СОДЕРЖАНИЕ

Александр Сунгуров: Права человека и другие близкие понятия: подходы к пониманию


Александр Сунгуров
Права человека и другие близкие понятия: подходы к пониманию
1. Формулируя "вредные" вопросы.
Используя в самом разном контексте понятие "Права человека", мы не
всегда ясно осознаем, что, собственно, понимаем под этим понятием.
Иногда от правозащитников-практиков на этот вопрос я слышу ответ:
"Права человека - это те права, которые перечислены в Европейской
Конвенции по правам человека" (или в другом документе). Мне этого
ответа недостаточно, и хочется достичь большего понимания. Тем
более, что в связи с эти понятием существует ряд вопросов, на
которые очень непросто дать корректные ответы. К числу таких
вопросов относятся:
1. Можно ли говорить о том, что права человека - едины для всех
стран и народов, культур и цивилизаций? Или все же существует
национально-культурная специфика в их понимании?
2. Если - едины, то как это согласуется с представлениями Монтескье
"О духе законов"? И не является ли такой подход европо-центристским
"прогрессорским" подходом ("мы сделаем вас счастливыми, хотите вы
этого или нет, причем в нашем понимании счастья"). И не является ли
это трансформацией колонизаторского подхода?
3. Если едины, то тогда оправданы гуманитарные интервенции, но опыт
Косова указывает на сомнительную эффективность такого подхода.
4. Если все же существует национально-культурная специфичность, то
не будет ли ее признание оправданием авторитарных/тоталитарных
режимов?
5. Возможно, имеет смысл говорить о применимости понятия "права
человека" лишь к конкретному историческому времени, но кто его может
точно определить для конкретных регионов и/или социальных групп?
6. Не используется ли иногда концепция единых прав человека для
прикрытия экспансионистских действий, совершаемых исходя из
геополитических интересов отдельных стран? Как вообще соотносятся
представления геополитики и концепция соблюдения прав человека?
7. Как соотносятся между собой понятие "Право" "Закон" и понятие
"Права человека"? Не имеем ли мы здесь терминологическую путаницу,
когда одно слово относится к разным понятием, к тому же мы переводим
тексты с английского, где "Право как система законов" обозначается
"The Law", а "Права человека" - "Human Rights"?
2. Права человека: анализ существующих определений и попытка
синтеза.
Руководствуясь известном правилjv Оккама не умножать сущностей сверх
необходимого, обратимся определениям, имеющимся в энциклопедических
словарях, а также в работах юристов и философов права и известных
правозащитников. Возможно, уже есть некие общепринятые определения,
и нам лишь следует взять их на вооружение.
В Приложении 1 приведены определения понятия "Права человека" взятые
из доступных нам источников. Попробуем выделить из этих определений
основные положения, а затем сгруппируем их по определенным
признакам. В итоге получим следующие группы положения:
А. Права человека как синоним свободы:
- неотъемлемые свободы и права личности, которые индивид обретает в
силу рождения
- свобода, гарантированная такими правами, как…
Б. Права человека как отражение достоинства личности:
- В основе концепции прав человека лежит понятие человеческого
достоинства
- Права человека" проистекают из неотъемлемого качества человеческой
личности - "достоинства, достоинства, присущего всем членам
человеческой семьи, и свободы.
В. Права человека как притязание на обладание определенными
предпосылками и возможностями:
- притязания на обладание всеми предпосылками, которые необходимы
для функционирования и развития обменных связей, стали
провозглашаться неотъемлемыми правами человека
- Права человека предназначены защищать те свойства, интересы и
возможности, которые являются необходимыми для достойной жизни
человека.
Г. Права человека как характеристика отношения:
"человек-государство":
- правовой статус человека по отношению к государству,
- "Права гражданина" определяют политико-правовую связь личности и
государства.
Д. Права человека как инструмент ограничения власти:
- Права человека - это инструмент, средство, дающее человеку
возможность и способность защищать права, которыми он обладает,
через суд.
- Права человека ограничивают власть правительства. Они создают
правительству препятствия у уменьшают власть государства. Они
очерчивают границы власти правительства и обязывают его уважать
достоинство человека даже в том случае, если этот человек для этого
правительства неприемлем.
На наш взгляд, все эти группы положений не противоречат друг другу,
а лишь взаимно друг друга дополняют, описывая ту или иную
характеристику обсуждаемого понятия, аналогично слепцам из известной
индийской притчи о слепцах, обсуждающих, что же такое есть слон,
после того как они ощупывали каждый свою часть слона.
Поэтому попробует дать определение обсуждаемого понятия на основе
синтеза выделенных подходов:
"Права человека - это понятие, тесно связанное с понятием свободы,
понятие, отражающее как само достоинство человеческой личности, так
и притязание на обладание конкретными возможностями, позволяющими
сделать жизнь этой личности действительно достойной. Права человека
являются одновременно и характеристикой отношений
человек-государство и инструментом ограничения власти правительства
(государства) над человеком".
3. Поиск ответов на "вредные" вопросы.
Если согласиться с таким определением, и признать неразрывную связь
понятия "права человека" с такими понятиями, как "свобода" и
"достоинство", а также "возможности для достойной жизни",
"характеристика отношения человек-власть" и "инструмент ограничения
власти правительства", то уже легче ответить на один из поставленных
ранее вопросов: "Можно ли говорить о том, что права человека - едины
для всех стран и народов, культур и цивилизаций?"
Действительно, вряд ли у кого вызовет сомнение тот факт, что и
свобода и достоинство, а тем более "возможности для достойной жизни"
или "инструмент ограничения власти правительства" имеют свою
специфику для различных культур и цивилизаций. Все эти понятия также
меняются в процессе развития человечества, и не являются инвариантов
для обществ, находящихся на различных стадий исторического развития,
живущих в разном историческом времени.
Почему же в современном мире столь широко распространено
представление о правах человека как инварианте для всего
человечества?
На мой взгляд, это связано, прежде всего, с ужасом большинства
мыслящих людей по поводу злодеяний фашистской Германии, и признание
единых для всех естественных прав человека стало естественной
реакцией на нравственный релятивизм лидеров фашистской Германии,
действия которых были безупречны с позиции позитивистской концепции
права.
В то же время не случайно, что Декларация прав человека 1948 г. была
именно Декларацией, а обязательные нормативные акты с проработанной
и эффективной процедурой санкций (Европейская конвенция по правам
человека) стали возникать лишь на региональном уровне, для стран,
находящихся приблизительно в одном "историческом времени".
Однако уже применение этих норм к пост коммунистическим европейским
странам вызвало ряд проблем, и тупиковая ситуация в Косово является
тому хорошим примером. Практически аналогичная ситуация возникла и с
пост хасавьюртовской Чечней.
В качестве рабочей гипотезы можно предположить, что концепция прав
человека является одним из наиболее привлекательных и важных
ориентиров для стран, находящихся в условиях догоняющей или
задержанной модернизации, однако необходимо иметь в виду, что оно
родилось именно в странах, для которых политическая модернизация
была постепенной, органичной.
Анализ понятия "права человека" приводит и к новым вопросам:
1. Можно ли говорить о "региональном стандарте" прав человека,
отражающем национально-культурные особенности конкретного региона, и
где критерии такого стандарта?
2. В каких ситуациях и кем права человека могут быть ограничены, где
пределы таких ограничений, каковы критерии допустимости тех или иных
ограничений?
3. Как определить понятие "правозащитник"? насколько оно может
применяться к представителям общественных или государственных
организаций?
4. Соотношение понятий "права человека" и "право"
4. О допустимости "Регионального стандарта"
Эта проблема является, на мой взгляд, одной из наиболее спорных, и
прежде всего потому, что принятие допустимости "региональных
стандартов" в области прав человека может служить лишь оправданием
авторитарного стиля правления в том или ином регионе. Этот аргумент
в устах какого-нибудь Президента республики в составе Российской
Федерации вполне может использоваться (и используется в практике)
для обоснования ущемления гражданских и политических прав жителей
этой республики. Подлинным же стимулом является как правило
нежелание делиться властью. На практике нарушения политических прав
проявляются прежде всего в процессе выборов, когда использование
"административного ресурса" наиболее очевидно .
С другой стороны, как следует из вышеприведенного определения, права
человека имеют все же свою национально-культурную специфику. Однако,
на мой взгляд, говорить об этом имеют право ученые и аналитики, но
не представители власти. И здесь уже вполне оправдано говорить с
позиции юридического долженствования - Россия подписала Европейскую
конвенцию по правам человека, следовательно, на всей ее территории
должен существовать единый, европейский стандарт. Иначе этот самый
региональный стандарт будет прикрытием для беспредела власти. Для
того, чтобы права человека действительно явились бы "инструментом
ограничения власти правительства (государства) над человеком",
понятие "региональный стандарт" применяться не должно.
Другое дело, когда мы хотим понять особенности правосознания и
правопонимания жителей той или иной республики или области. Здесь
функционально оправдан анализ особенностей восприятия жителями
региона правовых норм и самого понятия права. Но различия в уровне
понимания своих прав не являются основанием для сомнения в
существовании этих самых прав. Более того, именно через осознание
каждым человеком своих прав лежит путь к развитому гражданскому
обществу и ответственному эффективному демократическому государству.

Более спорным является, на мой взгляд, вопрос о допустимости своих
стандартов в странах, которые не подписали Европейскую конвенцию по
правам человека. То, что они ее не подписали, указывает на их
неготовность выполнять эти стандарты. Остается открытым вопрос - чем
определяется эта неготовность - реальной национально-культурной
спецификой, или просто нежеланием ее лидеров делиться с подданными
своей властью. Во всяком случае, заставить силой соблюдать права
человека в европейском их понимании население страны, которая к
этому еще не готова, на мой взгляд, невозможно. Исходя из этого
допустимость "гуманитарных интервенций" представляется крайне
сомнительной.
5. Возможности и критерии ограничения прав человека.
Эта проблема является, на мой взгляд, примером "граничных задач",
задач, которые не имеют однозначного ответа, но, анализируя которые
и лучше понимая "границы" интересующего нас явления, мы приближаемся
к пониманию самой их сути. Другим примером "граничной задачи"
является проблема начала и конца самой жизни человека.
Действительно, одним из самых бесспорных прав, которыми обладает
человек, является право на жизнь. И здесь существуют два вопроса.
Первый - где, собственно говоря, начинается эта жизнь и где она
заканчивается. Проблема начала жизни связана с проблемой
допустимости абортов. Во всяком случае, современная официальная
точка зрения, что человеческая жизнь начинается с момента его
рождения, сегодня уже достаточно сомнительна, исходя из
восприимчивости плода к внешним сигналам.
Проблема конца жизни связана с проблемой "пограничных состояний", и
имеет яркий практический аспект в медицине, например, до какой
степени можно и должно поддерживать жизнь больного в коматозном
состоянии, особенно если количество установок для искусственного
дыхания в данной больнице ограничено.
Второй вопрос - если существует право на жизнь, то как насчет права
на смерть? Если его нет, то право на жизнь превращается из права в
обязанность. В то же время христианская религия такого права
человеку не предоставляет. Здесь же проблема допустимости эвтаназии.
К слову сказать, в Голландии, где возможность эвтаназии узаконена,
возникла проблема нехватки врачей, готовых на такое действие
Если от пограничных ситуациях в связи с правом на жизнь переходить к
проблеме ограничения прав человека, то первой встает проблема
запрещения смертной казни, проблема, которую пока не может решить и
современное российское законодательство. Правовая основа отсутствия
сегодня смертной казни в России связана, как известно, с решением
Конституционного суда о запрете смертных приговоров до момента, пока
суды присяжных появятся во всех субъектах федерации России.
Нерешительность законодателя отменить смертную казнь, как таковую,
связана не столько с его кровожадными наклонностями, сколько с
неготовностью большинства избирателей поддержать этот шаг. Эта
ситуация все же ясна, на мой взгляд, как с позиции естественного
права на жизнь, так и с позиции буквы закона - мы подписали
Европейскую конвенцию по правам человека.
Существенно более сложной является вопрос об ограничении других
естественных прав человека - на свободное передвижение, например.
Сегодня общепринято, что эти права могут быть ограничены только
решением суда. Оставляя пока в стороне вопрос о справедливости и
независимости самого суда, спросим - а в каких пределах самый
справедливый суд может ограничивать права человека? Насколько
гуманнее, например, пожизненное заключение быстрой смерти? На каких
основаниях судьи принимают решения о конкретных сроках заключения?
Другая сторона проблемы - реализация такого, например, права, как
право на свободу слова. Я помню встречу с одним американским
адвокатом, который с гордостью говорил, что, исходя из своих
правозащитных убеждений, бесплатно защищал в суде куклусклановцев,
которых хотели осудить за реализацию их естественного права на
свободу самовыражения - права ходить по городу с белых балахонах.
Это пример, когда реализация прав одного человека может привести к
ущемлению прав другого. И кто же в таких случаях способен объективно
провести границу?
Или другая проблема - свобода веры и деятельность агрессивных сект.
Одна, наиболее распространенная среди российского правозащитного
сообщества, позиция - свобода веры, или, в классическом определении,
свобода совести - одна из наиболее фундаментальных свобод, и
какая-либо дискриминация одной из конфессий, равно как и преференция
к определенным конфессиям, являются деяниями недопустимыми. С другой
стороны, многие говорят о необходимости защиты личности от
деструктивного влияния агрессивных сект, причем примеров такого
влияния каждый может найти предостаточно. Понимание важности
противостояния разрушающему личность влиянию деструктивных
религиозных организаций нашло отражение и в единогласно принятой
Парламентской Ассамблеей Совета Европы рекомендацией . Однако, кто
может взять на себя ответственность определить границу, отделяющую
"нормальную" религию, в рамках которой верующий жертвует свое
имущество монастырю, от деструктивной, в которой новообращенный
отдает все своему "гуру"?
По-видимому, эти граничные состояния будут всегда, и линия
проведения границы будет меняться в зависимости от конкретного
культурно-исторического состояния данного сообщества. С другой
стороны, в условиях "задержанной" модернизации, в которых сегодня
находится и Россия и большинство других стран мира, на
культурно-историческое состояние данного сообщества накладываются и
общенациональные, и над-национальные и общемировые мировые критерии
и ценности, что с неизбежностью приводит и будет приводить к
социальным конфликтам, в частности, при определении степени
допустимых ограничений прав человека.
6. Что такое "правозащитник" и какие организации мы может отнести к
правозащитным?
Часто употребляемое в современной российской жизни понятие
"правозащитник" не имеет пока четкого определения. С одной стороны,
существует точка зрения, что правозащитниками могут называться
только те, кто защищает права людей от произвола государственного
аппарата, и что государственные служащие правозащитниками быть не
могут в принципе. Позиция же автора этих строк заключается в том,
что можно говорить и о государственных правозащитных организациях .
Для меня правозащитник - это человек, понявший, что в основе законов
должно лежать естественное право, и что эти законы должны
выполняться, и делающий для этого хоть что-то.
С другой стороны, действительно странным оказывается ситуация,
которую можно было наблюдать, если открыть Справочник общественных
организаций Новосибирской области, подготовленный Сибирским центром
поддержки общественных инициатив, в котором раздел "Правозащитные
организации" начинался с "Объединение ветеранов группы "Альфа" и
другим спецподразделений КГБ и МО СССР". Как я понял, основанием
отнесения этой организации в раздел правозащитных организаций
послужило то, что среди уставных задач этой организации значилась
"защита прав членов организации".
Как пишет в своей статье известный петербургский правозащитник
Вениамин Иофе, практически невозможно ответить на вопрос, почему
организация инвалидов-"опорников" или "Родители против рака ПЛЮС"
считают себя правозащитными организациями, а общество блокадников
или военных ветеранов - нет. Перечислив такие правозащитные
организации, как "Гражданский контроль", "Мемориал", "Независимую
группу по правам человека", "Центр правовой помощи им. Г.Лайта" и
"Африканское единство", В.Иофе все же дает свое определение
правозащитной организации: "сегодня в нашем городе общественная
организация … называет себя правозащитной, если… она в своей работе
противодействует проявлениям дискриминации или несправедливости в
отношении локальных социальных групп или просто отдельных граждан" .

На мой взгляд, сегодня уже невозможно говорить о правозащитниках и о
правозащитных организациях, как о чем-то едином. В своей недавней
статье в журнале "Правозащитник" я привел десять категорий
правозащитников, причем семь из них, на мой взгляд, в той или иной
степени, может называться этим термином, а к трем скорее применимо
название "квази - правозащитник. По-видимому, можно согласиться с
тем, что слово "правозащитник" несет на себе у нас в России
определенный оценочный оттенок, ауру, сохранившуюся от
доперестроечных лет. Для большинства российской интеллигенции (или
людей, идентифицирующих сегодня себя как интеллигентов) этот оттенок
носит положительный характер. Однако надо трезво понимать, что для
многих россиян этот оттенок постепенно сдвигается в отрицательную
сторону, и не последнюю роль в этом играют некоторые современные
российские политически активные правозащитники. Вообще, связь
правозащитной и активной политической деятельности требует
отдельного обсуждения, этому вопросу посвящены и уже упомянутая
статья в "Правозащитнике".
С другой стороны, можно (и, наверное, должно) рассматривать
правозащитников и правозащитные организации как чисто функциональные
понятия, не вкладывая в них какой-либо эмоциональной или этической
окраски. Они могут быть предметом анализа и классификации, как и
другие структуры гражданского общества, например, ассоциации
предпринимателей или общество инвалидов. Наконец, в последние годы в
России на федеральном и региональном уровнях начал развиваться
институт Уполномоченного по правам человека, что дает основание
говорить уже и государственных правозащитных организациях.
7. Какое право защищают правозащитники?
Обсуждая понятия "права человека" и "правозащитник", мы не можем
обойти и само понятие "право". В этом случае мы также обратимся к
уже существующим и устоявшимся определениям права, подборка и
краткий анализ которых приведены в Приложении 2.
Из этих определений видно, что существует два основных подхода к
определению права - позитивистское понимание Права как совокупности
юридических норм, и понимание Права в естественно-правой концепции,
где оно рассматривается как императив, стоящий над государством и
законом, защищающий справедливый порядок государства как формы
самоорганизации общества.
Кроме того, выделяется понятие Объективного права, представляющего
собой совокупность или систему реально существующих юридических
норм, и Субъективного права (= юридическое право) - предусмотренная
законом и обеспечиваемая государством мера возможного (дозволенного)
поведения лиц по удовлетворению своих законных интересов.
Легко заметить, что это разделение права на объективное и
субъективное происходит в рамках именно позитивистского понимания
права. Вопрос о том, возможно ли такое разделение в рамках
естественно-правовой концепции, остается пока открытым.
В развитие определений, представленных в Приложении 2, хотелось бы
привести прямо относящийся к обсуждаемой теме текст французского
юриста и философа Жан-Луи Боржеля:
"Дать точное и лаконичное определение праву представляется
невозможным. Термин "право" моралистами, богословами и некоторыми
философами понимается в смысле "справедливого" и "справедливости",
тогда как для юристов этот термин означает комплекс "юридических
нормативов и правил". Для одних право - это идеал, для других -
позитивная норма. Некоторые усматривают в праве лишь "строгий
порядок действий", направленных на институирование или сохранения
некоторого положения вещей, то есть обычную общественную науку;
другие пытаются увидеть в нем совокупность правил хорошего
поведения. Для одних право - всего лишь один из аспектов социального
порядка, наряду с социологией и историей. Для других право -
"система интеллектуальных представлений, образующаяся в соответствии
с присущими ей принципами и совершенно независимая от явлений
социологического или исторического порядка".
Некоторые полагают, что право - это всегда "промежуточный результат
секулярной, развязанной социальными силами, и процесса сближения
интересов, которые в определенный момент могут начать
взаимодействовать друг с другом". Другие отвергают идею, согласно
которой право происходит только из исторической эволюции и из
материалистического детерминизма, и настаивают на том, что
источниками права являются исключительно воля человека и его
деятельность…. Сложность вопроса проистекает из неоднородности
устройства правовых систем в разные эпохи и в разных странах, а
также из нашей неуверенности в определении границ собственно права и
правил другой природы, действующих в обществе"
Тем не менее Ж.-П.Бержель предлагает в качестве рабочего определения
следующее:
"Право - это социальная дисциплина, образованная совокупностью
правил поведения, которые в рамках более или менее организованного
общества регулируют социальные отношения, и соблюдение которых
обеспечивается в случае необходимости путем общественного
принуждения."
Сравнивая это определение другими определениями (Приложение 2),
легко видеть его близость к определению Л.И.Спиридонова, а также,
как ни удивительно, к определению А.Я.Вышинского, за исключением
упоминания "воли господствующего класса". По-видимому, это
определение дано в рамках позитивистского подхода. Мы вернемся позже
к обсуждению соотношения позитивистской и естественно-правовой
концепций права, здесь же отметим, что среди рассмотренных
определений, юридический подход чаще отражает позитивистскую
концепцию, а философский - естественно-правовую.
Суммируя кратко основные положения естественно-правовой концепции,
можно выделить несколько основных положений этого подхода, а именно
- утверждение, что естественное право происходит от природы;
- идея о существовании неписаных законов, высших по отношению к
позитивному праву и довлеющих над ним;
- идея, согласно которой стремление к (идеальной) справедливости
первично по отношению к уважению (реальных) законов;
- идея незыблемости определенных ценностей, которые одерживают верх
над ценностями, приносящими людей в жертву государству.
Согласно этому подходу, люди вполне могли бы избавиться от правил,
которые нарушают высокие принципы идеального права. Эти доктрины
естественного права в XIX века стали предметом критики со стороны
немецкой исторической школы (школа Савиньи), представители которой
обосновывали положение о том, что право - это не более чем продукт
эволюции народов, и что оно далеко от универсальности и свойственно
каждой нации.
8. Объективное право и субъективные права.
В первом из рассмотренных определений, приведенном из Российской
юридической энциклопедии, четко разделялось право объективное и
субъективное, причем, судя по этому определению, права человека
являются одним из субъективных прав. Попытаемся разобраться в том,
чем же отличаются эти два понятия.
На наш взгляд, наиболее четко разъяснение сущностей этих понятий
приведено в работе русского юриста и философа Н.Н.Алексеева "Основы
философии права":
"Если назвать источником права все то, что способно устанавливать
права и обязанности, то нормативные или нормоустановительные факты
можно считать первичными источниками права. Они служат основанием
для образования неограниченного количества норм, постановлений,
предписаний и т.д. с соответствующими им толкованиями и
изъяснениями. Последние во всей их совокупности составляют
содержание данного положительного права. В последнем, в свою
очередь, следует отличать, с одной стороны, те условные
постановления, которые, основываясь на нормативных фактах, получают
способность устанавливать права и обязанности - иными словами,
вторичные источники права, - с другой стороны, то, что
устанавливается этими источниками в качестве обоснованных
правопритязаний и правообязанностей. Высшим понятием для первых в
науке о положительном праве считается понятие объективного права,
для вторых - понятие права субъективного. Эти два понятия составляют
венец современной теории права, наивысшее и последнее ее обобщение.
Что касается до самого противопоставления объективного права
субъективного, то многие юристы считают его просто плодом
недоразумения. Исторический логос был столь нелогичным, что со
времени римских юристов стал называть одним и тем же понятием
"право" два совершенно различных предмета: долженствование и
дозволенность, принуждение и сферу свободного выбора, порядок и
свободу. Таково смысловое отношение понятий объективного и
субъективного права… Иными словами…исторический разум совершил
некоторый логический промах, назвав одним и тем же понятием два
подвида одной и той же формы, которой в действительности не
существовало и не существует."
Следует отметить, что отмеченное Н. Н. Алексеевым обозначение одним
словом "право" двух различных понятий, имеет отношение к конкретным
языкам и к конкретным культурам.
Действительно, в английском языке для этих понятий существуют и
различные слова. Так, слово The Law в Оксфордском словаре
современного английского языка, имеет значение "вся совокупность
законов, рассматриваемая совместно", что очень близко к понятию
"Объективного" права. В отличие от этого, одно из значений слова
Right - это нечто, что кто-то может делать или иметь по закону,
властному указанию или по общественному признанию. И в качестве
примера приводится словосочетание "Human Rights" (Права человека).
Во французском языке ситуация, напротив, ближе к ситуации в нашем
языке. Как пишет Ж. Л. Бержель, "в зависимости от ситуации (в
отличие, например, от английского) во французском языке одним и тем
же термином обозначаются как собственно позитивное право, так и
прерогативы, признаваемые за индивидуумами или за группами
индивидуумов. То есть те самые субъективные права, которые
объективное право закрепляет за юридическими лицами и которые
наделяют этих юридических лиц правом владения имуществом или правом
власти над окружающими" .
Отметим, что право как правомочие может быть названо субъективным
правом, по-видимому, только в рамках позитивистской концепции права.
В рамках естественно-правовой концепции, права человека первичны, и
не только не определяются положениями "объективного права", но,
напротив, сами должны определять нормы объективного, позитивного
права.
Именно в рамках такого подхода дается определение права, "Right"
(без определения "субъективное"), приведенное в "Словаре по правам
человека" на Веб-сайте "Права человека":
Право (Right) - предоставление человеку блага или возможности.
Человек наделен правами только в силу того, что он человек,
принадлежит роду человеческому. Права накладывают на государства
правовые обязательства, когда они кодифицированы в законе,
международных договорах, которые это государство ратифицировало.
Защита прав человека является частью международного обычного права.
9. Позитивистская и естественно-правовая концепции права: антагонизм
или сочетание?
Анализируя два подхода к определению и пониманию права, на первый
взгляд можно предположить явный антагонизм обоих подходов. Однако
антагонизм этот, на мой взгляд, является достаточно внешним, если
отбросить крайности. На самом деле, оба подхода делают акценты на
различных сторонах феномена права. Если естественно-правовая
концепция направлена, прежде всего, на ценностную сторону права, то
позитивистский подход концентрируется на структуре права, как
совокупности законов и иных нормативных актов.
Кроме того, анализируя феномен права, необходимо учитывать и его
конкретно-исторический характер. Так, концепция естественного права
своими корнями уходит в чисто религиозные представления,
Действительно, заложенное в концепции естественного права
утверждение о существовании идеала высшей справедливости, такой
справедливости, которая выше позитивного права, довлеющего над
властью и над самим законодателем, имеет корни именно в божественной
справедливости. Идущее от философов античности, эти представления
получили развитие в трудах христианских мыслителей средневековья, и
прежде всего в трудах св. Фомы Аквинского, для которого естественное
право есть отображение вечного божественного права, управляющего
миром.
Позже, в XVII - XVIII веках, появилась Школа естественного права,
связанная с именем Гуго Гроция. В это время, когда стали интенсивно
развиваться международные отношения, и лидеры наций стали искать
обоснования для альтернативы чисто силовому характеру
межгосударственных отношений, идея естественного права послужила
основой для появления международного права. "Естественный мотив" в
отсутствие авторитетов, стоящих над государствами, выступал
единственным отличным от силовых средством урегулирования отношений.
В соответствии с этой доктриной естественное право происходит уже не
от Бога, а от общественной природы человека, и человеческая
рассудочность дает возможность утвердиться принципам всеобщего и
незыблемого естественного права, именно она создает правила, не
зависящие от эпохи и конкретной цивилизации, правила, лишенные
всякой гибкости. Позже появилась теория "общественного договора",
развитая Локком и Руссо. В центре этой теории находился уже человек
в его естественном состоянии.
Это направление ставило человека в центр системы ценностей, и
постепенно права человека заняли место естественных прав. Позднее,
как уже отмечалось, доктрина естественного права стала предметом
критики со стороны исторической школы, утверждавшей, что право - не
более чем продукт эволюции народов.
Однако именно конец XVIII века дал пример тому, как представления
естественного права включаются в Конституции или иные нормативные
документы ряда стран (прежде всего, Франции и США), становясь таким
образом частью позитивного права. Только будучи закрепленными
позитивным правом, нормы естественного права действуют эффективно.
С другой стороны, интенсивное развитие в течение XIX века
юридической науки базировалось преимущественно на праве, как именно
на совокупности существующих законов, то есть среди юристов
преобладала позитивистская концепция права.
И лишь страшный опыт нацистской Германии, действия лидеров которой
были законны и правомочны, если под правом понимать только
совокупность законов, заставил мировое юридическое сообщество снова
вернуться к существованию базовых ценностей в праве, которые во
второй половине XX века стали определяться как права человека.
Эти ценности были закреплены в Декларации прав человека 1948 года, а
затем стали оформляться как нормы нового, международного позитивного
права в виде региональных конвенций, первой из которых стала
Европейская конвенция по правам человека 1950 года. В последнем
случае были прописаны уже и механизмы санкций за нарушение странами
этой конвенции. Этот факт обусловил и обязанность стран, подписавших
эту конвенцию и вошедших в Совет Европы, привести свое
законодательство в соответствии с нормами Европейской конвенции.
Таким образом мы видим, как в конце ХХ века, по крайней мере на
Европейском континенте, стала постепенно складываться новая система
права, основанная на признании естественных прав человека, и
выраженная в виде конкретных, согласованных между собой правовых
норм.
Приложения
Приложение 1. Определения понятия "Права человека"
Права человека - понятие, характеризующее правовой статус человека
по отношению к государству, его возможности и притязания в
экономической, социальной и политической и культурных сферах. ПЧ
носят естественный и неотчуждаемый характер. Свободное и эффективное
осуществление ПЧ - один из основных признаков гражданского общества
и правового государства.
(Российская юридическая энциклопедия, М., 1999)
Права человека - неотъемлемые свободы и права личности, которые
индивид обретает в силу рождения. Основное понятие естественного
права. П.ч. объединяют гражданские права и политические свободы,
экономические, социальные и культурные права, а также права целых
сообществ (дети, нацменьшинства, народы и т.д.)
(Политологический словарь, М, 1993)
Права человека - свобода, гарантированная такими правами, как
свобода мысли, вероисповедования и слова, право выбора места
пребывания и жительства, право свободного поиска, получения и
распространения информации. …Права человека, связанные с его
свободой, так или иначе ограничены правами и свободой других, т.е.
не могут осуществляться им в ущерб.
(Политическая энциклопедия. В двух томах., М., 1999)
Термин "Права человека" относится только к взаимоотношениям между
человеком и государством. Наличие у человека определенного "права"
означает, что у власти есть соответствующая обязанность обеспечить
реализацию этого права.
Наличие у человека конкретной "свободы" ( в контексте "права и
свободы человека") означает, что у этого человека есть такая область
в его жизни, в которую представители власти не должны вмешиваться.
В основе концепции прав человека лежит понятие человеческого
достоинства., которое присуще каждому человеку и не зависит от
образа его жизни (личное достоинство, напротив, зависит от образа
жизни человека и его поведения) Можно сказать также, что права
человека - это характеристика соотношения общество-власть.
(Из фундаментальной лекции Марека Новицкого на варшавской школе прав
человека.)
Концепция прав человека проистекает из доктрины естественных прав,
которая предполагает, что все члены общества, в силу того, что они
люди (человеческие существа), обладают основными правами помимо
прав, установленных законом. Права человека предназначены защищать
те свойства, интересы и возможности, которые являются необходимыми
для достойной жизни человека. Некоторые основополагающие права,
обычно, считаются прирожденными, естественными и неотчуждаемыми и не
могут быть нарушены государством.
(Из Словаря по правам человека (авторы Альберт Дж.Лонгман и Алекса
П.Шмидт. (Портал "Права человека в России".
http://www.hro.org/glossary))
Права человека - права, которые принадлежат любому индивиду,
поскольку он человек.
Исторически первым неотъемлемым правом была объявлена свобода
вероисповедания. … Но идея духовной независимости тут же сочеталась
браком с принципом неприкосновенности частной собственности. Под
флагом борьбы за религиозную свободу шла борьба за свободу
экономическую, которая могла существовать лишь на основе рынка.
Поэтому притязания на обладание всеми предпосылками, которые
необходимы для функционирования и развития обменных связей, стали
провозглашаться неотъемлемыми правами человека. Это право на жизнь,
неприкосновенность личности, свободу, собственность и т.д.
Гражданские права - это права человека, подтвержденные законами.
(Л.И.Спиридонов. Теория государства и права. - М.:1999)
Права человека - это права людей иметь возможность жить в
соответствии с их природой совместно с другими людьми.
Права человека - это инструмент, средство, дающее человеку
возможность и способность защищать права, которыми он обладает,
через суд.
Любое принуждение, существенно ограничивающее свободу принятия
решений, - это покушение на достоинство человека, потому что свобода
принятия решений относится к сущности человеческого существования.
Современное понимание прав человека состоит в том, что правовую
ответственность за соблюдение прав человека несет именно
правительство. Права человека ограничивают власть правительства. Они
создают правительству препятствия и уменьшают власть государства.
Они очерчивают границы власти правительства и обязывают его уважать
достоинство человека даже в том случае, если этот человек для этого
правительства неприемлим. Эти обязательства - и в этом важнейшее
содержание прав человека - должны реализовываться через независимые
суды. Судьи должны иметь возможность указывать даже главе
государства, если он не соблюдает права человека.
(Фляйнер Томас. Что такое права человека. - М.: ИГПИ, Изд-во
"Логос", 1997. - 136 с.)
"Права человека - права, принадлежащие индивиду вследствие того, что
он является человеком. Они соотносятся с широким континуумом
ценностей, и в некотором смысле равно присущи всем человеческим
существам". ( Британская энциклопедия, т.6, 1998.)
На конституционном уровне впервые закреплены "права человека" и
"права гражданина", не идентичные по своему содержанию. "Права
человека" проистекают из неотъемлемого качества человеческой
личности - "достоинства, достоинства, присущего всем членам
человеческой семьи, и свободы. "Права гражданина" определяют
политико-правовую связь личности и государства. Через институт
гражданства индивид получает дополнительные гарантии в обеспечении
своих прав и свобод.
(М.И. Абдулаев. Права человека - СПб:1998)
"Право вообще и права человека - это необходимый, неотъемлемый и
неизбежный компонент всякого права как права вообще, определенный (а
именно - субъектно-человеческий) аспект выражения сущности права как
особого типа и специфической формы социальной регуляции. Право без
прав человека также невозможно, как и права человека без и вне
права".
(В.С. Нерсесянц, 1989)
Приложение 2. Существующие определения права.
Рассмотрим прежде всего определение, содержащееся в Российской
Юридической энциклопедии:
Право (П) - рассматриваемая в современной науке система
общеобязательных социальных норм, охраняемых силой государственного
принуждения, обеспечивающего юридическую регламентацию общественных
отношений в масштабе всего общества. Такое определение П (П в
объективном смысле) следует отличать от юридического права ( в
субъективном смысле)….
Вместе с позитивистским пониманием П как совокупности юридических
норм, оно издревле рассматривалось многими учеными как императив,
стоящим над государством и законом, защищающим справедливый порядок
государства как формы самоорганизации общества. В этом смысле П есть
совокупность социальных регуляторов, которая может быть облечена в
соответствующую законодательную форму, а может и не быть облечена в
нее. Такая точка зрения на сущность П отражена в
естественно-правовой теории. Субъективное право (СП) (= юридическое
право) - предусмотренная законом и обеспечиваемая государством мера
возможного (дозволенного) поведения лиц по удовлетворению своих
законных интересов. В отличие от П в объективном смысле,
представляющего собой совокупность или систему реально существующих
юридических норм, СП выступает как право, принадлежащее
определенному субъекту и реализуемое не иначе, чем по его
усмотрению. Реализуя свое СП, участник правоотношений действует на
основе и в рамках существующих правовых норм.
(Российская юридическая энциклопедия, М., 1999)
Из этих определений видно, что существует два основных подхода к
определению права - позитивистское понимание Права как совокупности
юридических норм, и понимание Права в естественно-правой концепции,
где оно рассматривается как императив, стоящим над государством и
законом, защищающим справедливый порядок государства как формы
самоорганизации общества.
Кроме того, выделяется понятие Объективного права, представляющего
собой совокупность или систему реально существующих юридических
норм, и Субъективного права (= юридическое право) - предусмотренного
законом и обеспечиваемая государством мера возможного (дозволенного)
поведения лиц по удовлетворению своих законных интересов.
Легко заметить, что это разделение права на объективное и
субъективное происходит в рамках именно позитивистского понимания
права. Вопрос о том, возможно ли такое разделение в рамках
естественно-правовой концепции, остается пока открытым.
Обратимся теперь к Политологическому энциклопедическому словарю:
Право - одна из нормативных систем, регулирующих отношения в
обществе, действия и поведение людей, функционирование объединений и
государственных органов. П. характеризуется общеобязательностью его
правил, их определенностью, применением единого масштаба и меры к
ситуациям и отношениям, имеющим одинаковые правовые признаки,
поддержкой и охраной авторитетом и силой государства. П. направлено
на обеспечение устойчивости, организованности, оптимальных условий
функционирования общественного организма.
П - исторически обусловленное социальное явление… Нормы П имеют
объективную базу в виде закономерностей общественных отношений,
тенденций их развития. В ходе правотворчества эти тенденции и
закономерности улавливаются, открываются, и именно на их основе
формулируются общеобязательные правила поведения… Как показывает
исторический опыт, нормы П., "перескакивающие" существующие в
обществе условия и возможности, либо нацеленные на торможение
прогрессивных тенденций социального развития, долго не живут. П -
носитель ведущих социальных ценностей общества, оно закрепляет, в
частности, моральные ценности, беря их под правовую защиту.

(Политология. Энциклопедический словарь. - М.: Изд-во Publishers,
1993.)
Мы видим, что здесь подчеркивается "историческая обусловленность
обсуждаемого социального явления", а также на такую функцию права,
как закрепление, защита моральных и социальных ценностей общества.
Если мы обратимся теперь к определениям, содержащимся в философских
энциклопедиях и словарях, то увидим следующие определения:
Право - совокупность этических общностных ценностей (справедливость,
порядок, нравственность, правдивость, верность, надежность и т.д.)
первоначально покоившихся на идее равенства: равным обязанностям
должны соответствовать равные права. Позитивное право формулирует
исконные права человека (например, право на жизнь и право на все,
что необходимо для сохранения и продолжения жизни) и широко
разветвляющиеся, вытекающие из него права. Позитивное право
одновременно указывает на то, что должно происходить, если
сталкиваются права нескольких личностей: оно становится
совокупностью прав, регулирующих человеческие отношения...
(Философский энциклопедический словарь, М., 1997)
Право - многоаспектное понятие гуманитарных дисциплин. Кант
определил П как совокупность условий, при котором произвол одного
может быть согласован с произволом другого по общему для них правилу
свободы. Таким образом, П можно определить как норму свободы.
(Новейший философский словарь, Минск, 1998)
Мы видим здесь упор на ценностных аспектах права, на его связи с
такими понятиями, как свобода, справедливость, равенство. Приведем
еще несколько определений права, которые можно найти в современной
отечественной юридической литературе, в которых также отражена связь
понятия права с человеческими ценностями:
Право - система исторически возникших правил поведения, являющихся
масштабом свободы равных субъектов, отношения между которыми
социально значимы, являются частью общественного порядка и потому
обеспечиваются государством при выполнении им общих дел населения.
(Л.И.Спиридонов. Теория государства и права. - М.:1999)
"Право" при самой элементарной, строго юридической характеристике -
это критерий "юридической правомерности", основание и свидетельство,
своего рода социальный знак того, что каждый из нас вправе или не
вправе что-то делать, как-то поступать. Еще по суждениям
древнеримских юристов (определение Цельса), право, будучи наукой о
добре и справедливости, призвано быть основанием для отличия
дозволенного от недозволенного"
(Алексеев С.С. Философия права. - М.: Издательство Норма, 1999, с.
4.)
"Право - есть нормативно закрепленная и реализованная
справедливость" - (Р. З. Лившиц)
Право - это определенная мера (масштаб) свободы формально равных
субъектов права (участников правоотношений).
(М.И. Абдулаев. Права человека - СПб:1998)
Публикуется c незначительными сокращениями





СОДЕРЖАНИЕ