<<

стр. 10
(всего 33)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

осуждение будет не только в том случае, если впоследствии лицо реабилитируется,
но и в том случае, если в порядке надзорного производства ранее назначенное
и отбытое наказание значительно снижается.
Согласно ч. 3 ст. 2 Указа от 18 мая 1981 г. лицо лишается права на возмещение
ущерба, если в ходе судопроизводства оно путем самооговора препятствовало
установлению истины, кроме случаев, если этот самооговор явился следствием
применения к гражданину насилия или иных незаконных мер (п. 3 Инструкции Минюста
СССР, Прокуратуры СССР, Минфина СССР, Верховного Суда СССР, МВД СССР и КГБ
СССР от 2 марта 1982 г. по применению Положения о порядке возмещения ущерба,
причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного
следствия, прокуратуры и суда). Эта норма в определенной мере согласуется
с записанным в п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических
правах правилом, согласно которому лицо, понесшее наказание в результате судебной
ошибки, получает компенсацию согласно закону, если не будет доказано, что
новое или вновь обнаруженное обстоятельство, свидетельствующее об ошибке,
не было в свое время обнаружено исключительно или отчасти по его вине.
Пунктом 2 Положения от 18 мая 1981 г. перечисляются конкретные виды вреда,
который должен быть возмещен реабилитированному, однако в связи с введением
в действие частей первой и второй ГК эти нормы, как ограничивающие права и
законные интересы граждан, должны быть признаны недействующими. Следовательно,
в настоящее время возмещению должны подлежать как прямые убытки, так и упущенная
выгода и моральный вред. Другое дело, что в полной мере все эти виды вреда
подлежат возмещению лишь при условии, что они причинены после 1 марта 1996
г. либо не ранее 1 марта 1993 г., если причиненный вред остался невозмещенным
(ст. 12 Федерального закона от 26 января 1996 г. "О введении в действие части
второй Гражданского кодекса Российской Федерации". - СЗ РФ, 1996, N 5, ст.
411). За вред, причиненный до указанных дат, возмещение ущерба может быть
произведено лишь в тех пределах, которые определялись Положением от 18 мая
1981 г.
В соответствии с п. 10 Положения от 18 мая 1981 г. требование о возмещении
ущерба направляется гражданином в течение 6 месяцев со дня вынесения оправдательного
приговора или постановления (определения) о прекращении дела в орган, принявший
решение о реабилитации. По решению этого органа и должно осуществляться возмещения
ущерба. С подобными требованиями гражданин может обратиться и в суд.
Суть третьего правила состоит в том, что вред, причиненный при осуществлении
правосудия действиями, не связанными с незаконным осуждением, привлечением
к уголовной ответственности или ограничением свободы, возмещается в случае,
если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ч.
2 ст. 1070 ГК).
Особый порядок возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями
органов государственной власти и их должностных лиц, установлен Законом Российской
Федерации от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий"
с последующими изменениями и дополнениями от 26 июня 1992 г., 22 декабря 1992
г., 3 сентября 1993 г., 4 ноября 1995 г. (ВВС РФ, 1991, N 44, ст. 1428; 1992,
N 28, ст. 1624; 1993, N 1, ст. 21; Российская газета, 15 октября 1993 г.,
N 193; СЗ РФ, 1995, N 45, ст. 4242). Этот Закон распространяется на всех лиц,
подвергшихся на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917
г. по политическим мотивам репрессиям в форме: осуждения за государственные
и иные преступления; применения репрессий по решениям органов ВЧК, ГПУ-ОГПУ,
"особых совещаний", "троек" и иных органов, осуществлявших судебные функции;
административных ссылки, высылки, направления на спецпоселение, привлечения
к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иного ограничения
прав и свобод; необоснованного помещения в психиатрические учреждения на принудительное
лечение; необоснованного привлечения к уголовной ответственности и прекращения
дел на них по нереабилитирующим основаниям; признания социально опасными по
политическим мотивам и лишения свободы, ссылки, высылки по решениям судов
и внесудебных органов без предъявления обвинения в совершении конкретного
преступления (ст. 3). Наряду с перечисленными лицами Закон распространяется
также на детей и иных лиц, признаваемых пострадавшими от политических репрессий
(ст. 2-1).
Реабилитированные лица, в соответствии с ч. 1 ст. 12 Закона, восстанавливаются
в утраченных в связи с репрессиями социально-политических и гражданских правах,
воинских и специальных званиях, им возвращаются государственные награды, предоставляются
льготы, выплачиваются компенсации в порядке, установленном законами и иными
нормативными актами Российской Федерации, а также возмещается причиненный
в связи с репрессиями материальный ущерб.
Порядок выплаты денежной компенсации и предоставления льгот лицам, реабилитированным
в соответствии с Законом "О реабилитации жертв политических репрессий", определяется
постановлениями Правительства Российской Федерации от 16 марта 1992 г. N 160,
10 июня 1993 г. N 546, 3 мая 1994 г. N 419, 22 марта 1995 г. N 290 (см. соответственно:
СПП РФ, 1992, январь - март, с. 472-473; СА РФ, 1993, N 24, ст. 2241; СЗ,
1994, N 3, ст. 216; СЗ, 1995, N 13, ст. 1150).


Статья 54

1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы
не имеет.
2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его
совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения
ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Комментарий к статье 54

1. Правила, содержащиеся в комментируемой статье, возводят на конституционный
уровень гуманные нормы о действии закона во времени, которые до этого содержались
только в уголовном законодательстве, а с принятием в 1980 г. Основ законодательства
Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях появились
и в этой отрасли законодательства.
Для названных отраслей регламентирование действия законов во времени
имеет особое значение, поскольку они касаются наиболее острых вопросов, нередко
затрагивая основные права и свободы человека и гражданина, включая право на
жизнь. Однако нормы, закрепленные в комментируемой статье, имеют всеобщий
характер и касаются любых законов, устанавливающих юридическую ответственность
за правонарушения.
В гражданском законодательстве вопросы обратной силы закона часто решаются
в вводных законах к гражданским кодексам. Так было при введении в действие
ГК РСФСР 1922 г. и двух последующих гражданских кодексов. Например, в силу
ст. 3 Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 июня 1964 г. "О порядке
введения в действие Гражданского и Гражданского процессуального кодексов РСФСР"
(ВВС РСФСР, 1964, N 24, ст. 416) Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. действовал
с обратной силой на гражданские правоотношения, возникшие до 1 октября 1964
г., но не урегулированные действовавшим в момент их возникновения законодательством
(договор хранения, договор о совместной деятельности и др.).
Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой
Гражданского кодекса Российской Федерации" (ВФС РФ, 1994, N 16, ст. 668) также
содержит ряд норм, касающихся обратной силы закона. В частности, в ст. 10
Закона содержится такое правило: "Установленные частью первой Кодекса сроки
исковой давности применяются к тем искам, сроки предъявления которых, предусмотренные
ранее действовавшим законодательством, не истекли до 1 января 1995 года",
а в ст. 11 этого же Закона сказано: "Действие ст. 234 Кодекса (приобретательская
давность) распространяется и на случаи, когда владение имуществом началось
до 1 января 1995 года и продолжается в момент введения в действие части первой
Кодекса".
Комментируемые конституционные нормы являются универсальными, носят общеобязательный
характер и не допускают исключений. Это важно отметить, ибо в прошлом сплошь
и рядом нарушались общепринятые принципы действия законов во времени. Это
приводило к тому, что те или иные деяния объявлялись тяжкими преступлениями
и им еще придавалась обратная сила.
Так, например, было с постановлением Президиума ЦИК СССР от 21 ноября
1929 г. (СЗ, 1929, N 76, ст. 732) "Об объявлении вне закона должностных лиц-граждан
Союза ССР за границей, перебежавших в лагерь врагов рабочего класса и крестьянства
и отказывающихся вернуться в Союз ССР". Этот Закон, известный как "Закон о
невозвращенцах", рассматривал лиц, отказавшихся вернуться в СССР, как перебежчиков
в лагерь врагов, квалифицировал их действия как измену, влекущую объявление
вне закона, последствием чего были конфискация всего имущества осужденного
и расстрел его через 24 часа после удостоверения личности. В ст. 6 постановления
было сказано: "Настоящий закон имеет обратную силу".
В начале 60-х годов недоумение юридической общественности вызвало придание
уголовному закону обратной силы по делу о валютных операциях, совершенных
Рокотовым и Файбишенко. В отношении них был применен закон, по которому за
валютные операции допускалась смертная казнь, и они были расстреляны, хотя
в момент совершения преступления санкция закона не содержала наказания ни
в виде исключительной меры наказания - смертной казни, ни даже в виде предельного
срока лишения свободы, установленного законом.
Известны исключения и из правила об обязательном придании обратной силы
законам, смягчающим ответственность.
Действующий УК РСФСР 1960 г. исключил из числа преступных более 60 деяний,
известных прежнему уголовному законодательству. Лица, совершившие эти преступления,
были освобождены от уголовной ответственности и наказания. В то же время Указом
Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 января 1961 г. "О порядке введения
в действие Уголовного и Уголовно-процессуального кодекса РСФСР" в изъятие
из общего правила смягчение наказания не было распространено на лиц, осужденных
за особо опасные государственные преступления, предусмотренные разделом 1
гл.1 Особенной части УК РСФСР, а также за бандитизм, умышленное убийство и
ряд других преступлений, если приговоры в отношении этих лиц вступили в силу
до 1 января 1961 г., т.е. до введения в действие УК РСФСР 1961 г. (ВВС РСФСР,
1961, N 2, ст. 7).
Проблемы возникали и при реализации положений законов, устраняющих уголовную
ответственность, если в самих законах о лицах, осужденных за деяния, переставшие
быть преступными, ничего об этом не говорилось.
Сейчас, когда положения Конституции в силу ее ст. 15 имеют прямое действие,
во всех необходимых случаях конституционная норма может применяться непосредственно.
Последнее важно подчеркнуть и потому, что содержание комментируемой нормы
вполне соответствует и даже превосходит требования норм международного права
(ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и ст. 15 Международного
пакта о гражданских и политических правах 1966 г. - Международная защита прав
и свобод человека: Сб. док. М., 1990, с. 16, 39).
В ч. 1 ст. 15 названного пакта содержится правило: "Никто не может быть
признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие
какого-либо действия или упущения, которое согласно действовавшему в момент
его совершения внутригосударственному законодательству или международному
праву не являлось уголовным преступлением... Если после совершения преступления
законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется
на данного преступника".
Сопоставление содержания приведенного текста из Международного пакта
и комментируемой конституционной нормы показывает, что последняя касается
не одной отрасли права, а носит всеобщий характер и касается различных форм
ответственности: уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой.
Под законом, о котором говорится в ч. 1 комментируемой статьи, имеется
в виду федеральный, федеральный конституционный законы, а также закон субъекта
Российской Федерации. Применительно к уголовным и гражданским законам, в соответствии
со ст. 71 Конституции, это могут быть законы, принятые только на федеральном
уровне, а к законам о дисциплинарной и административной ответственности -
также и на уровне законодательных органов субъектов федерации (см. комментарии
к п. "о" ст. 71 и п."к" ст. 72).
Общим правилом для всех отраслей права является ответственность за совершенное
правонарушение по закону, действующему в момент его совершения. Это значит,
что закон принят в установленном порядке и вступил в законную силу. В соответствии
с требованиями Конституции законы подлежат официальному опубликованию, а неопубликованные
законы не применяются (см. комментарий к ст. 15). Порядок опубликования и
вступления в силу законов Российской Федерации определен Федеральным законом
от 14 июня 1994 г. "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных
конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания"
(СЗ РФ, 1994, N 8, ст. 801).
Под законом, устанавливающим ответственность, понимается закон, которым
вводится та или иная ответственность за правонарушение, до того не существовавшая.
Под законом, отягчающим ответственность, имеется в виду закон, устанавливающий
более строгий вид ответственности, например вместо административной - уголовную,
либо более строгое наказание в рамках одного и того же вида ответственности,
например за нарушение трудовой дисциплины законом расширена возможность применения
увольнения в качестве взыскания.
Под обратной силой закона следует понимать распространение нового закона
на деяния, совершенные до его вступления в силу. Если закон обратной силы
не имеет, это значит, что он не распространяется на деяния, совершенные до
его вступления в силу.
Положения, содержащиеся в ч. 1 комментируемой статьи, изложены в УК и
в КоАП в формулировках, отражающих специфические особенности этих отраслей
законодательства. Так, в ч. 3 ст. 6 УК записано: "Закон, устанавливающий наказуемость
деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет", а в ч. 2 ст. 9
КоАП сказано: "Акты, устанавливающие или усиливающие ответственность за административные
правонарушения, обратной силы не имеют".
Поскольку уголовное наказание может применяться только к лицам, совершившим
преступление, в качестве закона, устанавливающего наказуемость деяния, может
рассматриваться закон, объявляющий то или иное противоправное деяние преступным
и устанавливающий за его совершение уголовное наказание, основное либо основное
и дополнительное, из числа предусмотренных в УК. Это может быть дополнением
Особенной части УК путем включения в нее новой статьи или включения в уже
имеющуюся статью нового состава преступления, ранее не рассматривавшегося
в качестве преступления, в том числе под каким бы то ни было иным наименованием.
Точно так же актом, устанавливающим ответственность за административное правонарушение,
является как новый акт, предусматривающий новый административный проступок,
и взыскание за него, так и действующий акт, дополняющий включенные в него
проступки новыми.
Закон может рассматриваться как усиливающий наказание, если в нем увеличиваются
максимальная или минимальная санкции, вводится более строгое основное наказание,
вводится дополнительное наказание, преступлению дается иная квалификация,
хотя и не влекущая изменение уголовных наказаний, но приводящая к иным отрицательным
уголовно-правовым последствиям, например к признанию преступления тяжким,
сокращению возможности условно-досрочного освобождения.
Для административных проступков актом, усиливающим ответственность, является
акт, включающий в санкцию новое, более строгое взыскание или увеличивающий
размер уже имеющегося взыскания либо включающий дополнительное взыскание.
Положение, содержащееся в ч. 2 комментируемой статьи, носит универсальный
характер. Оно распространяется на любые правонарушения. Ни одно из них не
может рассматриваться в качестве такового, если об этом нет указания в законе.
И ни одно лицо не может привлекаться к какой бы то ни было ответственности,
пока законом конкретно не определены признаки правонарушения, за совершение
которого можно привлекаться к ответственности, и меры этой ответственности.
Разумеется, что при решении вопроса об ответственности лица должны соблюдаться
и другие требования, а именно: наличие вины, достижение определенного возраста
и др.
Рассматриваемая конституционная норма имеет принципиальное значение.
Она полностью исключает возможность применения уголовного закона по аналогии,
т.е. за деяние, не указанное в законе, но сходное с тем или иным преступлением,
что предусматривалось уголовным законодательством, действовавшим до принятия
УК РСФСР 1960 г.
Данная норма создает барьер на пути возможных нарушений прав и свобод
человека и гражданина, создает четкую правовую базу для правоохранительных
органов и судов, позволяя им избегать ошибок при решении вопросов ответственности
за правонарушения.
Комментируемое положение ч. 2 ст. 54 конкретизируется в отраслевом законодательстве.
В понятии "преступление", содержащемся в УК (ст. 7), имеется указание
на то, что это общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.
В Особенной части УК все составы преступлений содержат диспозицию, указывающую
на конкретные признаки преступления, и санкцию, в которой определяется наказание
за его совершение.
Закрепленное в ст. 10 КоАП понятие административного правонарушения в
качестве признаков проступка наряду с противоправностью и виновностью также
приводит указание в законе на административную ответственность. Особенная
часть КоАП, как и УК, имеет диспозицию с описанием признаков правонарушения
и меры взыскания. Указания на характер нарушений трудовой дисциплины и меры
дисциплинарного взыскания имеются в трудовом законодательстве.
Момент совершения правонарушения определяется по документу, послужившему
основанием для признания лица правонарушителем (приговор, постановление о
наложении административного взыскания и др.). Для некоторых категорий правонарушений,
например длящихся и продолжаемых преступлений, установление момента совершения
преступления представляет определенные трудности, так как не всегда легко
определить момент их окончания. В случае, когда установлено, что деяние началось
до, но продолжалось и после того как, оно стало рассматриваться законом в
качестве правонарушения, за него может наступить ответственность, установленная
этим законом.
Под устранением ответственности, о котором говорится в ч. 2 комментируемой
статьи, понимается отмена или признание утратившим силу закона, который предусматривал
ту или иную ответственность.
Формы смягчения ответственности разнообразны. Это может, например, выражаться
в замене уголовной ответственности административной или дисциплинарной, а
также, что чаще всего встречается, смягчением в рамках одной и той же отрасли
законодательства, прежде всего уголовного и об административной ответственности.
В ст. 6 УК, ее ч. 2 сейчас действует в редакции Закона РСФСР от 5 декабря
1991 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно-процессуальный
кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" (ВВС РФ,
1991, N 52, ст 1867). Новая редакция этой части ст. 6 УК гласит:
"Закон, устраняющий преступность и наказуемость деяния или смягчающий
наказание, имеет обратную силу, то есть распространяется с момента вступления
в силу такого закона также на деяния, совершенные до его издания. С момента
вступления в силу закона, устраняющего преступность деяния, соответствующие
деяния, совершенные до его вступления в силу, считаются не содержащими состава
преступления".
Устранение преступности деяния означает вместе с тем и устранение наказуемости.
Непосредственное отношение к положению об устранении преступности и наказуемости
имеет включение в ст. 56 УК ч. 2, которая гласит: "Осужденный подлежит освобождению
от наказания за совершение деяния, преступность и наказуемость которого были
после вступления в законную силу приговора суда, назначившего это наказание,
устранены уголовным законом" (ВВС РФ, 1991, N 52, ст. 1867).
Под смягчением наказания понимается снижение высшего и низшего пределов
наказания, исключение из санкции статьи более строгого вида наказания, включение
в нее более мягкого вида наказания, исключение из санкции дополнительного
наказания или включение более мягкого дополнительного взыскания, снижение
низшего и высшего пределов дополнительного наказания.
Смягчением наказания является и исключение наказания за совершение преступления
при отягчающих обстоятельствах, например повторно. К смягчению наказания может
привести исключение преступления из числа тяжких, что влияет на режим содержания
осужденного в местах лишения свободы, дает более льготные условия для условно-досрочного
и досрочного освобождения и др.
К проблеме применения обратной силы закона, смягчающего наказание, имеет
отношение содержание ч. 3 ст. 56 УК. В соответствии с этой нормой "подлежит
смягчению назначенное осужденному наказание, превышающее верхний предел санкции
вновь изданного уголовного закона, которым смягчается наказание за деяние,
совершенное осужденным. Назначенное судом наказание при этом смягчается до
меры, установленной верхним пределом санкции вновь изданного уголовного закона".
Актом, смягчающим ответственность за административное правонарушение, является
акт, исключивший из санкции более строгое взыскание или снизивший размер взыскания
либо исключивший дополнительное взыскание.
Законы, смягчающие уголовную или административную ответственность, применяются
на любой стадии производства по делу, включая надзорное производство.


Статья 55

1. Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод
не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав
и свобод человека и гражданина.
2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или
умаляющие права и свободы человека и гражданина.
3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным
законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного
строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения
обороны страны и безопасности государства.

Комментарий к статье 55

1. Предшествующие статьи гл. 2 определяют общие принципы правового статуса
личности, основные права и свободы человека и гражданина. Однако перечень
этих прав и свобод, как следует из ч. 1 комментируемой статьи, не является
исчерпывающим. Отсутствие в Конституции прямой записи о тех или иных общепризнанных
правах и свободах человека и гражданина не означает их непризнания (отрицания)
или принижения значения (умаления). Следует иметь в виду также те права и
свободы, которые приобретут статус общепризнанных в будущем.
В принципе каталог прав и свобод, зафиксированный в Конституции, соответствует
международным обязательствам России, международным стандартам. Эти стандарты
закреплены в целом ряде международно-правовых документов - Всеобщей декларации
прав человека (содержащей нормы-рекомендации), Международном пакте об экономических,
социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических
правах и других международно-правовых актах о правах человека, обязательных
для государств-участников. Россия является участником многих из них. С вступлением
в 1996 г. России в Совет Европы обязательный характер для нее после ратификации
приобретут Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод
и Протоколы к ней. И хотя последние содержат меньший объем прав и свобод по
сравнению с названными выше международными актами, их принципиальная особенность
состоит в разработанности механизма международно-правовой защиты прав. Конвенция
обеспечивает гражданам и неправительственным организациям право жалобы в Европейский
Суд по правам человека на нарушения государством (государственными органами)
прав и свобод, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней (это в основном
гражданские (личные) и некоторые политические права и свободы). Тем самым
актуализируются положения ч. 3 ст. 46 Конституции России.
Сопоставляя положения Конституции о правах и свободах с положениями международно-правовых
актов, можно увидеть, что в них одни и те же права и свободы не всегда одинаково
словесно выражены и в связи с этим иногда могут быть восприняты как различающиеся
по объему. Так, ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах,
закрепляя право каждого на жизнь, оговаривает, что смертные приговоры в странах,
которые еще не отменили смертной казни, могут выноситься только за самые тяжкие
преступления в соответствии с законом, не могут выноситься за преступления,
совершенные лицами моложе 18 лет, и не приводятся в исполнение в отношении
беременных женщин. Статья 20 Конституции в своей основе аналогична этим положениям
Пакта, однако не содержит указанной оговорки относительно лиц моложе 18 лет
и беременных женщин. Но она действует и у нас в силу законодательных установлений
ст. 23 УК.
Сам по себе факт отсутствия в Конституции того или иного общепризнанного
права или свободы или их неполное словесное выражение в конституционной норме
не является основанием для отказа в защите, в том числе судебной, такого права
и свободы, в непосредственном применении международно-правовой нормы, если
она относится к категории самоисполнимых. В силу ч. 3 ст. 5 Федерального закона
от 15 июля 1995 г. "О международных договорах Российской Федерации" (СЗ РФ,
1995, N 29, ст. 2757) положения официально опубликованных международных договоров
Российской Федерации, не требующие издания внутригосударственных актов для
применения, действуют в стране непосредственно.
В связи с этим необходимо отметить, что положение ч. 1 ст. 17 Конституции
о признании и гарантировании прав и свобод человека и гражданина согласно
общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с
настоящей Конституцией не следует воспринимать как противоречащее комментируемой
части ст. 55 и означающее признание и гарантирование только тех общепризнанных
прав и свобод, которые закреплены в Конституции. Указанное положение означает,
что общепризнанные международно-правовые принципы и нормы, относящиеся к правам
человека, являются, согласно Конституции, составной частью правовой системы
Российской Федерации и имеют преимущество перед законами (ч. 4 ст. 15); являются
непосредственно действующими, что не отрицает принятия при необходимости для
их осуществления соответствующих законодательных и административных правил
(ст. 18); обеспечиваются главным образом национальными государственными и
правовыми механизмами (ст. 18, 45 и др.) при признании права каждого на обращение
и в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека (ч. 3 ст. 46).

Примечание

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно в обоснование своих
решений ссылался на международно-правовые принципы и нормы, указывая на несоответствие
им положений тех или иных законов, касающихся прав человека. При этом в некоторых
случаях Конституционный Суд опирался на общепризнанные нормы о правах и свободах,
не нашедших прямого закрепления в Конституции.
Так, в постановлении от 2 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности
ряда положений УПК в связи с жалобой граждан отмечалось, что Международный
пакт о гражданских и политических правах, исходя из материального содержания
правосудия и приоритета в нем прав человека, подчеркивает, что цель исправления
судебных ошибок служит основанием для пересмотра окончательных решений судов,
"если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает
наличие судебной ошибки" (п. 6 ст. 14). Данная международно-правовая норма
закрепляет более широкие возможности для исправления судебных ошибок, чем
действующий УПК РСФСР, и в силу ч. 4 ст. 15 Конституции, являясь составной
частью правовой системы России, имеет приоритет перед внутренним законодательством
по вопросам защиты прав и свобод, нарушенных в результате судебных ошибок.

На применение обычными судами общепризнанных принципов и норм международного
права, закрепленных в международных пактах, конвенциях и иных документах,
и правил международных договоров Российской Федерации ориентирует постановление
Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. "О некоторых
вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении
правосудия" (БВС, 1996, N 1, с. 4).

2. Если первая часть комментируемой статьи в своеобразной форме характеризует
принцип полноты прав и свобод, то вторая часть предусматривает одну из его
гарантий. Она устанавливает запрет на издание законов, отменяющих или умаляющих
права и свободы человека и гражданина. Этот запрет касается прав и свобод,
признаваемых как в Конституции, так и в международно-правовых нормах, ставших
частью нашей правовой системы. Умаление законом прав и свобод в данном контексте
может означать необоснованное ограничение их объема или действия по кругу
лиц, во времени, сокращение гарантий или усечение механизмов правовой защиты
и т.п. Положение комментируемой части в равной степени распространяется и
на подзаконные нормативные акты.
В случае отмены или необоснованного ограничения права или свободы законом,
иным нормативным актом эти акты могут быть обжалованы в Конституционный Суд
или суд общей юрисдикции в соответствии с их компетенцией.

Конституционный Суд неоднократно признавал неконституционными положения
законов, ограничивавших права граждан. Так, были признаны несоответствующими,
в частности, ч. 1 ст. 40 о праве на жилище, ч. 2 и 3 комментируемой ст. 55
Конституции, положение ч. 1 ст. 54 ЖК, обусловливавшее реализацию этого права
соблюдением режима прописки (регистрации), а также положение ст. 60 ЖК, допускавшее
лишение гражданина права пользования жилым помещением в случае временного
отсутствия, в частности в связи с осуждением к лишению свободы (постановления
от 25 апреля и 23 июня 1995 г. - ВКС, 1995, N 2-3, с. 32-38; 73-77). Не соответствующим
ч. 1 ст. 39 о праве на социальное обеспечение, ч. 3 ст. 55, ряду других статей
Конституции было признано положение ст. 124 Закона РСФСР от 20 ноября 1990
г. "О государственных пенсиях в РСФСР", устанавливавшее приостановление выплаты
трудовых пенсий за время лишения пенсионера свободы по приговору суда (постановление
от 16 октября 1995 г. - ВКС, 1995, N 6, с. 5-9).

3. Вместе с тем ч. 3 комментируемой статьи допускает возможность ограничения
прав и свобод человека и гражданина при определенных условиях. Такие ограничения
объективно обусловлены тем, что человек живет в обществе и свобода личности
проявляется во взаимодействии с другими людьми. Поэтому свобода, права индивида
не могут быть абсолютными, ничем не ограниченными. Каждый имеет обязанности
перед другими людьми, перед обществом, государством.
Возможность ограничения прав и свобод при определенных условиях предусмотрена
и в международно-правовых документах, в частности в ст. 29 Всеобщей декларации
прав человека. Аналогичные положения содержатся и в ч. 3 комментируемой статьи.
В ней сформулированы три взаимосвязанных условия. Первое - права и свободы
могут быть ограничены только федеральным законом, второе - в целях защиты
основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов
других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, третье
- только в той мере, в какой это необходимо в указанных целях.
Первое условие вполне определенное - лишь законодатель посредством федерального
закона может установить то или иное ограничение. Таким правом не обладают
ни федеральное Правительство, ни другие институты исполнительной власти, ни
субъекты федерации, учитывая, что регулирование прав и свобод человека и гражданина
отнесено Конституцией к ведению федерации. Среди федеральных законов, которыми
установлены конкретные ограничения прав и свобод, можно назвать, например,
законы от 17 мая 1991 г. "О чрезвычайном положении" (ВВС РФ, 1991, N 22, ст.
773), от 18 апреля 1991 г., "О милиции" (ВВС РФ, 1991, N 16, ст. 503), от
24 сентября 1992 г. "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской
Федерации" (ВВС РФ, 1992, N 42, ст. 2334), от 13 марта 1992 г. "Об оперативно-розыскной
деятельности в Российской Федерации" (ВВС РФ, 1992, N 17, ст. 892), от 5 марта
1992 г. "О безопасности" (ВВС РФ, 1992, N 15, ст. 769) и др.
Два других названных условия сформулированы в весьма общей форме, хотя
и дают определенный ориентир законодателю. При этом важно обеспечить адекватность
меры ограничения права или свободы тем конкретным целям, во имя достижения
которых устанавливается ограничение, чтобы не допустить произвола, гарантировать
правовую защиту от злоупотреблений. Здесь многое зависит от правильной оценки
законодателем сложившейся ситуации, степени опасности, угрожающей основам
конституционного строя, нравственности и т.п.

Примечание

Конституционный Суд неоднократно обращался к этой проблеме в своих решениях.
Так, при рассмотрении 20 декабря 1995 г. дела о проверке конституционности
ряда положений ст. 64 УК в связи с жалобой С. отмечалось, что, гарантируя
права и свободы человека и гражданина и обеспечивая их защиту, государство
одновременно вправе устанавливать в федеральном законе ограничения прав и
свобод, в том числе предусматривать уголовную ответственность за деяния, умышленно
совершенные в ущерб основным ценностям конституционного строя. Но ограничения
любого конституционного права, в частности права свободно выезжать за пределы
страны, допустимы в строго определенных ст. 55 (ч. 3) Конституции целях. Эти
ограничения не могут толковаться расширительно и не должны приводить к умалению
других прав, гарантированных гражданам Конституцией и законами, и влечь уголовную
ответственность за бегство за границу и отказ возвратиться из-за границы.
Положения ст. 64 УК, квалифицировавшие эти действия как форму измены Родине,
Конституционный Суд признал не соответствующими ст. 27 (ч. 2), 55 (ч. 3) Конституции
(ВКС,1995, N 6, с. 48-53).
В целях урегулирования вооруженного конфликта в Чеченской Республике
в конце 1994 г. был издан ряд правовых актов, в том числе постановление Правительства
Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. "Об обеспечении государственной
безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности,
прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на
территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа".
Оценивая конституционность этого акта в своем постановлении от 31 июля 1995
г., Конституционный Суд отмечал, что большинство из предусмотренных в нем
конкретных мер, в том числе связанных с ограничением конституционных прав
и свобод, не выходит за пределы тех ограничений, которые в соответствии с
действующими законами возможны и допустимы.
В то же время Конституционный Суд указал, что положения постановления
Правительства о выдворении за пределы Чеченской Республики лиц, представляющих
угрозу общественной безопасности и личной безопасности граждан и не проживающих
на территории данной республики, а также о лишении аккредитации журналистов,
работающих в зоне вооруженного конфликта, фактически ограничивают конституционные
права на свободу передвижения, выбора места пребывания и жительства и на свободу
информации, что противоречит ч. 3 ст. 55 Конституции, допускающей установление
ограничений прав и свобод лишь федеральным законом (ВКС, 1995, N 5, с. 3-18).
В постановлении от 17 мая 1995 г. Конституционный Суд отмечал, что установленный
ч. 1 ст. 12 Закона СССР от 9 октября 1989 г. "О порядке разрешения коллективных
трудовых споров (конфликтов)" (в редакции от 20 мая 1991 г.) запрет забастовок
на предприятиях и в организациях гражданской авиации на основании одной лишь
их принадлежности к определенной отрасли, без учета характера их деятельности,
ограничивает право на забастовку значительно большего круга работников, чем
это необходимо для достижения целей, указанных в ст. 17 (ч. 3) и 55 (ч. 3)
Конституции. Федеральному Собранию было рекомендовано в связи с этим принять
необходимые законодательные решения, руководствуясь при этом ч. 4 ст. 37 и
ч. 2, 3 ст. 55 Конституции и общепризнанными принципами и нормами международного
права (ВКС, 1995, N 2-3, с. 45-50).

Статья 56

1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан
и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным
законом могут устанавливаться отдельные ограничения прав и свобод с указанием
пределов и срока их действия.
2. Чрезвычайное положение на всей территории Российской Федерации и в
ее отдельных местностях может вводиться при наличии обстоятельств и в порядке,
установленных федеральным конституционным законом.

В настоящее время действует Закон РСФСР от 17 мая 1991 г. N 1253-1 "О чрезвычайном
положении"

3. Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями
20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 - 54 Конституции
Российской Федерации.

Комментарий к статье 56

1. Часть 1 комментируемой статьи в качестве целей введения чрезвычайного
положения рассматривает обеспечение безопасности граждан и защиту конституционного
строя. Это корреспондирует закрепленной в ст. 2 Конституции норме о том, что
человек, его права и свободы являются высшей ценностью, и тому значению, которое
Конституция придает защите конституционного строя.
Чрезвычайное положение - это временно вводимый особый правовой режим
деятельности органов государственной власти, предприятий, учреждений и организаций,
допускающий предусмотренные законом отдельные ограничения прав и свобод граждан
и прав юридических лиц, а также возложение на них дополнительных обязанностей.
Введение чрезвычайного положения призвано способствовать скорейшей нормализации
обстановки, восстановлению законности и правопорядка, устранению угрозы безопасности
граждан и оказанию им необходимой помощи.
Введение чрезвычайного положения всегда связано с особой, экстраординарной
ситуацией, вызванной неправомерными действиями людей или природными явлениями,
чрезвычайными событиями. Имеются в виду попытки насильственного изменения
конституционного строя, массовые беспорядки, сопровождающиеся насилием, межнациональные
конфликты, блокада отдельных местностей, угрожающие жизни и безопасности граждан
или нормальной деятельности государственных институтов. Речь идет также о
стихийных бедствиях, эпидемиях, эпизоотиях, крупных авариях, ставящих под
угрозу жизнь и здоровье населения и требующих проведения аварийно-спасательных
и восстановительных работ.
Введение чрезвычайного положения допустимо лишь в тех случаях, когда
создавшуюся ситуацию, нарушение нормальных условий жизни и деятельности людей
невозможно устранить без применения специальных, ограничительных мер.
Все ограничения прав и свобод с указанием пределов и срока их действия
могут производиться лишь в соответствии с требованиями Конституции Российской
Федерации и федерального конституционного закона.
Федеральный конституционный закон, который должен урегулировать вопросы
введения чрезвычайного положения, еще не принят, и пока действует, в той мере,
в какой соответствует Конституции, Закон РСФСР от 17 мая 1991 г. "О чрезвычайном
положении" (ВВС РСФСР, 1991, N 22, ст. 773).

2. В соответствии со ст. 88 Конституции Российской Федерации Президент
Российской Федерации при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных федеральным
конституционным законом, вводит на территории Российской Федерации или в отдельных
ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом
Совету Федерации и Государственной Думе.
Предложения Президенту о введении, продлении или отмене чрезвычайного
положения подготавливает Совет безопасности в соответствии с Законом Российской
Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (ВВС, 1992, N 15, ст. 769).
Утверждение Указа Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного
положения входит в ведение Совета Федерации (п. "б" ст. 102 Конституции РФ).
На основании Закона от 17 мая 1991 г. Президент Российской Федерации
вводил чрезвычайное положение на отдельных территориях. Указом от 29 мая 1993
г. было введено чрезвычайное положение на территориях Моздокского, Пригородного
районов и прилегающих к нему местностях Северной Осетии и Малгобекского и
Назрановского районов Ингушской Республики. Президентом утверждено также Положение
о временной администрации на территории указанных районов (см. САПП, 1993,
N 22, ст. 2027, 2028).
В Законе от 17 мая 1991 г. содержатся требования, предъявляемые к Указу
Президента о введении чрезвычайного положения. В соответствии с ними в Указе
должны быть приведены:
а) обстоятельства, послужившие основанием для введения чрезвычайного
положения;
б) обоснование необходимости введения чрезвычайного положения;
в) перечень и пределы чрезвычайных мер и исчерпывающий перечень временных
ограничений прав и свобод граждан;
г) государственные органы, ответственные за осуществление мер чрезвычайного
положения, и точные пределы чрезвычайных полномочий этих органов;
д) границы территории, на которой вводится чрезвычайное положение;
е) время вступления в силу Указа, а также точный срок, на который вводится
чрезвычайное положение.
Указ о введении чрезвычайного положения доводится до сведения населения
через средства массовой информации не менее чем за 6 часов до вступления его
в силу. Исключением являются случаи, когда обстоятельства требуют неотложных
мер по спасению населения, в связи с чем чрезвычайное положение может быть
введено немедленно и без предупреждения.
Срок действия чрезвычайного положения на всей территории Российской Федерации
не может превышать 30 дней, а на части территории Федерации - не более 60
дней. По истечении этого срока оно отменяется или продлевается на тот же срок.
Если устранены обстоятельства, послужившие основанием для введения чрезвычайного
положения, оно может быть отменено ранее указанного срока.
На территории, где введено чрезвычайное положение, могут вводиться особые
формы управления в соответствии с Законом от 17 мая 1991 г. Государственные
органы, осуществляющие управление в условиях чрезвычайного положения, могут
наделяться чрезвычайными полномочиями для принятия мер, необходимых для скорейшей
нормализации обстановки, восстановления правопорядка и законности и ликвидации
угрозы безопасности граждан.
Для координации работ по ликвидации обстоятельств, вызвавших введение
чрезвычайного положения, а также в случае ненадлежащего осуществления своих
функций органами государственной власти на территории, где введено чрезвычайное
положение, могут быть образованы специальные временные органы. Им могут быть
переданы полностью или частично распорядительные и исполнительные полномочия
территориальных органов государственной власти.
Для обеспечения общественного порядка, охраны жизни, здоровья, безопасности,
прав и свобод и законных интересов граждан используются силы и средства органов
внутренних дел территории, на которой объявлено чрезвычайное положение.
В исключительных случаях при введении чрезвычайного положения в связи
со стихийными бедствиями, эпидемиями, эпизоотиями, крупными авариями Закон
от 17 мая 1991 г. допускает использование вооруженных сил.
На период чрезвычайного положения могут устанавливаться следующие ограничительные
меры:
особый режим въезда и выезда, а также ограничение свободы передвижения
по территории, на которой введено чрезвычайное положение; усиление охраны
общественного порядка и объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения;
запрещение проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций,
а также иных массовых мероприятий;
запрещение забастовок; ограничение движения транспортных средств и их
досмотр.
В случае введения чрезвычайного положения по основаниям, связанным с
противоправной деятельностью, дополнительно могут вводиться, в частности,
следующие меры:
комендантский час, т.е. запрет находиться на улицах и в иных общественных
местах без специально выданных пропусков и документов, удостоверяющих личность,
в установленное время суток;
приостановление, после соответствующего предупреждения, деятельности
политических партий и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки;
проверка документов в местах скопления граждан, а в исключительных случаях,
при имеющихся данных о наличии у граждан оружия, - личный досмотр, досмотр
вещей, жилища и транспортных средств;
ограничение или запрещение продажи оружия, ядовитых веществ, спиртных
напитков; в исключительных случаях допускается временное изъятие у граждан
огнестрельного и холодного оружия и боеприпасов, ядовитых и взрывчатых веществ,
а у предприятий, учреждений и организаций также учебной техники и радиоактивных
веществ.
Названный Закон содержит также перечень дополнительных мер, применение
которых допускается в случае введения чрезвычайного положения в связи со стихийными
явлениями природы и катастрофами. Применение их возможно при учете того, что
в соответствии с п."з" ст. 72 Конституции Российской Федерации "осуществление
мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация
их последствий" находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации.
Меры, применяемые в условиях чрезвычайного положения и влекущие за собой
изменение установленных законом полномочий органов государственной власти
и управления, прав общественных организаций, а также прав, свобод и обязанностей
граждан, должны осуществляться в тех пределах, в которых это требуется остротой
положения. Порядок и условия применения силы, специальных средств и оружия,
состоящих на вооружении органов внутренних дел, регулируются законами Российской
Федерации и не подлежат изменению в условиях чрезвычайного положения.
Закон Российской Федерации от 24 сентября 1992 г. "О внутренних войсках
Министерства внутренних дел Российской Федерации" (ВВС РФ, 1992, N 42, ст.
2334) содержит ряд указаний, касающихся введения чрезвычайного положения.
Так, ст. 18 Закона содержит норму, в соответствии с которой на специальные
моторизованные воинские части, соединения и воинские части оперативного назначения
возложено оказание содействия органам внутренних дел в принятии неотложных
мер по спасению людей, охране имущества, оставшегося без присмотра, обеспечении
охраны общественного порядка при авариях, катастрофах, пожарах, стихийных
бедствиях и других чрезвычайных обстоятельствах, а также в обеспечении режима
чрезвычайного положения.
В ст. 27 Закона от 17 мая 1991 г. установлено, что введение чрезвычайного
положения не может служить основанием для пыток, жестокого, бесчеловечного
или унижающего человеческое достоинство обращения или наказания, для каких-либо
ограничений права на жизнь, на свободу мысли, совести, религии в понимании
этих прав и свобод, принятом в Международном Пакте о гражданских и политических
правах и не противоречащих им законах Российской Федерации. Равным образом
недопустимо придание обратной силы уголовному закону, устанавливающему наказуемость
деяния или усиливающему наказание.
Закон от 17 мая 1991 г. содержит также нормы об ответственности граждан
за нарушение требований режима чрезвычайного положения. Ряд вопросов, имеющих
значение для понимания проблем, касающихся режима чрезвычайного положения
и его отличия от других экстраординарных ситуаций, разрешен в постановлении
Конституционного Суда Российской Федерации от 31 июля 1995 г. по делу о проверке
конституционности ряда правовых актов, принятых в связи с урегулированием
вооруженного конфликта в Чеченской Республике (ВКС, 1995, N 5, с. 3-18).

3. Часть 3 комментируемой статьи приводит большой перечень закрепленных
в Конституции Российской Федерации прав и свобод, которые не подлежат ограничению
и в условиях чрезвычайного положения. Этот перечень гораздо шире тех отдельных
прав, о которых говорится в Законе от 17 мая 1991 г. Приведенный в ст. 27
этого Закона перечень не содержит, например, указания на неприкосновенность
частной жизни, личной и семейной тайны, защиты своей чести и доброго имени,
недопустимость сбора, хранения, использования и распространения информации
о частной жизни без согласия лица, на право заниматься предпринимательской
и иной не запрещенной законом экономической деятельностью, право на жилище,
право на судебную защиту, получение квалифицированной юридической помощи и
др. Поэтому перечень, приведенный в ч. 3 ст. 56, должен применяться непосредственно.
В то же время гарантии в отношении некоторых прав, упомянутых в комментируемой
норме, конкретизированы применительно к условиям чрезвычайного положения.
Так, в ч. 3 комментируемой статьи указывается, что не подлежит ограничению
право на жизнь и что смертная казнь может применяться лишь за особо тяжкие
преступления против жизни. В ст. 36 Закона от 17 мая 1991 г. установлено,
что приговоры о применении смертной казни, вынесенные за преступления, совершенные
в период действия чрезвычайного положения, не приводятся в исполнение в течение
всего времени чрезвычайного положения и тридцати суток после его прекращения
или отмены. Это дает возможность осужденному воспользоваться установленными
ст. 50 Конституции правами на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке,
установленном федеральным законом, а также просить о помиловании или смягчении
наказания.
В Законе от 17 мая 1991 г. содержится и ряд других гарантий от необоснованного
применения ограничений прав и свобод. Так, в нем указывается, что правосудие
на территории, где введено чрезвычайное положение, осуществляется только судом.
Учреждение каких-либо форм или видов чрезвычайных судов запрещается. Все судопроизводство
во всех судах ведется в соответствии с действовавшими на момент введения чрезвычайного
положения законами Российской Федерации. Использование любых видов и форм
ускоренного или чрезвычайного судопроизводства запрещается.
Точно так же прокуратура на территории, где введено чрезвычайное положение,
осуществляет свою деятельность в порядке, установленном законодательством
Российской Федерации.
В ст. 33 упомянутого Закона введено правило, в соответствии с которым
неправомерное применение силы сотрудниками органов внутренних дел и военнослужащими,
превышение служебных полномочий, включая нарушение гарантий прав граждан,
установленных этим Законом, влечет за собой ответственность согласно закону.


Статья 57

Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Законы, устанавливающие
новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не
имеют.

Комментарий к статье 57

Комментируемая статья устанавливает важнейшую обязанность каждого - платить
налоги и сборы. К числу налогоплательщиков относятся граждане Российской Федерации,
иностранные граждане и лица без гражданства, юридические лица и даже некоторые
филиалы юридических лиц, а также предприниматели, осуществляющие предпринимательскую
деятельность без образования юридического лица.
Весьма разветвленная система налогового законодательства включает в себя
законы, указы Президента Российской Федерации, а также многочисленные подзаконные
нормативные акты различных ведомств. Проект крупной кодификации налогового
законодательства представлен Налоговым кодексом Российской Федерации, находящимся
на рассмотрении Государственной Думы.
Определение налогов и сборов дает Закон от 27 декабря 1991 г. (с последующими
изменениями и дополнениями) "Об основах налоговой системы в Российской Федерации"
(ВВС РФ, 1992, N 11, ст. 527): "Под налогом, сбором, пошлиной и другим платежом
понимается обязательный взнос в бюджет соответствующего уровня или во внебюджетный
фонд, осуществляемый плательщиками в порядке и на условиях, определяемых законодательными
актами" (ст. 2). Виды налогов перечислены в ст. 18 указанного Закона. Это
- федеральные налоги, налоги субъектов Российской Федерации, местные налоги.
К тому, что комментируемая статья называет сборами, относятся: акцизы
на отдельные группы и виды товаров; таможенная пошлина; отчисления во внебюджетные
фонды; платежи за пользование природными ресурсами; гербовый сбор; государственная
пошлина; лесной доход; плата за воду; регистрационный сбор; курортный сбор;
сбор за право торговли; целевые сборы с предприятий и граждан на содержание
милиции; на благоустройство территорий и другие цели.
Обязанность платить налоги и сборы возникает у плательщика только тогда,
когда она возложена на него законом. Законно установленные налоги и сборы
будут таковыми, если они устанавливаются органом, компетентным их вводить
и устанавливать порядок их уплаты. Установление федеральных налогов и сборов
отнесено к ведению Российской Федерации; установление общих принципов налогообложения
и сборов находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации; установление местных налогов отнесено к компетенции субъектов Российской
Федерации (см. комментарий к ст. 71-73).
Необходимо заметить, что разновидности налогов и сборов, а также порядок
их уплаты определяются законодательными органами в форме законов и не могут
быть установлены подзаконными нормативными актами. Подтверждением этого служит
то, что второе предложение комментируемой статьи начинается со слов "законы,
устанавливающие новые налоги...". Говоря иначе, установление налогов и сборов
и порядка их взимания - прерогатива исключительно законодателя, а формой выражения
его воли может быть только закон.
Правило, согласно которому законы, устанавливающие новые налоги и сборы
или ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют, представляет
собой частный случай проявления действия законов во времени (института обратной
силы закона).
Конституционный принцип, согласно которому установление или отягчение
ответственности не имеет обратной силы, выражен в комментируемой статье применительно
к налогам. То обстоятельство, что налоги и сборы являются гражданской обязанностью,
а не ответственностью, не может исключать для налогоплательщика ощутимой материальной
потери. Именно по этой причине правило о непридании обратной силы сформулировано
и по отношению к установлению новых налогов.
С этой точки зрения имеют значение не только соответствующие указания
самих законов (или законов о введении в действие нормативных актов, где в
основном формулируются нормы об обратной силе), но также порядок их опубликования
и само правоприменение. Закон, вводящий новый налог или сбор, может применяться
не ранее того дня, когда он был официально опубликован для всеобщего сведения,
а взысканные с обратной силой суммы подлежат возврату как недолжно уплаченные.


Статья 58

Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться
к природным богатствам.

Комментарий к статье 58

Разрушительная деятельность людей в природной среде совершенно обоснованно
вызывает тревогу и порождает ответную реакцию государства - не допустить гибели
планетарной природы как среды обитания человечества и важнейшей предпосылки
его выживания. Поэтому закрепленная в комментируемой статье юридическая обязанность
одновременно предстает и как нравственное требование общества, через Конституцию
обращенное ко всем без исключения гражданам государства. Это новое нравственное
требование есть хорошо забытое старое: насадив райский сад, Господь заповедовал
Адаму возделывать и хранить его (Библия, Бытие, 2.15).
Обязанность сохранять природу относится не только к гражданину, но и
к юридическим лицам и общинам. Термин "сохранять" предполагает активные действия,
направленные на сбережение человеческой среды обитания. Причем эти действия
представлены в качестве двух разноплановых правовых обязанностей. Обязанность
сохранять природу имеет, на первый взгляд, только нравственный аспект и не
снабжена нормативной санкцией, поскольку трудно принудить к сохранению природы
каждого, кому это прямо не предписано. И тем не менее право здесь присутствует.
Это связано с тем, что Конституция - нормативный акт прямого действия, обязательный
к применению непосредственно. Это означает, что конституционная норма, сформулированная
как моральная установка, не только регулирует соответствующие отношения указанных
в ней субъектов, но и является одновременно нормой для правоприменителя.
Сохранять природу и окружающую среду в контексте данной статьи означает
по меньшей мере не допустить ухудшения существующего состояния природы, причинения
ей ущерба как в целом, так и отдельным ее объектам в результате действий или
бездействия.
Понятие "окружающая среда" представляет собой понятие природы, взятое
применительно к конкретному субъекту - человечеству, отдельному человеку.
Деятельность человека, так или иначе связанная с воздействием на окружающую
среду или с использованием природных ресурсов, неизбежно оказывает влияние
на планетарную природу. Проведение ядерных испытаний, работа атомных электростанций,
строительство плотин и рытье каналов, запуск ракет и т.д., являясь на первый
взгляд делом локальным, через окружающую среду данной территории оказывают
отрицательное воздействие на природу планеты в целом. Появление "озоновых
дыр" в атмосфере, загрязнение огромных территорий радиоактивными отходами
и выбросами с АЭС, гибель части животного мира, а в итоге уничтожение человечества
есть наглядное подтверждение тому, что окружающая каждого среда является частью
природы и в правовом смысле их нельзя рассматривать раздельно.
Важно отметить, что правовая обязанность сохранять природу и окружающую
среду корреспондирует праву каждого на благоприятную окружающую среду (соответственно
- природу), а также праву государства применять санкции за нарушение природоохранного
законодательства или устанавливать льготы и компенсации людям, оказавшимся
в условиях неблагоприятной окружающей среды (см. комментарий к ст. 42).
Действующее законодательство об охране природы можно условно разделить
на три группы.
Первая группа включает, например, Закон РСФСР от 19 декабря 1991 г. "Об
охране окружающей природной среды" (ВВС РФ, 1992, N 10, ст. 457), выделяющий
среди объектов охраны окружающей природной среды естественные экологические
системы, государственные природные заповедники, природные заказники, национальные
природные парки, памятники природы (ст. 4).
Федеральный закон от 14 марта 1995 г. "Об особо охраняемых природных
территориях" (СЗ РФ, 1995, N 12, ст. 1024) определяет особо охраняемые природные
территории как части земли, водной поверхности и воздушного пространства над
ними, где располагаются природные комплексы и объекты, имеющие природоохранное,
научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение.
Ст. 2 этого Закона относит к ним: государственные природные заповедники, в
том числе биосферные, национальные парки; государственные природные заказники,
памятники природы; дендрологические парки и ботанические сады; лечебно-оздоровительные
местности и курорты.
Федеральный закон от 25 октября 1995 г. "О континентальном шельфе Российской
Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 49, ст. 4694) включает в континентальный шельф
морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориального
моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее
сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя
граница подводной окраины материка простирается, как правило, на расстоянии
200 морских миль (ст. 1).
Вторую группу составляют многочисленные нормативные акты, регулирующие
охрану отдельных природных объектов, не привязанных к конкретным территориям.
Федеральный закон от 24 апреля 1995 г. "О животном мире" (СЗ РФ, 1995, N 17,
ст. 1462) определяет животный мир в России как совокупность живых организмов
всех видов диких животных, постоянно или временно населяющих территорию Российской
Федерации и находящихся в состоянии естественной свободы, а также относящихся
к природным ресурсам континентального шельфа и исключительной экономической
зоны Российской Федерации. Охраной животного мира признается деятельность,
направленная на сохранение биологического разнообразия и обеспечение устойчивого
существования животного мира, а также на создание условий для устойчивого
использования и воспроизводства объектов животного мира (ст. 1).
Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. (СЗ РФ, 1995,
N 47, ст. 4471) выделяет воды как важнейший компонент окружающей природной
среды, а охрану водных объектов рассматривает в качестве деятельности, направленной
на сохранение и восстановление водных объектов (ст. 1). За нарушение водного
законодательства установлена административная, имущественная и уголовная ответственность
(ст. 130, 131).
Основы лесного законодательства Российской Федерации от 6 марта 1993
г. (ВВС РФ, 1993, N 15, ст. 523) определяют лес как совокупность земли, древесной,
кустарниковой и травянистой растительности, микроорганизмов и других компонентов
окружающей природной среды, биологически взаимосвязанных и влияющих друг на
друга в своем развитии (ст. 1). Обязанность охранять леса как объект природной
среды определена для лесопользователей в ст. 35 Основ, а для всех остальных
граждан административным, гражданским, уголовным и иным законодательством
(ст. 79-83).
Закон РСФСР от 14 июля 1982 г. "Об охране атмосферного воздуха" (ВВС
РСФСР, 1982, N 29, ст. 1027) выделил атмосферный воздух в качестве одного
из основных жизненно важных элементов окружающей природной среды. Статьей
55 Закона установлена ответственность за следующие нарушения законодательства
об охране атмосферного воздуха:
- превышение нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ
в атмосферный воздух;
- превышение нормативов предельно допустимых вредных физических воздействий
на атмосферный воздух;
- выброс загрязняющих веществ в атмосферу без разрешения специально уполномоченных
на то государственных органов;
- нарушение правил эксплуатации, а также неиспользование установленных
сооружений, оборудования, аппаратуры для очистки и контроля выбросов в атмосферу;
- ввод в эксплуатацию новых и реконструированных предприятий, сооружений
и других объектов, не удовлетворяющих требованиям по охране атмосферного воздуха;
- производство и эксплуатацию автомобилей, самолетов, судов и других
передвижных средств и установок, у которых содержание загрязняющих веществ
в выбросах превышает установленные нормативы;
- внедрение открытий, изобретений, рационализаторских предложений, новых
технических систем, веществ и минералов, а также закупку в зарубежных странах
технологического оборудования и других объектов, не удовлетворяющих установленным
в СССР требованиям по охране атмосферного воздуха и не обеспеченных техническими
средствами контроля за выбросами в атмосферу;
- нарушение правил складирования промышленных и бытовых отходов, транспортировки,
хранения и применения средств защиты растений, стимуляторов их роста, минеральных
удобрений и других препаратов, повлекшее или могущее повлечь загрязнение атмосферного
воздуха;
- невыполнение предписаний органов, осуществляющих государственный контроль
за охраной атмосферного воздуха.

В настоящее время действует Федеральный закон от 4 мая 1999 г. N 96-ФЗ

Кроме того, законодательство об охране природы представлено нормативными
актами и отдельными нормами в комплексных законах, регулирующих деятельность
граждан и организаций по использованию различных природных объектов или конкретных
территорий.
Федеральный закон "О недрах", изложенный в редакции от 3 марта 1995 г.
(СЗ РФ, 1995, N 10, ст. 823), регулирует отношения, возникающие в связи с
геологическим изучением, использованием и охраной недр территории Российской
Федерации, ее континентального шельфа, а также в связи с использованием отходов
горнодобывающего и связанных с ним перерабатывающих производств.
Пользование отдельными участками недр может быть ограничено или запрещено
в целях национальной безопасности и охраны окружающей природной среды (ст.
8). Нарушения стандартов (норм, правил) по безопасному ведению работ, связанных
с пользованием недрами, по охране недр и окружающей природной среды, в том
числе нарушения, ведущие к загрязнению недр и приводящие месторождение полезного
ископаемого в состояние, непригодное для эксплуатации, влечет административную,
уголовную или имущественную ответственность.
Федеральный закон от 10 января 1996 г. "О мелиорации земель" (СЗ РФ,
1996, N 3, ст. 142) устанавливает права и обязанности граждан и юридических
лиц, осуществляющих деятельность в области мелиорации земель и обеспечивающих
охрану мелиорированных земель. Статья 32 Закона предусматривает, что осуществление
мелиоративных мероприятий не должно приводить к ухудшению окружающей природной
среды. За нарушение законодательства в области мелиорации земель наступает
административная и иная ответственность (ст. 39).
Федеральный закон от 23 февраля 1995 г. "О природных лечебных ресурсах,
лечебно-оздоровительных местностях и курортах" (СЗ РФ, 1995, N 9, ст. 713)
предусматривает, в частности, что технология добычи, подготовки и использования
минеральных вод, лечебных грязей... должна гарантировать защиту месторождений
от преждевременного истощения и загрязнения и защиту полезных ископаемых от
утраты лечебных свойств (п. 3, ст. 11).
Федеральный закон от 30 декабря 1995 г. "О соглашениях о разделе продукции"
(СЗ РФ, 1996, N 1, ст. 18) предусматривает, что деятельность инвесторов должна
включать меры, "направленные на предотвращение вредного влияния... работ на
окружающую природную среду, а также по ликвидации последствий такого влияния"
(п. 2 ст. 7).
Федеральный закон от 23 ноября 1995 г. "Об экологической экспертизе"
(СЗ РФ, 1995, N 48, ст. 4556) имеет особую направленность на реализацию конституционного
права граждан Российской Федерации на благоприятную окружающую среду посредством
предупреждения негативных воздействий хозяйственной и иной деятельности на
окружающую природную среду и на обеспечение экологической безопасности.
Исходя из принципа потенциальной экологической опасности любой хозяйственной
и иной деятельности, Закон предусматривает обязательность проведения государственной
экологической экспертизы до принятия решения о реализации объекта (ст. 3).
Перечень таких объектов федерального уровня установлен ст. 11 Закона. Виды
и субъекты нарушения законодательства об экологической экспертизе указаны
в ст. 30. Ответственность административная, уголовная, материальная и гражданско-правовая
- определяется по правилам УК, КоАП, КЗоТ и ГК. Моральный вред, причиненный
гражданину неправомерными действиями в области экологической экспертизы, подлежит
компенсации причинителем в порядке, предусмотренном гражданским законодательством.
Федеральный закон "Об использовании атомной энергии" от 20 октября 1995
г. (СЗ РФ, 1995, N 48, ст. 4552) также направлен на защиту здоровья и жизни
людей, охрану окружающей среды при использовании атомной энергии. Законом
регулируются отношения, связанные с эксплуатацией ядерных объектов, транспортировкой,
хранением и переработкой ядерных материалов, их захоронением (ст. 44-48).
Предусмотрена ответственность за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием
юридическим и физическим лицам, здоровью граждан (ст. 53-60).
Термин "природные богатства" может быть рассмотрен в отношении каждого
из объектов природы, связанного с разумной и волевой деятельностью человека.
Природа сама по себе - богатство. Однако в контексте статьи имеются в виду
богатства недр, флоры, фауны и других природных объектов, которые используются
людьми для удовлетворения своих потребностей.


Статья 59

1. Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской
Федерации.
2. Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии
с федеральным законом.

См. Закон РФ от 11 февраля 1993 г. N 4455-1 "О воинской обязанности и военной
службе"

3. Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию
противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным
законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой.

Комментарий к статье 59

1. Защита своего Отечества не только правовое, но прежде всего нравственное
требование к каждому гражданину, моральный долг, всеобщая обязанность. Она
направлена на защиту страны, ее населения, материальных и духовных ценностей,
территориальной целостности и суверенитета. Защита Отечества выражается в
обеспечении обороны страны и безопасности государства.
Оборона страны обеспечивается мерами различного характера - политическими,
экономическими, военными, социальными, правовыми и иными. Для обороны с применением
средств вооруженной борьбы создаются Вооруженные Силы и устанавливается воинская
обязанность граждан. Она является конкретным проявлением всеобщей конституционной
обязанности защиты Отечества, но адресована определенным законом категориям
граждан. Основной формой осуществления воинской обязанности является прохождение
военной службы. Формой реализации этой обязанности может быть также прохождение
альтернативной гражданской службы взамен военной, что установлено ч. 3 комментируемой
статьи.

2. Согласно п. "м" ст. 71 Конституции Российской Федерации оборона и
безопасность относятся к ведению Федерации. Поэтому ч. 2 комментируемой статьи
предусматривает, что гражданин несет военную службу в соответствии именно
с федеральным законом. В связи с этим противоречащими Конституции Российской
Федерации являются положения конституций ряда республик о наличии Вооруженных
Сил республики (ст. 56, п. 6, 8 ст. 73 Конституции Чеченской Республики 1992
г.), об определении органами республики порядка образования территориальных
воинских и иных формирований, дислокации на территории республики воинских
формирований, регулировании действий военных формирований (ст. 70 Конституции
Республики Саха (Якутия), п. 17 ст. 73 Конституции Республики Тыва), об исполнении
воинской обязанности на территории республики или вне ее на основе договорных
обязательств республики (ст. 58 Конституции Республики Татарстан) и др.
Основными актами, конкретизирующими конституционные положения о несении
гражданами военной службы, являются законы от 31 мая 1996 г. "Об обороне"
(Российская газета, 6 июня 1996 г.), от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих"
(ВВС, 1993, N 6, ст. 188, СЗ РФ, 1995, N 21, ст. 1923; N 48, ст. 4560), от
11 февраля 1993 г. "О воинской обязанности и военной службе" (ВВС, 1993, N
9, ст. 325, СЗ РФ, 1995, N 18, ст. 1597), а также Устав внутренней службы
Вооруженных Сил Российской Федерации, Дисциплинарный устав, Устав гарнизонной
и караульной службы, утвержденные Указом Президента Российской Федерации от
14 декабря 1993 г. N 2140 (САПП, 1993, N 51, ст. 4931) и др.
Воинская обязанность российских граждан, как установлено законом, предусматривает
воинский учет, подготовку к военной службе, поступление на военную службу,
ее прохождение, пребывание в запасе (резерве), военное обучение в военное
время. Исполнение этой обязанности обеспечивается в пределах их полномочий
представительными и исполнительными органами государственной власти, органами
местного самоуправления, должностными лицами предприятий, учреждений и организаций
независимо от ведомственной подчиненности и форм собственности, а при необходимости
и судебными органами.
Статья 12 Федерального закона "Об обороне" устанавливает, что комплектование
Вооруженных Сил осуществляется в соответствии с законодательством: 1) военнослужащими
- путем призыва граждан Российской Федерации на военную службу по экстерриториальному
принципу и путем добровольного поступления граждан Российской Федерации на
военную службу; 2) гражданским персоналом - путем добровольного поступления
на работу.
Комплектование Вооруженных Сил военнослужащими на добровольной основе
- по контракту - при создании необходимых материально-технических и организационных
условий может привести в перспективе к формированию профессиональной армии.
На это ориентирует, исходя из основных направлений военной реформы, Указ Президента
Российской Федерации от 16 мая 1996 г. "О переходе к комплектованию должностей
рядового и сержантского состава Вооруженных Сил и других войск Российской
Федерации на профессиональной основе" (Российская газета, 18 мая 1996 г.).
Согласно Указу с весны 2000 г. должен быть отменен призыв на военную службу,
и армия будет формироваться исключительно на основе добровольного приема граждан
на военную службу по контракту. Однако пока основным средством остается комплектование
Вооруженных Сил на основе призыва.
Военной службой является служба не только в Вооруженных Силах, но и в
других войсках - пограничных, внутренних, железнодорожных, гражданской обороны,
Федерального агентства правительственной связи и информации, а также в органах
безопасности и внешней разведки. Особенности прохождения военной службы в
этих войсках и органах регулируются в законах о них, например в федеральных
законах от 3 апреля 1995 г. "Об органах федеральной службы безопасности в
Российской Федерации", от 5 августа 1995 г. "О железнодорожных войсках Российской
Федерации", от 10 января 1996 г. "О внешней разведке" (СЗ РФ, 1995, N 15,
ст. 1269; N 32, ст. 3202; 1996, N 3, ст. 143). Общее значение имеет Закон
Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности" (ВВС, 1992, N 15,
ст. 769).
По Закону "О воинской обязанности и военной службе" призыву подлежат
граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные
состоять на воинском учете, не имеющие права на освобождение или отсрочку
от призыва. Основания освобождения и отсрочки от призыва исчерпывающе определены
данным Законом (ст. 20, 21).
Право на получение отсрочки имеют, согласно этому Закону, в частности,
учащиеся дневных отделений образовательных учреждений на период обучения (п.
"б" ч. 2 ст. 21). На практике возник вопрос, распространяется ли это право
на обучающихся в негосударственных образовательных учреждениях? Названный
Закон в ст. 21 прямо на него не отвечает. Постановлением Верховного Совета
Российской Федерации от 19 мая 1993 г. "О некоторых мерах, связанных с исполнением
Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе"" (ВВС,
1993, N 24, ст. 859) установлено, что при применении п. "б" ч. 2 ст. 21 этого
Закона под образовательными учреждениями по смыслу Закона понимаются только
те, которые имеют государственную аккредитацию. Тем самым законодатель дал
толкование принятого им закона, что входит в его компетенцию. Этим руководствуются
на практике и суды, другие государственные органы, рассматривая заявления
и жалобы, касающиеся отсрочки от призыва. Правом на такую отсрочку для получения
профессионального образования можно воспользоваться только один раз.
В соответствии со своим полномочием, предусмотренным п. "з" ч. 1 ст.
21 Закона "О воинской обязанности и военной службе", и в целях сохранения
научного потенциала Российской академии наук Президент Российской Федерации
издал 25 января 1996 г. Указ "О предоставлении отсрочки от призыва на военную
службу отдельным представителям талантливой молодежи" (СЗ РФ, 1996, N 5, ст.
460). Он распространяется на выпускников (до 500 человек ежегодно) государственных
образовательных учреждений высшего профессионального образования, поступивших
непосредственно по окончании образовательного учреждения на работу на условиях
полного рабочего дня по специальности в научные учреждения РАН, на период
работы в этих учреждениях.
От воинской обязанности освобождаются граждане мужского пола моложе 16
лет и старше 60 лет, а также негодные к военной службе по состоянию здоровья.
Что касается женщин, то они ставятся на воинский учет после приобретения ими
военно-учетной специальности и могут поступить на военную службу по контракту.
Призыв граждан на военную службу осуществляется на основании указов Президента
Российской Федерации два раза в год - весной и осенью. Сроки военной службы
уточнены по сравнению с первоначально установленными Законом. Согласно внесенным
в него изменениям и дополнениям от 29 апреля 1995 г. срок военной службы для
проходящих ее по призыву - 24 месяца; для имеющих высшее образование и проходящих
военную службу по призыву - 12 месяцев.
В последние годы заметно увеличилось число молодых людей, уклоняющихся
от учебных сборов и воинского учета, от военной службы, что создает серьезные
проблемы с комплектованием армии. За это установлена уголовная ответственность
(ст. 80, 81, 198-1 УК). Граждане и должностные лица могут быть привлечены
также к административной ответственности за нарушение правил воинского учета
(ст. 190-1-190-6, 191, 192 КоАП). Конечно, не только и не столько правовыми
средствами, мерами юридической ответственности можно решить те сложные проблемы,
которые возникли в последние годы в Вооруженных Силах, но и они необходимы.
Комплектованию армии на добровольной основе служит предусмотренное законами
"Об обороне" (ст. 12), "О воинской обязанности и военной службе" (ст. 19,
30-34, 60) право поступления граждан на военную службу по контракту. Первый
такой контракт вправе заключать граждане мужского пола в возрасте от 18 до
40 лет и граждане женского пола в возрасте от 20 до 40 лет. Срок контракта
обычно - 3, 5 или 10 лет. Контракт заключается в письменной форме между гражданином
и Министерством обороны (другим министерством, ведомством, в котором законом
предусмотрена военная служба) в порядке, определяемом Положением о порядке
прохождения военной службы. Отказ министерства, ведомства в заключении контракта
может быть обжалован в суд.
Главным актом, определяющим правовое положение военнослужащих, является
Закон Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих"
(с изменениями и дополнениями от 24 ноября 1995 г.). Он устанавливает права,
обязанности и ответственность военнослужащих, определяет основы государственной
политики по правовой и социальной защите военнослужащих, граждан, уволенных
с военной службы, и членов их семей. Статус военнослужащих, проходящих военную
службу на территории других государств, определяется также в соответствии
с международными договорами Российской Федерации. Особенности статуса военнослужащих
в военное время и в условиях чрезвычайного положения устанавливаются федеральными
законами о военном положении, о мобилизации и о чрезвычайном положении.
Военнослужащим гарантируется широкий круг прав и свобод. Вместе с тем
законодательными актами устанавливаются ограничения некоторых общегражданских
прав и свобод, что обусловлено особенностями военной службы. Так, право на
свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания
боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия военнослужащих
к месту службы. Военнослужащие вправе состоять в общественных объединениях,
не преследующих политические цели. Не допускается создание в воинских частях
религиозных объединений, но военнослужащие вправе в свободное от службы время
участвовать как частные лица в богослужениях и религиозных церемониях. Запрещено
участие военнослужащих в забастовках. Эти и им подобные ограничения не противоречат
основаниям ограничения прав и свобод, закрепленным в ч. 3 ст. 55 Конституции.
Обязанности военнослужащих определяются существом воинского долга - защита
государственного суверенитета и территориальной целостности страны, обеспечение
безопасности государства, отражение вооруженного нападения, а также выполнение
задач в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации.
Обязанности военнослужащих и порядок их выполнения устанавливаются законодательными
актами, воинскими уставами и другими нормативными документами.
Закон "О статусе военнослужащих" гарантирует право военнослужащих на
защиту их прав и законных интересов, в том числе право на судебную защиту.
В соответствии со ст. 4 Закона от 27 апреля 1993 г."Об обжаловании в суд действий
и решений, нарушающих права и свободы граждан" (ВВС, 1993, N 19, ст. 685)
военнослужащие вправе обжаловать в военный суд действия и решения органов
военного управления и воинских должностных лиц, нарушающих их права и свободы.
Исходя из смысла этой нормы, как было разъяснено в постановлении Пленума Верховного
Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. "О рассмотрении судами жалоб
на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан" (БВС, 1994,
N 3, с. 4), в военный суд могут быть обжалованы также действия и решения лиц,
не состоящих на военной службе, но правомочных по занимаемой в органах военного
управления должности принимать решения, касающиеся прав и свобод военнослужащих.
Граждане, уволенные с военной службы, вправе обжаловать действия и решения
органов военного управления и воинских должностных лиц, нарушивших их права
и свободы во время прохождения ими военной службы, по своему усмотрению в
народный или военный суд.
Суды общей юрисдикции призваны защищать права военнослужащих и в других
случаях. Так, определением судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
от 20 апреля 1995 г. была подтверждена правильность решения Мурманского областного
суда, принятого по протесту прокурора области, о признании незаконным указания
руководства "Мурманскавтотранса", нарушившего право военнослужащих на бесплатный
проезд на общественном транспорте, предусмотренное ст. 20 Закона "О статусе
военнослужащих" (БВС, 1995, N 8, с. 7).
Государству и самой армии в ходе военной реформы предстоит, конечно,
еще многое сделать в обеспечении прав военнослужащих, их правовой защищенности.
Это касается охраны жизни, здоровья и достоинства личности военнослужащих;
полной реализации их льгот и преимуществ, установленных законами в связи с
тяготами военной службы; более четкого определения правового статуса военнослужащих,
направляемых в "горячие точки". Конкретным шагом в этом направлении является,
в частности, принятие Указа Президента Российской Федерации от 16 мая 1996
г. "О порядке направления военнослужащих срочной службы по призыву для выполнения
задач в условиях вооруженных конфликтов и для участия в боевых действиях",
которым предусмотрено использование военнослужащих в указанных целях исключительно
на добровольной основе - по контракту, а также Указов Президента Российской
Федерации от 28 мая 1996 г. "О дополнительных мерах социальной защиты военнослужащих,
проходящих военную службу по призыву", от 12 июня 1996 г. "О правах и льготах
военнослужащих, выполняющих (выполнявших) задачи в условиях вооруженного конфликта
в Чеченской Республике" (Российская газета, 18 и 31 мая, 15 июня 1996 г.).

3. Условия и порядок замены военной службы на альтернативную гражданскую
службу, что предусмотрено ч. 3 комментируемой статьи, должны быть определены
федеральным законом. Такого закона пока нет. Его неотложное принятие вытекает
не только из Конституции, но и из тех обязательств-рекомендаций, которым должна
следовать Россия, вступив в Совет Европы.
Институт альтернативной службы не является новым для российского законодательства.
Еще в 1919 г. декретом СНК РСФСР было признано право верующих на замену военной
службы по решению суда на иную общеполезную работу. Аналогично решался вопрос
и в законодательстве СССР до принятия в 1939 г. нового закона о всеобщей воинской
обязанности. Но он уже не сохранил названный институт.
Замена военной службы альтернативной гражданской или службой без оружия
по религиозным, политическим или этическим мотивам признается во многих странах.
При этом предусматривается более продолжительный по сравнению с действительной
военной службой срок, лишение многих льгот, предоставляемых военнослужащим,
выполнение наиболее трудоемких и непрестижных работ, например в психиатрических
лечебницах, домах престарелых, службах социальной помощи больным, инвалидам
и пенсионерам, на вспомогательных должностях в пожарной охране и т.п. В п.
"с" ч. 3 ст. 8 Международного пакта о гражданских и политических правах специально
оговаривается, что какая бы то ни было служба, предусматриваемая законом для
лиц, отказывающихся от военной службы по политическим или религиозно-этическим
мотивам, не относится к принудительному или обязательному труду, принуждение
к которому запрещается Пактом.
Часть 3 ст. 59 Конституции регламентирует альтернативную службу в самом
общем виде, признавая право гражданина на нее в случае, если его убеждениям
(например, пацифистским) или вероисповеданию противоречит несение военной
службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях.
Отсутствие такого закона затрудняет осуществление данного права. Однако,
являясь в силу ст. 18 Конституции непосредственно действующим, оно может быть
реализовано и до принятия этого закона. Призывные комиссии обычно отказывают
призывникам в замене военной службы на альтернативную. Поскольку такой отказ
противоречит конституционному положению, он может быть обжалован в суд. Как
показывает практика, суды, как правило, удовлетворяют такие жалобы, применяя
непосредственно ч. 3 ст. 59 Конституции.


Статья 60

Гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном
объеме свои права и обязанности с 18 лет.

Комментарий к статье 60

Субъектами комментируемой статьи являются только граждане Российской
Федерации.
Понятие "самостоятельно" есть выражение автономности гражданина, что
предполагает правовую возможность для гражданина вступать в правоотношения
независимо от других людей, действовать в соответствии со своей внутренней
волей, но в пределах, установленных законом.
Самостоятельное осуществление прав независимо от других лиц не может
рассматриваться как абсолютно свободное проявление воли управомоченного субъекта.
Любое предоставляемое государством право может иметь ограничения, связанные
с возможностью злоупотребления им, или установленные в целях защиты публичных
интересов (см. комментарий к ст. 55). Поэтому в самостоятельном осуществлении
прав воля автономного субъекта всегда ограничена законом.
Напротив, самостоятельность в исполнении обязанностей предполагает связанность
воли гражданина границами данной обязанности. За пределами обязанностей, установленных
законом, воля гражданина свободна, но в их пределах она заменена волей законодателя.
Здесь о самостоятельности можно говорить в ином смысле: не другие лица исполняют
обязанность, а непосредственно обязанный гражданин. Это не относится к добровольно
принятым обязанностям, поскольку само их принятие есть одно из проявлений
свободной воли.
Осуществлять свои права и обязанности можно многими способами: путем
действия и бездействия, включающими в себя возможность иметь, приобретать,
изменять или прекращать права; исполнять обязанности; претерпевать ограничения
и лишения, связанные с исполнением обязанности или несением ответственности.
Понятие "самостоятельно осуществлять" предусматривает юридически значимое
действие или бездействие самого гражданина, а для гражданских правоотношений
- и его представителя. Не должно складываться впечатление, что данное понятие
можно отождествить с гражданской дееспособностью гражданина. Гражданская дееспособность
связана со способностью гражданина своими действиями приобретать и осуществлять
гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять
их (ч. 1 ст. 21 ГК 1994 г.).
В комментируемой статье говориться о более широком явлении, нежели гражданская
дееспособность, которая выступает лишь как частный случай общей способности
гражданина самостоятельно осуществлять гарантированные государством права
и налагаемые им обязанности. И совпадение установленного Конституцией 18-летнего
возраста с возрастом возникновения полной гражданской дееспособности не означает,
что это одно и то же.
Способность быть кем-то (судьей) или нести ответственность за что-то
(уголовную, административную), не участвовать в чем-то (осужденные к лишению
свободы не участвуют в выборах) связана не с дееспособностью, а только с приобретением
конкретного статуса: судьи, избирателя, правонарушителя, осужденного, собственника,
потерпевшего, служащего и т.д. Способность иметь конкретный статус и самостоятельно
осуществлять вытекающие из статуса права и обязанности и составляет предмет
регулирования комментируемой статьи.
Только граждане Российской Федерации обладают в полном объеме правами
и обязанностями, предусмотренными Конституцией и законами. Поэтому объем прав
и обязанностей для лиц, не являющихся гражданами России, может быть иным как
по определенному количеству этих прав и обязанностей (например, иностранцы
не несут воинской обязанности), так и по качественной их стороне (судьями
Конституционного Суда не могут быть иностранные граждане и лица без гражданства).
Полный объем прав и обязанностей, о котором говорит комментируемая статья,
следует понимать и в том смысле, что они не могут быть произвольно ограничены,
приостановлены, а в некоторых случаях - отменены (ч. 2 ст. 17, ч. 2 ст. 6,
ч. 2 ст. 55 Конституции).
Комментируемая статья говорит о "своих" правах и обязанностях. Это означает,
что речь идет не только о конституционных правах и обязанностях, одинаковых
для всех, но и о правах и обязанностях, принадлежащих только данному гражданину
в качестве его субъективных прав (обязанностей). Право на жилище станет субъективным
правом только тогда, когда конкретный гражданин будет участником конкретных
жилищных правоотношений - собственником, нанимателем; обязанность платить
налоги и сборы в контексте комментируемой статьи для конкретного субъекта
налогового правоотношения наступит только тогда, когда он приобретает статус
налогоплательщика.
Установлением 18-летнего возраста для осуществления прав и обязанностей
в полном объеме не исключены возможности законодателя устанавливать иные возрастные
границы для некоторых конкретных прав и обязанностей.
Правовая возможность обрести статус Президента допускается для 35-летних
граждан (ст. 81 Конституции); стать судьей можно, лишь достигнув 25-летия
(ст. 119); к ответственности за умышленное убийство и некоторые другие преступления
возможно привлечение 14-летних (ст. 10 УК); брачный возраст может быть снижен
до 16 лет (ст. 13 Семейного кодекса); в трудовых правовых отношениях могут
участвовать 15-летние. Есть и другие законодательные решения, в соответствии
с которыми необходимый для обретения того или иного правового статуса возраст
может быть увеличен или уменьшен по сравнению с возрастом совершеннолетия.
Это, конечно, не свидетельствует о законодательном изменении планки совершеннолетия.
Многообразие жизни заставляет законодателя определять возраст зрелости
воли субъектов конкретных правоотношений по-разному. Это означает, что для
приобретения конкретных статусов устанавливается различный объем нужных юридических
фактов, в число которых наряду с другими включается и возраст. Определение
планок возраста, которого нужно достичь для возможности обретения того или
иного статуса, есть прерогатива законодателя.


Статья 61

1. Гражданин Российской Федерация не может быть выслан за пределы Российской
Федерации или выдан другому государству.
2. Российская Федерация гарантирует своим гражданам защиту и покровительство
за ее пределами.

Комментарий к статье 61

1. Часть 1 комментируемой статьи содержит запрет на высылку российских
граждан за пределы государства. Этим ставится правовая преграда возврату к
практике, имевшейся в советский период, когда из страны произвольно выдворялись
отдельные граждане или создавались препятствия для их возврата на родину.
При этом высылка за пределы страны как самостоятельный или дополнительный
вид наказания действовавшим законодательством не предусматривалась. Согласно
ст. 26 УК РСФСР 1961 г. высылка применялась как основное или дополнительное
наказание за совершение некоторых преступлений и заключалась в удалении осужденного
из места его жительства с запретом проживания в определенных местностях, но
в пределах существовавшего тогда государства.
Положения ч. 1 ст. 61 не ограничивают полномочия органов государственной
власти Российской Федерации по выдворению за пределы России иностранных граждан
и лиц без гражданства по основаниям ст. 31 Закона СССР от 24 июня 1981 г.
"О правовом положении иностранных граждан в СССР" (ВВС СССР, 1981, N 26, ст.
836).
Помимо конституционного запрета на высылку комментируемая норма устанавливает
запрет на выдачу российских граждан другому государству. Под выдачей (экстрадикцией)
понимается выдача государствами друг другу лиц, находящихся на их территориях,
для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в
исполнение. При этом запрет установлен только на выдачу российских граждан,
следовательно, он не препятствует удовлетворению запросов иностранных государств
на выдачу других лиц, не являющихся российскими гражданами и находящихся на
территории России (за исключением случаев, предусмотренных ст. 63 Конституции).
Несмотря на то что ч. 1 ст. 61 не предусматривает никаких исключений
из общего правила о запрете выдачи российских граждан, в Законе Российской
Федерации от 28 ноября 1991 г. "О гражданстве Российской Федерации" в редакции
от 18 января 1995 г. (ВВС РФ, 1992, N 6, ст. 243, СЗ РФ, 1995, N 7, ст. 496)
сохраняется норма, согласно которой гражданин Российской Федерации не может
быть выдан другому государству иначе, как на основании закона или международного
договора Российской Федерации. Эта норма перенесла в Закон о гражданстве содержание
ч. 3 ст. 27 Конституции РСФСР 1978 г. Но теперь она противоречит новой Конституции
Российской Федерации по крайней мере по двум обстоятельствам.
Во-первых, согласно ч. 1 ст. 15 Конституция России имеет высшую юридическую
силу, и поэтому принимаемые законы и иные правовые акты не должны противоречить
ее положениям. Следовательно, закон не может устанавливать иного правила,
которое изменяло бы норму ч. 1 ст. 61.
Во-вторых, иное правило не может быть введено и международным договором
Российской Федерации в силу того, что ч. 4 ст. 15 Конституции устанавливает
преимущественную силу иных правил международного договора по отношению к нормам
только законов, но не Конституции.
В связи со сказанным необходимо обратить внимание на то, что положение
ч. 2 ст. 63 Конституции допускает возможность выдачи другому государству лиц,
обвиняемых в совершении преступления, на основе федерального закона или международного
договора Российской Федерации. Но это нисколько не противоречит ч. 1 ст. 61,
запрещающей выдачу российских граждан, поскольку ч. 2 ст. 63 говорит о выдаче
не граждан, а лиц, не являющихся гражданами Российской Федерации.
Если будет заключен договор, разрешающий выдачу российских граждан иностранному
государству, то согласно ст. 22 Закона "О международных договорах Российской
Федерации" от 15 июля 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 29, ст. 2757) он может быть
ратифицирован только после внесения соответствующих поправок в Конституцию
или пересмотра ее положений в установленном порядке.
В этой связи следует обратить внимание, что конституционный запрет на
выдачу российских граждан не противоречит обязательствам Российской Федерации
по международным соглашениям, которые закрепляют норму о выдаче граждан договаривающихся
сторон. Норма о невыдаче собственных граждан включена в договоры Российской
Федерации о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным
и уголовным делам с Азербайджанской Республикой (ст. 61) от 22 декабря 1992
г. (БМД, 1995, N 5), с Литовской Республикой (ст. 62) от 21 июля 1992 г. (БМД,
1995, N 6), с Республикой Молдова (ст. 61) от 25 февраля 1993 г. (БМД, 1995,
N 6), с Республикой Кыргызстан (ст. 62) от 14 сентября 1992 г. (БМД, 1995,
N 3), с Латвийской Республикой (ст. 62) от 3 февраля 1993 г. (БМД, 1995, N
10), в Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным
и уголовным делам (ст. 57) от 22 января 1993 г. (БМД, 1995, N 2).
Защищая права российских граждан, ч. 1 ст. 61 тем не менее не подразумевает
освобождения российских граждан от наказания за правонарушения на территориях
иностранных государств. Договоры о правовой помощи содержат положения, предусматривающие
обязательства сторон возбуждать в соответствии со своим законодательством
уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в совершении преступлений
на территории иностранного государства.

2. Согласно ч. 2 ст. 61 Российское государство принимает на себя обязанность
защищать и оказывать покровительство своим гражданам, находящимся за границей.

<<

стр. 10
(всего 33)

СОДЕРЖАНИЕ

>>