СОДЕРЖАНИЕ


Понятие и сущность возмещения убытков как вида ответственности

1. Понятие убытков
2. Реальный ущерб
3. Упущенная выгода
4. Непонесенные расходы
5. Разумные меры к уменьшению убытков
6. Цена убытков

1. Понятие убытков

Возмещение убытков является общим и основным видом ответственности в коммерческом обороте, равно как и в гражданском. Общим потому, что должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные любым неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств (если законом или договором не предусмотрено иное). Основным потому, что возмещение убытков позволяет наиболее полно реализовать все функции ответственности, в том числе компенсационную, стимулирующую, предупредительную. Например, проводившиеся исследования показали, что последовательное применение к контрагентам взыскания убытков позволяет добиться уменьшения нарушений договоров в три-четыре раза (См.: Пугинский Б.И., Сафиуллин И.Д. Правовая экономика: проблемы становления. М.: Юрид. лит-ра,1991. С. 222.). В этом проявляется стимулирующая функция данного вида ответственности.
Возмещение убытков призвано обеспечить кредитору получение от должника именно той денежной суммы, на которую фактически был причинен ущерб, поставить потерпевшую сторону в такое положение, как если бы договор был исполнен. Это является одной из главных особенностей возмещения убытков по сравнению с другими видами ответственности. То, что неисправный должник обязан полностью в соответствии с п.1 ст.15 Гражданского кодекса Российской Федерации возместить все понесенные потери и неполученную прибыль потерпевшей стороне, подчеркивает компенсационный характер убытков.
При этом для понимания компенсации в коммерческом обороте важно различать возмещаемые расходы, понесенные в связи с нарушением договора, и невозмещаемые расходы, понесенные в расчете на то, что контрагент исполнит свои обязательства по договору. Кстати, последние в англо-американском праве называются отрицательным договорным интересом, причем этот отрицательный договорный интерес также не защищается в суде (См.: Комаров А.С. Ответственность в коммерческом обороте. М.: Международные отношения, 1991. С. 184.). В соответствии с п.2 ст.15 ГК РФ расходы, понесенные в расчете на исполнение договора, не включаются в состав убытков: речь идет только о расходах, произведенных для восстановления нарушенного права. Такое законодательное решение представляется вполне логичным для коммерческого оборота. Дело в том, что ситуация, в которой ожидаемая чистая прибыль от сделки не перекрывает понесенных в расчете на эту сделку расходов и затрат, противоречит сущности торговой деятельности. Поэтому возмещение упущенной выгоды как чистой неполученной прибыли призвано заменить возмещение расходов, понесенных в расчете на исполнение договора.
Неисполнение договора не должно быть для потерпевшей стороны ни источником прибыли, ни источником убытков (См.: Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА / Под ред. А.С. Комарова М.: МЦФЭР, 1996. С. 225.). То есть полная компенсация убытков предполагает учет любой выгоды, которую извлекла потерпевшая сторона из неисполнения. Обычно эта выгода выступает в виде непонесенных или сбереженных расходов, которые вычитаются из общей суммы возмещаемых убытков.
Для более полного раскрытия понятия убытков необходима их качественная характеристика, т. е. определение их поэлементного состава (структуры) (См.: Овсиенко В.В. Проблема возмещения убытков в хозяйственном праве: Дисс. на соискание степени докт. ... наук. Докт. дисс., Донецк, 1971. C. 265.). Качественный анализ убытков важен в первую очередь с точки зрения практической, так как он помогает выявить и исчислить убытки. Кроме того, без него невозможно составление методик расчета убытков.
Некоторую сложность качественного анализа убытков можно объяснить тем, что на структуру убытков оказывают влияние разнообразные факторы, такие, как характер нарушения договора, географическое положение сторон, вид и назначение товара, продолжительность нарушения. Тем не менее все эти факторы не имеют решающего значения. При сравнительном рассмотрении типовых видов нарушения договора (непоставка, недопоставка, нарушение ассортимента, качества и т.д.) на первый план выступает общее для всех нарушений последствие - лишение возможности осуществлять производственную и торговую деятельность из-за неполучения необходимой продукции. Таким образом, для кредиторов первостепенное значение приобретает само по себе отсутствие обязательных компонентов для производства либо товаров для перепродажи, а также проблема выхода из сложившейся ситуации. Под выходом понимается принятие разумных мер к уменьшению и предотвращению убытков. Можно говорить о том, что именно конкретно принятые кредитором меры и образуют в конечном счете состав убытков (по крайней мере в части реального ущерба) (См.: Коростей В.И. Убытки от нарушений обязательств по поставкам и их доказывание: Дисс. на соискание степени докт. ... наук. М., 1983. С. 25.). Такая позиция перекликается с п.2 ст.15 ГК РФ, где указаны "расходы, которые потерпевшая сторона произвела или должна будет произвести для восстановления нарушенного права".
Понятие и виды разумных мер к уменьшению убытков еще будут рассматриваться в настоящей статье. Что касается детального качественного анализа убытков, то он может быть последовательно проведен только при составлении экономико-правовых методик, служащих для расчета и обоснования убытков.
Теперь необходимо уделить внимание рассмотрению видов убытков по ГК РФ.
Традиционный состав убытков, закрепленный в ГК РФ, предполагает возмещение двух видов убытков: реального ущерба и упущенной выгоды (п.2 ст.15 ГК РФ).

2. Реальный ущерб

Реальный ущерб характеризуется уменьшением (реальным или неизбежным в будущем) наличного имущества кредитора в отличие от упущенной выгоды, когда наличное имущество потерпевшей стороны не увеличивается, хотя и могло бы увеличиться, если бы договор был исполнен. В связи с этим реальный ущерб включает: во-первых, фактически понесенные лицом расходы на момент предъявления иска; во-вторых, будущие необходимые расходы, т. е. расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права; в-третьих, утрату и повреждение имущества.
Фактически понесенные расходы и будущие необходимые расходы тесно связаны между собой, так как имеют во многом сходный состав и подтверждаются одинаковыми доказательствами, поэтому они могут рассматриваться как понесенные расходы в широком смысле. Понесенные расходы связаны как с уменьшением активов потерпевшей стороны, так и с увеличением ее обязательств (пассивов). В качестве примеров увеличения пассивов можно привести случаи, когда продавец, не получивший платеж от покупателя, вынужден прибегнуть к денежному займу для того, чтобы выполнить свои обязательства, или когда покупатель, не получивший обусловленных договором товаров, приобретает аналогичный товар в кредит или в рассрочку. Интересно заметить, что увеличение пассивов предполагает возмещение именно будущих необходимых расходов.
Для понимания природы понесенных расходов важно постановление Президиума ВАС РФ от 4 марта 1997 г. N 4520/96 (См.: Вестник ВАС РФ 1997. N 6. C. 68.). В постановлении делается вывод о том, что неисполнение обязательств по договору не может рассматриваться как реальный ущерб. В данном случае Президиум имеет в виду ситуацию, когда у потерпевшей стороны имелось договорное денежное обязательство и в результате нарушения договора должником для потерпевшей стороны стало невозможно исполнение данного денежного обязательства. Сумма основного долга не может включаться здесь в состав убытков, потому что долг возник независимо от нарушения договора неисправным должником и денежное обязательство существовало уже на момент нарушения. Таким образом, под понесенными расходами понимаются только дополнительные расходы, осуществляемые лицом, чье право было нарушено.
Понесенные расходы могут быть самыми разнообразными. Например, расходы на содержание и эксплуатацию оборудования, дополнительные расходы по заработной плате, увеличение условно-постоянных затрат на единицу продукцию, амортизационные отчисления, расходы по устранению недостатков в полученной продукции, расходы по экспертизе, транспортно-заготовительные расходы, расходы по уплате санкций и т.д. Для расчета и доказательства размера понесенных расходов необходимо использовать данные бухгалтерского баланса и все документы, в том числе и первичные, на которых эти данные основываются.
В качестве примера подхода арбитражно-судебной практики к определению видов и размера фактически понесенных расходов и их доказыванию можно привести письмо ВАС РФ от 27 октября 1992 г. N С-13/ОП-334, касающееся взыскания убытков в случаях, когда поставщик, получивший предоплату от покупателя, не исполняет своей обязанности по передаче товаров и не возвращает полученные в виде предоплаты денежные суммы (См.: Вестник ВАС РФ. 1993. N 1. C. 104.). В этом случае уплаченные кредитором проценты за пользование кредитом, взятым для внесения предоплаты, являются убытками для кредитора. Кредитору необходимо доказать причинную связь между понесенными расходами и нарушением обязательств поставщика; представить доказательства получения от банка под проценты кредита для перечисления суммы в виде предоплаты; доказать, что поставщик, получив денежные средства, не только не исполнил обязательства, но и не возвратил деньги; доказать, наконец, принятие мер к уменьшению и предотвращению убытков. В результате с должника подлежат взысканию в виде убытков уплаченные банку проценты, исчисляемые не только со дня истечения сроков выполнения обязательств по договору или со дня, когда суммы согласно заключенному договору должны быть возвращены, но и начисленные до дня исполнения таких обязательств. Последнее утверждение довольно спорно, потому что проценты, уплаченные за пользование банковским кредитом до нарушения договора, не находятся с ним в причинной связи, так как предшествуют ему. Здесь речь идет о расходах, понесенных в расчете на то, что контрагент исполнит свои обязательства по договору, которые по российскому гражданскому праву не возмещаются. Взыскать можно только расходы, понесенные в связи с нарушением договора в соответствии с п.2 ст.15 ГК РФ.
Для взыскания с должника повышенных процентов, уплаченных кредитором за просрочку возврата кредита, кредитор должен представить помимо вышеуказанных доказательств документы, объясняющие причины невозможности возвращения полученного кредита в установленный срок.
Если выше затрагивались вопросы, общие как для фактически понесенных расходов, так и для будущих необходимых расходов, теперь следует уделить внимание специфике будущих необходимых расходов.
В соответствии с п.2 ст.15 ГК возмещению подлежат не только фактически понесенные расходы, но и расходы, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Определение будущих необходимых расходов в качестве составного элемента убытков является новеллой ГК и позволяет действительно полностью возместить убытки, сэкономив при этом время. Раньше такие расходы не подлежали возмещению, о чем прямо говорилось в соответствующих методиках; данные расходы могли взыскиваться только по мере их наступления. Проблема возмещения будущих расходов нашла отражение в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ "О некоторых вопросах, связанных с применением ч.1 ГК РФ" N 6/8 (далее - постановление N 6/8) (См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.). Пункт 10 этого постановления говорит о том, что необходимость будущих расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут выступать смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий ответственность за нарушение обязательств, и т.п. Сюда, вероятно, можно отнести копии судебных решений о применении имущественных санкций к потерпевшей стороне или копии заявленных исков о применении таких санкций.
Пункт 49 постановления N 6/8 посвящен определению цен, в которых возмещаются будущие расходы. Если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения товаров или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответству-ющих товаров, работ или услуг определяется по ценам, существующим либо в момент добровольного исполнения обязательства, либо в момент предъявления иска, либо, по обстоятельствам, в момент вынесения решения суда, если фактические затраты кредитором еще не произведены.
Вопрос о возмещении будущих необходимых расходов решается также в постановлении Президиума ВАС от 21 января 1997 г. N 4517/96 (Взято из подлинника в Высшем Арбитражном Суде при прохождении практики.). Было рассмотрено дело о взыскании убытков в размере стоимости недопоставленной продукции. Истец понес убытки в виде предполагаемых расходов, приобретая продукцию, аналогичную непоставленной, у третьих лиц, из-за неисполнения обязательства ответчиком. В обоснование своих требований истец представил калькуляцию себестоимости изготовления одной единицы продукции, а также договор с предприятием-производителем, на основе которого и была составлена калькуляция. Президиум ВАС признал представленные доказательства надлежащими и в целом указал, что расходы, которые лицо должно произвести для восстановления нарушенного права, подлежат возмещению при представлении соответствующих доказательств.
Можно сказать, что возмещение будущих необходимых расходов имеет большие перспективы и еще ожидает своего развития и закрепления в коммерческой и судебной практике.
При утрате имущества, вызванной нарушением обязательств, возмещению подлежит стоимость такого имущества за вычетом износа, определяемая исходя из цен, существующих в месте исполнения обязательств на день добровольного удовлетворения требований кредитора, либо, если добровольного удовлетворения требований не было, на день предъявления иска или, по усмотрению суда, на день вынесения решения суда (п.3 ст.393 ГК РФ). Может возмещаться также стоимость по цене приобретения с учетом транспортно-заготовительных расходов, если цена приобретения больше, чем текущая цена. При повреждении имущества в состав убытков входит либо сумма уценки такого имущества, либо стоимость расходов по устранению повреждения.

3. Упущенная выгода

Упущенная выгода является важнейшим видом убытков. Причем в коммерческом обороте упущенная выгода или неполученная прибыль занимает центральное место. Это связано с тем, что субъекты торгового оборота заключают сделки между собой исключительно с целью извлечения прибыли. И когда один из контрагентов нарушает обязательство, он в первую очередь лишает потерпевшую сторону прибыли, а уж затем вынуждает ее произвести дополнительные расходы, связанные с попыткой извлечения прибыли. Важно учитывать, что убытки в виде упущенной выгоды образуются только в случае уменьшения объема производства, реализации и/или доходов от реализации товаров; в противном случае можно говорить лишь о реальном ущербе.
Следует еще раз подчеркнуть, что упущенная выгода отражает тот факт, что наличное имущество кредитора не увеличилось, хотя могло бы увеличиться. В связи с этим хотелось бы не согласиться с достаточно распространенным мнением, что упущенная выгода является будущими убытками, характеризующими деформацию имущественных интересов в будущем в отличие от реального ущерба (См.: Васькин В.В. Возмещение реального ущерба и упущенной выгоды // Хозяйство и право. 1994. N 3. С. 117.). Дело в том, что упущенная выгода, так же как и реальный ущерб, возникает непосредственно в результате нарушения договора, и совершенно не имеет значения, когда по времени были понесены данные виды убытков. Ведь упущенная выгода может возникнуть сразу после нарушения договора, и, наоборот, реальный ущерб может быть понесен через некоторое время после такого нарушения.
В соответствии с п.2 ст.15 ГК упущенная выгода определяется как "неполученные доходы, которое лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено". Такая формулировка вызывает некоторые замечания. Во-первых, отсутствует разграничение понятий неполученной прибыли и неполученных доходов. Причем смешение этих понятий наблюдается также и в арбитражной практике. Между тем в отличие от дохода прибыль представляет собой разницу между доходом и произведенными необходимыми расходами, включаемыми обычно в себестоимость продукции. Поэтому одно дело - возместить неполученную прибыль, и совсем другое - неполученный доход, включающий не только прибыль но и сбереженные или непонесенные расходы, а также иные затраты, включаемые в себестоимость продукции. В последнем случае потерпевшая сторона неосновательно обогащается за счет нарушения договора, что недопустимо. И хотя в постановлении N 6/8 говорится об исключении из неполученных доходов суммы не понесенных кредитором производственных, транспортно-заготовительных, торговых и иных затрат, то есть фактически о неполученной прибыли, тем не менее закон дает установку на возмещение неполученных доходов.
Во-вторых, обращает на себя внимание критерий обычных условий оборота: он носит безусловно оценочный характер и должен определяться в каждом случае исходя из конкретных обстоятельств. В определенных случаях данный критерий может существенно ограничивать размер возмещаемых убытков. Не случайно ряд правоведов высказывают негативное отношение к нему. В частности, В.В. Васькин и А. Брызгалин считают обычные условия оборота "заданным законом потолком" как самого оборота, так и прибыли (См.: Васькин В.В. Указ. соч. С. 117; Брызгалин А. Принципиальные вопросы возмещения убытков в виде упущенной выгоды // Хозяйство и право. 1994. N 5. C. 45.). Н.С. Малеин считает, что при расчете упущенной выгоды нужно исходить не из общих средних критериев превращения коммерческой возможности в реальность (прибыль), а из конкретных обстоятельств дела (См.: Малеин Н.С. Имущественная ответственность в хозяйственных отношениях. М., 1998. C. 93.). Действительно, в законе появляется фигура некоего среднего предпринимателя, который совершенно не стремится к улучшению своих хозяйственных показателей. При этом совершенно выпадает из внимания необходимость поощрения преуспевающих предпринимателей, создания стимулов для достижения лучших результатов. Складывается ситуация, когда субъекты торгового оборота, вполне обоснованно претендующие на получение прибыли выше средней, да к тому же и неоднократно получавшие такую прибыль, несут существенные невозмещаемые затраты в случае нарушения договора. Это, безусловно, нарушает принцип полного возмещения убытков.
На наш взгляд, для определения упущенной выгоды должен использоваться другой основополагающий критерий, сформулированный в п.4 ст.393 ГК РФ, - это те меры, которые предпринял кредитор для получения соответствующей выгоды и сделанные с этой целью приготовления. Суд в силу закона должен учитывать эти меры и приготовления для определения упущенной выгоды, поскольку они являются показателем возможности реального получения доходов. В качестве примера можно привести дело, указанное в постановлении Президиума ВАС от 21 ноября 1995 г. N 5235/95, при рассмотрении которого истцу было отказано в удовлетворении требований, содержащихся в исковом заявлении, так как он не представил документы, свидетельствующие о принятых необходимых мерах и сделанных приготовлениях для извлечения прибыли (См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 3. C. 54.).
В связи с указанным критерием можно выделить две теоретические и одновременно практические проблемы. Первая возникает по поводу содержательной характеристики мер и приготовлений к извлечению выгоды (прибыли). Доказательства реально осуществленных мер и приготовлений призваны обосновать факт наличия реальной возможности произвести и реализовать товары. И здесь, с одной стороны, можно указывать на существование производственных мощностей, организационных предпосылок успешной коммерческой деятельности, на наличие трудовых ресурсов, сырьевых запасов или возможности получения сырья (См.: Как возместить убытки. / Под ред. Л.М. Шора. И., 1991. Вып. 6. C. 53.). Все это с экономической точки зрения указывает на то, что нарушение договора и уменьшение объемов производства и реализации продукции у кредитора не случайно совпавшие события. Однако, с другой стороны (и эту позицию занимает арбитражная практика), обычно определяются возможности действительной реализации продукции через наличие или отсутствие у потерпевшей стороны договорных или преддоговорных взаимоотношений с контрагентами. Это на сегодняшний день доминирующая тенденция, и она ставит потерпевшую сторону перед необходимостью документально подтверждать предпринятые меры и сделанные приготовления для извлечения прибыли. К числу требуемых документов можно отнести договоры с заказчиками и потребителями, предварительные договоры, гарантийные письма с предложением заключить договор, положительные ответы контрагентов на предложение потерпевшей стороны заключить договор, протоколы о намерениях.
Такой формальный подход судов к определению упущенной выгоды ряд правоведов считают не всегда обоснованным (См.: Латынцев А. Расчет убытков в коммерческой деятельности// ЭЖ-юрист. 1997. N 2; Брызгалин А. Указ. соч. C. 46-47; Гончарова Н. Как взыскать убытки в виде упущенной выгоды// Хозяйство и право. 1995. N 9. C. 98-99.). Ими предложено использовать более экономически предпочтительный вариант расчета упущенной прибыли через норму прибыли на вложенный капитал (подробнее об этом будет сказано позже).
Второй проблемой является разграничение мер и приготовлений для извлечения прибыли и разумных мер к уменьшению убытков. Главным отличием, исходя из норм ГК РФ, является то, что меры и приготовления осуществляются в рамках нормальной производственной и коммерческой деятельности до нарушения договора, до причинения убытков. Разумные меры, предпринимаемые для уменьшения убытков, являются действиями в нестандартной хозяйственной ситуации, когда приходится искать оптимальный выход из неблагоприятной ситуации, возникшей в результате нарушения договора. Отличие здесь очевидно, однако арбитражные суды допускают смешение понятий и иногда называют разумные меры к уменьшению убытков мерами и приготовлениями для извлечения прибыли. В подтверждение можно привести постановление Президиума ВАС от 23 апреля 1996 г. N 508/96.
Здесь истцом (продавцом) был заявлен иск о возмещении упущенной выгоды, возникшей в результате одностороннего отказа ответчика (продавца) от выполнения обязательств по договору купли-продажи импортных цитрусовых. В обоснование своих требований истец указал, что в результате нарушения обязательств неисправным должником вынужден был искать другого покупателя и заключил договор на продажу этих же цитрусовых, но по более низким ценам. Президиум пришел к выводу об обоснованности решения суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска, в том числе и по причине недоказанности истцом принятия мер к продаже товара по ценам, предусмотренным первоначальным договором (мер к уменьшению убытков). При этом была сделана ссылка на п.4 ст.393 ГК РФ, т. е. на меры и приготовления для извлечения прибыли (См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 8. C. 39.).
Третий критерий определения размера упущенной выгоды в соответствии с п.2 ст.15 ГК заключается в том, что если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то возмещаемая потерпевшему контрагенту упущенная выгода не может быть меньше доходов, полученных тем, кто нарушил чужое право. Это положение составляет новеллу ГК. В этом аспекте возмещения упущенной выгоды практика еще не наработана. Однако можно предположить, что данный критерий облегчает доказывание размера упущенной выгоды и является своеобразной гарантией справедливой компенсации. В случае если неисправный контрагент в полной мере извлек доходы из нарушения обязательства, кредитору достаточно доказать существование этих доходов, а размер упущенной выгоды можно не доказывать.
4. Непонесенные расходы

Теперь хотелось бы обратиться к проблеме непонесенных или сбереженных расходов, которая уже затрагивалась при рассмотрении компенсационной функции убытков и при разграничении неполученных доходов и неполученной прибыли. В п. 11 постановления N 6/8 затрагивается проблема локализации так называемых непонесенных расходов, т. е. тех разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В качестве примера говорится о случае недопоставки сырья или комплектующих изделий, когда размер упущенной выгоды должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительных расходов и других затрат, связанных с производством товаров. Однако в ГК РФ о непонесенных или сбереженных расходах не упоминается и, более того, дается установка на взыскание всего неполученного дохода.
Тема непонесенных расходов достаточно детально рассматривается в утвержденных приказом Минторга СССР от 21 февраля 1985 г. Методических указаниях о порядке определения и взыскания убытков, причиненных предприятиями и организациями системы министерства (далее - Методика Минторга), правда, применительно к торговым предприятиям и в случае недопоставки товаров. Тем не менее понятие и состав непонесенных расходов, которые нашли отражение в Методике Минторга, в какой-то мере могут служить ориентировкой и для остальных субъектов торгового оборота, и в других случаях нарушения договора. Под непонесенными расходами понимаются издержки обращения торгового предприятия, которые оно не произвело в результате уменьшения объемов реализации. Непонесенными расходами могут быть также издержки производства, когда следствием нарушения договора является уменьшение объемов производства и реализации товаров. Если использовать терминологию бухгалтерского учета, к непонесенным расходам относятся условно-переменные затраты, которые включаются в себестоимость товара. Условно-переменные затраты нормируются на единицу продукции, и размер таких затрат увеличивается или уменьшается пропорционально изменению объема выпуска или реализации продукции. Важно, что не все затраты, включаемые в себестоимость продукции, можно отнести к непонесенным; есть еще и условно-постоянные затраты, которые осуществляются по цеху или предприятию в целом и не находятся в прямой зависимости от объемов производства и реализации товаров. В связи с этим хотелось бы вернуться к положению п. 11 постановления N 6/8 и детально рассмотреть его. Прежде всего в постановлении речь идет, фактически, о расчете упущенной выгоды через разницу между неполученным доходом и себестоимостью продукции; проблема же непонесенных расходов затрагивается лишь косвенно. Приведенный в постановлении пример позволяет сделать вывод, что целесообразнее группировать расчет непонесенных расходов с расчетом упущенной выгоды, потому что непонесенные расходы вычитаются именно из суммы неполученного дохода. В то же время упускается из виду необходимость обособления непонесенных расходов от иных затрат, включаемых в себестоимость. Ведь условно-постоянные затраты, которые также вычитаются из суммы неполученного дохода, при надлежащем документальном обосновании их размера могут возмещаться в виде реального ущерба, как действительно понесенные затраты.
Следует указать некоторые виды непонесенных расходов. В частности, в Методике Минторга упоминаются расходы: на перевозку железнодорожным, водным, воздушным, автомобильным транспортом; на хранение, подработку, подсортировку и упаковку товаров и на содержание холодильных установок; по уплате процентов за пользование банковским кредитом; потери товарно-материальных ценностей в пути, при хранении и реализации в пределах норм естественной убыли; расходы на тару. Сюда же можно отнести расходы на основные материалы, сдельную заработную плату производственных рабочих, расходы по выгрузке и приемке товаров и т.д.

5. Разумные меры к уменьшению убытков

Выше уже говорилось, что разумные меры к уменьшению убытков являются исходным звеном качественного анализа убытков и связаны с проблемой выхода из ситуации, сложившейся вследствие нарушения договора. Расходы, понесенные при осуществлении данных мер, в значительной степени формируют реальный ущерб от нарушения договора; в свою очередь грамотное и своевременное проведение мер по уменьшению ущерба оказывает реша-ющее воздействие на размер упущенной выгоды. Таким образом, от принятия разумных мер зависит размер подлежащих возмещению убытков. Исходя из п. 1 ст. 404 ГК, можно сделать вывод, что принятие мер к уменьшению убытков является обязанностью кредитора. Основная идея данного правового принципа заключается в том, что потерпевшая сторона должна предпринимать превентивные меры к уменьшению убытков, а не пассивно наблюдать, как возрастают убытки, и затем подавать иск об их возмещении. Причем закон именно понуждает потерпевшую сторону действовать в собственных интересах, и это с точки зрения эффективности коммерческого оборота представляется правильным.
Меры по уменьшению убытков ограничиваются действиями, которые являются разумными при данных обстоятельствах, а это означает, что потерпевшая сторона не обязана принимать меры хотя и направленные на уменьшение убытков, но представляющиеся излишне обременительными. При предъявлении иска о возмещении убытков истец, помимо всего прочего, должен доказать, что принял все меры к уменьшению размера убытков. Это предполагает в том числе и доказательства, во-первых, отсутствия возможности осуществить разумные меры и, во-вторых, обоснования экономической нецелесообразности таких мер. Под отсутствием возможности принять меры, допустим в случае с пострадавшим покупателем, можно понимать: отсутствие иных продавцов аналогичных товаров; отказ этих продавцов, разумеется письменный, от заключения договоров; нехватку денежных средств, необходимых для приобретения аналогичных товаров. Экономическая нецелесообразность означает документальное обоснование истцом того факта, что все возможные принятые меры приведут не к уменьшению, а к увеличению убытков, а издержки превысят конечный результат. Здесь важно понимать, что применение экономически нецелесообразных мер влечет судебный отказ в возмещении сопутствующих затрат. В частности, в постановлении Президиума ВАС от 23 апреля 1996 г. 96 N 508/96 такой отказ обусловлен недоказанностью истцом принятия безуспешных мер к продаже товара по договорной цене, в то время как была совершена заменяющая сделка по цене ниже договорной.
Разумные меры могут вытекать как из закона, иного правового акта, так и из обычаев делового оборота или определяться обычно предъявляемыми требованиями. Одну из наиболее общих предусмотренных законом мер можно найти в ст. 397 ГК, которая называется "Исполнение обязательства за счет должника". Согласно данной статье, в случае неисполнения обязательства должником кредитор может как поручить исполнение соответствующего обязательства третьей стороне, так и исполнить его сам. Фактически, это и означает принятие разумных мер к уменьшению убытков. Причем все необходимые расходы и иные убытки, понесенные в связи с осуществлением разумных мер, подлежат возмещению за счет должника. Конкретизирует положения ст. 397 статья 524 ГК, которая ориентирует потерпевшую сторону на совершение заменяющей сделки как наиболее разумной с коммерческой точки зрения меры по уменьшению убытков. Можно указать и на другие действия, которые характеризуют исполнение обязательства за счет должника, например: замена недополученной или некачественной продукции другой, имеющейся у кредитора; доставка продукции от поставщика ускоренным способом; изготовление неполученной продукции своими силами; устранение производственных дефектов как своими силами, так и силами сторонних организаций.
Ответственное хранение товара, не принятого покупателем, также можно рассматривать как разумную меру по уменьшению убытков (ст. 514 ГК). Смысл ответственного хранения состоит в том, что покупатель, обоснованно отказавшийся от товара, обязан обеспечить его сохранность в течение разумного срока или до тех пор, пока поставщик не распорядится данным товаром. Соответственно, все расходы по ответственному хранению подлежат возмещению продавцом. В качестве разумных мер к уменьшению убытков, исходя из п. 3.2 Методики Минторга, можно рассматривать также своевременную информацию об отказе от получения незаказанного или просроченного товара, привлечения банковского кредита. В отношении последней меры можно привести пример из судебной практики, задействовав постановление Президиума ВАС от 2 апреля 1996 г. N 305/96 (См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 7. С. 62.).
Фирма "Спинорт", которая требовала возмещения упущенной выгоды из-за неуплаты задолженности по векселю, основывала свои требования на том, что ввиду отсутствия денежных средств она не смогла приобрести по имеющемуся у нее договору вибровытяжные устройства, а затем продать их своим контрагентам. Однако Президиум ВАС установил недоказанность фирмой "Спинорт" того обстоятельства, что единственным источником средств для оплаты по договору была сумма, причитающаяся по векселю, и что отсутствовала возможность привлечь заемные средства для расчетов с поставщиком. Это стало одним из оснований отказа в удовлетворении исковых требований.
Обязанность доказывать осуществление разумных мер по уменьшению убытков лежит на потерпевшей стороне, поэтому принятие таких мер и понесенные в связи с этим расходы должны быть зафиксированы документально.
В ГК не установлено четкого соотношения между уменьшением размера возмещаемых убытков и непринятием разумных мер к уменьшению убытков. В то же время, например, в Венской конвенции указано, что сторона, нарушившая договор, вправе потребовать сокращения возмещаемых убытков на сумму, на которую они могли быть уменьшены потерпевшей стороной. Это в полной мере соответствует требованиям разумности и справедливости. Наши суды, фактически, исходят из такого же положения. В подтверждение этого можно привести судебное дело о недопоставке двух вагонов хлопка для нужд мануфактурной фабрики (См.: Латынцев А. Расчет убытков в коммерческой деятельности // ЭЖ-юрист. 1998. N 2.). Несмотря на довольно полное документальное обоснование убытков, суд удовлетворил иск в минимальном размере, так как посчитал, что не полученный кредитором доход образовался на 90% вследствие виновных действий самого кредитора. При этом суд указал на следующее:
кредитор мог приобрести непоставленный хлопок у других изготовителей, которых имелось еще пять, причем один находился на 300 км ближе, чем неисправный контрагент;
у кредитора на расчетном счете имелись денежные средства, достаточные для приобретения двух недостающих вагонов;
кредитор не мог в суде представить письменных доказательств того, что обращался с просьбой о приобретении хлопка на другие предприятия и получил отказ в продаже этого товара.

6. Цена убытков

Размер возмещаемых убытков во многом зависит от того, какие цены положены в основу расчета как реального ущерба, так и упущенной выгоды. Принцип полной компенсации убытков ставится под сомнение, когда на фоне инфляционных процессов для исчисления убытков применяются цены, существовавшие на день, когда обязательство должно было быть исполнено, тем более что в ряде случаев это ставит должника, не исполнившего обязательство, в более выгодное положение, чем кредитора. Поэтому пункт 3 ст. 39 ГК устанавливает презумпцию, согласно которой при расчете убытков во внимание принимаются цены, существовавшие в день добровольного исполнения должником требований кредитора либо, в противном случае, в день обращения кредитора в суд. В случае если суд сочтет это нужным, он может, исходя из конкретных обстоятельств дела, положить в основу расчета убытков цены, существующие в день вынесения решения. Это в полной мере отвечает интересам потерпевшей стороны. Цены, в которых исчисляются убытки, могут также определяться законом или другими правовыми актами.
Как правило, убытки исчисляются по ценам, действующим в месте исполнения обязательства. О месте исполнения обязательства по передаче имущества и уплате денег говорится в ст. 316 ГК РФ. Правила, указанные в данной статье, действуют, если законом или договором не предусмотрено иное место исполнения обязательства.
Вместе с тем по своему усмотрению стороны могут сами устанавливать цены, которые принимаются во внимание при расчете убытков в случае нарушения договора. Данный вариант является оптимальным, поскольку он снимает сложную проблему доказывания инфляционных изменений цен. Договорное условие может выглядеть примерно так: "Все расходы (фактически понесенные и будущие), утрата и повреждение имущества, возникшие вследствие нарушения договора одной из сторон, а также сумма неполученной в результате такого нарушения прибыли будут рассчитываться по средним текущим ценам, существующим по месту исполнения договора на момент добровольного исполнения обязательства нарушившей стороной либо - в случае судебного разрешения дела - на момент вынесения решения арбитражным судом".
Другой договорный прием защиты от инфляции в случае нарушения договора предполагает установление штрафной неустойки, которая взыскивается в дополнение к убыткам. Причем размер неустойки устанавливается с учетом предполагаемых темпов инфляции, и, таким образом, отпадает необходимость доказывать изменившуюся цену убытков.
Наконец, предотвратить инфляционные потери можно с помощью заранее исчисленных убытков, закрепленных в договоре. Грамотное определение состава возмещаемых потерь и закрепление гибкого механизма расчета таких убытков позволят защититься от резких скачков цен.
В качестве примера подхода судебно-арбитражной практики к проблеме цены убытков можно привести постановление Президиума ВАС от 2 июля 1996 г. N 281/96 (См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 82.). Фирма "Бытрадиотехника" обратилась с иском к АООТ "Элкон" о замене вышедших из строя и зарекламированных в установленном порядке кинескопов на новые либо о возмещении убытков от неисполнения обязательств в виде стоимости кинескопов и расходов по их замене.
Первоначальным решением убытки были возмещены, но в ценах на момент, когда обязательство подлежало исполнению, а не в ценах, рассчитанных истцом. Президиум ВАС отменил это решение и отправил дело на новое рассмотрение.
По материалам дела следовало, что отношения сторон по обеспечению кинескопами для гарантийной замены строились на основании договоров, согласно которым замена кинескопов, вышедших из строя по скрытым производственным дефектам, производилась АООТ "Элкон" после поступления рекламационных документов, которыми являлись акты-заключения. После составления таких актов-заключений в 1992-1994 гг. и направления неисправных кинескопов для замены новые кинескопы, однако, поставлены не были. При этом ответчик факт некачественности подтвердил, но сослался на остановку производства.
Суд взыскал с АООТ "Элкон" стоимость забракованных кинескопов, рассчитанную по ценам 1992-1994 гг., т. е. по ценам, действовавшим на момент рекламации продукции Президиум ВАС посчитал такую позицию неверной по следующим основаниям.
Для выполнения гарантийных обязательств по замене вышедших из строя кинескопов фирма "Бытрадиотехника" должна приобрести аналогичную продукцию у других изготовителей. Эти расходы направлены на восстановление нарушенного права истца и в соответствии со ст. 15 ГК являются реальным ущербом истца. При этом в условиях инфляции стоимость этих расходов значительно отличается от затрат, которые истец смог понести в 1992-1993 гг.
На основании вышесказанного Президиум ВАС указал на необходимость при новом рассмотрении дела исходить из текущей средней стоимости соответствующей продукции и с учетом этого определять сумму задолженности.

В.С. Евтеев,
аспирант юридического факультета МГУ



СОДЕРЖАНИЕ