосфоритовую муку из саратовских фосфоритов это составляет 400 кг на один га, или 4 кг на сотку (40 г на один кв. м). Такие объемы внесения минеральных удобрений не изменят сколь-нибудь существенно радиационную обстановку в почве. Фосфориты содержат ряд ценных микроэлементов, что повышает их ценность. Наряду с традиционными желваковыми типами фосфоритов в Саратовском Поволжье совершенно неизучены возможности обнаружения белых пластовых фосфоритов, отдельные находки которых были сделаны в 30-х-40-х годах прошлого века в районе Вольска. Для их поиска целесообразно применять полевые методики окрашивания с использованием азотнокислого раствора молибденовокислого аммония.
В Саратовской области наиболее целесообразно будет использование фосфоритов в качестве фосфоритовой муки. При этом рекомендуется использовать щековую и валковые дробилки (например, Санкт-Петербургского завода «Механобр» мощность по 1 кВт в час и производительностью около тонны в час). Возможно, в условиях небольшого сельхозпроизводства наладить получение простого суперфосфата путем обработкой серной кислотой для получения легко воднорастворимых соединений фосфора.
К тому же, в пластах фосфоритов встречаются редкие окаменелости, что имеет научное и общеобразовательное музейное значение.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ СООРУЖЕНИЙ ПО ЗАЩИТЕ ОТ ПОДТОПЛЕНИЯ Г. САРАТОВА

Воропаев М.В., Курченко В.А. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Токарский О.Г.
1. Существующие сооружения по отводу поверхностного стока
До 50-х годов ХХ века инженерная система отвода поверхностного стока на территории города практически отсутствовала. На улицах с покрытием удаление дождевых и талых вод происходило по лоткам проезжей части. При отсутствии покрытия эти воды стекали по проезжей части улиц. При значительных уклонах поверхности земли во многих местах происходил размыв улиц и образование мини-оврагов. В центральной части города при малых уклонах наблюдались застои воды в понижениях. Отвод поверхностного стока происходило по оврагам в р.Волгу. Был построен закрытый коллектор протяженностью 670м в Белоглинском овраге от ул. Университетской до ул. Пугачевской.
Интенсивное строительство сооружений по отводу поверхностного стока началось в 50-х годах в соответствии с «Проектом ливневой канализации и дренажа г. Саратова» В настоящее время протяженность закрытых водостоков составляет 45,6 км; они обеспечивают отвод поверхностного стока с улиц длиной 84.4 км. Ливневая сеть состоит из самостоятельных систем, расположенных по отдельным водосборным бассейнам. Каждая система состоит из сборного коллектора, коллекторов второго порядка и водосборной сети. Главные коллекторы (как открытые, так и закрытые) расположены по оврагам. Например, Белоглинский овраг полностью засыпан и по дну его уложен коллектор. Состояние коллектора неудовлетворительное. Верховья Глебучева оврага также засыпаны, а протекавший по его дну ручей забран в закрытый коллектор. Остальные овраги, в основном, выполняют роль открытых коллекторов.
Водосборная сеть состоит из железобетонных, чугунных, асбестоцементных и керамических труб диаметром 300-500 мм, коллекторы - из железобетонных труб с размерами до 3 х 3,4 м. Для приема воды служат железобетонные и кирпичные дождеприемники с чугунными решетками. Дождеприемники установлены на перекрестках улиц и на протяжении кварталов с интервалом 50-100 м.
Техническое состояние сооружений по отводу поверхностного стока в целом неудовлетворительное. Отдельные дождеприемники разрушены или забиты наносами и требуют текущего ремонта. То же самое необходимо и для отдельных участков водосборной сети. Многие коллекторы засыпаны наносами. Сопутствующие дренажи коллекторов запроектированы, но не построены. Крупные коллекторы и тальвеги оврагов служат водоприемниками стоков промпредприятий. 2.Существующая дренажная сеть
Первые сведения о строительстве дренажа на территории г. Саратова относятся к началу ХХ века. Особенно интенсивно строительство их осуществлялось в 30-х годах.
По данным отдела Инженерной защиты города Саратова в 1949 году для разработки «Проекта ливневой канализации и дренажа г. Саратова» была выполнена плановая и высотная геодезическая съемка существующего дренажа. На тот период дренаж располагался только в центральной части города в пределах улиц Аткарская, Б.Горная, Радищева, Чернышевского и Рабочая. Основные трассы пролегали по улицам Астраханская, Рахова, Чапаева, Посадского, Зарубина, Кутякова, Железнодорожная, Слонова. Отвод дренажных вод самотечный, водоприемниками являются овраги Глебучев и Белоглинский. Протяженность дренажа составляла 10, 5 км, диаметры труб 150-200мм. Из 149 обследованных смотровых колодцев 33 оказались засоренными и требовали расчистки.
В последующие годы строительство дренажа продолжалось, однако оно имело бессистемный, локальный характер. Необходимо отметить, что дренаж строился не только в центральной части, но и в других районах города.
По данным обследований в настоящее время на территории города построено 44,5км дренажа. В перечень не включены дренажи на территории промышленных предприятий, сведений о которых не удалось получить в процессе обследования. Весь существующий дренаж горизонтальный закрытый. После 1949 года практически весь дренаж строился из керамических дренажных труб диаметром 200мм. В качестве фильтровой обсыпки использовалась гравийно-песчаная смесь. На всей территории города отвод дренажных вод самотечный. Их сброс осуществляется в овраги и ливневые коллекторы. Очистка дренажных вод отсутствует.
При обследовании во многих колодцах была отмечена повышенная мутность и температура воды, запах фекалий. Температура воды в колодцах по ул.Рахова (от ул.Б.Казачьей до ул.Ульяновская) достигает 60о, из колодцев поднимается пар. Это свидетельствует о значительных потерях воды из сетей канализации и теплоснабжения. Следует также отметить, что в ходе обследования не удалось выяснить состояние устьевых сооружений дрен при их впадении в Белоглинский и Глебучев овраги. Это объясняется тем, что устья расположены на большой глубине, колодцы отсутствуют или засыпаны и установить их наличие в период обследования не представилось возможным. В то же время определенные сдвиги в борьбе с подтоплением города есть. Одним из них является завершение строительства лучевого дренажа на Театральной площади. По расчетам введение лучевого дренажа в действие позволит снизить и стабилизировать уровень грунтовых вод на площади 15-20 га. Безусловно, осушение является самым эффективным методом, улучшающим физико-механические характеристики грунтов, которые значительно „испорчены" в результате замачивания. Но применение лучевого дренажа на данной территории может иметь некоторые отрицательные последствия, которые в равной степени отрицательно скажутся на свойствах грунтов, а, следовательно, и на техническом состоянии зданий. Поэтому его эксплуатация требует тщательного мониторинга.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ ООО НПП «ИМС - ТЕНЗОР»
НА ЗАГРЯЗНЕНИЕ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

Грачева Е.В. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - доц. Карпов А. М.
ООО НПП «ИМС-Тензор» расположено в Волжском районе г. Саратова; на юго-востоке оно ограничено ул. Чернышевского, на северо-западе ул. Рахова, на северо-востоке - жилой зоной.
Основной вид деятельности предприятия - выполнение научно-исследовательских и конструкторских работ, металлообработка, нанесение гальванических покрытий.
Несмотря на сравнительно небольшие объемы производства, на территории предприятия установлено 14 источников выброса вредных веществ 31 наименований, поступающих в атмосферу общим количеством 0,146 т/год. Среди них преобладают (64,5 %) 13 веществ, не имеющих класс опасности и 7 вредных веществ третьего класса опасности (28,75 %).
По массе главным загрязнителем атмосферы является пыль (оргстекла, текстолита, абразивная); по степени ее воздействия на окружающую среду предприятие относится ко второй категории (из четырех) вредности.
Составление карт рассеивания загрязняющих веществ наглядно показывает степень влияния выбросов пыли на состояние атмосферы, жилой зоны, примыкающей к предприятию. Вклад его в уровень загрязнения атмосферы пылью составил 89,4 % на границе СЗЗ без фона - 1,1 ПДК, с фоном - 1,23 ПДК.
При этом установлено, что загрязнение приземного слоя воздуха, создаваемое выбросами предприятия, заметно зависит от метеорологических условий. В штиль, туман или застое горячего воздуха концентрации примесей в воздухе могут резко возрастать. Поэтому на предприятии, помимо главного мероприятия по снижению запыленности воздуха - оснащения станков, обрабатывающих оргстекло и текстолит, пылеулавливающим оборудованием, в периоды неблагоприятных метеорологических условий предусмотрен переход производства на режимы трех степеней, последовательно уменьшающих объем выбросов пыли на 40-60 %.

ДЕТАЛЬНОЕ ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗОНИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИИ
Г.САРАТОВА
Губина В.Г., Хусаинов Р.Н., Акбасова Н.С (Саратовский государственный университет)
Научный руководитель - Молостовский Э. А.
Саратов является крупнейшим промышленным центром Европейской России с населением более 900 тыс. человек. В связи с высокой антропогенной нагрузкой город является крайне неустойчивой системой, которая почти полностью утратила способность к самовосстановлению. Здесь вероятность появления различных экологических проблем значительно выше, чем на неурбанизированных территориях.
Городской администрации, для принятия необходимых мер по улучшению экологии города, прежде всего, необходима подробная и достоверная информация об экологической ситуации, как всей городской территории, так и отдельных ее объектов. Подобные сведения могут быть получены лишь в результаты детального геоэкологического исследования.
В любом регионе геоэкологическая ситуация определяется двумя группами факторов: природных и антропогенных. Их взаимодействие создает предпосылку для урболандшафтного районирования городских земель. В.З.Макаровым (1992) на основании ландшафтных характеристик г. Саратова выделено четыре ландшафтных района: Лысогорское плато, Елшано-Гусельская равнина, Приволжская котловина и акватория Волгоградского водохранилища. Первые три района подразделены Э. А.Молостовским (1994) на 8 урболандшафтных зон (УЛЗ), которые помимо геоморфологических характеристик учитывают степень воздействия человека и его хозяйственной деятельности на среду обитания.
Однако, такое крупномасштабное деление не учитывает индивидуальные особенности и степень влияния каждого структурного элемента друг на друга внутри УЛЗ. Для более успешного решения конкретных геоэкологических проблем целесообразно в качестве самостоятельных подструктур рассматривать не УЛЗ в целом, а более мелкие составные их части (подзоны). Последние представляют собой отдельные селитебные районы, сгущение промпредприятий (либо единичные крупные предприятия), садово-дачные участки, рекреационные зоны и т.д.
Предлагаются следующие этапы научно-исследовательской работы:
Изучение и анализ имеющихся литературных данных и фондовых материалов (отчеты по экологическому, инженерно-геологическому, гидрогеологическому и т. п. обследованиям территории г.Саратова). Предварительная детализация УЛЗ с выделением подчиненных им подзон и отдельных объектов;
Проведение «полевых» работ с целью уточнения предварительного районирования на местности и оценки влияния отдельных промзон на селитебные и рекреационные территории. Данный этап включает проведение маршрутов с отбором образцов почв, воздуха и воды на химические анализы. В маршрутах предполагается проведение качественной оценка экологической ситуации и уточнение границ подзон и объектов. Составление предварительных схем и карт.
Количественная оценка выделенных подзон и отдельных объектов по результатам обобщения полевых и фондовых материалов.
Составление отчета о районировании и геоэкологическом состоянии УЛЗ с предложениями и рекомендациями по улучшению экологического состояния исследованной территории.
Работы по детальному районированию каждого УЛЗ г. Саратова могут проводится студенческими коллективами в качестве учебно-производственной практики под руководством сотрудников кафедры и лаборатории геоэкологии СГУ.

ИЗУЧЕНИЕ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ЗОН ПОГЛОЩЕНИЯ БУРОВОГО РАСТВОРА ДЛЯ ОЦЕНКИ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ПОЛИГОНА ЗАХОРОНЕНИЯ ПРОМСТОКОВ ЕЛШАНО-КУРДЮМСКОГО ПОДЗЕМНОГО
ХРАНИЛИЩА ГАЗА (ПХГ).

Гумарова С.К. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Ваньшин Ю.В.
Целью работы является определение вероятного контура распространения промстоков для установления горного отвода на территории Елшано-Курдюмского ПХГ.
В основу методики исследований положены представления о тесной связи зон поглощения в карбонатных коллекторах с зонами повышенной трещиноватости, обусловленными разрывной тектоникой, сформированной в новейший этап тектонической активности и карстовыми полостями. Данные по зонам поглощения получены при анализе первичной документации (буровые журналы проходки скважин).
Закачка промстоков ведется в пределах полигона подземного захоронения (ППЗ) Елшано-Курдюмского ПХГ в окско-серпуховский, протвинский и черемшано-прикамский горизонты. В 183 скважинах Елшано-Курдюмского ПХГ обобщены данные по зонам поглощений и интервалов с провалами бурового инструмента (в 117 скважинах установлены зоны поглощения). По скважинам прослеживается несколько зон, различающихся количеством поглощающих интервалов по глубинам. Первая, условно, от 50-250м, вторая - 450-600м, третья - 700м, четвертая - 800-860м. Все поглощающие скважины по площади объединены в отдельные поля, различающиеся по своей конфигурации, общей ориентировке, в пределах которых отмечены зоны поглощения вне зависимости от их стратиграфической приуроченности. Разделяющие их участки выделяются по отсутствию интервалов поглощений по всему разрезу, подтвержденных характером проходки скважин.
В результате закачки промстоков в карбонатные коллектора происходит увеличение проницаемости за счет растворения последних. Проницаемость также может возрастать за счет развития трещиноватости в виде образования магистральных и мелких ветвящихся трещин при процессах гидратации-дегидратации. Следовательно, увеличение проницаемости в горизонтальном и вертикальном направлениях (при наличии тектонических нарушений) может привести к проникновению промстоков в верхние водоносные горизонты, в том числе и пригодные для хозяйственно-питьевого водоснабжения.
На основе выполненных исследований построены сводная таблица по вертикальному и по площадному распространению зон поглощения и карта распределения зон поглощения, а также дана предварительная прогнозная оценка возможного распространения фронта закачиваемых промстоков в карбонатных коллекторах с учетом характера движения жидкости по сетям трещин (Чернышев,1979) в условиях поля напряжений, возникающих в пределах исследуемой территории (Елшано-Курдюмское ПХГ).

ОСОБЕННОСТИ ЭКОЛОГО-ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ МИХАЙЛОВСКОГО ГОРНОДОБЫВАЮЩЕГО РАЙОНА

Золототрубов Е. Б. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - д. г.-м. н., проф. Косинова И. И.
Интенсивное хозяйственное освоение Михайловского горнодобывающего района связано с концом 50-х годов, когда началось строительство рудника по открытой добыче руды, а затем и Михайловского горно-обогатительного комбината (МГОК) в районе г. Железногорска. В настоящее время это достаточно крупный индустриально-аграрный комплекс народного хозяйства с развитым сельским хозяйством и промышленностью.
В сложной экономической ситуации одной из важнейших проблем деятельности хозяйственного комплекса является его пагубное влияние на окружающую среду. И как свидетельство тому ниже приводятся сведения о наиболее крупных загрязнителях по отраслям.
Металлургическая промышленность, которая является основным загрязнителем воздушной среды района работ, включает в себя предприятия Михайловского горно­обогатительного комбината. Выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух составляют более 5 тыс. тонн. Причём, твердые выбросы представляют большую часть -около 3 тыс. тонн.
Помимо, в районе развиты: химическая промышленность (её выбросы в атмосферу превышают несколько десятков тонн вредных веществ, из которых большая часть принадлежит летучим низкомолекулярным углеродам, сернистому ангидриду, окиси углерода и трихлорэтилену), машиностроительно-ремонтный и приборостроительный комплекс (ими ежегодно выбрасывается в атмосферу около 400 тонн вредных веществ, из которых ведущими являются сернистый ангидрид, окись углерода, двуокись азота), стройиндустрия.
Основными "поставщиками" загрязняющих веществ в атмосферный воздух являются заводы железобетонных изделий и кирпичные. Суммарные выбросы в атмосферу этих предприятий за год составляют около 900 тонн, в которых преобладают окись углерода, пыль с содержанием двуокиси кремния, сернистый ангидрид, двуокись азота, пыль цементных производств.
Энергетический комплекс представлен различной мощности котельными, использующими твердое и жидкое топливо, а также газ. Этими предприятиями в год выбрасывается в атмосферный воздух до 3 тонн двуокиси азота, сернистого ангидрида, золы углей, окиси углерода.
Транспортно-дорожный комплекс в настоящее время является крупнейшим загрязнителем атмосферного воздуха. Транспортными средствами выбрасывается в атмосферу свыше 212 тонн в год загрязняющих веществ, из которых преобладают окись углерода, летучие низкомолекулярные углеводороды, ангидрид сернистый, свинец.
Агропромышленный комплекс, в силу своей массовости, широкого территориального охвата и многообразия средозащитных и средоразрушающих факторов, оказывает существенное воздействие на состояние основных компонентов в природной среде. Более всего на состояние окружающей среды сказываются нарушения в технологии механической обработки почвы, последствия мелиорации, выпас скота на сельскохозяйственных угодьях и в поймах рек, работа крупных животноводческих комплексов на промышленной основе, обработка сельхозугодий пестицидами и другими ядохимикатами, внесение в почву минеральных удобрений и т.д. Влияние на окружающую среду животноводческих комплексов на промышленной основе, как локальных типов загрязнения, весьма велики. В поверхностные и подземные воды попадают аммиак, соединение азота, большое количество органики, различные болезнетворные бактерии и другие загрязнения, содержащиеся в навозной жиже. Крупные животноводческие, птицеводческие, свиноводческие комплексы оказывают существенное влияние и на атмосферный воздух. В атмосферу выделяются и распространяются в радиусе 5-17 км специфические вещества с неприятным запахом. Количество выделяемых в атмосферу вредных веществ крупными сельскохозяйственными предприятиями достигает 834,7 тонн в год, среди которых доминируют окись углерода, двуокись азота, аммиак, сероводород.
Загрязнение поверхностных и подземных вод происходит преимущественно под влиянием сброса сточных вод промышленных предприятий и животноводческих ферм и комплексов.
По данным УГМС ЦЧО среднегодовые концентрации загрязняющих веществ в р. Свапа у с. Михайловки составили БПК5-1,2 ПДК при максимальном 1,6 ПДК; нефтепродукты - 1,4 ПДК, при максимальном 2 ПДК; ионы аммония - 1,7 ПДК, при максимальном 3,2 ПДК, нитриты - 2 ПДК, при максимальном 3,6 ПДК; соединения железа - 1,2 ПДК, при максимальном 1,3 ПДК; меди - 4 ПДК, при максимальном 4 ПДК.
Хозяйственно-питьевое и производственно-техническое водоснабжение г. Железногорска и промышленных предприятий Михайловского ГОКа осуществляется за счёт водозаборов, эксплуатирующих ряжский, бат-келловейский, альб-сеноманский и современный аллювиальный водоносные горизонты, использование вод подземного дренажного комплекса и поверхностных водоёмов. Водоснабжение сельскохозяйственных объектов и населённых пунктов Железногорского района базируется на эксплуатации одиночными водозаборными скважинами альб-сеноманского, бат-келловейского и ряжского водоносных горизонтов и верхнедевонской спорадически обводнённой толщи.
В районе работ имеется порядка 75 действующих водозаборных скважин, оборудованных на вышеперечисленные водоносные горизонты со среднесуточными расходами 50-60 м3/сутки. В связи с формированием обширных и глубоких депрессионных воронок в бат-келловейском и девонских водоносных горизонтах водоснабжение сельскохозяйственных объектов вблизи водопонизительной системы Михайловского карьера и водозаборов г. Железногорска переориентировано на использование вод аллювиальных и альб-сеноманского водоносных горизонтов с естественным режимом подземных вод.
Промышленное освоение Михайловского железорудного месторождения оказало существенно, во многом необратимое, отрицательное воздействие на окружающую среду. Так, в результате работы системы осушения, роста промышленного потенциала, в целом благополучный, в части обеспечения высококачественными питьевыми водами, район превратился в недостаточно обеспеченный, испытывающий острый дефицит в питьевой воде. Прекратили действовать некоторые водозаборы. В радиусе 12 км уровни водоносного горизонта снизились на 7.103м3/сут. Уменьшилась величина подземного питания поверхностных водотоков на 20-40 %. Сброс рудничных вод в речную сеть привёл к существенному загрязнению поверхностных вод нефтепродуктами, соединениями железа, азота и взвешенными веществами. Изменение условий питания подземных вод может привести к длительным изменениям их качества.
Формирование внешних отвалов, занимающих большие площади, приводит, как правило, к подъёму уровня грунтовых вод и появлению на окружающей местности контурного кольца озёр и болот.
В пределах исследуемой территории широкое распространение имеют техногенные отложения. Это породы отвалов, хвостохранилищ, полигонов бытовых и промышленных отходов. Они занимают около 20% площади, их мощность варьирует от единиц до десятков метров. Данные техногенные отложения оказывают значительное влияние на все компоненты природной среды, включая почвы, растительность, ландшафты. В районе своей деятельности ОАО "Михайловский ГОК" неизбежно вызывает интенсивное их преобразование. В зоне отчуждения нарушается или полностью уничтожается природная растительность и почвенный покров, что является неизбежным и, как правило, необратимым. Другой фактор воздействия на почвенно-растительный покров - более или менее интенсивное загрязнение территорий, находящихся в зоне деятельности предприятия. Источниками загрязнения являются отвалы вскрышных пород, хвостохранилища, промышленные площадки горного и обогатительного производства, транспортная сеть и др.
Интенсивная хозяйственная деятельность в пределах Михайловского промрайона способствовала формированию как природно-техногенных, так и техногенных типов ландшафтов.

ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА
КАНАЛИЗАЦИОННЫХ КОЛЛЕКТОРОВ НА ТЕРРИТОРИИ Г. САРАТОВА

Каракулько В.И. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - доц. Карпов А. М.
МУПП «Саратовводоканал» применяет следующие способы строительства подземных сооружений: щитовой, кессонный, проморозкой (плывунных песков).
Геолого-гидрологическая обстановка в пределах конкретных участков города существенно различается и в целом весьма сложная.
Геологический разрез в районе строительства коллектора № 1 (район Соборной площади) начинается слоем насыпных грунтов (мощность 0,5-7 м), налегающих на суглинки мощностью 15-17 м третьей (высокий уровень) Хвалынской террасы, ниже которых следует нерасчлененная пачка среднеальбских-нижнесеноманских алевролитов и глин общей мощностью 62-70 м.
Подземные коллекторы прокладываются на глубине 40-50 м, главным образом, в плотных суглинках и глинах, так как они достаточно прочны, слабоводопроницаемы и залегают на глубинах, где перераспределение горного давления почти не влияет на целостность приповерхностных слоев.
3. Негативные геоэкологические процессы, возникающие при подземных горнопроходческих работах и эксплуатации канализационного коллектора,- загрязнение подземных вод, вибрация, шум, газовые выхлопы работающих механизмов и др. - будут сведены до минимума путем: а) применения сульфатостойких цементов для тела коллектора, эпоксидных смол для покрытия его внутренних стенок и заделки стыков (что исключит утечку канализационных вод) и б) путем постоянного и строго контроля за состоянием и поведением грунтов, подземных вод в течение всего времени строительства коллектора.
Эти мероприятия должны обеспечить защиту природной среды сооружаемого объекта, поверхностных зданий и населения.

ОЦЕНКА ФАКТОРОВ ОПРЕДЕЛЯЮЩИХ РЕЖИМ ГРУНТОВЫХ ВОД НА ТЕРРИТОРИИ ФЕДЕРАЛЬНОГО ПОЛИГОНА «КАМЕННОЙ СТЕПИ»

Колкунова Г.В. (Воронежский государственный университет) Научный руководитель - проф. Бочаров В.Л., Устименко Ю.А.
В 1892 г. районы наиболее пострадавшие от засухи прошедшего года, Лесным департаментом Министерства земледелия России была организована Особая экспедиция под руководством профессора В.В.Докучаева с целью «улучшения естественных условий земледелия» путем проведения целого комплекса лесокультурных и гидротехнических работ.
Район полигона представляет собой флювигляциально-моренную, пологоволнистую равнину. Степень дренированности данной территории низкая.
В геологическом строении территории размещения полигона принимают участие породы: архей - протерозойского, палеозойского, мезозойского, кайнозойского возрастов, с которыми связаны различные гидрогеологические подразделения.
На протяжении ста лет объектом изучения на полигоне является слабоводоносный нижне-верхнечетвертичный комплекс лессовидных делювиально-солифлюкционных и ледниковых отложений, приуроченных к четвертичным надморенным отложениям, и верхам морены.
В настоящее время основная цель работы заключается в изучении закономерностей формирования режима и баланса подземных вод, пород зоны аэрации в условиях искусственного полезащитного лесоразведения, с характеристикой всех основных режимообразующих факторов, составленной на основе режимных исследований долгосрочных прогнозов колебаний уровня грунтовых вод, с последующей экстраполяцией их прогнозов на сопредельные участки с аналогичным геолого-экологическим строением.
В 1992 г. в отчете по результатам столетнего изучения режима грунтовых вод на территории полигона «Каменная Степь» был сделан ряд выводов:
1.Наблюдается тенденция к росту среднегодовой температуры воздуха: с 5,30С (за 1893-1928гг.) до 6,10С (за 1960-1991 гг.).
2.Возрастает количество осадков с 481 мм (многолетняя норма) до 503 мм.
3.Система полезащитных лесных полос изменяет параметры формирования поверхностного стока. В залесенных участках основная часть талых вод инфильтруется в породы субстрата. На облесенных участках поверхностный сток уменьшается в 1,5-2 раза.
4.Начиная с 1956г. уровень грунтовых вод в Каменной Степи имеет тенденцию к повышению, что было связано с изменением солнечной активности.
Исследования гидродинамического режима за 35-ти летний период показали, что явной зависимости динамики уровня рассматриваемого комплекса по ряду скважин с изменением солнечной активности и температуры не наблюдается. Коэффициент парной корреляции составляет от 0,17 до 0,20.
Исследования изменения режима было проведено путем сравнительного анализа карт гидроизогипс среднегодовых значений уровня грунтовых вод за 1956г. и 1991г. При вычитании абсолютных отметок была получена карта остаточной поверхности (величин повышения уровня в метрах). Далее была построена карта изменения уровня грунтовых вод. Анализ данной карты показал, что изменение гидродинамического режима носит неравномерный и сложный характер. Максимальное повышение уровня произошло на периферии полигона, особенно в его восточной части, по западной границе лесных массивов и в пределах двух орошаемых участков. Это связано с нарушением естественного баланса в ряду поверхностный сток-инфильтрация, с увеличением последнего, за счет орошения и задержки поверхностного стока в пределах лесных массивов. Кроме того, это явление усиливается действием внутренних факторов, а именно фильтрационных параметров водоносных пород, коэффициент фильтрации в среднем составляет 0,044-0,32 м/сут. При низких значениях показателей проницаемости пород, дополнительное инфильтрационное питание в зоне транзита и разгрузки грунтовых вод приводит к формированию инфильтрационно-подпорного режима.
Так же стоит отметить, что на территории где отсутствуют отложения киевского горизонта, являющиеся водоупором, грунтовые воды сдренированы, что свидетельствует о преимущественно вертикальном характере проницаемости данного горизонта.
Таким образом, можно сделать вывод, что основополагающими факторами, определяющими изменение уровененного режима грунтовых вод на полигоне «Каменная Степь» является антропогенное воздействие (насаждение ветрозащитных лесополос и зарегулирование поверхностного стока), а так же внутренние факторы, в то время как глобальное изменение климата носит подчиненный характер.

ВЛИЯНИЕ ЭКЗОГЕННЫХ ГЕОМЕХАНИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ НА УСТОЙЧИВОСТЬ ИНЖЕНЕРНЫХ СООРУЖЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ ДЕФОРМАЦИЙ ГРУНТОВ-ОСНОВАНИЙ)

Кондаков Ю.В. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Бочаров В. Л.
Лик Земли непрерывно изменяется под влиянием различных геологических процессов. Одни из них приводятся в действие внешними агентами, другие -внутренними. Геологические процессы, обусловленные взаимодействием земной коры с атмосферой, гидросферой и биосферой называются процессами внешней динамики Земли или экзогенными. К ним относятся такие процессы как: выветривание, эрозия, осадконакопление и др. Среди прочих процессов можно выделить процессы деформаций грунтов-оснований [4].
Под деформацией оснований мы понимаем вертикальные смещения грунта от нагрузки. Деформации грунтов подразделяют на упругие и неупругие (остаточные).
Упругие деформации проявляются в виде изменения объёма и искажения формы. Причиной изменения объёма является перераспределение молекулярных сил упругости твёрдых частиц, тонких плёнок воды и замкнутых пузырьков воздуха. Причиной искажения формы являются молекулярные силы упругости и нарушение структурных связей.
Неупругие деформации характеризуются уплотнением, являющимся результатом уменьшения пористости, набухания - проявлением расклинивающего эффекта, как результата действия электромагнитных сил и ползучестью - взаимными сдвигами частиц, их изломом и разрушением структуры [1].
Одним из видов деформаций грунтов являются вертикальные осадки оснований сооружений. Они классифицируются по:
причинам их вызывающим;
характеру деформации грунтов в основании сооружений (осадки и просадки);
степени равномерности осадок отдельных частей основания сооружения;
степени влияния осадки на прочность и устойчивость сооружения;
преобладанию того или иного фактора сопротивления в процессе уплотнения грунтов-оснований (фильтрационная осадка или первичная, вязкопластическая или вторичная);
характеру развития ползучих деформаций грунтов.
Осадки сооружений в значительной мере определяются несущей способностью грунтов. Здесь по степени сжимаемости грунты делят на три группы [2;6]:
слабосжимаемые (модуль деформации Е > 2,04 гПа);
среднесжимаемые (0,76 гПа < Е < 2,04 гПа);
сильносжимаемые (Е < 0,76 гПа).
Сжимаемость грунтов во многом зависит от их генетического типа, которые подразделяют по генезису на [5;7]:
а) скальные:
осадочные;
изверженные;
метаморфические.
б) нескальные:
крупнообломочные (несцементированные);
песчаные (сыпучие);
глинистые (связанные).
В результате измерений величины осадки оснований можно получить общую осадку. Общая осадка в свою очередь может зависеть от:
уплотнения грунтов в основании сооружения;
разуплотнением грунта за счёт разгрузки;
выпиранием грунтов за счёт развития пластических деформаций в основании;
нарушением структуры грунтов-оснований во время строительства;
неравномерным сжатием и перемещением под действием массы сооружения с однородным геологическим строением основания;
изменением гидротермических условий;
- вспучиванием на морозе водонасыщенных и оттаиванием мёрзлых грунтов. Предельно допустимую величину деформаций устанавливают соответствующими
нормами проектирования зданий и сооружений.
Математическая характеристика осадок фундаментов выражается величинами вертикальных отрезков от первоначальной плоскости, образованной подошвой фундамента до пересечения с деформированной поверхностью основания. Когда эти отрезки равны, осадки называют равномерными, если не равны - неравномерными.
Значит, равномерные осадки могут быть в том случае, если давление, вызываемое массой сооружения, и сжимаемость пород под фундаментом во всех частях будут одинаковыми. Неравномерные осадки возникают, прежде всего, в результате различного давления частей сооружения и неодинаковой сжимаемости грунтов под фундаментом.
Равномерные осадки сами по себе не снижают прочности и устойчивости сооружения. Но при больших величинах и скоростях может нарушаться взаимосвязь сооружения с инженерными коммуникациями. Неравномерные осадки являются более опасными в смысле устойчивости для сооружений. В этом смысле может нарушиться целостность всего сооружения [1].
Следствием неравномерных вертикальных осадок могут являться деформации оснований сооружений, которые характеризуются следующими критериями [1;3]:
абсолютной осадкой отдельных точек оснований сооружений;
средней осадкой оснований сооружений;
относительной неравномерностью осадки здания или его частей, т.е. разностью вертикальных перемещений, характерных точек здания, отнесённой к расстоянию между ними;
креном фундамента или сооружения в целом, т.е. отношением разности осадок крайних точек фундамента к его ширине или длине;
относительным прогибом или выгибом, т. е. отношением стрелы прогиба (выгиба) к длине однозначно изгибаемого участка здания;
кривизной участка здания, сооружения;
относительным углом закручивания здания или сооружения;
горизонтальным перемещением отдельных точек основания сооружения;
трещинами, являющимися следствием недопустимых напряжений.
Общее заключение можно свести к тому, что в целом устойчивость инженерных сооружений на сегодняшний день напрямую зависит от многих видов природных факторов, среди которых не последнее место занимают процессы деформации грунтов-оснований, на примере протекания которых мы можем наглядно пронаблюдать влияние некоторых видов экзогенных геомеханических процессов на устойчивость инженерных сооружений в целом.

Литература:
1. Андреева Ф.В., Борисенков Б.Г., Бузлятов В.Г., Сытник В.С. Геодезическое
обеспечение жилищно-гражданского и промышленного строительства. - Москва.: Недра,
1988 - 269 с.
2. Бочаров В. Л., Зинюков Ю. М., Смоляницкий Л. А. Мониторинг природно-технических
экосистем (на примере ОАО «Минудобрения»).- Воронеж.: Истоки, 2000 - 226с.
3. Молоков Л. А. Инженерно-геологические процессы. - М.: Недра, 1985 - 206 с.
Судо М.М. Современная геология. - М.: Знание, 1981 - 160 с.
Толстой М.П., Малыгина В.А. Геология и гидрогеология. - М.: Недра, 1988 - 318 с.
Н.А. Цытович. Механика грунтов: Высшая школа, М. 1973.-279 с.
Справочник по инженерной геологии / под ред. Н.В. Чуринова: Недра, 1985.-325 с.

ОПОЛЗЕНЬ В СМИРНОВСКОМ УЩЕЛЬЕ В ГОРОДЕ САРАТОВЕ

Кубрин А. Ю., Константинова Е. Н. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Токарский О.Г.
Город Саратов и его окрестности известны как регион классических оползней. Оползневой цирк расположен на юго-восточном склоне Лысогорского массива по правому борту Смирновского ущелья. Абсолютные отметки дневной поверхности в данном районе варьируют от 150-160 метров на территории областной клинической больницы (ОКБ) до 245 метров на водораздельной части.
В геологическом строении склона сверху вниз принимают участие: нижнесызранские отложения нижнего отдела (палеоцен) палеогеновой системы (тёмно -серые, чёрные опоки, при выветривании белого, светло - серого цвета, неравномерно глинистые, трещиноватые), маастрихтские отложения верхнего отдела меловой системы, представленные равномерно переслаивающимися глинами, опоками, мергелями (0,2 -2 м.) Общая мощность маастрихтского яруса составляет 60 м.
Оползневой цирк по правому борту Смирновского ущелья образовался 18 марта 2002 года, вдоль грунтовой дороги на абсолютной отметке порядка 175 метров.
Протяжённость оползня в верхней части склона вдоль жилого сектора по 4-ому Комсомольскому проезду составляла около 40 метров, а в языковой части, входившей на территорию областной больницы расширялась до 60 метров. Длина оползня по оси смещения достигала 60-80 метров. Плоскостью смещения являются глинистые отложения маастриха. Высота стенки срыва не превышала 2-3 метра.
29-ого мая 2003 года сотрудниками отряда ЭГП ТЦ ГМ ГС при "Саратовской гидрогеологической экспедиции" было проведено повторное обследование оползня в районе 4-ого Комсомольского проезда.
Дома имели видимые следы деформации. Деревянные постройки несколько просели в сторону проезда, а кирпичные имели по стенам и фундаменту трещины с шириной раскрытия до 5 см и более.
В 40 метрах от грунтовой дороги отмечена трещина - закол. Эта трещина прослеживалась вверх по склону.
Величина просадки вдоль этой трещины фиксировалось в пределах от 0,5-1,0 м. В этом районе проходит воздушный газопровод д-150 мм.
Обследование показало, что в районе Смирновского ущелья за прошедший год не произошло стабилизации оползня. Осложнение ситуации можно было ожидать в осенне-весенний период 2003-2004 г.г., однако обилие осадков в июне-июле (134 мм при норме 78 мм, т. е. 172 %) наряду с техногенным фактором привело к новым оползневым подвижкам уже в августе 2003 года.
В настоящее время ситуация в районе областной клинической больницы следующая.
Оползень по оси смещения от забора и гаражей областной больницы (абсолютные отметки составляют 160 м) вверх по склону (абсолютные отметки равны 190 м) имеет длину порядка 170 метров. Ширина оползня в его языковой части осталась на уровне прошлого года и равна 55-60 метрам. В головной части оползня (абсолютные отметки составляют 190 метров) его ширина близка к 60 метрам, площадь оползневого цирка по предварительным расчётам достигает 15 тыс. кв. м, против 4-5 тыс. кв. м в 2002 году, т. е. увеличилась в три раза. Учитывая глубину захвата пород порядка 3-5 метров в движение пришла масса пород порядка 45-75 тыс. куб. м. Для данного оползня характерна система трещин-заколов вверх по склону. В 30 метрах выше явной трещины-закола (абсолютные отметки равны190 метров) отличается ещё одна слабо выраженная трещина протяжённостью не более 10 метров с шириной раскрытия до 0,2 м, глубиной до 0,5 м. Оползень в своей языковой части, т. е. Вдоль забора ОКБ и её гаражей сложен сильно разуплотнёнными слабо влажными породами, которые разбиты многочисленными трещинами шириной раскрытия до 10-15 см, а в районе гаражей трещины имеют глубину до 1,5 м с шириной раскрытия до 30 см. Породы, выползающие на территорию больницу постоянно подрезаются и вывозятся. В результате этого язык оползня заканчивается уступом высотой от 2 до 4 м. Подрезаны и вывезены породы и в районе гаражей. Такая постоянная подрезка языка оползня без создания контрфорса (подпорной стенки) не способствует стабилизации оползня, а наоборот провоцирует его дальнейшую активность. Стенки по краям языка оползня с запада и востока отвесные высотой до 1-2 м.
Ниже бровки срыва оползневые породы глубокими широко раскрытыми трещинами разбиты на отдельные блоки, часто запрокинутые. Ширина этих блоков до 2-х м, протяжённость 10 м и более.
Наибольшее опасение и тревогу в настоящее время вызывает закол, произошедший по склону на абсолютной отметке порядка 180 метров.
Этот участок оползня от грунтовой дороги по 4-ому Комсомольскому проезду до середины склона в сторону ул. Вяземской можно выделить как верхнюю оползневую террасу (вторая терраса). Нижняя же (первая) оползневая терраса располагается вниз по склону от дороги по 4-ому Комсомольскому проезду. В пределах, пока ещё условно выделяемой верхней (второй) оползневой террасы находятся жилые дома. Этим домам угрожает разрушение в случае дальнейшей активизации оползневой деятельности.
Причины возникновения оползня: 1. Причины геологического характера:
наличие чёткого водоупора, а именно плотных глин нижней пачки маастрихтского яруса; залегающие над водоупорными глинами водопроницаемые породы (опоки, мергель); значительная крутизна правого борта Смирновского ущелья; активизация в последние годы оползневой деятельности по склонам Лысогорского массива (район психиатрической больницы ул. Сиреневой, Смирновское ущелье). 2. Причины техногенного характера:
утечки из водоводов;несанкционированное бездумное строительство современных коттеджей; активное использование дороги по 4-ому Комсомольскому проезду большегрузным транспортам; отрицательную роль сыграла подрезка языка оползня, вышедшего на территорию ОКБ и расчистка оползневых масс от гаражей больницы.
В данный момент проводится комплекс работ по возведению подпорной стенки, служащей для предотвращения дальнейшего роста оползня и ликвидации последствий.

ЗАГРЯЗНЕНИЕ АТМОСФЕРЫ ПРОМЫШЛЕННЫМИ ВЫБРОСАМИ (НА ПРИМЕРЕ ООО НПП ИМС-ТЕНЗОР)
Кузин А.Г. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Иванов А.В.
Основным видом деятельности предприятия ООО НПП "ИМС - Тензор" является выполнение научно-исследовательских и конструкторских работ, металлообработка, нанесение гальванических покрытий.
Предприятие расположено в центральной части города Саратова (Волжский район) на одной промплощадке, которая с юго-восточной стороны по ул. Чернышевского граничит с территорией предприятия ОАО "Саратовэнерго", с остальных сторон ограничена жилой застройкой. Санитарно-защитная зона (СЗЗ) не выдержана. Жилая зона расположена на границе с производственной площадкой предприятия и находится в пределах СЗЗ.
В атмосферу выбрасываются загрязняющие вещества 31-го наименования. Валовой выброс загрязняющих веществ в атмосферу составляет 0,1469232 т/год, в том числе:
класса опасности - 0,000043 т/год(0,03 %) - 3 вещества;
класса опасности - 0,008441 т/год (5,75 %) - 6 веществ;
класса опасности - 0,042237 т/год (28,75 %) - 7 веществ;
класса опасности - 0,000146 т/год (0,99 %) - 3 вещества;
не имеющие класс опасности 0,0947422 т/год (64,48 %) - 13 веществ.
Загрязнение атмосферного воздуха на предприятии происходит за счет источников выделения на гальванических участках, участке отмывки и сборки, на механическом, термическом и на сварочном участках механосборочного цеха и вспомогательных подразделениях предприятия, к которым относятся аналитическая лаборатория, участок нейтрализации сточных вод гальванического производства (очистные сооружения).
Инструментальными замерами, проведенными на источниках выбросов, определены выбросы следующих загрязняющих веществ:
кадмия сульфат; азота диоксид; никеля сульфат, хромовый ангидрит; натрия гидроксид, кислота азотная, кислота серная; водород хлористый, аммиак; уайт-спирит, ксилол, ацетон; масло минеральное; железа оксид, марганец и его соединения, водород фтористый; пыль абразивно-металлическая, пыль неорганическая, содержащая двуокись кремния выше 70 %, пыль войлочная
Загрязнение приземного слоя воздуха, создаваемое выбросами предприятия, в
значительной степени зависит от наступающих метеорологических условий (НМУ), таких как штиль, туман, застой горячего воздуха - концентрации примесей в воздухе могут резко возрастать.
Чтобы в эти периоды не допускать высокого уровня загрязнения, необходимо заблаговременное прогнозирование таких условий и своевременное сокращение выбросов вредных веществ в атмосферу.
Так как рассматриваемое предприятие не входит в перечень предприятий, оповещаемых Госкомгидрометом о наступлении НМУ, то на период НМУ на данном предприятии можно ограничиться выполнением организационно-технических мероприятий, выполнение которых позволит снизить выбросы в атмосферу от имеющихся источников на 15 %.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ГЕОПАТОГЕНЕЗА ТЕРРИТОРИИ САРАТОВА

Митина О.С. (Саратовского Государственный Университет) Научный руководитель - А. В. Иванов
В последние время проблема геопатогенеза является предметом оживленных дискуссий. Геопатогенные (по некоторым авторам - биопатогенные) зоны (ГПЗ) пагубно влияют на живые организмы, здоровье человека, целостность сооружений. Геопатогенез определяется как явление устойчивых патологических изменений в живых организмах, обусловленное особыми геологическими, геофизическими, геохимическими и другими природными условиями.
Изучение ГПЗ проводилось во многих городах России: Санкт-Петербурге, Москве, Улан-Удэ, Братске, Томске, в том числе и в Саратове. В Саратове вопросами патогенеза в 80-90-е годы занимался Областной центр биолокации во главе с В.А.Тищенко, а позже лаборатория биолокации НИИ геологии СГУ во главе с В.С.Прокопенко. Результаты исследований изложены в ряде фондовых отчетов.
Но наиболее интересным и крупным достижением нам представляется карта ГПЗ, составленная В.А.Тищенко. Им осуществлялось обследование территории методом биолокационного сканирования с заверкой ключевых участков натурной пешеходной съемкой. Обследованная территория составила 610 кв.км. В результате проведенных работ было выявлено 276 биолокационных аномалий, которые делятся на благоприятные и неблагоприятные по воздействию на организм человека. Они различны по размерам и вызваны по мнению В. А.Тищенко разными геологическими объектами: тектоническими нарушениями, нефтегазоносными структурами, водными жилами и т.д.
Мы определили в качестве задачи своих исследований проанализировать степень соответствия ГПЗ, выделенных В.А. Тищенко, различным геологическим объектам, а также геоэкологическим особенностям Саратова. При этом помимо визуального сравнения применялось построение сводных схем и профилей.
В результате обнаружилось, что геопатогенные зоны, обусловленные тектоническими нарушениями, на карте Тищенко не совпадают с дизъюнктивными нарушениями на карте В. З. Макарова. Лишь на северо-западе карты геопатогенные зоны, возможно, совпадают с Елшано-Сергиевской флексурой. Надо отметить также, что над Глебучевым оврагом, приуроченным к разлому, не фиксируется ГПЗ, как следовало бы ожидать. Возможно эти зоны обусловлены чем-то иным, возможно, каким-то антропогенным воздействием.
В отношении нефтегазовых структур прослеживается та же тенденция несоответствия реально существующих месторождений с геопатогенными зонами, обусловленными у Тищенко нефтегазоносными структурами. Хотя тут остается возможность того, что биолокационные аномалии вызваны утечками из нефтепроводов.
Что же касается геопатогенных зон, вызванных водяными жилами, то эта информация оказалась практически непроверяемой. Но, возможно, биолокационные аномалии связаны с водонесущими коммуникациями и зонами утечек из них.
По данным В.А.Тищенко над геопатогенными зонами фиксируются геохимические аномалии ртути, брома, мышьяка, кадмия, свинца, молибдена, радона, торона. Нами была сопоставлена карта интегрального показателя загрязнения почвогрунтов г. Саратова (валовые соединения) -Zc для 6 элементов (Cd, Hg, Cu, Zn, Ni, Pb) за 2002 г. с картой геопатогенных зон В.А.Тищенко. Некоторые совпадения прослеживаются, но их не так много чтобы можно было говорить о четкой тенденции. Возможно, зоны не совпадают по причине того, что Zc - интегральный показатель.
ГПЗ довольно существенно влияют на здоровье человека. Так длительное пребывание в геопатогенной зоне связано с 20% язвенных заболеваний, до 50 % -раковых, до 80% - сахарного диабета, смертность людей долго пребывающих в таких зонах на 25% выше (по данным В.С.Прокопенко). Чтобы проверить эту информацию мы сопоставляли карты заболеваемости населения меланомой кожи и злокачественными новообразованиями с картой Тищенко. Нельзя сказать, что они совсем не совпадают, но и четкой зависимости не наблюдается. Возможно, этой зависимости не прослеживается, так как злокачественные новообразования, зависят от геопатогенных зон лишь на 50 %, хотя на деле эта цифра может увеличиться. Необходимо проанализировать распространение других заболеваний и сопоставить с ГПЗ вдали от промышленных зон.
И наконец, мы изучили карту оценки экологического состояния территории г. Саратова по комплексу неблагоприятных факторов.Мы составили ряд диаграмм по профилям на карте геопатогенных зон и сопоставили их с неблагоприятными зонами. Из 5 наиболее показательных диаграмм совпали 3, одна ГПЗ попала на положительную зону на геоэкологической карте, и одна зона попала на ГПЗ сравнительно слабой интенсивности на карте В. А. Тищенко. Требуется более детальное сопоставление,возможно, с помощью статистической обработки.
Из изложенного можно сделать следующие основные выводы.
ГПЗ, выделенные на карте В. А.Тищенко биолокационным методом, напрямую не коррелируют с объектами - предполагаемыми причинами их образования (дизъюнктивными нарушениями, нефтегазоносными структурами).
Анализ распределения интенсивности ГПЗ не показывает их явной корреляции с неблагоприятными зонами городской территории, выделенными сотрудниками лаборатории урбоэкологии СГУ на обширном статистически значимом материале.
Объяснить такую ситуацию можно несколькими причинами.
1. Более сложной природой ГПЗ, чем предполагалось ранее, более комплексной
причинностью их возникновения (связью их не только с геолого-географическими, но и с
биологическими и антропогенными объектами).
2. Несовершенством биолокационных методик и недостаточной
разработанностью биолокационного метода в целом.
3. Неточностью построений карты ГПЗ и погрешностью сравнительного анализа.


КОНТРОЛЬ НАПРЯЖЕННОГО СОСТОЯНИЯ ПЕСЧАНО-ГЛИНИСТЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ПРИ ПРОХОДКЕ ТРАНСПОРТНЫХ ТОННЕЛЕЙ НА АВАРИЙНОМ УЧАСТКЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО МЕТРОПОЛИТЕНА

Назима В.В.*, Котлов О.Н.** (* - Государственный научно-исследовательский институт горной геомеханики и маркшейдерского дела, г. Санкт-Петербург; - Санкт-Петербургский Государственный Горный институт (технический университет) Научный руководитель - Норватов Ю. А.
В декабре 1995 года произошло аварийное затопление транспортных тоннелей
Санкт-Петербургского метрополитена на участке древней долины, выполненной четвертичными ледниковыми песчано-глинистыми отложениями. Аварийная ситуация явилась следствием развития сложных гидрогеомеханических процессов, которые были обусловлены недостаточным учетом в технических решениях специфических природно-техногенных условий эксплуатации транспортных тоннелей.
В 1997 году для оценки напряженного состояния толщи песчано-глинистых отложений были заложены первые скважины, оборудованные датчиками гидростатического давления (ПДС), а также проведены опытно-фильтрационные работы. В связи с перспективой реализации проекта восстановления движения возникла необходимость в оценке напряженного состояния водонасыщенного массива непосредственно по намеченным трассам двух транспортных тоннелей. С этой целью была создана наблюдательная сеть, представленная 18 скважинами глубиной 50-100 м, каждая из которых оборудована 4-6 датчиками гидростатического давления. Систематические режимные наблюдения дали возможность оценить общие закономерности гидродинамического режима и позволили детализировать структуру четвертичного водоносного комплекса.
С февраля 2002 г. началась проходка транспортных тоннелей специализированным комплексом с гидропригрузом забоя. В процессе проходки по десяти наблюдательным станциям (скважинам) были зафиксированы изменения во времени гидростатического давления в массиве котлинских глин и моренных суглинков в зависимости от положения забоя тоннеля относительно датчиков. По результатам наблюдений подтверждена эффективность использования датчиков гидростатического давления для контроля напряженного состояния водонасыщенных песчано-глинистых пород с целью обеспечения безопасности горных работ и дальнейшей эксплуатации транспортных тоннелей.
В докладе анализируются результаты наблюдений за изменениями напряженного состояния водонасыщенных песчано-глинистых отложений при ведении горных работ.
Для интерпретации результатов наблюдений при строительстве и эксплуатации тоннелей метрополитена, оценки характеристик горных пород и прогнозных оценок их напряженного состояния целесообразно использование численного моделирования гидрогеомеханических процессов.

МОРФОМЕТРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЕЛШАНО-КУРДЮМСКОГО ПОДНЯТИЯ

Пыхина И.А. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Токарский О.Г.
Связь рельефа, неотектоники и тектоники признается подавляющим числом исследователей.
Целью работы является изучение интенсивности и направленности новейших тектонических движений методами морфометрического анализа в пределах бассейнов рек Елшанка и Курдюм, где расположено Елшано-Курдюмское поднятие. Одним из методов изучения рельефа с целью выявления структурно-тектонического строения является морфометрический метод, разработанный В.П. Философовым (1960).
В 2003 г. по заданию ОАО «Югтрансгаз» проведены крупномасштабные структурно-морфометрические исследования Елшано-Курдюмского поднятия, в пределах которого расположено одноименное подземное хранилище газа (ПХГ) и полигон подземного захоронения промстоков (Токарский О.Г., Ваньшин Ю.В., Токарский А.О., 2003). В задачу исследований входило установление степени экологической безопасности Елшанской станции ПХГ и определение контуров санитарно-защитных зон полигона захоронения промстоков в зависимости от неотектонической позиции упомянутых сооружений.
С этой целью был проведен морфометрический анализ рельефа и построены: схема базисной поверхности 2-3-4-го порядков; схемы вершинной поверхности 3-4-го порядков; схема разности вершинной поверхности 4-го порядка и базисной поверхности 3-го порядка; схема разности вершиной и базисной поверхности 3-го порядка; схемы градиентов базисной и вершинной поверхностей 3-го порядка; карта распределения гелия в геохимических пробах; схема разрывной тектоники по гониобазисной поверхности 2-го порядка; схема простирания линеаментов.
При анализе графического материала в современной структуре Елшано-Курдюмского поднятия в строении современного рельефа намечается сеть крупных тектонических нарушений СВ и СЗ простирания, ограничивающих блоки различного ранга.
В результате проведенных морфометрических работ была установлена сложная блоковая структура Елшанской станции ПХГ и прилегающей территории, подтверждаемая характером распределения мегатрещиноватости по площади, выраженной прямолинейными участками крупных долин Елшанки и Курдюма и их притоков 1-2-3-го порядка.


СПОСОБ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ СООТНОШЕНИЯ ПОДВИЖНЫХ И ВАЛОВЫХ ФОРМ ТЯЖЕЛЫХ МЕТАЛЛОВ В ПОЧВЕННОМ ПОКРОВЕ КРУПНЫХ
ГОРОДОВ (НА ПРИМЕРЕ Г. САРАТОВА)

Решетников М.В. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Молостовский Э.А.
При оценке состояния природной среды на городских территориях при геохимических исследованиях оперируют в основном валовыми концентрациями тяжелых металлов (ТМ), причем для их определения широко используется эмиссионно-спектральный анализ. Между тем известно, что основную опасность для здоровья населения представляют растворимые легкоподвижные формы ТМ.
Подвижные формы ТМ в первую очередь определяют опасность геохимических аномалий, которые создаются при аэрозольных промышленных выбросах. Поэтому, в практической геоэкологии, прежде всего, необходимы данные о концентрации растворимых форм ТМ на различных участках городской территории. Ценность этой информации определяется еще и тем, что в пределах городов соотношение подвижных и валовых форм тяжелых металлов резко возрастает, по отношению к природным ландшафтам. Исследованиями во многих городах установлено, что ТМподв/ТМвал в городских геохимических полях выше на порядок из-за «благоприятных» условий образования подвижных форм ТМ, по отношению к природным ландшафтам.
Получение информации о распределении ТМ для крупных городов связано со значительными финансовыми затратами и поэтому таких данных мало. Между тем имеется возможность их получения экспериментальным путем построения специальных графиков растворимости ТМ в различных кислотно-щелочных условиях.
Автором были проанализированы данные по соотношению подвижных и валовых форм концентраций ТМ в почвах г. Саратова. Концентрации определялись в водной вытяжке (рН=7), ацетатно-аммонийном буфере (рН=4,8), и одномолярном растворе HNO3 (рН=0). По результатам анализа были построены гистограммы распределения концентраций подвижных форм ТМ пяти характерных для нашего города элементов (Cd, Cu, Pb, Zn и Ni). Были выделены модальные значения концентраций растворимых форм ТМ при разных значениях pH и построены графики зависимости распределения подвижных форм ТМ и соотношения ТМпод/ТМвал в зависимости от кислотно-щелочного показателя. Анализ графиков позволят выделить в группе «городских» элементов две подгруппы: 1)Cd, Pb и Zn; 2) Ni и Cu. В первой подгруппе прослеживается более четкая зависимость от pH, а для второй подгруппы она заметно проявляется только в кислой среде.
Данные графики позволяют нам прогнозировать возможное содержание подвижных форм ТМ и составлять площадные схемы их распределения, при наличии данных о pH. Подобная оценка может производиться и на других городских территориях, но с учетом местных особенностей.


ВЛИЯНИЕ ЛИТОЛОГИЧЕСКОГО СОСТАВА НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКОЙ ОЧИСТКИ НЕФТЕЗАГРЯЗНЕННОГО ГРУНТА

Ситар К.А. (Московский Государственный Университет) Научный руководитель - Королев В. А.
Данная работа представляет собой очередной этап в исследованиях факторов, влияющих на эффективность электрохимической очистки нефтезагрязненных глинистых грунтов. Ранее проведенные нами исследования были направлены на изучение влияния нефти на параметры двойного электрического слоя, влияния соотношения "вода - нефть", состава нефти на эффективность данного метода [4].
Суть электрохимического метода состоит в том, что в поле постоянного электрического тока в водонасыщенных глинистых грунтах возникает ряд процессов, преобладающим из которых является электроосмос. Совместно с передвижением фильтрата происходит перераспределение загрязняющего вещества за счет вовлечения в течение макрослоев и его последующее удаление из грунта совместно с электроосмотическим фильтратом. О возможности применения этого метода к нефтезагрязненным грунтам впервые заговорили в 1996 году. Тогда в ходе лабораторных работ было обнаружено перераспределение нефти в глинистом грунте после проведения электрохимической очистки [1]. Хотя первоначальный интерес к электрическим явлениям в нефтесодержащих грунтах возник при разработке технологий доизвлечения нефтей из пластов и при изучении возможных механизмов первичной и вторичной миграции нефти из нефтематеринских пород.
Проведенные тогда исследования показали, что в ходе проведения электрохимической очистки происходит изменение величины рН среды: в прианодной зоне грунта величина рН снижается до 1-3, а в прикатодной повышается до 12. Средняя часть очищаемого грунта остается практически в нейтральной области рН. Также были проведены исследования, направленные на выявление влияния концентрации поровой жидкой фазы (порового раствора) на эффективность метода. Результаты показали: максимальный эффект достигается при концентрации порового раствора грунта (электролита) 0.05 н [2].
Проведенные нами в течение последних лет исследования показали, что соотношение "вода - нефть" в поровом пространстве грунта также оказывает влияние на эффективность электрохимического метода и максимальный эффект достигается при соотношении 1:0.7 соответственно. Изучение зависимости эффективности очистки нефтезагрязненных грунтов от состава нефти выявило, что при увеличении асфальтенов и смол в составе нефти эффективность метода падает. Легкая нефть (р < 0.900 г/см3) удаляется эффективнее тяжелой [3]. Все наши исследования проводились на одних и тех же исходных образцах грунта. Был использован моренный суглинок (glims), а также нефть Тарасовского месторождения (Западная Сибирь, р=0.816 г/см3), Ярегского месторождения (Республика Коми, р=0.944 г/см3) и Усинского региона (Республика Коми, р=0.858 г/см3). Предварительно у образца грунта был определен химико-минеральный состав, состав глинистой фракции, были определены микроструктурные особенности, физические и физико-химические свойства.
Исследования, посвященные изучению влияния литологического состава грунта на эффективность электрохимического метода, проводились в лабораторных условиях с использованием однокамерной электроосмотической установки закрытого типа. Исследования проводились на модельных образцах, а в качестве порового раствора использовался 0.01 н раствор электролита NaCl, при соотношении "вода - нефть" в поровом пространстве 1:0.7. Из упомянутого выше моренного суглинка и кварцевого песка (Воскресенский карьер, N-Q) приготавливались модельные образцы с заданным %-м соотношением суглинка к песку. Соотношение варьировалось от 100 % песка до 100 % суглинка с шагом в 10 %. Для каждого модельного образца была определена влажность верхнего предела пластичности методом балансирного конуса по ГОСТу 5180-84.
Подготовка модельного воздушно-сухого образца к проведению электрохимической обработки заключалась в следующем: образец замешивался с раствором электролита на влажности верхнего предела пластичности. В хорошо перемешанный образец добавлялась нефть (в количестве - 0.7 часть от затраченного раствора электролита). Все опять тщательно перемешивалось, и образец помещался на сутки в водный эксикатор для достижения равновесия в полифазной системе.
После выдержки в водном эксикаторе образцом заполнялась трубка - часть электроосмотической ячейки. Торцевые части трубки закрывались бумажным фильтром, смоченным в растворе NaCl, и зажимались перфорированными крышками с использованием резиновых уплотнителей при помощи зажимов. В крышках существуют отверстия для отвода выделяющегося электроосмотического фильтрата и газовой фазы, а вмонтированные в крышки платиновые электроды контактируют с грунтом через бумажный фильтр. После сборки прибора места соединения крышек с трубкой для максимальной герметичности заливались парафином. Ячейка подсоединялась к источнику тока, а электроды к блоку питания.
В ходе экспериментов сила тока поддерживалась на уровне 8 мА, для этого напряжение увеличивалось от 30 до 200 В в зависимости от скорости падения проводящей электрический ток способности грунта (так как в ходе эксперимента с уменьшением количества нефти в ходе удаления ее из образца удельное сопротивление нефтезагрязненного грунта уменьшается). По окончании опыта ячейка разбиралась, грунт извлекался и делился на четыре равные части.
Для каждой части после проведения опыта определялись влажность и содержание нефти. Влажность определялась весовым способом (высушивание образца при температуре 105 °С). Содержание нефти определялось по разности веса до и после сжигания образца в муфельной печи при температуре 610 °С (температура, при которой потеря массы данной нефти составляет 100 %) с учетом определенных ранее поправок на потерю легких фракций нефти при предварительном высушивании при 105 °С. Для каждого модельного образца проводились эксперименты в двух параллельных опытах.
Полученные результаты не показали четкой зависимости между %-ым количеством содержания песчаной фракции и эффективности данного метода. Однако, после построения гистограммы эффективности метода при различных %-ых содержаниях песка в модельных образцах были выделены два интервала, четко различающиеся по эффективности. Так, при увеличении %-ого содержания песка до 50 % (соответственно, при уменьшении содержания суглинка от 100 до 50 %) эффективность очистки мала и составляет 10-13 %. При 60 % содержании песка была достигнута максимальная эффективность очистки, которая составила 25 %. При дальнейшем увеличении содержания песка от 60 до 90 % эффективность очистки уменьшается от 25 до 12 %. При очистке нефтезагрязненного модельного образца, состоящего из кварцевого песка, эффективность метода составила 28 %.
Литература:

1. Королев В.А. Очистка грунтов от загрязнений. - М.: МАИК "Наука/Интерпериодика", 2001. - 365 с.
Королев В.А., Некрасова М.А. Очистка глинистых грунтов от углеводородных загрязнений с помощью электрического тока/Тр. Межд. н.-практ. конф."Инж.-геол. обеспечение недропользования и охраны геол. среды", Пермь, ПГУ, 1997, С. 70-72.
Ситар К. А. Исследование влияния состава нефти на интенсивность протекания процесса электроосмоса в водо-нефтенасыщенных глинистых грунтах. / "Нефть и газ -2003" сборник тезисов докладов 57-й межвузовской студенческой научной конференции. Секция 4. Химические технологии и экология в нефтяной и газовой
промышленности. - М.: РГУНиГ, 2003. С. 36.
4. Ситар К.А. Электрохимическая очистка глинистых грунтов от нефтяных загрязнений
// Мат-лы Всерос. науч. конф. студ., аспирантов и молод. спец. "Геологи XXI века"
(Саратов, 25 - 27 марта 2002 г.). - Саратов: Изд-во СО ЕАГО, 2002. С. 348 - 350.


ОЦЕНКА ВЛИЯНИЯ ПРИРОДНЫХ И ТЕХНОГЕННЫХ ФАКТОРОВ НА
ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ГИДРОХИМИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ СИСТЕМЫ
ВОДОЗАБОРА № 9 Г. ВОРОНЕЖА

Строгонова Л.Н., Бокарева О.В. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Бочаров В. Л.
Левобережье г. Воронежа испытывает острый дефицит в качестве питьевой воды. На левом берегу один из водозаборов - ВПС-9 работает не на полную мощность. В связи с этим возникла необходимость рассмотрения и изучения влияния природных и техногенных факторов на качество подземных вод.
Водозабор № 9 представляет собой водозабор водораздельного типа. Гидравлическая связь с поверхностными водами отсутствует, естественный поток направлен к водохранилищу. На участке водозабора № 9 на режим подземных вод оказывают влияние два фактора: нарушенный - водоотбор и естественный - природная среда. Степень нарушения подземных вод уменьшается по мере удаления от линии водозабора к периферии, а вблизи эксплуатационных скважин в большей мере зависит от интенсивности и величины водоотбора.
По результатам единовременного замера уровня подземных вод в наблюдательных и эксплуатационных скважинах по состоянию на июнь 2002г. построена схематическая карта гидроизогипс неоген-четвертичного водоносного комплекса которая отражает гидродинамическую обстановку на участке работ в июне 2002г. Вокруг водозабора сформировалась депрессионная воронка, несколько вытянутая с севера на юг на расстояние около 7,5км. Ширина депрессионной воронки (с запада на восток) составляет 5,7км. Понижение в центре депрессионной воронки составляет 6,8-7,2м (при допустимом понижении 24,5м). Наибольшее понижение отмечено на северо-западном фланге (скв.35э). Область питания водозабора № 9 не достигает бывших полей фильтрации.
В общем, решающим фактором является нарушенный, но в связи с тем, что водозабор работает с небольшой производительностью в течение длительного периода, формирование режима подземных вод во времени происходит за счет естественных факторов - суммы метеорологических осадков.
Изучение режима подземных вод позволяет охарактеризовать их связь с атмосферными осадками и поверхностными водами и оценить величину питания подземных вод. Основными метеорологическими элементами, влияющими на формирование режима подземных вод являются атмосферные осадки, температура и относительная влажность воздуха. Как было замечено в процессе анализа, метеорологические условия значительно изменяются в короткие промежутки времени.
Таким образом, можно сделать вывод, что атмосферные осадки являются основным источником питания ВПВ - 9.
Для изучения процессов влияния температуры воздуха на уровень подземных вод были проанализированы режимные наблюдения за период с 1979 по 1990 гг. Как показал анализ уменьшение значения температуры, как правило, совпадает с уменьшением абсолютных значений уровня. Так отмечены минимумы температуры в январе 1980 г., который совпадает с глубоким минимумом УПВ в тот же период. Минимум температуры в начале 1981г. приводит к локальному минимуму УПВ в тот же период.
Влияние количества атмосферных осадков на содержание кислорода в подземной воде ВПВ №9 за исследуемый период (1974-1986 годы) установить трудно. Зависимости между данными показателями не найдено.
В пределах водозабора воды по химическому составу относятся к гидрокарбонатно-сульфатным кальциево-натриевым с минерализацией 0,31 - 0,48 г/дм3. Содержание гидрокарбонатов в воде колеблется от 0,23 до 0,30 мг/ дм3 и сульфатов от 0,07 до 0,12 мг/дм3. Воды с жесткостью 4,12 - 5,8 г. Закисное железо встречается в количестве от 0,48 до 0,72 мг/дм3, фтор - 0,4 мг/ дм3, хром (общий) - 0,004 мг/дм3, цинк -0,0025 мг/дм3. Вода слабощелочная с рН 7,6-8,3.
Эксплуатируемый водоносный горизонт на участке ВПС-9 не имеет водоупорного перекрытия и подвержен поверхностному загрязнению, связанному с высокой техногенной нагрузкой на прилегающей территории. В связи с этим, в последние годы на участке водозабора отмечается ухудшение качества воды.
В последнее время в скважинах водозабора стало фиксироваться повышенное количество соединений азотной группы, в частности нитратов в количестве до 58,3 мг/дм3 и аммония 1,08 - 2,2 ПДК. Отсутствие на данном участке у плиоцен - четвертичного водоносного комплекса водоупорного перекрытия позволяет предположить техногенную природу загрязнения подземных вод, с расположением очага загрязнения в зоне развития депрессионной воронки. Учитывая направленность фильтрационного потока и условия формирования депрессионной воронки, не исключается вероятность распространения загрязнения в сторону перспективного Южно-Воронежского водозабора.
По данным ГГП "Воронежгеология" депрессионная воронка от работы водозабора № 9 захватила район с. Никольское, в том числе и промзону бывшего откормсовхоза.
Из этой зоны поток подземных вод направлен в сторону скважин водозабора № 9, в которых и зафиксированы превышения. Вполне вероятно, что источник загрязнения находится в зоне развития депрессионной воронки, в районе с. Никольское, что подтверждают анализы проб вод отобранных на этом участке.
Через всю промзону откормсовхоза и через с. Никольское, а далее вдоль западного ряда эксплуатационных скважин водозабора № 9 протекает река Песчанка, которая затем поворачивает на запад и впадает в водохранилище. Уклон рельефа направлен в сторону русла этой реки. Постоянного водотока в районе с. Никольское и водозабора № 9, река не имеет, но весной, в паводковый период, по нему сбрасываются все талые воды, в том числе и загрязненные.
В долине этой реки расположены объекты, которые могут быть источниками загрязнения подземных вод. Основными из них являются Воронежский завод стройматериалов и городское кладбище, которое расположено менее, чем в 0,5 км, южнее от с. Никольское.
Весной по реке Песчанка вместе с талыми водами сбрасываются и загрязненные. У южного фланга водозабора рельеф выполаживается, течение реки замедляется, появляется заболоченность. Учитывая, что в этом месте когда-то существовал небольшой песчаный карьер для местных нужд, здесь созданы почти "идеальные" естественные условия для инфильтрации поверхностных вод в водоносный горизонт.
По всей видимости, в настоящее время на водозаборе № 9 наблюдается начальное загрязнение подземных вод соединениями азота.
В последние годы на южном фланге водозабора ВПС-9 так же выявлено загрязнение подземных вод гексаном, бензолом, толуолом и ацетоном (превышение ПДК в десятки и сотни раз). Источник такого загрязнения пока не выявлен. Не исключено, что со временем этот водозабор будет выведен из строя.

ЗАГРЯЗНЕНИЕ НЕФТЕПРОДУКТАМИ ПОДЗЕМНЫХ ВОД В ПРЕДЕЛАХ Г. ВОРОНЕЖА

Строгонова Л.Н., Мартыненко Е.Н. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Бочаров В. Л.
Под нефтепродуктовым загрязнением подземных водных объектов понимается поступление, нахождение и распространение в подземных водах и водовмещающих породах нефтепродуктов, а также продуктов их деструкции, в одной или нескольких миграционных формах в количествах, превышающих естественный фон или установленный допустимый уровень.
Попадая в водоносные горизонты, нефтепродукты (НП) распространяются с потоком подземных вод в следующих основных формах: 1) как несмешивающаяся с водой жидкость в виде слоя (линзы) НП; 2) истинный раствор с водой (водорастворенные углеводороды); 3) в эмульгированном и парообразном состоянии. Первые две миграционные формы (жидкие нефтепродукты и водорастворенные углеводороды) определяют основные масштабы очага и интенсивность нефтепродуктового загрязнения подземных вод.
Воронежское предприятие по хранению и обеспечению нефтепродуктами, ныне ЗАО «Воронеж-Терминал» (далее по тексту «Нефтебаза») расположено на юго-восточной окраине левобережной части г. Воронежа. На севере и северо-востоке промышленная площадка граничит с жилой застройкой; на востоке и юге - с промышленными зонами предприятий Восточного промузла; на западе - автомагистралью «Курск-Воронеж». Площадь территории нефтебазы составляет 31 га.
Воронежская нефтебаза осуществляет прием, хранение и реализацию светлых и темных товарных нефтепродуктов. В ассортимент основной продукции, хранящейся и реализуемой нефтебазой, входят: бензины, дизельное топливо, печное и моторное топлива, индустриальные, трансформаторные и автомобильные масла.
Технологический процесс основного производства включает слив нефтепродуктов из железнодорожных цистерн и нефтепровода в резервуарный парк и отпуск их потребителям.
Основными производственными комплексами нефтебазы - потенциальными источниками загрязнения окружающей среды и подземных вод являются:
резервуарные парки хранения нефтепродуктов;
железнодорожные эстакады;
автомобильные эстакады;
насосные станции и продуктопроводы;
очистные сооружения.
Промплощадка нефтебазы располагается в центральной части междуречья Воронежское водохранилище - р.Усманка, в области питания неоген-четвертичного водоносного горизонта. Характерными особенностями неоген-четвертичных отложений служат:
- высокая проницаемость аллювиальных отложений на всю мощность, вплоть до отложений верхнедевонского возраста;
возрастание проницаемости отложений с глубиной опробования;
значительная мощность зоны аэрации (14-20м) и водоносного горизонта (30-40м);
- на участке нефтебазы отмечается практически прямая гидравлическая взаимосвязь неоген-четвертичного и саргаевско-нижнесемилукский водоносных горизонтов.
Неоген-четвертичный грунтовый водоносный горизонт в районе нефтебазы имеет поверхность, осложненную локальными депрессионными воронками местных водозаборов. Наибольшее влияние на структуру потока подземных вод оказывает здесь водозабор ВПС-9, создающий уклон потока и, соответственно, гидродинамическую предпосылку растекания загрязняющих веществ в южном, юго-западном направлениях.
Ввиду высоких фильтрационных свойств грунтов зоны аэрации, и полной незащищенности подземных вод от загрязнения, любой пролив нефтепродуктов на территории резервуарных парков приводит к загрязнению грунтовых вод. Значимые проливы, более 0,5 т нефтепродукта приводят к образованию линзы и увеличению ее объема при повторных аварийных ситуациях.
Под нефтебазой, в результате многолетних, в основном, вероятно, малодебитных утечек НП, на поверхности неоген-четвертичного водоносного горизонта сформировался их слой (линза НП). Линза НП значительно осложнила структуру грунтового потока. Она представляет собой тело овальной формы, деформировавшее водоносный горизонт. Верхняя, "надводная", часть линзы имеет форму неправильного купола с максимальным относительным превышением над условно ненарушенной поверхностью водного потока в 0,7 м (рис.2.За, 2.2). Нижняя ("подводная") часть линзы НП продавила поверхность грунтовых вод максимально на 0,6 м.
Образование очагов нефтепродуктового загрязнения грунтовых вод на территориях расположения нефтебаз обусловлено многолетним суммированием утечек из емкостей и коммуникаций, а также аварийными ситуациями.
Нефтепродуктовое загрязнение грунтов и подземных вод на территории Воронежской нефтебазы выявлено в начале 90-х годов при проведении инженерно-геологических изысканий под строительство.
В последующем было установлено, что очаг загрязнения подземных вод устойчив во времени и распространяется по направлению к водозабору подземных вод ВПС-9 и представляет значительную угрозу хозяйственно-питьевому водоснабжению левобережной части г Воронежа. Причиной образования очага нефтепродуктового загрязнения грунтов и подземных вод послужили многолетние утечки нефтепродуктов (НП) на участках сливно-наливных эстакад и резервуарных парков.
В результате изучения очага нефтепродуктового загрязнения подземных вод было установлено:
-очаг состоит из трех зон загрязнения;
-выделенные зоны включают: ядро (линза нефтепродуктов) мощностью 0.4-2.2м; переходную зону (пленки, эмульсия, раствор НП) глубиной 18м; зона с признаками загрязнения (относительно невысокое содержание нефтепродуктов - 4-6 ПДК НП) которая распространяется на всю мощность неоген-четвертичного горизонта. Основным водным объектом, нуждающимся в охране от загрязнения, является неоген-четвертичный водоносный горизонт, эксплуатируемый ведомственными водозаборами предприятий, расположенных по потоку подземных вод ниже нефтебазы, а также коммунальным водозабором №9.
Линза НП отмечается на территории всех групп резервуарного парка, в т.ч. и на новой территории промплощадки. Мощность линзы жидких НП на поверхности неоген-четвертичного водоносного горизонта по разведочным и наблюдательным скважинам по состоянию на 1995 г. составляла у дамб резервуарного парка 0,2-2,2 м. По состоянию на 2000 г. величина мощности линзы НП составляет 0,01-1,4м, в то же время площадь линзы возросла.
Таким образом, резервуарные парки являются фактическими источниками загрязнения подземных вод. В масштабах территории нефтебазы резервуарные парки это площадные источники загрязнения.
Железнодорожные и автомобильные эстакады расположенные в юго-восточной и северной частях нефтебазы и предназначенные для слива НП из ж/д цистерн и отгрузки НП потребителям являются линейными фактическими источниками загрязнения подземных вод. Мощность линзы на поверхности водоносного горизонта на участках ж/д и автоэстакады по состоянию на июль 2002 г. составляла 1 и 1,4м.
Семь насосных станций, предназначенных для перекачки НП, являются точечными источниками загрязнения грунтовых вод.
Важнейшей особенностью нефтепродуктового загрязнения геологической среды является то, что даже после ликвидации первичного источника загрязнения и откачки жидких нефтепродуктов, остаточная насыщенность углеводородами грунтов зоны аэрации и водоносных пород создают условия длительного загрязнения подземных вод. Обычно удается удалить лишь менее половины утерянных нефтепродуктов. Удаление остаточных нефтепродуктов из геологической среды продолжается, как показывает и отечественная и зарубежная практика, десятки лет. Поэтому произошедшее нефтепродуктовое загрязнение подземных вод чрезвычайно устойчиво и трудно устранимо. По этой причине борьба с нефтепродуктовым загрязнением подземных вод, как правило, должна сводиться к локализация очага загрязнения посредством постоянно осуществляемых специальных защитных мероприятий.

ГИДРОГЕОЛОГИЧЕСКИЕ И ГИДРОГЕОХИМИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОДЗЕМНЫХ ВОД РАЙОНА ВОДОЗАБОРА № 12 Г. ВОРОНЕЖА

Строгонова Л.Н., Паршиков Д.Н. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Бочаров В.Л.
ВПС - 12 расположен у северо-восточной окраины г. Воронежа, на намытой искусственной дамбе в пойме реки Усмань и состоит из 35 эксплуатационных скважин.
Режим подземных вод изучался по тринадцати наблюдательным скважинам. Это позволило охарактеризовать связь подземных вод с атмосферными осадками и поверхностными водами и оценить величину питания подземных вод.
Средняя производительность скважин составляет 1366 м3/сут. Наибольший водоотбор - 44.4 тыс. м3/сут на водозаборе был достигнут в 1985 году, что составило использование утвержденных запасов по категориям А+В - 71,6%. Среднегодовой расход за 2001 год составил 34,16 тыс, м3/сут, что на 1,08 тыс. м3/сут меньше, чем в 2000 году. Водозабор работает в условиях квазистационарного режима фильтрации.
В результате многолетней интенсивной эксплуатации подземных вод вокруг водозабора сформировалась локальная депрессионная воронка, вытянутая с севера на юг длиной 5-7 км и шириной 3-5 км. Величина понижения уровня в центре воронки не превышает 3-7,5 м, при допустимой величине 16-24 м (20-35%). Именно в центральной части водозабора (в районе излучины) отмечается локальная зона депрессии подземных вод, ограниченная гидроизогипсой с абсолютной отметкой 94м. Произошел отрыв уровня подземных вод от дна р.Усмани.
Таким образом, интенсивная эксплуатация водоносных горизонтов является главным фактором нарушения естественного состояния геологической среды.
Для рассмотрения химического состава подземных вод в пространстве была построена гидрогеохимическая карта района водозабора №12. На ней были выделены гидрогеохимические поля с различным составом подземных вод. Гидрокарбонатный кальциево-магниевый тип воды расположен около р. Усмани, там где скважины делают петлю. Вниз по течению реки, на самой окраине водозабора небольшим участком выделяется зона гидрокарбонатных смешанного катионного состава подземных вод.
Гидрокарбонатно сульфатные смешанного катионного состава и гидрокарбонатно-сульфатные кальциево-магниевые рассредоточены по всей площади водозабора, чередуясь друг с другом.
Параллельно с этим на карту были нанесены изоминеры с величиной минерализации 0,3-0,5 г/дм3. Изоминеры возрастают в сторону реки. Наиболее высокая минерализация отмечена в скважинах №3,5,11,25,27,36,37 и 39 (0,5 г/дм3), а небольшая в скважине №17 (0,3 г/дм3). Воды слабощелочные с рН 6,55 - 8,55. Жесткость воды находится в пределах норматива и изменяется от 4,6 до 7 мг-экв/л.
Содержание хлоридов в воде колеблется от 8,9 до 57,9 мг/дм3, что значительно ниже ПДК. Низкое содержание хлоридов указывает на хороший взаимообмен с поверхностными водами. Содержание сульфатов в воде колеблется от 16,3 до 205,6 мг/дм3.
Содержание нитратов изменяется от 0,05 мг/дм3 до 11,4 мг/дм3, не превышая в большей части скважин 4 мг/дм3, нитритов 0,03-0,76 мг/дм3 , аммония 0,05-2 мг/дм3. Окисляемость воды в пределах нормы и изменяется от 0,01-6,43 мг/дм3. Содержание фтора незначительно и колеблется от 0,12 мг/дм3 до 0,5 мг/дм3.
Из микрокомпонентов в воде определены следующие: свинец - 0,0 - 0,03 мг/дм3, медь <0,005 - 0,005 мг/дм3, молибден - 0,0-0,1 мг/дм3, цинк -0,0-0,04 мг/дм3, фосфор - 0,03-0,058 мг/дм3. Бром, алюминий, бор, йод, барий, марганец, никель, кобальт, хром, кадмий в воде отсутствуют. По бактериологическим показателям воды соответствуют требованиям СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода», коли - индекс менее 3, общее количество микробов от 0 до 6. По физическому показателю воды также соответствуют предъявляемым требованиям
По химическому составу воды р. Усмань гидрокарбонатные кальциево-магниевые или смешанного катионного состава. Воды пресные с минерализацией от 0,43 до 0,54 г/дм3. Наименьшая минерализация отмечается в мае за счет поступления паводковых вод, в зимнее время возрастает до максимального. Жесткость воды изменяется от 6,06 до 6,56 мг-экв/л, или несколько выше, чем в подземных водах. Содержание нитратов отмечается в весенне-летнее время до 10 мг/дм3, нитриты в воде отсутствуют. Воды слабо щелочные 7,4 - 8,5. Окисляемость достигает 5,28 -8,7 мг-О2/дм3, что значительно выше, чем в подземных водах. Таким образом химический состав р. Усмань весьма близок к составу подземных вод неоген-четвертичного водоносного комплекса, но отличается меньшим количеством сульфатов, более высокой жесткостью.
По данным многолетних наблюдений были построены графики сезонных колебаний марганца и железа. За последние пять лет концентрации марганца составляют 0,05-2,1 мг/дм3. Анализируя график сезонной динамики марганца в подземных водах ВПВ 12 мы наблюдаем, что в зимний период содержание марганца в скважинах водозабора колеблется в пределах 0,7-0,74 мг/дм3. Весной происходит увеличение его концентраций до 0,8 мг/дм3 . К началу лета наблюдается снижение до 0,3 мг/дм3 с последующим пиком в летние месяцы, который достигает 0,72 мг/дм3. Осенью мы наблюдаем незначительные перепады значений от 0,54 до 0,62 мг/дм3. К началу зимы коцентрации марганца притерпевают небольшие изменения в сторону увеличения (0,71 мг/дм3). Наибольшее загрязнение наблюдается в скв. 10,9,24.
Если посмотреть на график сезонной динамики марганца в р. Усмань, то мы отчетливо наблюдаем схожесть с колебаниями в скважинах водозабора. Поэтому можно сделать вывод об однонаправленности в поисках источников загрязнения вод, как подземных, так и поверхностных. На первом месте на наш взгляд находится природный фактор. Среди природных источников загрязнения можно выделить естественные некондиционные и техногенно-некондиционные. К естественным некондиционным источникам могут относиться горные породы плиоценового и четвертичного возрастов, слагающие берега водохранилища, фитопланктон высшая водная растительность. К техногенным некондиционным источникам относятся: атмосферные осадки, поверхностные воды реки Усмань, донные осадки, загрязненные в результате хозяйственной деятельности населения. Марганцевые аномалии в подземных водах могут быть обусловлены и техногенными факторами, к которым относятся сточные воды промышленных и агропромышленных предприятиий находящихся в пределах г.Воронежа и его окресностях.
Источники элементов - породы (глины, суглинки, пески, илы) в различных петрографических разновидностях выполняют роль водовмещающих пород. Водовмещающие породы, по результатам иммерсионного анализа, характеризуются следующим минеральным составом: песчаной фракции преобладают кварц, полевые шпаты, в меньшем количестве - глауконит и мусковит; из тяжелых минералов доминируют дистен, ставролит, рутил и сфен. Рентгеноструктурный анализ глинистой составляющей свидетельствует о преобладании каолинита, монтмориллонита и гидрослюд. Для железа источниками являются в осадочных породах сульфидные минералы, такие как пирит и оксиды железа - гематит, магнетит. Сульфиды широко распространены в плиоценовых глинах. Для марганца характерными источниками являются его оксиды: пиролюзит, псиломелан, манганит, которые образуются на небольшой глубине - в зоне максимального насыщения кислородом.
График сезонных колебаний железа выглядит подобным образом, что и марганца. Следовательно, источники поступления могут быть те же. Содержание железа на графике колеблется от 1,17 до 3,38 мг/дм3.
Для выяснения сезонной динамики изменения минерализации нами были построены соответствующие графики для подземных вод водозабора и поверхностных вод реки Усмани. Как мы и предполагали графики очень схожи с вышерассмотреными.
Таким образом, изучив гидрогеохимическую обстановку в районе водозабора №12 можно сделать вывод, что качество воды отвечает требованиям СанПина 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода» по всем показателям за исключением марганца и железа, загрязнение подземных вод которыми с течением времени увеличивается. В связи с тем, что не происходит самоочищения воды, это загрязнение носит устойчивый характер.
На основании этого рекомендуется строительство станции обезжелезивания и очистки подземных вод от этих компонентов.

ИЗУЧЕНИЕ ГЕОФИЛЬТРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ С ЦЕЛЬЮ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ И ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ЛИКВИДАЦИИ УГОЛЬНЫХ ШАХТ (НА ПРИМЕРЕ ШАХТЫ АВАНГАРД В ПАРТИЗАНСКОМ
УГОЛЬНОМ БАССЕЙНЕ)
Щербич К.Н. (Санкт-Петербургский горный институт им. Плеханова (технический университет)
Научный руководитель - Норватов Ю. А.
Актуальность исследований определяется массовым закрытием шахт в основных угледобывающих районах России, при котором возникают серьёзные проблемы, связанные с обеспечением экологической и производственной безопасности ликвидационных работ. Затопление шахт приводит к развитию природно-техногенных гидродинамических процессов, которые охватывают значительные территории в угледобывающих районах, в пределах городов и крупных шахтерских поселков.
В рамках прогнозных оценок требуется решение задач об увеличении водопритоков в соседние действующие шахты, имеющие гидравлическую связь с затапливаемой шахтой, определение скорости повышения уровней шахтных вод, объемы их выхода на поверхность. Особое место в проблеме затопления горных выработок занимает прогноз состава шахтных вод, выходящих на земную поверхность.
Одной из основных задач является оценка скорости затопления шахты. Ее решение позволяет обосновать инженерные мероприятия, т.е. дренажные работы, сроки строительства очистных сооружений и их мощности, демонтаж оборудования. Существует два пути решения этой задачи. С одной стороны оценка скорости затопления шахт может быть проведена с использованием аналитических решений. Недостаток этого подхода заключается в том, что решение возможно лишь в рамках рассмотрения типовой расчетной схемы. В реальных условиях процесс затопления шахт может быть осложнен различными факторами, такими как фильтрационная неоднородность породных массивов, наличие поверхностных водотоков или водоемов, инфильтрационное питание. Поэтому аналитические зависимости целесообразно использовать для ориентировочной оценки скорости затопления горных выработок конкретных шахт. Для учета сложных гидрогеологических условий, с целью обеспечения надежности и комплексности прогнозных оценок необходимо использование численных геофильтрационных моделей.
В настоящее время разрабатывается методика численного моделирования геофильтрационных процессов при затоплении шахт. Методика проиллюстрирована примером решения конкретной гидрогеологической задачи для шахты "Авангард". Шахта «Авангард» была ликвидирована вследствие нерентабельности этого предприятия. Проектом ликвидации шахты предусматривалось ее затопление, поэтому шахтный водоотлив был остановлен 5.06.1998 года. Повышение уровней шахтных вод в затапливаемых выработках повлекло за собой повышение уровней грунтовых вод в долине реки Белой и подтоплением нескольких десятков жилых домов на территории поселка Авангард. Сложное геологическое строение шахтного поля, специфические условия выемки многочисленных угольных пластов с образованием техногенного водоносного комплекса, особенности гидравлической связи затопленного выработанного пространства с приповерхностным водоносным комплексом предопределяют необходимость использования численных геофильтрационных моделей для анализа техногенного режима подземных вод при затоплении шахты и прогноза изменений этого режима при проведении дренажных мероприятий. Для решения гидрогеологических задач создана базовая трехмерная модель на основе тщательного гидрогеологического анализа условий затопления для обеспечения производственной и экологической безопасности ликвидации шахты Авангард Партизанского бассейна. В результате моделирования оценена эффективность водопонижающих скважин и понижения уровней шахтных вод в затопленных выработках для предотвращения подтопления жилых домов. Даны рекомендации по организации гидрогеологических наблюдений.

ЗАХОРОНЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ СТОКОВ НА СТЕПНОВСКОМ ПОДЗЕМНОМ ХРАНИЛИЩЕ ГАЗА

Яковенко О. В. (Саратовский Государственный Университет)
Научный руководитель - Гольдфейн М.Д.(зав. каф. охраны окружающей среды и
безопасности жизнедеятельности); Иванов А. В., (зав. каф. Геоэкологии)
В настоящее время широкое распространение получила практика обезвреживания отходов, для которых нет санитарно-надежных методов очистки, путем закачки в подземные горизонты. Опыт эксплуатации полигонов подземного захоронения сточных вод указывает на их экономическую эффективность по сравнению с другими методами. Такой метод приобрел распространение на объектах газовой промышленности. Одним из таких объектов является Степновское подземное хранилище газа (ПХГ) в Саратовской области, которое находится в выработанном газоконденсатном месторождении. Оно эксплуатируется в режимах закачки и отбора газа, во время которого образуется большое количество сточных вод, загрязненных минеральными солями, диэтиленгликолем, нефтепродуктами и механическими примесями. Закачка сточных вод на Степновском ПХГ осуществляется в поглощающий окско-серпуховский горизонт, имеющий следующие особенности:
• горизонт не содержит вод питьевого качества;
• воды горизонта представлены хлоридно-кальциево-натриевыми рассолами, с минерализацией от 195 до 227 г/дм3 , которые не используются для лечебных целей, технического водоснабжения, а также для извлечения полезных ископаемых;

водовмещающие горные породы окско-серпуховского горизонта обладают фильтрационными и емкостными параметрами, обеспечивающими хорошую приемистость скважин;
окско-серпуховский горизонт изолирован от вышележащих водоносных горизонтов, представляющих практический интерес, выдержанным по мощности и регионально распространенным мелекесским горизонтом, а от нижележащих пород, используемых в качестве объектов газохранения, водоупором в кровле тульского горизонта;
окско-серпуховский горизонт залегает на приемлемых в технико-экономическом отношении глубинах (1400 - 1700 м).
Локализация сточных вод в глубокие горизонты земной коры зависит от структурно-тектонических условий. Наиболее благоприятно производить захоронение промстоков в пределах пологих бортов отрицательных и положительных структурных форм. Этому требованию удовлетворяет территория Степновского ПХГ, так как оно расположено на южной окраине Волго-Уральской антеклизы. При закачке промстоков на Степновском ПХГ, имеющей сезонный характер и соответствующей периоду отбора газа из хранилища, используются скважины №№152, 154 и 156. Суммарный объем сточных вод, подлежащих закачке при давлении 5,5-6:,0 МПа, составляет 200 куб. м в сутки. Неотъемлемой частью функционирования Степновского полигона захоронения промстоков является наличие эффективных видов контроля (гидрогеохимический, гидрогеологический и геофизический), каждый из которых отличается своими методами и периодичностью.
Для предотвращения возможного негативного воздействия подземного захоронения промстоков на природные ресурсы и условия жизни людей в районе расположения полигона созданы зоны санитарной защиты, состоящие из двух поясов. Первый пояс существует вокруг цеха подготовки сточных вод, трубопроводов, наблюдательных и нагнетательных скважин, аварийной емкости. Его граница 30 м от вышеперечисленных объектов. Второй пояс ограничивается областью распространения промстоков в пласте и охватывает территорию, в пределах которой имеется потенциальная опасность химического загрязнения горизонтов подземных вод и горных пород. Параметры второго пояса зависят от гидрогеологических характеристик, условий поглощающего горизонта и от объема закачиваемых промстоков, а также определяются контурами распространения пррмстоков на конец рассчитываемого времени закачки.

«ГЕОФИЗИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ПОИСКОВ И РАЗВЕДКИ, МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ ГЕОЛОГО-ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ»

ОПРОБОВАНИЕ МЕТОДА НАКОПЛЕНИЯ И СУММИРОВАНИЯ ПОЛЕЗНЫХ СИГНАЛОВ ПРИ ГЕОЭЛЕКТРОХИМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ.

Адоняева С.Г. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Шигаев Ю.Г.
При поисках нефтегазовых месторождений используется целый комплекс геологических, геохимических и геофизических методов поиска и разведки. В последние годы большое внимание уделяется совершенствованию методов поиска и разведки углеводородов, так как новые месторождения находятся в более сложных геологических условиях, нежели найденные и разработанные ранее. В связи с этим на кафедре геофизики Саратовского государственного университета был разработан и запатентован геоэлектрохимический метод прогноза и нефтегазоносности локальных объектов, выявленных сейсморазведкой.
Отличительной особенностью способа является возможность непосредственного изучения вещественного состава горных пород при взаимодействии последних с постоянным электрическим током и активизации в них геохимических процессов. При этом в породе увеличивается концентрация микроэлементов, находящихся в подвижной форме, что особенно важно при изучении аномалий в толщах, перекрывающих нефтегазовые месторождения.
Однако использование при этом в качестве анализируемого материала распределение валовых концентраций микроэлементов не всегда правомерно из-за малоамплитудности выявленных аномалий или их практического отсутствия.
Это вызвано, вероятно, тем, что
современный спектральный анализ не позволяет отличить формы элементов кристаллической решетки от подвижных форм, наиболее важных для поиска нефтегазовых месторождений. Этот недостаток не позволяет точно интерпретировать данные, что вносит искажение в определении ореолов над залежью;
результаты спектрального анализа напрямую зависят от литологии, что заведомо искажает картину действительного положения перспективных аномалий.
Для того, чтобы не пропустить "слабые аномалии", проводятся различные методы их усиления. Один из них - метод накопления и суммирования сигналов. В его основу положено допущение, что сигналы, имеющие сходную форму, передают одно и то же сообщение. В качестве объективного показателя сходства формы сигналов принимается существование между ними статистической связи с их желательным визуальным сходством.
Непосредственное суммирование сигналов нежелательно, так как содержание разных элементов в породе изменяется в различных диапазонах и их суммирование не приведет к выделению аномалий. Кроме того, зависимость между сигналами может быть и обратной, что приведет к сглаживанию, а не к усилению полезного сигнала. Поэтому исходные данные необходимо подвергнуть предварительной обработке. В этом случае удобнее использовать не сами геоэлектрохимические показатели, статистические свойства которых зачастую неизвестны, а сигналы, передаваемые посредством данных показателей.
Полезный сигнал о сообщении, передаваемом сходными по форме сигналами, выделяется путем суммирования исправленных приращений геохимических показателей. Однако эти показатели - носители сигналов, имеют различную чувствительность к помехам и от этого зависит количество информации, которое содержит сигнал о передаваемом сообщении. Если помехи велики и сигналы сильно отличаются друг от друга, то они несут мало информации как друг о друге, так и о передаваемом сообщении. Если помехи малы и сигналы похожи друг на друга, то каждый из них несет мало информации по сравнению с той, которая содержится в остальных сигналах. Наибольшее количество информации отвечает случаю, когда помехи не очень малы и не очень велики. Этим соображениям удовлетворяет шеннонова мера количества информации, определяемая как величина энтропии (неопределенности), существовавшей до получения сообщения и уничтожаемой после его получения. Чем большее количество информации содержится в данном сигнале о других сигналах, передающих то же сообщение, тем больший вес ему следует придать. В качестве информационного веса принимается обычно само количество информации.
Информационный вес при вычислении полезного сигнала определяется путем последовательных приближений: полезный сигнал вычисляется вначале путем суммирования принятых сигналов без информационного веса, а затем определяется количество информации, которое каждый принятый сигнал содержит о вычисленном полезном сигнале, то есть все сигналы умножаются на коэффициенты информационного веса. Полученный таким образом полезный сигнал является значением, определяющим суммарное влияние микроэлементов друг на друга и на процессы, происходящие в зоне рассеяния углеводородов.
Рассмотренный метод выделения слабых геоэлектрохимических аномалий был опробован на примере Западно-Грязнушинской площади. На основе вычисленных результатов по комплексному параметру содержания микроэлементов на территории были составлены графики полезного сигнала по профилям, а затем карта полезного сигнала, отражающая перспективность данного объекта на основании приведенного выше алгоритма. Особенностью является то, что использовать возможно только 2-3 показателя, для большего числа сигналов алгоритм некорректен. Кроме того, в программу необходимо вводить исходные данные, а также "вручную" выбирать те микроэлементы, показатели которых будут использованы для получения суммарного полезного сигнала по профилю. Также возможны ситуации, когда статистическая связь между сигналами не прослеживается и полезный сигнал выделить невозможно. Для преодоления этих недостатков микроэлементы группируют в тройки по каким-либо общим признакам -специфическим химическим свойствам, степени оптимальности для решения данной задачи, информативности для выявления углеводородных месторождений или по другим параметрам.

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ В САРАТОВСКОМ ПОВОЛЖЬЕ НА ОСНОВЕ КОМПЛЕКСИРОВАНИЯ СЕЙСМИЧЕСКОГО И ГЕОПОТЕНЦИАЛЬНЫХ МЕТОДОВ
Барулин Д. А., Кучук Э. В. (Саратовский Государственный университет) Научный руководитель - Рыскин М. И.
Одной из причин недостаточно высокой геологической эффективности геофизической разведки в Саратовской области является однометодный - сугубо сейсморазведочный способ ее проведения. Между тем сейсморазведка несмотря на все свои достоинства не свободна от практической эквивалентности и поэтому сейсмический прогноз объектов, подготовленных под бурение на нефть и газ в сложных геологических условиях, характерных для Саратовского Поволжья, оказывается крайне неустойчивым. Средством уменьшения этой неустойчивости является, как известно, комплексирование методов. Один из способов такого комплексирования сейсморазведка с электроразведкой - методика СЭВР - доработан до стадии компьютерной интерпретационной технологии и пользуется достаточной известностью. В то же время весьма информативные данные геопотенциальных методов грави- и магниторазведки востребованы недостаточно. Это связано с труднодоступностью таких данных (в первую очередь гравиразведочных) и устаревшим способом их представления - на бумажных носителях. Компьютеризация гравимагнитной информации и представление ее в виде электронного банка (цифровых матриц) способны существенно изменить ситуацию.
Вынесение гравимагнитных профильных кривых Ag и AT на плоскость временного (глубинно-динамического) сейсморазреза позволяет с первых шагов его анализа соотнести сейсмоданные с геопотенциальными и увереннее диагностировать геологическую природу комплексных аномалий. Наиболее успешно с помощью разработанной на кафедре геофизики СГУ технологии совместной интерпретации материалов сейсмо-, грави- и магниторазведки решаются следующие задачи:
Выявление перспективных участков для постановки детализационных сейсморазведочных работ 2D и 3D ("фокусировка" сейсморазведки). Эта задача решается путем направленного суммирования карт (цифровых матриц) гравитационного и магнитного полей и вычислении их корреляционных взаимосвязей.
Локализация объектов поиска нефти газа на выделенных перспективных участках. Эта задача решается путем проведения различных частотных и статистических трансформаций (преобразований) полей Ag и AT, таких как осреднение и вычитание средних значений, вычисление остаточных аномалий Саксова-Нигарда, стандартных отклонений, горизонтальных градиентов. Используется также способ введения геологических редукций - т.е. вычисление (путем решения прямых задач в трехмерном пространстве) эффектов, создаваемых в геопотенциальном поле известными (т.е. ранее изученными) элементами геологического разреза и последующим вычитанием этих эффектов из исходного (наблюденного) поля.
Повышение надежности сейсморазведочных построений (особенно в сложных геологических условиях) на основе построения согласованных профильных сейсмо-грави-магнитных ФГМ. В процессе построения и оптимизации таких моделей удается оценить на сколько соответствуют предлагаемые сейсморазведчиками варианты структурных построений той информации, которая заключена в аномалиях геопотенциальных полей Ag и AT. Одновременно оценивается вклад, вносимый каждым значимым элементом сейсмической - структурной модели в суммарные поля Ag и AT и, тем самым, определяются различные возможности гравимагнитных методов.

ВЫЯВЛЕНИЕ НЕФТЕГАЗОПЕРСПЕКТИВНЫХ КАРБОНАТНЫХ ПОСТРОЕК В ПОДСОЛЕВОМ РАЗРЕЗЕ ПРИКАСПИЙСКОЙ ВПАДИНЫ НА ОСНОВЕ КОМПЛЕКСИРОВАНИЯ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ МЕТОДОВ.
Герасименко Т. С., Кучук Э. В. (Саратовский Государственный Университет) Научный руководитель - Рыскин М. И.
Одно из основных направлений поисково-разведочных работ на нефть и газ в Саратовской области связано с предполагаемыми карбонатными (органогенными) постройками в разрезе подсолевого палеозоя Прикаспийской впадины. Объекты подобного типа обнаружены по всему периметру Прикаспийской впадины (Карачаганакское, Тенгизское, Астраханское месторождения) за исключением северо­западного (Саратовского) угла. В последнее время геофизическая разведка карбонатных построек велась в пределах Карпенского лицензионного участка на объекте «Черная Падина». Здесь были пробурены две скважины глубиной более 5000 м, после чего бурение прекратили, так как нового «Карачаганака» не обнаружили.
По нашему мнению одной из причин отрицательного результата стал недоучет искажающего влияния солянокупольной толщи при интерпретации сейсмических временных разрезов в процессе их совместного анализа с гравиметрическими данными. Прогнозирование подсолевых объектов, основанное на использовании комплекса сейсморазведки с гравиметрическими данными, необходимо вести после исключения из суммарного поля Ag гравитационного эффекта соленосной толщи, причем это необходимо делать в 3-х мерном (а не 2-х мерном) пространстве.
В нашем докладе представляются результаты комплексной интерпретации данных
сейсмо-, грави- и магниторазведки в пределах Карпенского участка, полученные при
соблюдении этого условия. Вычисление геологической редукции в 3-х мерном
пространстве выполнено с помощью программы «Гравипласт», разработанной
О.В.Витвицким в РГУ НГ им. Губкина в 2003 г. Построенная карта обнаруживает
тесную связь с рельефом подошвы соли, т. е. от влияния солянокупольной толщи в значительной степени освобождена. Наибольший интерес на карте Ag^ вызывает положительная аномалия широтной ориентировки с размерами около 15 км по длинной оси и 5 км по короткой, и с амплитудой примерно 10 мГл (в условном уровне). Волновое поле по региональному сейсмическому профилю «Оренбург-Маныч» характеризуется в подсолевом интервале в районе упомянутой аномалии сложным рисунком, в котором слоистые фрагменты сочетаются с хаотичными и прозрачными. Этот рисунок сильно отличается от такового по всему интервалу At П1-П2 за пределами аномалии, что является явным свидетельством наличия здесь некой неоднородности пока не установленной природы. В магнитном поле на месте этой аномалии фиксируется область повышенных значений AT, не коррелированная с положением куполов или мульд, т. е. имеющая явно глубинную (возможно подсолевую) природу. На карте комплексного гравимагнитного параметра КП-2 на месте аномалии выделяется максимум, интерпретируемый в соответствии с методологией КП, как карбонатная постройка.
Таким образом авторы полагают, что выбор скважины ЧП-2 для продолжения бурения на Карпенском участке был сделан неправильно. Эту скважину необходимо было поставить северо-восточнее (а не западнее) скважины ЧП-1, т. е. в районе выявленной аномалии. Проведенные исследования показывают, что работы на Карпенском участке нужно продолжить. Бурение новой скважины в контуре объекта на карте КП целесообразно предварить целевой переинтерпретацией сейсмических материалов по этому участку.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПЕРВЫХ ВСТУПЛЕНИЙ СЕЙСМОГРАММ МЕТОДА ОГТ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ СКОРОСТНОГО СТРОЕНИЯ ВЕРХНЕЙ ЧАСТИ
РАЗРЕЗА

Герасимова И.Ю., Огородова И.В. (Пермский государственный университет)
В последние годы наблюдается сокращение объемов проведения микросейсмокаротажа и метода преломленных волн для изучения строения верхней части разреза (ВЧР). Поэтому, для решения этой задачи широко применяются волны, регистрирующиеся в начальной части записи сейсмограмм при стандартных работах по методике общей глубинной точки (МОГТ). Учитывая сложный характер волнового поля в области первых вступлений, затрудняющий прослеживание вдоль профиля преломленных волн от отдельных слоев разреза, на кафедре геофизики Пермского государственного университета разработана технология обработки и интерпретации временных полей первых волн [1], позволяющая одновременно использовать всю совокупность времен, регистрирующихся в начальной части записи сейсмограмм МОГТ. В данной работе приведен пример применения технологии для детального изучения скоростных неоднородностей приповерхностной части разреза в пределах одной из нефтегазоперспективных структур Пермского Прикамья - Шершневского поднятия.
Разработка нефтяной залежи на структуре осложнена присутствием выше по разрезу уникального Верхнекамского месторождений солей. Помимо сложных физико-географических условий (заболоченность, залесенность территории, резко изрезанный рельеф местности), для площади характерны участки карстообразования, эрозии, повышенной трещиноватости, раздробленности и брекчирования отложений. Поверхностные и глубинные сейсмогеологические условия обуславливают сложный характер волновой картины в области первых вступелний, связанный с интерференцией волн различных типов: закритически отраженных, преломленных, рефрагированных и т. д., образовавшихся в разных интервалах верхней части разреза.
Для детального анализа приповерхностной части разреза использованы материалы сейсморазведки 2D МОГТ, полученные ОАО «Пермнефтегеофизика». По результатам корреляции первых вступлений формировались двумерные временные поля t (X, L), которые несут информацию как о строении среды (присутствии аномалий, рельефе местности, характере изменения скоростных свойств), так и о погрешностях, возникающих при корреляции волн, кривизне профиля и др.
Обработка волновых полей первых волн, основанная на последовательном учете составляющих временных полей, не обусловленных скоростным строением разреза, заключалась в:
- учете кривизны профиля наблюдений и определении истинных удалений ПП-ПВ;
определении высокочастотных составляющих времен, обусловленных неоднородностями в пунктах взрыва и приема;
низкочастотной фильтрации полей времен с целью исключения влияния случайных помех и ошибок корреляции времен на отдельных каналах;
- учете наклона преломляющей границы по системе встречных годографов.
В результате обработки происходит существенное упрощение структуры временных полей первых волн и в пределах ограниченного участка, сравнимого с длиной базы наблюдения, может быть представлено в виде, соответствующей квазигоризонтально-слоистой модели среды.
Анализ распределения изолиний скоростей на разрезах V (X, Alt) позволяет прослеживать характер залегания кровли солей, участки локального уменьшения скоростей, особенности строения надсолевой толщи.
Полученные результаты объединялись в единый массив данных и формировался куб скоростей V (X,Y,Alt). Сечения информационного куба позволяют детально изучать распространение в объеме скоростных свойств разреза. В результате был выделен ряд аномальных зон, в частности, одно из выделенных увеличений мощности низкоскоростных отложений в приповерхностной части разреза, совпадает, согласно данным скважин, с областью отсутствия покровной каменной соли и продуктивной толщи, сопровождается возрастанием мощности четверичных отложений и наличием гипсово-ангидритовой шляпы. Наличие прямых признаков карстообразования на ряде участков, а также тот факт, что большинство отмеченных аномалий обладает идентичными параметрами, позволяют выявленные локальные зоны с большой долей уверенности приурочить к карстовым. Кроме того, при анализе куба скоростей четко зафиксированы колебания отметок кровли солей, определены положения низкоскоростных аномалий, секущих куб на различную глубину.
Трехмерный массив значений скоростей V (Х, У, Alt), полученный по результатам интерпретации временных полей первых волн, может также использоваться для изучения анизотропных свойств скоростного разреза ВЧР [2]. С этой целью на ряде горизонтальных сечений куба скоростей был проведен анализ структуры поля структуры поля VAlt=cOnst(X, У) на основе построения двухмерных вариограмм распределения скоростей. Изучение особенностей карт-вариограмм, полученных по экспериментальным данным, показал, что в целом на площади наблюдается существенное различие дисперсии скоростей в двух направлениях преимущественного расположения сейсмических профилей 2D: меридиональном (Vao) и ^ЗВ). Для количественной оценки горизонтальной анизотропии скоростей на каждом сечении Alt=cOnst было осуществлено раздельное построение карт
Vc!io(X, У) и V3^X, У), на основе сопоставления которых определялся характер распределения коэффициента анизотропии скоростей Kан = Vao на изучаемой площади.
Было установлено, что в целом по разрезу величина Кан существенно варьирует, как в пределах площади наблюдения, так и по вертикали, хотя различия значений скоростей в этих направлениях не превышают 20%. При этом, в юго-западной части площади на всех сечениях Аlt=const выделяется блок пород ВЧР, характеризующихся устойчивым возрастанием скоростей при распространении сейсмических волн в меридиональном направлении.
Использование разработанной в Пермском университете технологии обработки и интерпретации первых вступлений сейсмограмм методики ОГТ позволяет детально изучить скоростное строение ВЧР, выявить низко- и среднечастотные аномалии среды, связанные с ее строением, проследить положение и колебания отдельных преломляющих границ, провести исследование анизотропных свойств разреза и др.

Литература:
1. Герасимова И.Ю., Митюнина И.Ю., Спасский Б.А., Верхоланцев Ф.Г.
Использование первых волн при сейсмограмм МОГТ для изучения соляного карста //
Геофиз. вестник. Новосибирск, 2001. С.8-11
2. Спасский Б.А., Митюнина И.,Ю.Изучение анизотропии пород верхней части разреза в условиях Пермского Прикамья // Геология нефтяных и газовых месторождений, их поиск и разведка / Перм. политех. ин-т. Пермь, 1988.С. 62-67

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ГРАВИМАГНИТНЫХ ПОЛЕЙ В РАМКАХ УЧЕБНОЙ
ГЕОФИЗИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ НА КАВКАЗЕ

Исаев В.А. Бурмистров А.Б Соколова Е.И., (Саратовский Государственный Университет)
Научный руководитель - Волкова Е.Н.
Впервые проведенная в условиях открытой складчатости Кавказа, летняя учебная практика для студентов кафедры геофизики геологического факультета СГУ позволила получить данные для решения прикладных задач геофизики - оценки возможности геофизического прогноза вещественного состава пород на основе комплексного анализа гравитационных и магнитных аномалий с учетом результатов петрофизических исследований.
В процессе исследований получены графики наблюдённых гравиметрического и магнитного полей, отобраны образцы для дальнейших петрофизических исследований с целью определения плотности, магнитной восприимчивости, а также для изготовления шлифов на предмет минералогического анализа.
В результате выполненной обработки и интерпретации сформированы упрощённые физико-геологические модели, на основании которых были решены прямые задачи гравиразведки и магниторазведки, и в итоге проанализирован характер и степень соотношения значений потенциального поля и прогнозируемого вещественного состава пород.
Установленные соотношения создают основу для возможности более детального и тщательного изучения постановки геофизических работ на участках с малой обнажённостью пород в данном районе с целью оценки возможности исследования кристаллического фундамента в регионе Поволжья, перекрытого мощной толщей осадочных пород.
РАСЧЕТ СТАТИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ГЕОФИЗИЧЕСКИХ ПОЛЕЙ

Кобзева К. В. (Воронежский Государственный Университет) Научный руководитель - Антонов Ю. В.
Автором был проведен пространственно-статистический анализ геофизических полей на территории Воронежского кристаллического массива. Использовались матричные слои оцифрованных карт гравитационного, магнитного полей и электронные версии геологических карт территории ВКМ.
На основе геологических данных были сформированы классы объектов. Каждый класс объединял в себе несколько формаций имеющих сходное литологическое строение, образовавшихся в результате одного этапа геологического развития или пространственного расположения. Всего было выделено 10 классов структурно-формационных объектов.
Была выполнена статистическая обработка указанных геофизических полей. Обработка проводилась с использованием пакета программ «Парк» и Statistika 5.5 Статистическая обработка включала в себя:
1. Получение распределения магнитного поля на всей территории ВКМ и
обрамляющих ее структур. Расчет числовых характеристик.
2. Получение кривых распределения гравитационного поля на всей
территории ВКМ и обрамляющих ее структур. Расчет числовых характеристик.
3. Получение распределения магнитного поля по каждому классу объектов. Расчет
числовых характеристик.
4. Получение распределения гравитационного поля по каждому классу
объектов. Расчет числовых характеристик.

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>