<<

стр. 6
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Глава 15. Принудительные меры медицинского характера

Статья 97. Основания применения принудительных мер медицинского характера
1. Принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом
лицам:
а) совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части настоящего
Кодекса, в состоянии невменяемости;
б) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство,
делающее невозможным назначение или исполнение наказания;
в) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами,
не исключающими вменяемости;
г) совершившим преступление и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма
или наркомании.
2. Лицам, указанным в части первой настоящей статьи, принудительные меры
медицинского характера назначаются только в случаях, когда психические расстройства
связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо
с опасностью для себя или других лиц.
3. Порядок исполнения принудительных мер медицинского характера определяется
уголовно-исполнительным законодательством Российской Федерации и иными федеральными
законами.
4. В отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи и не представляющих
опасности по своему психическому состоянию, суд может передать необходимые
материалы органам здравоохранения для решения вопроса о лечении этих лиц или
направлении их в психоневрологические учреждения социального обеспечения в
порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Комментарий к статье 97

1. Основания применения принудительных мер медицинского характера (далее
для краткости: "принудительные меры" или "принудительное лечение") определяются
содержанием этих соединяющих в себе юридическое и медицинское начала мер,
сочетание которых обеспечивает их законное и обоснованное применение.
2. Юридическими принудительные меры являются потому, что как основания,
так и цели, виды, порядок применения и прекращения этих мер определяются уголовным
законом; процедура их назначения регламентирована уголовно-процессуальным
законом; принудительные меры в отношении конкретных лиц, совершивших общественно
опасные деяния, а также преступления, назначаются судом; судом рассматриваются
и дальнейшие решения по продлению, изменению и прекращению принудительных
мер; надзор за законностью применения принудительных мер возложен на прокуратуру;
правовой статус лиц, которым назначены принудительные меры, определен законодательством
(см. ст.ст. 5 - 7, 13 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав
граждан при ее оказании". - Ведомости РФ, 1992, N 33, ст. 1913).
3. Медицинскими принудительные меры являются потому, что как основания,
так и цели, виды, условия назначения, изменения и прекращения этих мер по
своему содержанию зависят от психического состояния лица, в отношении которого
они применяются. Рекомендации по применению принудительных мер дает комиссия
врачей-психиатров либо в предусмотренных законом случаях - судебно-психиатрическая
экспертиза, включая выводы о диагнозе заболевания, о невменяемости или ограниченной
вменяемости, об алкоголизме и наркомании, назначении и проведении лечения
и профилактики психических расстройств, а также о необходимых социально-реабилитационных
мероприятиях.
4. Принудительное лечение, назначенное по определению или по приговору
суда, необходимо отличать от освидетельствования врачом-психиатром лица, страдающего
психическим расстройством, помимо желания последнего, а также от недобровольной
госпитализации по заключению врачей-психиатров, от обязательного лечения в
психиатрическом стационаре по постановлению судьи. Эти меры применяются к
лицам, которые не совершили общественно опасного деяния, в целях лечения,
обеспечения безопасности их и общества в соответствии со ст.ст. 23, 27, 28
- 30 упомянутого закона о психиатрической помощи.
5. Основания применения принудительных мер в новом УК (в отличие от УК
РСФСР) записаны достаточно четко и определенно. Прежде всего указано на совершение
общественноопасного деяния в состоянии невменяемости. При оценке заключений
судебно-психиатрической экспертизы о совершении общественно опасного деяния
в состоянии невменяемости существенно значение характера заболевания и связи
мотивации с психическим расстройством, которое констатируется у лица, совершившего
это деяние. Анализ экспертных материалов позволил специалистам ГНЦ социальной
и судебной психиатрии им. Сербского выделить несколько групп таких связей
при совершении общественно опасных действий: 1) влияние бредовых идей и галлюцинаций
(чаще всего при шизофрении) в момент совершения убийства и других преступлений
против личности; 2) недомыслие, характерное для олигофренов, неспособных понять
реальные события, при совершении чаще всего краж и хулиганства; 3) ослабление
контроля над своими инстинктами, чаще всего сексуальными влечениями (изнасилования,
половые извращения, развращение малолетних); 4) аффективные нарушения, характеризуемые
эмоциональной тупостью лиц (совершение убийства, хулиганства, причинение вреда
здоровью и т. п.); 5) истинное отсутствие мотивов в состоянии нарушенного
сознания (например, сумеречное состояние сознания, патологическое опьянение),
чаще всего при убийствах, совершении других импульсивных общественно опасных
действий, которые могут быть единственным эпизодом в жизни.
6. При таком основании применения принудительного лечения, как психическое
расстройство после совершения преступления, делающее невозможным назначение
и отбывание наказания, возможны два варианта: 1) когда после совершения преступления
у лица наступило психическое расстройство, которое оказывается неизлечимым.
К такому лицу применяется принудительное лечение, как и в отношении лица,
совершившего общественно опасное деяние в состоянии невменяемости; 2) когда
у лица после совершения преступления наступило временное психическое расстройство,
например, оно оказалось в состоянии алкогольного психоза либо впало в реактивное
состояние в связи с возбуждением уголовного дела и угрозой наказания. Как
и при первом варианте, производство по уголовному делу приостанавливается;
если болезненное состояние лица затягивается, ему назначается в установленном
порядке принудительное лечение. При выздоровлении лица постановление о приостановлении
дела отменяется, оно расследуется и рассматривается в общем порядке.
7. Принудительное лечение может быть назначено и лицу, у которого психическое
расстройство наступило во время отбывания наказания за преступление, совершенное
в состоянии вменяемости. Здесь также возможны два варианта: либо лицо заболевает
и вместо наказания ему назначается судом принудительное лечение, либо, когда
расстройство психической деятельности было временным, выздоравливает. В последнем
случае принудительное лечение отменяется и лицо возвращается для продолжения
исполнения приговора.
8. К основаниям применения принудительных мер отнесено совершение преступления
в состоянии, не исключающем вменяемости, если деяние совершено лицом, страдающим
психическим расстройством. Имеются в виду лица с психическими аномалиями,
признанные совершившими преступление в состоянии вменяемости (см. комментарий
к ст. 22 УК).
9. Основанием применения к лицам, совершившим преступление в состоянии
вменяемости и признанным нуждающимися в лечении от алкоголизма или наркомании,
принудительных мер может служить также совершение преступления в состоянии
ограниченной вменяемости, когда психические аномалии вызваны алкоголизмом
или наркоманией. Такая дифференциация в комментируемой статье позволяет при
назначении принудительного лечения алкоголикам и наркоманам учесть степень
изменения личности и избрать соответствующее основание принудительного лечения.
10. Основания для назначения принудительных мер, указанных в ч. 1 ст.
97 УК, могут применяться не только при направлении в психиатрический стационар
лиц, представляющих по своему психическому состоянию общественную опасность,
но и при осуждении к мерам уголовного наказания, когда осужденные не представляют
опасности, с применением иных медицинских мер. Это касается и лиц, совершивших
общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, а также вменяемых с
психическими аномалиями, совершивших преступления, в отношении которых дело
прекращено или вынесен оправдательный приговор. В отношении этих лиц суд может
передать необходимые материалы органам здравоохранения для решения вопроса
о их лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального
обеспечения в порядке, установленном законодательством РФ о здравоохранении.

Статья 98. Цели применения принудительных мер медицинского характера
Целями применения принудительных мер медицинского характера являются
излечение лиц, указанных в части первой статьи 97 настоящего Кодекса, или
улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими
новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 98

1. В УК РСФСР о целях применения принудительных мер ничего не говорилось.
В комментируемой статье они указаны, но сформулированы достаточно скупо и
нуждаются поэтому в расшифровке. К целям применения принудительных мер следует
относить: 1) излечение или такое улучшение состояния больного, при котором
он перестает представлять общественную опасность; 2) предупреждение совершения
лицом нового общественно опасного деяния или преступления как во время лечения,
так и после его завершения; 3) обеспечение безопасности больного для самого
себя; 4) проведение мер социальной реабилитации (выработка у больных навыков
для жизни в обществе) в той мере, в какой это возможно в условиях медицинских
учреждений, осуществляющих принудительное лечение.
2. Достижение целей применения медицинских мер является средством предупреждения
совершения общественно опасных деяний и преступлений со стороны лиц, направленных
на принудительное лечение. В отношении лиц, признанных ограниченно вменяемыми,
алкоголиков и наркоманов, которые отбывают наказание за совершенные преступления,
целью применения принудительных мер является также способствование исправлению
и перевоспитанию этих категорий осужденных.

Статья 99. Виды принудительных мер медицинского характера
1. Суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского
характера:
а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;
б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;
в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа;
г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа с интенсивным наблюдением.
2. Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости,
но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических
расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить
принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного
наблюдения и лечения у психиатра.

Комментарий к статье 99

1. Виды принудительных мер в новом УК сформулированы более полно, чем
в УК 1960 г., который ограничивал принудительное лечение лечением в психиатрических
больницах общего и специализированного типов. Опыт показал, что принудительные
меры нуждались в дифференциации. Кроме того, необходимо было согласовать нормы
о принудительном лечении в новом УК с Законом РФ "О психиатрической помощи
и гарантиях прав граждан при ее оказании", который демократизировал всю систему
оказания психиатрической помощи в России.
2. При характеристике дифференциации принудительных мер в новом УК необходимо
отметить два нововведения: во-первых, допускается амбулаторное принудительное
лечение и наблюдение вне психиатрического стационара, а именно у районного
психиатра (см. комментарий к ст. 100 УК); во-вторых, принудительное лечение
предусмотрено в тех видах психиатрических стационаров, которые различаются
по степени интенсивности наблюдения за помещенными туда лицами и по мерам
безопасности при их содержании в данном виде психиатрического стационара (см.
комментарий к ст. 101).
3. Назначение судом вида принудительных мер не предопределяет выбор методов
лечения и лекарственных препаратов. Условия лечения и определение методов
наблюдения в психиатрических стационарах устанавливаются Министерством здравоохранения
РФ. К лицам, которым назначено принудительное лечение, применяются те же методы
диагностики, лечения и профилактики, а также все необходимые меры социальной
реабилитации, которые применяются ко всем лицам, страдающим психическими расстройствами,
в зависимости от соответствующего диагноза заболевания. В настоящее время
применение принудительного лечения в России приведено в полное соответствие
с международными стандартами ООН.
4. Лицам, совершившим преступление в состоянии вменяемости, но страдающим
алкоголизмом, наркоманией или психическими аномалиями, назначается принудительное
лечение в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра. Место данного
вида принудительного лечения зависит от меры наказания, которая избрана судом:
для лиц, осужденных к лишению свободы, это лечение проводится по месту отбывания
наказания в исправительном учреждении; для лиц, осужденных к наказаниям, не
связанным с лишением свободы, принудительное лечение проводится у психиатра
по месту жительства (см. комментарий к ст. 104 УК).

Статья 100. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра
Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть
назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса,
если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический
стационар.

Комментарий к статье 100

1. Комментируемая статья вводит новый вид принудительных мер медицинского
характера, ранее неизвестный УК РСФСР. До 1988 г. в некоторых бывших союзных
республиках (Украина, Узбекистан, Грузия, Азербайджан, Казахстан) уголовными
кодексами в числе таких мер была предусмотрена передача лица, совершившего
общественно опасное деяние в состоянии невменяемости либо заболевшего после
совершения преступления или во время отбывания наказания тяжелым психическим
расстройством, на попечение родственникам или опекунам при обязательном врачебном
наблюдении. По своей сущности это и было амбулаторное принудительное наблюдение
и лечение.
В Российской Федерации подобная мера не входила в число принудительных
и могла быть применена в случае, если суд не сочтет необходимым применение
принудительного лечения, или при прекращении принудительных мер медицинского
характера (ч. 4 ст. 60 УК РСФСР 1960 г.). Последнее обстоятельство позволяет
утверждать, что учреждения, оказывающие амбулаторную психиатрическую помощь,
в большинстве случаев - психоневрологические диспансеры, не будут испытывать
сложностей при реализации нового вида принудительного лечения. На сегодня
существует отработанная практика осуществления диспансерного наблюдения, которое
включает лечебно-реабилитационные мероприятия и социально-бытовую помощь лицам,
выписанным из стационарных учреждений, осуществляющих принудительное лечение,
так же как и другим категориям амбулаторных пациентов.
2. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, как
и стационарное принудительное лечение, назначается по решению суда, основанному
на рекомендации судебно-психиатрической экспертной комиссии, где наряду с
заключением о вменяемости или невменяемости лица должно быть высказано мнение
о необходимости применения к нему принудительных мер медицинского характера
и виде таких мер. Заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке
судом в совокупности со всеми материалами дела (п. 6 постановления Пленума
Верховного Суда СССР N 4 от 26 апреля 1984 г. "О судебной практике по применению,
изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" с изменениями,
внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР 17 от 1 ноября 1985
г. (Сб. пост. Пленума Верх. Суда СССР. 1924 - 1986. М., 1987). Рекомендации
экспертов-психиатров не являются обязательными для суда, хотя и учитываются
при вынесении решения по делу.
3. При решении вопроса о назначении амбулаторного принудительного наблюдения
и лечения у психиатра, помимо установления оснований применения принудительных
мер медицинского характера (см. комментарий к ст. 97), суд учитывает характер
психического расстройства лица, общественную опасность им содеянного, а также
возможность осуществления его лечения и наблюдения за ним в амбулаторных условиях.
Психическое состояние лица, в частности, характер его психического расстройства,
должно быть таковым, чтобы лечебно-реабилитационные мероприятия могли быть
проведены без помещения в психиатрический стационар. Это обстоятельство должно
быть отражено в заключении судебно-психиатрической экспертизы либо в заключении
врачебной комиссии при освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания
в связи с тяжелым психическим расстройством (см. комментарий к ст. 81) при
обосновании рекомендации данного вида принудительного лечения.
4. По своему содержанию амбулаторное принудительное наблюдение и лечение
у психиатра предполагает наблюдение за психическим состоянием лица путем регулярных
осмотров врачом-психиатром и оказания этому лицу необходимой медицинской и
социальной помощи, т. е. обязательное диспансерное наблюдение (ч. 3 ст. 26
Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".
- Ведомости РФ, 1992, N 33, ст. 1913). Такое наблюдение устанавливается независимо
от согласия пациента и предполагает регулярные осмотры лица врачом-психиатром
(на дому, в психоневрологическом диспансере или ином учреждении, оказывающем
амбулаторную психиатрическую помощь, после приглашения на прием). Частота
же таких осмотров зависит от психического состояния лица, динамики его психического
расстройства и потребностей в психиатрической помощи.
Диспансерное наблюдение включает также психофармакологическое и иное
лечение, в том числе психотерапию, а также социально-реабилитационные мероприятия.
Существенным компонентом амбулаторного психиатрического наблюдения и лечения
является и оказание лицу необходимой социально-бытовой помощи, так как практика
свидетельствует, что жилищно-бытовая неустроенность, отсутствие материального
обеспечения, например пенсии или работы, усугубляют социальную дезадаптацию
психически больного и увеличивают риск совершения им повторного общественно
опасного деяния.
5. Изменение данного вида принудительного лечения и его отмена также
являются компетенцией суда. Решение должно приниматься по представлению администрации
учреждения, оказывающего амбулаторную психиатрическую помощь, основанному
на заключении комиссии врачей-психиатров. Переход от амбулаторного принудительного
лечения к стационарному предполагает такое изменение психического состояния
лица, когда становится невозможным проведение принудительного лечения без
помещения в психиатрический стационар, а также в случаях грубых нарушений
режима амбулаторного принудительного лечения либо при уклонении от него. Прекращение
принудительного лечения, срок которого заранее судом не устанавливается, возможно
в случае, когда отпала необходимость в принудительном амбулаторном наблюдении
и лечении у психиатра. Суд имеет право передать необходимые документы в отношении
лица, находившегося на таком лечении, органам здравоохранения для оказания
ему психиатрической помощи в общем порядке, установленном Законом РФ "О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" Вопросы помещения такого
лица после прекращения принудительного лечения в психоневрологическое учреждение
социального обеспечения также регулируются названным законом (ст. 41).
6. Рассматривая вопрос об отмене или изменении амбулаторного принудительного
наблюдения и лечения у психиатра, суд должен проверить обоснованность представления
администрации учреждения, оказывающего амбулаторную психиатрическую помощь.
Для этого суду надлежит выяснить результаты проведенного лечения и условия,
в которых это лицо будет находиться после отмены принудительной меры медицинского
характера, а также необходимость дальнейшего медицинского наблюдения и лечения.
В этих целях рекомендуется вызывать в судебное заседание представителей медицинского
учреждения, близких родственников или законного представителя лица, в отношении
которого решается вопрос об отмене применения амбулаторного принудительного
лечения (п. 19 постановления Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 26 апреля
1984 г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР
N 17 от 1 ноября 1985 г.).
7. Отличие правового статуса психически больных, которые находятся под
амбулаторным принудительным наблюдением, от иных пациентов, получающих амбулаторную
психиатрическую помощь, в частности, в виде обязательного диспансерного наблюдения,
заключается в невозможности прекратить такое наблюдение без решения суда.
Пациенты, к которым применяется данная принудительная мера медицинского характера,
не вправе отказаться от лечения: при отсутствии их согласия лечение проводится
по решению комиссии врачей-психиатров (ч. 4 ст. 11 Закона РФ "О психиатрической
помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании"). Кроме того, законом установлен
запрет на проведение испытаний медицинских средств и методов, а также применение
хирургических и иных методов лечения, вызывающих необратимые последствия,
для лечения таких пациентов (ч. 5 ст. 11 Закона РФ "О психиатрической помощи
и гарантиях прав граждан при ее оказании").
8. При реализации принудительного амбулаторного наблюдения и лечения
у психиатра врачи и иные медицинские работники, оказывающие амбулаторную психиатрическую
помощь, должны тесно взаимодействовать с органами внутренних дел. На практике
не исключены случаи отказа психически больного от амбулаторной помощи, уклонения
от осмотров врачом-психиатром, перемены места жительства и т. д. Вопросы такого
взаимодействия потребуют как законодательного регулирования исполнения данной
принудительной меры в уголовно-исполнительном законодательстве (см. комментарий
к ст. 97), так и принятия подзаконных нормативных правовых актов.
9. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может
применяться, во-первых, как первичная мера принудительного лечения, например,
когда общественно опасное деяние было совершено в состоянии временного болезненного
расстройства психической деятельности, повторение которого маловероятно. Во-вторых,
эта мера может стать последней ступенью при переходе от стационарного принудительного
лечения к оказанию необходимой для лица, страдающего психическим расстройством,
психиатрической помощи в общем порядке. Амбулаторное принудительное наблюдение
и лечение у психиатра связано со значительно меньшими ограничениями личной
свободы лица (например, пациент может продолжать трудиться, проживать со своей
семьей, продолжать обучение и т. п. ), и в то же время эта мера предполагает
большую ответственность самого больного за соблюдение режима лечения. Современная
психиатрическая практика свидетельствует, что участие пациента в собственном
лечении, взаимная ответственность пациента и врача-психиатра, их сотрудничество
в процессе лечения во многом предопределяют его эффективность.

Статья 101. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре
1. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено
при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если
характер психического расстройства лица требует таких условий лечения, ухода,
содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в психиатрическом
стационаре.
2. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может
быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в
стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.
3. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует
постоянного наблюдения.
4. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему
психическому состоянию представляет особую опасность для себя или других лиц
и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Комментарий к статье 101

1. Для назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре,
помимо наличия оснований, предусмотренных ст. 97 настоящего Кодекса (см. комментарий),
суд должен установить, что данное лицо нуждается именно в стационарном психиатрическом
лечении. Это означает, что характер психического расстройства лица, в частности,
обусловленные этим расстройством нарушения поведения, а также неблагоприятное
течение этого расстройства не позволяет обеспечить лечение данного лица, уход
за ним, его содержание и наблюдение в иных условиях, кроме стационарных. Необходимость
именно в стационарном психиатрическом лечении возникает тогда, когда характер
и тяжесть психического расстройства сочетается с опасностью психически больного
для себя или окружающих либо возможностью причинения им иного существенного
вреда и исключает проведение амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра
как принудительную меру медицинского характера.
2. Характер психического расстройства и нуждаемость в стационарном принудительном
лечении должны быть установлены судом на основании заключения экспертов-психиатров,
в котором указывается, какой вид принудительных мер медицинского характера
и почему рекомендуется данному лицу. При выборе рекомендуемой для назначения
судом принудительной меры экспертные психиатрические комиссии основываются
на общем принципе необходимости и достаточности этой меры для предотвращения
новых общественно опасных деяний со стороны психически больного лица, а также
проведения необходимых именно для него лечебно-реабилитационных мероприятий
(п. 7 Временной инструкции о порядке применения принудительных и иных мер
медицинского характера в отношении лиц с психическими расстройствами, совершивших
общественно опасные деяния, утвержденной приказом Минздрава СССР N 225 от
21 марта 1988 г.).
3. Назначение принудительных мер медицинского характера является исключительной
компетенцией суда, и заключение экспертов-психиатров оценивается в совокупности
со всеми обстоятельствами дела. Суд должен оценить психическое состояние лица
во время совершения общественно опасного деяния (либо во время рассмотрения
вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, если лицо
заболело психическим расстройством после совершения преступления, включая
время отбывания наказания), характер и степень общественной опасности совершенного
лицом деяния, в том числе способ его совершения и тяжесть наступивших последствий
(пп. 6 и 15 постановления Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 26 апреля 1984
г. с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда СССР N
17 от 1 ноября 1985 г.).
На основе оценки психического состояния лица, характера его психического
расстройства и совершенного им деяния и учитывая заключение судебно-психиатрической
экспертизы, суд принимает решение о назначении конкретной принудительной меры
медицинского характера и при выборе стационарного принудительного лечения
указывает, в стационар какого типа следует направить данное лицо.
4. Настоящий Кодекс устанавливает три вида принудительного лечения в
психиатрическом стационаре, как это было предусмотрено в прежнем УК, однако
названия типов стационарных психиатрических учреждений для принудительного
лечения изменились.
Психиатрические стационары для принудительного лечения могут быть общего
типа, специализированного типа и специализированного типа с интенсивным наблюдением.
Специализированность психиатрического стационара означает, что лечебное учреждение
имеет специальный режим содержания пациентов, включая принятие мер по предотвращению
повторных общественно опасных деяний и побегов, а также специализированные
реабилитационно-профилактические и коррекционно-воспитательные программы,
сориентированные в соответствии с особенностями поступающих туда пациентов.
Специализированный характер психиатрического стационара исключает возможность
поступления в него и содержания в нем других больных, не направленных на принудительное
лечение. В то же время принудительное лечение в психиатрическом стационаре
общего типа по режиму фактически не отличается от того, при котором проходят
лечение психически больные, не совершившие общественно опасных деяний. Изменение
названия видов стационарных психиатрических учреждений для принудительного
лечения в настоящем Кодексе не отразится на сложившейся практике организации
принудительного лечения, рекомендаций к назначению его конкретных видов.
5. Психиатрическое принудительное лечение в стационаре общего типа может
быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию нуждается в
больничном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения. Необходимость
принудительного лечения здесь обусловлена тем, что при относительной быстроте
выведения пациента из психотического состояния с помощью медикаментозного
лечения все же сохраняется вероятность совершения им повторного общественно
опасного деяния либо у больного отсутствует критическое отношение к своему
состоянию. Помещение в стационар, таким образом, служит закреплению результатов
лечения и способствует контролю за устойчивостью улучшения психического состояния
пациента.
Как правило, эта мера должна назначаться больным, совершившим общественно
опасные деяния в психотическом состоянии, при отсутствии выраженных тенденций
к грубым нарушениям режима, но при вероятности повторения психоза либо при
недостаточной критической оценке своего состояния, а также больным со слабоумием
и психическими дефектами различного происхождения, совершившими деяния, спровоцированные
внешними неблагоприятными обстоятельствами, также при отсутствии тенденции
к их повторению и грубым нарушениям режима (п. 9 Временной инструкции о порядке
применения принудительных и иных мер медицинского характера в отношении лиц
с психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния).
6. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа может быть назначено лицу, которое по своему психическому состоянию требует
постоянного наблюдения. В такие больницы попадают пациенты, совершившие общественно
опасные деяния и представляющие значительную опасность из-за склонности к
совершению новых деяний. Большая часть пациентов таких стационаров страдает
психопатоподобными расстройствами, различными психическими дефектами и изменениями
личности. Лечебно-реабилитационные мероприятия в специализированных стационарах
строятся с опорой на психокоррекционные меры и трудовую реабилитацию.
7. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного
типа с интенсивным наблюдением может быть назначено лицу, которое по своему
психическому состоянию представляет особую опасность для себя или окружающих.
Такую опасность представляют больные с психотическими состояниями и продуктивной
симптоматикой (например, шизофрения и другие психозы с идеями преследования
и отравления, императивными галлюцинациями и др.), а также больные, склонные
к систематическим повторным общественно опасным деяниям и грубым нарушениям
больничного режима (нападения на персонал, побеги и т. п.). Как правило, этот
вид стационарного принудительного лечения следует назначать тем, кто совершил
особо тяжкие деяния против личности, при реальной возможности их повторения,
обусловленной клиническими проявлениями психического расстройства и/или личностными
особенностями. Характер психических расстройств таких пациентов, особенности
их личности, в частности, склонность к стойким антисоциальным проявлениям,
исключают возможность их нахождения как в условиях стационара общего типа,
так и в специализированном стационаре. Такие пациенты требуют постоянного
и интенсивного наблюдения и принятия специальных мер безопасности. Именно
потому в подобных больницах существуют охрана и надзор, которые осуществляются
по сложившейся практике МВД РФ.
8. В целях предотвращения социальной дезадаптации психически больных
принудительное лечение в стационарах общего типа и в специализированных стационарах
следует проводить по месту жительства пациентов либо их родственников. Что
же касается специализированных стационаров с интенсивным наблюдением, то особенности
этих учреждений и требования к режиму содержания пациентов не позволяют организовать
принудительное лечение в соответствии с названным принципом, и зачастую пациенты
таких лечебных учреждений находятся на принудительном лечении в значительном
отдалении от дома.
9. Принудительное стационарное лечение связано не только с изоляцией
пациентов от общества, но и с другими правоограничениями, обусловленными требованиями
режима стационаров, осуществляющих принудительное лечение, например, запретом
свободного выхода с территории лечебного учреждения, непредоставлением домашних
отпусков. Пациенты психиатрических стационаров для принудительного лечения
не могут быть выписаны без решения суда об отмене такого лечения.
Лица, находящиеся на принудительном лечении, не имеют права отказаться
от лечения, хотя возможность проведения лечения без согласия пациента не освобождает
врача от необходимости попытаться получить согласие. Если пациент все же такого
согласия не дает, то необходимое для данного больного лечение может быть назначено
по решению комиссии врачей (ч. 4 ст. 11 Закона РФ "О психиатрической помощи
и гарантиях прав граждан при ее оказании"). Помимо общего запрета применять
медицинские средства и методы для наказания пациента либо в интересах других
лиц (ч. 3 ст. 10 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан
при ее оказании"), запрещается использование для лечения больных, которым
назначено принудительное лечение, хирургических и иных методов, вызывающих
необратимые последствия (ч. 5 ст. 11 Закона РФ "О психиатрической помощи и
гарантиях прав граждан при ее оказании"). К таким методам относятся лоботомия,
разрушение очага эпилептической активности в головном мозге, лечение эндокринными
препаратами, существенно изменяющими биологические процессы в организме человека,
и некоторые другие. Пациенты, находящиеся на принудительном лечении, не могут
использоваться для испытаний медицинских средств и методов, что означает запрет
применения новых, но еще не допущенных для всеобщего использования лекарственных
и иных средств, так же как и методов диагностики и профилактики (ч. 5 ст.
11 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании").
10. Для правового статуса пациентов психиатрических стационаров, осуществляющих
принудительное лечение, чрезвычайно важно положение, содержащееся в ст. 13
Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".
В соответствии с этой нормой "лица, помещенные в психиатрический стационар
по решению суда о применении принудительных мер медицинского характера, пользуются
правами, предусмотренными статьей 37 настоящего Закона". Статья 37 в свою
очередь определяет права пациентов всех психиатрических стационаров и не содержит
никаких изъятий для подобных лечебных учреждений, проводящих принудительное
лечение.
Все права пациентов психиатрических стационаров разделены на две группы.
В первую из них входят права, которые не могут быть ограничены ни при каких
условиях, например, право подавать без цензуры жалобы и заявления в органы
государственной власти, прокуратуру, суд и адвокату, право встречаться с адвокатом
и священнослужителем наедине, право исполнять религиозные обряды и соблюдать
религиозные каноны, право получать наравне с другими гражданами вознаграждение
за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует
в производительном труде, и другие.
Вторая группа прав пациентов, установленных в ст. 37, включает права,
которые могут быть ограничены в интересах здоровья и безопасности как самих
пациентов, так и других лиц. Такое решение принимает главный врач психиатрического
стационара или заведующий отделением по рекомендации лечащего врача. К ограничиваемым
правам относятся: право вести переписку без цензуры; получать и отправлять
посылки, бандероли и денежные переводы, пользоваться телефоном; принимать
посетителей; иметь и приобретать предметы первой необходимости и пользоваться
собственной одеждой.
В соответствии с ч. 2 ст. 13 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях
прав граждан при ее оказании" пациенты, находящиеся на принудительном лечении,
признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре
и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на
пенсию на общих основаниях. Этого права для данной категории психиатрических
пациентов до принятия указанного Закона не существовало.
И, наконец, на лиц, находящихся на принудительном лечении, в полной мере
распространяется ст. 5 указанного Закона, закрепляющая права лиц с психическими
расстройствами, а также иные нормы, направленные на обеспечение и защиту их
прав, в частности, право на обжалование действий и решений медицинских работников,
включая медицинские комиссии, при оказании психиатрической помощи (ст.ст.
47 - 49).
11. Срок принудительного лечения не устанавливается при его назначении.
Такое лечение продолжается до выздоровления лица, страдающего психическим
расстройством, либо до такого изменения его психического состояния, при котором
отпадает необходимость в принудительном лечении. Если психическое состояние
лица изменяется и возникает необходимость в назначении иной принудительной
меры медицинского характера (как менее, так и более строгой), то первоначально
назначенный вид принудительного лечения может быть изменен. Как отмена, так
и изменение стационарных принудительных мер осуществляется судом по представлению
администрации психиатрического стационара, осуществляющего принудительное
лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.
12. При решении вопроса об изменении или прекращении применения принудительной
меры медицинского характера рекомендуется использовать принцип ступенчатости,
заключающийся в постепенном изменении вида таких мер от более к менее строгим,
вплоть до полной их отмены (п. 32 Временной инструкции о порядке применения
принудительных и иных мер медицинского характера в отношении лиц с психическими
расстройствами, совершивших общественно опасные деяния). Так, улучшение психического
состояния лица, повлекшее за собой уменьшение его опасности для себя или других
лиц, при котором отпадает необходимость в стационарном принудительном лечении,
позволяет суду изменить ранее принятую меру и назначить амбулаторное наблюдение
и лечение у психиатра (см. комментарий к ст. 100).
Хотя постепенное изменение вида принудительного лечения от более строгого
к менее строгому облегчает социальную адаптацию психически больного, надо
иметь в виду, что данный принцип не является обязательным для суда. Верховный
Суд СССР разъяснил, что более строгая мера стационарного принудительного лечения
при наличии к тому оснований может быть отменена и без предварительного перевода
пациента в психиатрическую больницу менее строгого типа (п. 19 постановления
Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 26 апреля 1984 г. с изменениями, внесенными
постановлением N 17 от 1 ноября 1985 г.).
13. При отмене принудительных мер медицинского характера оказание психиатрической
помощи лицу, страдающему психическим расстройством, включая помещение в психиатрический
стационар, осуществляется по основаниям и в порядке, установленными Законом
РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

Статья 102. Продление, изменение и прекращение применения принудительных
мер медицинского характера
1. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского
характера осуществляются судом по представлению администрации учреждения,
осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.
2. Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера,
подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза
в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления
в суд о прекращении применения или об изменении такой меры. При отсутствии
оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского
характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение,
представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое
продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести
месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного
лечения производится ежегодно.
3. Изменение или прекращение принудительной меры медицинского характера
осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица,
при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо
возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского
характера.
4. В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом
стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося
на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его
лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения
в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.

Комментарий к статье 102

1. В связи с тем, что принудительные меры направлены на возможное излечение
лица, страдающего психическим расстройством, а также на снижение или устранение
его опасности для общества, заранее определить срок пребывания такого лица
в лечебном заведении невозможно. Поэтому принудительное лечение после его
назначения судом продолжается до тех пор, пока здоровье больного не позволит
сделать вывод об улучшении его психического состояния и снижении общественной
опасности для себя и для окружающих до такой степени, когда представляется
возможным изменить вид принудительного лечения или вообще его отменить.
2. В отличие от УК РСФСР в новом УК продление, изменение и прекращение
принудительного лечения выделено в самостоятельную статью, в которой более
четко, чем прежде, урегулированы эти вопросы в соответствии с "Принципами
защиты лиц, страдающих психическим заболеванием, и улучшения здравоохранения
в области психиатрии", утвержденными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН
N 46/119 от 17 декабря 1991 г.
3. Для того чтобы принудительное лечение не превращалось в бессрочное
пребывание в психиатрическом стационаре лиц, совершивших общественно опасное
деяние в состоянии невменяемости или заболевших психическим расстройством
после совершения преступления, в законе определены сроки обязательного освидетельствования
таких лиц комиссией врачей-психиатров.
4. Основанием для решения вопроса о продлении, изменении и прекращении
применения принудительного лечения может быть только состояние психического
здоровья лица, в отношении которого применяются принудительные меры.
5. Результаты освидетельствования, независимо от конкретных выводов,
к которым пришла комиссия врачей (о продлении, изменении или прекращении лечения),
администрация представляет в суд, который принимает соответствующее решение.
6. В тех случаях, когда изменения в психическом состоянии лица не наступило,
суд принимает решение о продлении принудительного лечения. Как следует из
закона, первое продление должно быть получено через шесть месяцев после его
назначения, в последующем вопрос о необходимости продления принудительного
лечения рассматривается судом ежегодно.
7. Изменение применения принудительных мер, состоящее в изменении вида
принудительного лечения (см. комментарий к ст. 102 УК), производится также
по решению суда. Вопрос об изменении вида принудительного лечения может возникнуть
как при освидетельствовании больного, которое обязательно проводится каждые
шесть месяцев, так и в процессе лечения по инициативе врача, пришедшего к
выводу о необходимости изменения вида принудительного лечения.
8. Если в результате принудительного лечения или по другим причинам наступает
улучшение психического состояния больного либо его выздоровление и в связи
с этим отпадает необходимость продолжения этого лечения, решается вопрос о
его прекращении. Вопрос о прекращении принудительного лечения может возникнуть
как при освидетельствовании больного в установленные сроки, так и по инициативе
лечащего врача. Представляется, что вопрос о прекращении применения принудительного
лечения перед администрацией лечебного учреждения может ставить лицо, находящееся
на принудительном лечении, и его родственники.
9. Под выздоровлением лица, находящегося на принудительном лечении, необходимо
понимать такое изменение его психического состояния, при котором лицо способно
осознавать значение своих действий и руководить ими.
10. При прекращении принудительного лечения лица, совершившего общественно
опасное деяние в состоянии невменяемости, материалы о нем передаются органам
здравоохранения для его лечения по месту жительства или для направления на
лечение в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.
11. В случае прекращения принудительного лечения лица, совершившего преступление,
но заболевшего психическим расстройством в ходе расследования, судебного разбирательства
или отбывания наказания, соответственно возобновляется предварительное следствие,
судебное разбирательство либо лицо направляется в исправительное учреждение
для отбывания наказания.

Статья 103. Зачет времени применения принудительных мер медицинского
характера
В случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило
после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении
его исполнения время, в течение которого к лицу применялось принудительное
лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета
один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.

Комментарий к статье 103

1. При выздоровлении лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости
и затем в связи с психическим расстройством находившегося на принудительном
лечении, возникают основания для назначения наказания или продолжения отбывания
наказания за это преступление.
2. О выздоровлении и прекращении применения принудительного лечения см.
комментарий к ст. 102 УК.
3. При необходимости производства предварительного расследования, судебного
разбирательства, назначения и исполнения наказания органы расследования, прокурор,
суд и органы исполнения наказания действуют в общем порядке, установленном
соответственно уголовно-процессуальным, уголовным и уголовно-исполнительным
законодательством.
4. В отношении лица, заболевшего психическим расстройством после совершения
преступления, но до вынесения приговора, соответственно органом расследования,
прокурором или судом должно быть проверено, не истекли ли сроки давности привлечения
к уголовной ответственности (см. комментарий к ст. 78), а в отношении лица,
заболевшего психическим расстройством после вынесения приговора, должно быть
проверено, не истекли ли сроки давности исполнения обвинительного приговора
(см. комментарий к ст. 83).
5. Одновременно органы расследования, прокурор и суд обязаны соответственно
проверить, не имеется ли других оснований для освобождения лица, в отношении
которого прекращено принудительное лечение, от уголовной ответственности или
от наказания (см. комментарий к ст.ст. 77, 81, 84, 90, 92 УК).
6. С учетом того, что принудительное лечение засчитывается в срок наказания
в виде лишения свободы один день к одному дню, при прекращении принудительного
лечения администрация психиатрического стационара обязана проверить, не истек
ли за время применения принудительных мер срок наказания, назначенный по приговору
суда (см. также комментарий к ст. 72 УК). Представляется, что по истечении
срока наказания такое лицо подлежит освобождению из стационара по правилам
освобождения от принудительного лечения лица, совершившего преступление в
состоянии невменяемости.
7. В тех случаях, когда принудительное лечение длилось дольше срока наказания,
назначенного по приговору суда, срок погашения судимости исчисляется со дня
истечения срока наказания, а не со дня освобождения из психиатрического стационара.

Статья 104. Принудительные меры медицинского характера, соединенные с
исполнением наказания
1. В случаях, предусмотренных частью второй статьи 99 настоящего Кодекса,
принудительные меры медицинского характера исполняются по месту отбывания
лишения свободы, а в отношении осужденных к иным видам наказаний - в учреждениях
органов здравоохранения, оказывающих амбулаторную психиатрическую помощь.
2. При изменении психического состояния осужденного, требующем стационарного
лечения, помещение осужденного в психиатрический стационар или иное лечебное
учреждение производится в порядке и по основаниям, которые предусмотрены законодательством
Российской Федерации о здравоохранении.
3. Время пребывания в указанных учреждениях засчитывается в срок отбывания
наказания. При отпадении необходимости дальнейшего лечения осужденного в указанных
учреждениях выписка производится в порядке, предусмотренном законодательством
Российской Федерации о здравоохранении.
4. Прекращение применения принудительной меры медицинского характера,
соединенной с исполнением наказания, производится судом по представлению органа,
исполняющего наказание, на основании заключения комиссии врачей-психиатров.

Комментарий к статье 104

1. В данной статье имеются в виду две категории лиц, совершивших преступление
в состоянии вменяемости: 1) страдающие психическим расстройством (психическими
аномалиями); 2) алкоголики и наркоманы. Этим лицам может быть назначено принудительное
лечение, но только при вынесении судом обвинительного приговора с назначением
наказания. В случае вынесения обвинительного приговора с освобождением осужденного
от наказания принудительное лечение не может быть применено.
2. Совершившим преступление в состоянии ограниченной вменяемости признается
лицо, которое в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать
фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия)
либо руководить ими (см. комментарий к ст. 22 УК). Данные обстоятельства являются
основанием для назначения такому лицу принудительного лечения.
3. Алкоголиком или наркоманом признается лицо, которое имеет болезненную
склонность к систематическому употреблению спиртных напитков либо наркотических
веществ и которое не желает или не в состоянии в силу деградации личности
прекратить их употребление. Именно эти обстоятельства обусловливают необходимость
применения принудительного лечения в отношении алкоголиков и наркоманов, совершивших
преступление.
4. При назначении принудительного лечения лицу, страдающему психическими
аномалиями, суд основывает свое решение на заключении судебно-психиатрической
экспертизы о психическом состоянии подсудимого. Для принятия решения о необходимости
применения принудительного лечения суд должен получить ответы на два вопроса:
1) о наличии ограниченной вменяемости лица и 2) о необходимости применения
принудительного лечения. Представляется, что суд может не согласиться с рекомендацией
экспертизы применить принудительное лечение, но обязан мотивировать свое решение.
В то же время суд, по нашему мнению, не вправе назначить принудительное лечение
при отсутствии рекомендации на этот счет судебно-психиатрической экспертизы.
5. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении в редакции от 21 декабря
1993 г. "О судебной практике по применению к осужденным алкоголикам и наркоманам
принудительных мер медицинского характера" обратил внимание судов на то, что
вопрос о применении принудительных мер медицинского характера к алкоголикам
и наркоманам не может быть решен без медицинского заключения, отвечающего
на вопросы: является ли лицо алкоголиком или наркоманом, нуждается ли оно
в лечении и нет ли противопоказаний к такому лечению; медицинское заключение
подлежит оценке судом, несогласие с ним должно быть мотивировано в приговоре;
при отсутствии в деле такого заключения суд обязан восполнить пробел в судебном
заседании, а при невозможности сделать это решить вопрос о возвращении дела
на дополнительное расследование (см. Бюл. ВС РФ, 1994, N 2, с. 6).
6. Как следует из комментируемой статьи, заключение о необходимости прекращения
принудительных мер, соединенных с наказанием, в отношении лиц, совершивших
преступление в состоянии ограниченной вменяемости, а также в отношении алкоголиков
и наркоманов, дает комиссия врачей-психиатров.
7. В отличие от признанных ограниченно вменяемыми лиц, принудительное
лечение которых прямо связано с совершенным преступлением, принудительное
лечение алкоголиков и наркоманов может быть назначено безотносительно к тому,
совершено ли преступление в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.
Важно установить, что данное лицо нуждается в применении принудительных мер
в связи с наличием у него алкоголизма или наркомании.
8. Алкоголики и наркоманы могут быть признаны совершившими преступление
в состоянии ограниченной вменяемости. В этом случае суд вправе назначить принудительное
лечение по любому из двух основании: признание лица ограниченно вменяемым
и нуждающимся в принудительном лечении и признание лица алкоголиком или наркоманом
и также нуждающимся в принудительном лечении с учетом рекомендаций судебно-психиатрической
экспертизы. В тех случаях, когда эти категории лиц содержатся раздельно, от
выбора основания применения принудительного лечения может зависеть место проведения
принудительного лечения (см. комментарий к ст.ст. 22 и 99 УК).
9. При исполнении наказания в виде лишения свободы принудительное лечение
в зависимости от характера и тяжести психического расстройства (степени деградации
личности, страдающей алкоголизмом или наркоманией) и других обстоятельств
может осуществляться по месту нахождения исправительного учреждения амбулаторно
или в больнице (например, при тюрьме или ином исправительном учреждении) либо
в психиатрическом стационаре, находящемся вне исправительного учреждения,
но в системе ГУИН МВД РФ. Время пребывания такого лица в лечебном заведении
засчитывается в срок отбывания наказания (см. также комментарий к ст. 103
УК).
10. Срок принудительного лечения, сопряженного с исполнением наказания
в виде лишения свободы, ограничен сроком назначенного судом наказания, но
принудительное лечение может завершиться и до истечения этого срока, если
в установленном порядке будет констатировано, что лицо перестало нуждаться
в таком лечении. Решение об этом принимает суд по представлению администрации
исправительного учреждения на основании заключения комиссии врачей-психиатров.
11. По истечении срока наказания в виде лишения свободы до выздоровления
осужденного, которому было назначено принудительное лечение, соединенное с
наказанием, это лицо подлежит освобождению из исправительного учреждения.
В тех случаях, когда освобождаемый не представляет по своему психическому
состоянию опасности для общества, он продолжит лечение по решению органов
здравоохранения по месту жительства. Если же лицо, подлежащее освобождению
по отбытии наказания, по своему психическому состоянию и общественной опасности
на момент освобождения находится на лечении в психиатрическом стационаре,
вопрос о продолжении его лечения должен решаться до истечения срока наказания
по инициативе исправительного учреждения через органы здравоохранения.
12. При исполнении наказаний, не связанных с лишением свободы, принудительное
лечение осуществляется в учреждениях органов здравоохранения, оказывающих
амбулаторную психиатрическую помощь.
13. В новый УК не включена норма из ст. 62 УК РСФСР об ограничении дееспособности
алкоголиков и наркоманов, поскольку лишение или ограничение дееспособности
относится к сфере не уголовного, а гражданского законодательства.

Особенная часть

Раздел VII. Преступления против личности

Глава 16. Преступления против жизни и здоровья

Статья 105. Убийство
1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, -
наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.
2. Убийство:
а) двух или более лиц;
б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной
деятельности или выполнением общественного долга;
в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии,
а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;
г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
д) совершенное с особой жестокостью;
е) совершенное общеопасным способом;
ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или
организованной группой;
з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем,
вымогательством или бандитизмом;
и) из хулиганских побуждений;
к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а
равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального
характера;
л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды
либо кровной мести;
м) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
н) совершенное неоднократно, -
наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет либо
смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

Комментарий к статье 105

1. Статья 105 нового УК состоит из двух частей. В ч. 1 речь идет об убийстве
без отягчающих и без смягчающих обстоятельств, т. е. о так называемом простом
убийстве. В ч. 2 указаны обстоятельства, отягчающие убийство. В УК РСФСР эти
виды убийства были в самостоятельных статьях, причем статья об убийстве при
отягчающих обстоятельствах предшествовала статье об убийстве, совершенном
без отягчающих обстоятельств.
2. По новому УК к убийству относится умышленное причинение смерти другому
человеку. Следовательно, причинение смерти по неосторожности не может относиться
к убийству (см. комментарий к ст. 109 УК). В связи с этим во всех случаях,
когда в настоящем комментарии говорится об убийстве, имеется в виду умышленное
убийство.
3. Убийство - это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса
виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть.
4. Объектом убийства является жизнь человека, которая состоит не только
из биологических процессов, но и включает общественные отношения, обеспечивающие
жизнедеятельность человека и охраняющие его жизнь. Началом жизни считается
появление плода во время родов. Поэтому лишение ребенка жизни в этот момент
и позднее является убийством. Об отграничении убийства от незаконного производства
аборта см. комментарий к ст. 123 УК.
5. Убийство должно четко отграничиваться от других видов насильственной
смерти: самоубийства и несчастного случая, ответственность за которые законом
не предусмотрена.
6. Уголовно-правовой охране по российскому уголовному закону в равной
мере подлежит жизнь любого человека независимо от возраста, физических данных
и моральных качеств. Ошибка в личности потерпевшего не влияет на наступление
ответственности за умышленное убийство.
7. Убийством может быть признано деяние, совершенное как путем действия,
так и бездействия. Чаще всего это действие, направленное на нарушение функций
или анатомической целости жизненно важных органов другого человека. Оно совершается
путем физических действий (применение огнестрельного оружия, нанесение ран,
утопление, удушение, отравление, сбрасывание с высоты и т. п. ) или психического
воздействия. Например, причинение психической травмы, окончившейся смертью
лица, страдавшего тяжелым заболеванием сердца, должно рассматриваться как
убийство при наличии у виновного цели лишить потерпевшего жизни. Подговор
к самоубийству лица, не осознающего значения этого акта, а также создание
обстановки "безысходности" для другого лица при наличии прямого умысла на
то, чтобы оно покончило с собой, также образуют признаки убийства.
Убийство бездействием имеет место, например, в тех случаях, когда виновным
не выполняется обязанность особо заботиться о потерпевшем или совершать действия,
предотвращающие наступление смерти (например, мать перестает кормить ребенка
или сигнальщик не предупреждает потерпевшего, находящегося в опасной зоне,
о начале взрывных работ). Разумеется, виновный в этих случаях должен иметь
реальную возможность для выполнения возложенных на него обязанностей.
8. Обязательным условием наступления ответственности за убийство является
причинная связь между действием или бездействием виновного и наступившими
последствиями. Уголовно-правовая наука исходит из того, что, устанавливая
причинную связь по делам об убийстве, необходимо иметь в виду следующее: а)
причинная связь устанавливается между наступлением смерти и не только непосредственными
телодвижениями преступника, но и действиями различных механизмов, стихийных
сил природы, животных и т. п., которые были использованы убийцей для причинения
смерти другому человеку; б) действия субъекта признаются причиной смерти только
в том случае, если они явились необходимым для лишения жизни потерпевшего
условием, при отсутствии которого смерть не могла наступить; в) действия лица,
являющиеся необходимым условием наступления преступного результата, могут
считаться причиной смерти только в случае, если результат вытекал с необходимостью
из этих действий, а не явился порождением случайного стечения обстоятельств,
лишь внешне связанных с ними.
9. В случаях привлечения к уголовной ответственности за умышленное убийство
нескольких лиц должны быть исследованы степень и характер участия в преступлении
каждого из них. При этом исполнителями преступления следует признавать тех
лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение
убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего
(см. п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. "О
судебной практике по делам об умышленных убийствах". - Бюл. ВС РФ, 1993, N
2, с. 3 - 6).
10. Субъективную сторону убийства составляют признаки, характеризующие
психическое отношение виновного к своим действиям и наступившей смерти потерпевшего.
Убийство относится к числу преступлений, которые могут быть совершены только
умышленно как с прямым, так и с косвенным умыслом при условии, если лицо осознавало,
что его действие (или бездействие) может привести к смерти потерпевшего, желало
или сознательно допускало ее наступление либо безразлично относилось к наступлению
такого последствия. При решении вопроса о содержании умысла виновного необходимо
исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления, в частности
учитывать предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения,
причины прекращения преступных действий виновного, способы и орудия преступления,
а также характер ранений, например, в жизненно важные органы тела и т. д.
11. Разграничение прямого и косвенного умысла при убийстве имеет значение
для индивидуализации ответственности и отграничения этого преступления от
других преступлений. Это относится, например, к квалификации покушения на
убийство. Наличие косвенного умысла исключает такую квалификацию, преступление
в этом случае получает юридическую оценку по фактически наступившим последствиям.
Пленум Верховного Суда РФ в п. 3 постановления от 22 декабря 1992 г. "О судебной
практике по делам об умышленных убийствах" разъяснил, что покушение на убийство
возможно лишь с прямым умыслом (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
12. В число обстоятельств, характеризующих субъективную сторону убийства,
могут входить также такие признаки, как мотив, цель и эмоциональное состояние
виновного в момент совершения преступления. Это факультативные признаки субъективной
стороны убийства. В тех случаях, когда их установление необходимо, они могут
иметь решающее значение как для квалификации преступления, так и для назначения
наказания виновному.
13. Субъектом убийства может быть лицо, достигшее к моменту совершения
преступления 14 лет (см. комментарий к ст.ст. 19 и 20 УК). Подростки, достигшие
14-летнего возраста, несут ответственность за приготовление к убийству, покушение
на его совершение и за соучастие в нем. Данные, характеризующие личность субъекта
убийства, при определенных условиях могут оказывать влияние на степень его
ответственности за совершенное преступление. Закон называет некоторые признаки
субъекта, имеющие значение для квалификации совершенного им убийства. Так,
убийство, совершенное неоднократно, влечет квалификацию по п. "н" ч. 2 ст.
105 УК. Эти данные могут иметь существенное значение и для назначения наказания.
14. Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным составом
данного вида преступлений: с этой нормы начинается глава о преступлениях против
жизни и здоровья и в ней содержится определение понятия убийства. Что касается
признаков данного убийства, то существенным является то, что оно не должно
относиться к убийствам, предусмотренным ч. 2 ст. 105 УК и ст.ст. 106 - 108
УК и содержащим признаки, исключающие применение ч. 1 ст. 105 УК. Каких-либо
особых признаков, указывающих на необходимость применения нормы ч. 1 ст. 105
УК, кроме общих признаков убийства, о которых уже говорилось, данная норма
не содержит.
15. К числу убийств, квалифицируемых по ч. 1 ст. 105 УК, практика относит
чаще всего: убийства из ревности; из мести, возникшей на почве личных отношений;
в ссоре или драке; в результате неправомерного применения оружия представителем
власти либо сторожем при неисполнении потерпевшим законных требований; из
сострадания по просьбе потерпевшего; лица, ошибочно принятого за нападающего
при отсутствии признаков необходимой обороны (из трусости); когда мотив убийства
не установлен и т. п. Эти обстоятельства не имеют самостоятельного значения
для квалификации, они лишь ориентируют на применение ч. 1 ст. 105 УК (при
отсутствии отягчающих и смягчающих обстоятельств).
16. Убийство из ревности, как правило, совершается в связи с действительной
или мнимой изменой, отказом от сожительства, нарушением обещания выйти замуж
или жениться. Убийство из ревности необходимо отграничивать от убийства из
хулиганских побуждений, когда ревность используется виновным лишь как предлог
для скандалов, издевательств и последующего убийства потерпевшей. Потерпевшая
в таких случаях зачастую вообще не давала никаких поводов для ревности. В
подобных ситуациях важно выяснить, какой мотив был доминирующим, определяющим
поведение виновного.
17. Убийство из мести на почве личных отношений возможно в связи с самыми
различными поступками потерпевшего, относящимися как к правомерным, так и
противоправным действиям, совершенным непосредственно перед убийством или
когда-то в прошлом. Убийство из мести необходимо отграничивать от убийства
из хулиганских побуждений, когда предлогом для убийства избирается какой-либо
малозначительный поступок потерпевшего (например, отказ дать прикурить, поделиться
спиртными напитками).
18. Представляется, что по ч. 1 ст. 105 УК следует квалифицировать убийства,
по которым мотив убийства не установлен. Такие убийства иногда относятся к
убийствам из хулиганских побуждений. Однако при не установлении мотива и при
отсутствии других обстоятельств, влияющих на квалификацию, эти убийства в
действительности должны относиться к преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст.
105 УК. Ведь если не выяснен мотив преступления, значит, не установлены и
хулиганские побуждения.
19. Умышленное убийство из ревности, мести и других побуждений, возникших
на почве личных отношений, независимо от того, где оно совершено (например,
на улице, в парке или ином общественном месте), не должно квалифицироваться
как убийство из хулиганских побуждений. В таких случаях, как нам представляется,
необходимо установить, что мотивы, которыми руководствовался виновный, возникли
на почве личных отношений и несовместимы с хулиганскими побуждениями.
20. Факт ссоры или драки при убийстве не влечет сам по себе применения
ст. 105 УК. Для квалификации убийства, совершенного в ссоре или драке, не
имеет значения, кто (потерпевший или виновный) явился ее зачинщиком, а равно
была ли драка обоюдной. Установление указанных обстоятельств не устраняет
факта совершения убийства при отягчающих или смягчающих обстоятельствах, и
только при отсутствии этих обстоятельств убийство, совершенное в ссоре или
драке, подлежит квалификации по ч. 1 ст. 105 УК.
21. Наибольшую опасность по сравнению с другими убийствами представляют
убийства, совершенные при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК). Здесь
дается новая, по сравнению с УК РСФСР 1960 г., классификация отягчающих обстоятельств
убийства, уточнена редакция некоторых квалифицирующих признаков и введены
новые признаки. С тем чтобы избежать повторений, все эти новеллы далее будут
рассматриваться при анализе каждого из отягчающих обстоятельств. Отметим лишь,
что число обстоятельств, отягчающих убийство, в новом УК по сравнению с прежним
в конечном счете не изменилось, хотя фактически число указанных обстоятельств
увеличилось за счет введения новых, объединения и дополнения некоторых из
них. Теперь общая картина обстоятельств, влияющих на квалификацию убийства,
если их соотнести с элементами состава данного преступления, следующая: по
объекту преступления - убийство двух или более лиц; лица или его близких в
связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением
общественного долга; лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном
состоянии, а равно сопряженное с похищением человека или захватом заложников;
убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;
по объективной стороне - убийство, совершенное с особой жестокостью; общеопасным
способом; совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору
или организованной группой; по субъективной стороне - из корыстных побуждений
или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;
из хулиганских побуждений; с целью скрыть другое преступление или облегчить
его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием и насильственными действиями
сексуального характера; по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти
или вражды либо кровной мести; с целью использования органов или тканей потерпевшего;
по субъекту - совершенное неоднократно. Представляется, что соотнесение отягчающих
обстоятельств с элементами состава данного преступления имеет практическое
значение при анализе каждого состава убийства, отягченного одним или несколькими
из названных обстоятельств.
22. Установление одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2
ст. 105 УК, является необходимым условием для квалификации содеянного по этой
статье. При наличии нескольких обстоятельств, отягчающих умышленное убийство,
каждое из них должно получить самостоятельную квалификацию. Вместе с тем необходимо
иметь в виду, что допустима совокупность не всех пунктов ч. 2 ст. 105 УК.
Так, нельзя квалифицировать убийство по совокупности пп. "б", "з", "и", "к",
"л" ч. 2 указанной статьи в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих
мотив и цель деятельности виновного. Это относится, например, к тем случаям,
когда убийство совершается по какому-либо одному мотиву, который доминирует
и определяет в конкретной ситуации действия виновного. Нельзя, например, совершать
убийство одновременно из хулиганских и корыстных побуждений или в связи с
выполнением потерпевшим общественного долга и кровной местью. В тех же случаях,
когда мотивы свидетельствуют о реальной совокупности преступных действий,
могут быть применены несколько пунктов ст. 105, характеризующих мотивы. Например,
виновный совершает разбойное нападение и изнасилование потерпевшей, а затем
- и ее убийство. Последнее подлежит квалификации по пп. "з" и "к" ч. 2 ст.
105 УК.
23. Отнесение убийства двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК) к
отягчающим обстоятельствам объясняется тяжестью наступивших последствий и
опасностью личности виновного, лишающего жизни нескольких человек. Пленум
Верховного Суда РФ в п. 11 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г.
разъяснил, что при квалификации убийства по этому признаку необходимо исходить
из того, что действия виновного должны охватываться единством намерения и
должны быть совершены, как правило, одновременно (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N
2, с. 3 - 6).
24. К одновременному убийству двух или более лиц следует относить такие
убийства, при которых потерпевшие были лишены жизни без разрыва во времени.
Например, причинение смерти одним выстрелом, либо причинение смерти одному
за другим. Но возможен и разрыв во времени между убийствами. О единстве намерения
в таких случаях свидетельствует умысел на совершение убийства двух или более
лиц и один и тот же мотив лишения жизни.
25. При разновременном убийстве двух или более лиц, объединенного единством
намерения, должен быть установлен только прямой умысел, а при одновременном
убийстве возможен не только прямой, но и косвенный умысел. Мотив же не может
считаться во всех случаях обязательным признаком единства преступного намерения
виновного. Вполне возможны убийства одного лица за другим по разным мотивам,
например, одного потерпевшего - из хулиганских побуждений, а другого - в связи
с выполнением им общественного долга или с целью сокрытия первого убийства.
26. Наряду с п. "а" подлежит применению и п. "е" ч. 2 ст. 105 УК, когда
совершено убийство двух или более лиц общеопасным способом, при наличии опасности
лишения жизни других лиц, помимо потерпевших.
27. Убийство двух лиц не может квалифицироваться как совершенное при
отягчающих обстоятельствах, если одно из убийств совершено при превышении
пределов необходимой обороны или в состоянии сильного душевного волнения,
вызванного насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (Бюл.
ВС СССР, 1968, N 1, с. 28).
28. Убийство одного человека и покушение на жизнь другого не могут рассматриваться
как оконченное преступление - убийство двух и более лиц. Поскольку преступное
намерение убить двух лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от
воли виновного, содеянное, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, следует
квалифицировать как убийство по соответствующей статье УК и как покушение
на убийство двух и более лиц (п. 11 упомянутого постановления от 22 декабря
1992 г. - Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
29. Отягчающим обстоятельством является убийство лица или его близких
в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением
общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105 УК). Редакция данного отягчающего
обстоятельства по сравнению с редакцией п. "в" ст. 102 УК РСФСР уточнена -
она стала более лаконичной, но существо ее не изменилось. Вместо слов "его
близких родственников, а также иных лиц, убийство которых совершено с целью
воспрепятствовать законной деятельности указанного должностного лица" применен
термин "близких" лица, которое выполняет служебный или общественный долг.
Такими "близкими" могут быть не только близкие родственники, но и любые другие
лица, которых любит, ценит, уважает, которыми дорожит это лицо.
30. Под служебной деятельностью следует понимать действия любого лица,
входящие в круг его служебных обязанностей, вытекающих из трудового договора
с государственными, кооперативными или иными зарегистрированными в установленном
порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит
действующему законодательству, а под выполнением общественного долга - как
осуществление гражданами специально возложенных на них общественных обязанностей,
так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение
правонарушений, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении
и т. п.) (см. п. 7 упомянутого постановления Пленума Верховного Суда РФ от
22 декабря 1992 г. - Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
31. Для признания убийства совершенным на почве мести за выполнение потерпевшим
своих служебных обязанностей или общественного долга не имеет значения, совершено
ли оно при исполнении потерпевшим служебных или общественных обязанностей
или в другое время; в момент, когда потерпевший выполнял действия, вызвавшие
месть виновного, либо спустя какой-то промежуток времени.
32. По п. "б" ч. 2 ст. 105 УК подлежит квалификации и убийство с целью
воспрепятствовать общественной деятельности потерпевшего или выполнению им
служебной долга, т. е. до того как потерпевший совершил действия, которые
виновный считал для себя нежелательными.
33. Умышленное убийство не может квалифицироваться как совершенное в
связи с выполнением потерпевшим своих служебных обязанностей или общественного
долга, если об этом обстоятельстве не было известно виновному. Закон предполагает
сознание виновным того, что он действует против лица, выполняющего свой служебный
или общественный долг, и именно в связи с этим посягает на его жизнь (Бюл.
ВС СССР, 1975, N 4, с. 18 - 20).
34. В тех случаях, когда убийство связано с незаконной служебной деятельностью
потерпевшего (злоупотребление служебным положением, превышение власти и т.
п. ), квалификация по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК исключается.
35. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном
состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника
(п. "в" ч. 2 ст. 105 УК) является новым квалифицирующим обстоятельством для
убийства. В УК 1960 г. его не было. Включение данного признака убийства в
УК вызвано, по нашему мнению, двумя причинами: изменением отношения в обществе
к беспомощным лицам, а также распространением в последние годы похищений людей
и захватов заложников. Последние, по существу, также находятся в беспомощном
состоянии по отношению к преступникам.
36. К беспомощным потерпевшим следует отнести прежде всего престарелых,
больных и малолетних. Состояние беспомощности характеризуется неспособностью
жертвы оказать убийце сопротивление или уклониться от встречи с ним. Представляется,
что по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать также убийство потерпевшего,
находящегося в бессознательном состоянии, в обмороке, сильном опьянении или
во время сна.
37. Потерпевший должен находиться заведомо для виновного в беспомощном
состоянии, т. е. виновный должен осознавать, что, совершая убийство, использует
беспомощность своей жертвы. О понятии заведомости см. комментарий к ст. 63
УК.
38. При похищении людей и захвате заложников, когда в связи с этим совершено
умышленное лишение жизни потерпевшего, действия виновного должны квалифицироваться
не только по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК, но и по совокупности соответственно по
статьям 126 и 206 УК.
39. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии
беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК), отягчается тем, что жизни лишается
и плод человека.
40. Обязательным условием для применения этой нормы является заведомая
осведомленность виновного о беременности потерпевшей (наличие внешних признаков
беременности или доказательств, свидетельствующих о том, что виновный знал
о беременности потерпевшей).
41. Для применения п. "г" ч. 2 ст. 105 УК не имеют значения сроки беременности
и жизнеспособность плода.
42. Квалифицирующим обстоятельством является совершение убийства с особой
жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105 УК). Каждое убийство является жестоким преступлением,
поэтому для применения п. "д" необходимо установить его особую жестокость.
Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 упомянутого постановления от 22 декабря 1992
г. подчеркнул, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства,
так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении особой жестокости
(Бюл. ВС РФ, 1993, N 9, с. 3 - 6).
43. В том же постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что признак
особой жестокости наличествует, в частности, в тех случаях, когда перед лишением
жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки,
истязания или совершалось глумление над жертвой, либо когда убийство совершено
способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему
особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование
мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды
и т. д.). Особая жестокость может выражаться также в совершении убийства в
присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный осознавал, что своими
действиями причиняет им особые страдания.
44. Множественность ранений при убийстве сама по себе не является условием,
которое во всех случаях следует рассматривать как свидетельство совершения
преступления с особой жестокостью, поскольку закон данный признак связывает
не только со способом убийства, но и с другими обстоятельствами, подтверждающими,
что виновный действовал с умыслом, направленным на совершение преступления
с особой жестокостью (см. Постановления и определения по уголовным делам Верховного
Суда РСФСР. 1981 - 1988. М., 1989, с. 188 - 189).
45. В случае признания убийства совершенным с особой жестокостью вследствие
причинения потерпевшему большого количества ранений не имеет значения, явилось
ли каждое из этих ранений смертельным. Это объясняется тем, что в законе говорится
об "особой жестокости" убийства, а не о способе, "особо мучительном для убитого".
Решая вопрос об особой жестокости убийства, необходимо учитывать, что понятие
"особая жестокость" не медицинское, а юридическое. В то же время убийство,
совершенное особо мучительным способом для убитого, во всех случаях должно
признаваться совершенным с особой жестокостью.
46. Для применения п. "д" ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный,
совершая умышленное убийство, действовал специально с особой жестокостью;
достаточно установить, что он сознательно допускал особую жестокость своих
действий.
47. Особая жестокость может проявиться и в том, что виновный препятствовал
после нанесения ранения оказанию помощи истекающему кровью потерпевшему и
т. п.
48. Глумление над трупом может свидетельствовать об особой жестокости
убийства только в том случае, если виновный не осознавал, что смерть потерпевшего
до этого уже наступила. Расчленение трупа или его уничтожение практически
во всех случаях является способом сокрытия следов совершенного убийства. Встречающиеся
в практике в последние годы случаи каннибализма, по нашему мнению, также находятся
за пределами состава преступления, если не установлена специальная цель совершения
этого преступления (см. комментарий к п. "з" ч. 2 данной статьи).
49. Указание в п. "е" ч. 2 ст. 105 УК на убийство, совершенное общеопасным
способом, является более полным, чем формулировка "убийство способом, опасным
для жизни многих людей" в УК РСФСР, хотя здесь не решается вопрос о наличии
или отсутствии угрозы для жизни многих людей. Вполне понятно, что это вопрос
для каждого конкретного случая.
50. Представляется, что формулировка данного отягчающего обстоятельства
убийства обязывает различать две ситуации: 1) когда способ, использованный
преступником для убийства, в силу своего характера во всех случаях является
общеопасным, 2) когда общеопасность способа связана с конкретной обстановкой
совершенного убийства.
51. Общеопасным по своему характеру является такой способ, который в
любом случае представляет опасность для людей, например, при применении для
убийства взрывчатых веществ, бомб, оружия или орудий, предназначенных для
ведения военных действий, ядовитых веществ, продуктов ядерного распада, при
поджоге, разрушении плотины, удерживающей массы воды или сель. Здесь решающую
роль играют средства, примененные для убийства.
52. Общеопасным в конкретной обстановке совершения преступления является
такой способ, когда, преследуя цель убийства одного человека, виновный одновременно
угрожает жизни других людей, например, увидев жертву среди других людей, он
направляет на нее (а значит и на других лиц) на большой скорости автомобиль
или другой источник повышенной опасности. Иначе должно быть оценено убийство
при умышленном наезде на одного человека в безлюдном месте. В этих случаях
решающую роль для квалификации играют способ и место применения орудия убийства.
53. Для квалификации убийства по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить,
что виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, осознавал,
что он применяет общеопасный способ, который может причинить вред жизни и
здоровью других лиц, "исходя не только из оценки поражающих свойств орудия
преступления, но и из конкретной обстановки происшествия" (Бюл. ВС СССР, 1967,
N 3, с. 17).
54. Квалификация убийства по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК возможна только в
том случае, если опасность для жизни многих людей была действительной, а не
мнимой или предполагаемой.
55. Для признания убийства совершенным общеопасным способом не имеет
значения, наступили ли какие-либо последствия для других лиц, которые находились
в опасности при совершении убийства.
56. В п. 9 упомянутого постановления от 22 декабря 1992 г. Пленум Верховного
Суда РФ разъяснил, что в случае нанесения телесных повреждений другим лицам
действия виновного надлежит квалифицировать не только как убийство, совершенное
способом, опасным для жизни многих людей, т. е. общеопасным способом, но также
по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение
телесных повреждений (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
57. Совершение убийства группой лиц, группой лиц по предварительному
сговору или организованной группой (п. "ж" ч, ст. 105 УК) как отягчающее обстоятельство
по сравнению с п. "н" ст. 102 УК 1960 г. (убийство, совершенное по предварительному
сговору группой лиц) существенно уточнено. Практика показала, что особая опасность
убийства, совершенного группой лиц, состоит не столько в предварительном сговоре,
сколько в том, что такое убийство ставит потерпевшего в процессе совершения
преступления в невыгодное положение по соотношению cил, сокращает, а иногда
парализует его возможность к оказанию сопротивления. Вместе с тем, в п. "ж"
ч. 2 ст. 105 УК специально указано на наличие предварительного сговора и организованность
группы, что подчеркивает особую общественную опасность этих обстоятельств
(см. комментарий к ст. 35 УК). Представляется, что формулировка п. "ж" ч.
2 ст. 105 УК охватывает все виды убийства, совершенного двумя и более лицами
(см. комментарий к ст.ст. 34 и 35 УК).
58. Анализируемая новелла не исключает, а предполагает обязанность следователя
и суда по делам об убийствах, когда к уголовной ответственности привлекается
несколько лиц, исследовать степень и характер участия в преступлении каждого
обвиняемого в его совершении. В связи с этим сохраняют силу и после принятия
нового УК рекомендации, данные Пленумом Верховного Суда РФ в п. 2 упомянутого
постановления от 22 декабря 1992 г. В нем говорится, что в качестве исполнителей
преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом,
направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в процессе
лишения жизни потерпевшего. При совершении убийства несколькими лицами суды
должны тщательно исследовать, имелась ли предварительная договоренность между
участниками преступления, были ли распределены между ними роли, а также исследовать
все обстоятельства, с учетом которых может быть сделан вывод о наличии или
отсутствии организованной группы. При этом судам рекомендовано иметь в виду,
что такие квалифицирующие признаки убийства, которые относятся исключительно
к личности виновного, например, неоднократность (в ст. 102 УК РСФСР пп. "и"
и "л"), должны учитываться при квалификации только в отношении тех соучастников,
к которым эти признаки относятся непосредственно (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N
2, ст. 3 - 6). Подчеркнем, что выявление роли каждого соучастника убийства
имеет значение не только для квалификации преступления, но и для определения
степени иной ответственности и индивидуализации наказания.
59. Отягчающим обстоятельством закон признает и совершение убийства из
корыстных побуждений или по найму, а равно если оно сопряжено с разбоем, вымогательством
или бандитизмом (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК). В УК РСФСР (п. "а" ст. 102) речь
шла только об убийстве из корыстных побуждений. Первые два дополнения (убийство
по найму и при разбое) носят уточняющий характер, так как и без этого здесь
очевиден корыстный мотив - виновный стремится получить материальную выгоду.
При бандитизме же как отягчающем обстоятельстве убийства мотив чаще всего
совпадает с корыстными побуждениями, но он может иметь и самостоятельный,
присущий бандитизму, оттенок, когда налицо побуждение нанести ущерб общественной
безопасности. При этом корыстного мотива может и не быть.
60. Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 упомянутого постановления от 22
декабря 1992 г. разъяснил, что корыстным следует считать убийство, совершенное
в целях получения виновным или другими лицами материальной выгоды (денег,
имущества или прав на его получение, права на жилище, вознаграждения от третьего
лица и т. п. ) или избавления от материальных затрат (возврата имущества,
долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов
и др.) (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
61. Для применения п. "з" ч. 2 ст. 105 УК не имеет значения, достиг ли
виновный цели получения материальной выгоды. Важно установить, что он руководствовался
при совершении убийства (как и при покушении на него) корыстным мотивом, который
в любом случае должен возникнуть до убийства, а не после его совершения.
62. Судебная практика исходит из того, что для признания корыстного убийства
оконченным преступлением не имеет значения, получил ли виновный те блага,
к которым стремился, совершая убийство. Вместе с тем Президиум Верховного
Суда РСФСР признал, что убийство при охране имущества не является убийством
из корыстных побуждений (Бюл. ВС РСФСР, 1963, N 3, с. 5).
63. Совершая корыстное убийство (без разбойного нападения), виновный
всегда действует с прямым умыслом; корыстное убийство при разбойном нападении
может быть совершено и с косвенным умыслом. Например, преступник раздел пьяного,
оставил его без цели лишения жизни на сильном морозе и тот умер от переохлаждения.
Здесь виновный не желал смерти потерпевшего, но осознавал, что она может наступить,
и относился к такому последствию безразлично.
64. Для квалификации корыстного убийства и разбойного нападения (см.
комментарий к ст. 162 УК) по совокупности этих преступлений необходимо установить,
что убийство было совершено, во-первых, путем нападения, во-вторых, с целью
завладения имуществом (похищения его) и, в-третьих, завладение имуществом
осуществлено в момент совершения убийства или непосредственно после него.
Президиум Верховного Суда РСФСР признал, что лицо, совершившее в целях завладения
чужим имуществом разбойное нападение, повлекшее смерть потерпевшего, с учетом
направленности умысла несет ответственность за корыстное убийство и разбойное
нападение, если между нападением и завладением имуществом имеется "некоторый
разрыв во времени" (Бюл. ВС РСФСР, 1977, N 10, с. 4).
65. Убийство из корыстных побуждений необходимо отграничивать от убийства
на почве мести за ранее причиненный материальный ущерб. В тех случаях, когда
при убийстве установлен не только корыстный мотив, но и мотив мести в связи
с причиненным ущербом, преступление следует квалифицировать по п. "з" ч. 2
ст. 105 УК, если другие обстоятельства, предусмотренные этой статьей, не установлены.
66. Убийство, сопряженное с вымогательством (см. комментарий к ст. 163
УК), может быть совершено с прямым умыслом с целью устрашения других лиц,
а также из мести за отказ передать деньги или иное имущество. Такое убийство
может быть совершено и с косвенным умыслом, когда примененные "средства воздействия"
на жертву с целью вымогательства привели к его смерти. Во всех этих случаях
преступления должны квалифицироваться по совокупности совершенных преступлений
по п. "з" ч. 2 ст. 105 и ч. 3 ст. 163 УК.
67. Как следует из п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от
22 декабря 1992 г., умышленное убийство, совершенное участниками банды при
нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как бандитизм
и умышленное убийство (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
68. Мотивы действий виновного при убийстве из хулиганских побуждений
(п. "и" ч. 2 ст. 105 УК) характеризуются признаками хулиганства (ст. 213 УК).
Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 постановления от 22 декабря 1992 г. указал,
что убийством, совершенным из хулиганских побуждений, следует признавать убийство,
совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным
нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному
порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать
пренебрежительное отношение к ним (см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6). При
совершении убийства из хулиганских побуждений виновный получает удовлетворение
от самого факта лишения жизни другого человека либо от таких действий, направленных
на грубое нарушение общественного порядка и проявление явного неуважения к
обществу, которыми человек может быть лишен жизни.
69. Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо
установить мотив - хулиганские побуждения, - который характеризуется с внешней
стороны не спровоцированным нападением на потерпевшего, отсутствием поводов
к нападению и убийству. Поэтому для установления данного мотива важное значение
имеет анализ действий виновного в момент убийства, перед ним и после его совершения.
Судебная практика исходит из того, что не установление мотивов убийства не
является основанием для квалификации преступления как совершенного из хулиганских
побуждений (Бюл. ВС СССР, 1979, N 2, с.4 - 6).
70. Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 упомянутого постановления,
если лицом, помимо убийства из хулиганских побуждений, были совершены иные
умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное
неуважение к обществу, то содеянное надлежит квалифицировать и как убийство
из хулиганских побуждений, и как хулиганство. Представляется, что в данном
случае имеется в виду реальная совокупность этих преступлений.
71. Умышленное убийство из хулиганских побуждений может быть совершено
как с прямым, так и с косвенным умыслом.
72. Еще одно отягчающее обстоятельство - совершение убийства с целью
скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно если оно
сопряжено с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера
(п. "к" ч. 2 ст. 105 УК). Новый УК по сравнению с ранее действовавшим дополнен
здесь только ссылкой на насильственные действия сексуального характера, исходя
из ст. 132 УК, которая эти действия по общественной опасности приравняла к
изнасилованию.
73. Убийство признается совершенным при отягчающих обстоятельствах, когда
речь идет об убийстве с целью сокрытия или облегчения любого преступления
независимо от его тяжести. При квалификации данного вида убийства необходимо
учитывать, что оно может быть совершено только с прямым умыслом, поскольку
в законе указана специальная цель совершения данного преступления.
74. Для применения п. "к" ч. 2 ст. 105 УК не требуется, чтобы виновный
в результате убийства достиг цели (облегчил совершение или сокрытие другого
преступления), достаточно установить сам факт совершения убийства с этой целью.
75. Убийство с целью скрыть или облегчить другое преступление и это другое
преступление могут быть совершены как одним лицом, так и по предварительному
сговору разными лицами, как одновременно, так и в разное время.
76. Убийство должностного лица, которому сообщено о совершенном преступлении,
подлежит квалификации по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК в том случае, если виновный
таким путем преследовал цель сокрытия этого преступления.
77. Убийство может быть признано совершенным с целью сокрытия другого
преступления только в том случае, если не сообщено еще органу власти о совершенном
преступлении либо если виновный, совершая убийство, не был осведомлен об этом.
78. Преступление, с целью облегчить совершение или сокрытие которого
было совершено убийство, подлежит самостоятельной квалификации. Например,
если убийство было совершено с целью сокрытия кражи личного имущества гражданина,
действия виновного должны быть квалифицированы по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК и
ст. 158 УК. Равным образом убийство потерпевшего, совершенное после закончившегося
разбойного нападения, подлежит квалификации по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК и ст.
162 УК.
79. Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями
сексуального характера, является частным случаем убийства с целью облегчения
или сокрытия другого преступления. Оно может быть совершено как после, так
и в процессе изнасилования. Убийство, которое совершено в процессе насилия,
как правило, характеризуется косвенным умыслом. Но убийство, сопряженное с
изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, может
быть совершено и с прямым умыслом, например, из мести за оказанное сопротивление
или за намерение сообщить о насилии в органы уголовной юстиции.
80. Пункт "к" ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению и в том случае, когда
убийство совершило одно из лиц, участвовавших в изнасиловании или совершении
насильственных сексуальных действий. При наличии сговора на убийство ответственность
за его совершение наступает по правилам соучастия (ст. 34 УК). Если же имеет
место эксцесс исполнителя (ст. 36 УК), действия участников насилия квалифицируются
с учетом данного обстоятельства.
81. В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992
г. подчеркивается, что при убийстве, сопряженном с изнасилованием (теперь
- и с насильственными действиями сексуального характера), совершается два
самостоятельных преступления, которые в зависимости от конкретных особенностей
дела следует квалифицировать как убийство, совершенное при указанных обстоятельствах,
и по соответствующей статье о преступлениях, посягающих на половую неприкосновенность
(см. Бюл. ВС РФ, 1993, N 2, с. 3 - 6).
82. В тех случаях, когда после убийства с целью облегчения другого преступления
виновный почему-либо не совершает его, он несет ответственность за убийство
по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК и за приготовление к другому преступлению.
83. Согласно п. "л" ч. 2 ст. 105 УК отягчающим обстоятельством является
совершение убийства по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти
или вражды либо кровной мести. По сравнению с прежней формулировкой в п. "м"
ст. 102 УК 1960 г. ("убийство, совершенное на почве национальной или расовой
вражды или розни"), в новый УК, как видно, внесены уточнения; кроме того,
в этот пункт включено и убийство на почве кровной мести. В УК РСФСР это был
самостоятельный пункт "к" ст. 102.
84. О понятии возбуждения социальной, национальной, расовой, религиозной

<<

стр. 6
(всего 20)

СОДЕРЖАНИЕ

>>