стр. 1
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>


Постатейный комментарий Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (под ред. Витрянского В.В.)

Авторский коллектив:

В.В.Витрянский - (введение; глава I (кроме статей 5-6, 19-25); 4 главы VIII; главы XI, XII)
Н.А.Васильева - (статья 86)
В.В.Голубев и Т.П.Прудникова - (статьи 19 - 22 главы I; статьи 62 и 67 главы IV; статьи 73, 74 и 85 главы V; статьи 102, 12 главы VI)
С.Э.Горцунян - (глава IX)
Н.Г.Лившиц - (статьи 5-6 главы I; глава III)
Я.В.Номофилова - (статьи 97 - 101, 103 - 105, 119 главы VI;  1 - 3 главы VIII)
О.А.Никитина - (статьи 106 - 111, 113 - 118 главы VI; глава X)
Г.К.Таль - (статья 25 главы I; глава II)
Г.А.Федотова - (глава IV (кроме статей 62 и 67)
А.Р.Шуваев - (глава VII 5 и 6 главы VIII)
А.В.Юхнин - (кроме статей 73, 74, 85 и 86)
О.Ю.Шилохвост - (алфавитно-предметный указатель)

Под общей редакцией

В.В.Витрянского - заместителя Председателя Высшего Арбитражного суда Российской Федерации, доктора юридических наук

Информация об участниках авторского коллектива

Витрянский Василий Владимирович - заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, доктор юридических наук, Заслуженный юрист Российской Федерации, руководитель авторского коллектива;
Васильева Наталья Александровна - руководитель программ правового обеспечения некоммерческого партнерства "Российское сообщество независимых экспертов и антикризисных управляющих";
Голубев Виктор Васильевич - председатель Совета некоммерческого партнерства "Российское сообщество независимых экспертов и антикризисных управляющих", член-корреспондент Академии менеджмента и рынка;
Горцунян Сурен Эдгарович - эксперт по правовым вопросам Фонда "Международный институт развития правовой экономики";
Лившиц Наталья Григорьевна - главный консультант Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Заслуженный юрист Российской Федерации;
Номофилова Ярослава Викторовна - эксперт по правовым вопросам Фонда "Международный институт развития правовой экономики";
Никитина Ольга Александровна - главный консультант Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
Прудникова Татьяна Павловна - кандидат экономических наук, ученый секретарь некоммерческого партнерства "Российское сообщество независимых экспертов и антикризисных управляющих";
Таль Георгий Константинович - руководитель Федеральной службы по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению;
Федотова Галина Александровна - главный специалист Комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, кандидат юридических наук;
Шилохвост Олег Юрьевич - ведущий специалист Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации.
Шуваев Александр Робертович - эксперт по правовым вопросам Фонда "Международный институт развития правовой экономики";
Юхнин Алексей Владимирович - эксперт по правовым вопросам Фонда "Международный институт развития правовой экономики";


Указатель сокращений

ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации
Закон о банкротстве - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)"
Закон о банкротстве 1992 г. - Закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий", принятый Верховным Советом Российской Федерации 19 ноября 1992 г. (Ведомости РФ. 1993. N 1. Ст.6)
АПК РФ - Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 5 апреля 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 19. Ст.1709)
ГПК РФ - Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 г.
УК РФ - Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. (СЗ РФ. 1996. N 25. Ст.2954)
Ведомости (СССР, РСФСР, РФ) - Ведомости Верховного Совета (СССР, РСФСР), Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета (РСФСР, РФ)
Вестник ВАС РФ - Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
СА РФ - Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации
СЗ РФ - Собрание законодательства Российской Федерации
СП РФ - Собрание постановлений Правительства Российской Федерации

М., Издательство "Статут", 1998. - 418 с.

Постатейный комментарий Федерального закона
"О несостоятельности (банкротстве)"

Оглавление

Введение. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве)

Федеральный закон
"О несостоятельности (банкротстве)"

Глава I. Общие положения (ст.ст. 1-25)
Глава II. Предупреждение банкротства (ст.ст. 26-27)
Глава III. Разбирательство дел о банкротстве в (ст.ст. 28-55)
арбитражном суде
Глава IV. Наблюдение (ст.ст. 56-67)
Глава V. Внешнее управление (ст.ст. 68-96)
Глава VI. Конкурсное производство (ст.ст. 97-119)
Глава VII. Мировое соглашение (ст.ст. 120-130)
Глава VIII. Особенности банкротства отдельных (ст.ст. 131-151)
категорий должников - юридических лиц
Глава IX. Банкротство гражданина (ст.ст. 152-173)
Глава X. Упрощенные процедуры банкротства (ст.ст. 174-180)
Глава XI. Добровольное объявление о банкротстве (ст.ст. 181-184)
должника
Глава XII. Заключительные и переходные положения (ст.ст. 185-189)

Введение

Реформа законодательства
о несостоятельности (банкротстве)

1. Необходимость реформы

Действовавший Закон Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве)
предприятий" был принят Верховным Советом Российской Федерации 19 ноября 1992
г. и введен в действие с 1 марта 1993 г. * Дела о несостоятельности (банкротстве)
должников рассматриваются арбитражными судами. Динамика дел этой категории
выглядит следующим образом: в 1993 г. было рассмотрено немногим более 100
дел; в 1994 г. - 240; в 1995 г. - 1108; в 1996 г. - 2618 дел. Число должников,
ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами), увеличилось за этот период
с 50 в 1993 г. до 1035 в 1996 г. В 1997 г. более 2600 организаций признаны
арбитражными судами банкротами, по 850 делам введена процедура внешнего управления.
Естественно, по мере роста числа рассматриваемых дел, систематического
анализа арбитражно-судебной практики накапливался опыт разрешения подобных
споров, выявлялись недостатки в правовом регулировании отношений, связанных
с несостоятельностью (банкротством) должников. Хотя следует заметить, что
уже практически первые попытки применения законодательства о несостоятельности
(банкротстве) выявили его несовершенство, поверхностность, многочисленные
пробелы в правовом регулировании. Однако поиск путей совершенствования законодательства
о несостоятельности (банкротстве) требовал накопления определенного собственного
практического опыта, изучения дореволюционного отечественного законодательства
о несостоятельности и практики его применения, а также зарубежного опыта,
основных систем законодательства о банкротстве, применяемого в различных странах.
В этот период пробелы в российском законодательстве о банкротстве компенсировались
(в известной степени) активной деятельностью Федерального управления по делам
о несостоятельности (банкротстве) и принятием соответствующих мер со стороны
Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по обеспечению единства арбитражно-судебной
практики.
Первая попытка реформирования российского законодательства о несостоятельности
(банкротстве) предпринята в 1995 г., когда был подготовлен первый проект нового
Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)". В декабре 1995 г.
этот проект был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской
Федерации в первом чтении. В порядке его подготовки ко второму чтению было
проанализировано более 600 внесенных поправок. Однако затем работа над этим
проектом была приостановлена. Тому имелись две причины: появление альтернативного
законопроекта (на 70% повторяющего текст прежнего), а также принятие Государственной
Думой в первом чтении проекта Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)
банков и иных кредитных организаций" в качестве совершенно самостоятельного
законопроекта, никак не связанного с проектом общего закона о несостоятельности
(банкротстве). Стало очевидно, что в таком виде законодательство о банкротстве
"работать" эффективно не сможет, необходимо было найти выход из создавшегося
тупика. Пришлось вернуться к концептуальным вопросам правового регулирования
отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством). В конце концов после
обсуждения указанных вопросов в соответствующих комитетах Государственной
Думы, на Национальном банковском совете при Банке России, в Высшем Арбитражном
Суде Российской Федерации было принято компромиссное решение: обеспечить регулирование
отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), с помощью законов
о несостоятельности (банкротстве), а также о банкротстве кредитных организаций.
Вместе с тем было признано, что проект Федерального закона "О несостоятельности
(банкротстве) кредитных организаций" должен установливать лишь особенности
регулирования процедур, связанных с банкротством банков и иных кредитных организаций,
в частности, досудебных процедур, направленных на предупреждение банкротства
указанных организаций, и в этом смысле он должен быть согласован с принципами
и нормами проекта общего Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Решение названных и некоторых иных вопросов концептуального свойства
потребовало возвращения обоих законопроектов в первое чтение, которое могло
состояться лишь после существенной их переработки.
На сегодняшний день завершена работа и над проектом Федерального закона
"О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", который 19 июня
1997 г. был принят Государственной Думой в первом,а затем во втором и третьем
чтениях.
Что послужило причиной разработки нового законодательства о несостоятельности
(банкротстве)? Можно отметить целый ряд недостатков и "узких" мест действующего
законодательства, но остановимся лишь на самом существенном.
Во-первых, действуюший Закон Российской Федерации "О несостоятельности
(банкротстве) предприятий" представлял собой попытку объединить чисто эклектичным
образом элементы различных систем несостоятельности (банкротства), применяемых
в разных странах. Известно, например, что во Франции и США действует "продолжниковская"
система банкротства, позволяющая должнику, попавшему в тяжелое финансовое
положение волею обстоятельств, освободиться от долгов и получить возможность
"fresh start" (нового старта). При этом американские суды зачастую не беспокоят
интересы кредиторов, которые вынуждены подстраиваться под условия, предлагаемые
судом в целях восстановления платежеспособности должника. К примеру, американский
кредитор охотно подпишет мировое соглашение с должником, в соответствии с
которым он получит лишь 15 - 20 центов на 1доллар долга, обоснованно (для
американской системы) полагая, что лучше получить хоть что-нибудь, чем не
получить ничего. Поэтому в США подавляющее большинство дел о банкротстве возбуждается
судами по заявлениям должников.
Напротив, в Европе (за исключением Франции) с древних времен применяется
"прокредиторская" система банкротства, приоритетной целью которой является
наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, когда зачастую уже интересы
должника не принимаются во внимание. Главное в этой системе заключается в
жестком контроле за сохранностью активов должника и оперативной его ликвидации.
Конечно же существующие системы банкротства обогащают друг друга, о чем
свидетельствуют, в частности, изменения, внесенные в последние годы в законодательства
о банкротстве, например, США, Германии и некоторых других стран.
Российский же закон предоставил возможность применения и "прокредиторской",
и "продолжниковской" систем и этим ограничился, не утруждая себя детальным
регулированием механизма их реализации. В частности, порядок рассмотрения
дела по заявлению должника ничем не отличается от порядка рассмотрения такого
же дела по заявлению кредитора, впрочем также, как и все процедуры банкротства,
применяемые к должнику.
Во-вторых, само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал действуюший
закон, не отвечают современным представлениям об имущественном обороте и требованиям,
предъявляемым к его участникам. Как известно, согласно указанному закону под
несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить
требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность
обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением
обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной
структурой баланса должника. (ст.1 Закона).
Мало того, что должник длительный срок (свыше трех месяцев) не платил
по долгам, что он в принципе неспособен заплатить,чтобы признать его банкротом
суд должен был проверить состав и стоимость его имущества, оценить структуру
его баланса с точки зрения степени ликвидности его активов. И только в том
случае, когда кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех
активов, должник мог быть признан банкротом. Такой подход допускал, что участниками
имущественного оборота могут являться лица (организации и предприниматели),
которые неспособны оплачивать получаемые ими товары, работы и услуги и в силу
этого делают неплатежеспособными своих контрагентов по договорам. Работал
"принцип домино", что конечно же стимулировало кризис неплатежей, господствующий
над российской экономикой.
С другой стороны, создавались условия, когда более-менее юридически грамотные
руководители коммерческих организаций, не опасаясь банкротства, могли длительное
время, не расплачиваясь по обязательствам, использовать предназначенные для
этих целей денежные суммы в качестве собственных оборотных средств, лишь бы
общая сумма кредиторской задолженности не превысила стоимость активов этой
организации.
Очевидно, что действующие легальные понятие и признаки банкротства защищали
недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота.
В-третьих, представляется принципиально неправильным абсолютно одинаковый,
одномерный подход ко всем категориям должников при применении к ним процедур
банкротства, как это имело место по ранее действовавшему законодательству.
Закон не делал никаких различий между юридическим лицом и индивидуальным предпринимателем;
между крупным (зачастую градообразующим) предприятием и посреднической организацией,
не обладавшей собственным имуществом; торговым предприятием и крестьянским
(фермерским) хозяйством; промышленным предприятием и кредитной организацией.
Одинаковыми были признаки банкротства таких должников,применяемые к ним процедуры
и т.п., хотя было совершенно ясно, насколько различными будут последствия
их применения.
В-четвертых, при регулировании порядка применения процедур банкротства
действовавший закон совершенно не учитывал многообразие ситуаций, в которых
могут оказаться должник и его кредиторы. К примеру, арбитражным судам зачастую
приходилось сталкиваться со случаями, когда руководитель организации должника
отсутствует и место его нахождения установить невозможно, когда должник не
располагал имуществом, необходимым даже для покрытия судебных издержек и т.п.
Во всех подобных случаях арбитражный суд должен был, как предписывал закон,
объявить должника банкротом, открыть конкурсное производство и для его осуществления
назначить конкурсного управляющего. Естественно, ни один из кредиторов не
соглашался перечислить на депозитный счет арбитражного суда денежную сумму,
необходимую для выплаты конкурсному управляющему вознаграждения (хотя бы в
порядке аванса). Решения арбитражного суда о банкротстве таких должников в
принципе невозможно было реализовать, поэтому суды хранили такие дела в сейфах,
а должники, признанные банкротами, продолжали числиться в реестре юридических
лиц.
К сказанному необходимо добавить, что пробельность действовашего закона
послужила причиной принятия многочисленных подзаконных актов. Достаточно сказать,
что к моменту принятия нового закона в области несостоятельности (банкротства)
действовало уже свыше 30 указов Президента Российской Федерации, постановлений
Правительства Российской Федерации и ведомственных нормативных актов. И дело,
конечно же, не столько в их количестве, сколько в их качестве.
В связи с этим не могло не тревожить принятие в последнее время ряда
правовых актов, которые рассматривали несостоятельность (банкротство) в качестве
либо панацеи от всех экономических бед, либо инструмента для решения текущих
экономических проблем, к примеру, как средство борьбы с неплательщиками налогов
или в качестве дополнительного способа приватизации. К числу таких актов,
в первую очередь, относятся Указ Президента Российской Федерации от 2 июня
1994 г. N 1114 "О продаже государственных предприятий-должников" и постановление
Правительства России от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации
законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий".

2. Общая характеристика нового российского закона,
его место среди существующих мировых систем
несостоятельности (банкротства)

По мнению некоторых европейских экспертов, все существующие в различных
странах мира системы несостоятельности (банкротства) могут быть условно дифференцированы
на пять категорий: от радикально "прокредиторского" законодательства до радикально
"продолжниковского" (между этими крайними категориями обычно располагают умеренно
"прокредиторское", "нейтральное", а также умеренно "продолжниковское" законодательство).
Общим критерием для такой дифференциации служит превалирующая защита
интересов соответственно кредиторов или должника, данное же обстоятельство,
в свою очередь, определяется, исходя из многих параметров анализируемого законодательства.
Прежде всего принимается во внимание мера защиты интересов кредиторов
по обеспеченным обязательствам. С этой точки зрения новый российский закон,
видимо, не может быть отнесен к категории чисто прокредиторских. Как известно,
в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (ст.64) имущество,
служившее предметом залога по обязательствам должника, не исключается из массы
его имущества, а кредитор с обеспеченным требованием не имеет возможности
обратить взыскание на предмет залога вне очереди. Вместе с тем кредитор по
обязательству, обеспеченному залогом, находится в третьей, льготной, очереди,
опережая не только большинство остальных кредиторов по гражданско-правовым
обязательствам, но и требования государства по уплате налогов и иных обязательных
платежей. Более того, в отличие от всех других правовых систем, по российскому
закону обеспеченный кредитор получает удовлетворение своих требований за счет
всего имущества должника (а не только являющегося предметом залога). Кредиторы
по обеспеченным обязательствам пользуются также определенными преимуществами
на собрании кредиторов при принятии основных его решений. В частности, для
заключения мирового соглашения с должником требуется единогласное решение
всех кредиторов по обеспеченным обязательствам (при наличии более половины
голосов всех остальных конкурсных кредиторов). Следовательно по данному параметру
российское законодательство не может быть отнесено и к "продолжниковскому".
Другой параметр анализа законодательства заключается в выяснении судьбы
имущества, переданного кредиторами должнику на договорной основе лишь во владение
или пользование, которое не принадлежит последнему на праве собственности
("финансирование без передачи права собственности" - title finance). И по
данной позиции российский закон не может быть отнесен ни к чисто "прокредиторскому",
ни к чисто "продолжниковскому". С одной стороны, в случае объявления должника
банкротом и открытия конкурского производства имущество, не принадлежащее
должнику, а переданное ему кредиторами по договору (продажа в рассрочку, аренда,
лизинг и т.п.), не включается в конкурсную массу, а подлежит возврату последним.
С другой стороны, при введении процедуры внешнего управления все подобные
активы сохраняются за должником и используются в целях восстановления платежеспособности
без всякой специальной компенсации для соответствующих кредиторов.
Основным же критерием оценки всякой правовой системы несостоятельности
(банкротства) являются предоставляемые данной системой возможности реабилитации
должника. При этом учитывается, в какой степени та или иная система законодательства
при регулировании реабилитационных процедур посягает на права конкретных кредиторов,
а также насколько легко должник может добиться введения подобных реабилитационных
процедур. Немаловажное значение имеет то обстоятельство, доверяет ли законодательство
прежней администрации должника (к примеру, руководителю организации) осуществлять
меры по реабилитации должника, ("debtor in possession"), либо для этих целей
требуется назначение внешнего управляющего.
Анализ российского закона свидетельствует о том, что он безусловно представляет
реальные возможности реабилитации должника как путем осуществления мер по
восстановлению его платежеспособности в рамках процедуры внешнего управления,
так и путем заключения мирового соглашения. Вместе с тем имеется целый ряд
положений, которые не позволяют отнести его к категории "продолжниковских"
законодательств.
Во-первых, сама по себе процедура возбуждения дела арбитражным судом
является "нейтральной", поскольку должник, обращаясь с заявлением в арбитражный
суд, не может навязать суду рассмотрение дела с позиции проведения чисто реабилитационных
процедур, как это имеет место, например, в США, где заявление изначально может
быть подано должником по гл.11 Кодекса о банкротстве для осуществления реорганизации
бизнеса соответствующей компании **. В этом смысле российский закон больше
похож на французский Закон о несостоятельности 1985 г. и германское Положение
о несостоятельности 1994 г. (вводится в действие с 1999 г.), в соответствии
с которыми в случае несостоятельности также сначала возбуждается нейтральная
процедура несостоятельности, а в дальнейшем в зависимости от результатов рассмотрения
дела принимается решение о применении к должнику реабилитационных или ликвидационных
процедур.
Во-вторых, первому собранию кредиторов, которое проводится до основного
заседания арбитражного суда, предоставлена возможность выразить свое мнение
относительно процедур (внешнее управление или конкурсное производство), которые
надлежит применить к должнику.
В-третьих, российский закон исключает возможность осуществления реабилитационных
процедур старым руководством организации должника. Для осуществления мер по
восстановлению платежеспособности должника в рамках внешнего управления арбитражный
суд должен назначить внешнего управляющего, действующего под контролем кредиторов.
И наконец необходимо видеть разницу между реабилитацией организации-должника
и реабилитацией ее бизнеса (сохранение деловых связей, рабочих мест и т.п.).
Ошибочно полагать, что "продолжниковское" законодательство, направленное на
реабилитацию должника, способствует сохранению бизнеса. Напротив, имеется
статистика, свидетельствующая, что в таких странах, как США и Франция, законодательство
которых в первую очередь нацелено на реабилитацию должника путем всевозможных
судебных компромиссов, процент спасения бизнеса в результате применения судами
реорганизационных процедур весьма невысок (по некоторым оценкам 7 - 10%).
В то же время явно "прокредиторское" английское законодательство с помощью
применения соответствующих процедур (receivership, administration), когда
независимый управляющий осуществляет продажу бизнеса обанкротившихся компаний,
достигает уровня спасения бизнеса до 50%.
Важным моментом в деле определения принадлежности национального законодательства
о несостоятельности (банкротстве) к той или иной группе правовых систем является
наличие у кредиторов возможности удовлетворения части их требований за счет
третьих лиц, управляющих делами должника либо определяющих его решения. "Продолжниковские"
законодательства, как правило, предоставляют кредиторам право обращать взыскание
лишь на активы должника, исключая предъявление исков к третьим лицам.
В этом смысле российское законодательство сделало значительный шаг в
сторону "прокредиторских" юрисдикций. Начало было положено Гражданским кодексом
Российской Федерации. Как известно, Кодексом предусмотрена субсидиарная ответственность
за доведение должника до банкротства учредителей (участников), собственников
имущества юридического лица или других лиц, которые имеют право давать обязательные
для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять
его действия (ст.56 и 105).
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" не только развил
эти положения, но и определил механизм их реализации, наделив конкурсного
управляющего правом предъявлять соответствующие требования третьим лицам,
действия которых вызвали несостоятельность должника. Размер таких требований
должен определяться, исходя из разницы между суммой требований кредиторов
и конкурсной массой имущества должника. Взысканные таким образом суммы должны
включаться в конкурсную массу и могут быть использованы конкурсным управляющим
только на удовлетворение требований кредиторов в порядке установленной очередности.
Кроме того, закон расширил круг лиц, к которым могут быть предъявлены подобные
требования, за счет руководителей должника, а также ликвидационной комиссии
(ликвидатора), не выполнивших обязанность в установленных законом случаях
по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве должника (ст.101
и 9).
Если взять все названные критерии в совокупности, то можно сделать вывод,
что новый российский Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)"
нельзя отнести в полном смысле ни к "прокредиторским", ни к "продолжниковским".
Его место - "золотая середина". Данное обстоятельство делает российскую систему
несостоятельности (банкротства) гибкой, позволяющей в полной мере учитывать
условия несостоятельности должника применительно к каждому конкретному случаю.
И еще несколько концептуальных вопросов, без которых общая характеристика
нового российского законодательства о несостоятельности (банкротстве) была
бы неполной.
Несколько слов о критерии несостоятельности (банкротстве) и его основных
признаках. Выбор здесь у законодателя был невелик, все существующие в различных
законодательствах подходы к определению несостоятельности должника можно свести
к двум вариантам: в основе признания должника банкротом предусматриваются
либо принцип его неплатежеспособности (исходя из анализа встречных денежных
потоков), либо принцип неоплатности (исходя из соотношения активов и пассивов
по балансу должника). Ранее действовавший закон в качестве критерия несостоятельности
использовал принцип неоплатности, что затрудняло и затягивало рассмотрение
дел в ущерб интересам кредиторов, а главное лишало арбитражные суды и кредиторов
возможности применять процедуры несостоятельности (в том числе и внешнее управление
для восстановления платежеспособности должника) к неплатежеспособным должникам,
у которых стоимость имущества формально превышала общую сумму кредиторской
задолженности.
Следует подчеркнуть, что в некоторых законодательствах используется такой
критерий как неоплатность, требующий анализа баланса должника (например, по
германскому законодательству критерием несостоятельности должника наряду с
неплатежеспособностью признается и "сверхзадолженность", т.е. недостаточность
имущества должника для покрытия всех его обязательств), однако указанный критерий,
как правило, применяется дополнительно к критерию неплатежеспособности (ликвидности)
и служит главным образом основанием выбора процедуры, применяемой к неплатежеспособному
должнику: ликвидационной или реабилитационной.
По этому же пути пошел и новый российский закон о несостоятельности (банкротстве):
должник - юридическое лицо или предприниматель - может быть признан банкротом
в случае его неплатежеспособности, но наличие у него имущества, превышающего
общую сумму кредиторской задолженности, является свидетельством реальной возможности
восстановить его платежеспособность и, следовательно, может служить основанием
для применения к должнику процедуры внешнего управления. В отношении же несостоятельности
физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, будет применяться
принцип неоплатности, т.е. превышения кредиторской задолженности над стоимостью
их имущества.
Необходимо еще раз обратить внимание на очередность удовлетворения требований
кредиторов и, в частности, на то обстоятельство, что новый российский закон
о несостоятельности (банкротстве) вслед за Гражданским кодексом отдает предпочтение
требованиям работников должника о выплате им задолженности по заработной плате
перед требованиями кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом.
Хотелось бы подчеркнуть социальный аспект подобного решения вопроса.
Дело в том, что многие законодательства различных стран, которые отдают предпочтение
обеспеченным кредиторам, тем не менее решают проблему защиты интересов работников
должника иным способом. К примеру, действующее германское законодательство
предусматривает компенсацию убытков работников обанкротившегося должника:
неудовлетворенные требования этих работников по заработной плате, возникшие
в течение трех месяцев до возбуждения дела о банкротстве, возмещаются за счет
особой кассы, которая наполняется денежными средствами за счет отчислений,
уплачиваемых всеми работодателями. В Кодексе о банкротстве США подробно регулируются
вопросы, связанные с выплатой работникам несостоятельных должников сумм, предусмотренных
коллективными договорами, а также в ими не покрываемой части, различных страховых
выплат (Ch. 11U.S.C. § 1114).
Отсутствие подобных положений, защищающих права работников несостоятельных
должников и ликвидируемых юридических лиц, в российском законодательстве -
дополнительный аргумент в пользу отказа обеспеченным кредиторам во внеочередном
удовлетворении их требований.
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", в отличие от ранее
действовавшего законодательства, содержит нормы, объединенные в главу IX,
которые предусматривают положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными
предпринимателями. Данные положения вызвали наибольшее количество возражений
при принятии проекта указанного закона. Основной аргумент противников введения
института банкротства граждан заключался в том, что это не соответствует Гражданскому
кодексу Российской Федерации. В связи с этим следует отметить, что отсутствие
в тексте Кодекса статьи, специально посвященной банкротству граждан, при наличии
статей, регулирующих банкротство индивидуальных предпринимателей (ст.25) и
юридических лиц (ст.65), вовсе не означает запрета на включение соответствующих
норм в текст Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
Более того, реализация целого ряда положений, содержащихся в Гражданском
кодексе, на наш взгляд, в принципе невозможна без регулирования порядка признания
граждан несостоятельными. Прежде всего это касается норм, предусматривающих
субсидиарную ответственность учредителей (участников) юридических лиц за доведение
должника до банкротства (ст.56 и 105), а также положения об ответственности
лиц, которые в силу закона или учредительных документов юридического лица
выступают от его имени (п.3 ст.53). В подобных случаях мера ответственности
граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, может во много раз
превысить стоимость их имущества, что будет иметь крайне негативные последствия
как для самих этих граждан (по существу пожизненная кабала), так и для иных
их кредиторов (к примеру, для их детей, получающих алименты). Такие же проблемы
могут возникнуть и при реализации иных положений Гражданского кодекса, устанавливающих
субсидиарную или солидарную ответственность физических лиц по долгам юридических
лиц. Единственное решение этой проблемы - введение института банкротства граждан,
не являющихся предпринимателями.
Кроме того, с точки зрения защиты прав и законных интересов кредиторов
невозможно объяснить, почему они вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением
о банкротстве индивидуального предпринимателя, не оплатившего небольшую партию
переданного ему товара, и в то же время не могут добиться возбуждения дела
о банкротстве бывшего руководителя банка, не возвратившего многомиллионные
суммы займов.
Есть и другая сторона этой проблемы. Мировая практика исходит из того,
что институт банкротства граждан (т.н. "потребительское" банкротство) является
благом для добросовестных граждан, поскольку позволяет им в ходе одного процесса
освободиться от долгов, предоставив для расчета с кредиторами свое имущество.
Именно этим объясняется, к примеру, тот факт, что в США из ежегодно рассматриваемого
судами по банкротству числа дел (800 - 900 тыс. в год) свыше 92% составляют
дела, связанные с "потребительским" банкротством.
И тем не менее, в соответствии со ст.185 Федерального закона "О несостоятельности
(банкротстве)", положения о банкротстве граждан, не являющихся индивидуальными
предпринимателями, вступят в силу лишь с момента введения в действие норм
о банкротстве граждан, которые будут внесены в Гражданский кодекс. Дело в
том, что в настоящее время лишь в стадии формирования находится служба судебных
приставов-исполнителей, на плечи которых ляжет ответственность за исполнение
решений арбитражных судов о банкротстве граждан. Однако данное обстоятельство
не означает, что положения о банкротстве граждан, содержащиеся в главе IХ
Федерального закона, вовсе не будут применяться до внесения соответствующих
изменений в Кодексе. По правилам этой главы будет осуществляться банкротство
индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств, что,
кстати, позволит осуществить апробацию положений о банкротстве граждан и наработать
определенную практику исполнения соответствующих решений арбитражных судов.

3. Основные положения нового законодательства
о несостоятельности (банкротстве)

Под несостоятельностью (банкротством) в новом Федеральном законе понимается
неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам
и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
Если в роли должника выступает организация (юридическое лицо), то она
считается неспособной удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам
или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие
обязанности не исполнены в течение трех месяцев с наступления даты их исполнения.
Что касается должника-гражданина, то для признания его банкротом необходимо
также, чтобы сумма задолженности по его обязательствам превысила стоимость
принадлежащего ему имущества. Таким образом, в основе понятия банкротства
лежит презумпция, согласно которой участник имущественного оборота (юридическое
лицо), не оплачивающий полученные им от контрагентов товары, работы, услуги,
а также не уплачивающий налоги и иные обязательные платежи в течение длительного
срока (более трех месяцев), не способен погасить свои обязательства перед
кредиторами. Чтобы избежать банкротства, должник должен либо погасить свои
обязательства, либо представить суду доказательства необоснованности требований
кредиторов, налоговых или иных уполномоченных государственных органов.
Для определения задолженности по обязательствам и обязательным платежам
в бюджет и внебюджетные фонды не должны приниматься во внимание подлежащие
уплате за просрочку неустойки (штрафы, пени), а также финансовые (экономические)
санкции. В общую сумму задолженности включаются лишь суммы долга за товары,
работы, услуги и недоимки по налогам и иным обязательным платежам.
Размер денежных требований кредиторов, а также налоговых и иных уполномоченных
органов считается установленным (бесспорным), если они подтверждены решениями
судов или документами, свидетельствующими об их признании должником. Что касается
иных требований, то должнику дается шанс их оспорить. В этом случае их обоснованность
будет проверена арбитражным судом. Требования, которые не оспариваются должником,
также относятся к категории установленных. Для определения объема каждого
из требований берется их размер на момент подачи заявления о банкротстве должника
в арбитражный суд.
Как и по ранее действовавшему закону, правом на обращение в арбитражный
суд с заявлением о банкротстве должника наделяются должник, его кредиторы,
прокурор, а также уполномоченные на то налоговые и иные государственные органы.
Новеллой же является норма, устанавливающая случаи, когда руководитель организации-должника
или гражданин-предприниматель обязаны обратиться в арбитражный суд с заявлением
об их банкротстве; а именно: когда удовлетворение требований одного или нескольких
кредиторов приводит к невозможности исполнения денежных обязательств перед
другими кредиторами; органами управления должника или собственником его имущества
(унитарного предприятия) принято решение об обращении в арбитражный суд с
заявлением о банкротстве и в некоторых других случаях. За невыполнение этой
обязанности руководитель организации-должника будет привлекаться к субсидиарной
ответственности по обязательствам должника перед его кредиторами (ст.8 и 9).
При отсутствии признаков банкротства арбитражный суд откажет в удовлетворении
соответствующего заявления о банкротстве должника. Однако наличие таких признаков,
т.е. неспособность должника в данный момент погасить денежные обязательства
и уплатить налоги в бюджет и внебюджетные фонды, вовсе не означает, что должник
как банкрот будет подлежать обязательной ликвидации. Помимо процедуры конкурсного
производства, применяемой при ликвидации должника-юридического лица, к такому
должнику могут быть применены и иные процедуры: наблюдение, внешнее управление,
мировое соглашение. В отношении должника-гражданина могут применяться либо
конкурсное производство, либо мировое соглашение. Последнее слово в выборе
конкретной процедуры, применяемой к должнику, всегда остается за арбитражным
судом.
Совершенно новой для российского законодательства является такая процедура
как наблюдение, которая, как правило, будет вводиться непосредственно с момента
принятия арбитражным судом заявления о банкротстве должника. Главная цель
этой процедуры обеспечить сохранность активов должника до вынесения арбитражным
судом решения по существу дела. Выполнение этой задачи возлагается на временного
управляющего, назначаемого арбитражным судом. При этом руководитель должника
не отстраняется от выполнения своих обязанностей, однако целый ряд сделок,
которые могут привести к отчуждению недвижимого и иного имущества (в зависимости
от суммы сделки), он сможет совершать исключительно с согласия временного
управляющего.
Другая задача временного управляющего в период наблюдения помочь кредиторам
и арбитражному суду разобраться с финансовым состоянием должника и определить,
имеется ли возможность восстановить его платежеспособность (при наличии признаков
банкротства, естественно). Именно временный управляющий должен созвать собрание
кредиторов еще до принятия арбитражным судом решения по существу дела о банкротстве,
которое на основе информации временного управляющего о результатах анализа
финансового состояния должника принимает одно из следующих решений: о введении
внешнего управления и обращении в арбитражный суд с соответствующим ходатайством
или об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом
и открытии конкурсного производства. Таким образом, при принятии решения по
делу о банкротстве должника арбитражный суд может опираться на волю его кредиторов,
которая в варианте с введением внешнего управления предопределяет решение
арбитражного суда.
Процедура внешнего управления не является новой для нашего законодательства.
Однако необходимо отметить, что данной процедуре новый законопроект посвящает
29 статей вместо одной (ст.12) в ранее действовавшем законе. Уже одно это
свидетельствует о ее более детальном и тщательном регулировании.
Дooлжно заметить, что многочисленные пробелы в действовавшем законе нередко
дискредитировали саму идею восстановления платежеспособности должника в период
осуществления внешнего управления. Основным средством, создающим условия для
восстановления платежеспособности должника, является мораторий на удовлетворение
требований кредиторов. Ранее закон ограничивался нормой, в соответствии с
которой "на период проведения внешнего управления имуществом должника вводится
мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику" (п.3 ст.12),
и не связывал введение моратория с прекращением начисления на должника неустоек
(штрафов, пеней) по денежным обязательствам и финансовых (экономических) санкций
по обязательным платежам. В результате шансы должника на восстановление платежеспособности
сводились к нулю, ибо весь период внешнего управления, а стало быть и действия
моратория, над ним домокловым мечом висел нарастающий, как снежный ком, груз
неустоек и финансовых санкций. В этих условиях мораторий на старые долги терял
практический смысл.
По новому закону мораторий на удовлетворение требований кредиторов будет
означать не только приостановление исполнения судебных решений и иных исполнительных
документов о взыскании с должника задолженности, возникшей по обязательствам,
срок исполнения по которым наступил до введения внешнего управления. В этот
период не будут также начисляться неустойки (штрафы, пени) по этим обязательствам
и финансовые (экономические) санкции по обязательным платежам, а также проценты
за пользование чужими денежными средствами. В целях компенсации потерь кредиторов
и государства (по обязательным платежам) на все "замороженные" суммы должны
начисляться лишь проценты по ставке рефинансирования Центрального Банка Российской
Федерации.
Осуществление процедуры внешнего управления возлагается на внешнего управляющего,
кандидатура которого предлагается арбитражному суду собранием кредиторов.
В качестве такового может оказаться и временный управляющий, который ранее
был назначен арбитражным судом на период наблюдения. Руководитель организации-должника
отстраняется от выполнения своих обязанностей. Полномочия всех органов юридического
лица переходят к внешнему управляющему, в том числе и полномочия по распоряжению
имуществом должника. Однако крупные сделки: сделки с недвижимостью и с иным
имуществом, стоимость которого превышает 20% балансовой стоимости активов
должника, внешний управляющий сможет заключать только с согласия собрания
(комитета) кредиторов, если иное не будет предусмотрено планом внешнего управления.
Внешнему управляющему предоставляется право отказаться от исполнения
договоров должника, которые носят долгосрочный характер либо рассчитаны на
получение положительных результатов лишь в долгосрочной перспективе, а также
от договоров, исполнение которых повлечет убытки для должника. Правда, кредиторы
по таким договорам будут вправе потребовать от должника возмещения убытков
в виде реального ущерба, но на такие требования распространяется действие
моратория.
Мероприятия, направленные на восстановление платежеспособности должника,
будут осуществляться внешним управляющим, как и прежде, на основе плана внешнего
управления, одобренного собранием кредиторов. Новый Федеральный закон "О несостоятельности
(банкротстве)" детально регламентирует осуществление таких мер по восстановлению
платежеспособности должника как продажа предприятия, продажа имущества, уступка
прав требований должника, погашение обязательства должника третьими лицами.
Принятие арбитражным судом решения о признании должника банкротом влечет
открытие конкурсного производства. Эта процедура, как и внешнее управление,
не относится к числу новых. Открытие конкурсного производства по новому закону
будет означать, что срок исполнения всех денежных обязательств должника будет
считаться наступившим; прекратится начисление неустоек, финансовых санкций
и процентов по всем видам задолженности должника; все требования к должнику,
включая требования налоговых органов, могут быть предъявлены только в рамках
конкурсного производства. Для осуществления конкурсного производства арбитражный
суд назначает конкурсного управляющего из числа кандидатов, которые будут
предложены собранием кредиторов. На конкурсного управляющего возлагаются обязанности
по аккумулированию имущества должника и формированию конкурсной массы в целях
продажи имущества и расчета с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной
ст.64 Гражданского кодекса Российской Федерации.
На любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве должник
и кредиторы вправе заключить мировое соглашение. Заключение мирового соглашения,
предусматривающего отсрочку или рассрочку исполнения обязательства, уступку
прав требований должника, исполнение обязательств должника третьими лицами,
скидку с долгов и т.п., является нормальным способом окончания дела о банкротстве.
Однако действовавший ранее закон выдвигал практически непреодолимое препятствие
для мирового соглашения: в течение двух недель после утверждения мирового
соглашения арбитражным судом кредиторы должны были получить удовлетворение
своих требований в размере не менее 35% суммы долга.
Новый закон снимает это и другие препятствия на пути достижения мирового
соглашения, которое становится предметом свободного волеизъявления сторон.
Единственным условием утверждения арбитражным судом мирового соглашения является
погашение должником задолженности перед кредиторами первой и второй очередей:
по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение
вреда жизни или здоровью; по расчетам по выплате выходных пособий и оплате
труда с лицами, работающими по трудовому договору, и по выплате вознаграждений
по авторским договорам. Утверждение арбитражным судом мирового соглашения
влечет прекращение производства по делу о банкротстве. В случае, если мировое
соглашение заключается на стадии конкурсного производства, принятое арбитражным
судом решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства
не подлежит исполнению.
Как видим, при осуществлении практически всех процедур банкротства одними
из главных действующих лиц являются временный, внешний, конкурсный управляющие,
которые согласно закону объединяются одним понятием - арбитражный управляющий.
Излишне говорить, какая ответственность возлагается на их плечи и в каких
экстремальных условиях им приходится работать.
Между тем действовавший закон не определил статус этих лиц, не решил
вопрос вознаграждения управляющих, не обеспечил даже в минимальной степени
их социальную защиту.
В соответствии с новым законом арбитражным управляющим может быть назначено
физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя,
обладающее специальными знаниями. Арбитражные управляющие будут действовать
на основании лицензии, выдаваемой Государственным органом по делам о банкротстве
и финансовому оздоровлению. По вопросам социального обеспечения управляющий
при банкротстве должен приравниваться к руководителю организации-должника.
Что касается вознаграждения, то оно, как правило, будет состоять из двух
частей: вознаграждения за каждый месяц осуществления управляющим своих функций
в размере, определяемом собранием кредиторов и утверждаемом арбитражным судом;
дополнительного вознаграждения, выплачиваемого по результатам его деятельности.
Максимальный и минимальный размер вознаграждения, порядок его выплаты
арбитражным управляющим будут определены Правительством Российской Федерации.

Особенности банкротства отдельных категорий
должников - юридических лиц

Новый закон, в отличие от ранее действовавшего закона, учитывает специфику
отдельных категорий должников и предусматривает связанные с этим особенности
применения к ним процедур банкротства. Речь идет о таких категориях должников
как должники-юридические лица: градообразующие, сельскохозяйственные, страховые
организации, банки и иные кредитные организации, профессиональные участники
рынка ценных бумаг, а также должники-граждане, включая индивидуальных предпринимателей
и крестьянские (фермерские) хозяйства. Рассмотрим особенности банкротства
некоторых категорий должников.
Под градообразующими организациями в законе понимаются такие юридические
лица, численность работников которых с учетом членов их семей составляет не
менее половины численности населения соответствующего населенного пункта (ст.132).
Определяя особенности банкротства градообразующих организаций, закон
учитывает возможные социальные последствия их ликвидации. Этим, в частности,
продиктовано включение в число лиц, участвующих в деле о банкротстве градообразующей
организации, соответствующего органа местного самоуправления. В таком же качестве
арбитражным судом могут быть привлечены к участию в деле и федеральные органы
исполнительной власти и органы исполнительной власти соответствующего субъекта
Российской Федерации.
По ходатайству названных органов арбитражный суд сможет ввести внешнее
управление в отношении должника градообразующей организации даже в том случае,
когда собрание кредиторов проголосует за признание должника банкротом и открытие
конкурсного производства. Однако в этом случае, представляя ходатайство, соответствующие
органы должны будут дать поручительство по обязательствам должника и тем самым
взять на себя обязанность нести субсидиарную ответственность перед его кредиторами.
Кроме того, по ходатайству названных органов внешнее управление может
быть продлено арбитражным судом на срок не более года. Таким образом, общая
продолжительность внешнего управления, а стало быть и срок действия моратория
на удовлетворение требований кредиторов, может составить 2,5 года. В этот
период соответствующими органами может быть осуществлено финансовое оздоровление
градообразующей организации путем инвестирования в ее деятельность, трудоустройства
работников, создания новых рабочих мест. В исключительных случаях срок внешнего
управления может быть продлен на срок до 10 лет при условии, что должник и
его поручитель приступят к расчетам с кредиторами не позже, чем через 2,5
года после введения внешнего управления (ст.135).
Российская Федерация, субъект Российской Федерации либо муниципальное
образование в лице их уполномоченных органов могут в любое время до окончания
внешнего управления рассчитаться со всеми кредиторами либо погасить иным способом
требования кредиторов по денежным обязательствам или обязательным платежам.
В процессе внешнего управления должником - градообразующей организацией
может быть осуществлена продажа предприятия как единого имущественного комплекса,
что позволит получить средства, необходимые для расчетов с кредиторами, не
прибегая к ликвидации должника, а также сохранить рабочие места. Причем при
наличии ходатайства государственного органа либо органа местного самоуправления
продажа предприятия будет производиться по конкурсу, обязательными условиями
которого являются сохранение рабочих мест для не менее чем 70% работников
предприятия, а также обязанность покупателя в случае изменения профиля деятельности
предприятия произвести переобучение или трудоустройство работников. Да и в
случае признания градообразующей организации банкротом конкурсный управляющий
для первых торгов должен будет предложить к продаже предприятие как единый
имущественный комплекс. И только в том случае, если на таких торгах не найдется
покупатель, конкурсный управляющий получит возможность продавать отдельные
активы предприятия.
Положения о банкротстве градообразующей организации будут применяться
также и к иным организациям, численность работников которых превышает пять
тысяч человек.
Банкротство сельскохозяйственных организаций имеет отличительные особенности,
продиктованные, во-первых, особым характером их деятельности, которая, как
правило, связана с использованием земельных участков (преимущественно сельскохозяйственного
назначения) и, во-вторых, сезонным характером их работы.
В соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)"
сельскохозяйственными организациями признаются юридические лица, основным
видом деятельности которых является выращивание (производство, переработка)
сельскохозяйственной продукции, выручка которых от реализации такой продукции
составляет не менее 50 % общей суммы выручки (ст.139).
Суть первого специального правила, регулирующего банкротство сельскохозяйственной
организации, заключается в том, что при продаже объектов недвижимости обанкротившейся
организации преимущественным правом их приобретения наделяются иные сельскохозяйственные
организации или крестьянские (фермерские) хозяйства. Отчуждение земельных
участков может осуществляться в той мере, в какой их участие в обороте допускается
земельным законодательством.
Второе специальное правило состоит в увеличении срока внешнего управления
сельскохозяйственной организацией с учетом сезонного характера ее работы и
необходимости дождаться окончания соответствующего периода сельскохозяйственных
работ. Принимая во внимание также возможные сроки реализации выращенной (произведенной)
продукции, законодатель счет возможным увеличить срок внешнего управления
до 1 года и 9 месяцев. Кроме того, если в период внешнего управления имели
место стихийные бедствия, эпизоотии и т.п., срок внешнего управления сельскохозяйственной
организацией - должником может быть увеличен арбитражным судом еще на один
год. Таким образом, максимальный срок внешнего управления может достигать
2 лет и 9 месяцев (общий максимальный срок - 1,5 года).
В остальном процедуры несостоятельности (банкротства) сельскохозяйственных
организаций должны осуществляться по общим правилам.
Банкротство банков и иных кредитных организаций будет осуществляться
в соответствии со специальным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)
кредитных организаций", проект которого в настоящее время принят в третьем
чтении. Нормы Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" будут
применяться субсидиарно при отсутствии специальных правил.
Когда процедуры банкротства банков и иных кредитных организаций подчинялись
общему Закону Российской Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий",
практически не учитывались имеющиеся особенности создания и деятельности кредитных
организаций.
Все специальные правила в отношении банков и иных кредитных организаций,
содержащиеся в данном Законе, сводятся к положению о том, что коммерческий
банк и иное кредитное учреждение (в качестве должника), их кредиторы, а также
прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства
по делу о несостоятельности (банкротстве) банка или иного кредитного учреждения
только после отзыва его лицензии на совершение банковских операций Центральным
Банком Российской Федерации (ст.11).
Отсутствие специальной регламентации процедур несостоятельности (банкротства)
банков и иных кредитных организаций представляется одним из самых серьезных
пробелов законодательства в сфере имущественного оборота. Применение же к
данным правоотношениям практически в полном объеме норм Закона Российской
Федерации "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" порождало массу
трудноразрешимых проблем в практике арбитражных судов.
Прежде всего хотелось бы отметить весьма слабую защищенность прав и законных
интересов граждан, имеющих вклады в коммерческих банках, которые при наличии
признаков неплатежеспособности банков, что выражается в неисполнении поручений
вкладчиков о выдаче средств со вкладов, а также иных банковских операций,
могут рассчитывать на компенсацию (хотя бы частичную) своих потерь, только
инициируя процедуры банкротства соответствующих банков. При этом вкладчики
или их представители действуют в качестве обычных кредиторов, по заявлению
которых может быть возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) коммерческого
банка-должника.
Как правило, граждане-вкладчики первоначально обращаются в суды общей
юрисдикции, добиваются получения там соответствующих решений и исполнительных
листов и в связи с невозможностью их исполнения с помощью судебных исполнителей
(полной или частичной) обращаются в арбитражный суд с заявлением о возбуждении
дела о банкротстве соответствующего банка. Далее удовлетворение вкладчиков
нередко строилось по двум взаимоисключающим схемам: во-первых, по Закону "О
несостоятельности (банкротстве) предприятий"; во-вторых, через судебных исполнителей
во исполнение решений судов общей юрисдикции. И если в первом случае в основном
обеспечивается справедливое распределение денежных средств между вкладчиками
(кредиторами первой очереди) пропорционально их требованиям, то во втором
расчеты с гражданами нередко производятся произвольно в зависимости от случайных
факторов.
Альтернативой такому порядку удовлетворения требований граждан вкладчиков
обанкротившихся банков являются широко применяемые во всех странах страхование
вкладов граждан, в том числе и обязательное, или их гарантирование со стороны
фондов, специально создаваемых за счет взносов банков и кредитных организаций.
И в том, и в другом случае при наличии признаков неплатежеспособности банка,
при невыдаче средств по счету по требованию вкладчика в определенный срок
либо при наступлении иных обстоятельств, рассматриваемых в качестве страхового
случая или момента вступления в силу соответствующего гарантийного обязательства,
граждане получают компенсацию в размере вклада или солидной его части от соответствующих
страховых фондов либо организаций по гарантированию вкладов, которые, выплачивая
суммы гражданам, аккумулируют их требования к банку, а затем в случае банкротства
банка выступают в качестве единого кредитора по всем банковским вкладам. Таким
образом исключается банкротство банка по заявлениям вкладчиков, которые полностью
защищены от дополнительных материальных и моральных издержек.
В июне 1996 г. Государственной Думой Федерального Собрания Российской
Федерации принят в первом чтении проект Федерального закона "О гарантировании
вкладов граждан в банках", предусматривающий создание Федеральной резервной
корпорации гарантирования вкладов в банках в форме специализированной некоммерческой
организации. Согласно указанному законопроекту гарантирование возврата вкладов
граждан в банках будет осуществляться за счет резерва корпорации, формируемого
из обязательных взносов, уплачиваемых банками, имеющими лицензию Центрального
Банка Российской Федерации на привлечение денежных средств граждан во вклады.
Корпорация будет гарантировать каждому вкладчику банка, состоящему на учете
в корпорации - выплату возмещения (80 - 100% от размера вклада) в случае отзыва
у банка лицензии на привлечение денежных средств граждан во вклады или лицензии
на осуществление банковских операций, а также при признании этого банка несостоятельным
(банкротом). Имеется в виду, что после выплаты указанного возмещения права
требования к банку, принадлежащие соответствующему вкладчику, переходят к
Федеральной резервной корпорации.
К сожалению, в декабре 1996 г. Государственная Дума на своем пленарном
заседании сняла указанный законопроект с рассмотрения до согласования позиций
различных парламентских фракций и Правительства Российской Федерации, а в
проекте Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций"
говорится уже не о гарантировании, а об обязательном страховании вкладов граждан.
При этих условиях перспективы принятия соответствующего закона в обозримом
будущем представляются довольно неопределенными. А до этого момента граждане-вкладчики
сохранят право на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве кредитной
организации.
Нельзя не заметить разницы в последствиях возбуждения арбитражным судом
дела о банкротстве обычного должника и банка. Определение арбитражного суда
о принятии к производству заявления о банкротстве банка нередко служит детонатором
панических настроений среди кредиторов, провоцирующих их на возврат денежных
средств, находящихся на счетах и во вкладах в указанном банке. Теряя денежные
средства клиентов, банк вместе с ними теряет и свою платежеспособность.
В то же время ранее действовавшее законодательство не содержало никаких
норм, ограничивающих круг кредиторов, способных инициировать судебное дело
о банкротстве банков либо затруднить предъявление таких требований по сравнению
с заявлением о банкротстве обычных должников.
Как отмечалось, один из способов решения этой проблемы - исключение из
числа кредиторов, предъявляющих заявления о банкротстве банков, граждан-вкладчиков
путем гарантирования (либо обязательного страхования) банковских вкладов.
Другой путь, намеченный в проекте Федерального закона "О несостоятельности
(банкротстве) кредитных организаций", - введение специальных досудебных процедур,
предшествующих возбуждению дела о банкротстве в арбитражном суде. В настоящее
время до предъявления заявления о банкротстве должника в арбитражный суд от
кредиторов (в том числе и от кредиторов банков) требуется лишь направление
должнику извещения с уведомлением о вручении.
Между тем речь идет о том, чтобы допустить возбуждение дела о несостоятельности
(банкротстве) банка в арбитражном суде лишь после соблюдения кредитором обязательной
детально регламентированной процедуры рассмотрения Центральным Банком заявления
кредитора об отзыве лицензии соответствующего коммерческого банка. Таким образом,
финансовое состояние банка-должника будет определяться Центральным Банком
с учетом всего комплекса показателей, характеризующих его платежеспособность.
При отсутствии признаков несостоятельности Центральный банк откажет в
отзыве лицензии, тем самым исключается возможность возбуждения дела о банкротстве,
а кредитор будет вынужден ограничиться рядовым иском, вытекающим из гражданско-правового
обязательства. При наличии таких признаков Центральному Банку предоставится
возможность принять меры к оздоровлению неплатежеспособного банка посредством
введения временной администрации либо предложить его учредителям (участникам)
реорганизовать этот банк путем его присоединения к другому банку, устойчивому
и стабильному в имущественном обороте. И только отсутствие таких возможностей
должно влечь возбуждение арбитражным судом дела о банкротстве неплатежеспособного
банка.
Названные вопросы решены в проекте Федерального закона "О несостоятельности
(банкротстве) кредитных организаций" с учетом всех особенностей, присущих
этой категории должников.

Банкротство гражданина

Банкротство гражданина, не являющегося предпринимателем, представляет
собой новый для российского законодательства институт. Как отмечалось, в большинстве
правовых систем действуют нормы, регулирующие несостоятельность граждан. Действовавший
ранее российский закон предусматривал возможность банкротства лишь гражданина,
являющегося индивидуальным предпринимателем, никак не регламентируя особенности
такого банкротства. А между тем институт банкротства гражданина рассматривается
в развитых правовых системах как один из наиболее эффективных способов защиты
граждан, попавших в тяжелое материальное положение волею обстоятельств, который
позволяет в один момент очиститься от бремени долгов и начать все сначала.
В положении должника с непосильным бременем обязательств может оказаться не
только индивидуальный предприниматель, но и всякий гражданин, взявший займ
у банка, купивший недвижимость или иной дорогостоящий товар в кредит, и т.п.
Вот почему в Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)" имеется
специальная глава, регламентирующая особенность банкротства гражданина.
Основанием для признания гражданина банкротом признается неспособность
исполнить денежные обязательства или уплатить налоги и иные обязательные платежи
в связи с превышением суммы имеющихся долгов над стоимостью имущества гражданина.
Дело о банкротстве гражданина будет возбуждаться арбитражным судом по заявлению
как самого должника, так и его кредиторов. При осуществлении процедуры банкротства
свои требования к гражданину смогут предъявить также кредиторы по обязательствам,
связанным с возмещением вреда жизни и здоровью, взысканием алиментов и иным
обязательствам личного характера. Однако если такие требования не будут предъявлены,
они, в отличие от других обязательств гражданина, сохранят свою силу и после
окончания процедуры банкротства.
После завершения расчетов с кредиторами за счет выручки от продажи имущества
гражданина, за исключением имущества, на которое в соответствии с процессуальным
законодательством не может быть обращено взыскание, гражданин, признанный
банкротом, освобождается от всех, в том числе оставшихся непогашенными, долгов.
Признание банкротом гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем,
будет означать также, что утрачивает силу его государственная регистрация
в качестве индивидуального предпринимателя, а также аннулируются выданные
ему лицензии на осуществление отдельных видов предпринимательской деятельности.
Принятый Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", а также
анализ имеющихся на сегодняшний день законопроектов в области банкротства
кредитных организаций свидетельствуют о том, что в случае принятия и введения
в действие всех законопроектов Россия будет иметь правовую систему банкротства,
полностью отвечающую современным требованиям.

-------------------------------------------------------------------------
* Ведомости РФ. 1993. N 1. Ст.6.
** Bankruptcy Code and Rules. Clark Boardman Callaghan Company. 1993.
p.107 - 134.


Федеральный закон
"О несостоятельности (банкротстве)"

Глава I. Общие положения

Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом
1. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий
Федеральный закон устанавливает основания признания должника несостоятельным
(банкротом) или объявления должником о своей несостоятельности (банкротстве),
регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности
(банкротства), проведения внешнего управления и конкурсного производства и
иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном
объеме требования кредиторов.
2. Настоящий Федеральный закон распространяется на все юридические лица,
являющиеся коммерческими организациями (за исключением казенных предприятий),
на некоммерческие организации, действующие в форме потребительского кооператива,
благотворительного или иного фонда.
3. К отношениям, связанным с несостоятельностью (банкротством) кредитных
организаций, настоящий Федеральный закон применяется с особенностями, установленными
федеральным законом о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций.
4. Отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан,
в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей,
регулируются настоящим Федеральным законом. Нормы, регулирующие несостоятельность
(банкротство) граждан, в том числе зарегистрированных в качестве индивидуальных
предпринимателей, содержащиеся в иных федеральных законах, могут применяться
только после внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Федеральный
закон.
5. Если международным договором Российской Федерации установлены иные
правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются
правила международного договора Российской Федерации.
6. К отношениям, регулируемым настоящим Федеральным законом, с участием
иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения настоящего Федерального
закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.
7. Решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности
(банкротстве) признаются на территории Российской Федерации в соответствии
с международными договорами Российской Федерации.
При отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов
иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются
на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено
федеральным законом.

Комментарий к статье 1

1. Законодательство о несостоятельности (банкротстве) представляет собой
сложную систему правовых норм, содержащихся не только в Федеральном законе
"О несостоятельности (банкротстве)", но и в некоторых других нормативных правовых
актах.
Основанием системы правового регулирования несостоятельности (банкротства)
являются положения Гражданского кодекса Российской Федерации *(1) (далее ГК
РФ) о несостоятельности (банкротстве) индивидуальных предпринимателей (ст.25)
и юридических лиц (ст.65); Кодекс не включает в себя норм, регламентирующих
несостоятельность (банкротство) граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями,
однако отсутствие позитивного регулирования данных правоотношений не означает
запрета на осуществление такого регулирования другими федеральными законами.
Круг содержащихся в ГК РФ правовых норм, регулирующих несостоятельность
(банкротство) участников имущественного оборота, не исчерпывается названными
статьями. К числу таких норм, непосредственно регламентирующих эти правоотношения,
должны быть отнесены положения о том, что в случаях, когда стоимость имущества
юридического лица, являющегося коммерческой организацией (за исключением казенного
предприятия) либо действующего в форме потребительского кооператива, благотворительного
или иного фонда, недостаточна для удовлетворения требований кредиторов, оно
может быть ликвидировано только в порядке, предусмотренном ст.65 ГК, т.е.
путем признания его банкротом (п.4 ст.61); об очередности удовлетворения требований
кредиторов при ликвидации юридического лица, поскольку в соответствии со ст.65
ГК при несостоятельности (банкротстве) юридического лица требования кредиторов
удовлетворяются в очередности, предусмотренной ГК на случай ликвидации юридических
лиц (ст.64); о субсидиарной ответственности лиц, которые имеют право давать
обязательные для должника - юридического лица указания либо иным образом определять
его действия, за доведение должника до банкротства (п.3 ст.56, п.2 ст.105)
и некоторые другие.
Кроме того, многие нормы ГК РФ, хоть и не затрагивающие непосредственно
вопросы банкротства, имеют определяющее значение для решения целого ряда ключевых
вопросов, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством) юридических
лиц. Речь идет о положениях, регулирующих, например, организационно-правовые
формы юридических лиц; право собственности и иные вещные права; обязательственные
правоотношения; вопросы ответственности за нарушения обязательств; порядок
заключения, изменения и расторжения договоров и другие.
И все же законодатель, принимая Гражданский кодекс Российской Федерации,
учитывал, что правовое регулирование правоотношений, возникающих при несостоятельности
(банкротстве) субъектов гражданских правоотношений, невозможно без специального
законодательства, детальнейшим образом регламентирующего все вопросы, связанные
как с материально-правовыми, так и с процессуальными аспектами этих отношений.
Данное обстоятельство послужило причиной включения в ГК общей отсылочной нормы
к специальному законодательству (п.3 ст.65): "Основания признания судом юридического
лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации
такого юридического лица устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве)".
Таким образом, в системе правового регулирования несостоятельности (банкротства)
участников имущественного оборота центральным нормативным правовым актом является
Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве),
при подготовке и принятии которого обнаружилось, в целом, стремление обеспечить
по возможности исчерпывающее регулирование соответствующих отношений. Вместе
с тем в ряде случаев это оказалось невозможным в силу специфики некоторых
групп правоотношений, требующих излишне детальной регламентации, выходящей
за рамки предмета регулирования данного закона. В связи с этим в подобных
ситуациях допускается принятие иных федеральных законов и других нормативных
правовых актов. Однако следует обратить внимание на то, что все указанные
случаи, а также уровень соответствующего нормативного акта прямо обозначены
в тексте Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
2. Комментируемая статья включает в себя положения о предмете регулирования
Закона о банкротстве, сфере его действия по субъектам, соотношении Закона
о банкротстве с другими федеральными законами и актами международного частного
права.
3. Предметом регулирования Закона о банкротстве признается весь комплекс
отношений, возникающих в связи с неплатежеспособностью граждан и юридических
лиц, как участников имущественного оборота. Прежде всего, определяются критерии
и внешние признаки несостоятельности (банкротства), которые для арбитражного
суда, рассматривающего дело о банкротстве должника, являются основанием для
применения к должнику соответствующих процедур, предусмотренных Законом о
банкротстве: наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство, - либо
добровольного объявления должником о своей несостоятельности (банкротстве)
при соблюдении требований, предусмотренных Законом.
Специфической чертой предмета правового регулирования Закона о банкротстве
является включение в него наряду с материально-правовыми нормами большого
числа норм, относящихся к процессуальному законодательству. Дело в том, что
в соответствии со ст.143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации
*(2) (далее АПК) дела о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан
рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК, с особенностями,
установленными законом о несостоятельности (банкротстве). Принимая во внимание
значительное своеобразие такой категории дел как дела о несостоятельности
(банкротстве), законодатель включил в текст Закона о банкротстве большое число
норм, регламентирующих порядок их разрешения арбитражным судом. Основная часть
специальных правил, посвященных порядку рассмотрения дел о несостоятельности
(банкротстве), сосредоточена в главе III Закона о банкротстве "Разбирательство
дел о банкротстве в арбитражном суде" (ст.28 - 55). Однако круг процессуальных
правил этим не исчерпывается в тексте Закона, в других его главах имеется
немало иных процессуальных норм, регламентирующих действия арбитражного суда
и участников дела о банкротстве применительно к отдельным процедурам несостоятельности
должника. Причем указанные процессуальные нормы применяется в приоритетном
по отношению к правилам, помещенным в главе III Закона о банкротстве, порядке
(см. комментарий к ст.28).
4. Круг юридических лиц-должников, попадающих в сферу действия Закона
о банкротстве, определен указанным Законом (п.2 комментируемой статьи) на
основании п.1 ст.65 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо, являющееся коммерческой
организацией, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо,
действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или
иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом),
если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.
Таким образом, в роли должника, в отношении которого возможно возбуждение
производства по делу о несостоятельности (банкротстве), может выступать любая
коммерческая организация, за исключением казенного предприятия: хозяйственное
товарищество (полное или коммандитное), хозяйственное общество (с ограниченной
ответственностью, с дополнительной ответственностью или акционерное), производственный
кооператив, государственное или муниципальное унитарное предприятие, основанное
на праве хозяйственного ведения.
Особым образом решается вопрос в отношении унитарных предприятий, не
находящихся в государственной или муниципальной собственности. Речь идет об
индивидуальных (семейных) частных предприятиях, иных унитарных предприятиях,
созданных хозяйственными товариществами и обществами, общественными и религиозными
объединениями, а также объединениями, благотворительными фондами и т.п., созданными
до введения в действие гл.IV ч.1 ГК РФ (до 8 декабря 1994 г.). Как известно,
согласно ст.5 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского
кодекса Российской Федерации" существование таких унитарных предприятий, не
основанных на государственной или муниципальной собственности, допускается
до 1 июля 1999 г., однако к указанным предприятиям применяются нормы ГК РФ
об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления, т.е.
казенных предприятиях. Поэтому унитарные предприятия, не основанные на государственной
или муниципальной собственности, так же, как и казенные предприятия, не могут
быть признаны несостоятельными (банкротами). При недостаточности имущества
у таких унитарных предприятий их кредиторы вправе предъявить свои требования
к собственникам их имущества, несущим в этом случае субсидиарную ответственность
по обязательствам предприятий (см. комментарий к ст.186).
Из числа некоммерческих организаций несостоятельными (банкротами) могут
быть признаны лишь те из них, которые имеют организационно-правовую форму
потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда. Банкротство
иных некоммерческих организаций исключается.
5. Существенными особенностями отличается правовое регулирование несостоятельности
(банкротства) банков и иных кредитных организаций. Закон о банкротстве включает
лишь основные принципиальные положения о банкротстве этой категории должников,
а в остальном отсылает к специальному закону - Федеральному закону "О несостоятельности
(банкротстве) кредитных организаций", нормы которого должны применяться в
приоритетном порядке (см. комментарий к § 4 гл.VIII).
6. Несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе не являющихся
индивидуальными предпринимателями, должно осуществляться в порядке, предусмотренном
Законом о банкротстве (гл.IX). Нормы о банкротстве граждан подлежат применению
и в случае несостоятельности крестьянских (фермерских) хозяйств, а также индивидуальных
предпринимателей. Вместе с тем, если речь идет о гражданах, не являющихся
индивидуальными предпринимателями (т.н. "потребительское банкротство"), то
положения Закона о банкротстве в отношении их вступят в силу лишь после внесения
в текст ГК РФ статьи о банкротстве граждан, не являющихся предпринимателями,
и введения ее в действие (см. комментарий к ст.185). Поэтому на первом этапе
положения о банкротстве граждан будут применяться лишь в отношении индивидуальных
предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств.
Законодатель посчитал необходимым в целях обеспечения прав и законных
интересов граждан придать положениям о несостоятельности (банкротстве) граждан
особое значение по отношению к иным федеральным законам: если федеральные
законы, принятые после введения в действие Закона о банкротстве, будут изменять
правовое регулирование отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством)
граждан, их применение будет возможным только после внесения соответствующих
изменений в текст Закона о банкротстве.
7. Закон о банкротстве (пп.5 - 7 ст.1) определяет соотношение содержащихся
в нем норм и положений международного частного права.
Основополагающие принципы соотношения внутреннего законодательства и
международного частного права установлены Конституцией Российской Федерации,
согласно которой "общепризнанные принципы и нормы международного права и международные
договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы"
(ст.7).
В п.5 комментируемой статьи содержится положение, которое позволит предотвратить
возможные коллизии международного и национального законодательства. Вопрос
решается в пользу международного права: в случае противоречий между российским
законодательством о банкротстве и международным договором Российской Федерации
приоритет будут иметь правила международного договора.
8. Положение о том, что Закон о банкротстве подлежит применению также
к отношениям с участием в качестве кредиторов иностранных лиц, если иное не
предусмотрено международным договором, означает, что в сфере отношений, связанных
с несостоятельностью (банкротством) российских должников, за иностранными
кредиторами закрепляется безусловный (т.е. не требующий взаимности со стороны
государства иностранного лица) национальный режим, который не может быть менее
благоприятным, чем режим для российских физических и юридических лиц.
В соответствии с Законом РСФСР "О гражданстве РСФСР" иностранным гражданином
признается "лицо, обладающее гражданством иностранного государства и не имеющее
гражданства РСФСР". Иностранным юридическим лицом является образование, учрежденное
как юридическое лицо по законам иностранного государства.
9. Признание решений судов иностранных государств по делам о несостоятельности
(банкротстве) в соответствии с международными договорами Российской Федерации,
а при отсутствии таковых на началах взаимности, может иметь значение, например,
в ситуации, когда на территории Российской Федерации имеется имущество иностранного
юридического лица (его представительства), в отношении которого состоялось
решение суда иностранного государства о несостоятельности (банкротстве), и
данное имущество включено в конкурсную массу должника. При наличии международного
договора обращение взыскания на это имущество будет производиться в порядке,
им установленном. При отсутствии международного договора данный вопрос должен
решаться на началах взаимности. Необходимость правил, содержащихся в п.7 комментируемой
статьи, особенно очевидна в случае, когда на имущество иностранного лица,
признанного судом иностранного государства банкротом, одновременно будут претендовать
и российские кредиторы, не заявившие о своих требованиях в процессе рассмотрения
дела о банкротстве в суде иностранного государства.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные
понятия:
несостоятельность (банкротство) - признанная арбитражным судом или объявленная
должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования
кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате
обязательных платежей (далее - банкротство);
должник - гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или
юридическое лицо, неспособные удовлетворить требования кредиторов по денежным
обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей
в течение срока, установленного настоящим Федеральным законом;
денежное обязательство - обязанность должника уплатить кредитору определенную
денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным
Гражданским кодексом Российской Федерации;
обязательные платежи - налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет
соответствующего уровня и во внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые
определяются законодательством Российской Федерации;
руководитель должника - единоличный исполнительный орган юридического
лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами
деятельность от имени юридического лица без доверенности;
конкурсные кредиторы - кредиторы по денежным обязательствам, за исключением
граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда
жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника - юридического
лица по обязательствам, вытекающим из такого участия;
досудебная санация - меры по восстановлению платежеспособности должника,
принимаемые собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями
(участниками) должника - юридического лица, кредиторами должника и иными лицами
в целях предупреждения банкротства;
наблюдение - процедура банкротства, применяемая к должнику с момента
принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом до момента,
определяемого в соответствии с настоящим Федеральным законом, в целях обеспечения
сохранности имущества должника и проведения анализа финансового состояния
должника;
внешнее управление (судебная санация) - процедура банкротства, применяемая
к должнику в целях восстановления его платежеспособности, с передачей полномочий
по управлению должником внешнему управляющему;
конкурсное производство - процедура банкротства, применяемая к должнику,
признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов;
арбитражный управляющий (временный управляющий, внешний управляющий,
конкурсный управляющий) - лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения
процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установленных настоящим
Федеральным законом;
временный управляющий - лицо, назначаемое арбитражным судом для наблюдения,
осуществления мер по обеспечению сохранности имущества должника и иных полномочий,
установленных настоящим Федеральным законом;
внешний управляющий - лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения
внешнего управления и осуществления иных полномочий, установленных настоящим
Федеральным законом;
конкурсный управляющий - лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения
конкурсного производства и осуществления иных полномочий, установленных настоящим
Федеральным законом;
мораторий - приостановление исполнения должником денежных обязательств
и уплаты обязательных платежей;
представитель работников должника - лицо, уполномоченное работниками
должника представлять их интересы при проведении процедур банкротства.

Комментарий к статье 2

1. Раскрытие сущности понятий и категорий, используемых в том или ином
законе, посвященном отдельной группе правоотношений, нехарактерно для правовых
систем, основанных на кодифицированном законодательстве. Данный юридико-технический
прием скорее представляет типичную особенность англо-американского прецедентного
права. Однако, учитывая специфический характер Закона о банкротстве и то обстоятельство,
что целый ряд правовых понятий присущ исключительно данному Закону, в комментируемой
статье содержатся определения некоторых правовых категорий, которые нуждаются
в дополнительных пояснениях.
2. Понятие "несостоятельность (банкротство)" определяется путем указания
на его существенные черты. Во-первых, это неспособность должника удовлетворить
в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам, т.е. неспособность
рассчитаться по долгам со всеми кредиторами. Во-вторых, это неспособность
должника уплатить налоги в бюджет, страховые взносы в Пенсионный фонд и иные
обязательные платежи во внебюджетные фонды. В-третьих, состояние неплатежеспособности
должника трансформируется в несостоятельность (банкротство) только после того
как арбитражный суд констатирует наличие признаков неплатежеспособности должника,
являющихся достаточным основанием для применения к нему процедур, предусмотренных
Законом о банкротстве, либо должник добровольно объявит себя банкротом в порядке,
установленном Законом о банкротстве.
3. Понятие "должник", употребляемое в Законе о банкротстве, существенно
отличается по своему содержанию от традиционного подхода, принятого в гражданском
праве. Как известно, обычно данным термином обозначается сторона во всяком
гражданско-правовом обязательстве, которая должна совершить определенные действия
по требованию кредитора, как-то: передать товар, выполнить работу, оказать
услуги, уплатить денежную сумму и т.п. (ст.307 ГК РФ). По Закону о банкротстве
под должником разумеется обязанная сторона лишь в денежном обязательстве,
которая должна уплатить кредитору денежную сумму.
С другой стороны, Закон о банкротстве, говоря о должнике, не ограничивается
гражданско-правовым обязательством, имея в виду также обязанность по уплате
налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды, т.е.
публично-правовую обязанность соответствующего лица. В связи с этим в число
должников, по смыслу Закона, о банкротстве может попасть и лицо, вовсе не
являющееся стороной в гражданско-правовом обязательстве, но признаваемое по
публичному праву налогоплательщиком (недоимщиком), плательщиком страховых
взносов в пенсионный фонд и т.п.
И в первом, и во втором случае в качестве должников могут быть признаны
лица (физические и юридические), находящиеся в состоянии просрочки в отношении
соответственно гражданско-правового обязательства или обязанности по уплате
обязательных платежей.
4. Денежное обязательство представляет собой разновидность гражданско-правового
обязательства, предметом которого является уплата кредитору должником денежной
суммы. Основанием возникновения денежного обязательства, как правило, является
договор. Практически все гражданско-правовые договоры (за исключением договора
дарения, безвозмездного пользования имуществом и некоторых других) носят возмездный
характер, т.е. обязанности одной стороны по передаче товаров, выполнению работ
или оказанию услуг противостоит обязанность контрагента по встречному представлению,
в том числе и путем уплаты определенной денежной суммы. По такому принципу
сконструированы все договоры, применяемые в коммерческих отношениях: купли-продажи,
аренды, подряда, перевозки и т.д. Более того, в имущественном обороте действует
презумпция возмездности всякого гражданско-правового договора (п.3 ст.423
ГК РФ). Вместе с тем к денежным обязательствам могут быть отнесены только
те возмездные договоры, которыми в качестве встречного представления за товары,
работы, услуги предусмотрена уплата денежных сумм.
Денежное обязательство может возникнуть и по иным, помимо договора, основаниям,
предусмотренным ГК РФ (п.1 ст.8). В частности, к недоговорным видам денежного
обязательства относятся обязательства вследствие причинения вреда (деликтные
обязательства). Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также
вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном
объеме лицом, причинившим вред (ст.1064 ГК РФ). Денежный характер могут приобретать
и обязательства вследствие неосновательного обогащения, суть которого заключается
в том, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами
или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за
счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно
приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение) (ст.1102
ГК РФ).
5. Понятие "обязательные платежи" объединяет налоги, сборы, страховые
и иные взносы, а также другие обязательные платежи, подлежащие внесению в
бюджет и во внебюджетные фонды: Пенсионный фонд Российской Федерации, Федеральный
фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования
Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской
Федерации и др.
6. В качестве руководителя должника, являющегося организацией (юридическим
лицом), разумеется, во-первых, единоличный исполнительный орган юридического
лица (генеральный директор, директор, управляющий); во-вторых, лицо, которое
хоть и не является исполнительным органом юридического лица, но в силу закона
или учредительных документов выступает от его имени. Например, на государственном
или муниципальном унитарном предприятии отсутствуют как исполнительные, так
и представительные органы, а вся компетенция по управлению делами унитарного
предприятия сосредоточена в руках его директора (генерального директора),
который вправе действовать от имени унитарного предприятия без доверенности.
В эту категорию ("руководитель должника") не попадают лица, также действующие
от имени юридического лица в силу полномочия, основанного на доверенности,
т.е. письменного уполномочия, выдаваемого одним лицом другому лицу для представительства
перед третьими лицами (ст.185 ГК РФ).
7. Среди всех кредиторов по денежным обязательствам Закон о банкротстве
выделяет т.н. конкурсных кредиторов. В их число не попадают учредители (участники)
юридического лица, которые являются кредиторами по отношению к этому юридическому
лицу по обязательствам, связанным с таким участием, а также граждане, перед
которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью.
По смыслу Закона о банкротстве, статус кредиторов по денежным обязательствам,
не включаемых в круг конкурсных кредиторов, совершенно различен. Если учредители
(участники) юридических лиц лишены права предъявлять какие-либо требования
к должнику в процессе его банкротства, то требования граждан по обязательствам
вследствие причинения вреда жизни и здоровью, напротив, признаются привилегированными,
подлежащими удовлетворению (в случае конкурсного производства) в первую очередь
(п.2 ст.106 Закона) и не поддающимися действию моратория (в случае внешнего
управления) (п.5 ст.70).
Юридический смысл выделения в Законе о банкротстве категории конкурсных
кредиторов заключается в том, что из числа всех кредиторов должника по денежным
обязательствам только конкурсные кредиторы наделены правом на обращение в
арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом (п.2 ст.11 Закона);
на участие в собрании кредиторов с правом голоса (п.1 ст.12); на представление
их интересов комитетом кредиторов (п.1 ст.16).
8. Досудебная санация, строго говоря, не относится к числу процедур,
применяемых при банкротстве должника, а представляет собой финансовую помощь
должнику - юридическому лицу со стороны собственника его имущества, учредителей
(участников) в размере, достаточном для погашения денежных обязательств должника
и его обязанностей по уплате обязательных платежей (ст.27). Цель досудебной
санации - предупредить банкротство должника и восстановить его платежеспособность.
9. Наблюдение - новая для российского законодательства процедура банкротства,
которая вводится арбитражным судом, как правило, с момента возбуждения дела
о банкротстве должника и прекращается с принятием решения арбитражного суда
по существу дела: о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства
либо об отказе в удовлетворении заявления о признании должника банкротом или
определения арбитражного суда о введении внешнего управления, или определения
о прекращении производства по делу, в том числе в связи с заключением мирового
соглашения.
Введение процедуры наблюдения преследует две цели: обеспечить сохранность
имущества должника до рассмотрения дела арбитражным судом и определить (в
предварительном порядке) финансовое состояние должника с точки зрения наличия
шанса восстановления его платежеспособности.
На период наблюдения вводятся определенные ограничения полномочий органов
юридического лица по распоряжению его имуществом. Вместе с тем, в отличие
от иных процедур банкротства (внешнее управление, конкурсное производство),
руководитель юридического лица - должника не отстраняется от должности. Контроль
за сохранностью активов должника обеспечивается обязанностью его органов по
предварительному согласованию определенных сделок с имуществом с временным
управляющим.
На временного управляющего возлагается также задача анализа финансового
состояния должника, результаты которого должны быть доведены до сведения кредиторов
(на их первом собрании) и арбитражного суда.
10. Закон о банкротстве 1992 г. предусматривал две самостоятельные, т.н.
реорганизационные, процедуры, применяемые в целях восстановления платежеспособности
должника: внешнее управление и санация. Правоприменительная практика показала,
что санация в качестве самостоятельной процедуры практически не использовалась.
По существу же санация представляла собой выполнение третьими лицами обязательств
должника перед его кредиторами, что является одним из возможных способов исполнения
всякого гражданско-правового обязательства (ст.313 ГК РФ) и не нуждается в
излишней регламентации. По смыслу данного понятия, оно означает финансовое
оздоровление, осуществление которого вполне укладывается в рамки процедуры
внешнего управления, которая отличается значительной спецификой и действительно
требует детального регулирования. Поэтому новый Закон о банкротстве использует
термин "судебная санация" как понятие, раскрывающее содержание процедуры внешнего
управления.
Отказался Закон о банкротстве также от представления о процедуре внешнего
управления как о реорганизации должника, поскольку это вносило путаницу как
в законодательство, так и в практику его применения, ибо в гражданском праве
понятие "реорганизация" традиционно применяется для обозначения одной из форм
прекращения юридических лиц, сопровождающегося универсальным правопреемством
по его обязательствам.
Внешнее управление (судебная санация) - специальная процедура банкротства,
в рамках которой осуществляются меры по восстановлению платежеспособности
должника: перепрофилирование производства, закрытие нерентабельных производств;
ликвидация дебиторской задолженности, продажа части имущества должника; исполнение
обязательств должника третьими лицами и т.д. Осуществление этих мер в соответствии
с Законом о банкротстве возложено на специально назначаемого для этого арбитражным
судом внешнего управляющего. При этом руководитель должника отстраняется от
выполнения своих обязанностей.
11. Конкурсное производство - наиболее традиционная процедура банкротства,
в рамках которой осуществляется ликвидация должника - юридического лица, а
также производится распределение имущества всякого должника среди его кредиторов
в порядке очередности удовлетворения их требований, установленной Законом
о банкротстве.
12. Арбитражный управляющий - обобщенное понятие, обозначающее одного
из центральных участников дела о банкротстве должника. По Закону о банкротстве,
это физическое лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя,
имеющее, как правило, лицензию на этот специфический вид деятельности и назначаемое
арбитражным судом для проведения процедур банкротства: наблюдения, внешнего
управления, конкурсного производства. В зависимости от того, проведение какой
процедуры возлагается арбитражным судом на арбитражного управляющего, определяется
круг полномочий последнего, что находит выражение и в его названии: для проведения
наблюдения назначается временный управляющий; внешнего управления - внешний
управляющий; конкурсного производства - конкурсный управляющий.
13. Мораторий на удовлетворение требований кредиторов одно из основных
условий, обеспечивающих возможность восстановления платежеспособности должника
в период внешнего управления, поскольку денежные средства, предназначенные
для расчетов с кредиторами, могут использоваться внешним управляющим для осуществления
мер, направленных на улучшение финансового состояния должника.
14. Представитель работников должника не является лицом, участвующим
в деле о банкротстве, и стало быть не пользуется процессуальными правами таких
лиц, но он признается лицом, участвующим в арбитражном процессе (ст.30, 31
Закона).

Статья 3. Признаки банкротства
1. Гражданин считается неспособным удовлетворить требования кредиторов
по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных
платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены
им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если
сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.
2. Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов
по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных
платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены
им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.
3. Положения, предусмотренные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, применяются,
если иное не установлено настоящим Федеральным законом.

Комментарий к статье 3

1. Для определения признаков банкротства гражданина Закон о банкротстве
использует принцип "неоплатности", суть которого состоит в том, что должник
может быть признан банкротом лишь в том случае, если общая сумма кредиторской
задолженности и задолженности по обязательным платежам превысит стоимость
его имущества.

стр. 1
(всего 10)

СОДЕРЖАНИЕ

>>