стр. 1
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Постатейный комментарий к Федеральному закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"

В Комментарии, авторами которого являются руководители системы регистрации прав на недвижимое имущество, с практической точки зрения прокомментирован Федеральный закон, определяющий основные правила оборота недвижимого имущества в Российской Федерации. Широко использован ведомственный нормативный материал Минюста России.

Книга предназначена для сотрудников учреждений по регистрации прав на недвижимое имущество, судей, адвокатов, студентов юридических вузов, предпринимателей, чья деятельность связана с использованием недвижимости.

Авторы комментария

М. И. Брагинский, д.ю.н., главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (комментарии к ст. 4, 5, 16, 17, 24, 25, 29)
В. В. Витрянский, д. ю. н., заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (комментарий к ст.22)
Б. М. Гонгало, д. ю. н., доцент Уральской государственной юридической академии (комментарии к ст.1, 7, 8)
Г. Ю. Елизарова, Государственный советник юстиции 3 класса, руководитель Департамента Министерства юстиции Российской Федерации (комментарий к ст. 6)
Е. А. Киндеева, начальник управления Московской областной регистрационной палаты (комментарии к ст. 23, 26)
Н. И. Клейн, к. ю. н., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (комментарии к ст. 19, 20)
П. В. Крашенинников, д.ю.н., Государственный советник юстиции Российской Федерации, Министр юстиции Российской Федерации (комментарии к ст.3, 9, 10, 11, 15, 32, 33)
Л. Ф. Лесницкая, д. ю. н., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (комментарий к ст. 28)
В. В. Огородников, главный государственный регистратор прав Московской области, председатель Московской областной регистрационной палаты (комментарии к ст. 12, 13, 14, 18, 21, 27)
Э. Н. Ренов, к. ю. н., Государственный советник юстиции 1 класса, первый заместитель Министра юстиции Российской Федерации (комментарий к ст. 31)
В. В. Чубаров, к. ю. н., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (комментарии к ст. 2, 6, 19, 20, 30)
К. Б. Ярошенко, д. ю. н., ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации (комментарии к ст.16, 17, 24, 31)

Редактор - доктор юридических наук, Государственный советник юстиции Российской Федерации П. В. Крашенинников

Принятые сокращения

АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации
Бюллетень Минюста России - Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации
ВАС РФ - Высший Арбитражный Суд Российской Федерации
Ведомости ВС РСФСР (СССР) - Ведомости Верховного Совета РСФСР (СССР)
Ведомости РСФСР (РФ) - Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР (Российской Федерации) и Верховного Совета РСФСР (Российской Федерации)
ГПК РСФСР - Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации
РФ - Российская Федерация
САПП РФ - Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации
СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации
СК РФ - Семейный кодекс Российской Федерации

М.: Спарк, 1999. - 239 с.


Постатейный комментарий к Федеральному закону
"О государственной регистрации прав на недвижимое имущество
и сделок с ним"

Введение
Глава I. Общие положения (ст.ст. 1 - 8)
Глава II. Органы в системе государственной (ст.ст. 9 - 11)
регистрации прав на недвижимое имущество
и сделок с ним
Глава III. Порядок государственной регистрации прав (ст.ст.12 - 21)
на недвижимое имущество и сделок с ним
Глава IV. Государственная регистрация отдельных (ст.ст.22 - 30)
видов прав на недвижимое имущество
и сделок с ним
Глава V. Ответственность при государственной (ст.31)
регистрации прав на недвижимое имущество
Глава VI. Заключительные и переходные положения (ст.ст.32 - 33)

Введение

Со вступлением Закона в силу 31 января 1998г. введена единая процедура
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним вне зависимости от
вида недвижимости и субъекта Федерации, на территории которого она находится.
Начата работа по созданию соответствующего Единого государственного реестра.
Все это в конечном счете позволит сделать рынок недвижимости России прозрачным,
во многом подрубить корни преступности и мошенничества в сфере оборота недвижимого
имущества. За истекший период созданы и работают соответствующие учреждения
юстиции в большинстве субъектов Федерации. В них назначены главные государственные
регистраторы. Все это вселяет уверенность, что работа по созданию единой российской
системы регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним будет завершена
не позднее 1 января 2000 г., т.е. в установленный законом срок.
С целью дальнейшего продвижения в этом направлении, а также учитывая,
что аналогичных правовых актов в России еще не было, полагаем, что постатейный
комментарий Федерального закона будет полезен как для государственных регистраторов,
так и для граждан и юридических лиц, совершающих сделки с недвижимостью. Надеемся,
что публикация таких разъяснений позволит избежать неоднозначности толкования
статей Закона, что нередко случается при введении нового правового акта в
действие.

П. В. Крашенинников,
доктор юридических наук,
Государственный советник юстиции
Российской Федерации

Глава I. Общие положения

Комментарий к статье 1

1. Статья 1 Федерального закона "О государственной регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок с ним" (далее также - Закон) посвящена характеристике
наиболее важных терминов, используемых в нем. При более внимательном рассмотрении
содержания данной статьи обнаруживается, что здесь не только поясняются термины,
но и содержатся некоторые вводные положения, имеющие существенное значение
для правильного применения Закона. Как известно, термин представляет собой
слово или сочетание слов, точно обозначающее определенное понятие. Часть норм,
включенных в ст. 1, направлены не на обозначение понятий, а на решение иных
задач. Так, понятие недвижимого имущества дается в ст.130 Гражданского кодекса
Российской Федерации (далее также - ГК).
В ст.1 Закона, на первый взгляд, расшифровывается соответствующий термин.
По сути же определяется сфера действия Закона, но не термин "недвижимое имущество"
(более подробно см. п.10 комментария к ст.1). В комментируемой статье дано
определение регистрационного округа. Затем указаны субъекты, обладающие правами
создавать регистрационные округа, и отмечен один из принципов, которым следует
руководствоваться при их создании.
Таким образом, в ст. 1 Закона имеются не только дефинитивные нормы, предназначенные
для закрепления в обобщенном виде признаков той или иной правовой категории,
но и нормы регулятивные, направленные на регулирование общественных отношений
путем наделения их участников правами и возложения на них обязанностей.
В результате содержание статьи оказывается более значимым, нежели можно
было предположить, "отталкиваясь" от титула статьи ("Основные термины") и
формы подачи нормативного материала.
2. Цели государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с ней
могут быть достигнуты только при условии, что каждый объект недвижимости будет
достаточно просто отличить от других объектов. Индивидуализация объекта недвижимости
(выделение его из массы ему подобных объектов) производится путем присвоения
ему кадастрового номера. Номер этот, как сказано в комментируемой статье,
уникальный (единственный в своем роде), не повторяющийся во времени и на территории
Российской Федерации.
Кадастровый номер объекта недвижимости остается неизменным в течение
всего времени существования данного объекта. При переходе прав на объект недвижимости,
а также при изменении вида прав кадастровый номер объекта не меняется См.:
Положение о структуре и порядке учета кадастровых номеров объектов недвижимости,
утв. пост. Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1996г. N 475 //
СЗ РФ. 1996. N 17. Ст.2004.
С учетом изложенного представляется весьма симптоматичным титул ст.131
ГК: "Государственная регистрация недвижимости". Как известно, недвижимое имущество
есть вещь (ст.130 ГК). Между тем в ст.131 ГК, как и в комментируемом Законе,
речь идет о регистрации вещных прав и их ограничениях, регистрации сделок
с недвижимостью. (Лишь путем толкования правила, включенного в п.2 ст.131
ГК, можно обнаружить, что, возможно, имеется в виду и регистрация объекта
недвижимости).
Представляется, что в элементарном виде система государственной регистрации
недвижимого имущества и сделок с ним сводится к следующему:
а) индивидуализация объекта недвижимости; наиболее четко данная индивидуализация
выражается в присвоении каждому объекту кадастрового номера;
б) отражение юридической судьбы этого объекта.
Абстрагируясь от целей и значения государственной регистрации, есть основания
утверждать, что она основана на регистрации объекта недвижимости, а не лиц,
им обладающих, имеющих права залогодержателя, арендатора и т. п. Государственная
регистрация недвижимого имущества базируется на подходе: от объекта недвижимости
к субъекту, сделкам, им совершаемым, и т. п., а не наоборот.
Именно по этим причинам комментируемый Закон начинается с характеристики
кадастрового номера. Из этого следует, что речь идет об исходном положении
системы государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок
с ним, которым является индивидуализация объекта недвижимости.
3. Кадастровый номер присваивается объекту недвижимости при осуществлении
кадастрового и технического учета (инвентаризации) в соответствии с процедурой,
установленной законодательством Российской Федерации (см. п.26 комментария
к ст.1 Закона). Таким образом, по общему правилу, присвоение кадастрового
номера предшествует государственной регистрации недвижимости. Однако отсутствие
кадастрового номера само по себе не может быть препятствием для государственной
регистрации. Если нет кадастрового номера, то объекту может быть присвоен
условный номер (см. ст. 12, 18 Закона и соответствующие комментарии), который,
однако, служит индивидуализации объекта временно (до присвоения кадастрового
номера). Тем не менее и после присвоения кадастрового номера ранее выданные
документы, содержащие условный номер, действительны (см. п.16 Правил ведения
Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним).
4. Структура и порядок учета кадастровых номеров определяются Положением
о структуре и порядке учета кадастровых номеров объектов недвижимости, утвержденным
постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1996г. N 475//
СЗ РФ. 1996. N 17. Ст. 2004.
Аналогичная информация содержится и в ст. 1 Закона при расшифровке термина
"кадастровый номер". Однако в Положении она дается гораздо более детально.
В Положении указывается, что кадастровый номер имеет иерархическую структуру
- от номера субъекта Российской Федерации до номера конкретного объекта недвижимости
- А: Б: В: Г: Д: Е, где:
А - номер субъекта Российской Федерации;
Б - номер административно-территориального образования, входящего в состав
субъекта Российской Федерации, определяемый органом исполнительной власти
субъекта Российской Федерации;
В - номер зоны (микрорайона, квартала, иной учетной единицы), утвержденной
органом местного самоуправления;
Г - номер земельного участка, присваиваемый исходя из существующего порядка
учета земельных участков;
Д - номер здания или сооружения, присваиваемый исходя из существующего
порядка учета зданий и сооружений;
Е - номер жилого помещения, присваиваемый исходя из существующего порядка
учета жилых и нежилых помещений;
: - разделитель составных частей кадастрового номера.
Положением предусмотрено, что отсутствие кадастрового номера земельного
участка не может служить основанием для отказа в присвоении кадастрового номера
зданию, сооружению, жилому и нежилому помещению, расположенным на этом участке.
В таком случае формируется кадастровый номер, в котором вместо номера земельного
участка ставится 0 (ноль), а номер зданию, сооружению, жилому и нежилому помещению
присваивается в общем порядке.
Таким образом, при умении "читать" кадастровый номер можно получить исчерпывающую
информацию о месте нахождения объекта недвижимости. В нем зашифрована информация,
индивидуализирующая данный объект.
5. Понятие недвижимого имущества (недвижимых вещей, недвижимости) является
ключевым для уяснения содержания комментируемого Закона. Поэтому представляется
целесообразной более или менее обстоятельная характеристика соответствующей
категории.
Принято считать, что в советском гражданском праве категория недвижимого
имущества отсутствовала и только в Основах гражданского законодательства Союза
ССР и республик 1991г. было восстановлено деление имущества как объекта гражданских
прав на движимое и недвижимое. См., например: Козырь О. М. Недвижимость в
новом Гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория.
Практика: Сборник памяти С. А. Хохлова / Отв. ред. А. Л. Маковский. М., 1998.
С. 271-297.
Такая позиция соответствует действительности лишь отчасти.
В примечании к ст.21 ГК РСФСР 1922г. указывалось: "С отменой частной
собственности деление имущества на движимое и недвижимое имущество упразднено".
Думается, с равным успехом можно было отменить деление суток на день и ночь.
Подразделение вещей на движимое и недвижимое основано на естественных свойствах
объектов гражданских прав. Игнорировать его невозможно.
Советское законодательство на словах (в тексте Закона - примечание к
ст. 21 ГК РСФСР 1922г.) не принимало классификацию вещей на недвижимые и движимые.
Однако объективно существующие особенности недвижимости обусловливают необходимость
установления особого правового режима для соответствующих объектов. Поэтому
появились такие отрасли законодательства, как земельное, водное, законодательство
о недрах и т. п. Гражданским законодательством предусматривались особенности
оборота различного рода сооружений (см. ст.22 ГК РСФСР 1922г.), устанавливались
специальные нормы о праве личной собственности на жилой дом (см., например,
ст.106-108 ГК РСФСР 1964г.) и т. д. Другое дело, что в советском праве не
выделялось такой единой категории, как недвижимость. Правовое регулирование
отношений, возникавших по поводу недвижимого имущества, дифференцировалось
в зависимости от специфики того или иного объекта, его экономического либо
социального назначения и пр.
Упразднение термина "недвижимость", отсутствие общих норм о недвижимости,
указания на буржуазный характер данной категории не могли повлечь исчезновения
соответствующего понятия (в том числе в сознании людей).
А. П. Сергеев, рассматривая указанную проблему, пишет: "Естественные
различия, существующие между движимыми и недвижимыми вещами, не должны, да
объективно и не могут игнорироваться законодательством любого общества. Однако
в одних случаях, когда это различие признано официально, оно находит оправданное
и непротиворечивое отражение в законе; в других же случаях, когда оно официально
отвергается, различие между движимым и недвижимым имуществом проводится непоследовательно
и завуалировано"// Сергеев А. П. Гражданско-правовая охрана культурных ценностей
в СССР. Л., 1990. С. 47.
Впрочем, иногда в той или иной форме такое разграничение вещей все же
получало и официальное признание. Так, ст. 10 Закона СССР "Об охране и использовании
памятников истории и культуры" от 23 октября 1976г. устанавливает: "В целях
организации учета и охраны памятников истории и культуры недвижимые памятники
подразделяются на памятники общесоюзного, республиканского и местного значения"//
Ведомости ВС СССР. 1976. N 44. Ст.628; 1983. N 39. Ст.583. См. также: Положение
об охране и использовании памятников истории и культуры, утв. пост. Совета
Министров СССР от 16 сентября 1982г. // СП СССР. 1982. Отд. 1. N 26. Ст.133.
Данная норма получила развитие в Законе РСФСР "Об охране и использовании
памятников истории и культуры" от 15 декабря 1978г. (ст.18) // Ведомости ВС
РСФСР. 1978. N 51. Ст.1387. (Указанные законы действуют и ныне).
В связи с рассматриваемым вопросом значительный интерес вызывает содержание
Инструкции о порядке учета, обеспечения сохранности, содержания, использования
и реставрации недвижимых памятников истории и культуры, утвержденной Министерством
культуры СССР 13 мая 1986г. Помимо прочего, в этой Инструкции дается перечень
недвижимых памятников. К ним отнесены: здания, сооружения, их ансамбли и комплексы,
градостроительные формирования, историко-культурные ландшафты, произведения
монументального искусства и т. д.99 См.: Основные служебные документы Министерства
культуры СССР за II кв. 1986г. М., 1986. С. 32-98.
О недвижимом и движимом имуществе говорится и в Инструкции о порядке
совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами
РСФСР, утвержденной приказом Министра юстиции РСФСР от 6 января 1987г. N 01/16-011
(п.187). (Инструкция действует и в настоящее время).
Часты упоминания о движимом и недвижимом имуществе в межгосударственных,
межправительственных и межведомственных соглашениях, заключенных Российской
Федерацией, Союзом Советских Социалистических Республик (действующих до сих
пор на территории России). // См., например: Сборник международных договоров
Российской Федерации по устранению двойного налогообложения. М.: Спарк, 1995.
Таким образом, нет оснований рассматривать категорию недвижимости как
давно забытую, возрожденную либо конструируемую заново. Понятие недвижимости
существовало в законодательстве России до 1917г., в завуалированной, а иногда
и в явной форме присутствовало в советском праве, а ныне получило безоговорочное
признание закона. Точно так же категория недвижимости "не уходила" из обыденного
сознания (в том числе юристов). Например, когда говорят о сооружениях "капитального
типа", то обычно имеют в виду вещи, являющиеся недвижимыми.
Таким образом, понятие недвижимости достаточно элементарно, обстоятельно
разработано наукой гражданского права, в основных своих чертах легко усваивается
как юристами, так и людьми, неискушенными в юриспруденции.
6. Понятие недвижимости дается в п.1 ст.130 ГК. При этом выделяются следующие
взаимосвязанные признаки.
Во-первых, недвижимость (недвижимое имущество) - это вещь, т. е. предмет
материального мира, который предназначен удовлетворять определенные потребности
и могущий быть в обладании человека. // См.: Советское гражданское право:
Учебник. В 2 т. М., 1985. Т. 1. С. 180-181 (автор главы - О. А. Красавчиков).
Иные виды имущества, включая имущественные права, недвижимыми быть не
могут ни по своей природе, ни в силу указания закона. // См.: Козырь О. М.
Указ. соч. С. 275.
Во-вторых, недвижимостью являются земельные участки и все, что прочно
связано с землей.
В-третьих, перемещение объекта недвижимости без несоразмерного ущерба
его назначению невозможно (обозначен критерий, использование которого позволяет
установить, насколько прочно связан объект с землей).
Здесь же (в ч.1 п.1 ст.130 ГК) дается примерный перечень отдельных видов
недвижимости: земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты,
леса, многолетние насаждения, здания, сооружения, иное имущество, отвечающее
названным признакам (вещь, прочно связанная с землей, т. е. объект, перемещение
которого без несоразмерного ущерба его назначению невозможно).
Приведенный перечень недвижимого имущества включен в Гражданский кодекс
не только для иллюстрации положений о признаках недвижимости. Данный перечень
имеет и самостоятельное значение. Рассмотрение признаков недвижимых вещей
в сопоставлении с этим перечнем позволяет понять не только текст, но и подтекст
закона, не только его "букву", но и дух. Наличием указанного перечня как бы
"задается планка", разграничивающая движимые и недвижимые вещи. Так, понятно,
что нельзя располагать в одном логическом ряду земельный участок или здание
и садовую скамейку, даже если она весьма прочно связана с землей и перемещение
ее невозможно без несоразмерного ущерба ее назначению. Садовая скамейка, несмотря
на наличие этих обстоятельств, недвижимостью не признается.
7. Ранее отмечались достаточная определенность признаков недвижимости
и относительная простота соответствующего понятия. Однако это отнюдь не означает
отсутствия затруднений при решении вопроса о признании недвижимостью конкретного
объекта: то, что выглядит едва ли не безупречно с теоретической точки зрения,
нередко вызывает практические сложности. Тем более, когда используются оценочные
категории. (Применительно к понятию недвижимости к их числу относятся: "прочная
связь с землей", "несоразмерный ущерб").
Г. Ф. Шершеневич отмечал: "Само собой разумеется, что вопрос о прочности
и связи строения с землею не может быть решен принципиально с полной точностью.
Решение его зависит от обстановки каждого случая в отдельности". // Шершеневич
Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Спарк,
1995. С. 96.
Ясно, что решение будет приниматься не только на основе объективных критериев,
сформулированных в ст.130 ГК, но и под влиянием субъективных факторов. К числу
последних относятся и уровень юридических знаний лица, принимающего решение,
и способность трансформировать общие представления о недвижимости применительно
к конкретной ситуации с учетом специфики того или иного предмета и т. д. Немаловажное
значение имеют теоретические разработки проблем классификации имущества на
движимое и недвижимое, а также государственной регистрации недвижимости.
8. В юридической литературе высказывается мнение, в соответствии с которым
недвижимое имущество в ст. 130 ГК - это понятие юридическое, а не фактическое.
В качестве обоснования этой позиции указывается, что недвижимостью может признаваться
"лишь имущество, на которое может быть установлено право собственности и иные
права. А для возникновения таких прав необходима соответствующая государственная
регистрация". // См.: Козырь О. М. Указ. соч. С. 276.
Вряд ли такой подход можно признать правильным. Деление вещей на движимые
и недвижимые обусловлено объективно существующими различиями между этими двумя
видами вещей (природой этих вещей). Неподвижность недвижимого имущества противопоставляется
мобильности движимого, и такое различие имеет, несомненно, правовые последствия.
// См.: Саватье Р. Теория обязательств. М., 1972. С. 57.
Думается, юридической науке следует пересмотреть чрезвычайно широко распространенную
концепцию, в соответствии с которой отрицается факт существования в качестве
недвижимости самовольно построенного жилого дома, реально существующих зданий,
сооружений и т. п. до момента государственной регистрации этих объектов. //
См., например: Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации.
М.: Спарк, 1995. С. 283-284; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской
Федерации (часть первая) (постатейный). М.: Юрид. фирма Контракт; Инфра-М,
1997. С. 439-440, 445.
То обстоятельство, что на такие вещи не возникает право собственности,
не должно влечь вывода о том, что они не считаются недвижимостью, являются
движимым имуществом и т. п.
Противоположный подход порождает ряд вопросов. В частности, если самовольная
постройка не является недвижимостью, то что же подлежит сносу? Когда в п.3
ст.222 ГК речь идет о возможности признания права собственности на самовольную
постройку, то разве имеется в виду движимое имущество? Конечно, речь идет
о признании права собственности на жилой дом, другое здание, сооружение, т.
е. на недвижимость. Но коль скоро решается вопрос о признании права собственности,
следовательно, вещь существует именно как недвижимость.
В п. 1 ст.222 ГК прямо указывается, что самовольной постройкой является
жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество. Лицо,
осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее права собственности.
Последнее указание, включенное в п.2 ст.222 ГК, конечно, не "перечеркивает"
приведенного понятия самовольной постройки как имущества недвижимого. В противном
случае, вопреки законам логики, "повиснут в воздухе" все правила, содержащиеся
в пп. 2, 3 ст.222 ГК.
Наконец, и это главное, в ст.130 ГК при определении недвижимости не упоминается
такого ее признака, как наличие государственной регистрации. Для признания
вещи недвижимой требуется прочная связь с землей, невозможность ее перемещения
без соразмерного ущерба ее назначению. И не более того. // Редактор, принимая
во внимание и уважая точку зрения автора, тем не менее не может с ней согласиться,
поскольку любая норма права не существует автономно, а выступает регулярно
только в совокупности с другими нормами, содержащимися как в данном нормативном
акте, так и в других.
В соответствии со ст.131 ГК государственной регистрации подлежат право
собственности и другие вещные права на недвижимость, ограничения этих прав,
их возникновение, переход и прекращение. Очевидно, что можно регистрировать
права на уже существующий объект. Если, допустим, жилой дом реально не существует,
то невозможно и возникновение прав собственности на него.
В ст.25 комментируемого Закона указывается, что право на вновь создаваемый
объект недвижимого имущества регистрируется на основании документов, подтверждающих
факт его создания.
Таким образом, нет оснований полагать, что недвижимое имущество становится
таковым лишь после государственной регистрации. Оно объективно существует
и до этого акта (иначе регистрация невозможна), но права на недвижимость возникают
после его совершения. Не регистрация превращает имущество в недвижимое, но
"стабильность положения недвижимого имущества дает возможность регистрировать
его". // Саватье Р. Указ. соч. С. 58.
9. В ч. 2 п. 1 ст. 130 ГК предусматривается, что к недвижимым вещам относятся
также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда
внутреннего плавания, космические объекты. Кроме того, установлена возможность
отнесения Законом к недвижимым вещам и иного имущества.
Объявление этих вещей недвижимыми во многом обусловлено их высокой стоимостью,
экономической значимостью, а также стремлением обеспечить публичный интерес.
В частности, в силу специфики этих вещей существует необходимость повышенного
(в сравнении с иными объектами гражданского права) контроля за владением,
пользованием и распоряжением ими.
Признание судов и космических объектов, т. е. предметов, экономически
и по другим основаниям предназначенных для движения (движимых по природе),
недвижимыми вещами имеет основной целью распространение на эти объекты правового
режима недвижимости. Практически в данном случае используется такое юридико-техническое
средство, как фикция: факт действительности "подводится" под понятие (формулу),
прямо противоречащее данному факту. // См.: Красавчиков О. А. Советская наука
гражданского права (понятие, предмет, состав и система). Свердловск, 1961.
С.130. (суда и космические объекты являются вещами движимыми, но закон объявляет
их недвижимостью).
Недвижимостью признаются суда и космические объекты, подлежащие государственной
регистрации, а не прошедшие такую регистрацию. Следовательно, данные объекты
являются недвижимыми вещами с момента создания (а не с момента регистрации).
10. Как следует из изложенного, понятие недвижимости, закрепленное в
ст.130 ГК, по объему шире одноименного понятия, сформулированного в ст.1 комментируемого
Закона. Во-первых, в Законе умалчивается о судах и космических объектах. Во-вторых,
здесь не упоминается возможность отнесения федеральными законами к недвижимости
иного имущества. Из этого, однако, не следует, что ст. 1 Закона противоречит
положениям ст. 130 ГК. По-видимому, в данном случае можно говорить лишь о
стилистической неточности, допущенной при конструировании Закона. Из текста
ст. 1 Закона видно, что здесь дается понятие недвижимости. По сути же речь
идет об определении сферы действия Закона: указывается, что в порядке и на
условиях, установленных данным Законом, производится регистрация не всех объектов
недвижимости, а лишь тех из них, которые в нем перечислены. В отношении иных
недвижимых вещей в ч.2 п.1 ст.33 предусматривается: впредь до принятия соответствующих
федеральных законов, основанных на положениях п.1 ст.131 Гражданского кодекса
Российской Федерации, применяется действующий порядок регистрации прав на
воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты (см.
также комментарий к ст.4, 33).
11. В ст.1 Закона дан более широкий перечень объектов недвижимости по
сравнению с перечнем, содержащимся в п.1 ст.130 ГК. Наряду с объектами, указанными
в названной статье Гражданского кодекса, в Законе упоминаются жилые и нежилые
помещения, кондоминиумы, предприятия.
Предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый
для осуществления предпринимательской деятельности. В состав предприятия как
имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его
деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование,
инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначение,
индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное
наименование, товарные знаки, знаки обслуживания) и другие исключительные
права, если иное не предусмотрено законом или договором.
Приведенная характеристика предприятия дается в ст.132 ГК. Здесь же установлено,
что предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью
(см. также комментарий к ст.22).
Кондоминиумом именуется единый комплекс недвижимого имущества, включающий
земельный участок в установленных границах и расположенное на нем жилое здание,
иные объекты недвижимости, в котором отдельные части, предназначенные для
жилых или иных целей (помещения), находятся в собственности граждан, юридических
лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований
(домовладельцев) - частной, государственной, муниципальной и иной формах собственности,
а остальные части (общее имущество) находятся в их общей долевой собственности
(ст.1 Федерального закона "О товариществах собственников жилья". // СЗ РФ.1996.
N 25. Ст.2963.(Следует иметь в виду, что в связи с принятием Федерального
закона "О товариществах собственников жилья" устарело понятие кондоминиума,
содержащееся в ст.1, 8 Закона Российской Федерации "Об основах федеральной
жилищной политики"). См. также комментарий к ст.23.
Жилым признается помещение, отвечающее установленным санитарным, противопожарным,
градостроительным и техническим требованиям и предназначенное для проживания
граждан. К жилым помещениям относятся: жилые дома, квартиры, жилые комнаты
в квартирах или домах.
Государственная регистрация помещения осуществляется в случаях, когда
данное помещение является самостоятельным (отдельным) объектом права. Так,
если гражданин приватизировал квартиру, занимаемую им по договору социального
найма, то государственной регистрации подлежит право собственности на эту
квартиру в целом (отдельно на комнаты, составляющие квартиру, регистрировать
право собственности не имеет смысла: объект права - квартира). Если же по
договору найма он пользуется только комнатой в квартире и приватизировал ее
(в случаях, когда это допускается законодательством), то регистрируется право
собственности на комнату (объект права - комната).
12. В соответствии со ст.131 ГК государственной регистрации подлежат
ограничения вещных прав. В комментируемой статье в качестве синонима термина
"ограничение" использовано слово "обременение". Следовательно, оставаясь на
юридических позициях, нельзя согласиться с иногда высказываемыми предложениями
разграничивать понятия "ограничение" и "обременение" ("обременение" накладывается
на объект недвижимости, а "ограничение" представляет собой стеснение прав
конкретного субъекта" и т.п.).
Различие между терминами "обременение" и "ограничение" в данном случае
лишь лексическое. Когда говорят о правах, то они "могут ограничиваться". Если
же речь идет об объекте права, то говорят об обременении данного объекта (см.,
например, п.2 ст.274, ст.586 ГК).
Вопрос о понятии ограничений (обременении) не относится к числу проблем,
обстоятельно разработанных юридической наукой. Нет определенности и среди
практических работников.
Для уяснения сути данного понятия представляется необходимым исходить
из более общего понятия - стеснение права. На это ориентирует и содержание
комментируемой статьи. В соответствующей ее части ограничения (обременения)
характеризуются как установленные законом или уполномоченными органами в предусмотренном
законом порядке условия, запрещения, стесняющие правообладателя при осуществлении
им вещных прав на конкретный объект.
Рассматривая понятие "стеснение прав", нельзя не видеть объединения им
разноплоскостных категорий.
С одной стороны, стеснение прав означает установление законом пределов
осуществления прав на недвижимость, ибо допустимость безграничной свободы
субъекта при осуществлении им своих прав привела бы к ущемлению публичных
интересов и прав третьих лиц. Поэтому запрещаются действия граждан и юридических
лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу,
а также злоупотребление правом в иных формах (ст.10 ГК). Собственник вправе
совершить в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие
закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы
других лиц (ст.209 ГК). Жилые помещения предназначены для проживания граждан;
размещение в жилых домах промышленных производств не допускается (ст.288 ГК).
Примеры установленных законом пределов осуществления прав можно множить. Но
важно не количество их. Суть в следующем: "Пределы объективны в том смысле,
что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены законом..."
// Крашенинников П. В. Современные проблемы права собственности и иных вещных
прав на жилые помещения: Автореф. дис. : д-ра юрид. наук / МГУ им. М. В. Ломоносова.
М., 1997. С. 14. См. также: Крашенинников П. В. Российское жилищное законодательство.
М., 1996. С. 23.
Понятно, что такие стеснения вещных прав, как пределы их осуществления,
не нуждаются в регистрации; соответствующие нормы права, содержащие запреты
и предписания, "работают" (во всяком случае, должны "работать") независимо
от воли субъектов.
Смысл государственной регистрации стеснений прав состоит в юридическом
признании и подтверждении государством наличия таких стеснений (см. комментарий
к ст.2). Поскольку пределы осуществления прав установлены законом, признания
и подтверждения их государством не требуется.
С другой стороны, возможны стеснения вещных прав, существование которых
обусловлено изъявлением воли субъектов гражданского права или уполномоченных
органов. Например, суд по основаниям, в порядке и на условиях, предусмотренных
законом, может наложить арест на имущество (установлено стеснение вещного
права по воле уполномоченного органа).
Появление стеснения вещного права может быть также следствием заключения
какого-либо договора. Так, с момента заключения договора о залоге недвижимого
имущества (ипотеки) появляются стеснения права собственности. Они порождены
самим фактом заключения договора. Такие же последствия влечет заключение договоров
доверительного управления, ренты, аренды и некоторых других.
Сервитут устанавливается по соглашению сторон, а в случае спора - судом
для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки
и эксплуатации линий электропередачи, связи и т. п. Одновременно он обременяет
земельный участок (более подробно см. п.21 комментария к ст.1).
Возможны соглашения сторон, имеющие своей непосредственной целью стеснить
вещное право. Например, соглашением сторон, в том числе достигнутым после
заключения договора о залоге, может быть установлена недопустимость последующего
залога (п.2 ст.342 ГК).
Государственной регистрации подлежат все стеснения вещных прав, существование
которых обусловлено фактом заключения договора, либо установленные соглашением
субъектов гражданского права, либо введенные уполномоченным органом. Именно
эти стеснения прав именуются ограничениями (обременениями) в ст.1 комментируемого
Закона.
Следует иметь в виду многозначность термина "ограничение прав", используемого
в гражданском законодательстве. Так, в ст.1 ГК предусматривается, что гражданские
права могут быть ограничены только на основании федерального закона и только
в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя,
нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства. Разумеется, в этом случае имеются
в виду не те ограничения (обременения) прав на недвижимость, которые подлежат
государственной регистрации.
13. Законодательство не содержит исчерпывающего перечня ограничений (обременений),
подлежащих государственной регистрации. В нем не указываются также признаки,
позволяющие разграничивать ограничения (обременения), которые нужно регистрировать,
и аналогичные стеснения, регистрация которых не требуется. Поэтому некоторое
время (до формирования единой в масштабе Российской Федерации практики применения
законодательства о государственной регистрации) неизбежны ошибки и споры.
В Законе не указывается на необходимость государственной регистрации
ограничений (обременений) вещных прав на жилые помещения, возникающих в связи
с заключением договоров найма жилых помещений. Не требуется регистрация ограничений
(обременений), основанных на договоре аренды здания или сооружения, если срок
договора менее года. Не установлено требований о регистрации ограничений (обременений)
из договора ссуды (безвозмездного пользования). Представляется, однако, что
по требованию лиц, указанных в п.2 ст.13 Закона, регистрация ограничений (обременений)
должна производиться и в этих случаях.
14. Общим для всех ограничений (обременений) является также то, что "тот,
к кому переходит недвижимость, получает ее вместе с соответствующими ограничениями
(обременениями), даже если на этот счет ничего не говорится в сделке, на основе
которой этот переход происходит" // Брагинский М. И. Комментарий к Федеральному
закону "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок
с ним". М., 1998. С. 11.
Осуществление государственной регистрации ограничений (обременений) создает
условия для того, чтобы приобретатель мог узнать о наличии таких ограничений
(обременений). Благодаря регистрации потенциальному залогодержателю, арендатору
и т. д. (см. комментарий к ст. 7, 8) известно об ограничениях (обременениях)
прав на недвижимость.
15. Ипотекой именуют залог недвижимого имущества. Отношения, складывающиеся
в связи с ипотекой, регулируются Федеральным законом от 24 июня 1997г. (16
июля 1998г.) N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" // СЗ РФ. 1998. N
29. Ст. 3400. (Далее также- Закон об ипотеке.)
Отсюда отнюдь не следует устранение Гражданского кодекса от регулирования
соответствующих отношений либо "верховенство" Закона об ипотеке. Об этом приходится
говорить в связи с тем, что Закон об ипотеке сконструирован как некий "Ипотечный
кодекс". В частности, это находит свое выражение в том, что в него включено
большинство норм, в той или иной мере регулирующих залоговые отношения (в
том числе содержащихся в Гражданском кодексе); Закон об ипотеке регулирует
и те отношения, которые ипотечными не являются, но связаны с ними (о государственной
регистрации ипотеки, жилищных правах членов семьи залогодателя при обращении
взыскания на заложенный дом или квартиру и некоторые другие). Может сложиться
впечатление, что Гражданский кодекс к регулированию ипотеки отношения не имеет.
Это, конечно, не так.
Рассматривая соотношение Гражданского кодекса с Законом об ипотеке, можно
отметить, в частности, следующие моменты.
Во-первых, принятие Закона об ипотеке запрограммировано Гражданским кодексом
(п. 2 ст. 334).
Во-вторых, Закон об ипотеке принят в соответствии с Гражданским кодексом
и нормы гражданского права, содержащиеся в нем, должны соответствовать Кодексу
(п. 2 ст. 3 ГК).
В-третьих, Гражданский кодекс содержит ряд норм, регулирующих именно
залог недвижимости (п. 2 ст. 334, п. 1 ст. 338, пп. 2-4 ст. 339, пп. 2-5 ст.
340, пп. 1, 3 ст. 349). Эти нормы воспроизводятся в Законе об ипотеке.
В-четвертых, к ипотеке применяются общие правила о залоге, содержащиеся
в Гражданском кодексе, в случаях, когда Кодексом или Законом об ипотеке не
установлены иные правила (п. 2 ст. 334 ГК). Многие общие нормы о залоге попросту
"перенесены" из Гражданского кодекса в Закон об ипотеке. В ряде случаев такое
перенесение производится с проникновением в "ткань" нормативного материала.
К сожалению, не всегда это делается достаточно корректно. Так, вряд ли можно
сколько-нибудь убедительно обосновать отсутствие в п. 1 ст.1 Закона об ипотеке
слов "в случае неисполнения должником этого обязательства" (сравнить п. 1
ст. 334 ГК). В результате создается впечатление, будто заключение договора
об ипотеке превращает обеспечиваемое ею обязательство в факультативное. Это,
конечно, не так. В связи с этим требуется внесение изменения в п. 1 ст. 1
Закона об ипотеке. Определение ипотеки должно быть таким же, как определение
залога в ст. 334 ГК. Единственное оправданное различие лишь в том, что предметом
ипотеки является недвижимость, что и должно быть указано в ст. 1 Закона об
ипотеке.
В-пятых, применение Закона об ипотеке невозможно без учета норм Гражданского
кодекса о юридических лицах, договоре, основных началах гражданского законодательства
и т. д. и т. п.
Характеризуя особенности ипотеки, можно отметить следующие обстоятельства.
1) Закон об ипотеке содержит императивную норму, в соответствии с которой
ипотека, установленная в обеспечение исполнения кредитного договора или договора
займа с условием выплаты процентов, обеспечивает также уплату кредитору (займодавцу)
причитающихся ему процентов за пользование кредитом (заемными средствами)
(ч. 2 п. 1 ст. 3).
2) При ипотеке предприятия или иного имущественного комплекса право залога
распространяется на все входящее в его состав имущество, движимое или недвижимое,
включая права требования и исключительные права, в том числе приобретенные
в период ипотеки. Законом или договором может быть предусмотрено иное (п.
2 ст. 340 ГК, ст. 69 Закона об ипотеке).
3) Ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой
по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или
сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый
объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его
соответствующей части (п. 3 ст. 340 ГК, ст. 69 Закона об ипотеке). Следует
подчеркнуть, что при ипотеке здания или сооружения земельный участок (его
часть, права аренды) автоматически не становится предметом ипотеки; нельзя
считать, что при ипотеке здания или сооружения право залога распространяется
на земельный участок (его часть, права аренды). Если передается в ипотеку
здание или сооружение, то в ипотеку по тому же договору должен быть передан
земельный участок (его часть, права аренды). В случае, когда при заключении
договора ипотеки стороны не достигли соглашения об ипотеке соответствующего
земельного участка (его части, права аренды) либо попросту умолчали об ипотеке
земельного участка (его части, права аренды), такой договор недействителен
(ст. 168, п. 3 ст. 340 ГК) // См., например, постановление Президиума ВАС
РФ от 9 июля 1998г. N 956/98.
4) Нередко законодательство применительно к ипотеке устанавливает ограничения,
касающиеся субъектного состава ипотечного правоотношения, либо возможность
передачи имущества в ипотеку сопряжена с необходимостью соблюдения определенных
условий (например, государственное или муниципальное унитарное предприятие
может передать недвижимое имущество в ипотеку только с согласия собственника).
5) При ипотеке земельного участка право залога не распространяется на
находящиеся или возводимые на этом участке здания и сооружения залогодателя,
если в договоре не предусмотрено иное условие (п. 4 ст. 340 ГК, ст.64 Закона
об ипотеке).
При отсутствии в договоре такого условия залогодатель в случае обращения
взыскания на земельный участок сохраняет право ограниченного пользования (сервитут)
той его частью, которая необходима для использования здания или сооружения.
Условия пользования этой частью участка определяются соглашением залогодателя
с залогодержателем, а в случае спора - судом.
6) Если предметом ипотеки является земельный участок, на котором находятся
здания или сооружения, принадлежащие третьему лицу (а не залогодателю участка),
то при обращении взыскания на этот участок и его продаже приобретатель становится
правопреемником залогодателя в отношениях с указанным третьим лицом (права
и обязанности залогодателя в отношениях с этим лицом переходят к приобретателю
участка) (п. 5 ст.340 ГК).
7) Предмет ипотеки остается у залогодателя (п. 2 ст. 338 ГК).
8) Договор об ипотеке подлежит нотариальному удостоверению, а также регистрации
в порядке, установленном для регистрации сделок с соответствующим имуществом.
Несоблюдение нотариальной формы либо требований о регистрации влечет недействительность
договора (пп. 2-4 ст. 339 ГК).
9) Удовлетворение требования залогодержателя за счет предмета ипотеки
возможно без обращения в суд на основании нотариально удостоверенного соглашения
залогодателя и залогодержателя (п. 1 ст. 349 ГК, ст. 55 Закона об ипотеке).
Такое соглашение должно отвечать следующим требованиям:
- во-первых, соглашение заключается после возникновения оснований для
обращения взыскания на предмет залога (должник не исполнил в установленный
срок обязательство, обеспеченное залогом, или исполнил его ненадлежащим образом).
Включение в договор о залоге недвижимости условия, устраняющего судебный порядок
обращения взыскания на предмет залога, не допускается. Если в договор о залоге
включено такое условие, то договор в соответствующей части недействителен
(ст. 168 ГК). Точно так же недействительным будет и соглашение, заключенное
в период действия договора о залоге, но до появления оснований обращения взыскания
на заложенное имущество;
- во-вторых, соглашение должно быть нотариально удостоверено. Несоблюдение
нотариальной формы влечет недействительность соглашения (ст.165 ГК);
- в-третьих, соглашение должно быть заключено с участием залогодержателей
по предшествующим договорам об ипотеке. Несоблюдение этого требования влечет
недействительность соглашения (ч. 2 п. 1 ст. 55 Закона об ипотеке).
Соглашение залогодателя и залогодержателя об удовлетворении требований
последнего без обращения в суд может быть признано недействительным и по иным
основаниям признания сделок недействительными. Кроме того, соглашение может
быть признано судом недействительным по иску лица, чьи права нарушены таким
соглашением (п. 1 ст. 349 ГК, п. 5 ст.55 Закона об ипотеке).
Взыскание на предмет залога обращается только по решению суда (соглашение
не допускается) в случаях, если:
а) для заключения договора о залоге требовалось согласие или разрешение
другого лица или органа (см., например, п. 2 ст. 295 ГК);
б) предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую,
художественную или иную культурную ценность для общества (данное правило об
ограничении усмотрения сторон договора о залоге обязательной судебной процедурой
будет работать лишь отчасти, хотя бы потому, что невозможно учесть все имущество,
имеющее указанную ценность. К тому же в ряде случаев значительность ценности
еще только предстоит установить);
в) залогодатель отсутствует и установить его место нахождения невозможно.
Кроме того, Законом об ипотеке установлена недопустимость соглашения
об удовлетворении требований залогодержателя, если:
а) предметом ипотеки является предприятие как имущественный комплекс;
б) предметом ипотеки является имущество, находящееся в общей собственности,
и кто-либо из его собственников не дает согласия в письменной или иной установленной
федеральным законом форме на удовлетворение требований залогодержателя во
внесудебном порядке (п. 2 ст. 55).
Принято считать, что независимо от того, каков порядок обращения взыскания
на заложенное имущество, во всех случаях должна производиться реализация заложенного
имущества по правилам, установленным ст. 350 ГК // Постановление Пленума Верховного
Суда РФ, ВАС РФ от 1 июля 1996г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с
применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Вестник
ВАС РФ. 1996. N 9.
Однако, если взыскание обращается на недвижимость, соглашением об удовлетворении
требований залогодержателя может быть предусмотрено приобретение заложенного
имущества залогодержателем для себя или третьих лиц с зачетом в счет покупной
цены требований залогодержателя к должнику, обеспеченных ипотекой. В указанном
соглашении не может быть предусмотрено приобретение заложенного имущества
залогодержателем, если предметом ипотеки является земельный участок. К такому
соглашению применяются правила о купле-продаже, а в случаях приобретения имущества
залогодержателем для третьих лиц - также и о договоре комиссии (п. 3 ст. 55
Закона об ипотеке).
10) О прекращении ипотеки должна быть сделана отметка в реестре, в котором
зарегистрирован договор об ипотеке (п. 2 ст. 352 ГК). При этом основание прекращения
ипотеки (исполнение основного обязательства, гибель предмета ипотеки и т.
д.) значения не имеет.
11) Если не доказано иное, уступка прав по договору об ипотеке означает
и уступку прав по обеспеченному ипотекой обязательству (ст. 355 ГК).
Среди норм, введенных Законом об ипотеке, важнейшими являются нормы о
возможности удостоверения прав залогодержателя закладной (ст.13-18, п. 6 ст.
9, п. 4 ст. 10, п. 3 ст. 20, п. 2 ст. 21, пп. 1, 3, 4 ст. 22, п.2 ст.23, ст.
25, 26 и др.). Благодаря введению этих норм упрочилось правовое положение
залогодержателя. В частности, закладная дает право на получение исполнения
по денежному обязательству, обеспеченному ипотекой имущества, указанного в
договоре об ипотеке, без представления других доказательств существования
этого обязательства. Заложенное имущество может быть предоставлено залогодателем
в пользование третьим лицам на срок, превышающий срок обеспечения ипотекой
обязательства, либо для целей, не соответствующих назначению имущества, если
соответствующее право залогодержателя предусмотрено закладной.
Закладная является ценной бумагой. Возможна передача прав по закладной
путем совершения на ней передаточной надписи в пользу другого лица и передачи
закладной этому лицу. Допускается залог закладной.
16. Договор доверительного управления представляет собой соглашение,
в силу которого одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне
(доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное
управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом
в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Регулированию отношений, складывающихся по поводу доверительного управления
имуществом, посвящена гл.53 Гражданского кодекса, объединяющая ст.1012-1026.
Осуществляя доверительное управление имуществом, доверительный управляющий
вправе совершать в отношении этого имущества в соответствии с договором доверительного
управления любые юридические и фактические действия в интересах выгодоприобретателя.
Законом или договором могут быть предусмотрены ограничения в отношении отдельных
действий по доверительному управлению имуществом (п.2 ст.1012 ГК).
Сделки с имуществом доверительный управляющий совершает от своего имени,
указывая при этом, что он действует в качестве такого управляющего (в письменных
документах после имени или наименования доверительного управляющего делается
пометка "Д. У.") (п.3 ст.1012 ГК).
Учредителем доверительного управления является собственник имущества,
а в случаях, предусмотренных законом, другое лицо. По общему правилу, доверительным
управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация,
за исключением унитарного предприятия.
В договоре доверительного управления должны быть указаны:
- состав имущества, передаваемого в доверительное управление;
- наименование (имя) лица, в интересах которого осуществляется доверительное
управление (учредитель управления или выгодоприобретатель);
- размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения
предусмотрена договором;
- срок действия договора.
Договор доверительного управления недвижимостью заключается в форме,
предусмотренной для договора продажи недвижимого имущества. Передача недвижимости
в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке,
что и переход права собственности на это имущество (п.2 ст.1017 ГК) // Более
подробно о доверительном управлении см.: Дозорцев В. А. Доверительное управление
имуществом (глава 53) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая.
Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О. М. Козырь,
А. Л. Хохлова. М., 1996. С. 527-549.
17. Договор аренды (имущественного найма) представляет собой соглашение,
в силу которого арендодатель (наймодатель) обязуется предоставить арендатору
(нанимателю) имущество за плату во временное владение и пользование или во
временное пользование.
Наиболее важные нормы об аренде сформулированы в гл.34 ГК, объединяющей
ст.606-670. При этом в п.2 ст.607 ГК предусматривается возможность установления
законом особенностей сдачи в аренду земельных участков и других обособленных
природных объектов. Например, в соответствии со ст.270 ГК лицо, которому земельный
участок предоставлен в постоянное пользование, вправе передавать этот участок
в аренду только с согласия собственника участка. // Глава 17 Гражданского
кодекса, в которую входит и ст. 270, будет введена в действие со дня введения
в действие принятого Государственной Думой Земельного кодекса Российской Федерации.
Особенности аренды земли предусматриваются (и будут предусматриваться)
земельным законодательством. Особенности аренды соответствующих объектов устанавливаются
водным законодательством, законодательством о недрах и т. д. Сам Гражданский
кодекс определил некоторые особенности аренды зданий и сооружений (ст.650-655),
предприятий (ст.656-664).
18. Договор аренды недвижимости подлежит государственной регистрации,
если иное не установлено законом (п.2 ст.609 ГК). Например, договор аренды
здания или сооружения должен быть зарегистрирован и считается заключенным
с момента регистрации, если он заключен на срок не менее года (п.2 ст.651
ГК).
В Гражданском кодексе содержатся специальные указания о правах на земельный
участок при аренде находящегося на нем здания или сооружения (ст.652), сохранении
арендатором здания или сооружения права пользования земельным участком при
его продаже (ст.653), передаче по акту здания или сооружения (ст.655), а также
иные особенности аренды недвижимости.
19. Арест имущества означает запрет распоряжаться имуществом. Его нельзя
продать, подарить, передать в аренду или заложить и т. д. Арест имущества
применяется как мера по обеспечению иска, при исполнении судебных решений,
следователем в целях обеспечения гражданского иска или возможной конфискации
имущества.
20. Ограничением (обременением), подлежащим государственной регистрации,
является также установленный судом запрет ответчику совершать определенные
действия, запрет другим лицам совершать определенные действия, касающиеся
предмета спора (см., например, ст. 75, 76 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации), и некоторые иные стеснения вещных прав.
21. Понятие сервитута сформировалось еще в Древнем Риме. Оставаясь неизменным
вот уже более тысячелетия, оно нашло отражение в новейшем российском гражданском
законодательстве.
Гражданский кодекс Российской Федерации, сформулировав ряд норм, регламентирующих
установление, существование и прекращение сервитутов, не содержит определения
сервитута. Закон призван регулировать общественные отношения путем введения
соответствующих правил поведения. Исходя из содержания последних, определения
формулируются обычно в науке. Однако иногда ощущается потребность в дефинитивных
нормах. Так, законодательство о государственной регистрации прав на недвижимость
оперирует термином "сервитут".
Для расшифровки его необходимо либо делать отсылку к актам законодательства,
в которых закреплено соответствующее понятие, либо, обобщив существенные признаки
данного понятия, дать его определение. Впрочем, использование второго варианта
не исключает одновременного введения отсылочных норм. Тем более, что столь
лаконичное определение сервитута в комментируемой статье требует пояснений.
Вместить их эта статья не в состоянии. Значит, целесообразна отсылка к соответствующим
нормам.
Сервитут представляет собой право ограниченного пользования чужим объектом
недвижимого имущества. Например, гражданин может пройти на свой земельный
участок не иначе, как через участок соседа. У него есть право требовать от
соседа предоставления ему возможности ограниченно пользоваться его земельным
участком, т. е. не препятствовать проходу (не препятствовать - значит не возражать,
не ставить на пути прохода забор, не разбивать на дорожке клумбу и не совершать
иных действий, лишающих возможности проходить через земельный участок).
Сервитут есть право вещное. Это право на вещь. При этом интерес управомоченного
лица (обладателя данного права) удовлетворяется посредством собственных действий,
а не путем совершения активных действий лицом обязанным. Последнее должно
лишь воздерживаться от действий, нарушающих данное право (в приведенном примере
- не препятствовать проходу).
Сервитут, как и другие вещные права, характеризуются также тем, что он
следует за вещью, т. е. сервитут сохраняется в случае перехода прав на земельный
участок, который обременен этим сервитутом, к другому лицу (п.1 ст.275).
Как и иные вещные права, сервитут отмечен абсолютным характером защиты,
т. е. данное право ограниченного пользования чужим имуществом защищает точно
так же, как и права собственника; лицо, обладающее этим правом, имеет право
на защиту его также и против собственника (ст.305 ГК).
Таким образом, с одной стороны, сервитут есть право абсолютное: обладатель
этого права есть лицо управомоченное (может ограниченно пользоваться чужой
вещью), а обязанными являются все третьи лица ("всякий и каждый"), в том числе
собственник вещи. Обязанность состоит в недопущении действий, нарушающих указанное
право. Правовое отношение, в котором точно определено только управомоченное
лицо, а обязанности несут все третьи лица, именуется абсолютным.
С другой стороны, между лицом, имеющим право ограниченного пользования
чужой вещью, и собственником этой вещи складывается также относительное правоотношение
(правовая связь, участники которой точно определены). В частности, в силу
п.5 ст.274 ГК собственник участка, обремененного сервитутом, вправе, если
иное не предусмотрено законом, требовать от лиц, в интересах которых установлен
сервитут, соразмерную плату за пользование участком.
Сервитут есть право ограниченного пользования чужой вещью. Объем данного
права (сервитута) предопределен его названием: сервитут устанавливается для
обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок, прокладки
и эксплуатации линии электропередачи, связи и трубопроводов, обеспечения водоснабжения
и мелиорации, а также других нужд собственника недвижимого имущества (ч.2
п.1 ст.274 ГК). Как видно из изложенного, в комментируемой статье Закона перечень
случаев, когда можно требовать установления сервитута, менее конкретизирован.
Если, например, установлен сервитут для обеспечения прохода через соседний
земельный участок, то через него можно проходить, и не более того (нельзя,
допустим, огородить дорожку, посадить вдоль нее цветы или расставить скульптуры
и т. д.).
Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника участка
прав владения, пользования и распоряжения этим участком.
Сервитут может быть установлен не по желанию собственника земельного
участка (например, ему ближе ходить к магазину через участок соседа, нежели
по улице), а при необходимости, в силу объективно существующих обстоятельств.
Это право может быть предоставлено для удовлетворения нужд собственника недвижимости,
которые не могут быть обеспечены без установления сервитута (ч.2 п.1 ст.274
ГК, ст.1 комментируемого Закона). (Например, сервитут может быть установлен,
если невозможно проложить водопровод иначе, как через земельный участок соседа).
Сервитут не может быть самостоятельным предметом купли-продажи и не может
передаваться каким-либо способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого
имущества, для обеспечения использования которого сервитут установлен (п.2
ст.275 ГК).
Сервитут представляет собой право ограниченного пользования соседним
земельным участком, а в необходимых случаях - и другим (соседствующим с соседним
участком) недвижимым имуществом. Например, необходимо проложить линию электропередачи;
при этом она будет проходить по территории нескольких земельных участков.
Сервитут может быть прекращен по требованию собственника земельного участка,
если отпали основания, по которым он был установлен (п.1 ст.276 ГК). Например,
было предоставлено право проезда через земельный участок соседа. Позже с другой
стороны земельного участка лица, в пользу которого установлен сервитут, осушено
болото и проложена дорога. Поскольку появилась возможность проезда на земельный
участок, минуя участок соседа, сервитут может быть прекращен.
В случаях, когда земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому
лицу, в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии
с назначением участка, собственник вправе требовать по суду прекращения сервитута
(п.2 ст.276 ГК).
Устанавливается сервитут по соглашению между лицом, требующим установления
сервитута, и собственником земельного участка. В случае недостижения согласия
спор разрешается судом по иску лица, требующего установления сервитута (п.3
ст.274 ГК). Представляется, что таким же образом должно производиться и прекращение
сервитута. Следовательно, при регистрации сервитута в учреждение юстиции может
быть представлено либо соглашение, либо решение суда (о государственной регистрации
сервитутов см. ст.27 и комментарий к ней).
22. На изложенных условиях и в указанном порядке сервитут может быть
установлен также в интересах и по требованию лица, которому участок предоставлен
на праве пожизненного наследуемого владения или праве постоянного пользования
(п.4 ст.274 ГК).
23. В соответствии с изложенными правилами сервитутом могут обременяться
здания, сооружения и другое недвижимое имущество, ограниченное пользование
которым необходимо вне связи с пользованием земельным участком (ст.277 ГК,
ст.1 комментируемого Закона). Например, за собственником здания может быть
признано право пристроить постройку к стене находящегося по соседству чужого
здания.
24. Обозревая положения о сервитутах, включенные в Гражданский кодекс
и комментируемый Закон, нельзя не видеть их неполноты. Это обстоятельство
неизбежно повлечет трудности при осуществлении государственной регистрации
недвижимого имущества и сделок с ним. В частности, ни ГК, ни комментируемый
Закон не упоминают о так называемых личных сервитутах. (Сервитуты, о которых
говорилось до сих пор, в соответствующей классификации именуются вещными).
Между тем существование личных сервитутов практически не вызывает сомнений.
// См., например: Гражданское право: Часть 1: Учебник / Под ред. Ю. К. Толстого,
А. П. Сергеева. М., 1996. С. 396; Гражданское право: Учебник для вузов: Часть
1 / Под общ. ред. Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М., 1998.
С. 300.
Если вещный сервитут служит интересам собственника недвижимости, то личный
сервитут обеспечивает потребности какого-либо лица (вне связи с осуществлением
им права собственности).
К числу личных сервитутов относится, в частности, право пожизненного
пользования жилищем: на наследника, к которому переходит жилое помещение,
завещатель вправе возложить обязательство предоставить другому лицу пожизненное
пользование этим помещением или определенной его частью (ст.538 ГК РСФСР 1964г.).
Соответственно, данное право ограниченного пользования чужим имуществом подлежит
государственной регистрации. Умолчание же о нем в ГК и в комментируемом Законе
приведет к тому, что в лучшем случае оно будет регистрироваться лишь как ограничение
(обременение), в худшем - в регистрации будут отказывать. Если, однако, учитывать
не только "букву" закона о сервитутах, но и принимать во внимание общие начала
и смысл гражданского законодательства, то личные сервитуты должны регистрироваться
на общих основаниях. // По мнению Ю. К. Толстого, возможность установления
не только земельных, но и личных сервитутов может быть выведена как из общих
начал и смысла гражданского законодательства, так и из положений, относящихся
к праву собственности (см.: Гражданское право: Часть 1: С. 396).
Правила регистрации распространяются и на другие специально не упомянутые
в законе вещные сервитуты. Так, в римском частном праве выделялись городские
сервитуты, устанавливаемые для застроенных участков. К ним относились: право
делать себе крышу или навес, проникая ими в чужое воздушное пространство,
право опирать балки на чужую стену, право пристраивать постройку к чужой стене
или опирать ее на чужую опору, право стока дождевой воды, право спуска воды,
право проведения канала для нечистот, право истребовать, чтобы не были застроены
окна, чтобы не был испорчен вид, право возведения строений не выше известной
меры и др.. // См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. проф. И. Б.
Новицкого и проф. И. С. Перетерского. М., 1994. С. 207-208.
Достаточно обширный перечень приведен отнюдь не для того, чтобы ради
любопытства "потревожить прах старины глубокой". Кроме исторического интереса,
рассмотрение древних сервитутов имеет и практическое значение для сегодняшнего
дня: несомненно, что большинство из названных сервитутов либо подобные им
могут устанавливаться и в настоящее время. Это возможно по соглашению собственника
недвижимости с собственником недвижимого имущества, находящегося по соседству.
Но, конечно, чаще такие сервитуты устанавливаются (и будут устанавливаться)
по решению суда. Данные сервитуты также подлежат государственной регистрации.
25. Указания о сервитутах сосредоточены не только в упомянутых статьях
Гражданского кодекса и комментируемого Закона. О сервитутах говорится также
в некоторых других статьях ГК, а также иных актах. Так, в силу п.4 ст.340
ГК при ипотеке земельного участка право залога не распространяется на находящиеся
или возводимые на этом участке здания и сооружения залогодателя, если в договоре
не предусмотрено иное условие.
При отсутствии в договоре такого условия залогодатель в случае обращения
взыскания на заложенный земельный участок сохраняет право ограниченного пользования
(сервитут) той его частью, которая необходима для использования здания или
сооружения в соответствии с его назначением. Условия пользования этой частью
участка определяются соглашением залогодателя с залогодержателем, а в случае
спора - судом.
Подобное правило установлено в ст.553 ГК на случай, когда земельный участок,
на котором находится принадлежащее продавцу здание, сооружение или иная недвижимость,
продается без передачи в собственность покупателя этой недвижимости. (О сервитутах
упоминается также в ст. 613, 694 ГК, но содержащиеся в них правила к государственной
регистрации прав на недвижимое имущество отношения не имеют).
Общие положения о сервитутах, предусмотренные гражданским законодательством,
применяются к водным и лесным сервитутам в той мере, в какой это не противоречит
соответственно Водному кодексу Российской Федерации и Лесному кодексу Российской
Федерации (ст.43 первого из названных кодексов и ст.21- второго).
Лесные и водные сервитуты подлежат государственной регистрации по тем
же правилам, что установлены Законом для регистрации земельных сервитутов.
Статьей 43 Водного кодекса предусмотрена возможность установления публичных
и частных водных сервитутов. Каждый может пользоваться водными объектами общего
пользования и иными водными объектами, если иное не предусмотрено законодательством
Российской Федерации (публичный водный сервитут). В силу договора права лиц,
которым водные объекты предоставлены в долгосрочное или краткосрочное пользование,
могут быть ограничены в пользу иных заинтересованных лиц (частный водный сервитут).
Частный водный сервитут может устанавливаться и на основе судебного решения.
Аналогичные правила о публичных и частных лесных сервитутах установлены
в Лесном кодексе Российской Федерации (ст. 21). (О порядке государственной
регистрации сервитутов см. ст.27 и комментарий к ней).
26. Осуществление кадастрового и технического учета имеет большое значение.
Допуская некоторое преувеличение, можно утверждать, что государственная регистрация
недвижимости невозможна без такого учета, поскольку при его отсутствии будут
неизвестны данные, которые позволяют однозначно выделить объект недвижимости
из других объектов недвижимого имущества (более подробно см. п.1 комментария
к ст.1). Тем не менее по отношению к государственной регистрации прав на недвижимость
учет выполняет служебную роль. По общему правилу учет предшествует государственной
регистрации, обеспечивает возможность ее проведения. В некоторых случаях учет
может осуществляться параллельно с государственной регистрацией (см., например,
п.4 ст.18 и соответствующий комментарий). Иногда государственная регистрация
может производиться при отсутствии или незаконченности работ по кадастровому
учету земельного участка. Наконец, известны случаи, когда незаконченность
работ по учету недвижимости при государственной регистрации прав не допускается
(см. п.2 ст.20 и соответствующий комментарий).
Учет недвижимого имущества (кадастровый и технический), как и все другие
виды учета, не может иметь самостоятельного значения. Он осуществляется в
определенных целях.
Издревле записи о земельной собственности производились исключительно
в фискальных целях: соответствующие данные являлись базовыми для налогообложения.
Много позднее кадастровый учет стал служить и иным целям - в частности, способствовать
укреплению прав на недвижимость.
К сожалению, в нашей стране значение учета недвижимости для государственной
регистрации (и не только для этого) очень часто недооценивается. Так, сохраняется
след устаревшего представления об учете как средстве, необходимом для правильного
и точного налогообложения. Например, при характеристиках кадастрового номера
и кадастровой системы подчеркивается, что в первую очередь эти категории связаны
с налогообложением, но служат также ориентиром рыночного ценообразования.
Об иных целях кадастрового учета, в том числе - его значении для государственной
регистрации прав на недвижимость, при этом умалчивается. // См.: Рендель К.
Кадастровый номер // Нотариальный вестник. 1998. N 4. С.15.
27. Унифицированных правил о кадастрах в Российской Федерации не существует.
Соответствующие нормы сформулированы в законодательстве применительно к отдельным
видам недвижимого имущества.
В соответствии со ст.110 Земельного кодекса РСФСР государственный земельный
кадастр содержит систему необходимых сведений и документов о правовом режиме
земель, их распределении по собственникам земли, землевладельцам и арендаторам,
категориям земель, о качественной характеристике и народнохозяйственной ценности
земель. Очевидно, предстоящее обновление земельного законодательства повлечет
некоторое изменение представлений о содержании земельного кадастра. Так, в
условиях, когда отсутствовала государственная регистрация прав на недвижимость,
было оправданным включение в земельный кадастр сведений о собственниках земли,
землевладельцах и землепользователях. С появлением системы государственной
регистрации недвижимости включать в кадастр данные о правах на земельный участок
лишено смысла. Земельный кадастр должен содержать всестороннюю характеристику
земельного участка и не более того.
Водный кодекс Российской Федерации устанавливает, что государственный
водный кадастр представляет собой свод данных о водных объектах, об их водных
ресурсах, использовании водных объектов, о водопользователях (ст.79). При
этом наряду с ведением государственного водного кадастра предусматривается
осуществление государственного учета поверхностных и подземных вод. Последний
представляет собой систематическое определение и фиксацию в установленном
порядке количества и качества водных ресурсов, имеющихся на данной территории.
Государственный водный кадастр основывается на данных государственного учета
вод. // СЗ РФ. 1995. N 47. Ст.4471.
Государственный кадастр месторождений и проявлений полезных ископаемых
должен включать в себя по каждому месторождению сведения, характеризующие
количество и качество основных и совместно с ними залегающих полезных ископаемых,
содержащиеся в них компоненты, горно-технические, гидрогеологические, экологические
и другие условия разработки месторождения, содержать геолого-экономическую
оценку каждого месторождения, а также сведения по выявленным проявлениям полезных
ископаемых (ст.30 Закона Российской Федерации "О недрах" от 21 февраля 1992г.
в ред. от 3 марта 1995г.. // СЗ РФ. 1995. N 10. Ст.823.).
Единого порядка ведения кадастров также не установлено. Так, Положение
о порядке ведения государственного земельного кадастра утверждено постановлением
Правительства Российской Федерации от 25 августа 1992г. N 622. Ведение государственного
водного кадастра осуществляется в соответствии с постановлением Правительства
Российской Федерации от 23 ноября 1996г. N 1403.
В соответствии с п.2 ст.131 ГК в случаях, предусмотренных законом, наряду
с государственной регистрацией могут осуществляться специальная регистрация
или учет отдельных видов недвижимого имущества. Например, как следует из ст.25
Жилищного кодекса РСФСР, государственный учет жилищного фонда независимо от
принадлежности осуществляется по единой для Российской Федерации системе в
порядке, установленном Правительством Российской Федерации (Положение о государственном
учете жилищного фонда в Российской Федерации утверждено постановлением Правительства
Российской Федерации от 13 октября 1997г. N 1301).
28. Обстоятельственное рассмотрение правил ведения кадастровых работ
находится за пределами предмета настоящей работы. Если, например, о сервитутах
работнику учреждения юстиции по регистрации прав на недвижимость необходимо
иметь достаточно четкое представление, то столь же детальное изучение правил
о кадастровом и техническом учете вряд ли требуется. Это обусловлено тем,
что учреждение юстиции получает готовые учетные данные, сведения фактического
характера об объекте недвижимости. Процедуры сбора и фиксации этих сведений,
если они осуществлены уполномоченным на то органом, для государственной регистрации
прав на недвижимость значения не имеют. Не случайно в ст.31 комментируемого
Закона включено правило о том, что ответственность за точность данных об объектах
недвижимого имущества, своевременность их представления несут организации
по учету соответствующих объектов.
В то же время следует иметь в виду, что в ряде статей комментируемого
Закона прямо или косвенно упоминается учет объектов недвижимости. Поэтому
полностью игнорировать нормы права, устанавливающие правила ведения учета
недвижимости, было бы неправильно. Их нужно учитывать хотя бы для того, чтобы
знать, какого рода информацию от какого органа можно получить (см. также ст.
1, 8, 12, 17, 18, 20, 31 и комментарии к ним).
29. Предельно лаконичное определение регистрационного округа, включенное
в комментируемую статью Закона, достаточно четкое и не требует особых пояснений.
Понятно, что если создано учреждение юстиции по государственной регистрации
прав на недвижимое имущество и сделок с ним какого-либо субъекта Российской
Федерации, то оно может и должно осуществлять государственную регистрацию
недвижимости, расположенной на территории данного субъекта. Эта территория
и есть регистрационный округ. Данное учреждение юстиции не может производить
государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, находящееся на территории
другого субъекта Российской Федерации (в другом регистрационном округе), а
также регистрацию сделок с ним.
В связи с этим можно отметить достаточно своеобразное понимание в Законе
места недвижимого имущества. Им признается не город, поселок, район и т. п.,
но регистрационный округ (см. комментарий к ст.2).
В случае создания учреждением юстиции своих филиалов (а в подавляющем
числе случаев без этого не обойтись) каждому филиалу определяется часть регистрационного
округа, в пределах которой действует данный филиал (создаются субокруга).
Такое внутреннее подразделение регистрационных округов призвано обеспечить
надлежащую организацию деятельности учреждения юстиции. Правового значения
оно не имеет: филиал есть обособленное подразделение юридического лица, расположенное
вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в
том числе функции представительства; руководитель филиала действует на основании
доверенности, выданной учреждением юстиции; поэтому действия филиала и его
руководителя есть действия учреждения юстиции в пределах регистрационного
округа (см. также комментарий к ст.9).
Таким образом, есть полная определенность понятия "регистрационный округ".
К сожалению нельзя сказать того же в отношении положения ст.1, в соответствии
с которым регистрационные округа создаются субъектами Российской Федерации
в границах, как правило, совпадающих с границами административно-территориальных
единиц. Во-первых, представляется излишне категоричным указание на то, что
округа создаются субъектами Российской Федерации. Во-вторых, нет должной четкости
в предписании создавать регистрационные округа "в границах, как правило, совпадающих
с границами административно-территориальных единиц".
Касаясь первого из отмеченных моментов, следует обратить внимание на
правило, включенное в п.2 ст.9, в соответствии с которым принципы размещения
учреждений юстиции определяются субъектами Российской Федерации по согласованию
с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством
Российской Федерации (Министерством юстиции). Ясно, что когда говорится о
принципах размещения, то имеется в виду определение регистрационных округов.
Воля субъекта Российской Федерации должна быть согласована с волей указанного
органа. Включение в рассматриваемую норму слов "как правило" означает необходимость
учитывать при создании регистрационных округов различного рода обстоятельства
(организационного, экономического порядка и т. п.).
Рассматривая второй из отмеченных моментов, следует констатировать еще
большую неопределенность. Она обусловлена тем, что хотя термины "административно-территориальное
устройство", "административно-территориальная единица" весьма широко распространены,
однако расшифровка их производится неоднозначно. В современной юридической
литературе можно прочесть о недопустимости отнесения к административно-территориальным
единицам краев, областей, городов федерального значения ( // См., например:
Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1994. С.209-210), есть
утверждения о признании административно-территориальными единицами лишь городских
и сельских поселений. // См. там же. С. 413.
В то же время встречаются высказывания об административно-территориальном
делении, где в качестве единиц рассматриваются области и края. // См., например:
Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской
Федерации: Учебник. М., 1996. С. 362; Гражданское право: Учебник для вузов:
С. 140.
Кстати, традиционно под административно-территориальным устройством понималось
разделение территории государства на определенные части, а область (край)
государством не является.
Вопрос о том, какая из позиций соответствует закону, какая из них более
предпочтительна с научной точки зрения, находится за пределами предмета настоящей
работы. Здесь об упомянутых разногласиях говорится лишь для того, чтобы отметить
неоднозначность употребления терминов "административно-территориальное устройство",
"административно-территориальная единица" и, следовательно, некоторую неопределенность
соответствующей части ст.1 комментируемого Закона.
На практике регистрационный округ охватывает собой территорию субъекта
Российской Федерации, создающего учреждение юстиции по государственной регистрации
прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Постановлением Правительства
Российской Федерации "Об утверждении Примерного положения об учреждении юстиции
по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним"
от 6 марта 1998г. N 228 органам государственной власти субъектов Российской
Федерации рекомендовано создавать одно учреждение юстиции по регистрации прав
на недвижимость, действующее на территории субъекта Российской Федерации,
с филиалами, действующими в границах административно-территориальных единиц.
// СЗ РФ. 1998. N 11. Ст.1291.
Из содержания этой нормы следует, что в данном случае под административно-территориальными
единицами понимаются городские и сельские поселения, т. е. города, поселки,
села, деревни. Нет оснований исключать из перечня территорий, на которых будут
действовать филиалы учреждения юстиции, и районы. Более того, разделение регистрационного
округа на субокруга, каждый из которых охватывал бы собой территорию соответствующего
района (города), несомненно, будет преобладать.

Комментарий к статье 2

1. Необходимость проведения государственной регистрации прав на недвижимое
имущество и сделок с ним как обязательное требование ко всем операциям, совершаемым
с недвижимостью, впервые была предусмотрена Гражданским кодексом Российской
Федерации (ст.131, ст.8 Вводного закона к части первой ГК РФ). Введение такой
системы преследует несколько целей: а) придать предельную открытость (прозрачность)
правам на недвижимое имущество, а также информации об этих правах; б) ввести
государственный контроль за совершением сделок с недвижимым имуществом (переходом
прав на нее) и тем самым максимально защитить права и законные интересы граждан,
юридических лиц и публичных образований (Российской Федерации в целом, субъектов
Федерации, муниципальных образований); в) внести единообразие в процедуру
регистрации прав на недвижимость на всей территории России.
Для достижения этих целей вслед за ГК был принят Федеральный закон "О
государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним".
Подробнее об этапах вступления Закона в силу см. комментарий к ст.33.
2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит легальное определение государственной
регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Его анализ позволяет
назвать ряд отличительных признаков регистрации:
а) это акт, имеющий юридическое значение. Следовательно, закон с его
принятием (совершением) связывает определенные юридические последствия: возникновение,
ограничение (обременение), переход или прекращение прав на недвижимое имущество.
Важно, что права возникают, изменяются и прекращаются в соответствии с требованиями
ГК. Поэтому при ответе на конкретный вопрос - возникло право или нет - необходимо
использовать нормы ГК (ст. 164, 219, 223, 433, 551, 558 и др.) и настоящего
Закона;
б) это акт признания и подтверждения государством возникновения или прекращения
прав на недвижимость. Данный признак подчеркивает публичный характер государственной
регистрации. С одной стороны, государство в лице соответствующего учреждения
юстиции по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (в дальнейшем
- учреждение юстиции) проверяет законность прав на недвижимое имущество у
заявителей и, убедившись в этом, регистрирует их. С другой - государственная
регистрация носит открытый характер как с точки зрения соблюдения процедуры
всеми ее участниками, так и с позиций возможности получить информацию о сведениях,
содержащихся в Едином государственном реестре прав (подробнее об этом см.
комментарий к ст.7 Закона);
в) государственная регистрация является единственным доказательством
существования субъективного права на недвижимость. Зарегистрированное право
может быть оспорено только в судебном порядке, что создает презумпцию его
законности.
Государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним,
проводимую учреждениями юстиции, необходимо отличать от регистрации, носящей
либо специальный, либо учетный характер (п.2 ст.131 ГК).
Так, в соответствии со ст.110 и 111 Земельного кодекса РСФСР и постановлением
Правительства Российской Федерации от 25 августа 1992г. "О совершенствовании
ведения государственного земельного кадастра в Российской Федерации" (в ред.
постановления Правительства Российской Федерации от 4 августа 1995г. N 784.
// САПП РФ. 1992. N 9. Ст.609; СЗ РФ. 1995. N 33. Ст.3383.) в Российской Федерации
проводится регистрация земельных участков в едином земельном кадастре. Однако
такая регистрация носит специальный характер и прав на земельный участок как
объект недвижимости не порождает.
То же самое можно сказать о государственном учете жилищного фонда, осуществляемом
по единой для Российской Федерации системе в порядке, установленном Правительством
Российской Федерации (ст.25 Жилищного кодекса РСФСР).
3. Согласно ст.131 ГК государственной регистрации подлежат следующие
права на недвижимость: право собственности; право хозяйственного ведения;
право оперативного управления; право пожизненного наследуемого владения; право
постоянного пользования; ипотека; сервитуты, а также иные права в случаях,
предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.
Данный перечень был дополнен отдельными статьями части второй ГК (об
аренде, о доверительном управлении и др.), а также комментируемого Закона
и охватывает практически все случаи возникновения (перехода) прав на недвижимое
имущество.
Исключения из общего правила об обязательной регистрации прав на недвижимое
имущество весьма редки и могут быть предусмотрены только в законе. Так, не
подлежат государственной регистрации права на жилые помещения, возникающие
из договора коммерческого или социального найма жилого помещения (гл. 35 ГК),
из договора безвозмездного пользования (гл. 36 ГК), договора аренды зданий
и сооружений, заключенного на срок менее года (ст.651 ГК).
Напротив, с учетом требований п.3 ст.28 Федерального закона от 24 июня
1997г. (21 июля 1997г.) "О приватизации государственного имущества и об основах
приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (СЗ РФ.1997.
N 30.Ст.3595.) следует признать, что права из сделок по приватизации недвижимого
имущества, долгое время остававшиеся вне сферы государственной регистрации,
начиная с 31 января 1998г. подчиняются общему порядку. Речь идет о приватизации
недвижимости в виде предприятий, зданий, сооружений и т. п.
Государственная регистрация сделок по приватизации жилых помещений учреждениями
юстиции, начиная с 31 января 1998г., должна заменить регистрацию, проводимую
ранее исполнительным органом местного Совета народных депутатов (ст.7 Закона
РСФСР О" приватизации жилищного фонда в Российской Федерации"- подробнее об
этом см. комментарий к ст.17).
4. И Гражданский кодекс Российской Федерации, и комментируемый Закон
предусматривают две основные формы государственной регистрации: регистрацию
прав на недвижимое имущество и регистрацию сделок с ним (подробнее см. комментарий
к ст.14 комментируемого Закона). По общему правилу эти две формы друг друга
не повторяют. Законодатель исходит из принципа достаточности однократной проверки
и подтверждения прав лиц на недвижимость.
Например, договор продажи недвижимости государственной регистрации не
подлежит и считается заключенным с момента его подписания (ст.550 ГК, п.3
Обзора практики разрешения споров, возникающих по договорам купли-продажи
недвижимости (приложение к Информационному письму ВАС РФ от 13 ноября 1997г.
N 21). // Вестник ВАС РФ. 1998. N 1. С. 82-83.
Государственной регистрации подлежит лишь переход права собственности
по договору (ст.551 ГК).
Аналогичный принцип достаточности действует при регистрации договоров
аренды недвижимости, если иное не предусмотрено законом (п.2 ст.609 ГК), договоров
аренды зданий и сооружений на срок не менее одного года (п.2 ст.651 ГК), договора
аренды предприятия (п.2 ст.658 ГК) и во многих других.
Однако в отдельных, особо сложных случаях, когда требуется осуществить
государственный контроль как за самой сделкой, так и за переходом прав по
ней, законом предусмотрена государственная регистрация и сделки, и прав по
этой сделке. К таким случаям относятся: а) регистрация договора и перехода
права собственности по договору продажи жилого помещения (ст. 558, 551 ГК)
или предприятия (ст. 560, 564 ГК); б) регистрация договора и перехода права
собственности по договору мены жилых помещений или предприятий (ст.567 ГК).
5. В соответствии с Законом государственная регистрация проводится на
всей территории Российской Федерации. С 31 января 1998г. действуют Правила
ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок
с ним, утвержденные постановлением Правительства Российской Федерации от 18
февраля 1998г. N 219. // СЗ РФ. 1998. N 8. Ст.963.
Датой государственной регистрации прав, а также сделок с недвижимостью
является дата внесения соответствующих записей в Единый государственный реестр
прав. Это означает, что с этой даты:
а) договор, предметом которого является недвижимость, если иное не предусмотрено
законом, считается заключенным (п.3 ст.433 ГК);
б) право собственности у приобретателя недвижимости по договору в случаях,
когда оно требует государственной регистрации и если иное не предусмотрено
законом, считается возникшим (п.2 ст.223 ГК);
в) право собственности, возникшее не из сделки (ст.219 ГК, ст.25 Закона),
а также иное право, подлежащее государственной регистрации, считаются возникшими.
С этой же даты, по общему правилу, считаются прекратившимися права на недвижимость,
возникшие ранее.
6. В подавляющем большинстве случаев государственная регистрация имеет
по отношению к регистрируемому праву правообразующее (правоустанавливающее)
значение. Это означает, что именно с государственной регистрацией закон связывает
возникновение, изменение или прекращение прав на недвижимость.
Однако в отдельных случаях возникновение вещного либо иного регистрируемого
права на недвижимость может быть связано не с моментом его государственной
регистрации, а с моментом, прямо указанным в законе. В подобной ситуации роль
государственной регистрации иная. Она состоит в том, чтобы подтвердить уже
возникшее право. К случаям, когда государственная регистрация имеет не правоустанавливающее,
а правоподтверждающее значение, можно отнести следующие:
а) возникновение права собственности у члена жилищного, жилищно-строительного,
дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, иных лиц, имеющих
право на паенакопление в кооперативе, на квартиру, дачу, гараж, иную недвижимость,
предоставленную этим лицам кооперативом, после полной выплаты ими своего паевого
взноса (п.4 ст.218 ГК). В этом случае право собственности у гражданина возникает
не с момента государственной регистрации права, а с момента полной выплаты
им пая. Подтверждением же возникновения права может служить справка о произведенной
выплате, выдаваемая кооперативом.
На практике нередко возникает вопрос о том, нужно ли после смерти такого
правообладателя сначала проводить государственную регистрацию за ним права,
и лишь затем уже приступать к оформлению наследства. На наш взгляд, отдельно
государственную регистрацию за умершим права собственности проводить не следует,
поскольку, помимо прочих причин, упомянутая справка о выплате пая служит надлежащим
доказательством (правоустанавливающим документом) как для проведения государственной
регистрации права за живым правообладателем, так и для оформления за ним наследства
в случае его смерти;
б) в случае смерти наследодателя, когда оставшаяся после него недвижимость
переходит по наследству (подробнее об этом см. п.5 комментария к ст. 17);
в) в соответствии с п.5 ст. 488 ГК при продаже недвижимого имущества
в кредит это имущество, если иное не предусмотрено договором, с момента передачи
его покупателю и до момента полной оплаты признается находящимся в залоге
у продавца. Налицо еще один случай возникновения права (в данном случае права
залога недвижимости) в момент, обозначенный в законе.
Аналогичный вывод может быть сделан в отношении частного случая продажи
недвижимости в кредит - продажи ее в рассрочку (п.3 ст.489 ГК).
К сожалению, ни в ГК, ни в комментируемом Законе, ни в Федеральном законе
"Об ипотеке (залоге недвижимости)" прямых указаний на то, каким образом следует
проводить государственную регистрацию ипотеки в этом случае, не имеется.
С учетом содержания п.3 ст.334 ГК и п.2 ст.1 Закона об ипотеке есть основания
полагать, что данное обременение все же подлежит обязательной государственной
регистрации. Согласно этим статьям к ипотеке, возникающей в силу закона, применяются
общие правила о залоге из договора, если самим законом не установлено иное.
На практике государственная регистрация ипотеки в силу закона в этом
случае проводится на основании заявления залогодержателя с прилагаемым к нему
договором продажи недвижимости в кредит, в том числе в рассрочку;
г) по-видимому, аналогичным образом следует поступать на практике и тогда,
когда в залог переходит недвижимость, являющаяся предметом договора ренты
(п.1 ст.587 ГК). Правоустанавливающим документом для регистрации залога в
этом случае будет служить нотариально заверенный договор ренты (ст. 584 ГК),
а моментом возникновения права залога - момент передачи недвижимости плательщику
ренты.
7. Как уже отмечалось, наличие государственной регистрации создает презумпцию
законности прав на недвижимое имущество для правообладателя. Но, будучи единственным
доказательством права на недвижимость, регистрация не может подменять собой
судебный акт (судебное решение). Их соотношение может быть сведено к следующему:
а) во многих случаях судебное решение выступает в роли правоустанавливающего
документа, являющегося основанием для проведения государственной регистрации
(п.1 ст. 17, ст.28 Закона). Это происходит всегда, когда возникший спор о
регистрируемом праве подлежит разрешению в судебном порядке;
б) судебным актом, чаще всего определением суда, государственная регистрация
может быть приостановлена до вынесения судом решения по существу (см. комментарий
к ст. 19);
в) государственная регистрация, являясь ненормативым актом государственного
органа, в случаях, если она не соответствует законам или иным правовым актам
и нарушает права или законные интересы заинтересованных лиц, может быть обжалована
в суд и по иску этих лиц признана недействительной. Подобный вывод следует
из анализа ст. 12 и 13 ГК, ст.22 АПК РФ, ст.241 ГПК РСФСР.
В частности, государственная регистрация может быть признана недействительной,
если она проведена с существенным нарушением норм Закона (о представительстве,
о последовательности проведения этапов государственной регистрации и т. д.);
г) в судебном порядке по иску заинтересованного лица могут быть признаны
недействительными (незаконными) те материально-правовые основания, которые
легли в основу проведения государственной регистрации.
Применительно к праву это означает, что оспариванию подлежит само субъективное
право, возникшее из договора, завещания и свидетельства о наследстве, административного
акта и т. п. Так, после проведения государственной регистрации права собственности
на недвижимость наследник, объявившийся позже, вправе оспорить в суде свидетельство
о праве на наследство другого наследника.
Применительно к сделке это означает возможность, как правило, предъявить
иск о признании ее недействительной по основаниям, предусмотренным в ст.168-179
ГК. Например, после государственной регистрации договора аренды нежилого помещения
третье лицо, претендующее на это помещение, предъявляет иск о признании договора
аренды недействительным по одному из оснований, названных выше.
В обоих примерах факт государственной регистрации права на недвижимость
или сделки с ней препятствием для оспаривания в суде материального права не
является. Вместе с тем в большинстве случаев целью признания недействительным
(незаконным) основания для регистрации является признание недействительной
самой государственной регистрации.
Поэтому лицо, обращающееся за защитой своего права в суд, наряду с требованием
о признании, например, сделки недействительной одновременно может заявить
требование о признании недействительной государственной регистрации этой сделки
либо зарегистрированных на ее основании прав (ст. 12, 13 ГК, п.1 ст.2 Закона).
д) в соответствии со ст.28 Закона права на недвижимость, установленные
решением суда, арбитражного суда или третейского суда, подлежат государственной
регистрации на общих основаниях. Следовательно, при наличии спора отсутствие
государственной регистрации не может служить препятствием для его разрешения
в суде. Отдельные ссылки судов на то, что, например, право собственности на
вновь создаваемое недвижимое имущество возникает с момента его регистрации
(ст.219 ГК) и поскольку эта регистрация из-за наличия спора не произведена,
то и право собственности у лица не возникло, являются неосновательными. //
См.: Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 4. М., 1997. С. 102; Постановление
Президиума ВАС РФ от 29 октября 1996г. по делу N 2580/96 // Вестник ВАС РФ.
1997. N 4. С.59-61.
В дальнейшем данный вывод неоднократно был отвергнут самим Президиумом
ВАС РФ в постановлениях по конкретным делам. // См., в частности: Вестник
ВАС РФ. 1997. N 4. С. 61-62; N 5, С.75-76.
На возможность признания судом права при отсутствии его государственной
регистрации указывается в постановлении Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998г.
N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой
права собственности и других вещных прав". // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.
Применительно к приобретательной давности здесь прямо говорится о том,
что отсутствие государственной регистрации права собственности на недвижимость
не является препятствием для обращения в арбитражный суд с заявлением о признании
права собственности. Возможность обращения в суд в таких случаях вытекает
из ст.11 и 12 ГК, согласно которым защита гражданских прав осуществляется
судами путем признания права (п.19). Напротив, именно судебное признание права
собственности в силу приобретательной давности ляжет в основу последующей
государственной регистрации этого права.
8. Согласно комментируемой статье отказ в государственной регистрации
либо уклонение регистрирующего органа от государственной регистрации могут
быть обжалованы заинтересованным лицом в суд или арбитражный суд. Так, по
одному из дел арбитражным судом был признан необоснованным отказ комитета
по земельным ресурсам, осуществлявшим на основании Указа Президента Российской

стр. 1
(всего 6)

СОДЕРЖАНИЕ

>>