СОДЕРЖАНИЕ


Правовые основы криминальной виктимологии

Автор

В.И.Полубинский - ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук

"Журнал российского права", 2001, N 4



Правовые основы криминальной виктимологии

Создание и развитие учения о жертве преступления
Жертва и потерпевший
Уголовное право о потерпевшем

Создание и развитие учения о жертве преступления

В современных условиях, когда научный прогресс во многом обеспечивается
за счет дифференциации и интеграции отдельных отраслей знания, теория и практика
профилактики правонарушений и борьбы с преступностью, наряду с новыми положениями
традиционно "криминальных" наук (уголовного права, криминалистики, криминологии
и др.), обогатились целым рядом оригинальных идей и разработок на основе социологии,
психологии, педагогики и некоторых других научных дисциплин. К числу таких
новых научно-правовых идей, привлекающих к себе все более пристальное внимание
ученых и практиков как в нашей стране, так и за рубежом, по праву принадлежат
положения и выводы криминальной виктимологии.
Определение противоправного деяния сформулировано давно и довольно четко,
дана его классификация по составам преступления. Ученые-правоведы и юристы-практики
много внимания уделяли и уделяют "главному герою" преступной драмы - правонарушителю.
Однако жертва преступления до недавних пор особого криминологического интереса
у них не вызывала. Во многом это объясняется тем, что пострадавший рассматривался
раньше, да и сейчас нередко рассматривается лишь с эмоциональных позиций.
В сознании большинства людей жертва преступления - это обычно личность,
потерпевшая от неправомерного поведения других лиц. По-житейски здесь все
просто и ясно: раз кто-то пострадал, значит, он - жертва, а причинивший ему
вред - преступник. И когда мы встречаем человека с разбитым в драке лицом,
обманутого мошенником или обворованного в трамвае, наше сознание переполняется
жалостью к нему. Мало у кого возникает вопрос: а почему именно ему досталось
в драке, именно его обвел вокруг пальца мошенник, в его карман залез вор?
До истоков события в таких случаях мы не докапываемся по вполне объяснимой
причине: с позиций общепризнанного "здравого смысла" преступник и его жертва
- фигуры полярно несовместимые, диаметрально противоположные. Именно этот
общепризнанный "здравый смысл" подсказывает, что надо жалеть пострадавшего
и осуждать причинившего вред, что первый при всех обстоятельствах прав, а
второй - всегда виноват.
Безусловно, в основе преступного поведения человека лежат его негативные
нравственные и социально-психологические качества: ущербность взглядов, ограниченность
интересов, превратное представление о себе и своих обязанностях перед обществом.
Однако при всем при том на проступки потенциального правонарушителя существенное
влияние оказывает также и конкретная жизненная ситуация, его окружение, поведение
потерпевшего до и в момент совершения преступления. А оно может быть не только
положительным, безупречным, но и отрицательным, неприемлемым.
Проведенный нами анализ поведения жертв убийств и телесных повреждений
в ряде регионов России свидетельствует, что от 30 до 40 процентов, а в некоторых
случаях и до половины пострадавших сами вольно или невольно "помогали" совершению
против них преступлений. То есть вели себя в предпреступной ситуации либо
в момент совершения преступления вызывающе, оскорбляли виновного, угрожали
ему, нападали первыми. Примерно такие же данные получены другими исследователями
как в нашей стране, так и за рубежом.
Нет смысла доказывать, насколько снизился бы уровень преступности, если
бы удалось исключить из криминальной практики правонарушения, возникающие
по "вине" пострадавших, или хотя бы существенно сократить их число.
Над решением этой задачи в 80-90-е годы активно работали ученые и практики
в разных странах мира. Итоги их трудов в выработке "более эффективных мер,
в интересах жертв любого вида" специально обсуждались на VII Конгрессе ООН
по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, который состоялся
в августе - сентябре 1985 года в Милане. Проблемы защиты прав человека - жертвы
преступлений и злоупотреблений властью - рассматривались также на VIII Конгрессе
ООН, состоявшемся в августе - сентябре 1990 года на Кубе.
Было бы ошибочным считать, что впервые на проблемы жертвы преступления,
на ее роль в возникновении и развитии противоправного деяния обратили внимание
только современные специалисты правоохранительной сферы. Уже в прошлом веке
в трудах ряда видных правоведов, в том числе и русских (А. Лоховицкий, Н.
Таганцев и др.), содержались развернутые суждения о характере и поведении
пострадавших от неправомерных действий других лиц, о роли жертвы в генезисе
преступления.
Однако как научное направление учение о жертве преступления начинает
складываться лишь в 40-50-е гг. ХХ столетия. К этому времени относится осознание
учеными и практиками того факта, что чем лучше правоохранительные службы,
ведущие профилактику правонарушений и борьбу с преступностью, будут знать
возможных "кандидатов" в пострадавшие, лиц, имеющих специфическую предрасположенность
становиться жертвой, и проводить с ними и их окружением соответствующую профилактическую
работу, тем труднее будет правонарушителю реализовать свои преступные намерения.
Очевидной представлялась в этой связи и потребность в теоретических разработках
своеобразия и особенностей личности и поведения пострадавшего, определении
закономерностей взаимоотношений правонарушителя с его жертвой.
В данный период были сформулированы основные термины и понятия учения
о жертве преступления, а также определено и название самой научной доктрины.
Так, в 1949 г. американский психиатр Ф. Вертхам в работе "Картина насилия"
писал: "Жертва убийства почему-то всегда остается забытой. В наших дискуссиях
об аномальной психологии убийцы мы начисто забываем о его жертве. Мне думается,
что нельзя хорошо понять психологию убийцы, если не понимаешь социологию его
жертвы. Наука виктимология - вот что нам сейчас нужно"*(1).
Виктимология - словообразование, производное от латинского "viсtima"
- жертва и греческого "logos" - учение, наука. Этим термином обозначается
учение о жертве, то есть научная дисциплина, изучающая качественные и количественные
характеристики и другие вопросы, связанные с личностью и поведением пострадавших
от физического, морального или имущественного вреда. Следовательно, виктимология
- учение о жертве вообще. Между тем в отечественной литературе термин "виктимология"
употребляется многими авторами для обозначения лишь научной дисциплины о жертве
преступления.
Современный уровень знаний о видах жертв в виктимологии позволяет выделить
две самостоятельные, но взаимосвязанные научные отрасли.
1. Учение о жертве правонарушений - деликтная виктимология*(2). В данной
отрасли общего учения о жертве различаются по крайней мере два направления
исследований:
а) жертв преступлений. Научную дисциплину, изучающую жертвы преступлений,
мы называем криминальной виктимологией;
б) жертв иных правонарушений (гражданских, трудовых, административных
и проч.). Данное научное направление можно назвать деликтной виктимологией
в узком смысле этого понятия.
2. Учение о жертве несчастных случаев - травмальная виктимология*(3).
В зависимости от объекта исследований травмальная виктимология включает следующие
направления:
а) исследование жертв производственного травматизма;
б) исследование жертв транспортного травматизма;
в) исследование жертв бытового травматизма;
г) исследование жертв иных несчастных случаев.
В данной статье мы остановимся лишь на базовых теоретических и правовых
основах учения о жертве преступления, то есть криминальной виктимологии. Она
исследует структуру личности пострадавшего от преступления, его психологические
и моральные качества, социально-культурные характеристики, взаимосвязь и взаимоотношения
с причинителем вреда, роль жертвы в механизме преступления, а также разрабатывает
научные рекомендации для организации общей и индивидуальной профилактики потенциальных
жертв преступления, определяет для них соответствующие меры защиты и возмещения
вреда, причиненного жертве.
Криминальной виктимологией уже накоплен определенный практический и теоретический
материал как об общей характеристике жертв преступлений, так и об оценке отдельных
категорий пострадавших от противоправных деяний, позволяющий их классифицировать
с точки зрения виктимной предрасположенности (виктимности). Виктимность -
это комплекс биофизических, психологических и социальных качеств человека,
повышающих его потенциальную возможность в определенных жизненных ситуациях
стать жертвой преступления. Однако данные свойства ни в коей мере не предполагают,
что человек неминуемо станет пострадавшим от преступной агрессии. Составные
элементы виктимности, личные качества индивида, предрасположенного в определенных
условиях нести ущерб от преступных посягательств, в той или иной степени управляемы,
как управляем процесс формирования личности вообще.
На этой теоретической концепции базируются основные положения организации
общей и индивидуальной профилактики в отношении потенциальных жертв преступлений.

Жертва и потерпевший

Ни законодательство прошлого, ни современное право не дают определения
понятия "жертва". Некоторые специалисты объясняют это тем, что закон якобы
всегда уделял внимание только преступнику и его противоправным действиям,
пренебрегая при этом оценкой роли жертвы в генезисе преступления, и поэтому
законодатель даже не пытался сформулировать это понятие. На наш взгляд, все
объясняется не только и не столько этим. Достаточно ознакомиться с действующим
законодательством, чтобы убедиться, что право многих стран содержит нормы,
требующие оценки преступления и определения наказания виновному не только
с учетом его социальной опасности, но также личности и поведения пострадавшего.
Представляется, что законодатель не включает понятие "жертва" в перечень
юридических терминов по другим причинам. В сферу действия права, в частности
уголовно-процессуального закона, попадает далеко не каждая жертва преступления,
а лишь та, которая официально признается участником уголовного процесса со
всеми вытекающими отсюда последствиями. Для определения такой жертвы отечественный
уголовно-процессуальный закон вводит понятие "потерпевший".
Жертва преступления" - понятие более широкое, чем "потерпевший". Жертва
преступления - человек, понесший физический, моральный или имущественный вред
от противоправного деяния, независимо от того, признан ли он в установленном
законом порядке потерпевшим от данного преступления или нет. Другими словами,
жертва - это понятие виктимологическое, а потерпевший - уголовно-процессуальное
(или гражданско-процессуальное, в зависимости от правовых последствий вреда).
Эти понятия могут и не совпадать.
Проиллюстрируем данное положение примером из судебной практики.
Акиной была предоставлена освободившаяся комната в коммунальной квартире.
Ее новая соседка Семина, ранее пытавшаяся самовольно занять эту комнату, чтобы
расширить свою жилплощадь, решила "выжить" Акину из полученной комнаты. Она
несколько раз устраивала той беспричинные ссоры, оскорбляла ее и даже однажды
ударила шваброй по голове. Совершенно очевидно, что Акина - жертва квартирной
хулиганки и скандалистки Семиной. Однако, будучи по природе женщиной беззлобной
и не зная истинных причин противоправного поведения соседки, Акина не обращалась
с заявлением ни в милицию, ни в суд, надеясь, что та одумается и все образуется.
И только после того, как она убедилась, что соседка неисправима, обратилась
в милицию с заявлением, требуя оградить ее от хулиганских выходок Семиной.
До тех пор пока Акина не обратилась в милицию, она была жертвой в виктимологическом
толковании этого термина. С момента возбуждения уголовного дела против Семиной
и признания органом дознания Акиной потерпевшей по этому делу она как жертва
обрела новый статус - потерпевшей от преступления. На данном этапе виктимологическое
понятие "жертва" и уголовно-процессуальное "потерпевший" совпали. Именно с
этого времени и в данном качестве жертва получает определенную законом правовую
защиту общества от причиненного ей вреда.
Изучение жертвы на правовом уровне, то есть исследование проблемы в уголовно-процессуальном
и уголовно-правовом плане имеет важное значение для криминальной виктимологии.
И не только потому, что в этой проблеме проявляются и получают официальную
общественную оценку различные аспекты криминальной виктимологии. Нормы права,
имеющие отношение к потерпевшим, служат правовым фундаментом для виктимологических
исследований.
В соответствии с действующим законодательством (ст.53 УПК РСФСР) потерпевшим
признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или
имущественный вред. Признание потерпевшим не зависит от возраста, физического
или психического состояния человека, пострадавшего от преступления. О признании
гражданина потерпевшим лицо, производящее дознание, следователь или судья
выносят постановление, а суд - определение. Потерпевший в отечественном уголовном
процессе занимает положение самостоятельного субъекта, является его активным
участником с широким объемом процессуальных прав и обязанностей.
По смыслу российского уголовно-процессуального закона потерпевшим может
быть только физическое лицо. Вопрос о возможности признания потерпевшим от
преступления юридического лица решается неоднозначно и остается пока дискуссионным.
Хотя в законодательстве ряда зарубежных стран потерпевшим признается как физическое,
так и юридическое лицо, жизненные и имущественные интересы которого нарушены
или поставлены под угрозу в результате преступления.
Кроме названной выше ст.53 УПК РСФСР, уголовно-процессуальный закон содержит
ряд других норм, которые как непосредственно регламентируют права и обязанности
потерпевшего от преступления (ст.5, 27, 29, 54, 71, 77, 79 УПК РСФСР), так
и имеют косвенное отношение к нему, хотя термин "потерпевший" в них не упоминается.
В числе последних следует в первую очередь назвать нормы, закрепляющие требование
о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств уголовного
дела, выявлении обстоятельств, как отягчающих, так и смягчающих вину обвиняемого,
о выявлении причин и условий, способствующих совершению преступления, установлению
характера и размера ущерба, причиненного преступлением (ст. 20, 21, 68, 314
УПК РСФСР).
Все эти требования закона помимо прочих условий объективного решения
уголовного дела обязательно учитывают также оценку личности и поведения пострадавшего
от преступления.

Уголовное право о потерпевшем

Проблема потерпевшего от преступления занимает одно из центральных мест
не только в уголовно-процессуальном законодательстве, но и в материальном
праве. С характеристикой личностных качеств и поведения потерпевшего уголовный
закон по многим составам преступления связывает вопросы квалификации противоправного
деяния, индивидуализацию наказания, а подчас и принятие решения об уголовном
преследовании или отказе от него. Причем эти вопросы решаются уголовно-правовым
законодательством во всех случаях жизни не однозначно, а дифференцированно,
в зависимости от целого ряда социально-демографических, физических и иных
личностных качеств потерпевшего и общественной характеристики его поведения.
Конкретно это проявляется в различных правовых установлениях уголовного закона.
Рассмотрим некоторые из них (имея в виду определенную условность такой классификации)
главным образом с точки зрения виктимологической проблематики.
Первая группа норм - это нормы материального права, связывающие ответственность
за противоправные деяния с социальным статусом потерпевшего (его должностным,
служебным, общественным положением) и его общественно полезным поведением.
Лишь наличие этих двух признаков одновременно необходимо для образования составов
преступлений, предусмотренных, например, ст.277, 295, 317 и некоторыми другими
статьями УК РФ.
Так, ст.317 УК РФ устанавливает ответственность не вообще за посягательство
на жизнь сотрудника правоохранительного органа, военнослужащего, их близких,
а лишь за такое посягательство на жизнь этих лиц, которое совершено преступником
в связи с их законной деятельностью по охране общественного порядка и обеспечению
общественной безопасности, то есть в связи с их общественно полезным поведением.
Аналогичные установки законодателя можно найти и в ряде других норм уголовного
закона. Тем самым законодатель как бы признает особую виктимную предрасположенность
потерпевших от таких преступлений. Они становятся жертвами преступных посягательств
не потому, что являются простыми индивидами, а в силу своего особого должностного,
служебного или общественного положения и общественно полезного поведения.
При этом следует подчеркнуть, что речь идет именно об общественно полезном,
а значит, законном поведении данных лиц.
Вторая группа норм уголовного закона связывает правовые последствия противоправного
деяния с состоянием потерпевшего (физическим, материальным, возрастом и проч.)*(4).
Так, жертвой преступления, квалифицируемого по ст.134, 150, 151 УК РФ, могут
быть только несовершеннолетние, не достигшие шестнадцатилетнего возраста.
Несовершеннолетие потерпевшего является одним из оснований для квалификации
преступления по целому ряду других статей УК РФ. Например, ч.3 ст.131, ч.3
ст.132 УК РФ предусматривают ответственность за преступные действия против
потерпевших, заведомо не достигших четырнадцатилетнего возраста. В ст.125
речь идет о потерпевшем, находящемся в опасном для жизни состоянии, в ст.124
- о больном потерпевшем, в п."г" ч.2 ст.105 - о потерпевшей, заведомо для
виновного находящейся в состоянии беременности.
Уголовный закон содержит и другие нормы Особенной части, учитывающие
состояние потерпевшего. Определенные статические состояния жертвы преступления
законодатель включает в число обстоятельств, отягчающих ответственность виновного
за противоправные деяния, независимо от того, содержатся ли указания на них
в норме права, по которой квалифицируется данное деяние. Так, ст.63 УК РФ
к числу обстоятельств, отягчающих ответственность виновного, относит совершение
преступления в отношении малолетнего, престарелого или лица, находящегося
в материальной, служебной или иной зависимости от правонарушителя, а также
подстрекательство несовершеннолетних к совершению преступления или привлечение
их к участию в преступлении.
К третьей группе норм уголовного закона относятся те из них, которые
охватывают круг взаимоотношений между преступником и потерпевшим при "согласии"
последнего на причинение ему вреда противоправным деянием. Выражение "согласие
потерпевшего на причинение ему вреда" употребляется в данном случае условно.
В самом законе такая позиция не фиксируется, но она явно подразумевается,
например, в ст.123 (незаконное производство аборта) или в ст.134 (половое
сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего
возраста)*(5). Действительно, без согласия потерпевшей на противозаконное
уничтожение плода человека ни о каком незаконном производстве аборта, то есть
составе преступления, предусмотренного ст.123 УК РФ, и речи быть не может.
Точно так же согласие потерпевшего (в данном случае потерпевшими могут быть
как девочки, так и мальчики, не достигшие четырнадцатилетнего возраста) является
необходимым элементом состава преступления, предусмотренного ст.134 УК РФ.
При отсутствии согласия лица, не достигшего половой зрелости, на половой акт
с ним ответственность виновного наступает по другим статьям уголовного закона.
И, наконец, четвертая группа норм материального права, представляющая,
на наш взгляд, наибольший интерес для виктимологической проблематики, связывает
степень ответственности виновного с поведением потерпевшего. Но не со всяким
его поведением, а лишь с негативным, неподобающим. В силу этого законодатель
снижает степень защиты потерпевшего от причиненного ему вреда, как бы возлагая
часть ответственности за происшедшее преступное деяние и на жертву.
Здесь также речь идет о состоянии потерпевшего, но не о статическом (здоровье,
возраст и проч.), что отмечалось выше, а о динамическом, выражающемся в отрицательном,
ненадлежащем поведении жертвы. Для закона не имеет значения, что побудило
потерпевшего вести себя по отношению к правонарушителю так, а не иначе. Важен
сам факт негативного поведения пострадавшего.
Анализ положений ст.61 УК РФ свидетельствует о том, что уголовный закон
небезразлично относится к неправомерным, негативным действиям потерпевшего.
Если поводом для преступления явились, к примеру, противоправность или аморальность
поведения потерпевшего либо физическое или психологическое принуждение виновного,
то законодательство признает эти факторы в качестве смягчающих вину обстоятельств,
которые суд обязан учитывать при назначении наказания. В равной мере это относится
и к тем случаям, когда преступление совершено при нарушении условий правомерности
необходимой обороны, задержании лица, совершившего преступление, исполнении
приказа или распоряжения.
Вместе с тем уголовный закон содержит и специальные нормы, в диспозиции
которых необходимым элементом входит такой признак, как сильное душевное волнение,
вызванное противозаконными действиями потерпевшего. В числе таких норм прежде
всего следует назвать ст.107 и 113 УК РФ, устанавливающие ответственность
за умышленное убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью,
совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта),
вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.
К этой же категории норм относятся ч.1 ст.108 и ч.1 ст.114 УК РФ, предусматривающие
наказания за убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью,
совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении
мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.
В данных статьях УК РФ имеется прямое указание на противозаконные действия
потерпевшего как на объективный признак квалификации преступления по этим
статьям и смягчающее ответственность виновного обстоятельство. Но при квалификации
противоправных деяний по другим статьям УК РФ для объективного расследования
преступления и правильной оценки роли каждого из его участников должны учитываться
характеристика личности потерпевшего и его поведение как в предпреступной
ситуации, так и в момент совершения антиобщественного деяния. В соответствии
со ст.60 УК РФ суд обязан строго индивидуально подходить к вопросу о назначении
наказания, учитывая при этом, помимо других обстоятельств, смягчающие и отягчающие
ответственность виновного обстоятельства, в том числе и связанные с личностью
потерпевшего.
Существенное значение для криминальной виктимологии имеют правовые аспекты
института необходимой обороны. Уголовный закон (ст.37 УК РФ) определяет, что
не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой
обороны.
Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо
от профессиональной либо специальной подготовки и служебного положения.
Ситуация необходимой обороны возникает исключительно с неправомерным
поведением пострадавшего. Поэтому за вред, причиненный жертве в таких случаях,
причинитель вреда ответственности не несет, если, конечно, защита от вредоносного
посягательства пострадавшего не находится в явном несоответствии характеру
и степени общественной опасности посягательства.
Таким образом, отечественная криминальная виктимология зиждется на твердой
правовой основе процессуального и материального права. Она представляет собой
не только новую научную концепцию и новое направление в профилактике правонарушений
и борьбе с преступностью, но и более широкое явление, связанное с современным
развитием юриспруденции, социологии, педагогики и психологии, а также со значительным
углублением научного подхода к изучению причин преступности и мер по ее предупреждению.

В.И.Полубинский,
ведущий научный сотрудник ВНИИ МВД
России, кандидат юридических наук

"Журнал российского права", N 4, апрель 2001 г.

-------------------------------------------------------------------------
*(1) Wertham F. The Show of Violence. N. Y., 1949.
*(2) Деликт от лат. "delictum" - правонарушение.
*(3) Травма от греч. "trauma" (рана) - повреждение организма, вызванное
внешним воздействием.
*(4) Речь в данном случае идет о статическом состоянии личности, а не
о динамическом, то есть не о поведении человека, вызванном его определенным
состоянием, например, душевным волнением.
*(5) Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Уголовный
кодекс Российской Федерации" от 20 мая 1998 года в названии и тексте ст.134
УК РФ прежнее слово "шестнадцатилетнего" заменено словом "четырнадцатилетнего"//
СЗ РФ. 1998. N 26. Ст. 312.




СОДЕРЖАНИЕ