<<

стр. 4
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

можно прибегнуть к свидетельским показаниям.
Во-вторых, запрещение касается лишь свидетельских показаний, право представлять
"письменные и другие доказательства" (ст. 162 ГК) сохраняется. Значит, суду
можно представить, к примеру, переписку по поводу заключения договора, материальные
источники, удостоверяющие его полное или частичное исполнение (по аналогии
с п. 2 ст. 165 ГК), и т.п. Конечно, надлежит более тщательно исследовать и
оценивать эту информацию.
6. Иная процессуальная ситуация возникает, когда действительность сделки
однозначно зависит от ее нотариального удостоверения или государственной регистрации.
Суд должен располагать документом, содержание и внешние элементы которого
(удостоверительная надпись, печати, штампы и пр.) отвечают нормативным указаниям.
Заменить подобный документ другим источником информации нельзя.
Однако и здесь есть отступления от жестких требований допустимости. Заинтересованному
лицу оставлена возможность утверждать на процессе, что сделка уже полностью
или частично реализована, а другая сторона от ее удостоверения или реализации
уклоняется. Эти утверждения доказываются любыми способами.
7. Законодательство прямо не разрешает вопросов применения правил допустимости
к оспариванию совершенных письменно сделок (или их отдельных условий), С помощью
толкования и аналогии можно сделать определенные выводы.
Опровергать сам факт заключения контракта, совершенного в простой письменной
форме, свидетельскими показаниями нельзя, но использование для этой цели других
видов средств доказывания не исключено. Аналогична позиция относительно оспаривания
конкретных пунктов договора (количество, качество, цена, сроки и др.), Их
возможная корректировка сторонами в дальнейшем также подлежит документальному
закреплению, причем независимо от того, есть ли об этом специальная оговорка
в первоначальном тексте.
Однако привлечение разных средств доказывания, включая показания свидетелей,
по общему правилу дозволено, когда речь идет о признании сделки недействительной,
то есть ничтожной или оспоримой согласно ст.ст. 166 - 179 ГК, Это сделки,
противоречащие основам правопорядка или нравственности, мнимые, притворные,
совершенные под влиянием заблуждения, насилия, угрозы и т.п. Но и здесь надлежит
учитывать факторы, которые можно отнести к элементам допустимости. К примеру,
выход юридического лица за пределы правоспособности или его органов - за рамки
полномочий нужно подтверждать учредительными документами (ст.ст. 173 и 174
ГК).
8. Правила допустимости доказательств по юридической природе императивны.
Это означает, что суд их применяет авторитарно, по своей инициативе, независимо
от ходатайств, возражений, взаимных компромиссов заинтересованных лиц. При
этом следует учитывать сложность отдельных проявлений допустимости, когда
исходному правилу сопутствует комплекс условий, оговорок, исключений.

Статья 58. Основания освобождения от доказывания
1. Обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными,
не нуждаются в доказывании.
2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением
арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при
рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица.
З. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по гражданскому
делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего другое дело, по вопросам
об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих
отношение к лицам, участвующим в деле.
4. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен
для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия
и кем они совершены.

Комментарий к статье 58

1. Нормы данной статьи имеют прямое отношение к таким процессуальным
категориям, как основания требований или возражений и предмет доказывания.
Эти нормы выделяют обстоятельства общеизвестные и преюдициально установленные,
которые могут быть в основе юридической позиции любого участника спора, но
в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются.
Следует отметить особенность заголовка ст. 58 АПК. В отличие от многих
других он не дублирует слова из текста, а несет определенную логическую нагрузку.
Она состоит в том, что появление в процессе фактов двух указанных категорий
полностью исключает необходимость какого-либо их обоснования участниками спора
и исследования судом. Таких последствий не наступает, если освобождение от
доказывания, точнее, от обязанности доказывания истца или ответчика происходит
по другим мотивам. Это случаи, когда действует законная презумпция или противная
сторона признает невыгодные для нее факты. Процессуальный режим презюмируемых
и признанных обстоятельств существенно иной. Они в конечном счете должны считаться
нормально доказанными (ст. комментарии к ст.ст. 53 и 70 АПК).
2. Отнесение фактов к разрядам общеизвестных или преюдициально установленных
означает не только освобождение заинтересованных лиц от доказывания их в обычном
порядке. Другое значительное последствие - запрещение эти факты оспаривать
и опровергать в данном процессе с целью замены ранее сделанных выводов на
противоположные.
3. Общеизвестными согласно обычной юридической аргументации надлежит
считать факты, о существовании которых осведомлен более или менее широкий
круг граждан. Иногда в их число включают также судей, рассматривающих дело.
Типичные примеры - разного рода природные явления преимущественно вредоносного
характера (землетрясения, засуха, наводнения), чрезвычайные происшествия (катастрофы
на транспорте), события общественной жизни (революции, перевороты, эмбарго,
инфляционные тенденции).
Признание факта общеизвестным зависит от суда. Соответственно заинтересованные
лица вправе представлять аргументы, подтверждающие или опровергающие общеизвестность
каких-либо обстоятельств.
Процедуры для "признания" судом определенного факта общеизвестным Кодекс
не устанавливает. Следовательно, форма может быть различной: освобождение
от доказывания по молчаливому согласию суда и участников спора, после устного
заявления суда при подготовке дела или на заседании, на основании судебного
постановления. Выбор зависит от совокупности определенных факторов.
4. Следует учитывать, что любые взаимоотношения участников конфликтов
включают в себя множество явлений, которые никому не придет в голову процессуально
обосновывать или опровергать, например, при упоминании об обычном автомобиле
доказывать наличие в его конструкции мотора, колес, руля, тормозной системы.
На такие обыденные вещи не стоит распространять правила ч. 1 ст. 58 АПК, хотя
грани, отделяющие такую обыденность от правовой категории общеизвестности,
зыбки и подвижны.
Особого подхода заслуживают категории обстоятельств, считающихся бесспорными
внутри даже относительно немногочисленных групп людей - профессионалов в каких-либо
сферах науки, техники, бизнеса, искусства. Это могут быть определенные закономерности,
связи, причины и следствия, иные явления, которые неведомы рядовым гражданам,
в том числе и судьям. В таких случаях объектом доказывания может быть не факт
сам по себе, а именно его, так сказать, локальная (профессиональная) общеизвестность.
5. Специальное указание в решении на состоявшееся в ходе процесса признание
некоторого обстоятельства общеизвестным не всегда является обязательным. Это
не нужно, если есть основания полагать, что судьи вышестоящих инстанций, куда
может попасть данное дело, также находят внутри географических, исторических
или других границ общеизвестность факта. Бесспорность ограниченного характера
(местность, регион) целесообразно зафиксировать в судебном акте.
6. В ходе арбитражного производства не подлежат доказыванию и не допускают
опровержения так называемые преюдициально установленные (предрешенные) обстоятельства.
Это обстоятельства, составляющие фактическую основу ранее вынесенного по другому
делу и уже вступившего в законную силу заключительного акта органа правосудия,
которые имеют юридическое значение для разрешения спора в позднее возникшем
арбитражном процессе. Такова самая общая характеристика категории преюдициальности,
отправной пункт для более подробного раскрытия ее содержания.
7. Довольно кратко и не слишком отчетливо регламентируют нормы чч. 2
- 4 ст. 58 АПК три направления преюдициальных связей. Поэтому для обеспечения
справедливого применения этих норм целесообразно обозначить исходные юридические
положения, формирующие базу механизма действия преюдиции. Они могут служить
ориентирами для текущей практики. Наиболее значительны два таких момента.
Первое положение довольно простое и очевидное. Факты, которые входили
в предмет доказывания, были исследованы и затем отражены финальным судебным
актом, приобретают качества достоверности и незыблемости, пока акт не отменен
или не изменен путем надлежащей процедуры. Это естественное следствие требования
обоснованности, предъявляемого российским правом к постановлениям органов
юстиции. А обоснованность - важнейший элемент генеральной концепции, нацеливающей
практику на достижение истины при рассмотрении конкретных дел.
Второе положение связано с трактовкой субъективных пределов действия
законной силы акта правосудия. Они безусловно охватывают и закрепляют фактические
и юридические отношения, прямо касающиеся лиц, участвующих в деле (и их правопреемников).
Все другие органы, должностные лица, организации, граждане должны считаться
с содержанием этих актов вследствие их обязательности (ст. 13 АПК). К примеру,
если суд признал владельцем спорного дома одну из сторон, арендатор, не привлекавшийся
в дело, обязан именно ей, а не кому-либо еще, вносить арендную плату. Но занесенные
в подобное решение обстоятельства, влияющие на правовые интересы арендатора,
допустим, прекращение договора, увеличение платы и т.п., не будут иметь для
него преюдициального значения. При точном определении предмета доказывания
подобного рода ошибки не возникают.
8. Одна разновидность преюдиции (ч. 2 ст. 58 АПК) действует внутри системы
арбитражных судов, определяя взаимосвязь между решением по ранее завершенному
спору и ныне идущим процессом. Преюдициальная связь возникает, когда обстоятельства,
составившие фактическую основу этого решения, имеют юридическое значение также
и для нового конфликта. Примером может служить производство по регрессному
иску, предъявляемому к изготовителю товара оптовым покупателем после проигранного
им процесса розничному торговцу из-за ненадлежащего качества товара.
Другое условие сводится к тому, что механизм преюдиции включается "при
рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица". В приведенном
примере с плохой продукцией ее изготовитель выступал в первом производстве
третьим лицом, не заявлявшим исковых требований. Если же к тому делу изготовитель
привлечен не был, законная сила решения на него не распространяется. Зафиксированные
таким решением обстоятельства, включая качество поставленного товара, не приобретают
по отношению к этому лицу свойств преюдиции, то есть заинтересованными лицами
вновь должны подтверждаться и могут опровергаться. Не исключено, что процедура
доказывания в подобной обстановке станет проще, но только технически и количественно.
Указание ч. 2 ст. 58 АПК на необходимость участия в деле тех же лиц не
означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем
и последующих процессах. Из того же примера видно, что хотя розничный торговец
(первоначальный истец) в производство по регрессному требованию не включается,
конструкция преюдиции действует полностью в определенных ей границах.
9. Другая разновидность преюдиции (ч. 3 ст. 58 АПК) связывает решения
общих судов по гражданским делам с процессами в судах арбитражных. Компетенция
каждой из систем определена законодательством. Но разграничение подведомственности
не исключает взаимосвязи и взаимозависимости между арбитражными и судебными
решениями правосудия,
Так, если государственный орган социального страхования по решению народного
суда компенсировал имущественные потери от повреждения здоровья физического
лица, он приобретает право заявить регрессное требование в арбитражном суде
к организации, ответственной за причиненный вред (ст. 463 ГК РСФСР). Для причинителя,
участвовавшего в завершенном процессе, преюдициальны все без исключения обстоятельства,
установленные решением.
Иное положение для случаев, когда предполагаемый причинитель по тем или
иным причинам по делу не выступал. Тогда этот ответчик в арбитражном производстве
может отрицать и факт нанесения им ущерба, и его размеры. Здесь бремя доказывания
лежит на органе страхования. Но тяжесть этого бремени сильно уменьшает то,
что решение народного суда представляет собой весомое концентрированное доказательство,
способное без дальнейшего исследования и привлечения дополнительной информации
зачастую (хотя и не всегда) убедить арбитражный суд в истинности доказательственных
и фактических элементов решения.
10. Последний допускаемый комментируемой статьей вид преюдициальных контактов
(ч. 4 ст. 58 АПК) фиксирует пределы обязательности приговора уголовного суда
для связанного с ним некоторыми общими фактами арбитражного производства.
Например, к гражданскому делу об утрате или недостаче перевозимого по железной
дороге груза будет иметь прямое отношение осуждение группы преступников за
разграбление вагона. Приговор относительно дорожно-транспортного происшествия
влияет на судьбу иска о возмещении причиненного таким происшествием материального
ущерба. Причем преюдициальной силой обладают и обвинительные, и оправдательные
приговоры.
Нормы о преюдиции данного вида на практике расширительному толкованию
не подлежат. Так, преюдициальную функцию выполняют выводы уголовного суда
о преступных действиях и совершивших их лицах. Но обозначенные приговором
размеры или физический состав украденного или поврежденного имущества либо
его принадлежность некоему лицу арбитражный суд не связывают. Он вправе это
исследовать и приходить к самостоятельным заключениям.
11. По буквальному смыслу ст. 58 АПК преюдицию создают только решения
и только судов общей юрисдикции и арбитражных. Другие их акты, то есть определения,
подобными качествами не обладают. Однако это положение теоретически обосновать
затруднительно, особенно когда речь идет о так называемых заключительных и
пресекательных определениях (прекращение производства, оставление иска без
рассмотрения), а равно об обстоятельствах процессуально-правового содержания.
Лишены преюдициальной силы постановления органов следствия и прокуратуры,
постановления административных учреждений, Но они способны исполнять роль
доказательств, подвергаясь судебной оценке наряду с другой информацией. Различия
между преюдицией и доказательствами значительны.

Статья 59. Оценка доказательств
1. Арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению,
основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в
деле доказательств.
2. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной
силы.

Комментарий к статье 59

1. Комментируемая статья сформулирована таким образом, чтобы нормы об
оценке информации распространяли свое действие на любые случаи, когда суду
необходимо давать ответы на возникающие в ходе производства вопросы, исходя
из представляемых фактических данных, то есть доказательств. Это могут быть
также и вопросы процессуально-правового содержания: отводы, обеспечение иска,
варианты завершения дела без вынесения решения и пр. Но поскольку в подобных
случаях оценка происходит в основном по единым правилам, целесообразно сосредоточить
внимание на центральной проблеме, а именно, оценке доказательств, подтверждающих
или опровергающих обстоятельства предмета исследования. Они формируют фактическую
часть решения по существу юридического конфликта.
2. Оценка доказательств - определение судом достоверности (истинности)
изученных на заседании сведений о фактах, а при использовании косвенных доказательств
- также определение наличия или отсутствия взаимосвязей фактов доказательственных
с главными юридическими обстоятельствами рассматриваемого дела. Установление
этих обстоятельств есть конечная цель оценки, от ее правильности непосредственно
зависит обоснованность решений и постановлений судов первой и вышестоящих
инстанций (ч. 1 ст. 124, ч. 2 ст. 159, ст. 188 АПК).
3. По своей природе оценка доказательств есть мыслительная деятельность,
происходящая в сознании судей с начала дела и до его завершения судебным актом,
принятым в совещательной комнате. Этот невидимый процесс внешне проявляется
в процессуальных действиях, которые имеют отношение к работе с доказательственными
материалами. Так, прямым результатом текущего обзора собранных фактических
данных является адресованное заинтересованному лицу предложение суда представить
дополнительную информацию (ст. 58 АПК). Внутренний анализ незримо корректирует
содержание и направление проверки на заседании документов, заключений специалистов,
объяснений участников спора. Наконец, надлежащим образом аргументированную
окончательную оценку фиксирует судебный акт (ч. 1 ст. 125, ч. 2 ст. 127 АПК).
Такая динамика отражает нормальный ход мыслей от неведения к достоверному
знанию. Предварительные (промежуточные) оценки неизбежны и логичны, опасны
лишь их превращения в предвзятость, субъективную предубежденность.
4. Формирование у судей внутреннего убеждения, выступающего единственным
критерием оценки полученных сведений, зависит от результатов проверки многочисленных
и разнообразных факторов. Группировки таких факторов, весомость каждого из
них индивидуальны для конкретных дел, а поэтому предлагать универсальные рецепты
исследования не умеет смысла. Можно лишь обозначить основные направления проверок.
Это качество источника информации, механизм образования средства доказывания,
критическое сопоставление одних фактических данных с другими для выявления
и устранения противоречий.
Пример формирования доказательства, взятый из информационного письма
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.01.92: "Акт приемки импортных
товаров, составленный с участием представителя малого предприятия, будет иметь
доказательственную силу лишь в случае отказа отделения Торгово-промышленной
палаты или органа, осуществляющего государственную экспертизу, от выполнения
заявки на проведение экспертизы товаров"<23> . Другой пример: "Приемо-сдаточные
документы, составленные с участием лица, сопровождавшего груз, при отсутствии
у него доверенности на участие в сдаче-приеме груза могут признаваться действительными
лишь в случае последующего одобрения таких действий грузоотправителем"<24>
.
5. Принцип независимости судей предопределяет универсальный характер
внутреннего убеждения судей при оценке ими фактических данных по делу. Подкрепляет
эту свободу не имеющее исключений правило ч. 2 ст. 59 АПК, запрещающее заранее
наделять какие-либо доказательства абсолютной или преобладающей силой и, следовательно,
принимать их на веру, без критического анализа. Это относится также к информации,
источниками которой выступают государственные органы. "Арбитражный суд, -
указывает Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, - при разрешении
спора дает оценку по существу всем представленным документам, в том числе
решениям комитетов по управлению имуществом о принадлежности спорного помещения
тому или иному предприятию или организации" (п. 5) <25>
Но внутреннее убеждение судей не остается произвольным и бесконтрольным.
Оно не может быть интуитивным, а должно базироваться на "всестороннем, полном
и объективном" исследовании собранной информации. Следовательно, убеждение
как заключительный результат мыслительной деятельности, сохраняя чисто субъективную
природу, внешнее свое выражение и закрепление находит в мотивировочной части
решения или иного судебного акта. Таковы требования ч. 2 ст. 127 и ряда других
норм Кодекса, конкретизирующих заботу о вынесении только юридически обоснованных
постановлений, способных выдержать прежде всего апелляционную проверку. Изучение
текущей практики показывает, что суды далеко не всегда уделяют надлежащее
внимание именно аргументации итогов оценки доказательств, соответственно выводы
о фактах не выглядят убедительными.
6. В комментируемой статье нет прямого разграничения между оценкой прямых
и косвенных доказательств. Однако методика работы с каждым из этих видов полностью
не тождественны. Доказательства косвенные подобно прямым суд исследует сначала
в аспекте их достоверности, то есть на основе внутреннего убеждения выясняет,
можно ли считать соответствующие побочные обстоятельства установленными или
опровергнутыми. Затем наступает вторая фаза, где применяются уже другие приемы,
а именно, решающую роль играют логические категории, позволяющие выявить взаимосвязи
между фактами доказательственными и главными.
Хороший иллюстрацией могут служить указания из информационного письма
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 19 августа 1994 г., опубликованные
под заголовком: "Об оценке арбитражными судами при рассмотрении имущественных
споров фактических обстоятельств, свидетельствующих о наличии или отсутствии
между сторонами договорных отношений по купле-продаже". Речь идет о случаях,
когда контрагент не сообщил письменно о своем согласии заключить договор,
и суду при разрешении спора нужно по совокупности обстоятельств определить,
состоялся ли он фактически. "При этом, - сказано в письме, - арбитражному
суду необходимо выяснить действительные намерения обеих сторон по заключению
договора. Арбитражный суд принимает во внимание как письменные документы (обмен
письмами, телеграммами, телефонограммами и т.п.), так и действия сторон, свидетельствующие
о принятии или отклонении предложения стороны заключить договор. К таким действиям
могут, например, относиться отгрузка указанной в письме покупателя продукции
и выставления платежного требования на ее оплату по предложенной покупателем
цене. Арбитражному суду следует также оценить предшествующие сделке переговоры,
переписку, практику, установившуюся во взаимоотношениях сторон, последующие
их поведение и т.п."<26> . Из совокупности всех деталей дела извлекается вывод
о главном - наличии или отсутствии контракта.

Статья 60. Письменные доказательства
1. Письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах,
имеющих значение для дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция,
иные документы и материалы, в том числе полученные посредством факсимильной,
электронной или иной связи либо иным способом, позволяющим установить достоверность
документа.
2. Письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме
надлежащим образом заверенной копии. Если к рассматриваемому делу имеет отношение
лишь часть документа, представляется заверенная выписка из него.
Подлинные документы представляются, когда обстоятельства дела согласно
законам или иным нормативным правовым актам подлежат подтверждению только
такими документами, а также в других необходимых случаях по требованию арбитражного
суда.
3. Копии письменных доказательств, представленных в арбитражный суд лицом,
участвующим в деле, направляются (передаются) им другим лицам, участвующим
в деле, у которых они отсутствуют.

Комментарий к статье 60

1. Письменные доказательства - наиболее часто используемый на практике
вид средств доказывания, что обусловлено характером дел, подведомственных
арбитражным судам. По содержанию, форме, правовому значению, индивидуальным
признакам они достаточно разнообразны. Это зафиксировано ч. 1 комментируемой
статьи, где названы акты, договоры, справки, деловая корреспонденция и далее
"иные документы и материалы". Однако никакой перечень не может полностью заменить
научного определения, помогающего успешно разрешать все практические вопросы.
А такого, одобряемого многими юристами, доминирующего определения письменных
доказательств процессуальная доктрина, к сожалению, не выработала,
Отсюда возможные затруднения при выяснении доказательственной природы
отдельных материалов в плане их отнесения к тому или иному виду средств доказывания.
Иными словами, не все закрепленное на бумаге или ином физическом носителе
автоматически превращается в доказательство письменное. Это особенно важно
учитывать, когда подлежат применению правила допустимости.
2. Достаточно просто отграничить письменное доказательство от письменного
экспертного заключения, исходя из специфических качеств самой фигуры эксперта,
его назначения судом с постановкой задания и т.д. Но уже части деловой корреспонденции,
к примеру письма с взаимными претензиями, которыми обменялись коммерческие
структуры, могут быть квалифицированы либо как письменные доказательства,
либо как объяснения сторон в письменной форме. Здесь многое зависит от того,
происходила ли переписка до и совершенно независимо от процесса, или в предвидении
судебного спора, или после начала арбитражного производства с участием адресатов.
От такой квалификации зависит сила убедительности информации о фактах. Не
исключены судебные ошибки в случаях придания статуса письменных доказательств
бумагам, где письменно изложены свидетельские показания, тем самым преодолевающие
барьеры допустимости (см. п. 1 ст. 162 ГК). Из этих примеров следует; что
при отсутствии общего и надежного критерия для уверенного разграничения средств
доказывания судам приходится учитывать конкретные условия, факторы, механизмы
образования, закрепления и воспроизведения фактических данных с целью уточнения
разновидности указанных средств,
3. Опыт применения в хозяйственной и управленческой работе качественно
новой оргтехники отражен нормами о допустимости представления документов,
полученных "посредством факсимильной, электронной или иной связи либо иным
способом". Главный критерий допустимости - наличие у суда возможности проверить
достоверность бумаг такого происхождения. Приведенные нормы создают полноценную
юридическую базу для использования на практике прежде всего документов, изготовленных
с помощью электронно-вычислительных устройств.
а) Проблема еще полтора десятилетия тому назад была объектом внимания
Госарбитража СССР, издавшего 29 июня 1979 г. специальные инструктивные указания<27>
. Они своей практической значимости не утратили и могут учитываться, естественно,
в сочетании и контакте с позднее возникшими факторами правового и фактического
содержания.
Отправное правило указаний о доказательственном значении информации,
полученной с помощью электроники, дополняют конкретные нормы разного содержания.
Они касаются обстоятельств, которые таким образом могут быть подтверждены
(сделки, расчеты, начисление процентов и пени, оплата международных телефонных
переговоров, данные статистики, методики и т.п.), надлежащих технических приемов
фиксирования информации (перфоленты, перфокарты, магнитные диски, микрофильмы
и др.), способов расшифровки и распечатки для приобщения к делу, приемов проверки
и оценки (качественные характеристики ЭВМ, способность выполнения определенных
программ и пр.).
б) Необходимость ускорения денежных расчетов потребовала применения технических
средств в этой сфере отношений, ранее традиционно ориентированной на бумажные
носители информации. Утвержденное письмом Центрального банка Российской Федерации
от 9 июля 1992 г. N 14 Положение о межбанковских расчетах на территории Российской
Федерации предусматривает обмен данными на машинных носителях, применение
дистанционной связи между банком и РКЦ, с одной стороны, и обслуживающим их
вычислительным центром - с другой (см., например, пп. 2.2, 2.11)<28> .
в) Интересные рекомендации, принятые на совещании по практике, изложены
в информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от
19 августа 1994 г."<29> . Изготовление и подписание договоров с помощью электронно-вычислительной
техники и использованием системы цифровой подписи вполне допустимо. Затем
после возникновения конфликта стороны могут представлять суду доказательства,
заверенные такой подписью. При разногласиях относительно наличия контракта
и других актов суду надлежит запросить у сторон выписку из договора в части,
определяющей процедуру устранения разногласий, порядка доказывания всех фактов,
достоверности подписи, и далее действовать с учетом этой процедуры. Если же
она не разрабатывалась, суд вправе не принимать в качестве доказательств документы,
подписанные цифровой (электронной) подписью.
г) Новый ГК содержит нормы об использовании при совершении сделок "факсимильного
воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования,
электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи".
Но все это должно быть предусмотрено законодательством или соглашением сторон
(п. 2 ст. 160). Договор может быть, кроме традиционных форм, заключен также
путем обмена документами посредством телетайпной, телефонной, электронной
или иной связи, "позволяющей достоверно установить, что документ исходит от
стороны по договору" (п. 2 ст. 434).
д) Разрешение отдельных вопросов, возникающих при представлении судам
машинных материалов, возможно на основе положений Федерального закона "Об
информации, информатизации и защите информации", принятого Государственной
Думой 25 января 1995 г.<30> . Он регулирует отношения, связанные с формированием
и использованием информационных ресурсов (документов), созданием и использованием
информационных технологий и средств их обеспечения. Документированную информацию
или документ Закон определяет как зафиксированную на материальном носителе
информацию с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать (ст. 2).
Для судебной практики могут иметь значение прежде всего правила из ст.
5 Закона. Они предусматривают, что полученный из автоматизированной системы
документ приобретает юридическую силу после его подписания должностным лицом
в порядке, установленном российским законодательством. Юридическая сила документа,
хранимого, обрабатываемого и передаваемого с помощью автоматизированных информационных
и телекоммуникационных систем, может подтверждаться электронной цифровой подписью.
Причем сила такой подписи признается при наличии в системе программно-технических
средств, обеспечивающих идентификацию подписи.
4. Итак, следует заключить, что законодательство и судебная практика
допускают в принципе облечение договора в форму, предполагающую хранение информации
в памяти ЭВМ, то есть на магнитных носителях в средствах электронно-вычислительной
техники. Электронная подпись при этом хотя и предназначена для защиты находящейся
на магнитном носителе информации от искажений, происходящих от вмешательства
посторонних лиц, но в виде того или иного обозначения, непосредственно читаемого
человеческим глазом, существовать не может. Разногласия, способные появиться
между сторонами договора, скрепленного такой подписью, могут быть разрешены
или урегулированы лишь на основе правил, одобренных участниками системы использования
электронной подписи, либо норм, установленных законодательными актами.
5. Исходное правило, предписывающее направлять судам письменные доказательства
в подлиннике, имеет целью предотвращение подлогов, подделок, иных искажений,
параллельного использования нескольких копий одновременно в разных местах
с неблаговидными намерениями и т.п. Внешне вполне рациональную норму затруднительно
безоговорочно соблюдать в реальной жизни. Главная причина - боязнь держателя
подлинника, необходимого, например, для отчетности, безвозвратно утратить
его при пересылках или движении производства по стадиям либо просто не получить
его обратно. Такие опасения вполне основательны, их нельзя не учитывать на
практике, Поэтому закон в принципе дозволяет представлять письменные доказательства
"в форме надлежащим образом заверенной копии".
Широкое применение современной множительной техники, обеспечивающей точное
механическое дублирование копируемого материала, фактически устраняет опасность
неумышленных ошибок и искажений, возможных при воспроизведении текста от руки
или на пишущей машинке, хотя не исключает преднамеренной фальсификации доказательства.
Способы подтверждения идентичности копий разнообразны. Максимальную гарантию
дает нотариальное удостоверение. Но обращение к нотариусу требует дополнительных
затрат средств, усилий, времени, а потому имеет место применительно к наиболее
важным документам. Для подавляющего большинства других бумаг, которых обычно
немало в конкретных делах, подобные гарантии не обязательны. Заверение копий
осуществляется более просто, а именно, подписью компетентного должностного
лица или гражданина-предпринимателя с приложением печати. Если участник спора
передает копии на личном приеме, он, предъявив оригинал, может просить судью
подтвердить своей подписью тождество текстов по аналогии со ст. 61 АПК.
Все сказанное по поводу копий вообще применимо к случаям, когда для рассматриваемого
дела имеет значение не весь документ, а только его часть. Тогда в дело представляется
заверенная выписка из данного документа. Примерами могут служить извлечения
из книг, где регистрируются торговые, банковские или иные текущие коммерческие
операции. Доставлять суду книгу целиком обычно невозможно по ряду причин.
6. Нормы об обязательном представлении судам только подлинных документов
носят отсылочный характер в части предписания учитывать нормативные акты,
которые предусматривают подобную обязательность. Так, письмо Госналогслужбы
Российской Федерации от 5 августа 1993 г, гласит: "Платежные поручения на
безналичное перечисление пошлины, квитанции банка о приеме денег в уплату
пошлины приобщаются к исковым заявлениям, кассационным жалобам и остаются
в делах арбитражных судов. Платежные поручения и квитанции представляются
только в подлиннике"<31> . Можно отметить, что это создает неудобства для
участников процесса, когда им приходится отчитываться о расходовании средств.
Путь устранения трудностей намечает ст. 61 АПК.
Существенное значение имеет усмотрение самого суда, наделенного правомочием
истребовать от заинтересованных лиц оригиналы документов. Основа усмотрения
- не безмотивный произвол, а наличие обоснованных сомнений в правильности
копий, особенно когда об этом заявляет кто-либо из участников спора. Неисполнение
воли суда не должно, конечно, всегда приводить к неблагоприятным последствиям
типа проигрыша дела. Причиной неисполнения может быть невозможность или крайняя
затруднительность получения оригинала из-за препятствий юридического или фактического
порядка.
7. Перечень письменных доказательств, которые заинтересованный субъект
направляет суду и намерен использовать в ходе процесса, должен быть составной
частью его заявлений и жалоб, когда их копии подлежат передаче другим субъектам,
включая соистцов, соответчиков, третьих лиц, Цель достаточно очевидна - предотвратить
неожиданности, сюрпризы для противников, способные застать их врасплох, лишить
времени и условий для организации защиты.
Однако рассылать копии всех без исключения бумаг, обозначенных в приложениях,
не обязательно. Рассылают только копии документов, отсутствующих у адресатов,
а это зависит от конкретных взаимоотношений. К примеру, дублировать деловую
корреспонденцию для направления копий контрагенту обычно нет необходимости,
поскольку письма хранятся достаточно долго. Впрочем, при возникновении сомнений
лучше выполнить лишнюю работу, чем ставить под угрозу нормальное движение
процесса, если у противника документов не окажется и он выдвинет ходатайство
об отложении рассмотрения дела.
8. Проверка и оценка письменных доказательств, их составных частей, форм,
подписей, печатей, прочих реквизитов идет по разнообразным направлениям. Некоторые
примеры из практики Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации:
"Постановление Госкомимущества России, ксерокопия которого имеется в деле,
не подписано руководителем; правомерность этого постановления арбитражным
судом... не изучалась"<32> . "Справка... о выделении... денежных средств на
строительство общежития не имеет доказательственного значения при отсутствии
платежных документов, подтверждающих фактическое инвестирование строительства"<33>
. "В оспариваемом договоре не содержится предмет договора, не оговорен состав
передаваемого в аренду имущества, но имеется ссылка на приложение N 1 с перечнем
основных фондов, находящихся в распоряжении арендатора. Однако этого приложения
в материалах дела не имеется. При отсутствии подобного перечня имущества,
передаваемого в аренду, невозможно правильно рассчитать размер арендной платы.
В договоре также нет расчета арендной платы и не определена стоимость подлежащего
передаче в аренду имущества... При данных обстоятельствах договор аренды не
отвечает требованиям законодательства, поэтому его следует признать недействительным"<34>
.

Статья 61. Возвращение подлинных документов
Подлинные документы, имеющиеся в деле, по ходатайству представивших их
лиц могут быть возвращены им после вступления решения арбитражного суда в
законную силу, а если суд придет к выводу, что возвращение не нанесет ущерба
правильному разрешению спора, - в процессе производства по делу до вступления
решения в законную силу. Одновременно с ходатайством указанные лица представляют
заверенную надлежащим образом копию подлинного документа или ходатайствуют
о засвидетельствовании судом верности копии, остающейся в деле.

Комментарий к статье 61

1. Положение о том, что подлинные документы, находящиеся в деле, "могут
быть возвращены" представившим их лицам, не вполне точно для всех случаев.
Даже из текста статьи можно заключить о наличии у таких лиц не просто возможностей,
но и полномочий на возвращение оригиналов при условии сохранения в материалах
дела надлежащим образом удостоверенных копий (см. п. 5 комментария к ст. 60
АПК), очевидно, с указанием о передаче подлинников владельцам. Тот же вывод
следует из п. 4 ст. 6 Федерального закона от 25 января 1995 г. "Об информации,
информатизации и защите информации": "Субъекты, представляющие в обязательном
порядке документированную информацию в органы государственной власти и организации,
не утрачивают своих прав на эти документы и на использование информации, содержащейся
в них"<35> .
2. По буквальному смыслу комментируемой статьи ходатайство о возвращении
письменных материалов допустимо заявлять, только если речь идет о подлинном
документе. Но незначительное расширительное толкование текста позволяет распространить
эти нормы также на случаи, когда заинтересованное лицо желает получить обратно
ранее представленную им суду копию, например нотариально удостоверенную копию
договора, поскольку у него по каким-либо причинам нет оригинала.

Статья 62. Вещественные доказательства
Вещественными доказательствами являются предметы, которые своим внешним
видом, внутренними свойствами, местом их нахождения или иными признаками могут
служить средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела.

Комментарий к статье 62

1. По сравнению со ст. 44 АПК 1992 г. данная статья содержит гораздо
более развернутое определение вещественных доказательств, разъясняющее, какие
именно признаки материальных объектов аккумулируют необходимую для рассматриваемого
дела информацию. Авторы теоретических трудов и научно-практических комментариев
предлагают сходные дефиниции, хотя среди них вряд ли можно найти такие, где
были бы исчерпывающе обозначены все без исключения признаки подобного рода.
Нет этого и в ст. 62 АПК. К примеру, полезные для дела сведения можно извлечь
из самого существования определенных предметов, времени их создания и изменения,
сопоставления друг с другом. Есть и иные дополнительные факторы.
Вещественные доказательства используются при рассмотрении судами споров
разнообразного содержания, в том числе когда их объектами выступают физические
предметы: земельные участки, строения, жилые и нежилые помещения, продукция
производственного назначения, потребительские товары. Возможно приобретение
одной и той же вещью двух параллельно существующих статусов: доказательства
и объекта спорного правоотношения. Это накладывает отпечаток на совершаемые
процессуальные действия, особенно при аресте, хранении, финальном распоряжении.
Вещественными доказательствами в чистом виде являются образцы изделий, пломбы
на транспортных средствах и контейнерах, подделанные документы, следы поджогов
и взрывов и многое другое.
2. Представление и истребование вещественных доказательств, их осмотр
и исследование в месте нахождения осуществляются по нормам ст.ст. 54 и 55
АПК (см. комментарии к этим статьям). Можно отметить, что на практике имеет
место замена непосредственного ознакомления суда с материальными объектами
показаниями свидетелей, объяснениями сторон и третьих лиц об этих предметах,
особенно в случаях их нетранспортабельности.
Но есть другая основная причина, позволяющая судам не прибегать к таким
прямым контактам. Хорошая иллюстрация - отношения, возникающие при реальном
исполнении договоров поставки, точнее, при приемке поставляемого товара. Эта
процедура регламентируется условиями договоров, нормативно-техническими документами
(стандарты, технические условия) и в очень значительной части продолжающими
действовать Инструкциями Государственного арбитража Союза ССР о порядке приемки
продукции и товаров по количеству и качеству<36> .
Инструкции весьма подробно описывают, когда, кем, как осуществляются
проверки состояния упаковки, затаривания, опломбирования, количества, качества,
комплектности продукции и товаров, пригодности транспортных средств для перевозки
грузов, условий их хранения на складах получателя и многое другое. Результаты
проверок должны быть закреплены документально, а именно, актами, составляемыми
в точном соответствии с нормативными предписаниями.
Акты при возникновении споров по вопросам реализации договорных обязательств
начинают фигурировать на процессах в режиме первоначальных доказательств письменных,
а не производных вещественных. Они избавляют суды от необходимости исследовать
предметы и явления, которые были объектами упомянутых проверок. Это тем более
важно, поскольку такие исследования просто невозможны из-за изменения обстановки
во многих случаях, хотя иногда они не исключены. Изложенные соображения также
применимы к спорам из договоров подряда, перевозки и другим, где материальные
вещи выступают носителями доказательственной информации.
3. Согласно широко распространенной точке зрения, вещественным доказательствам
присуще качество незаменимости, каждый испорченный предмет испорчен по-своему
и аналогов не имеет. Это мнение до конца не бесспорно, поскольку, например,
при исследовании поставленных товаров методом отбора проб одну их партию допустимо
заменить другой. Не исключено представление фотографий и видеозаписей, способных
передать внешние признаки, местонахождение, расположение материальных объектов.
Но вещи, обладающие весом, объемом, разнородными физическими и химическими
свойствами либо их аналоги (кроме фотографий), заинтересованное лицо, такие
вещи представляющее, не может направить другим участникам спора, подобно передаче
копий документов (ч. 3 ст. 60 АПК). Поэтому достаточно в исковых заявлениях,
отзывах на них, жалобах, иных ходатайствах точно обозначить предметы, которые
предлагается исследовать немедленно из-за угрозы быстрой порчи (ст. 64 АПК),
в порядке обеспечения доказательств (ст. 71 АПК) и выполнения судебного поручения
(ст. 73 АПК), при подготовке дела (ст. 112 АПК), на заседаниях судов (ст.ст.
55, 117 и 155 АПК).
Однако чтобы гарантировать полное осуществление принципа состязательности,
исключить сюрпризы и неожиданности, обеспечить равенство лиц, участвующих
в деле, им необходимо дать шанс предварительно ознакомиться с вещественными
доказательствами там, где они находятся. Это может быть осуществлено на добровольных
началах по взаимной договоренности между соответствующими субъектами либо
по предписанию суда, если добровольного согласия на осмотр, фотографирование,
киносьемку не получено. Естественно, нужно принять диктуемые конкретной обстановкой
меры, исключающие попытки уничтожения, подмены, фальсификации осматриваемых
кем-либо предметов.
4. Российскому процессуальному праву, теории, практике формально неизвестно
деление средств доказывания на наилучшие, менее хорошие, худшие и т.п. В некоторых
зарубежных правовых системах и тем более научных доктринах такие классификации
существуют. И тогда первое место безоговорочно занимают вещественные доказательства
- немые свидетели, которые в отличие от свидетелей живых якобы никогда не
лгут. Прямо или косвенно, формально или фактически российскому правосудию
воспринимать подобного рода концепции нет оснований. Они не соответствуют
нашим сложившимся традициям, а главное, вещественные доказательства не застрахованы
от фальсификаций, притом гораздо более тонких, чем искажение истины с помощью
других способов получения фактических данных. Общие правила оценки доказательств
должны действовать без ограничений.

Статья 63. Хранение вещественных доказательств
1. Вещественные доказательства хранятся в арбитражном суде.
2. Вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в арбитражный
суд, хранятся в месте их нахождения. Они должны быть подробно описаны, опечатаны,
а в случае необходимости засняты на фото - или видеопленку.
3. Расходы по хранению вещественных доказательств распределяются между
сторонами в соответствии со статьей 95 настоящего Кодекса.
4. Арбитражный суд и хранитель принимают меры к сохранению вещественных
доказательств в неизменном состоянии.

Комментарий к статье 63

1. Часть 1 данной статьи в отличие от ч. 1 ст. 60 АПК 1992 г. не определяет,
как и где надлежит хранить вещественные доказательства, доставляемые в постоянно
занимаемое судом помещение. Но умолчание не означает полной свободы распределения
таких предметов по шкафам, тумбочкам, ящикам столов и т.д. в любых отделах,
канцеляриях, кабинетах судей. Применимы, как было и раньше, два варианта:
для бумаг, фотографий и мелких объектов типа пломб - досье дела, для более
крупных - камера хранения вещественных доказательств, куда они сдаются по
описи, оригинал которой имеется в деле. Опись содержит наименование предметов,
их количество, при необходимости краткое описание характерных черт и особых
примет. Иные способы неприемлемы,
2. Часть 2 комментируемой статьи имеет прямую связь с нормами ст. 55
АПК, регулирующими порядок осмотра и исследования доказательств в месте их
нахождения, а также с нормами статей, указывающих те моменты производства,
когда такие действия совершаются (см. п. 3 комментария к ст. 62 АПК). Следует
добавить, что описание, опечатание, фотографирование, видеосъемку, сдачу на
хранение, если все эти меры или некоторые из них разумно обоснованы, целесообразно,
как правило, осуществлять при первом, зачастую и единственном контакте суда
с материальными носителями информации.
Опись и опечатание - функции самого суда. Фото- и киносъемки судья может
произвести, если уверенно владеет профессиональными навыками и приемами.
3. Невозможность доставки по тем или иным причинам вещественных доказательств
в помещение суда рождает проблемы их хранения в определенных местах.
Следует выделить случаи, когда вещественные доказательства (строения,
товары, животные и т.п.) одновременно выступают объектами спорного правоотношения
и их судьба зависит от содержания будущего решения по существу конфликта.
Хранение таких объектов должно регулироваться нормами института обеспечения
иска и законодательства об исполнительном производстве (ст.ст. 76, 78 и 136
АПК). Эти нормы сильнее доказательственных правил, поскольку они связаны непосредственно
с правомочиями собственников и владельцев имущества.
Хранение вещей, используемых только как доказательства, так сказать,
в чистом виде, осуществляется в принципе по тем же нормам (соглашение с хранителем,
оплата и т.п.). Вопросы собственности или владения вещами здесь также существуют,
но они не зависят от содержания предстоящего решения. А поэтому открываются
возможности с целью сокращения всех элементов затрат ускорить процессуальную
работу с такими источниками и с учетом ее результатов быстрее определить их
судьбу (ст. 65 АПК).
4. Сохранение вещественных доказательств в неизменном состоянии - естественная
обязанность хранителя, о которой он предупреждается при передаче ему предметов.
Договор хранения должен включать соответствующий пункт. С учетом этого условия
разрешаются вопросы пользования хранимым имуществом, что в немалой степени
зависит от физической природы, внешних и внутренних качеств вещей. Что касается
суда, то его забота об обеспечении неизменности доказательств реализуется
путем проверок их хранения у отдельных лиц (через судебных исполнителей) и
в камере хранения, функционирующей в самом суде.

Статья 64. Осмотр и исследование вещественных доказательств, подвергающихся
быстрой порче
1. Вещественные доказательства, подвергающиеся быстрой порче, немедленно
осматриваются и исследуются арбитражным судом в месте их нахождения.
2. О месте и времени осмотра и исследования лица, участвующие в деле,
извещаются, если они могут прибыть в место нахождения вещественных доказательств
к моменту их осмотра.
3. Неявка извещенных лиц, участвующих в деле, не препятствует осмотру
и исследованию вещественных доказательств.

Комментарий к статье 64

1. При обсуждении проекта нового Кодекса некоторые практические работники
считали нецелесообразным и бесполезным сохранение процедуры осмотра и исследования
судом скоропортящихся объектов, которую предусматривала ст. 61 АПК 1992 г.
Мотивы сводились к тому, что для совершения этих действий просто нет времени.
К моменту начала процесса продукция уже испортилась, а выезжать и фиксировать
данное обстоятельство суду не нужно, поскольку заинтересованными лицами соответствующие
акты уже составлены в установленном законодательством порядке.
Приведенные аргументы не лишены практического смысла. Фактор времени
действительно немаловажен, особенно когда до обращения к суду будущему ответчику
надлежит направить претензию и есть фиксированные сроки для ответа. Однако
эти доводы основаны на неточном понимании смысла комментируемой статьи. Она
вовсе не предназначена регулировать только работу суда с материалами, уже
утратившими вследствие быстрой или медленной порчи нормальную ценность. Речь
идет также о вещах, например продуктах, которые по своей природе подвержены
скорому разрушению, но к моменту исследования обладают качествами, заложенными
в них изготовителем и породившими спор между поставщиком и заказчиком по мотивам
несоблюдения соответствующих условий контракта. Нельзя также исключать возможности
предотвращения быстрой порчи главным образом с помощью искусственного температурного
режима.
2. Порядок осмотра и исследования доказательств в ситуациях, предусмотренных
комментируемой статьей, имеет черты сходства с общей процедурой при выезде
суда к месту нахождения источников информации согласно ст. 55 АПК. Это касается
уведомления лиц, участвующих в деле, допустимости привлечения свидетелей и
экспертов, составления протокола.
Но есть существенное отличие, значительно изменяющее процессуальную обстановку.
Заинтересованные лица не извещаются, если, по мнению суда, они не успеют прибыть
к месту осмотра, где бы оно ни находилось (склад, вагон, рефрижератор, помещение
суда и т.д.). Причины сугубо прагматические: медлительность доставки уведомлений,
транспортные затруднения. Из принципов состязательности и процессуального
равенства сторон следует, что приглашения не должны высылаться никому из участников
спора, хотя явиться в назначенное место не в состоянии только один из них.
Отсутствие самых активных участников процесса невольно ставит суд перед необходимостью
проявить при исследовании доказательств гораздо больше инициативы, чем это
имеет место в обычных условиях производства.
3. Комментируемая статья в отличие от ст. 61 АПК 1992 г. не содержит
прямых указаний относительно того, как суду надлежит распорядиться вещественными
доказательствами, которым угрожает быстрая порча. Вопрос должен разрешаться
по нормам ст. 65 АПК, специально посвященной судьбе вещественных доказательств
(см. комментарии к ст. 65 АПК).

Статья 65. Распоряжение вещественными доказательствами
1. Вещественные доказательства после вступления решения арбитражного
суда в законную силу возвращаются лицам, от которых они были получены, либо
передаются лицам, за которыми суд признал право на эти предметы, либо реализуются
в ином порядке, определяемом судом.
2. В отдельных случаях вещественные доказательства после их осмотра и
исследования арбитражным судом могут быть возвращены в процессе производства
по делу лицам, от которых были получены, если последние об этом ходатайствуют
и удовлетворение такого ходатайства не нанесет ущерба правильному разрешению
спора.
3. По вопросам распоряжения вещественными доказательствами арбитражный
суд выносит определение.
4. Предметы, которые согласно закону не могут находиться во владении
отдельных лиц, передаются соответствующим организациям.

Комментарий к статье 65

1. Возвращение вещественных доказательств имеет особенности по сравнению
с возвратом доказательств письменных. Причины в том, что в отличие от документов
вещи обычно нельзя заменить идентичными копиями, они могут быть громоздкими,
требовать места, оплачиваемого хранения, постоянного наблюдения и заботы.
Вещи подвержены изменениям или быстрой порче, иногда опасны, нередко участвуют
в рыночном обороте как объекты договоров купли-продажи, подряда, ссуды и др.
Эти факторы способствуют ускорению и интенсификации работы суда с вещественными
доказательствами, ориентируют на устранение задержек и волокиты с определением
их окончательной судьбы.
2. Общее правило вполне логично с процессуальной точки зрения (особенно
с учетом введения новым Кодексом института апелляции) устанавливает, что вещественные
доказательства подлежат возврату после вступления решения, а равно заключительного
или пресекательного определения суда в законную силу. Правило имеет императивный
характер, оно предписывает судам завершать опеку любого содержания над этими
носителями информации и отправлять их по принадлежности.
Два типа адресатов указаны совершенно точно: лица, представившие вещи,
и лица, права которых на них закреплены судебным актом, Согласно третьему
варианту не исключены случаи, когда предметы "реализуются в ином порядке,
определенном судом". Это удобная норма, позволяющая судам гибко действовать
в специфических ситуациях с приведением конкретных мотивов, оправдывающих
нестандартные акты. Примерами могут послужить отказы владельцев вещей забрать
их обратно из-за утраты интереса, ненужности, затруднительности или чрезмерной
стоимости транспортировки, полной непригодности вследствие разрушения потребительских
качеств и т.п. Тогда суду надлежит самостоятельно найти пути избавления от
вещей, исполнивших свои процессуальные роли (передача другим субъектам, уничтожение
и др.). Доказательства, помещенные непосредственно в досье дела, могут продолжать
там оставаться бессрочно.
3. Особо следует выделить проблемы отправки вещественных доказательств,
подверженных быстрой порче, сразу после их осмотра и исследования (ст. 64
АПК). Здесь учету подлежат разные факторы, включая сроки годности потребительских
товаров. К скоропортящимся предметам применим ч. 2 комментируемой статьи,
нормы которого дозволяют возврат вещественных доказательств до вступления
решения в законную силу.
Простейшим с точки зрения юридических последствий способом является возвращение
продукции передавшему ее лицу. Но это не всегда возможно технически и рационально
экономически. Тогда суд может передать продукцию другим торговым или иным
предприятиям для оперативной реализации с зачислением вырученных сумм на депозитный
счет суда с последующим их переводом настоящему владельцу. По всем вопросам
должны быть вынесены судебные определения, составлены необходимые документы
(акты сдачи-приемки, платежные поручения и пр.), Возможные споры материально-правового
содержания между заинтересованными лицами подлежат рассмотрению в общеисковом
порядке.
4. Передача вещей их владельцам до приобретения судебным актом законной
силы не исключена в любых ситуациях, кроме, очевидно, тех, где они выступают
материальными объектами возникших конфликтов. Об этом должно быть заявлено
ходатайство, заслуживающее благожелательного отношения, поскольку его удовлетворение
способно резко уменьшить заботы и расходы по хранению, направить продукцию
в торговый оборот или в сферу потребления.
Единственное, что суд обязан просчитать, не нанесет ли отсутствие реальных
вещей при дальнейшем движении процесса ущерба отправлению правосудия. Процессуальные
способы предотвращения таких осложнений известны: тщательный осмотр, всестороннее
исследование вещественных доказательств, причем крайне желательно в присутствии
всех лиц, участвующих в деле, фиксирование результатов в достаточно подробных
актах и протоколах. Такие документы высокого качества вообще предпочтительны
в любых случаях, поскольку вещественные доказательства (кроме имеющихся в
деле), не следуют вслед за делом в вышестоящие инстанции,
5. Согласно ст.ст. 213 и 216 ГК в собственности или владении граждан
и юридических лиц находится любое имущество, кроме его отдельных видов, которые
в соответствии с законом не могут им принадлежать. Эти исключения должен учитывать
суд при определении судьбы вещественных доказательств. Перечень изъятий меняется
с течением времени, они не одинаковы для разных групп субъектов (разрешение
иметь боевое оружие, иные средства защиты и т.д.). Вещи, изъятые из оборота
вообще или частично, то есть не подлежащие возврату тем, от кого были получены,
передаются соответствующим учреждениям (обычно органам МВД).

Статья 66. Назначение экспертизы
1. Для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих
специальных познаний, арбитражный суд по ходатайству лица, участвующего в
деле, назначает экспертизу.
2. Лица, участвующие в деле, вправе представить арбитражному суду вопросы,
которые должны быть разъяснены при проведении экспертизы, и предложения по
кандидатурам экспертов.
3. Окончательно содержание вопросов, по которым требуется получить заключение
экспертов, устанавливается арбитражным судом. Отклонение вопросов, предложенных
лицами, участвующими в деле, суд обязан мотивировать.
4. О назначении экспертизы арбитражный суд выносит определение.

О проведении экспертизы см. письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 августа
1995 г. N СЗ-7/ОП-449

Комментарий к статье 66

1. Комментируемая статья содержит наиболее общее указание относительно
необходимости обращения к экспертизе при возникновении в судебном деле вопросов,
для исследования и раскрытия которых требуются специальные познания. Здесь
в отличие от ст. 46 АПК 1992 г. не обозначено, что вопросы должны быть из
областей науки, искусства, техники или ремесла.
Но это не означает изменения границ использования экспертных заключений,
конкретнее, их распространения на сложные или специфические проблемы толкования
и применения правовых норм. Подобного рода проблемы составляют сферу, где
согласно древнему постулату судьи обладают профессиональной осведомленностью
в силу занимаемой должности. Здесь они выступают носителями специальных познаний
и формально процессуальные консультанты им не нужны.
2. Последний вывод приобретает дополнительную актуальность в связи с
внедрением института аудита. Указом Президента Российской Федерации от 22
декабря 1993 г. утверждены Временные правила аудиторской деятельности в Российской
Федерации<37> , содержащие ряд важных для судебной практики нормативных положений.
Так, конечным итогом аудиторской проверки является заключение аудитора (аудиторской
фирмы) - "документ, имеющий юридическое значение для всех юридических и физических
лиц, органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления
и судебных органов. Заключение ... по результатам проверки, проведенной по
поручению государственных органов, приравнивается к заключению экспертизы,
назначенной в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации"
(п. 17). В аналитической части заключения указываются факты обнаруженных нарушений
порядка ведения бухгалтерского учета и составления финансовой отчетности,
"а также нарушений законодательства Российской Федерации при совершении хозяйственно-финансовых
операций" (п. 18).
Правовой режим двух элементов аналитического раздела заключения аудиторов
не тождественен. Если говорить об установлении конкретных обстоятельств, то
приравнивание аудиторских выводов к экспертным означает, что для суда они
не обязательны, но несогласие ему надлежит мотивировать. Та же часть, где
аудитор со ссылками на законодательные акты констатирует их нарушение, то
есть предлагает юридические оценки действий или бездействия проверяемых, в
актах обычных экспертов отсутствует. Исходя из основных начал правосудия,
следует признать необязательным (хотя и возможным) для суда аргументировать
отклонение таких оценок с заменой их собственной нормативной квалификацией.
3. Комментируемая статья полностью, без каких-либо отступлений конкретизирует
общие нормы ст.ст. 53 и 54 АПК, регулирующие распределение обязанности доказывания,
представление и истребование доказательств. Назначение экспертизы, равно как
и привлечение других носителей информации, происходит исключительно по инициативе
лиц, участвующих в деле. Без заявленного ходатайства суд привлекать специалистов
не правомочен.
Данное правило распространяется и на аудиторские ревизии. Согласно п.
10 указанных выше Временных правил аудиторской деятельности, арбитражный суд
может дать аудитору поручение о проведении проверки экономического субъекта
при производстве гражданского дела. Причем все это происходит "в соответствии
с процессуальным законодательством Российской Федерации", значит, в соответствии
с ч. 1 ст. 66 АПК. Следует добавить, что проведение экспертизы по усмотрению
самого суда не может быть введено такими законодательными актами, которые
должны соответствовать АПК (ч. 2 ст. 3).
4. Реальны случаи, когда предмет доказывания включает обстоятельства,
для выяснения которых нужны специальные познания, а никто об экспертизе не
ходатайствует, на откровенные рекомендации суда дополнительно представить
заключение эксперта (ч. 2 ст. 53 АПК) положительно не реагирует. Причиной
такого поведения для экономически слабого субъекта могут стать затруднения
с необходимыми для оплаты экспертов суммами, подлежащими немедленному внесению
на депозитный счет суда (ч. 4 ст. 94 АПК). Так как специалиста никем подменить
нельзя, вырастает преграда на пути к вынесению обоснованного решения.
Формальный выход из тупика один: оспариваемый факт, требующий профессиональной
проверки и ее не прошедший, не может считаться ни подтвержденным, ни опровергнутым.
Значит, неблагоприятные последствия вплоть до проигрыша дела падают на лицо,
не выполнившее обязанность доказывания. Такой исход крайне нежелателен и для
конкретного процесса, и для российской юстиции в целом. Способ уменьшения
негативных результатов - более эффективное и настойчивое использование судом
полномочия, сохраненного ему ч. 2 ст. 53 АПК.
5. Практическое значение имеет вопрос о том, когда экспертиза совершенно
обязательна и ее не способны заменить другие источники информации. Процессуальная
обстановка здесь по аналогии сходна с той, в которой действует правило допустимости
средств доказывания (ст. 57 АПК). Согласно ч. 1 ст. 66 АПК экспертиза неизбежна
при принципиальной невозможности выявления фактов без специализированных познаний.
Но ходатайство о ее назначении подлежит отклонению, если заинтересованное
лицо желает пригласить экспертом гражданина, осведомленного в каких-либо областях
производства, торговли, финансов, страхования, налогов, чтобы для экономии
собственных сил и времени возложить на него механическую, рутинную работу
(рассчитать проценты и неустойки, проследить движение валютных курсов, биржевых
котировок и т.п.).
Однако разграничительные линии между двумя обозначенными ситуациями тонки,
динамичны, сильно зависят от конкретных деталей. К примеру, информационное
письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 марта 1994 г,
разъясняет, что антимонопольный орган при обнаружении неоправданно завышенных
цен, установленных доминирующей на рынке коммерческой структурой, управомочен
давать предписания об изменении договорных условий о ценах. Если дело затем
поступает в суд, такое предписание оценивается наряду с другими доказательствами.
При необходимости проводится экспертиза "с привлечением специалистов органов
ценообразования"<38> . Есть такая необходимость или ее нет, суд определяет
самостоятельно.
Значительное разнообразие гражданских дел, проходящих через органы правосудия,
имеет естественным результатом разнообразие видов экспертиз и тем более адресуемым
специалистам конкретных вопросов. Их исчерпывающий перечень вряд ли достижим
и нужен. В числе экспертиз, наиболее часто используемых арбитражными судами,
обычно называют товароведческую, техническую, бухгалтерскую, строительную,
некоторые другие.
6. Часть 2 ст. 66 АПК наделяет заинтересованных лиц полномочием, но не
возлагает на них обязанности сформулировать вопросы, которые надлежит поставить
перед специалистом. Конечно, на практике тот, кто ходатайствует о назначении
экспертизы, старается конкретизировать задание. Для соблюдения начал процессуального
равенства и состязательности об этом ходатайстве надлежит известить остальных
лиц, участвующих в деле, с разъяснением их права поставить свои вопросы также
в письменной форме.
Окончательно задание формулирует суд. При этом он компетентен: а) отклонять
с указанием мотивов вопросы, заданные участникам спора; б) без объяснений
вносить в формулировки редакционные уточнения, не изменяющие смысла вопросов;
в) выдвигать независимо от заинтересованных лиц новые вопросы по своей инициативе.
Такие полномочия логичны и рациональны, они основаны на презумпции знания
судьями потенциальных возможностей разных видов экспертиз, Применительно к
этим видам немалую помощь практике оказывают методические разработки, информационные
письма, иные пособия, где такие возможности конкретизируются. Хорошим примером
служат указания Всесоюзного научно-исследовательского института судебных экспертиз
под наименованием "Возможности судебно-товароведческой экспертизы", рекомендованные
Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации для использования в практической
деятельности<39> .
Указания обозначают предметом такой экспертизы "установление фактических
данных, подтверждающих либо опровергающих соответствие характеристик исследуемых
объектов товарного происхождения базовым (нормативным) значениям, а также
установление дефектности изделий и обстоятельств, при которых произошло снижение
их качества (фактических данных, связанных с соблюдением (несоблюдением) правил
упаковки, маркировки, хранения, транспортирования, разбраковки товара, аварий
и др.)". Далее определены задачи экспертизы, сформулированы наиболее типичные
вопросы, адресуемые экспертам, перечислены обычно передаваемые им документы.
7. Судебная экспертиза и специальные познания - понятия неразрывно связанные.
Одно из проявлений такой связи состоит в том, что качество экспертного заключения
напрямую зависит от профессиональной подготовки и квалификации, добросовестности,
беспристрастности, объективности исполнителя задания суда. Отсюда важность
и практическая значимость действий по подбору кандидатур и назначению экспертов.
У каждого из субъектов, участвующих в конкретном деле, есть право предлагать
свои кандидатуры экспертов. Формально число кандидатур не ограничено, но реальную
практику корректируют критерии разумности, рациональности, экономии средств.
Указанное правомочие не перерастает в обязанность, то есть даже тот, кто ходатайствует
о проведении экспертизы, может не указывать в качестве кандидатов фамилий
отдельных лиц или названия соответствующих учреждений.
Комментируемая статья не содержит нормы о допустимости отклонения судом
рекомендуемых участниками спора кандидатур экспертов. Это право вытекает из
других статей Кодекса. Экспертом может быть только лицо, обладающее такими
специальными познаниями, которые необходимы для дачи требуемого заключения.
При отсутствии этих знаний у' гражданина суд не назначит его экспертом ни
по указанному ходатайству, ни по своей инициативе. Вывод основан на правилах
ч. 1 ст. 45 АПК. Формальные критерии некомпетентности - отсутствие дипломов,
аттестатов, свидетельств, удостоверяющих получение надлежащего образования,
либо документов, подтверждающих убедительный стаж работы по определенной специальности.
Вообще достаточность уровня профессионализма определяет суд. Следует заметить,
что мотивы отклонения кандидатур не должны включать формулировки обидные,
унижающие достоинство человека и т.п.
Последнее замечание относится равным образом к случаям, когда несогласие
суда с кандидатурой, выдвигаемой участником спора, основано на тех же мотивах,
по которым допустим отвод уже действующего эксперта (ст.ст. 16 и 17 АПК).
Вопрос актуален, поскольку каждая из сторон может предлагать экспертом лицо,
хорошо к ней расположенное по личным, деловым или иным причинам. И тогда нормальную
состязательность способна поглотить своеобразная "битва экспертов". Таким
образом, отклонение судом указанных ходатайств предотвращает вероятные отводы
и порождаемые ими искривления нормального развития процесса.
8. Специфические особенности и значимость заключения специалиста как
средства доказывания привели к выводу о целесообразности закрепления Кодексом
правила о вынесении судом отдельного определения при назначении экспертизы
(ч. 4 ст. 66 АПК). Поскольку речь идет о самостоятельном документе, он должен
содержать все формальные реквизиты (наименование суда, время, место, указание
дела, фамилии экспертов или наименование экспертного учреждения, подписи и
пр.).
Но главная часть определения - перечень поставленных перед экспертом
вопросов в отредактированном судом виде, ответы на которые будут способствовать
подтверждению или опровержению тех или иных обстоятельств предмета доказывания.
Важное значение имеет вопрос о сроке, в течение которого эксперт сможет завершить
необходимые исследования и представить суду заключение. Здесь вряд ли уместны
общие рекомендации относительно длительности этих сроков, все зависит от условий
места, времени, других факторов, Можно отметить, что конкретные сроки предпочтительнее,
если же их нельзя достаточно уверенно вычислить, подлежит применению п. 1
ст. 82 АПК о приостановлении производства до завершения экспертизы.

Статья 67. Порядок проведения экспертизы
1. Экспертиза проводится работниками экспертных учреждений либо иными
специалистами, которым она поручена арбитражным судом. Проведение экспертизы
может быть поручено нескольким экспертам.
2. Экспертиза проводится в заседании арбитражного суда или вне заседания,
если это необходимо по характеру исследований либо при невозможности или затруднительности
доставки материалов для исследования в заседании. Лица, участвующие в деле,
вправе присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, когда
такое присутствие при проведении экспертизы вне заседания суда способно помешать
нормальной работе экспертов.
3. Если проведение экспертизы поручено двум или более экспертам, они
вправе совещаться между собой. Если эксперты придут к общему выводу, они дают
одно общее заключение. Эксперт, не согласный с другими экспертами, дает отдельное
заключение.

Комментарий к статье 67

1. Заголовок данной статьи не вполне адекватно отражает ее содержание,
устанавливающее не какой-либо один и единообразный для всех случаев порядок
проведения экспертиз, а несколько таких порядков. Они отличаются друг от друга
существенными признаками. Различия связаны с ответами на вопросы о том, где,
когда и кем осуществляются исследования и составляются заключения.
2. Экспертное задание направляется судом либо соответствующему экспертному
учреждению (см. п. 6 комментария к ст. 66 АПК), либо избранным и точно обозначенным
специалистам. При первом варианте суд и тем более участники спора не всегда
знают, кто получит и будет выполнять задание. Полномочия и обязанности суда
как бы переходят к руководителям учреждений, Они распределяют работу между
сотрудниками с учетом опыта, конкретной специализации, текущей загруженности;
предупреждают намеченного эксперта об ответственности за отказ от дачи заключения
и за заведомо ложное заключение; устанавливают график работы, включая ее завершение,
исходя из определения суда; контролируют полноту и обоснованность заключения,
без вмешательства в выводы по существу. Если экспертами будут лица, прямо
назначенные судом, то он сам рассматривает и разрешает подобного рода вопросы,
3. Определение места, где необходимо или целесообразно осуществить нужные
для дачи заключения исследования, зависит главным образом от содержания исследований
и материальных (физических, химических и пр.) характеристик объектов, предоставляемых
эксперту. Это не правовые факторы, они имеют техническую природу. Следовательно,
решающее слово относительно выбора места должно принадлежать не суду, а эксперту,
Проведение экспертиз по делам, подведомственным арбитражным судам, непосредственно
в заседаниях - явление редкое. Это может быть, например, когда на заседании
в помещении суда или там, где находятся доказательства, идет осмотр и исследование
вещей или документов с привлечением экспертов (чч. 1 и 3 ст. 55 АПК). Здесь
специалисты помогают судьям результативно провести осмотр, концентрируют их
внимание на важных признаках объектов, а равно собирают материалы для своего
заключения.
Для практики типичны и наиболее приемлемы экспертные исследования вне
судебных заседаний. Причины достаточно очевидны. Эта работа требует спокойной
обстановки, сосредоточенности, устранения помех и вмешательств. Кроме того,
есть задания, для выполнения которых нужны специальные приборы и разные материалы,
обычно находящиеся в институтах, лабораториях.
По сравнению со ст. 47 АПК 1992 г. ч. 2 ст. 67 нового Кодекса не наделяет
субъектов спора общим полномочием "присутствовать при проведении экспертизы",
естественно, когда она идет вне заседания суда. Понятие "присутствие" не раскрыто
и, значит, подлежит толкованию, Его не следует ограничивать пассивным и молчаливым
наблюдением за работой эксперта. Здесь вполне применима по аналогии схема
поведения заинтересованных лиц на судебном заседании, где они могут обращать
внимание специалистов на те или иные проблемы, просить дать пояснения, высказывать
замечания и возражения. Разница в том, что внесудебной процедурой руководит
сам эксперт. Если подготовке заключения другие граждане способны только помешать,
исследования изначально ведутся без них.
4. Дозволяемое ч. 3 комментируемой статьи совещание экспертов, если их
два или более, происходят закрыто. Наилучший итог - полное согласование мнений
и подготовка общего заключения, противоположный вариант - разногласия и составление
каждым своего заключения. Оценку достоверности произведет суд.
5. АПК 1992 г, содержал нормы об обязанностях, правах, ответственности
эксперта в главе о доказательствах (ст. 48). В новом Кодексе они перемещены
в главу 4 "Лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса"
(ст. 45).

Статья 68. Заключение эксперта
1. Эксперт дает заключение в письменной форме.
2. Заключение должно содержать подробное описание проведенных исследований,
сделанные в результате их выводы и ответы на поставленные арбитражным судом
вопросы. Если эксперт при проведении экспертизы установит обстоятельства,
имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы,
он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.
3. Заключение эксперта исследуется в заседании арбитражного суда и оценивается
наряду с другими доказательствами.
4. В случае недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта арбитражный
суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому
же или другому эксперту.
5. При несогласии с заключением эксперта арбитражный суд по ходатайству
лица, участвующего в деле, может назначить повторную экспертизу, поручив ее
проведение другому эксперту.

Комментарий к статье 68

1. Правило, обязывающее эксперта составлять, а суд принимать только заключения,
выраженные в письменной форме, не знает исключений. Эта категоричность вполне
объяснима спецификой данного вида средств доказывания. Следовательно, если
экспертиза от начала и до конца проходила на судебном заседании, суду надлежит
по ходатайству эксперта объявить перерыв, чтобы дать ему возможность написать
заключение, его содержание после возобновления заседания должно быть объявлено
и подвергнуто обычному исследованию состязательным методом. Заключение состоит
из определенных частей.
2. Вводная часть экспертного заключения фиксирует дату и место его составления;
фамилию, имя, отчество эксперта (экспертов); наименование суда и дату определения
о назначении экспертизы; обозначение рассматриваемого дела; перечень предоставленных
эксперту материалов; поставленные на разрешение эксперта вопросы.
Исследовательская (мотивировочная) часть должна содержать "подробное
описание проведенных исследований". Конкретизация этого общего предписания
идет по разным направлениям. Необходимо развернутое изложение действий, связанных
с осмотром, сопоставлением, расчетами, количественным и качественным анализом
полученных экспертом предметов, документов, другой информации. Рациональность
предпринятых действий обычно подкрепляется ссылками на разработанные типовые
методики, технические инструкции. Достоверность и убедительность позиции эксперта
усиливают аргументы, раскрывающие применение общих положений и закономерностей
определенной науки или области специальных познаний к конкретным ситуациям
данного дела.
Наконец, последняя часть заключения предназначена для формулирования
конечных выводов эксперта, то есть ответов на заданные ему вопросы. Практика
требует, чтобы ответы корреспондировали приведенным ранее мотивам, были четкими,
недвусмысленными, не допускали различных толкований.
Все части заключения соответствующим образом дополняются, если эксперт,
используя сохраненное ему полномочие, по своей инициативе в ходе исследования
обнаружит важные для дела обстоятельства, относительно которых вопросы не
были поставлены. Тем самым эксперт как бы оказывает своеобразную помощь судьям,
раскрывает потенциальные возможности экспертиз разных видов. Чтобы указанное
полномочие реализовывалось эффективно и аккуратно, в определении о назначении
экспертизы целесообразно кратко изложить содержание рассматриваемого судом
дела. Выводы и их обоснования, выполненные специалистом самостоятельно, должны
быть в заключении снабжены соответствующими оговорками.
3. В отличие от проверки других средств доказывания исследование экспертного
заключения осуществляется в ходе судебного разбирательства разными методами.
Если сам эксперт отсутствует, что бывает не так уж редко, анализируют только
содержание заключения. Дополнительно к этому в случаях, когда автор заключения
на заседание прибыл, ему можно задавать вопросы с целью разъяснения и уточнения
выводов (ч. 1 ст. 123 АПК). Однако вопросы не должны быть совершенно новыми,
явно выходящими за рамки первоначального заключения. Иное приведет к нарушению
правил, требующих письменного оформления заключения, и к дополнительной экспертизе
(чч. 1 и 3 ст. 68 АПК).
4. АПК 1992 г. не содержал норм, допускающих назначение дополнительных
и повторных экспертиз. Однако эти процедуры предусматривало гражданское процессуальное
законодательство (ст. 181 ГПК), с положительной стороны они были известны
и практике арбитражных судов, а потому ныне закреплены чч. 4 и 5 ст. 68 АПК.
Условия, при возникновении которых возможна дополнительная экспертиза,
определены следующей формулой; недостаточная ясность или неполнота представленного
заключения. Второе условие выглядит более конкретно, неполнота есть прежде
всего оставление поставленного вопроса без ответа полностью или частично.
Недостаточная ясность - критерий относительно расплывчатый, оставляющий простор
для судейского усмотрения. Не слишком крупная неясность может быть устранена
даже разъяснениями эксперта при его допросе на заседании (ст. 123 АПК).
Дополнительную экспертизу вправе назначить судья на стадии подготовки
дела к разбирательству после получения и изучения заключения эксперта, ранее
назначенного согласно ст. 112 АПК. Она может быть проведена после обнаружения
недостатков первого заключения в ходе его анализа на судебном заседании. В
обоих случаях суд действует самостоятельно, не ожидая ходатайств участников
спора, а равно не придавая решающего значения их возражениям. По общему правилу
дополнительную экспертизу целесообразно поручить тому же эксперту. Новому
специалисту придется вновь изучать материал, проверять методику и т.п. Исключения
конечно возможны.
Конструкция повторной экспертизы рассчитана на иную ситуацию. Она допустима
при несогласии суда с первым экспертным заключением, причем несогласие это
может возникнуть только на судебном заседании при анализе данного заключения
и его сопоставления с остальной доказательственной информацией. В отличие
от дополнительной повторная экспертиза назначается только по ходатайству лица,
участвующего в деле, необязательно того же самого, который просил об экспертизе
первоначально. Повторная экспертиза всегда и по вполне очевидным причинам
поручается другому специалисту. Наряду со всеми материалами он получает также
ранее составленное заключение и может подвергнуть его критическому разбору.

Статья 69. Свидетельские показания
1. Свидетель сообщает арбитражному суду известные ему сведения и обстоятельства
устно.
2. По предложению арбитражного суда свидетель может изложить свои показания
в письменном виде.
3. Не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если
он не может указать источник своей осведомленности.

Комментарий к статье 69

1. В АПК 1992 г. только ст. 51 была посвящена свидетелям и свидетельским
показаниям. Новый Кодекс отводит этим проблемам две статьи: ст. 44 под названием
"Свидетель", где дано определение данному участнику арбитражного процесса
и обозначены его главные обязанности, и ст. 69, именуемая "Свидетельские показания".
Право свидетеля на компенсацию всех расходов, понесенных им вследствие явки
в суд, предусмотрено ст. 94 . Порядок предупреждения свидетеля об ответственности
за отказ от дачи показаний и за умышленно ложные показания установлен ст.
115 (см. комментарии к указанным статьям). Однако некоторые возникающие на
практике вопросы прямо не урегулированы, следовательно, ответы на них нужно,
как обычно, находить путем толкования имеющихся в АПК норм или использования
по аналогии прежде всего положений гражданского процессуального законодательства
для судов общей юрисдикции.
2. Правила, закрепленные комментируемой статьей, сформулированы кратко
и достаточно определенно. Они не требуют обширных разъяснений по крайней мере
до накопления практики их применения. И вместе с тем надлежит отметить, что
введенные ст. 69 АПК новеллы изменяют содержание и внешний облик судебного
заседания, когда в деле участвуют свидетели,
3. Новый Кодекс ориентирует заинтересованных лиц на более широкое привлечение
свидетелей, увеличивая доказательственную силу их показаний за счет внешне
чисто процедурных приемов. Недостаточная определенность ч. 1 ст. 51 АПК 1992
г. порождала разностильную практику фиксирования этих показаний, запросы в
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, замечания по первоначальному
проекту нового Кодекса, что в совокупности стало весомым мотивом введения
протоколирования судебных заседаний и отдельных процессуальных действий (ст.
123).
Итак, свидетель устно излагает суду полезную для дела информацию. Прямые
контакты имеют место при рассмотрении споров по существу, обеспечении доказательств,
исполнении судебных поручений (ст.ст. 117, 72, 74 АПК). Вне такого контакта,
начинаемого с предупреждений об ответственности и осуществляемого по определенной
типовой схеме (свободный рассказ, вопросы), нет свидетельского показания.
Таким образом, ч. 1 ст. 69 АПК занимает доминирующее положение и служит
базой применения ч. 2 . Предложение суда свидетелю изложить показания в письменном
виде допустимо не вместо, а до или после устного допроса. Цель - дать свидетелю
возможность более точно информировать суд. Однако это предложение не носит
обязывающего характера, свидетель вправе отказаться, и тогда его сообщение
будет занесено в протокол. Без вызова и явки свидетеля использование ч. 2
ст. 69 АПК принципиально невозможно.
Часть 3 ст. 69 АПК обязывает свидетеля, не обладающего первоначальной
информацией, сообщать об источниках своей осведомленности. Эта норма преграждает
доступ в процесс слухам и не позволяет свидетелю уйти от ответственности за
явную ложь путем ссылки на неизвестно кем распространенные сведения.

Статья 70. Объяснения лиц, участвующих в деле
1. Объяснения лиц, участвующих в деле, об известных им обстоятельствах,
имеющих значение для дела, подлежат проверке и оценке наряду с другими доказательствами.
По предложению арбитражного суда лицо, участвующее в деле, может изложить
свои объяснения в письменном виде.
2. Признание лицом, участвующим в деле, фактов, на которых другое лицо
основывает свои требования или возражения, для арбитражного суда не является
обязательным.
3. Арбитражный суд может считать признанный факт установленным, если
у него нет сомнений в том, что признание соответствует обстоятельствам дела
и не совершено под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения или с целью
сокрытия истины.

Комментарий к статье 70

1. Объяснения - ключевой термин, который составляет основу всех норм
комментируемой статьи, а потому его раскрытие имеет немалое практические значение.
На протяжении процесса от заинтересованных лиц поступают самые разнообразные
разъяснения, доводы, возражения по вопросам доказывания, фактов, права. Именно
в таком широком плане ст. 33 АПК говорит о полномочии этих лиц "давать объяснения
арбитражному суду". Очевидно, что статусом доказательств обладают только объяснения,
отвечающие требованиям ст. 52 АПК, то есть содержащие информацию об исследуемых
судом действиях и событиях.
2. Часть 1 ст. 70, конкретизируя положения ст. 52 АПК, называет доказательствами
сообщения заинтересованных лиц "об известных им обстоятельствах". Толкование
этой нормы с учетом общих правил института доказательств и деления доказательств
на первоначальные и производные позволяет сформулировать некоторые выводы,
имеющие значение для практики.
Вообще говоря, раньше или позже, но в конечном счете полностью, субъектам
конфликта становятся известными фактические элементы дела, и они по любому
факту вправе дать объяснения. Следовательно, при определении их процессуальной
природы и доказательственной силы необходимо учитывать, как формировались
соответствующие познания, каков механизм получения конкретных сведений.
Участник спора, который лично и непосредственно подобно обычному свидетелю
воспринимал какие-либо обстоятельства (например, при переговорах о заключении
договора, приемке доставленных товаров, обследовании поврежденного имущества),
выступает носителем первоначальной информации. Этот вариант получения судом
сведений целиком соответствует нормам ч. 1 ст. 70 АПК.
Далее возникает вопрос относительно существования и использования объяснений
производного характера. На первый взгляд ответ должен быть утвердительным,
поскольку допустимость иных средств доказывания, поставляющих суду информацию
"из вторых рук", сомнениям не подвергается. Но проблема не так элементарно
проста. К примеру, изложение стороной сведений, известных ей от гражданина,
которого следовало бы допросить в качестве свидетеля, или пересказ стороной
содержания имеющегося у нее, но не включенного в материалы дела документа,
суду нет смысла выслушивать.
Здесь подлежат применению ст.ст. 53 и 54 АПК, возлагающие на участников
спора обязанности доказывания и представления доказательств, то есть в приведенных
случаях нужно допрашивать свидетеля и исследовать сам документ. К тому же
ссылки на потенциальных свидетелей вовсе не гарантируют точного изложения
заинтересованными лицами сообщенных им сведений. Эти лица в отличие от свидетелей
не несут ответственности за ложь.
Однако полностью отвергать возможность учета объяснений производного
происхождения нельзя. Так, вполне допустимо сообщение истцом суду о содержании
документа, находящегося в распоряжении ответчика, который отказывается его
представить. Более того, не исключено презюмирование достоверности этой информации
впредь до ее опровержения, иначе говоря, предположение о том, что зафиксированные
документом обстоятельства направлены против интересов удерживающего его лица.
Следовательно, поставленный вопрос не имеет однозначного и безусловного решения.
Ответ зависит от конкретной обстановки и в известной мере от усмотрения суда.
Лучший вариант - добираться до первоисточника.
3. Новый Кодекс в наименовании и тексте ст. 70 говорит не об объяснениях
"сторон и третьих лиц", как это предусматривала ст. 50 АПК 1992 г., а об объяснениях
"лиц, участвующих в деле". Тем самым к числу носителей информации и субъектов
данной разновидности средств доказывания дополнительно отнесены прокуроры,
органы государственные, местного самоуправления и иные, когда они предъявляют
иски в защиту государственных и общественных интересов (ст. 32 АПК). Расширение
не охватывает упоминаемых ст. 32 заявителей и иных юридически заинтересованных
участников дел об установлении фактов и о несостоятельности, поскольку они
всегда приравниваются к сторонами по объему процессуальных прав и обязанностей.
Однако здесь встает вопрос, имеющий определенное теоретическое и известное
практическое значение, а именно, кто конкретно может быть носителем и субъектом
объяснений. По вполне очевидным причинам проблемы нет, если участник спора
гражданин-предприниматель или просто гражданин, она есть, когда речь идет
о юридических лицах, государственных или иных органах.
В сферах отношений, регулируемых отраслями материального права, заключение
контрактов, их реализация, передача имущества, денежные расчеты, многие другие
действия однозначно считаются действиями самого юридического лица, хотя реально
совершают их конкретные люди. Допустимо ли эту схему механически распространять
на институт судебных доказательств в части норм, регламентирующих объяснения
субъектов спора, иначе говоря, считать авторами таких объяснений непосредственно
хозяйственные товарищества и общества, унитарные предприятия, производственные
и потребительские кооперативы, организации, учреждения, фонды, а также различные
органы власти и управления.
Отрицательный ответ вытекает из ч. 1 комментируемой статьи: заинтересованные
лица дают объяснения "об известных им обстоятельствах". Известность складывается
из восприятия, запоминания, воспроизведения реальных ситуаций. Это присуще
человеку, но никак не юридическому объединению любого класса. Оно не может
быть носителем объяснений, равно как и свидетелем, который также сообщает
суду "известные ему сведения и обстоятельства" (ч. 1 ст. 69 АПК).
Изложенные аргументы позволяют сформулировать два вывода практического
содержания:
а) нормы об объяснениях различных участвующих в деле организаций и органов
реализуют руководители, которые выступают от их имени в силу закона или учредительных
документов (ст. 53 ГК), при условии, что они лично обладают информацией первоначального
или производного характера об обстоятельствах предмета доказывания; поскольку
никакой ответственности не предусмотрено, объяснения могут быть устными и
письменными;
б) указанных руководителей нельзя привлекать и допрашивать в качестве
свидетелей с предупреждением об уголовной ответственности за ложные показания
подобно тому, как недопустимы аналогичные действия по отношению к гражданам-предпринимателям,
являющимся сторонами или третьими лицами; к рядовым сотрудникам и работникам
организаций данное ограничение неприменимо.
4. Главная качественная особенность объяснений участников спора имеет
основой их юридическую заинтересованность в конечном результате процесса.
У граждан-предпринимателей эта заинтересованность прямо носит личный характер,
у руководителей организаций она несколько иная, своего рода косвенная или
опосредствованная, поскольку они по должности отвечают за организацию и деятельность
соответствующих структур, а также получают выгоды или убытки от их успехов
или неудач.
Такой интерес оказывает серьезное влияние на содержание объяснений, нередко
приводит к искажению информации, о чем наглядно свидетельствуют диаметрально
противоположные заявления противников об одних и тех же фактах в конкретных
процессах. Здесь нет и такой гарантии субъективной добросовестности источника,
которую призвано обеспечивать предупреждение свидетелю не лгать под угрозой
уголовного наказания. Эти факторы привели юриспруденцию к определенным выводам.
Объяснения субъекта правового спора относительно такого факта, который
ему выгоден и который он обязан доказывать при отсутствии подтверждающих сведений
из других средств доказывания либо признания контрагента, считаются недостаточными.
Значит, суду не следует объявлять факт установленным, если он располагает
лишь сообщением о нем заинтересованного лица. Однако эти доктринальные тезисы
прямо не закреплены законодательством, а потому сохраняет полную силу не знающее
изъятий нормативное положение об оценке судом доказательств (включая объяснения
участников конфликта) по своему внутреннему убеждению (ст. 59 АПК). Такое
убеждение, конечно, должно быть убедительно мотивировано.
5. Признание фактов - вторая разновидность объяснений участвующих в деле
лиц. В отличие от разновидности первой объектами здесь выступают вредоносные
для признающегося обстоятельства, бремя доказывания которых лежит на другом
субъекте. Традиционно и достаточно обоснованно юристы полагают, что по общему
правилу в подавляющем большинстве случаев элемент непосредственной заинтересованности
исчезает при признании фактов, идущих на пользу противнику.
Однако хорошо известно и другое: признание лишь с внешней стороны и при
поверхностном ознакомлении может казаться невыгодным для его автора, а на
самом деле все наоборот. Примером может служить полное согласие контрагентов,
один из которых объявляется банкротом, относительно существования между ними
договора, заключенного незадолго до начала производства о несостоятельности,
хотя подобный контракт недействителен (ст. 28 Закона Российской Федерации
"О несостоятельности (банкротстве) предприятий"<40> . По такого рода причинам
признание не имеет статуса абсолютного и обязательного для суда доказательства,
оно подлежит проверке и оценке с разными последствиями.
6. Субъекты признания фактов - руководители организаций, выступающие
носителями информации, которую суд получает посредством объяснений лиц, участвующих
в деле. Признание в чистом виде имеет место, когда оно является изначально
единственным доказательством искомого обстоятельства. Но возможно "признание"
под давлением убедительных доказательств противника, то есть как вывод из
их оценки. Такие "признания" вправе заявлять также и представители сторон.
Признания, регулируемые комментируемой статьей, именуют судебными, поскольку
они формулируются на заседаниях или в адресованных суду бумагах. Так называемые
внесудебные признания подлежат доказыванию в обычном порядке и учету наряду
с другой информацией.
7. Судебное признание - не рядовое, ординарное доказательство, оно способно
привести к освобождению процессуального противника от обязанности доказывания.
Но такое последствие возникает не автоматически, а только после принятия признания
судом. Причины возможных сомнений обозначены в ч. 3 ст. 70 АПК. Следует подчеркнуть
главное: признание должно быть объективно правдивым, нельзя с его помощью
превращать факты мнимые в истинные.

Статья 71. Обеспечение доказательств
1. Лица, имеющие основания опасаться, что представление необходимых доказательств
станет невозможным или затруднительным, могут просить арбитражный суд, который
принял к своему производству дело, об обеспечении этих доказательств.
2. В заявлении об обеспечении доказательств должны быть указаны доказательства,
которые необходимо обеспечить, обстоятельства, для подтверждения которых необходимы
эти доказательства, причины, побудившие заявителя обратиться с просьбой об
их обеспечении.
3. Об обеспечении доказательств или отказе в удовлетворении ходатайства
выносится определение.
4. Определение арбитражного суда об отказе в удовлетворении ходатайства
об обеспечении доказательств может быть обжаловано.

Комментарий к статье 71

1. Обеспечение доказательств - институт, потенциальные возможности которого
используются на практике гораздо реже, чем они того заслуживают. Между тем
беззаботное отношение к подготовке юридической позиции в предстоящем процессе
способно привести к невосполнимой утрате ценной информации. Меры по ее сохранению
могут быть предприняты до начала судебного дела через нотариуса (ст.ст. 102
и 103 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате<41>), после
начала - непосредственно через суд.
В последнем случае обеспечение доказательств есть закрепление и сохранение
для судебного разбирательства сведений об обстоятельствах, имеющих значение
для рассматриваемого дела. Процедура возникает только по заявлениям участвующих
в деле лиц, когда кто-либо из них полагает, что без такого оперативного закрепления
получение информации станет в дальнейшем "невозможным или затруднительным"

<<

стр. 4
(всего 11)

СОДЕРЖАНИЕ

>>