СОДЕРЖАНИЕ

Политика и средства массовой информации
Летом 1948 года молодая девушка, страстно желающая стать политическим аналитиком, сидела у радиоприемника и, затаив дыхание, слушала съезд Республиканской партии, на котором должны были определиться результаты третьего тура голосования. В первых двух турах сенатору из штата Огайо, Роберту А.Тафту и бывшему губернатору Миннесоты, Харольду Е. Стассену удалось помешать губернатору штата Нью-Йорк, Томасу Е. Дивею получить большинство голосов. После второго тура голосования противники Дивея попросили передышку. Теперь они снова на сцене, готовые к бою. Удалось ли им создать мощную коалицию, чтобы остановить губернатора из Нью-Йорка, или им придется признать поражение? По мере того, как руководители делегаций от каждого штата выходили к микрофону и объявляли результаты выборов по своему штату, поглощенная слушательница записывала объявляемые цифры по каждому кандидату и моментально суммировала их. Когда сумма отданных голосов за одного из кандидатов внезапно пересекла заветный рубеж 548, она воскликнула громко и ясно: «Это Дивей!». Секундой позже из маленького коричневого радиоприемника, стоявшего на столе рядом с ней, раздался оглушительный гром приветствий и рукоплесканий делегатов. В тот воскресный полдень считать ей приходилось, как и многим другим, вручную, так как калькуляторы и компьютеры вошли в общее пользование значительно позже. Не имея перед глазами ярких, мигающих электронных таблиц с результатами голосования и элегантно одетых журналистов и делегатов съезда, безудержно выливающих на зрителей поток информации, в воображении подростка создавалась картина съезда и возникало ощущение своего непосредственного участия в политической жизни страны через средства массовой информации. Это было прекрасно.
Летом 1998 года молодой человек, страстно желающий стать политическим аналитиком, будет сидеть за пультом системы, состоящей из телевизора и персонального компьютера и, затаив дыхание, переводить взгляд с одного экрана на другой, и жадно слушать выступающих, быстро бегая пальцами по клавиатуре. Изображение на экране быстро меняется. Вот, перед ним группа мужчин и женщин ведет горячие споры, сидя за столом. А вот, аудитория прекрасно одетых, «обычных» людей, которые приветливо улыбаются или приобретают серьезный вид в зависимости от ситуации. А вот на экране загораются три вопроса по различным аспектам политического курса. После каждого дается несколько вариантов ответа. Голос за кадром объявляет: «Напечатайте ваш ответ». И, немного подумав, юноша пишет: С, А, Е. Моментально на экране высвечивается сводная таблица с результатами данного опроса: сколько всего человек поддерживают политический курс и какие расставляют приоритеты - А, В, С или Е, и сколько это составляет процентов от общего числа американцев. И этот молодой человек будет ощущать свою причастность к политической жизни через средства массовой информации. Это будет прекрасно.
Могу сказать, что пример 1948 года взят из жизни. Ощущение действительно прекрасное. Несомненно, что картина, нарисованная для 1998 года, об участии в политической жизни с помощью средств массовой информации наполнена не меньшим вдохновением и чувством личной удовлетворенности. Несмотря на то, что средства массовой информации могут и действительно дарят нам такие моменты, их роль на политической арене достаточно противоречива, некоторые даже могут сказать, что СМИ представляют угрозу демократии. Мы попытаемся рассмотреть, как влияют средства массовой информации на формирование политики. Начнем наш анализ с краткого исторического экскурса об освещении средствами массовой информации политической жизни США и рассмотрим влияние современных средств массовой информации на политический климат во всем мире. Затем мы перейдем к вопросу о мерах, предпринимаемых для обеспечения контроля за использованием СМИ в политических целях теми, кто владеет этими средствами, покупает в них место и время, а также осуществляет их государственное регулирование. Далее мы остановимся на проблеме реального политического содержания средств массовой информации: что представляет собой объективное, а что - пристрастное освещение событий? Четвертый раздел посвящен анализу деятельности, проводимой политической элитой для получения доступа к средствам массовой информации, и целей такой деятельности. Пятый и последний раздел будет посвящен мнению непосредственных пользователей СМИ, простых граждан: что больше всего привлекает внимание и какое это имеет значение?
Информационная революция
Сама возможность взаимодействия между средствами массовой информации и политикой (а также форма такого взаимодействия) в основном зависит от того, какие средства массовой информации имеются в наличии. Государства с длительной историей развития на заре своего образования технически не были способны обеспечить быстрое, непрерывное и массовое освещение политических событий; более молодые государства с помощью спутниковой связи могут организовать репортажи и трансляцию политических новостей изо всех уголков мира. Чтобы дать возможность почувствовать всю сложность взаимоотношений между политикой и средствами массовой информации как во временном, так и в географическом аспекте, давайте посмотрим на историю развития одного из наиболее старых государств - Соединенных Штатов Америки, а затем проведем анализ более современных форм таких взаимоотношений (см. Табл. 1.).
Таблица 1. Основные этапы использования современных средств массовой информации для освещения предвыборной кампании в Соединенных Штатах Америки, 1952-1988 гг.
1952 Речь Ричарда Никсона «Чеккерс»1; первая в истории телевизионная реклама-объявление, использованная кандидатами на пост президента.
1956 Вышло в свет издание «The American Voter» (»Американский избиратель»), посвященное эмпирическому изучению общественного поведения граждан в ходе избирательного процесса.
1957 Принято решение Верховного Суда о том, что вещательные средства массовой информации не могут быть привлечены к ответственности за содержание политической рекламы.
1959 Введены в действие изъятия из Положений о равных возможностях Закона о средствах связи от 1934 г.
1960 Впервые в истории дебаты между претендентами на пост президента транслировались по телевидению; впервые опубликована книга «Как стать президентом» (The Making of the President), позволившая изменить освещение предвыборной кампании в печатных средствах массовой информации; впервые в истории события в ночь после выборов освещались с помощью информационных служб новостей.
1961 Впервые проведена телевизионная пресс-конференция с претендентами на пост президента в прямом эфире.
1963 Информационные службы новостей увеличили продолжительность выпусков до 30 минут.
1964 Дано новое определение клеветы в деле «Нью-Йорк Таймз против Салливана»; впервые использован прием телевизионной критикующей политической рекламы в ходе президентских выборов (Дейзи Спот); образована Информационная Служба выборов (News Election Service), что позволило информационным агентствам своевременно получать данные по результатам голосования.
1968 Впервые в истории информационные службы новостей в полном объеме освещали процесс выдвижения кандидатов на федеральном уровне; впервые компанией Си-Би-Эс (CBS) проведен опрос по итогам голосования.
1969 Опубликована книга «Продажа президента», 1968, описывающая применяемые кандидатами вопросы методы контроля над политической агитацией в ходе избирательной кампании; Спайро Эгнесе выступил с резкой критикой либерализма «прессы северо-восточных штатов».
1972 Демократическая партия в корне реформировала процесс первичных выборов кандидатов на пост президента; введены в действие федеральные законы о финансировании предвыборной кампании.
1974 Опубликована книга «Мальчики в автобусе», содержащая важный критический анализ методов освещения предвыборной кампании информационными службами.
1976 Федеральная комиссия по связи пересматривает порядок проведения политических дебатов между кандидатами; впервые в истории введены ограничения на расходование средств при проведении общей избирательной кампании по выборам президента; информационные службы новостей стали регулярно освещать заседания партийных съездов в ходе проведения первичных выборов; опубликована книга «Невидящий глаз», содержащая критический анализ освещения информационными службами новостей вопросов предвыборной кампании.
1980 Впервые результаты опроса общественного мнения по итогам голосования стали применяться для прогнозирования результатов выборов; комитеты политического действия стали более разнообразно применять политическую рекламу.
1984 Информационные службы новостей прекращают освещение в полном объеме заседаний партийных съездов по выдвижению кандидатов.
1988 Информационным службам новостей запрещается прогнозирование результатов выборов в день голосования до закрытия всех избирательных участков.
Источник (кроме последнего пункта): Средства массовой информации и выборы (Mass Media and Elections), Ричард Джослин (Адисон-Уэсли, 1984), стр. 6. Авторские права 1984 компании Newbery Award Records. Разрешение на использование получено в компании Random House, Inc.
Однако, перед тем, как начать, мы должны определиться с терминами. Когда мы говорим «средства массовой информации», то обычно имеем в виду газеты, журналы, радио и телевидение. Книги, письма и другие формы печатного слова редко включаются в это понятие, так как, по всей видимости, каждая из таких форм имеет свой уникальный характер и не может считаться регулярным продуктом какой-либо конкретной индустрии. Кинофильмы и записи, особенно на кассетах и компакт-дисках, и, разумеется, те, которые распространяются наподобие периодических изданий, все больше относят к категории СМИ. Последние достижения в области применения телеграфных средств, телефона, радио и телевидения (которые объединены, в общем, в одну категорию «средства телекоммуникации») придали телеграфу и телефону новые возможности (и новый статус), что позволило их также отнести к средствам массовой информации.
Краткий экскурс освещения политических событий в средствах массовой информации в США
Первая газета вышла в Соединенных Штатах Америки в 1690 году под названием «Случаи из общественной жизни как дома, так и за границей». Газета была издана в Бостоне 25 сентября с объявлением, что будет издаваться один раз в месяц (или даже чаще, «если такие случаи будут в изобилии»), и больше никогда не увидела свет. В то же время после этого появились и «задержались» множество других газет; одни из них были посвящены вопросам деловой активности, другие - информации из-за рубежа. Были и такие, которые с самого начала носили исключительно политический характер - часто такие издания были печатным органом политической партии или фракции.
Газеты на заре своего развития не были дешевыми. Обычная цена, 6 центов за экземпляр, означала, что только состоятельные люди могли позволить себе купить ее (низкий уровень грамотности в то же время обуславливал тот факт, что только образованные люди являлись читателями газет). Подлинное массовое информирование с помощью газет началось только в 1830 г., когда компания «Бенджамин Дей» приступила к выпуску газеты «Нью-Йорк Сан» по цене 1 пенни за экземпляр. Газета распространялась на улицах Нью-Йорка. Газета «Сан» явилась своего рода инновацией не только с точки зрения стоимости, но и с точки зрения содержания: местные новости, занимательные рассказы, сенсационные сообщения о преступлениях, стихийных бедствиях и других «зловещих событиях». Изменив содержание газеты, компания «Дей» одновременно разрешила сразу две проблемы: как привлечь массового читателя, что, в свою очередь, привлечет достаточное количество рекламодателей и позволит обеспечить издание по низкой цене за экземпляр, и как получить достаточное количество информации для того, чтобы выпускать газету ежедневно. В 1837 г. газета «Сан» раскупалась по 30 000 экземпляров в день, и многие издатели начали брать на вооружение такой успешный опыт организации работы.
Новый подход к содержанию не означал отказа от освещения политических событий. В действительности, в 1840-х гг. информация о событиях в стране и за рубежом, большей части политического характера, стала более доступна с развитием телеграфа и образованием агентства «Ассошиэйтед Пресс». Это агентство представляло собой объединение журналистов, которое позволило газетам объединять и сосредотачивать свои усилия по сбору информации в определенных областях и, за счет обмена информацией, обеспечивать более широкое освещение событий. В то же время погоня за сенсациями и стремление привлечь интерес читателя оказали определенное воздействие на форму освещения политических событий как мирового уровня, так и местного значения. Политические скандалы, убийства, коррупция приносили газетам больший сбор, чем банальные отчеты о дебатах в Конгрессе или в городском Совете. Передовицы в поддержку прав рабочих, мелких предпринимателей или даже женщин, борющихся за равные с мужчинами избирательные права, также приносили хороший сбор - газеты быстро раскупались.
В 1860-х гг. Гражданская война внесла свои коррективы в содержание газет. Впервые в истории с первых страниц ушли рекламные объявления. Газеты увеличились с 4-х до 8-ми страниц в объеме, журналисты отправлялись на передовую, вооруженные лишь карандашом и бумагой. Однако после войны старая проблема вновь дала о себе знать: что же делать в те дни, когда не происходит ничего особенного? Частично ответ был дан «желтой прессой» -грубым сочетанием погони за сенсацией и копанием в грязном белье - тенденцией, которая захватила многие газеты конца века. Другим частичным решением данной проблемы стало «производство» новостей. Новое издание, «Джорнал», отправило женщину-журналиста в кругосветное путешествие и в течение 80 дней публиковало ее сообщения. Издатель «Джорнал», Уильям Рандолм Херст, и его соперник в конкурентной борьбе, Джозеф Пулицер, издатель «Уорлд», делали все от них зависящее, для того чтобы развязать войну с Испанией в 1890-х гг., и в конце концов добились своего, играя не последнюю роль в разжигании данного конфликта, который получил широчайшее освещение в печатных средствах.
Двадцатый век внес бесчисленные изменения и преобразования в газетное дело. Под руководством издателя Адольфа Окса газета «Нью-Йорк Таймз» выработала новые нормы и стандарты «респектабельной» журналистики. Агенты по связи с общественностью и пресс-релизы стали новыми источниками информации, не всегда самого объективного характера. Особенно очевидной стала проблема получения и распространения объективной информации о политических событиях, когда пресса была просто наводнена официальными сводками пропагандистского характера, издаваемыми правительством Соединенных Штатов Америки в ходе первой мировой войны. Впервые в истории журналисты и наиболее проницательные читатели стали понимать, что можно управлять информацией и что политические события особенно подвержены такого рода манипуляциям. Появились на свет серьезные журналистские расследования и отчеты с комментариями. Часто этот жанр использовали политические обозреватели и журналисты, как, например, Уолтер Липпман в газете «Геральд Трибьюн».
Это было время, когда пресса столкнулась с новым конкурентом - радио. Радио впервые нашло серьезное применение в области передачи сообщений в 1912 году, когда телеграфист начал передавать в эфир сигналы с тонущего Титаника. По мере расширения популярности радио радиопромышленность развивалась, в основном, за счет реализации радиоприемников. Однако к концу 20-х гг. стало очевидным, что можно получать значительно больше средств за счет продажи эфирного времени рекламодателям, чем от реализации нескольких приемников в день, как это было ранее с газетами. Такое открытие, в свою очередь, привело к тому, что основное внимание стало уделяться развлекательным программам, а не информационно-политическим. Тем самым привлекалась большая аудитория слушателей и создавался более широкий рынок для потенциальных рекламодателей. Однако в конце 30-х гг. целый ряд событий мирового масштаба, а также талант отдельных журналистов, как Эдвард Мурроу, например, в освещении их, пробудил «аппетит» американцев к новостям. В ходе второй мировой войны радио закрепило за собой право называться средством передачи информации, а сами информационные программы стали составлять серьезную конкуренцию другим программам в плане привлечения средств от рекламы.
К концу войны новое средство вышло на арену - телевидение. На 1948 год действовало около 70 телевизионных станций, и несколько миллионов американских семей уже смотрели телевизор дома. Сначала телевидение не составляло какой-либо серьезной конкуренции радио в плане освещения событий, так как для подготовки программ требовалось стационарное размещение телекамер и специальное освещение. Постепенно произошли две серьезных перемены, которые способствовали развитию информационного направления на телевидении. Одним из таких событий было изобретение более мобильной технологии, другим - стало развитие более «зрелищной» политики. В 1956 году компания Эн-Би-Си признала большую привлекательную ценность политических съездов и других мероприятий. В 1960 году кандидат от демократов, Джон Кеннеди, сумел стремительно повысить свой рейтинг, показав себя во время телевизионных дебатов с кандидатом от Республиканской партии Ричардом Никсоном не по возрасту (43 года) зрелым и лучше информированным политиком, чем его соперник. За этим событием последовало движение за гражданские права, война во Вьетнаме, введение более зрелищной и колоритной системы отбора делегатов на партийные съезды путем проведения предварительных выборов, заменившей принятый порядок закрытых заседаний, - все это явилось стимулом для освещения политических событий на телевидении. С изменениями в политической жизни становилось более политизированным и телевидение (и, как мы увидим, совершенно справедливо и то, что по мере политизации телевидения, менялась и политическая жизнь).
Таким образом, в течение XX века мы видели постоянный количественный рост средств массовой информации. Каждая новая форма находила свое собственное политическое применение и приобретала значимость. Следует обратить внимание на феномен расширения поля деятельности СМИ, а не замены одного вида другим. Радио не положило конец газетному делу, телевидение не уничтожило радио или кино, кабельное телевидение не вытеснило обычное, как и спутниковая связь не заменила полностью кабельное телевидение. Магнитофонные записи, пластинки, кассеты и диски мирно уживаются на полках магазинов, а появление больших экранов не может заставить нас отказаться от меньших по размеру. Мы можем воспринимать только определенное количество информации, однако наша возможность по восприятию методов, применяемых для передачи информации в различных средствах массовой информации, кажется поистине безграничной.
Формы средств массовой информации в современном мире
Не только способы использования, но привычки и отношение людей к средствам массовой информации отличаются в разных уголках планеты. Чернокожий школьник в Южной Африке обращает больше внимания рубрике политических событий как по радио, так и в газетах, чем его белый сверстник. Японцы считаются наиболее постоянными читателями своих газет, однако сами они полагают, что газеты часто предвзято относятся к органам власти, и заявляют, что им не нравится, что во всех газетах пишут одно и то же. Бедный португальский фермер вряд ли имеет телевизор, почти наверняка не читает газет и в любом случае не привык доверять средствам массовой информации. Французы, англичане, американцы более доверяют телевидению, как наиболее важному источнику политической информации, чем западные немцы (необычно большое количество (16%) немцев заявляют, что наиболее важный и надежный источник информации - это разговор с другом). Жители самых бедных бразильских кварталов имеют телевизоры и смотрят информационные программы, но только 10% бразильских граждан читают газеты независимо от того, насколько высок уровень их жизни.
Израиль представляет особо интересный случай. В этой, находящейся в постоянном состоянии войны стране, информационные программы передаются по радио каждый час, и почти каждый израильтянин слушает их, где бы он не находился. Когда я впервые посетила эту страну в 1985 году, я подумала, что у хозяина дома, в котором я остановилась, особое пристрастие к ежечасным информационным сообщениям, однако несколько позже я поняла, что ошибалась. Когда я ехала в автобусе из Хайфа в Тель-Авив, то обратила внимание, что, как только стали передавать сводку новостей, сразу разговоры утихли, и пассажиры с большим вниманием слушали сообщение диктора. На следующее утро я уже не удивилась, что в 4 часа утра, в самое неудобное время водитель такси, который вез меня в аэропорт, включил радио и, как ритуал, стал слушать последние известия. Израильтяне внимательно и постоянно следят за новостями. Профессор университета Хайфе сказала мне, что постоянно чувствует, что что бы ни происходило в ее стране, напрямую касается ее. Постоянная информированность о том, что происходит в стране, которая почти постоянно находится в состоянии войны со своими соседями, является сильным катализатором для сплочения граждан и укрепления духа коллективизма.
Насколько доступна политическая информация в мировом масштабе? В настоящее время в мире издается более 8 000 ежедневных газет, в общей сложности каждый день покупается более 40 млн. экземпляров. В мире существует более 1 млрд. радиоприемников, что приблизительно составляет 1 радиоприемник на 4 человека. В 34 странах мира насчитывается более 1 млн. телевизионных ретрансляторов, а общее количество телевизоров превышает 400 млн. Однако, если мы рассмотрим соотношение между количеством средств массовой информации на душу населения, сразу же становится ясно, что в глобальном масштабе существует большая диспропорция в отношении доступа к современным средствам коммуникации (см. Табл. 2 и Рис. 1).
В настоящее время выражение «узнать новости» имеет самые разнообразные значения в зависимости от того, в каком районе мира оно употребляется. В то же время, с технологической точки зрения, так быть не должно. Не смотря на то, что радио и телевидение (включая кабельное телевидение) в некоторых районах мира, возможно, недостаточно хорошо развиты, новые спутниковые средства могут обеспечить надежную связь практически с каждым уголком земного шара, где проживают люди. Такие спутниковые станции используются для передачи информации и ведения переговоров, для трансляции вещательных программ. Однако только экономически благополучные страны с достаточно высоким жизненным уровнем населения используют спутниковую связь в вещательных целях. Лишь незначительно количество стран из 34 государств с низким уровнем доходов, согласно общей классификации, подключены к системе INTELSAT, позволяющей надежно обеспечить ведение международных переговоров, либо к региональным системам типа ARABSAT или PALAPAB. В то же время Индия, Бразилия и Мексика сами разработали собственные отечественные спутниковые системы, а другие страны с низким уровнем доходов населения объявили о своих намерениях последовать этому же примеру. Следует помнить, что новые коммуникационные технологии действительно новые: из 80 действующих спутников связи на конец 1984 года по крайней мере 60% было запущено после 1979 года.
Таблица 2. Плотность средств массовой информации на душу населения.
Район
% населения от общего количества мирового населения
Кол-во продаваемых ежедневных газет на душу населения
Кол-во радио-
приемников на душу населения
Кол-во названий публикуемых книг на душу населения
Расход писчей и печатной бумаги на 1000 чел., кг/год
Кол-во мест
в кино-
залах на 1000 чел
Тираж - ежеднев-
ных периоди-
ческих изданий
на 1000 жителей
Африка (исключая арабские государства)
9,9
1,0
1.9
1,4
900
4,0
13
Северная Америка
7,5
16,2
44,9
15,4
66,900
52,0
281
Латинская Америка
10,5
5,6
8,8
5,2
4,300
22,0
70
Азия (исключая арабские государства)
43,8
21,8
11,2
16.4
2,600
8,6
65
Арабские государства
4,5
0.7
1,9
1,0
1,500
7,4
20
Европа
4,5
28,2
16,5
45,6
23,200
39,0
243
Океания
8,1
1,7
1,5
0,8
11,000
30,0
305
СССР
8,1
24,8
13,3
14,2
4,900
98,0
396
Источник: Международная комиссия по изучению проблем коммуникаций, Many Voices, One World (Много голосов, один мир)(Париж, ЮНЕСКО, 1980), стр. 125.
Рисунок 1. Количество радио- и телевизионных ретрансляторов и приемников по регионам мира.

Увеличить
Источник: Международная комиссия по изучению проблем коммуникаций, Many Voices, One World (Много голосов, один мир) (Париж, ЮНЕСКО, 1980), стр. 127.
Даже такая простая форма средств телекоммуникаций, как телефон, имеется далеко не во всех слаборазвитых странах. Во многих государствах этой категории на 1000 жителей приходится не более 1 телефонного аппарата. Самый высокий уровень пользования телефоном в 34 слаборазвитых государствах составляет 7 из 1000. Доступ к другим формам коммуникационных средств также ограничен в развивающихся государствах. Единственное исключение составляет радио, о котором с уверенностью можно сказать, что ни одно другое средство массовой информации не способно охватить такое большое количество потребителей информационными, образовательным, культурными и развлекательными программами (см. Табл. 2).
Проблемы, с которыми слаборазвитые страны сталкиваются при приобретении всех форм средств массовой информации, имеют политические последствия, далеко выходящие за рамки простого политического информирования. В странах с недостаточно развитыми средствами коммуникации в значительной степени сдерживается развитие сельского хозяйства, промышленности, судоходства, образования, здравоохранения и сферы социальных услуг. Это значительно осложняет задачу правительства в этих важных областях, усиливает политическую напряженность и нестабильность. В международном масштабе недостаточное развитие телекоммуникационных средств сдерживает культурное сближение наций, обмен новыми технологическими открытиями, мешает бороться с эпидемическими и другими болезнями, осложняет передачу призывов о помощи во время стихийных бедствий или политических катаклизмов. По верному замечанию Элие Абель, стремление взаимозависимых государств к сохранению мира, обеспечению необходимого экономического роста и сохранению окружающей среды требует более «насыщенных, многоязыковых информационных потоков, отражающих широкое разнообразие всех культурных и политических перспектив».
Контроль над средствами массовой информации
Бедность является одним из видов ограничения доступа к средствам массовой информации. Другими видами такого ограничения являются факторы экономического и правового характера. Причем каждый из них проявляется в различных формах.
Экономический контроль над средствами массовой информации
Расхожее утверждение гласит, что «свобода печати принадлежит тому, кто владеет ею». И действительно, в этом утверждении есть доля правды. Некоторые не имеют ничего против такого утверждения и полагают, что до тех пор, пока общество не налагает никаких ограничений на тех, которые хотят купить право контроля над органом СМИ, индивидуальные права и свободы будут соответствующим образом обеспечены. Выступая против права редактора студенческой газеты публиковать все, что ей вздумается в своей газете, Джеймс Килпатрик, комментатор консервативного направления из газеты «Вашингтон Пост» заявил: «Газета «Хилтоп» не принадлежит ей, она ни цента не вложила в то, чтобы окупить расходы, связанные с изданием этой газеты, и уж если студенты так хотят безграничной свободы печати, путь для них совершенно очевиден: пусть покупают свой печатный орган и убираются с территории университетского кампуса».
Это заявление безусловно заслуживает внимания. Однако другие считают, что потребность граждан в обеспечении широкого доступа к различным мнениям и источникам информации означает, что средства массовой информации должны быть лучше защищены от политически окрашенных директивных указаний, поступающих от своих владельцев, чем это было бы в том случае, если бы предложение Килпатрика было реализовано. И дело вовсе не в том, что владельцы органов СМИ придерживаются разнообразных политических воззрений, или количество таких владельцев с различными политическими взглядами исключительно велико. В большинстве случаев владельцы СМИ располагают более чем одним агентством, в рамках которых функционирует либо несколько органов одного порядка, либо несколько разнопорядковых органов. Так, например, один и тот же человек может владеть местной Газетой или единственной местной телевизионной станцией или радиостанцией и, тем самым, контролировать все основные источники информации. Во Франции, например, издатель консервативного направления Робер Эрсант контролирует 29 процентов газетного бизнеса, а также владеет крупной телевизионной сетью и рекламным агентством. В других случаях крупные корпорации и компании владеют многочисленными средствами массовой информации, представляющими различные виды этого бизнеса. Так, в 1985 г. компания «Капитал Ситиз» заплатила 3,5 млрд. долл. США за телесеть «Эй-Би-Си», а фирма «Дженерал Электрик» в 1986 г. заплатила 6,3 млрд. долл. США и приобрела контрольный пакет акций корпорации «РКА», которая в свою очередь владела телесетыо «Эн Би Си».
Высокий уровень концентрации владения средствами массовой информации особенно выражен в Соединенных Штатах, где 10 крупных газетных компаний получают более половины всех доходов газетного бизнеса. Пять ведущих корпораций выпускают 95% всех пластинок и кассет на рынке Соединенных Штатов. Восемь кинокомпаний производят около 89% всех художественных кинофильмов. Три главных телесети получают более 60% всех доходов от распространения телевизионной продукции на внутреннем рынке, а семь книжных издательств практически контролируют внутренний книжный рынок. Лишь в 4% городов США существуют конкурирующие газетные кампании, которые принадлежат различным владельцам.
И тем не менее, аргументация Килпатрика могла бы быть вполне уместной, если бы владельцы средств массовой информации не предпринимали никаких усилий для того, чтобы оказывать влияние на политическое содержание материалов, выпускаемых их изданиями. В конце концов, в этих компаниях и фирмах работают миллионы людей, и если бы все эти сотрудники имели полную свободу выполнять свои обязанности наилучшим по их мнению образом, мы могли бы иметь значительно большее разнообразие в освещении фактов и мнений. К сожалению, однако, такой ситуации в жизни мы не наблюдаем. Владельцы СМИ обращают внимание на политическое содержание выпускаемых материалов и непосредственно влияют на ход дела, руководствуясь своими ценностями и понятиями. Этот контроль принимает разнообразные формы.
Прежде всего, владелец стремится к тому, чтобы в его средстве массовой информации, особенно если это телевизионная станция, уделялось относительно немного времени освещению серьезных событий или вопросов общественного характера. Находящиеся в частном владении средства массовой информации представляют собой предприятия, созданные для того, чтобы получать прибыль. Прибыль же может обеспечить высокий тираж и популярность среди читателей. А это в свою очередь связано с тем, чтобы угождать читателю и давать ему то, что он желает, а именно, большее количество материалов развлекательного и общечеловеческого характера.
Во-вторых, те, кому владельцы СМИ стремятся угодить - рекламодатели, которые обеспечивают значительный процент доходов, имеют свои политические предпочтения и интересы, которые, по мнению владельцев СМИ, сотрудники этих органов средств массовой информации должны обязательно иметь в виду. Так, редактор одной местной газеты в штате Огайо, который, кстати, по совместительству также работал агентом по рекламе, провел беседу с одним из своих корреспондентов и сказал, чтобы тот не писал материалов негативного характера о деятельности местных коммерсантов и предпринимателей. В частности, он сказал следующее: «Будь особенно осторожен, когда ты пишешь о руководстве местного пивного завода. Это же наш крупнейший рекламодатель.» В ряде случаев это влияние приобретает и другие формы, когда рекламодатели сами реагируют на угрозы бойкотировать их продукцию и отказываются спонсировать те программы, которые по их мнению наносят ущерб их интересам. В качестве примера можно привести отказ рекламодателей спонсировать документальную телевизионную передачу, подготовленную телесетью «Си Би Эс», посвященную вопросам ужесточения контроля за продажей оружия в стране в ответ на давление, оказанное на них со стороны производителей стрелкового оружия в США. Подобным же образом в 1986 г. в Индии документальный фильм о применении жиров животного происхождения при получении концентрированных масел был снят с производства, а продюсер этого фильма был уволен с работы по требованию спонсоров.
В-третьих, владельцы средств массовой информации и руководящие лица компании являются именно теми работниками, которые нанимают редакторов и продюсеров средств массовой информации, и они, естественно, стремятся привлечь наиболее способных людей, которые понимают свое место и соглашаются с ними по основным вопросам. Как однажды сказал Отис Чандлер, издатель газеты «Лос-Анджелес Таймз»: «Я являюсь главным исполнительным директором, я определяю политику и я не собираюсь окружать себя людьми, которые со мной расходятся во мнениях». (В таблице 3. приведены данные о том, как руководители средств массовой информации в Австралии оказывают давление на своих сотрудников). Хотя редакторы и журналисты стремятся к тому, чтобы в средствах массовой информации был представлен полностью политический спектр нации, владельцы этих средств массовой информации склонны представлять в своих изданиях левые силы в значительно меньшем количестве, чем другие силы политического спектра. В своих политических пристрастиях владельцы СМИ, как правило, находятся где-то между политическим центром и архиконсервативным крылом. За некоторым исключением, эта политическая тенденция обнаруживает себя в самых различных странах, в самых малых и в самых больших органах СМИ. В Соединенных Штатах распространено мнение, что руководители и владельцы местных газет и радиостанций руководствуются в своей деятельности стремлением воспитывать любовь граждан к американскому флагу. Они обычно стремятся к тому, чтобы их средства массовой информации в своей деятельности сосредоточились на воспитании патриотизма, и они, как правило, не допускают, чтобы радиоволны, к примеру, разносили голоса диссидентов среди жителей провинциальных городов. Такого же рода политический субъективизм может быть обнаружен и среди крупных владельцев средств массовой информации. Робера Эрсанта, упоминавшегося ранее, считают представителем ультраправых политических сил во Франции. Роберт Мердок, австралиец по происхождению, который владеет империей крупных газет в своей стране, Великобритании и Соединенных Штатах, и располагает доходами, превышающими 1 млрд. долл. США в год, выступает в поддержку только правых политических деятелей типа Маргарэт Тэтчер и Рональда Рейгана и придерживается редакционной политики, которая ориентирована на поддержку бизнеса, против профсоюзного движения, на ограничение социальных расходов и на борьбу с коммунистической идеологией.
Таким образом, как мы видим, экономический контроль над средствами массовой информации все более сосредоточен в руках нескольких лиц, и этот ограниченный круг владельцев СМИ преимущественно находится на одной стороне политического спектра и, естественно, стремится сохранить такой же дисбаланс и в той продукции, которую они распространяют. Стремясь устранить нарушенный таким образом баланс в тех странах, где средства массовой информации являются частными предприятиями, а также стремясь к осуществлению своих политических целей властные структуры установили свои формы контроля над средствами массовой информации.
Таблица 3. Мнения сотрудников печатных органов СМИ Австралии по вопросам их взаимоотношения с руководством.
Вопрос
Процент утвердительных ответов
Процент отрицательных ответов
Получали ли вы указания о направленности вашего репортажа?
66
34
Получали ли вы когда-либо указание осветить какое-либо событие в духе, противоречащем вашему видению фактов?
20
80
Были ли случаи, когда руководство издания отказывалось публиковать ваш материал, потому что он противоречит редакторской политике?
44
51
Были ли случаи, когда ваши материалы не публиковались из-за того, что они вступают в конфликт с интересами руководства печатного органа?
41
54
Писали ли вы когда-либо материалы, которые противоречили редакторской политике и которые, тем не менее, были опубликованы?
68
23
Писали ли вы когда-либо материалы, которые противоречили интересам руководства издания?
70
21
Источник: Джон С. Вестерн и Аллан Браун, «Властные структуры, средства массовой информации и политика: Австралия», издание Дан Ниммо и Майкл Мансфилд. «Власть и средства массовой информации: сравнительное исследование», (Вако, Техас: издание университета Бейлора, 1982) перепечатано с разрешения издательства.
Власть и контроль над средствами массовой информации
Часто можно слышать, что демократические правительства осуществляют контроль над средствами массовой информации иначе, нежели власти в авторитарных и тоталитарных государствах. И я вполне согласен с таким наблюдением. Однако не следует преувеличивать ни свободы средств массовой информации в неавторитарных государствах, ни тотальности контроля над СМИ в авторитарных государствах. Более того, можно сказать, что правительственное регулирование в этой сфере может осуществляться от имени граждан, имеющих право слышать различные мнения, а также от имени властных структур, имеющих право ограничивать эти мнения в сфере их выражения в средствах массовой информации. С тем чтобы избежать упрощенных и некорректных различий, я остановлюсь не столько на формах правительственного контроля над СМИ, сколько на видах этого контроля.
Первое, как правило все властные структуры, даже в неавторитарных государствах, склонны ограничить количество радио- и телевизионных станций, ссылаясь на ограниченное количество свободных частот. Выдачей подобных разрешительных лицензий занимается обычно правительственное учреждение, как например, Федеральная комиссия по средствам массовой коммуникации в Соединенных Штатах, Министерство информации в Великобритании, или Главное управление почт и телекоммуникаций в Норвегии. Последние достижения в сфере кабельного телевидения и спутниковой связи делают задачу ограничения количества станций менее острой, и это особенно характерно для телевизионного вещания, однако лицензирование, которое позволяет властям осуществлять контрольную роль над средствами массовой информации, особенно, когда речь идет о том, кому выдать новые лицензии или чьи просроченные лицензии должны быть возобновлены, представляет собой то полномочие, от которого правительства не хотят так легко отказаться. И можно даже сегодня слышать голоса, утверждающие, что в то время как в силу экономических факторов количество газет сократилось, было бы вполне разумным для властных структур взять на себя задачу лицензирования печатных органов.
Существует целый ряд положений и правил предписывающего характера, которые имеют целью обеспечить освещение широкого спектра общественного мнения в средствах массовой информации. В Соединенных Штатах, например, к такого рода правилам относится положение об одинаковом доступе к средствам массовой информации (если радио- или телевизионная станция дает или продает время одному кандидату на выборах, она должна дать или продать такое же количество времени другим кандидатам, которые выдвинуты на тот же пост в ходе проходящей предвыборной кампании), «доктрина справедливости» (в разумных пределах должно быть предоставлено время для выражения противоположных взглядов и точек зрения в том случае, когда обсуждается спорный вопрос), а также право на опровержение (лица, подвергшиеся по радио или по телевидению нападкам, нанесшим по их мнению ущерб их репутации, имеют право на опровержение). Однако в действительности все эти правила не применялись на сто процентов, и «доктрина справедливости», например, в 1987 г. была снята как одно из обязательных правил, которое должны были соблюдать средства массовой информации. И вместо того чтобы предоставить достаточное время всем кандидатам, желающим высказать свои точки зрения, владельцы широковещательных станций обычно стремятся оставаться в рамках тех правил, которые существуют, путем ограничения времени, выделенного всем кандидатам или их сторонникам, а также путем уклонения от обсуждения острых общественных вопросов.
Важным также представляется государственное регулирование в отношении прав журналистов. Имеют ли журналисты какие-то особые права на получение информации, которых не имеют обычные граждане? Имеют ли они право на удержание информации, которую они собирают в ходе своей работы, ссылаясь на соображение конфиденциального характера источников? Имеют ли они право беспрепятственно освещать судебные процессы, связанные с возможным разглашением секретной информации? Имеют ли они, к примеру, право публиковать негативные репортажи о государственных деятелях, не опасаясь при этом быть привлеченными к суду за клевету? Вопросы государственного регулирования в этой сфере весьма непросты, и ответы на них можно найти только вникнув в тонкости правительственного процесса. В политических системах с укоренившейся традицией уважения прав и свобод личности, в частности такой свободы как свобода слова, и там, где судебная власть отделена от исполнительной и законодательной власти, журналисты могут обратиться за защитой своих конституционных прав и требовать отмены правительственных ограничений на свою деятельность. Однако даже в таких странах суды не всегда выносят свое решение в пользу журналистов. В Соединенных Штатах, к примеру, суды всегда выносили решения, согласно которым, журналисты не имеют никаких специальных прав на получение информации и что властные структуры могут требовать отчета журналистов в суде (при этом всегда звучит требование, чтобы ни в коем случае не было нарушено право ответчика на получение справедливого судебного разбирательства, и утверждение, что только журналисты могут доложить суду необходимую информацию во всей ее полноте). Судьям, ведущим открытые судебные разбирательства всегда было разрешено налагать запрет на освещение процесса в средствах массовой информации, во всяком случае частично. В тех случаях, когда суды рассматривали вопросы о клевете, журналисты действительно получали определенную защиту против преследований со стороны государственных деятелей, чьи действия, разумеется, более подвержены контролю со стороны общественности, чем действия обычных граждан. Однако в течение последних лет Верховный Суд США проявляет меньшую настойчивость в деле защиты прав журналистов в этой области.
Такая практика предоставления лишь частичной защиты журналистам, в отличие от других граждан, имеет место и в других странах. В Японии, например, хотя конституция и защищает свободы слова и печати, Верховный Суд вынес решение, согласно которому «в интересах защиты общественного благосостояния могут налагаться ограничения». В этом же решении Верховного Суда Японии также говорится, что «правовые ограничения, имеющие целью обеспечить справедливое судебное разбирательство, справедливые выборы, право на защиту чести и личной жизни, а также право государства на национальную безопасность являются вполне допустимыми». Сбор новостной информации считается вполне достойным уважения делом, однако находится ли это занятие под защитой конституции или нет, остается все еще спорным вопросом.
В авторитарных политических системах журналисты находятся под значительно меньшей защитой. В сегодняшнем Чили военные власти утверждают, что они уважают свободу слова, однако по-прежнему стремятся жестко контролировать средства массовой информации или даже применять к ним санкции. За последние 10 лет правления диктатора Франциско Франко в Испании почти 500 публикаций были закрыты из-за того, что правительство не было удовлетворено той или иной статьей в газете, фотографией, какой-либо инсинуацией или даже каким-либо отдельным словом в статье или каком-либо материале. В таких случаях закрытие газеты или издания всегда сопровождалось штрафами, увольнением журналистов или редакторов с работы, вынесением судебных приговоров, высылкой из страны, уничтожением всех печатных материалов, используемых при издании газеты и лишением правительственной поддержки. Сомневаясь в своей способности изменить что-либо и располагая возможностью более интересно провести время, мы, как правило, не видим смысла в том, чтобы ехать через весь город и посетить какое-либо политическое сборище или собрание. И у кого из нас есть время, для того чтобы собраться и поехать в библиотеку с целью тщательно изучить острый вопрос, который широко обсуждается сегодня?
Более того, изо дня в день мы все больше и больше времени проводим в общении со средствами массовой информации. За завтраком мы не можем обойтись без утренней газеты, точно так же как без чашки кофе. Современные средства транспорта вынуждают нас больше, а не меньше проводить времени в пути на работу и с работы. И пока мы вынуждены пережидать время в ходе заторов на дорогах в часы пик, сидя в своих автомобилях, мы обычно включаем радио, слушаем новости или перелистываем страницы газет и журналов, чтобы убить время. Средства телефонной, телеграфной связи, компьютерные каналы позволяют нам связываться друг с другом через километры и мили расстояний, через океаны и границы. Они делают нас все более зависимыми друг от друга. Свое свободное время ранее мы проводили, играя на свежем воздухе, занимаясь спортом или общаясь друг с другом. Теперь же мы все дольше сидим перед телевизорами. Так или иначе, мы ежедневно потребляем в огромных количествах информацию, передаваемую по каналам СМИ. Связаться с кем-либо по каналам связи и передать какой-либо пустячок для большинства из нас настолько соблазнительное занятие, что мы, как правило, не можем удержаться и дополняем этими частными посланиями ежедневный поток информации.

1 Речь Р. Никсона, в которой он постоянно делал ссылку на свою собаку по кличке «Чеккерс».
Политология: Введение в проблему
Кей Лоусон
Кей Лоусон
Перевод предоставлен представительством МФИС в Москве


Доступ к средствам массовой информации
Желающие довести до общественности какое-либо сообщение политического характера могут воспользоваться двумя путями: они могут заплатить за эту услугу или привлечь внимание средств массовой информации другим способом. Первый путь исключительно дорог, а второй - труден.
Когда мы обращаемся к вопросу об оплате материалов политического характера, передаваемых по средствам массовой информации, мы, как правило, думаем о политической рекламе. И, действительно, такого рода реклама съедает огромную часть бюджета, собранного кандидатами в ходе предвыборной кампании в тех странах, где это разрешено. Начиная с 1976 г. основные кандидаты на выборах в Соединенных Штатах, как правило, тратили около 50% своих бюджетов на подготовку и оплату своих материалов, передаваемых по телевизионным каналам. В ходе проведения первичных выборов при подготовке к президентским выборам в США в 1984 г. шесть ведущих кандидатов от демократической партии и находящийся в Белом доме кандидат от республиканской партии истратили 15,1 млн. долл. на покупку радио- и телевизионного времени и на подготовку рекламных предвыборных материалов. В ходе общенационального голосования кандидаты на пост президента и вице-президента Соединенных Штатов Рейган и Буш истратили 22,9 млн. долл. на политические рекламные материалы, распространяемые по телевизионным и радиоканалам, через газеты и другие средства массовой информации. Из этой суммы более 50% пошло на оплату услуг телевизионных каналов. Неудивительно, что рекламные материалы политического характера, как правило, очень кратки.
Существуют, тем не менее, и другие пути приобретения доступа к средствам массовой информации в политических целях. Эффективное использование телефонной связи для сбора средств в ходе предвыборной кампании, для увеличения числа своих сторонников, для сбора граждан для проведения предвыборного митинга в том или ином городе, а также для обеспечения успешного голосования в свою пользу в день выборов является еще одним важным способом набрать очки. Сегодняшние политические деятели вынуждены дополнительно тратиться на содержание своих предвыборных штабов, которые все более зависят от компьютерной связи, обеспечивающей быстрое распространение докладов и публикаций по животрепещущим вопросам, получение справки и распространение оперативной информации. Почта также является одним из важных каналов коммуникации в ходе предвыборной кампании, однако расходы на распространение материалов по почте не всегда могут быть полностью оплачены из бюджета средств, собранных на проведение предвыборной кампании.
Расходы на оплату услуг средств массовой информации в ходе предвыборных кампаний огромны, и многие политики не выдерживают такого напряжения. Решение претендентов на пост президента Соединенных Штатов выйти из предвыборной борьбы после поражения в ходе первичных выборов в таких штатах, например, как Айова или Нью-Хемпшир, редко объясняется тем обстоятельством, что данный кандидат пришел к убеждению, что он не может победить на общенациональных президентских выборах, ибо такие маленькие штаты не могут представлять всю нацию и мнение всей нации. Выход из предвыборной гонки в данном случае объясняется пониманием того, что только победа в ходе первичных выборов обеспечит приток дополнительных средств для эффективного продолжения предвыборной борьбы и получения доступа к телевизионному времени. (Как кандидат от демократической партии США Брюс Беббит, так и кандидат от республиканской партии Александр Хейг сняли свои кандидатуры после проведения первичных выборов в штатах Айова и Нью-Хемпшир в 1988 г. из-за отсутствия средств на продолжение предвыборной гонки.) В таких странах как Швеция правительство субсидирует кандидатов для проведения предвыборной борьбы. Кандидаты в предвыборной борьбе могут также сократить расходы на средства массовой информации в ходе предвыборной борьбы за счет личной привлекательности для представителей средств массовой информации, готовых на освещение деятельности данных конкретных кандидатов без оплаты. Добиться бесплатного освещения в средствах массовой информации своей кандидатуры можно только на условиях, диктуемых руководством данных СМИ, а это, как правило, предполагает создание коротких и выразительных сюжетов. Если речь идет о телевизионном освещении, материал должен в значительной мере опираться на возможности зрительного ряда. Телевизионный материал, в отличие от печатных публикаций, имеет короткую жизнь. Всемирная статистика, связанная с деятельностью корреспондентов средств массовой информации наводит на серьезные размышления: согласно данным, опубликованным организацией «Международная амнистия», в течение только одного года 104 корреспондента были брошены в тюрьму или пропали бесследно в 25 странах мира. Согласно докладу Международного института прессы, в течение только 15 месяцев между 1976 и 1978 it. 24 журналиста были убиты и еще 57 -ранены, замучены или похищены, 13 редакционных офисов были разрушены.
Существует еще одна форма контроля над СМИ и она может быть гораздо более эффективной чем все другие формы вместе взятые, особенно в неавторитарных политических системах: речь идет о вмешательстве в дела СМИ высокопоставленных государственных чиновников. Иногда этот вопрос решается вполне открыто, как например в случае с канадским правительством, которое создало новое Центральное агентство новостей под названием «Информейшен Канада» для более полного освещения деятельности правительства. В других случаях эта форма контроля носит менее открытый характер. Речь идет о тех ситуациях, когда государственные чиновники спекулируют на человеческих слабостях журналистов, которые ничем не отличаются от всех других людей, и вынуждают их придать соответствующим материалам нужный характер (а именно, интерпретировать освещаемые факты в благоприятном свете): в конце концов «правители могут позволить себе сыграть роль соблазнителя и привлечь издателей, редакторов и журналистов на свою сторону под предлогом совместного участия в решении политических вопросов». Такое давление не всегда находит приятные формы выражения. Журналисты, которые обращаются с государственными чиновниками вопреки их пожеланиям, часто сталкиваются с отказом получить искомое интервью или информацию, они даже могут быть подвергнуты запугиваниям или преследованию. Одно дело, когда тебя лишают возможности ездить в одном автобусе или летать в одном самолете с кандидатом в ходе предвыборной кампании, и совсем другое дело, когда вас бросили за решетку, как это было в случае с Моникой Гонсалес из Чили за то, что она процитировала (правильно) высказывание одного политического деятеля из рядов оппозиции, что президент страны, генерал Аугусто Пиночет, является «грубым и жестоким деятелем с низким уровнем интеллекта».
Иногда правительственные органы проникают в средства массовой информации, либо предоставляя должности корреспондентам в штатах своих ведомств, или направляя своих агентов работать в средствах массовой информации в качестве репортеров или корреспондентов, и тем самым оказывают давление на средства массовой информации путем соответствующего освещения текущих событий. Согласно показаниям Майкла Перенти, в начале 1950-х гг. порядка 400-600 журналистов находились на содержании ЦРУ Соединенных Штатов. Хосе Солер сообщает, что журналисты, работающие в испанских газетах и журналах, часто получают дополнительные выплаты от государственных учреждений (а также от межнациональных фирм, компаний, банков, рекламных агентств и других организаций).
Формы освещения политических событий и деятельности властей в средствах массовой информации
Выше мы подробно рассмотрели характер средств массовой информации и то, как политическое содержание материалов, распространяемых через СМИ, может контролироваться извне. А сейчас мы более подробно рассмотрим следующие вопросы: насколько политизированы средства массовой информации? какова содержательная сторона их материалов, посвященных освещению политических событий и деятельности властей? Прежде всего мы коснемся того, насколько глубоки и основательны те материалы, которые посвящены этим вопросам, и второе - насколько они носят субъективный характер.
Основательность и глубина освещения
Средства массовой информации стремятся освещать внешние атрибуты предвыборной гонки за счет анализа содержательной стороны. Они стремятся сосредотачиваться на результатах выборов, а не на анализе политического процесса, на привлекающих всеобщее внимание событиях, а не на острых политических проблемах. Такое мнение о характере деятельности СМИ в процессе проведения предвыборных кампаний имеет под собой все основания. Данное мнение не содержит никакой критики в отношении того, что СМИ недостаточно широко освещают предвыборную борьбу. Во многих странах звучат голоса, что пресса слишком широко освещает предвыборные кампании. Во Франции, например, есть законы, ограничивающие предвыборную борьбу всего лишь несколькими неделями непосредственно перед днем голосования. Однако таким законам редко удается предотвратить попытки средств массовой информации начать публикацию материалов по выборам в неофициальном порядке как только данные средства массовой информации сочтут, что эти публикации получат надлежащий отклик у общественности. В странах, где политические партии являются слабыми структурами, в таких как, например, Соединенные Штаты, и где средства массовой информации начинают освещение предвыборной борьбы раньше срока и не прекращают поток этой информации, законная прерогатива политических партий по поиску и выдвижению своих кандидатов на тот или иной государственный пост в стране оказывается почти полностью перехваченной средствами массовой информации. Однако уместно отметить, что, хотя политические кампании освещаются и широко, информации с Запада на Восток. В результате, восточные немцы, живущие в условиях авторитарного правления, имеют более свободную и обширную информацию о западных немцах, чем последние, живущие в открытом демократическом обществе, о своих восточных собратьях.
Субъективное освещение событий
Как отмечает Остин Ранди, «невозможность предоставить все имеющиеся факты сама по себе не создает субъективного освещения. В конце концов, ни один обозреватель не может собрать и сообщить все факты любого наблюдаемого им события». По мнению Ранди, политическая субъективность в средствах массовой информации означает предвзятость - то есть сознательное формирование содержания репортажа и придание ему такой направленности, которая выгодна определенной политической партии, кандидату или его идеологии. Однако такое определение неприменимо в условиях однопартийной авторитарной политической системы, где предвзятое отношение к единственной политической партии или ее кандидатам невозможно, в виду того, что другого выбора не существует. Более того, определение Ранди ничего не говорит о политическом пристрастии к определенным должностным лицам, системе управления или конкретным формам политической деятельности. Более точным определением политической предвзятости средств массовой информации могло бы быть следующее: намеренное формирование содержания репортажа и освещение новостей в пользу определенных политических групп, деятелей, конкретных действий или идей.
Такое формирование может иметь разнообразные проявления. Иногда эти действия носят прямолинейный и недвусмысленный характер, как, например, в случае с китайским агентством новостей «Нью Чайна Ньюз», которое следует жесткой маоистской линии, отдавая предпочтение новостям из стран третьего мира в ущерб новостям из развитых стран, или когда политические партии Италии издают собственные ежедневные газеты и излагают новости, руководствуясь партийной идеологией. Иногда такая предвзятость принимает такие тонкие формы, как замалчивание событий, как это было в 1986 г. в Советском Союзе, когда советские СМИ лишь коротко упомянули о ядерной катастрофе в Чернобыле и не дали никаких объяснений по поводу того, почему советский лидер Михаил Горбачев не появлялся на публике 52 дня подряд. Временами такие действия принимают форму партийного фаворитизма, как в политических карикатурах французской консервативной газеты «Ле Фигаро», которая почти всегда изображает левых политиков болтливыми и уклончивыми, а их консервативных противников мудрыми и серьезными.
В других случаях субъективность оценок менее намеренна. Иногда журналисты просто попадают под влияние умной пропагандистской тактики правительства, как это было, например, в США, когда американские тележурналисты некритически восприняли национальные лозунги «Мы - первые» и «Америка возродится», провозглашенные администрацией Рейгана, в то время, когда национальные проблемы сделали такие заявления преждевременными, если не сказать больше. Политическая предвзятость может быть также совершенно неосознанной. Журналисты могут даже не осознавать тех ценностей, в системе которых они работают, считает Майкл Паренти. Они не замечают, что они принимают капитализм (или социализм), как единственную возможную экономическую систему, что они отдают предпочтение волеизъявлению через выборы в противовес всем другим формам политической активности, что они негативно воспринимают политические демонстрации, даже если они проводятся на законных основаниях, или что они приветствуют заявления и публикации, направленные на сохранение статус кво и отвергают заявления другого содержания, как несущественные или «безумные». Хотя это и слишком сильно сказано, можно поддержать Джека Ньюфилда, сказавшего, что для журналиста СМИ «объективность - это доверие к людям, облеченным властью, и печатание их пресс-релизов». Но журналисты действительно полагаются на должностных лиц, когда хотят подтвердить или опровергнуть полученную ими информацию, полагая, что большая степень достоверности информации автоматически соответствует более высокому положению должностного лица.
- Политическая предвзятость также может явиться результатом структурных ограничений, накладываемых на СМИ. Хотя мы можем согласиться с A.M. Розенталем в том, что мы не слишком готовы принять ограничения, которые руководство СМИ принимает на себя, как естественные и необходимые, факт остается фактом, что время, место и деньги всегда ограничены, и каждый раз приходится делать выбор. Наибольшим вниманием общественности пользуются материалы, показывающие репортажи с места событий и комментарии к ним, а не материалы, в которых от начала и до конца фигурируют «говорящие головы». Изображение какого-либо высоколобого интеллектуала, разъясняющего подлинную значимость последнего соглашения об ограничении стратегических вооружений - не новость, а вот показ ведущего кандидата на пост президента страны, пожимающего руку какому-нибудь своему стороннику, - это новость. В условиях, когда понимание данной проблемы интеллектуалом, имеет огромное политическое значения для страны в целом, а поведение конкретного члена политической элиты не имеет просто никакого значения, решение руководителей СМИ показать тот или иной сюжет может означать предвзятое освещение новостей, выражение предпочтения действиям политика и замалчивание законодательных инициатив, тщетно рекомендуемых данным интеллектуалом. И, хотя такие решения принимаются в соответствии с правилами, налагающими структурные ограничения на СМИ, а не из-за собственных политических убеждений руководителей СМИ, результатом может быть политическая предвзятость.
Таблица 4. Партийная принадлежность американских журналистов (корреспонденты и руководящий состав) в сравнении с взрослым населением Соединенных Штатов, 1982-83.
Политическая партия
Корреспонденты
Руководящий состав
Взрослое население США
Демократическая
38,5%
37,2%
45%
Республиканская
18,8%
20,6%
25%
Независимая
39,1%
40,3%
30%
Другие
1,6%
1,9%
 
Не знаю/Отказываюсь ответить
2,1%
 
 
Источник: Данные взяты из таблиц 2.12 и 2.13 в работе Дэвида Х.Уивера «Американский журналист» (Блумингтон: изд-во Индиана Юниверсити Пресс, 1986), стр. 29, 31. Публикуется с разрешения издательства.
Однако, как мы уже отмечали, владельцы, издатели и руководство СМИ имеют свои собственные политические пристрастия и способствуют формированию новостей в желаемом направлении. Необходимо признать, что журналисты, работающие на них, тоже не без своих политических пристрастий. Работа в средствах массовой информации - это профессия человека, принадлежащего к среднему классу, профессия, которая обычно требует серьезной предварительной подготовки. В 1981 г. средний ежегодный доход репортера составлял 20000 долл., а редактора - 22000 долл. При таком социально-экономическом статусе, лишь ненамного превышающем средний уровень по стране, неудивительно, что политические настроения журналиста ничем не отличаются от политических пристрастий среднего класса, правда, журналисты полагают, что они являются в политическом плане независимыми людьми. (См. табл. 4.).
Ряд авторов полагают, что бросающаяся в глаза субъективность в деятельности средств массовой информации при подаче политических новостей не является напрямую партийной предвзятостью, а, скорее, вызвана заблуждением, что журналисты знают настоящую правду. Согласно Дану Ниммо и Джеймсу Е.Комбсу, политическую реальность (а в действительности, любую реальность) в конце концов невозможно осознать во всей ее полноте и сложности. Мы не открываем реальность, а создаем плод воображения, который соглашаемся назвать реальностью. Мы делаем это посредством общения друг с другом, приходя к соглашению (или к различным соглашениям, иногда противоречащим друг другу) о том, какое представление мы создадим и назовем «реальностью». Развитие средств массовой информации тесно связано с развитием групповых представлений о характере реальности. Это означает, что мы доверяем создание этой воображаемой реальности (псевдореальности) журналистам, которые помогают нам достичь консенсуса о ее характере путем ее драматизирования, предлагая нам разнообразные сюжеты новостей. По мнению Нимма и Комбса, результат такого подхода может быть чрезвычайно опасен, в особенности потому, что мы остаемся в неведении относительно того, что происходит в жизни на самом деле. Они утверждают, что навыки, необходимые для успешной деятельности в рамках гражданского общества, не приобретаются людьми в ходе изучения общественной тематики, когда зрители и читатели пытаются осознать, что такое интерес и мотивация в политической дискуссии и политической деятельности, что такое приобретение политических знаний, что такое выработка принципов и выбор на основе рационального мышления. Возможно, вместо этого они должны просто стать критиками - театральными критиками, критиками риторического искусства, критиками речевого поведения политиков. Подготовленные таким образом, они могли бы стать критиками драматических представлений, происходящих в жизни, настоящими ценителями красоты выступлений и тонкими аналитиками мелодраматических ритуалов. В результате, они могли бы не только более придирчиво оценивать деятельность политических кандидатов, участников предвыборных кампаний и журналистов, освещающих этот процесс, но и расширить долю своего участия в формировании более точного и адекватного представления о реальной действительности.
Политический доступ к средствам массовой информации
Политики, государственные чиновники и рядовые граждане, желающие публично выразить свое мнение по вопросам политики, вынуждены использовать средства массовой информации, чтобы добиться нашего внимания. Прочие способы не работают так хорошо, как прежде. В страхе перед преступностью мы с нежеланием открываем наши двери незнакомым людям, которые желают сообщить нам о проблемах и кандидатах и заручиться нашей поддержкой. Сомневаясь в том, что мы сами можем что-то изменить и, имея возможность найти более интересное занятие, мы не видим смысла в поездках через весь город для участия в политических митингах или собраниях. И у кого из нас есть время или желание посещать библиотеку и исследовать все важнейшие и сложнейшие вопросы нашего времени?
Более того, наша повседневная жизнь все более привязана к средствам информации. Для некоторых из нас утренняя газета во время завтрака стала почти такой же неискоренимой привычкой, как чашка кофе. Современные средства передвижения заставляют нас тратить больше, а не меньше времени по дороге на работу и с работы, а когда движение замирает у пунктов уплаты дорожного сбора или из-за аварии, мы сидим, как в ловушке, в своей машине или общественном транспорте, крутим ручки радиоприемников, перелистываем журналы или газеты, пытаясь отвлечься. Телефон, телеграф и компьютеры связывают нас через километры и мили, через океаны и границы, будучи верными проводниками нашей все более углубляющейся взаимозависимости. Досуг, который раньше проводили в игре или в общении, сейчас мы проводим перед нашими телевизорами. Так или иначе мы потребляем громадное количество визуальной и звуковой информации каждый день. Единственный надежный способ достичь нас - это отправить нам настолько аппетитные «кусочки» сообщений, что мы не сможем устоять и добавим их в информационное меню дня.
Способы доступа к средствам массовой информации
Есть два подхода, открытых тем, кто желает обратиться к аудитории по политическим вопросам: они могут заплатить средствам массовой информации для того, чтобы передать свое сообщение, либо привлечь средства массовой информации для этой цели. Первый вариант слишком дорог, последний - слишком сложен.
Когда мы рассматриваем платное использование средств массовой информации в политических целях, наше внимание обращается к политической рекламе, и на самом деле такая реклама поглощает значительную долю бюджета кандидатов в странах, где она разрешена. С 1976 года кандидаты крупнейших партий на всеобщих выборах в Соединенных Штатах постоянно тратили примерно половину бюджета своей избирательной кампании на подготовку и приобретение политической рекламы на телевидении. В избирательной кампании, предшествующей назначению партийных кандидатур в президентской гонке 1984 года, шесть ведущих кандидатов от демократов и занимавший этот пост республиканец потратили 15,1 миллиона долларов на приобретение эфирного времени в электронных масс-медиа, а также на производство предвыборных рекламных роликов. На следующих всеобщих выборах пара Рейган-Буш затратила 22,9 миллиона на рекламу по телевидению, радио, в газетах и в других средствах массовой информации; примерно 50 процентов из этой суммы досталось телевизионным сетям. Неудивительно, что политическая реклама практически всегда очень коротка.
В то же время имеются другие способы доступа к средствам массовой информации в политических целях. Использование телефона - для сбора пожертвований, для привлечения добровольных помощников, для сбора толпы сторонников в день приезда в город кандидата, а также для организации голосования в день выборов является другой важной статьей бюджета, связанной с использованием СМИ. Компьютеры, позволяющие штаб-квартирам избирательных кампаний обмениваться с работниками на местах документами по важнейшим проблемам, исходной информацией и данными опросов общественного мнения, увеличивают расходы современных политиков на средства массовой информации. Почтовая служба является одним из наиболее важных средств информации в избирательной кампании, и затраты на прямую рассылку почты не всегда покрываются теми средствами, которые такая система позволяет собрать.
Бремя, налагаемое на избирательные кампании расходами по платному использованию средств массовой информации, может быть огромным и, в конечном счете, привести к поражению. Выход из борьбы претендентов на выдвижение своей кандидатуры в президенты США, если они слабо выступили на предварительных выборах в штате Айова и Нью-Гемпшир, редко связан с убеждением такого кандидата, что он или она не может победить - в конце концов, в какой степени два этих небольших штата представляют всю страну? - а скорее связан с сознанием того, что лишь сильное выступление по крайней мере в одном из этих двух ранних состязаний даст необходимое количество взносов, которое позволит приобрести дополнительную рекламу на телевидении. (И демократический кандидат Брюс Беббит, и республиканский кандидат Александр Хейг вышли из борьбы после предварительных выборов в штатах Айова и Нью-Гемпшир в 1988 году из-за недостатка средств.)
В некоторых странах, например, в Швеции, государственные субсидии помогают оплатить стоимость рекламы в средствах массовой информации. Однако другим способом, помогающим кандидатам снизить высокие издержки на оплачиваемое использование средств массовой информации, является привлечение бесплатного освещения в масс-медиа. Убедить СМИ, чтобы они освещали чью-то кандидатуру, означает вести игру по правилам самих средств информации, то есть предлагать материалы, которые могут быть изложены быстро и ярко. В случае столь желанного телевизионного освещения события оно должно обеспечивать хороший видеоряд. Недостаточно, а зачастую совершенно бесполезно, кандидату просто предлагать новое гениальное решение одной из наиболее сложных и насущных проблем страны. Такое решение должно соответствовать сложности проблемы, а значит, по всей вероятности, оно будет длинным и нудным. Гораздо более вероятно, что необходимое освещение в средствах массовой информации можно получить при помощи хорошо подготовленного сценария для съемки. Несколько секунд, когда кандидата можно снимать в окружении восхищающихся им престарелых граждан на ежегодно организуемом пикнике, привлекут телевизионные съемочные группы гораздо лучше, чем подготовка двухсотстраничной программы улучшения обеспечения лиц пожилого возраста.
Таким образом, платный или бесплатный доступ к средствам массовой информации достигается посредством того, что сообщение остается коротким, конкретным, насыщенным моментами, привлекающими обычный человеческий интерес, хорошо подготовленным, чтобы обеспечить наибольшее зрительное воздействие, драматичным. Более того, эти требования средств массовой информации хорошо известны современным кандидатам. Можно рассчитывать, что они будут играть в эту игру без дальнейших уговоров. Как указывают Роберт Дентон и Дон Ф. Хан, современные речи во многих избирательных кампаниях намного короче и гораздо реже включают серьезные аргументы. В них содержится упоминание проблем, но эти проблемы используются для создания имиджа, а не для того, чтобы переубедить слушателей или читателей: «Участвующие в выборах политики больше не пытаются переубедить людей своей аргументацией, вместо этого они пытаются сказать нечто, с чем мы, слушатели, можем себя идентифицировать, пытаются представить посредством сказанного некий имидж, сообщить о своей личности нечто той аудитории, к которой они решили обратиться». Таким образом, большинство политиков с готовностью принимают ограничения, налагаемые на них средствами массовой информации, к которым они обращаются, и с готовностью винят журналистов в том, что сами сознательно скользят по поверхности (а журналисты, в свою очередь, винят нас - спешащих граждан, потребителей политики быстрого обслуживания).
Несмотря на готовность признать присущие средствам информации ограничения, большинству кандидатов необходима значительная помощь в подготовке их выступлений, как платных, так и бесплатных, особенно, когда речь идет о таком средстве массовой информации, как телевидение. Новая профессия политического консультанта возникла в значительной мере в результате возросшего влияния средств массовой информации в политических кампаниях. Хотя в наше время кандидаты полагаются на консультантов, а не на политические партии, рост консультационных услуг сам по себе не уменьшил значения партий. Консультанты необходимы партиям и кандидатам для оказания помощи в применении новых технологий массовых коммуникаций. И в самом деле, недавнее улучшение позиции Республиканской партии США во многом обязано тому, что партия смогла учесть советы консультантов. Мы не заходим настолько далеко, чтобы согласиться с консультантом, который заявил, что «эффективная коммуникация в политической рекламе называется победой», но представляется очевидным, что политика без определенной помощи со стороны специалистов по работе со средствами массовой информации скорее всего обречена на поражение.
Консультанты оказывают помощь по каждому аспекту политики, связанному со средствами массовой информации. Они знают, в каких ситуациях какого рода речи наиболее эффективны. Они ставят кандидатам соответствующее выражение лица, используя при этом исследовательские работы, которые демонстрируют, что «политический успех обычно связывается с более частым появлением счастливого, бодрого выражения лица», в то время как «сердитого, угрожающего» и «боязливого, уклончивого» выражений лица необходимо избегать, поскольку они дают основание предполагать, что данный кандидат «не идет к победе». Они знают, что голубые рубашки выигрывают по сравнению с белыми, а красные платья плохо смотрятся на ТВ. Им известны секреты косметики и окраски волос, они знают, какие жесты и реплики лучше сочетаются. Их беспокоят освещение, ракурс камеры, зрительный фон - такие вопросы, о которых большинство кандидатов не имеет вообще никакого представления.
Это не означает, что консультанты не обращают внимания на содержание сообщения, передаваемого средствами массовой информации. Напротив, их опыт в большей части направлен на определение того, какие позиции по определенным проблемам принесут дивиденды, а какие - нет. Вряд ли они будут настаивать на том, чтобы кандидат принял точку зрения, противоречащую его или ее собственным убеждениям. Лицемерным кандидатам, как правило, не стоит серьезно рассчитывать на успех, поскольку им труднее других изобразить страстную приверженность своему делу и склонить на свою сторону голоса избирателей. Однако консультанты знают, как убедить кандидатов смягчить или скрыть свои непопулярные позиции, им также известно, как представить проблему во всей конкретике, оставаясь, тем не менее, на самом высоком уровне обобщения. «Я советую кандидату никогда не лгать о том, какова его действительная позиция по какому-либо вопросу, если его об этом спрашивают, но, если это будет стоить ему голосов, ему не следует распространяться на этот счет», - говорит консультант Джозеф Наполитен. Они знают, когда рекомендовать телевизионную рекламу, критикующую противников, в каких случаях избрать путь благородства и избежать кампании, основанной на критике. Превыше всего они ценят краткость. «Если мы находим правильный лозунг», - сказал однажды один из ведущих консультантов из Сан-Франциско, - «борьба практически выиграна».
Доступ правительства к средствам массовой информации
Политические кампании настолько зависят от освещения в средствах массовой информации, что взаимодействие между кандидатами и СМИ само по себе является новостью. Все более обычным для средств массовой информации становится собственное освещение чьей-либо кампании в рамках материалов о выборах! Но, несмотря на все это внимание, остается фактом, что кандидаты не являются единственными желающими высказаться по политическим вопросам в средствах массовой информации. Государственные чиновники также используют СМИ для информирования общественности, дабы убедить ее в важности своих действий и политики, а выборные должностные лица - дабы оставаться на виду у публики, готовясь к следующим выборам.
Глава исполнительной власти любой страны всегда может рассчитывать на доступ к средствам массовой информации, хотя он не всегда может обеспечить, чтобы этот доступ работал на него или в его интересах. Современные президенты и премьер-министры уделяют значительное внимание отношениям со средствами массовой информации, содержат значительный штат, в обязанности которого входит не только подготовка пресс-релизов и ответов на вопросы, но также отслеживание освещения их деятельности в СМИ и поиск способов расширить его охват и улучшить тон, когда это кажется необходимым.
Иногда попытка уменьшить масштаб освещение события в средствах массовой информации бывает так же важна, как и стремление его расширить. Например, в 1987 году премьер-министр Великобритании Маргарит Тэтчер и ее правительство использовали все возможные юридические уловки, чтобы не допустить попадания в руки общественности книги «Охотник за шпионами», мемуаров отставного сотрудника разведки Питера Райта, в которой было раскрыто, как за десять лет до выхода книги агенты секретной службы Великобритании использовались для дискредитации чиновников лейбористского правительства (естественно, эти попытки ни к чему не привели, а продажи книги только увеличились). Иногда главы исполнительной власти доходят до того, что предоставляют дезинформацию, сообщая лишь частичную правду или неприкрытую ложь. Обвинения в дезинформации на самых высших уровнях, очевидно, имели серьезные основания в связи с делом Уотергейт в 1972 году и, по крайней мере, были похожи на правду в 1987 году в связи с делом «Иран-контрас». Правительства, оказавшиеся под огнем критики, прибегают к различным способам, чтобы не допустить публикаций сообщений, которые они предпочитают держать в тайне. Однажды во время пребывания на своем посту президент США Рональд Рейган дошел до того, что предложил, чтобы все государственные служащие, имеющие доступ к секретной информации, попавшей в прессу, прошли проверку на детекторе лжи. В 1973 году военные круги Израиля предприняли настойчивые усилия с целью скрыть от народа неудачи в октябрьской войне, направляя в средства массовой информации «вводящую в заблуждение информацию о ходе войны». Через пятнадцать лет, в 1988 году, они были обеспокоены вниманием, которое международные масс-медиа уделяли таким средствам, как избиения и расстрелы, применяемым для ликвидации вспышек протеста среди палестинцев, проживающих на оккупированных Израилем территориях. «Телевизионные камеры», - сказал один из представителей Израиля в ходе последнего эпизода, - «обычно выискивают наиболее драматичные сцены, тем самым вызывая беспокойство в еврейском сообществе США и среди других сторонников Израиля.»
Попытки не допустить публикации либо исказить содержание информационных сообщений часто имеют обратный эффект, а пресса становится враждебной и еще более настойчивой в своей попытке добраться до правды. Более успешной тактикой является такой контроль за новостями, когда политик сам объявляет их на пресс-конференции, специальном брифинге для прессы или в пресс-релизе. Такая тактика позволяет руководителю государства казаться открытым и доступным (в особенности, когда он столь же умело ведет себя со средствами массовой информации, как президент Рейган), а также держать все под контролем. Рейгановская система работы на публику считалась «самой отработанной операцией по работе с телевидением и общественным мнением, которая когда-либо проводилась в Белом доме», что крайне затрудняло корреспондентам, освещающим деятельность президента и его политику, возможность пробиться через «поток официальных заявлений». Подобным же образом специалисты по работе с общественным мнением министерства обороны Великобритании по должности непосредственно обязаны «информировать общественность о политике в области обороны и в то же самое время создавать благоприятный климат в поддержку данной деятельности путем использования средств массовой информации, кинофильмов, выставок и литературы».
Отдельные выступления по телевидению также представляют собой хороший способ улучшения имиджа. Французский президент Франсуа Миттеран «разрешает» журналистам и нескольким друзьям сопровождать его в ежегодном восхождении на крутой холм в своей родной деревне, где все «дружески» выпивают вместе и не произносится никаких речей. Съемки, которые получаются в результате этого события, ценятся гораздо выше, чем официальные речи, которые произносил предшественник Миттерана Валери Жискар д'Эстен. Он всегда организовывал это так, чтобы оказаться сидящим за вычурным письменным столом на фоне различных впечатляющих символов государства. Жискар, который всегда был рад продемонстрировать, что он достоин следовать по пути его более известных предшественников, подвергался критике за попытку создать вокруг себя атмосферу империи. С другой стороны, когда президент США Джимми Картер выступал, сидя в кресле перед камином в удобном свитере, его тоже критиковали за излишнюю традиционность и нарочитость. Телевизионная политика никому не дается легко, даже президентам.
Доступ граждан к средствам массовой информации
Поскольку роль средств массовой информации в нашей политической жизни постоянно увеличивается, следует ожидать, что граждане решат добиваться доступа к ним, чтобы также высказаться по вопросам политики. Люди пишут письма в периодические издания, звонят во время прямого эфира на радио, с готовностью принимают приглашения принять участие в передачах на политическую тему. Некоторые газеты имеют особые полосы, где печатаются письма и статьи читателей по различным вопросам, имеющим политическое значение. На некоторых телевизионных станциях в расписании передач регулярно выделяется время для кратких выступлений представителей организаций, отстаивающих различные взгляды. Время от времени группы граждан предпринимают более серьезные попытки взаимодействия со средствами массовой информации, например, в начале 1988 года противники предоставления Соединенными Штатами помощи никарагуанским повстанцам закупили несколько рекламных блоков на телевидении и радио, призывая избирателей воздействовать на своих сенаторов и членов Палаты представителей, чтобы те проголосовали против законопроекта администрации Рейгана о помощи контрас.
За последние годы возникла новая форма доступа граждан к средствам массовой информации. В своем непрекращающемся поиске новостей, перед которыми невозможно было бы устоять, в последнее время журналисты занялись созданием того, что мы можем назвать простонародной знаменитостью трагического плана. Эти новые знаменитости не герои, нет у них и политических амбиций, у них просто происходит личная трагедия, которую можно представить в виде притчи, иллюстрирующей несчастья всех лиц, страдающих от той же самой причины, будь то отсутствие крыши над головой, наркотики, издевательства над детьми или любое другое зло современной жизни. Тем не менее, рано или поздно история такой знаменитости из простого народа завершается: дом найден, наркоман спасен, ребенок умер - и средства массовой информации находят очередную историю, очередную знаменитость. Если заинтересованные политические организации, имеющие связи с политической системой, не смогут достаточно оперативно полностью использовать тот краткий период внимания общественности и средств массовой информации, которое уделяется проблеме, лежащей в основе такой истории; если не удается внести изменения в закон или политику, чтобы решить эту проблему, то изменения темы не происходит. В таких случаях работа журналиста (рассказать трагическую историю о каком-то человеке) должна дополняться работой правительства (выработать политику, которая позволяет удовлетворить нужды всех лиц, имеющих аналогичные проблемы).
Отклик граждан на средства массовой информации
Журналисты, кандидаты и правительство прилагают значительные усилия, пытаясь донести политические новости до широких слоев общественности. Какое воздействие при этом оказывается? Обращают ли люди внимание на то, что средства массовой информации говорят о политике? Меняют ли они свое мнение и поведение соответствующим образом? А может быть, все это предприятие по сути дела является бесплодным упражнением?
Вопрос воздействия средств массовой информации сложен для изучения. Спросите себя, какую роль СМИ сыграли в вашем решении на последних президентских выборах, и, вполне вероятно, вам трудно будет что-то об этом сказать. Недостаточно задать вопрос «повлияла ли реклама избирательной кампании в этом году на ваш выбор?», поскольку мы часто сами не знаем, что подвело нас к тому решению, которое мы в конце концов приняли. Более объективные исследования пытаются измерить психологические установки в самом начале и в конце избирательной кампании, а также количественно определить воздействие различных видов сообщений в ходе кампании (газетные материалы, телевизионные новости, телевизионная реклама) с тем, чтобы найти соотношения между изменениями во мнениях граждан и их выбором, с одной стороны, а также между степенью воздействия на них средств массовой информации, которое соответствуют таким изменениям. Видели ли вы перед предварительными выборами 1988 года в вашем штате много рекламы с призывами избрать президентом Буша (предполагая, что вы республиканец, а в вашем штате проводятся предварительные выборы), а если так, то стали ли вы в большей степени поддерживать Буша ко времени выборов, чем ваш сосед, который, хотя и является также республиканцем, никогда не смотрит телевидение, но каждый день читает газету? Получил ли этот сосед в течение кампании постепенно больше информации о проблеме иностранной конкуренции с американскими товарами на мировых рынках (важнейший вопрос избирательной кампании в 1988 году), в то время, как Ваши собственные познания по этому вопросу остались без изменения? Данные при сборе такого рода информации могут дать нам по крайней мере грубое представление о воздействии различных видов освещения избирательной кампании средствами массовой информации.
Тем не менее, данная информация остается приблизительной, поскольку сами СМИ редко достигают нас «непосредственно», если это вообще возможно. Запомните, что средство есть «промежуточная вещь, с помощью которой передается некая сила или производится какое-либо воздействие». Новости избирательной кампании приходят к нам профильтрованными не только через комментарии журналистов печатных и электронных средств массовой информации, но также через комментарии наших друзей и знакомых, и, что еще более важно, через наше собственное восприятие как избирателя. Мы сами решаем, что мы хотим читать или смотреть, а наш выбор в большой степени зависит от нашего желания читать или смотреть то, что подтвердит мнения, которых мы уже придерживаемся: хорошие новости -это такие новости, которые утверждают нас в своем мнении.
Тем не менее, несмотря на эти ограничения, мы постепенно вырабатываем более ясное представление о воздействии средств массовой информации. Мы до сих пор не имеем достаточного числа точных практических исследований, как нам бы того хотелось (что делает практическое изучение воздействия средств массовой информации одной из наиболее сложных сфер политической науки), однако те исследования, которые имеются, позволяют сделать следующие обобщения, которые можно считать достаточно надежными.
Определение повестки дня: проблемы. Средства массовой информации играют определенную роль в выборе того, какие проблемы будут представлены перед публикой, войдут в публичную повестку дня, и таким образом, в течение политической кампании будут представлять интерес практически для всех. Проблемы, затрагивающие граждан лично, то есть политические вопросы, вызывающие их заинтересованность, обычно очень точно совпадают с теми, которые предлагаются средствами массовой информации. Иногда некоторые проблемы затрагивают нас прежде, чем средства массовой информации начнут их освещать. Если какой-либо вопрос сильно волнует нас лично (например, кто-то из членов семьи потерял работу, поскольку иностранная конкуренция вынуждает сокращать рабочие места), внимание средств массовой информации к этому вопросу повышает наш интерес. Если мы ничего не знаем о данной проблеме, то средства массовой информации могут повысить наше внимание к такому вопросу. Например, часто утверждается, что внимание средств массовой информации к террористическим актам позволяет выдвинуть на общественное обозрение не только проблему терроризма, но также проблему, которую пытаются решить сами террористы. Таким образом, увеличивается вероятность, что такие акты будут осуществляться вновь.
Определение повестки дня: кандидаты. Степень внимания средств массовой информации к различным кандидатам сильно влияет на наше собственное внимание к ним. В Соединенных Штатах тенденция практически не освещать в прессе и по телевидению кандидатов от малых партий, очевидно, является основной причиной, по которой большинство американцев ничего не знает об этих кандидатах и даже не думает о том, чтобы голосовать за одного из них. Низкий уровень освещения в СМИ кандидатов в Конгресс США (особенно тех, которые еще не избирались в Конгресс) находится в связи с низким уровнем информированности большинства американцев об этих кандидатах. (Меньше половины населения, достигшего избирательного возраста, может во время выборов назвать этих кандидатов). Степень и направление внимания средств массовой информации к кандидатам на пост президента, очевидно, влияют на их шансы победить на ключевых предварительных выборах, на сбор средств для проведения избирательной кампании и на обеспечение их выдвижения.
Определение повестки дня: избирательная кампания, как зрелищный вид спорта. Средства массовой информации относятся к избирательным кампаниям, как к играм или скачкам, так же поступаем и мы, потребители продукции СМИ. Хотя внимание средств массовой информации к политическим кампаниям увеличилось, степень внимания к вопросам, поднимаемым в ходе кампаний, неуклонно снижалась. Кампании рассматриваются не как способ вынести важные вопросы на суд общественности, а лишь как источник развлечения, который привлечет зрителей или читателей. Мы, потребители, отвечаем так, как от нас ожидают, и следим за каждой гонкой с большим или меньшим азартом, оставляя лишь нескольким хмурым профессорам политической науки и другим занудным ученым мужам право пенять на отсутствие сути в избирательной кампании. Конечно, потом мы, как граждане, часто получаем сюрприз при виде политических решений, принятых на деле пришедшим к власти «победителем».
Разъяснение сути. Хотя мы позволяем средствам массовой информации помогать нам в определении того, какие вопросы кампании и какие кандидаты нас волнуют, а также убеждать нас, что в избирательной кампании нас волнует лишь элемент игры. Однако, когда дело доходит до того, чтобы узнать из сообщений средств массовой информации что-нибудь существенное по этим вопросам, мы остаемся на удивление невосприимчивыми. Те, кто уделяет внимание освещению избирательных кампаний в средствах массовой информации, как правило, более образованы, более заинтересованы и политически активны, в большей степени связаны с политическими партиями, но даже они, похоже, не могут запомнить многое из того, что смотрят, слушают или читают. Исследования методом опроса телезрителей показывают крайнюю ограниченность запоминания. Через два часа после выпуска теленовостей зрители обычно могут вспомнить лишь одно из примерно двадцати сообщений, включаемых в выпуск. В 1976 году «из 297 моментов, когда в ходе дебатов между Джимми Картером и Джеральдом Фордом поднимались конкретные проблемы, менее чем через две недели после этого избиратели едва ли могли вспомнить два заявления по конкретным проблемам».
Граждане иногда лучше запоминают личную информацию о кандидатах, включая то, насколько хорошо они выступают в избирательной гонке. Лучше всего они запоминают положительную информацию о кандидатах, которым отдают предпочтение. После того, как в ходе избирательной кампании выбраны кандидатуры от партий, республиканцы все более и более положительно начинают относиться к своему кандидату, а демократы - к своему.
Если граждане так мало узнают из сообщений в выпусках новостей, что же можно сказать о телевизионной рекламе? Те ограниченные данные, которыми мы располагаем, позволяют предположить, что телевизионная реклама является лучшим «преподавателем», чем выпуски новостей. Люди, которые часто смотрят телевизор и, предположительно, в ходе избирательной кампании чаще подвергаются воздействию рекламы, как правило, чаще изменяют свои представления о кандидатах, чем те, кто реже смотрит телевидение; они чаще способны уточнить свое представление о политике данных кандидатов. Учитывая очень ограниченное (и зачастую значительно искаженное) сущностное содержание такой рекламы, нам следует, тем не менее, соблюдать осторожность, чтобы не преувеличивать результаты таких исследований. Как напоминает нам Джослин, «обычный рекламный ролик слишком прост, слишком расплывчат и слишком вводит в заблуждение, чтобы мы могли приравнять изменение в восприятии к познанию».
Резюме и заключение
Средства массовой информации включают не только газеты, журналы, радио и телевидение, но также телефон, телеграф и спутники связи. Кинофильмы и звукозапись обычно включаются в число масс-медиа, а книги, письма и другие виды письменного слова редко считаются частью СМИ. В Соединенных Штатах средства массовой информации по ходу нашей истории заметно видоизменились, начиная от первой газеты до современного освещения заседаний Конгресса. По мере того как развивалась технология средств массовой информации, мы обычно сохраняли верность прежним видам масс-медиа, таким образом, постоянно наращивая количество часов, затрачиваемое на получение сообщений СМИ, а также увеличивая количество форм, в которых мы получаем такие сообщения.
Большинство средств массовой информации во всем мире в значительной мере находится' под контролем коммерческих интересов. Издатели и владельцы вещательных станций зачастую активно контролируют политическое содержание своих передач и материалов, иногда добиваясь совпадения с собственными предпочтениями, а иногда пытаясь не задеть интересы наиболее важных рекламодателей. Государство также осуществляет такой контроль, иногда пытаясь сдержать выражение политического несогласия, а иногда стремясь обеспечить, справедливый подход к освещению различных точек зрения. Журналисты порой ищут защиты против излишнего правительственного регулирования, но им редко удается обеспечить себе привилегированный статус.
Подача новостей очень широка, но редко всеобъемлюща. Одни и те же сообщения повторяются вновь и вновь в течение дня или недели, при этом глубина освещения невелика. Журналисты должны соблюдать жесткие сроки предоставления материалов, удовлетворять потребности в драматических и развлекательных событиях, а эти профессиональные требования часто приводят к поверхностности и искусственности. Политические кампании подаются как скачки, политические кандидаты рассматриваются как личности, а на существо проблемы внимания не обращается.
Серьезной проблемой является пристрастная подача новостей. Пристрастие означает сознательное формирование содержания и подачи новостей таким образом, чтобы благоприятствовать определенным политическим интересам, действующим лицам, какой-то практике или идеям перед остальными. Порой это формирование происходит открыто, иногда оно связано с фигурами умолчания, а иногда происходит подсознательно, поскольку журналисты работают в рамках «ценностных ориентиров», которые не осознают сами.
По мере того как мы проводим все больше и больше времени с газетами, телевидением и радио, и меньше времени уделяем непосредственному общению с политиками или участию в событиях, политические деятели, государственные чиновники и простые граждане, желающие высказаться по политическим вопросам, естественно, все более стремятся овладеть нашим вниманием с помощью средств массовой информации. Иногда они добиваются доступа к СМИ, оплачивая его, иногда - привлекая внимание журналистов. Оплачиваемое использование средств массовой информации включает в себя не только телевизионную рекламу, но также использование телефонов, компьютерной связи, прямую рассылку по почте. Затраты по этим статьям могут быть громадными, но бесплатное привлечение масс-медиа зачастую означает уступку, влечет за собой жертву сутью в пользу зрелищности и требует подготовки материала, который может быть изложен быстро и ярко. Как высокие издержки по платному использованию, так и необходимость драматичной подачи для получения бесплатного доступа к СМИ препятствуют взвешенному и всестороннему освещению проблем и других существенных вопросов. Политические консультанты оказывают помощь в каждом аспекте политики по отношению к средствам массовой информации, и в то же время способствуют увеличению издержек. Будучи избранными, государственные чиновники продолжают использовать средства массовой информации, чтобы информировать общественность, убеждать ее в ценности своих действий и политики, оставаться в поле зрения общественности. Иногда для чиновников столь же важно уменьшить освещение в средствах массовой информации, как и его расширить, хотя попытки замолчать или исказить какую-то новость часто имеют обратный эффект. Рядовые граждане также используют средства массовой информации, чтобы обмениваться сообщениями по вопросам политики. Иногда это происходит непреднамеренно, допустим, когда их действия оказываются как интересными в качестве новости, так и политически противоречивыми. В данном случае имеется в виду «простонародная знаменитость трагического плана».
Несмотря на огромное время и деньги, затрачиваемые на передачу политических сообщений в средствах массовой информации, а также увеличение времени, которое граждане тратят на получение таких сообщений, действительное воздействие СМИ на политические ценности и сознание остается ограниченным, хотя нельзя назвать его незначительным. Ибо что может быть более значительным, чем тот факт, что затрачено столько времени, денег и усилий, а в результате гражданам больше известно об имидже кандидата, чем о сути кандидатуры, больше известно о проблемах, которые стоят на повестке дня нации, чем о сути этих проблем, больше известно о кампании как скачках, чем о кампании как времени серьезного осмысления проблем своей страны и их возможных решений? Неполнота осуществления гражданином своих прав в отношении средств массовой информации делает еще более важной тему роли личности в политике.



СОДЕРЖАНИЕ