<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

вкладчика в товариществе - он лишь вносит вклад и получает право на определенную
часть дохода от деятельности товарищества, его личность не имеет существенного
значения, так как вкладчик не участвует ни в управлении, ни в хозяйственной
деятельности товарищества, его ответственность ограничена размером вклада
(статьи 82, 84 ГК). Что касается полных товарищей - участников товарищества
на вере, то возможность наследования их доли определяется теми же правилами,
что и наследование доли полных товарищей в полном товариществе.
3. Наиболее простой порядок приема участников свойствен акционерному
обществу как юридическому лицу, наиболее обособленному от своих участников.
Личный элемент здесь не имеет существенного значения, так как общество создается
не с целью личного участия акционеров в деятельности данного общества, а для
объединения имущественных вкладов. Корпоративные и имущественные права участников
в отношении акционерного общества закрепляются в ценных бумагах - акциях.
Если в состав наследственного имущества входят акции, наследники, к которым
перешли эти акции, становятся участниками акционерного общества. Исключением
являются акции акционерных обществ работников (народных предприятий). Согласно
пункту 10 статьи 6 ФЗ РФ от 19 июля 1998 г. N 115-ФЗ "Об особенностях правового
положения акционерных обществ работников (народных предприятий)" (СЗ, 1998
г., N 30, ст. 3611) народное предприятие обязано выкупить у наследника работника-акционера,
а наследник работника-акционера обязан продать народному предприятию принадлежащие
ему акции народного предприятия по их выкупной стоимости в течение трех месяцев
с момента приобретения наследства.
По решению наблюдательного совета народного предприятия или в соответствии
с уставом народного предприятия наследник работника-акционера вправе продать
по договорной цене принадлежащие ему акции народного предприятия работникам
народного предприятия, за исключениями, установленными законом.
4. Переход права на акции подчиняется требованиям ФЗ от 22 апреля 1996
г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (СЗ, 1996 г., N 17, ст. 1918). Согласно
статье 29 названного Закона право на именную бездокументарную ценную бумагу
переходит к приобретателю:
- в случае учета прав на ценные бумаги у лица, осуществляющего депозитарную
деятельность, - с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя;
- в случае учета прав на ценные бумаги в системе ведения реестра - с
момента внесения приходной записи по лицевому счету приобретателя.
Право на именную документарную ценную бумагу переходит к приобретателю:
- в случае учета прав приобретателя на ценные бумаги в системе ведения
реестра - с момента передачи ему сертификата ценной бумаги после внесения
приходной записи по лицевому счету приобретателя;
- в случае учета прав приобретателя на ценные бумаги у лица, осуществляющего
депозитарную деятельность, с депонированием сертификата ценной бумаги у депозитария
- с момента внесения приходной записи по счету депо приобретателя.
Права, закрепленные эмиссионной ценной бумагой, переходят к их приобретателю
с момента перехода прав на эту ценную бумагу. Переход прав, закрепленных именной
эмиссионной ценной бумагой, должен сопровождаться уведомлением держателя реестра,
или депозитария, или номинального держателя ценных бумаг.
В соответствии с Положением о ведении реестра владельцев именных ценных
бумаг, утвержденным постановлением ФКЦБ РФ от 2 октября 1997 N 27 (Вестник
ФКЦБ России, 1997, N 7), регистратор вносит в реестр записи о переходе прав
собственности на ценные бумаги в результате наследования по предоставлению
следующих документов:
- подлинник или нотариально удостоверенная копия свидетельства о праве
на наследство (передается регистратору);
- документ, удостоверяющий личность (предъявляется регистратору);
- подлинник или нотариально удостоверенная копия документа, подтверждающего
права уполномоченного представителя (передается регистратору);
- сертификаты ценных бумаг, принадлежащие прежнему владельцу, при документарной
форме выпуска (передаются регистратору).

Статья 1177. Наследование прав, связанных с участием в потребительском
кооперативе

1. В настоящей статье устанавливаются правила наследования пая в потребительском
кооперативе. Долгое время данный вопрос вызывал на практике множество проблем
и споров. Эти споры касались, главным образом, вопросов принятия наследника
в члены кооператива, определения, кто из наследников имеет преимущественное
право на паенакопление, а также раздела пая и имущества члена кооператива.
В рассматриваемой статье эти вопросы урегулированы частично. Положения о том,
кто из наследников может быть принят в члены потребительского кооператива
при переходе пая наследодателя к нескольким наследникам, а также порядок,
способы и сроки выплаты наследникам, не ставшим членами кооператива, причитающихся
им сумм или выдачи вместо них имущества в натуре, определяются законодательством
о потребительских кооперативах и учредительными документами соответствующего
кооператива. Следует отметить, что действующее законодательство о потребительских
кооперативах не содержит регулирования этих вопросов.
2. Потребительские кооперативы относятся к некоммерческим организациям,
однако обычно они создаются для удовлетворения определенных материальных потребностей.
Члены потребительского кооператива обладают правом на паенакопление, а после
полной выплаты пая приобретают в собственность определенное имущество - квартиру,
гараж и т.д. (пункт 4 статьи 218 ГК). Кроме того, согласно пункту 5 статьи
116 ГК между членами потребительского кооператива могут распределяться доходы
от осуществляемой в соответствии с законом и уставом предпринимательской деятельности.
Следовательно, как право на паенакопление, так и доходы, которые подлежали
выплате наследодателю, после его смерти переходят к наследникам.
Нормы Кодекса направлены на обеспечение прав и интересов наследников.
Это выражается, в частности, в том, что наследнику не может быть отказано
в приеме в члены кооператива. Что касается определения приоритетов приема
в члены кооператива при наличии нескольких наследников, то, представляется,
исходя из сложившейся судебной практики, что преимуществом пользуются лица,
которые совместно проживали с наследодателем и пользовались совместно с ним
имуществом, которое планируется приобрести после полной выплаты пая. Если
возможен раздел пая, а также приобретаемого имущества, в кооператив могут
быть приняты и несколько наследников. При отсутствии возможности принять наследника
в кооператив, а также если наследник не желает вступать в члены кооператива,
за ним признается право на получение причитающихся в соответствии с размером
их доли сумм либо имущества в натуре.

Статья 1178. Наследование предприятия

1. Термин "предприятие" используется в гражданском праве применительно
как к субъектам, так и объектам права. Так, ГК признает одним из видов юридических
лиц государственные, муниципальные унитарные, а также казенные предприятия
(ст.ст. 113-115). Одновременно тот же термин применяется для обозначения определенного
объекта права. Именно в этом значении речь идет о предприятии в ст. 132 ГК.
В данном случае под предприятием понимается имущественный комплекс, включающий
земельные участки, здания, сооружения, инвентарь, сырье, продукцию, права
требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие,
его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки
обслуживания), и другие исключительные права.
2. Предприятие может быть объектом как вещных прав (в первую очередь
права собственности), так и объектом обязательственных отношений (купли-продажи,
аренды и т.д.). В целом предприятие рассматривается как разновидность недвижимости.
Поскольку возможно право собственности гражданина (физического лица) на предприятие
как имущественный комплекс, то возможно и его наследование. Вместе с тем законодательство
о наследовании не всегда учитывает особенности наследования предприятия.
3. Наследование предприятия осуществляется по общим правилам, однако
при этом необходимо учитывать специфику наследуемого имущества. В частности,
в связи с тем, что предприятие рассматривается как разновидность недвижимости,
переход прав на него подлежит государственной регистрации. Так, в соответствии
с п. 1 ст. 17 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество
и сделок с ним свидетельство о праве на наследство является одним из оснований
для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода,
ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним. При
этом в соответствии с п. 1 ст. 22 Закона о государственной регистрации прав
на недвижимое имущество и сделок с ним государственная регистрация прав на
земельные участки и объекты недвижимого имущества, входящие в состав предприятия
как имущественного комплекса, и сделок с ними осуществляется в учреждении
юстиции по регистрации прав в месте нахождения данных объектов. В то же время
регистрация прав на предприятие в целом и сделок с ним должна проводиться
в месте регистрации предприятия как юридического лица (п. 2 ст. 22 Закона
о государственной регистрации).
Состав имущества предприятия не является фиксированным: одни виды его
отчуждаются, другие приобретаются, что отражается в балансе предприятия. Движение
имущества предприятия отражается в бухгалтерской отчетности ежедневно и подытоживается
за определенный период временит (месяц, квартал и т.д.)
Таким образом, чтобы фактически вступить в наследство, необходимо начать
осуществлять управление предприятием. Однако вполне возможна ситуация, когда
управление предприятием осуществлял не сам собственник, а наемный менеджер,
с которым был заключен контракт. Следовательно, речь идет об отстранении этого
менеджера от выполнения своих обязанностей в нарушение условий контракта.
Решение этого вопроса требует дополнительной правовой проработки.
4. В состав имущества предприятия, переходящего по наследству, наряду
с материальным имуществом и денежными средствами могут также входить исключительные
права на интеллектуальную собственность. Эти права в денежном выражении учитываются
на балансе предприятия в качестве нематериальных активов. В случае перехода
имущества предприятия по наследству особенно важной является правильность
оформления документов, подтверждающих право на данный объект. Это могут быть
документы, подтверждающие передачу прав (авторский договор на передачу прав
на использование произведения, лицензионный договор и т.д.), а также документы,
подтверждающие факт приемки-передачи самого объекта как произведения творческого
труда.
5. В комментируемой статье установлено преимущественное право для наследования
предприятия при разделе наследственного имущества для двух категорий лиц:
индивидуальных предпринимателей (граждан, занимающихся предпринимательской
деятельностью без образования юридического лица и зарегистрированных соответствующим
образом) и коммерческих организаций (хозяйственных товариществ и обществ,
чья деятельность направлена на систематическое извлечение прибыли)
При отсутствии указанных лиц предприятие при наличии нескольких наследников
становится их общей долевой собственностью. Однако это правило является диспозитивным
и наследники могут решить этот вопрос по-другому.

Статья 1179. Наследование имущества члена крестьянского (фермерского)
хозяйства

1. Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства помимо Кодекса
регулируется в части, не противоречащей Кодексу, также Законом РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" от 22 ноября 1990 г. (с изменениями и дополнениями,
внесенными законами от 27.12.90 N 461-1, 24.06.92 N 3119-1, от 28.04.93 N
4888-1, и Указом Президента РФ от 24.12.93 N 2287).
Кодекс не относит крестьянское (фермерское) хозяйство к юридическим лицам.
Имущество крестьянского (фермерского) хозяйства в соответствии со статьей
257 ГК принадлежит его членам на праве совместной собственности, если законом
или договором между ними не предусмотрено иное. Представляется, что, устанавливая
в качестве предполагаемого режим общей совместной собственности, законодатель
основывался на том, что члены крестьянского хозяйства обычно принадлежат к
одной семье.
Необходимо отметить, что в вопросе регулирования вида общей собственности
Кодекс допускает установление иного в соответствии с законом. Таковым можно
считать Закон "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", содержащий диспозитивную
норму, согласно которой имущество хозяйства принадлежит его членам на праве
общей долевой собственности, если только стороны не установят режим совместной
собственности (пункт 1 статьи 15 Закона).
В зависимости от того, принадлежит имущество членам хозяйства на праве
общей долевой либо совместной собственности зависит наличие или отсутствие
необходимости определения доли наследодателя. При режиме общей долевой собственности
доля каждого из участников определена изначально, поэтому возникнет необходимость
лишь рассчитать ее размер на момент смерти наследодателя. Если же доли не
определены, то есть имущество находится в общей совместной собственности членов
хозяйства, для наследования имущества выбывшего члена необходимо определить
его долю в совместной собственности, а потом уже рассчитывать ее размер на
момент смерти наследодателя. Что касается, иных вопросов наследования, то
они решаются одинаково для общей долевой и совместной собственности.
В общей собственности членов крестьянского (фермерского) хозяйства находятся
объекты, предназначенные для ведения предпринимательской деятельности - предоставленный
в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный участок, насаждения,
хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие сооружения, продуктивный
и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная техника и оборудование,
транспортные средства, инвентарь и другое имущество, приобретенное для хозяйства
на общие средства его членов.
Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности крестьянского
(фермерского) хозяйства, являются общим имуществом членов крестьянского (фермерского)
хозяйства и используются по соглашению между ними.
2. Наследование после любого члена крестьянского (фермерского) хозяйства,
в том числе и его главы, осуществляется по общим правилам наследования с учетом
особенностей, связанных с принадлежностью имущества хозяйства его членам на
праве общей собственности, а также с тем, что имущество хозяйства составляет
с экономической точки зрения единое целое. Законодательство стремится обеспечить
сохранение имущественной базы хозяйства при выбытии кого-либо из его членов.
Так, статья 27 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" устанавливает,
что в случае смерти главы или члена крестьянского хозяйства основные средства
производства разделу не подлежат. Часть имущества (вклад, доля, пай) может
компенсироваться денежными средствами. Порядок раздела имущества и выплаты
компенсации устанавливается по взаимной договоренности всех членов крестьянского
хозяйства, а при ее отсутствии - в судебном порядке. Из принципа неделимости
средств производства и земельного участка при выходе одного из участников
крестьянского хозяйства исходит при регулировании наследования в крестьянском
хозяйстве и настоящий Кодекс. Вместе с тем Кодекс регулирует вопросы наследования
в зависимости оттого, является ли наследник членом фермерского хозяйства (собирается
вступить в члены фермерского хозяйства) либо наследник не является членом
крестьянского хозяйства и не собирается им быть. В первом случае раздел имущества
не производится и компенсация не выплачивается, так как наследник остается
одним из со собственников. К нему лишь переходит доля наследодателя в имуществе
хозяйства. Если наследник не участвует в деятельности хозяйства и не собирается
этого делать, ему выплачивается компенсация стоимости доли наследодателя.
Размер долей участников крестьянского фермерского хозяйства предполагается
равным, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Поэтому при отсутствии
специального указания по поводу соотношения долей членов хозяйства эти доли
признаются равными.
3. Кодекс существенно сократил максимальные сроки выплаты компенсации
наследнику, не являющемуся участником крестьянского хозяйства. Вместо допускавшихся
Законом "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" пяти лет Кодекс ограничил
этот срок одним годом. Данная мера направлена на обеспечение интересов наследников,
для которых растягивание выплат на несколько лет может превратиться в фактическое
обесценение их доли в связи с инфляцией. Кодекс не указывает, в какой форме
должна предоставляться компенсация, однако использование слова "выплачивает"
свидетельствует о том, что она осуществляется в денежной форме. Вместе с тем,
учитывая, что не допускается только передача основных средств и раздел земельного
участка, можно предположить, что по соглашению сторон компенсация может быть
предоставлена в натуре (к примеру, произведенной продукцией).
4. Кодекс предусматривает специальные правила наследования имущества
умершего члена крестьянского (фермерского) хозяйства в случае, когда фермерское
хозяйство прекращает свое существование. Прекращение фермерского хозяйства
может быть связано с тем, что наследодатель был единственным членом хозяйства,
а наследники либо хотя бы один из них не выразили желания продолжать ведение
данного хозяйства. Также прекращение хозяйства может иметь место тогда, когда
после смерти его главы или другого члена хозяйства остальные участники решили
далее не продолжать деятельность. В подобной ситуации установленные выше правила
не применяются, а раздел имущества, в том числе и основных средств, производится
в порядке, предусмотренном для раздела общей собственности. Особенности раздела
имущества фермерского хозяйства в рассматриваемой ситуации заключаются в том,
что разделу подлежат средства производства и земельный участок. В отношении
раздела земельного участка крестьянского хозяйства Кодекс не устанавливает
специальных правил, а отсылает к положениям статьи 1182 ГК, регулирующей особенности
наследования земельных участков (см. комментарий к статье 1182 ГК).

Статья 1180. Наследование вещей, ограниченно оборотоспособных

1. В настоящей статье устанавливается порядок наследования вещей, ограниченных
в оборотоспособности. Ограниченными в обороте согласно положениям пункта 2
статьи 129 ГК являются вещи, которые могут принадлежать лишь определенным
участникам оборота (например, служебное, спортивное оружие) либо нахождение
которых в обороте допускается по специальному разрешению (гражданское оружие,
предназначенное для самообороны, охоты). К ограниченно оборотоспособному относятся
оружие, сильнодействующие и ядовитые вещества, наркотические и психотропные
средства. Перечень, данный в Кодексе, не является исчерпывающим. Ограничения
устанавливаются также на оборот драгоценных металлов и драгоценных камней
(ФЗ от 26 марта 1998 N 41-ФЗ "О драгоценных металлах и драгоценных камнях"
N 150-ФЗ (СЗ, 1998, N 13, ст. 1463), Закон РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1
"О валютном регулировании и валютном контроле" (Ведомости СНД и ВС РФ, 1992,
N 45, ст. 2542).
Виды ограниченно оборотоспособных объектов определяются в установленном
законом порядке.
Ограничение оборотоспособности вещи не влияет на возможность ее включения
в наследственную массу и наследование. Наследник может принять такую вещь
в качестве наследственного имущества без получения каких-либо разрешений.
2. Меры по охране входящих в состав наследства ограниченно оборотоспособных
вещей до получения наследником специального разрешения на эти вещи осуществляются
с соблюдением порядка, установленного законом для соответствующего имущества.
Так, согласно статье 20 ФЗ от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ "Об оружии" (СЗ,
1996, N 51, ст. 5681) в случае смерти собственника гражданского оружия до
решения вопроса о наследовании имущества и получения лицензии на приобретение
гражданского оружия указанное оружие незамедлительно изымается для ответственного
хранения органами внутренних дел, его зарегистрировавшими. Изымается также
боевое и служебное оружие.
3. Наследник может независимо от имеющихся ограничений принять наследство,
однако согласно статье 238 ГК, если по основаниям, допускаемым законом, в
собственности лица оказалось имущество, которое в силу закона не может ему
принадлежать, это имущество должно быть отчуждено собственником в течение
года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом
не установлен иной срок. В случаях, когда имущество не отчуждено собственником
в указанный срок, такое имущество, с учетом его характера и назначения, по
решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или органа
местного самоуправления, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему
собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную
собственность с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества, определенной
судом. При этом вычитаются затраты на отчуждение имущества.
Таким образом, если в собственности наследника окажется вещь, ограниченная
в обороте в связи с тем, что она может принадлежать строго определенным лицам,
наследник должен будет ее реализовать в установленном порядке.
Если в собственности наследника оказалась вещь, на приобретение которой
необходимо разрешение, наследник либо должен получить соответствующее разрешение,
либо реализовать это имущество управомоченным на его использование лицам.
Если наследнику, желающему оставить вещь у себя, будет отказано в его выдаче,
вещь подлежит отчуждению в порядке, предусмотренном статьей 238 ГК.

Статья 1181. Наследование земельных участков

1. Земельный участок в соответствии с п. 2 ст. 6 ЗК определяется как
часть поверхности земли (в том числе почвенный слой), границы которого описаны
и удостоверены в установленном порядке.
2. В отличие от других вещей, которые наследуются только в том случае,
если они принадлежали наследодателю на праве собственности, земельные участки
могут также наследоваться, если они принадлежали ему на основании особого
права - пожизненного наследования. Субъектами этого права могут быть только
граждане, которым предоставляются земельные участки безвозмездно и только
из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности.
Земельные участки на основании права пожизненного наследуемого владения предоставляют
гражданам в виде приусадебного участка для ведения личного подсобного хозяйства;
гражданам, решившим создать крестьянское (фермерское) хозяйство; лицам, вышедшим
из состава сельскохозяйственной организации в целях создания крестьянского
(фермерского) хозяйства.

Статья 1182. Особенности раздела земельного участка

1. Земельный участок может быть делимым и неделимым. Делимым является
земельный участок, который может быть разделен на части, каждая из которых
после раздела образует самостоятельный земельный участок, разрешенное использование
которого может осуществляться без перевода его в состав земель иной категории,
за исключением случаев, установленных федеральными законами (п. 2 ст. 6 ЗК).
2. Однако законодатель пошел по другому пути. В соответствии с п. 1 ст.
33 ЗК предельные (максимальные и минимальные) размеры земельных участков,
предоставляемых гражданам в собственность из находившихся в государственной
или муниципальной собственности земель для ведения крестьянского (фермерского)
хозяйства, садоводства, огородничества, животноводства, дачного строительства,
устанавливаются законами субъектов Российской Федерации, для ведения личного
подсобного хозяйства и индивидуального жилищного строительства - нормативными
актами органов местного самоуправления.
Очевидно, это следует объяснить тем, что количество пригодной к использованию
земли существенно различается в различных регионах Российской Федерации. Уже
в настоящее время различные регионы имеют "свои" нижние и верхние пределы
размеров земельных участков.
3. В комментируемой статье установлена процедура наследования земельного
участка в том случае, когда он не может быть разделен между наследниками в
силу того, что после раздела земельные участки будут меньше минимального размера,
установленного для участков соответствующего целевого назначения. В таких
случаях земельный участок должен переходить тому наследнику, который имеет
преимущественное право на его получение.
Поскольку в данном случае земельный участок может рассматриваться как
неделимая вещь, то преимущество будут иметь те наследники, которые имели право
общей собственности на эту вещь с наследодателем либо постоянно пользовавшиеся
ею (п. 1 и 2 ст. 1168 ГК).
Остальным наследникам должна быть предоставлена компенсация по правилам
ст. 1170 ГК (см. комментарий к ней).

Статья 1183. Наследование невыплаченных сумм, предоставленных гражданину
в качестве средств к существованию

1. В статье устанавливаются правила наследования различных видов доходов
наследодателя, объединяемых по признаку их предназначения. Они все направлены
на обеспечение наследодателя средствами к существованию. Это прежде всего
заработная плата, а также приравненные к ней платежи (например, авторский
гонорар, рентные платежи по договору пожизненного содержания с иждивением),
различные социальные выплаты (пенсии, пособия), а также платежи, уплачиваемые
в силу различных обязательств третьими лицами на содержание наследодателя
в силу договора либо на основании судебного решения. Не должны включаться
в число указанных платежей доходы по ценным бумагам (например, дивиденды по
акциям), проценты по договору банковского счета и т.п. Данные средства не
включаются в состав наследственного имущества. Право на их получение имеют
члены семьи наследодателя, проживавшими совместно с ним, а также нетрудоспособные
иждивенцы независимо от факта совместного проживания с умершим. Поскольку
со смертью получателя вышеназванных платежей обязанности по их уплате прекращаются,
речь идет только о платежах, право на получение которых возникло при жизни
наследодателя.
Статья не определяет понятия "члены семьи наследодателя". Понятие "член
семьи" раскрывается в ряде других нормативных актов. Например, статья 2 СК
в состав семьи включает супругов, родителей и детей (усыновителей и усыновленных),
а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, и других
родственников и иных лиц. Согласно статье 53 ЖК к членам семьи нанимателя
относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные
иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами
семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним
общее хозяйство. Таким образом, можно сделать вывод, что круг членов семьи
не ограничивается родственниками наследодателя по прямой восходящей и нисходящей
линии, а может, при определенных условиях, включать в себя других родственников,
а также лиц, не состоящих с наследодателем в родственных отношениях (например,
мачехи, отчимы и др.). Представляется, что лиц, не являющихся супругами и
не относящихся к числу близких родственников наследодателя (имеются в виду
родители, дети, внуки), следует признавать членами семьи наследодателя, если
они не просто совместно проживали с наследодателем, но и вели общее хозяйства
с наследодателем. Члены семьи получают указанные в пункте 1 статьи средства
независимо от того, наследниками какой очереди они являются или указаны ли
они в завещании, а также независимо от наличия или отсутствия трудоспособности
и нуждаемости. К нетрудоспособным иждивенцам относятся лица, являющиеся инвалидами,
достигшие пенсионного возраста, и несовершеннолетние лица, не достигшие возраста
трудовой дееспособности. Под нахождением на иждивении понимается получение
лицом от наследодателя средств, которые являются единственным или основным
источником существования данного лица.
В ранее действовавшем ГК РСФСР не устанавливалось особых положений по
поводу наследования невыплаченных сумм, предназначенных лицу в качестве средств
к существованию. Вместе с тем еще в Постановлении СМ СССР от 19 ноября 1984
г. N 1153 "О порядке выдачи заработной платы, не полученной ко дню смерти
рабочего или служащего" указывалось, что заработная плата, не полученная ко
дню смерти рабочего или служащего, выдается проживавшим совместно с ним членам
семьи, а также лицам, находившимся вследствие нетрудоспособности на иждивении
умершего.
2. Для принятия причитавшихся наследодателю платежей предусматривается
сокращенный по сравнению со сроком принятия наследства срок - четыре месяца.
Этот срок является пресекательным, возможности его продления не предусматривается.
Лица, перечисленные в пункте 1, по истечении этого срока смогут наследовать
лишь на общих основаниях как наследники по закону или по завещанию.
Сокращение срока получения платежей в обеспечение средств к существованию
по сравнению с общим сроком принятия наследства обусловлено тем, что, если
указанные в пункте 1 настоящей статьи лица отсутствуют либо в четырехмесячный
срок не заявят о принятии данных средств, эти средства подлежат включению
в наследственную массу.
3. Включение средств, предусмотренных в пункте 1, в состав наследственного
имущества при отсутствии лиц, которые имеют право наследовать в соответствии
с положениями настоящей статьи, либо в случае, когда они не изъявили желания
получить данные средства, в наследственную массу означает, что эти средства
будут наследоваться на общих основаниях, то есть перейдут к наследникам по
закону или по завещанию.
4. Предоставление права на получение социальных платежей членам семьи
и нетрудоспособным иждивенцам наследодателя связано с тем, что при жизни наследодателя
эти средства были бы истрачены им вместе с указанными лицами либо этим лицам
была бы передана определенная часть соответствующих сумм. Норма о получении
сумм, направленных на обеспечение средств к существованию, членами семьи и
нетрудоспособными иждивенцами является императивной и не предусматривает возможности
изменения режима наследования вышеуказанных средств. В связи с этим возникает
вопрос о соотношении данной нормы и положении статьи 1119 ГК, согласно которой
свобода завещания ограничивается правом на обязательную долю, других ограничений
по распоряжению имуществом не устанавливается. Возникает также вопрос о возможности
отстранения членов семьи и нетрудоспособных иждивенцев от получения сумм,
причитавшихся наследодателю, если они будут признаны в соответствии со статьей
1117 ГК недостойными наследниками. Учитывая, что совершение противоправных
действий, указанных в статье 1117 ГК, влечет за собой лишение права на обязательную
долю, которая выплачивается также лицам, находившимся на содержании наследодателя,
следует сделать вывод о применимости положений о недостойных наследниках и
в данной ситуации.

Статья 1184. Наследование имущества, предоставленного наследодателю государством
или муниципальным образованием на льготных условиях

1. Статья регулирует порядок наследования имущества, предоставляемого
инвалидам, а также иным лицам, нуждающимся в социальной защите, в льготном
порядке, то есть бесплатно либо по более низким, чем для остальных граждан,
ценам. К лицам, в отношении которых устанавливаются льготы на приобретение
некоторых видов имущества, относятся, в частности, инвалиды Великой Отечественной
войны, бывшие несовершеннолетние узники фашистских концентрационных лагерей.
Указанным гражданам в льготном порядке при наличии медицинских показаний могут
предоставляться специально оборудованные транспортные средства - мотоколяски,
автомобили с ручным управлением, а также иное имущество, предназначенное для
облегчения бытовых условий жизни инвалида, а также обеспечения возможности
осуществления им трудовой деятельности. В частности, норма о предоставлении
ветеранам-инвалидам транспортных средств содержится в ФЗ от 12 января 1995
года N 5-ФЗ "О ветеранах" (текст в редакции ФЗ от 02.01.2000 N 40-ФЗ от 02.01.2000
опубликован в РГ от 05.01.2000 г., N 1). Транспортные средства могут предоставляться
инвалиду в пользование либо в собственность. Если специально оборудованное
транспортное средство или иное подобное имущество было предоставлено в пользование,
то, поскольку его предоставление связано с наличием заболевания, представляется,
что после смерти инвалида это имущество подлежит возвращению государству или
соответствующему муниципальному образованию, предоставившему транспортное
средство. В случае если имущество бесплатно либо на льготных условиях было
передано наследодателю в собственность, оно включается в наследственную массу
и наследуется в соответствии с настоящим Кодексом. То есть Кодекс не предусматривает
изъятия имущества, которое было в льготном порядке передано наследодателем
лицу в собственность.

Статья 1185. Наследование государственных наград, почетных и памятных
знаков

1. Согласно Положению о государственных наградах Российской Федерации,
утвержденному Указом Президента РФ от 02.03.1994 N 442 (СА, 1994, N 10, т.
775) государственные награды Российской Федерации являются высшей формой поощрения
граждан за выдающиеся заслуги в защите Отечества, государственном строительстве,
экономике, науке, культуре, искусстве, воспитании, просвещении, охране здоровья,
жизни и прав граждан, благотворительной деятельности и иные выдающиеся заслуги
перед государством.
К государственным наградам Российской Федерации относятся звание Героя
Российской Федерации, ордена, медали, знаки отличия Российской Федерации;
почетные звания Российской Федерации, перечисленные в Положении.
2. Государственные награды не включаются в состав наследственного имущества.
Кодекс предусматривает, что порядок передачи наград после смерти наследодателя
определяется законодательством. Положение о государственных наградах устанавливает,
что в случае смерти награжденных государственные награды и документы к ним
остаются у наследников. Однако круг наследников, исходя из смысла пункта 12
Положения, определяется весьма узко - в их число включены один из супругов,
отец, мать, дети. При отсутствии наследников государственные награды и документы
к ним подлежат возврату в Управление Президента Российской Федерации по государственным
наградам. Поскольку наследниками в отношении наград законодательство признает
лишь наследников первой очереди, награды не могут быть переданы наследникам
последующих очередей.
Государственные награды и документы к ним лиц, награжденных посмертно,
передаются для хранения как память одному из наследников.
С согласия наследников по решению Комиссии по государственным наградам
при Президенте Российской Федерации государственные награды и документы к
ним умершего награжденного или награжденного посмертно могут быть переданы
государственным музеям при наличии ходатайства музея, поддержанного соответствующим
органом государственной власти субъекта Российской Федерации, или ходатайства
федерального органа исполнительной власти, в ведении которого находится музей.
Акт о принятии государственных наград соответствующий музей направляет в Управление
Президента Российской Федерации по государственным наградам. Переданные музеям
для хранения и экспонирования государственные награды не возвращаются наследникам
умершего награжденного или награжденного посмертно.
Наследники умершего награжденного, выезжающие из Российской Федерации
за границу на постоянное жительство, имеют право вывозить документы о награждении
их умершего родственника. Специальные правила устанавливаются для вывоза государственных
наград из драгоценных металлов.
3. Награды, на которые не распространяется действие вышеупомянутого Положения
- почетные, памятные и иные знаки, в том числе награды и знаки в составе коллекций,
- входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, установленных
настоящим Кодексом.
Памятные подарки (часы, наградное оружие) наследуются в порядке, установленном
для наследования соответствующих категорий вещей. К примеру, если наследуется
наградное оружие, то применяются правила статьи 1180 ГК о наследовании вещей,
ограниченных в обороте.

Раздел VI. Международное частное право

Глава 66. Общие положения

Статья 1186. Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым
отношениям с участием иностранных лиц или гражданско-правовым отношениям,
осложненным иным иностранным элементом

1. В сферу международного частного права входят частно-правовые отношения,
осложненные иностранным элементом. Центральное место среди них принадлежит
гражданско-правовым отношениям, регулируемым нормами гражданского права. Гражданским
кодексом РФ (п. 1 ст. 2) они характеризуются как имущественные и связанные
с ними личные неимущественные отношения. В значительной степени к частно-правовым
отношениям относятся семейно-брачные, трудовые, земельные отношения, которые
так же, как и гражданско-правовые, являются прежде всего имущественными и
связанными с ними личными неимущественными отношениями.
Обычно иностранные элементы подразделяются на три группы в зависимости
от того, к какому структурному элементу правоотношения они относятся.
Первая группа относится к субъектам правоотношения: его участниками выступают
физические и юридические лица разных государств;
Вторая группа относится к объектам правоотношения: оно возникает по поводу
имущества, находящегося за рубежом;
Третья группа относится к юридическим фактам, в результате которых возникают,
изменяются или прекращаются частно-правовые отношения в случае, если юридический
факт имел место за границей.
В конкретном правоотношении иностранные элементы могут присутствовать
в любом сочетании: они могут быть в одной из групп, либо в двух, либо все
три группы могут иметь иностранные элементы.
По крайней мере в первом пункте рассматриваемой статьи две группы иностранных
элементов названы прямо: субъекты и объекты. "Иные иностранные элементы" бесспорно
включают в себя юридические факты, наличие которых предусматривается во многих
статьях шестого раздела. Например, в ст. 1209 говорится о форме сделок, совершенных
за границей, в ст. 1220 говорится об обязательствах из причинения вреда за
границей и др.
2. Настоящая статья указывает в качестве первого документального акта,
в котором содержатся коллизионные нормы, подлежащие применению российскими
судами, международный договор. Международный договор не имеет прямого применения
во внутригосударственной сфере. Действие международных договоров опосредовано
национально-правовыми актами (п. 4 ст. 15 Конституции РФ). Особенность применения
унифицированных норм международного договора отражается в пространственной
сфере, предметной сфере их применения, толковании и временных рамках их действия.
Все эти признаки позволяют рассматривать унифицированные нормы международных
договоров как специальные по сравнению с другими национально-правовыми нормами.
3. Кроме настоящего Кодекса коллизионные нормы содержатся и в других
законах: Законы "О лизинге", "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации",
"О международном коммерческом арбитраже" и др. При возникновении вопроса соотношения
норм указанных законов с нормами настоящего Кодекса следует руководствоваться
п. 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся
в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу.
Что же касается соотношения норм Семейного кодекса, регулирующих семейно-брачные
отношения с иностранным элементом, с нормами настоящего Кодекса, то согласно
ст. 4 Семейного кодекса к отношениям, не урегулированным семейным законодательством,
применяется гражданское законодательство, т.е. для решения вопросов выбора
компетентного права, не решенных в Семейном кодексе, могут применяться правила,
предусмотренные настоящим Кодексом (п. 2 ст. 1186, ст.ст. 1187, 1188, 1189,
1190, 1192).
4. Обычай как источник норм международного частного права должен обладать
согласно настоящей статье двумя характеристиками: обычай должен быть санкционирован
государством (Российской Федерацией) и должен устанавливать коллизионные нормы.
Обычай делового оборота, предусмотренный п. 1 ст. 6 ГК РФ, может быть источником
международного частного права только, если он содержит коллизионную норму.
В противном случае он применяется после решения коллизионного вопроса в пользу
российского права и тем самым не отвечает целям применения настоящей статьи.
Международно-правовой обычай, сложившийся между государствами, не следует
отождествлять с обычаями международного торгового или делового оборота, сложившимися
в отношениях между физическими и юридическими лицами разных государств. Они
не имеют юридической силы и применяются только по воле участников отношений.
Однако обычаи международного торгового оборота могут быть санкционированы
государствами. В качестве примера выступает п. 2 ст. 9 Конвенции ООН о договорах
международной купли-продажи 1980 г., который предусматривает обязательное
применение (при отсутствии договоренности между сторонами договора купли-продажи
об ином) обычая, о котором стороны знали или должны были знать, который в
международной торговле известен и постоянно соблюдается в соответствующей
области торговли.
5. Согласно п. 2 ст. 28 Закона "О международном коммерческом арбитраже"
при отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право,
определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.
Таким образом, третейский суд, действующий в рамках вышеназванного закона,
не связан коллизионными нормами настоящего Кодекса и может применить по своему
усмотрению коллизионную норму иностранного государства.
6. Пункт 2 настоящей статьи закрепляет такую общеизвестную формулу прикрепления,
как закон наиболее тесной связи в качестве общего направления выбора компетентного
правопорядка для всей совокупности гражданско-правовых отношений с иностранным
элементом. Смысл ее заключается в отсутствии каких-либо формальных критериев
для избрания надлежащего правопорядка. Тем самым правопорядок устанавливается
по субъективному усмотрению суда, который принимает во внимание все обстоятельства
дела, даже те, которые не названы в качестве определяющих критериев избрания
надлежащего правопорядка в настоящем Кодексе (язык, терминология контракта,
валюта обязательства и др.). Закон наиболее тесной связи может быть применен
в случае отсутствия соответствующего коллизионного регулирования гражданско-правовых
отношений в настоящем Кодексе.
7. Пункт 3 настоящей статьи предусматривает запрет на применение коллизионных
норм, если материально-правовыми нормами международного договора Российской
Федерации полностью урегулированы вопросы, составляющие предмет спора. Такое
правило соответствует целям договаривающихся государств непосредственно применять
материально-правовые нормы международного договора, избегая противоречий с
национально-правовыми нормами. Однако данный запрет не должен распространяться
на вопросы, не урегулированные международным договором, на термины международного
договора, содержание которых нельзя определить исходя из общих принципов и
целей международного договора, соглашений договаривающихся государств, относящихся
к международному договору или достигнутым в процессе его заключения, последующих
соглашений по толкованию и применению международного договора, а также подготовительных
материалов и др. способов, предусмотренных международным правом.

Статья 1187. Квалификация юридических понятий при определении права,
подлежащего применению

1. Прежде чем применить коллизионную норму и выбрать подлежащее применению
право, необходимо сначала уяснить содержание юридических понятии, из которых
она состоит. Такие понятия могут быть заложены в объеме коллизионной нормы,
представляющей собой круг правоотношений, регулируемых подлежащим применению
правом ("форма завещания", "форма сделок", "недвижимое имущество", "исковая
давность", "дееспособность" и т.д.), и привязке коллизионной нормы, указывающей
само право, подлежащее применению к спорным правоотношениям ("место совершения
сделки", "закон места жительства" и т.д.). Вопрос квалификации юридических
понятий иногда называют "предварительным вопросом", так как он возникает до
того, как избран компетентный правопорядок, и прямо влияет на его избрание.
Наиболее распространенный способ разрешения конфликта квалификации -
квалификация по праву страны суда. Данный способ закреплен в настоящей статье
как общее правило квалификации юридических понятий.
Право страны суда (российское право) применяется во всех случаях толкования
юридических понятий, из которых состоят привязки российских коллизионных норм,
если иное не предусмотрено законом.
Исключением из этого общего правила является определение принадлежности
имущества к недвижимому или движимому имуществу по праву страны, где это имущество
находится, согласно п. 2 ст. 1205 ГК РФ.
2. Квалификация юридических понятий по праву страны суда имеет ряд недостатков.
Так, представляется затруднительным дать толкование институту иностранного
права, который вообще отсутствует в отечественном праве. В этом случае пункт
2 настоящей статьи предусматривает возможность применения второго способа
квалификации юридических понятий - по праву страны, с которым связано правоотношение
в целом. В качестве условий применения второго способа указаны случаи, когда
понятия, требующие квалификации, не известны российскому праву или известны
в ином словесном обозначении либо с другим содержанием и не могут быть определены
посредством толковании в соответствии с российским правом. Таким образом,
применение второго способа не предусмотрено, когда его применение также оправдано
с точки зрения логики и эффективности правоприменительной практики: когда
все или большая часть фактических обстоятельств связаны с правом одного государства
(применяется закон наиболее тесной связи) или когда известно право, которому
отношение подчинено в целом (применяется статут правоотношения: обязательственный,
статут деликтных обязательств, наследственный статут). Кроме того, второй
способ подлежит применению по усмотрению суда.
3. Обращение к известному в науке международного частного права третьему
способу квалификации юридических понятий - "автономной квалификации" не предусмотрено
в настоящей статье. Однако следует принимать во внимание обязательность квалификации
юридических понятий материально-правовых норм и коллизионных норм международных
договоров по правилам толкования международных договоров (см. комментарий
к ст. 1186 ГК РФ). Например, Венская конвенция 1980 г. раскрывает понятие
договора международной купли-продажи. Данные правила толкования могут рассматриваться
как одно из проявлений "автономной квалификации".

Статья 1188. Применение права страны с множественностью правовых систем

Установленные настоящей статьей правила применения правовых систем называются
интерлокальными коллизиями. Во времена существования СССР они назывались межреспубликанскими
коллизиями.
Интерлокальные коллизии связаны с наличием государств, в которых существуют
административно-территориальные единицы с самостоятельными подсистемами права.
Обычно эти государства с федеративным устройством, субъекты которого имеют
свои отличающиеся по содержанию системы частного права.
При применении права страны с множественностью правовых систем возникает
дополнительный вопрос, право какого территориального образования нужно применить.
Ответ на этот вопрос может дать правовая система только того государства,
которая избрана, так как выбор права конкретного государства означает выбор
правовой системы этого государства в целом. Поэтому любой вопрос, связанный
с применением иностранного права, должен решаться с позиции иностранного права.
В случае невозможности определения права территориального образования
в рамках избранной правовой системы применяется правовая система, с которой
отношение наиболее тесно связано. Как видно, решение этого вопроса непосредственно
вытекает из общего направления выбора компетентного правопорядка для всей
совокупности гражданско-правовых отношений с иностранным элементом, предусмотренного
в ст. 1186 ГК РФ. К примеру, если российский суд должен применять избранное
иностранное право так, как оно применяется у себя на родине, то и вопрос,
какую из подсистем иностранного права нужно применить, должно решить само
иностранное право. Если невозможно определить такую правовую систему, то применяется
правовая система, с которой отношение наиболее тесно связано.

Статья 1189. Взаимность

1. Категория взаимности играет наиболее важную роль при определении правового
положения иностранных физических и юридических лиц, при правовом регулировании
иностранных инвестиций, отношений, связанных с интеллектуальной собственностью,
а также в сфере международного гражданского и арбитражного процесса.
Перед российским судом может встать проблема: должен ли он признавать
и применять иностранное право, если в этом иностранном государстве не признается
и не применяется российское право? Является ли наличие взаимности обязательным
условием применения иностранного права или иностранное право применяется в
силу юридически обязательного предписания отечественной коллизионной нормы?
Настоящая статья предусматривает применение иностранного права в Российской
Федерации независимо от того, применяется ли в соответствующем иностранном
государстве к отношениям такого рода российское право, за исключение случаев,
когда применение иностранного права на началах взаимности предусмотрено законом.
Таким образом, можно сделать следующие выводы:
- применение иностранного права не зависит от взаимности. Данное правило
рассматривается как принцип международного частного права;
- соблюдение взаимности может быть предусмотрено отдельными законами,
и тогда норма иностранного права должна применяться только при наличии взаимности.
2. Пункт 2 настоящей статьи предусматривает презумпцию наличия взаимности.
Если применение нормы иностранного права поставлено в зависимость от взаимности,
то считается, что взаимность существует до тех пор, пока не будет доказано
обратное.

Статья 1190. Обратная отсылка

1. Природа обратной отсылки лежит в различном содержании национальных
коллизионных норм различных государств. Следствием этого могут быть случаи,
когда иностранное право, избранное на основании отечественной коллизионной
нормы, отсылает обратно или к праву третьего государства. Таким образом, причины
возникновения обратной отсылки заключаются в рассмотрении подлежащего применению
права как единой системы, в которую входят материально-правовые нормы и коллизионные
нормы. Последствия столкновения коллизионных норм различных правовых систем
могут быть двух видов: положительными коллизиями и отрицательными коллизиями.
Положительные коллизии означают, что два или более государств рассматривают
конкретное правоотношение с иностранным элементом предметом регулирования
своего собственного права. Отрицательные коллизии означают, что ни одно государство,
с которым связано правоотношение, не рассматривает его как "свое", считая,
что оно должно регулироваться иностранным правом.
2. Пункт 1 настоящей статьи устанавливает общий принцип отрицательного
отношения к институту обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства.
Любая отсылка к иностранному праву рассматривается как отсылка к материальному,
а не к коллизионному праву соответствующей страны. Такая же норма предусмотрена
в ст. 28 Закона "О международном коммерческом арбитраже".
3. Исключением из общего правила решения проблемы обратной отсылки, предусмотренной
настоящей статьей, является разрешение применения обратной отсылки только
к российскому праву и только по ограниченному кругу гражданско-правовых отношений,
а именно: связанных с правовым положением физического лица. Причем в пункте
2 настоящей статьи эти отношения не только названы, но и перечислены путем
указания на определенные статьи. Поэтому указанный перечень вопросов, к которым
может быть применимо правило обратной отсылки, является исчерпывающим и не
подлежит расширенному толкованию. Согласно пункту 2 настоящей статьи в совокупности
с другими статьями настоящего Кодекса обратная отсылка применима при выборе
компетентного права по следующим вопросам: при определении правоспособности
физического лица (ст. 1196), при определении дееспособности физического лица
(ст. 1197), при определении прав физического лица на имя (ст. 1198), при установлении
опеки и попечительства (ст. 1199), при признании физического лица безвестно
отсутствующим и объявлении его умершим (ст. 1200).
Возможность применения обратной отсылки даже по вышеназванному перечню
случаев разрешается по усмотрению суда.
4. Возможность применения обратной отсылки может быть предусмотрена и
в международных договорах Российской Федерации, которые обладают преимущественной
силой перед национально-правовыми нормами. Так, например, Женевская конвенция
о разрешении некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях 1930
г., устанавливая, что применимым законом для определения способности лица
обязываться по векселю является национальный закон лица, допускает отсылку
последнего закона к закону другой страны. Тем самым разрешается применение
как обратной отсылки, так и отсылки к праву третьего государства.

Статья 1191. Установление содержания норм иностранного права

1. Одним из принципов осуществления правосудия является обязательное
знание судьей своего права. Иностранное же право судья не обязан знать.
Общей концепцией отношения к иностранному праву в соответствии с настоящей
статьей выступает установление судом содержания его норм в соответствии с
их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в соответствующем
иностранном государстве. Таким образом, российский суд обязан применить нормы
иностранного права и установить их содержание в отличие от судов англо-американской
системы, которые рассматривают иностранное право как фактическое обстоятельство,
подлежащее доказыванию сторонами, а не как юридически обязательные предписания.
Неправильное установление иностранного права и вследствие этого неправильное
его применение влечет отмену судебного решения. Так, например, согласно Постановлению
Президиума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2000 г. N 106пв-2000 Президиум
Верховного Суда РФ установил ошибочность толкования судом первой инстанции
иностранного права, базирующегося на односторонних ссылках на отдельные статьи
английского закона, в отрыве от прочтения всего законодательного акта. Президиум
Верховного Суда РФ согласился с доводами английских экспертов, представляющих
процессуального оппонента по спору, которые детально проанализировали английское
законодательство с точки зрения официального толкования и практики его применения.
В результате определение Московского городского суда было отменено, и дело
было направлено на новое рассмотрение.
2. Настоящая статья дает примерный перечень организаций, которые могут
оказать содействие суду в установлении содержания иностранного права. В этот
перечень входит Министерство юстиции РФ, иные компетентные органы или организации
за границей. Суд может также воспользоваться помощью экспертов. Не исключено
обращение в научно-исследовательские учреждения, дипломатические и консульские
представительства за рубежом.
Порядок обращения в Министерство юстиции и Министерства юстиции к учреждениям
юстиции иностранных государств установлен Постановлением Президиума Верховного
Совета СССР от 21 июня 1988 г. "О мерах по выполнению международных договоров
СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам".
3. Значительную роль в установлении содержания иностранного права играют
международные договоры Российской Федерации. Так, Минская конвенция о правовой
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993
г., заключенная между государствами СНГ, предусматривает, что центральные
учреждения юстиции Договаривающихся сторон представляют друг другу сведения
о действующем или действовавшем на их территориях внутреннем законодательстве
и о практике его применения учреждениями юстиции. Аналогичные положения содержатся
в договорах о правовой помощи с рядом иностранных государств (Венгрия, Италия,
Польша и др.). Европейская конвенция об информации относительно иностранного
законодательства 1968 г. предусматривает создание в каждом договаривающемся
государстве "получающего учреждения" и "препровождающего учреждения". В качестве
такого органа может выступать соответствующее министерство юстиции. Обязательное
требование предъявления запроса: он должен исходить от судебного органа и
только, если судебное разбирательство начато. Запрос должен быть составлен
на языке запрашиваемого государства или же сопровождаться переводом на этот
язык. Информация, приведенная в ответе на запрос, не влечет за собой никаких
юридических последствий для судебного органа, от которого исходит запрос.
Таким образом, российский суд при установлении содержания иностранного права
может не ограничиваться ответом на запрос и не рассматривать его как окончательный
и достаточный для применения иностранного права.
4. Настоящей статьей также предусмотрено представление сторонами документов,
подтверждающих содержание норм иностранного права, в целях оказания содействия
суду по установлению содержания иностранного права. Данная норма служит уточнением
общего правила установления содержания иностранного права и не является возложением
бремени доказывания содержания норм иностранного права на стороны. Возложение
бремени доказывания указанных норм может быть осуществлено судом по требованиям,
связанным с ведением предпринимательской деятельности. Однако как в первом,
так и во втором случаях суд оставляет за собой право окончательной оценки
предоставленных доказательств по установлению содержания иностранного права.
5. При установлении содержания иностранного права у суда и сторон могут
возникнуть многочисленные трудности, связанные не только с толкованием и применением
иностранного права, но получение необходимой информации в разумные сроки.
Настоящей статьей не предусмотрен срок установления содержания иностранного
права. Не предусмотрен срок для ответа на запрос об информации и в Европейской
конвенции об информации относительно иностранного законодательства 1968 г.
Согласно ст. 12 Конвенции ответ на запрос об информации направляется как можно
быстрее. Если, однако, подготовка ответа требует длительного времени, получающее
учреждение информирует об этом запрашивающее иностранное учреждение, и, если
возможно, указывает при этом вероятную дату направления ответа. Таким образом,
разумный срок должен исчисляться с момента получения получающего учреждения
в другой стране запроса без учета времени прохождения его через российские
учреждения (Министерство юстиции), иначе весь процесс международного сотрудничества
по установлению содержания иностранного права не имеет смысла.
6. Юридическим последствием невозможности установления содержания иностранного
права в разумные сроки является применение российского права. Настоящая статья
закрепляет право суда самостоятельно оценивать достаточность и достоверность
информации, представленную им компетентными органами в Российской Федерации
и за границей, экспертами, сторонами по делу, для установления содержания
иностранного права, а также продолжительность срока, который является разумным
для получения такой информации. Из содержания предыдущих пунктов следует,
что российский суд должен руководствоваться при применении иностранного права
информацией по его содержанию, отвечающей следующим требованиям: официальному
толкованию норм иностранного права, практике их применения и доктрине, связанной
с исследованием содержания этих норм в соответствующем иностранном государстве.
Если информация, представленная вышеназванными органами или лицами, не отвечает
этим требованиям, или представлена информация противоположного содержания,
и суд не имеет возможности установить их правильность или ошибочность, суд
должен применить российское право.

Статья 1192. Применение императивных норм

1. Применение императивных норм представляет собой отражение общей концепции
оговорки о публичном порядке и является положительной (позитивной) формой
такой оговорки. Позитивная оговорка о публичном порядке подразумевает наличие
определенной совокупности норм отечественного права, которые в силу особого,
принципиального значения для государства, в котором может быть применено иностранное
право, должны применяться независимо от отсылки отечественной коллизионной
нормы к иностранному праву. Проблема применения императивных норм отечественного
права может возникать как на стадии выбора иностранного права, так и на стадии
отмены арбитражных решений российских третейских судов, основанных на иностранном
праве, признания и исполнения иностранных судебных решений и иностранных арбитражных
решений на территории Российской Федерации. Правила настоящей статьи предусматривают
применение императивных норм на первой стадии, т.е. на стадии выбора российским
судом иностранного права. На второй стадии соблюдение императивных норм российского
права входит в понятие публичного порядка Российской Федерации и является
его составной частью. Такой подход следует из юридической природы этих норм
и места, которые они занимают в российской системе права. До момента вступления
в силу настоящей статьи можно было говорить только о нормативно-правовом закреплении
негативной формы оговорки о публичном порядке, предусмотренной в ст. 158 Основ
ГЗ.
2. Под императивными нормами законодательства Российской Федерации в
настоящей статье прежде всего понимаются гражданско-правовые нормы, т.к. публично-правовые
нормы применяются всегда в силу их территориального характера. Причем не все
императивные нормы российского права сохраняют свое действие независимо от
применения иностранного права. Настоящая статья имеет в виду только те нормы,
которые по степени важности стоят выше обычных императивных норм российского
права. В целях отличия от обычных императивных норм их можно назвать сверхимперативными
нормами.
Обладание нормами свойством императивности по смыслу, придаваемому настоящей
статьей (сверхимперативные нормы), проявляется вследствие прямого указания
об этом в них самих. Например, независимо от подлежащего применению иностранного
права в отношении формы сделки форма внешнеэкономической сделки, стороной
которой является российское лицо, подчиняется российскому праву, предусматривающему
обязательную письменную форму (п. 2 ст. 1209 ГК РФ и п. 3 ст. 162 ГК РФ).
Также обладание нормами свойством императивности по смыслу, придаваемому
настоящей статьей, проявляется ввиду их особого значения для обеспечения прав
и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота. В качестве
примера из таких норм можно привести основополагающий принцип российского
гражданского права - соразмерность неустойки последствиям нарушения договорных
обязательств, предусмотренный в ст. 333 ГК РФ. Согласно данной статье, если
подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств,
суд вправе уменьшить неустойку. Вследствие огромной важности соблюдения данного
принципа судебная практика заменила право суда на его обязанность уменьшать
неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства
согласно Информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 14 июля 1997 г. N 17 "Обзор практики применения арбитражными
судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации". Соблюдение принципа
соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства представляет
собой гарантию от причинения серьезного ущерба интересам общества и государства,
выраженную в создании препятствий для взыскания с российских юридических лиц
и предпринимателей необоснованных и неоправданно завышенных договорных неустоек,
имеющих карательный характер.
3. Второй пункт настоящей статьи предусматривает возможность защиты публичного
порядка иностранного государства. В отличие от защиты отечественного публичного
порядка российский суд может, а не обязан принять во внимание императивные
нормы права другой страны, имеющей тесную связь с рассматриваемыми в судебном
разбирательстве отношениями сторон. При этом суд должен учитывать назначение
и характер таких норм, придаваемых им иностранным правом, а также последствия
их применения или неприменения с точки зрения российского права.
Как и в отношении отечественного публичного порядка применение императивных
норм иностранного права является ограничением автономии воли сторон или статута,
регулирующего спорное правоотношение. Таким образом, при рассмотрении возможности
применения пункта 2 настоящей статьи российский суд может столкнуться с необходимостью
исследовать как минимум три правовые системы: право, регулирующее спорное
правоотношение сторон; право, тесно связанное с таким правоотношением, российское
право.

Статья 1193. Оговорка о публичном порядке

1. Избранное на основе отечественной коллизионной нормы иностранное право
не применяется, и субъективные права, возникшие под действием иностранного
права, не получают защиты, если такое применение или такая защита противоречат
публичному порядку данного государства.
Оговорка о публичном порядке является одним из основополагающих принципов
международного частного права.
Настоящая статья предусматривает применение оговорки о публичном порядке
при выборе иностранного права, подлежащего применению к регулированию правоотношений
сторон. Однако, как и правило относительно применения императивных норм (ст.
1192 ГК РФ), оговорка о публичном порядке применяется при отмене арбитражных
решений, основанных на иностранном праве, исполнении иностранных судебных
поручений, признании и исполнении иностранных судебных и арбитражных решений.
2. Оговорка о публичном порядке может быть двух видов: позитивная и негативная
оговорка. Позитивная оговорка подробно рассмотрена в комментарии к ст. 1192
ГК РФ. Негативная оговорка в отличие от позитивной исходит из содержания иностранного
права: иностранное право, которое следует применить по предписанию национальной
коллизионной нормы, не должно применяться, так как оно или его отдельные нормы
несовместимы с публичным порядком этого государства.
Оговорка о публичном порядке была закреплена в предыдущем законодательстве
- ст. 158 Основ ГЗ. В настоящее время она закреплена также в ст. 167 Семейного
кодекса РФ, ст. 436 ГПК РСФСР, пп. 2 п. 2 ст. 215 АПК РФ.
Под публичным порядком настоящая статья подразумевает "основы правопорядка".
Это понятие включает в себя основополагающие, фундаментальные принципы российского
права, прежде всего конституционные, а также частно-правовые и гражданско-процессуальные,
общепринятые принципы морали, на которые опирается российский правопорядок,
законные интересы российских граждан и юридических лиц, российского общества
и государства, защита которых является основной задачей правовой системы страны,
общепризнанные принципы и нормы международного права, являющиеся частью российской
правовой системы, включая международно-правовые стандарты прав человека.
Неприменение норм иностранного права на основании нарушения публичного
порядка возможно только в исключительных случаях. Это указание требует от
суда серьезного обоснования в каждом конкретном случае, необходимость применения
оговорки о публичном порядке.
3. Судебной практикой и научной доктриной были сформулированы ограничения
применения оговорки о публичном порядке, некоторые из которых нашли свое отражение
в настоящей статье. Обращение к оговорке о публичном порядке обусловливается
не противоречием самих иностранных норм права основам отечественного правопорядка,
а последствиями их применения: суд вправе применить оговорку только тогда,
когда применение норм иностранного права может привести к результату, нарушающему
публичный порядок. Также в настоящей статье содержится указание на то, что
отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан лишь на
отличии правовой, политической или экономической системы иностранного государства
от отечественной системы. В ранее действовавшей норме права (ст. 158 Основ
ГЗ) говорилось лишь об отличиях политической и экономической систем.
В качестве нового ограничителя выступает указание в настоящей статье
на то, что применение иностранного права явно несовместимо с национальным
правопорядком. Требование явной несовместимости обязывает суд доказать, что
существует несовместимость без всяких сомнений, и тем самым исключает широкое
применение оговорки о публичном порядке.
4. Если в результате применения оговорки о публичном порядке отказано
в применении нормы иностранного права, применяется соответствующая норма российского
права. Однако, исходя из предусмотренной в ст. 1186 ГК РФ возможности применения
в качестве общего субсидиарного правила закона наиболее тесной связи, можно
предположить, что если спорное отношение теснее связано не с российским, а
с другим иностранным правом, то будет применено другое иностранное право.
Правда, это правило не должно применяться при решении судом вопроса об отмене
арбитражного решения, основанном на иностранном праве, признании и исполнении
иностранного судебного или арбитражного решения на территории Российской Федерации.

Статья 1194. Реторсии

Под реторсией понимается применение ответных мер компетентным органом
одного государства на ограничения прав своих граждан и юридических лиц, принадлежащих
к этому государству, которые существуют в другом государстве. Таким компетентным
органом в Российской Федерации является Правительство Российской Федерации.
Именно орган исполнительной власти, а не суд оценивает положение российских
граждан и юридических лиц за границей и решает вопрос о применении реторсии.
Чтобы ограничения имущественных и личных неимущественных прав российских
граждан и юридических лиц, существующие в другом государстве, рассматривались
в качестве оснований для применения ответных ограничений Правительством Российской
Федерации, необходимо установить факт причинения ущерба интересам Российского
государства в целом, а не интересам конкретных граждан или юридических лиц.
Ограничения имущественных и личных неимущественных прав должны касаться
только российских граждан и юридических лиц или вытекать из существа установленных
ограничений. Создание неблагоприятных условий для граждан и юридических лиц
ряда стран на основании изменения экономической политики, проведения правовой
реформы, а не государственной принадлежности указанных лиц, не должно являться
основанием для установления реторсии.
В этой связи очень сложно установить основания для применения реторсии
в случае формирования неблагоприятной для российских граждан или юридических
лиц судебной практики иностранного государства. Так как каждое решение по
судебному делу обусловлено особенным составом фактических обстоятельств, что
не позволяет явно выявить неблагоприятное отношение к гражданам и юридическим
лицам тех или иных государств.

Глава 67. Право, подлежащее применению при определении правового
положения лиц

Статья 1195. Личный закон физического лица

1. Личный закон физического лица является общим правилом определения
права, регулирующего правовое положение физического лица. В соответствии с
настоящим Кодексом личным законом физического лица определяется гражданская
правоспособность физического лица (ст. 1196 ГК РФ), гражданская дееспособность
физического лица (ст. 1197 ГК РФ), право физического лица на имя (ст. 1198
ГК РФ), установление и отмена опеки и попечительства над несовершеннолетними,
недееспособными или ограниченными в дееспособности совершеннолетними лицами,
обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) (ст. 1199
ГК РФ). Таким образом, для определения права, регулирующего все эти вопросы,
будет применяться представленная в настоящей статье вся "шкала" привязок,
сформулированных в виде критериев личного закона физического лица.
Ранее действовавшими Основами ГЗ не было закреплено в нормативно-правовом
плане понятие личного закона физического лица. Поэтому часть из перечисленных
выше вопросов регулировалась специальными коллизионными нормами. Понятие личного
закона физического лица существовало только в научной доктрине.
2. В качестве общего критерия определения личного закона физического
лица является его гражданство, т.е. правовая связь физического лица с определенным
государством. В силу этого личный закон физического лица - это право страны,
гражданином которого это лицо является.
Согласно Закону РФ "О гражданстве Российской Федерации" под иностранным
гражданином понимается лицо, обладающее гражданством иностранного государства
и не имеющее гражданства Российской Федерации. В случае предоставления физическим
лицом наличия подобной правовой связи с иностранным государством и отсутствием
правовой связи с Российской Федерацией его личным законом будет считаться
право соответствующего иностранного государства.
3. Гражданин Российской Федерации может одновременно иметь гражданство
иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным
законом или международным договором. Однако в целях определения личного закона
физического лица решающее значение будет иметь лишь принадлежность этого лица
к Российском государству: его личным законом будет российское право. В этом
случае неважно, признает ли Российская Федерация правомочность приобретения
российским гражданином гражданства иностранного государства (двойное гражданство)
или нет. Для решения коллизионной проблемы путем выбора российского права
достаточно подтверждения только российского гражданства.
4. Иностранный гражданин может иметь место жительства в Российской Федерации.
Под местом жительства понимается место, где лицо постоянно или преимущественно
проживает согласно ст. 20 ГК РФ.
Во всяком случае именно таким образом российский суд должен квалифицировать
понятие "место жительства физического лица" согласно ст. 1187 ГК РФ. Таким
образом, временное место пребывания физического лица в гостинице, санатории
не может рассматриваться как его последнее место жительства. Ключевым способом
определения последнего места жительства физического лица является установление
его намерения рассматривать свое место нахождения как постоянное, а не временное.
Данное намерение физического лица-иностранца может быть выражено в получении
им разрешения на постоянное проживание и вида на жительство, последующей регистрации
его на территории Российской Федерации по месту жительства или, наоборот,
опровергнуто в случае выдачи российской визы и регистрации его по месту пребывания.
Трудностей для определения намерения иностранных граждан, въезд которых обусловлен
выдачей российской визы, не возникает, так как при ее оформлении подтверждается
временный характер пребывания иностранного гражданина на территории Российской
Федерации. Данный вывод вытекает из оценки норм Закона СССР от 24 июня 1981
г. N 5152-Х "О правовом положении иностранных граждан в СССР" и Федерального
закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации
и въезда в Российскую Федерацию" (с изменениями от 18 июля 1998 г., 24 июня
1999 г.). Примером правового регулирования регистрации иностранных граждан,
имеющих право на безвизовый въезд в Россию, служит законодательство субъектов
РФ - Закон г. Москвы от 9 июля 1997 г. N 33 "Об условиях пребывания в Москве
иностранных граждан, имеющих право на безвизовый въезд в Россию" (с изменениями
от 5 сентября 2001 г.).
В случае невозможности установления намерения физического лица-иностранца
рассматривать свое место нахождения как постоянное или временное, российский
суд должен самостоятельно оценить все фактические обстоятельства дела. Конституционный
Суд РФ в своем Постановлении от 15 января 1998 г. N 2-П "По делу о проверке
конституционности положений частей первой и третьей статьи 8 Федерального
закона от 15 августа 1996 года "О порядке выезда из Российской Федерации и
въезда в Российскую Федерацию" в связи с жалобой гражданина А.Я.Аванова" признал
противоречащей Конституции правоприменительную практику органов внутренних
дел и судов рассмотрения места жительства как факта, подтвержденного регистрацией.
Таким образом, в случае постоянного или преимущественного проживания
иностранного гражданина в России его личным законом будет считаться российское
право. Данная норма, как и пункт 2 настоящей статьи, предусматривающая отсылку
к отечественному праву, представляет попытку распространить действие российского
права на вопросы, связанные с положением физического лица, который, хотя и
не связан с Российской Федерацией отношениями гражданства, но связан постоянным
или преимущественным местом своего проживания. Это своего рода нововведение,
т.к. в Основах ГЗ личный закон иностранного гражданина определялся только
по иностранному праву, как права страны, гражданство которой имело это физическое
лицо.
5. До сих пор в комментарии к настоящей статье рассматривались случаи
наличия двойного гражданства. Если лицо является гражданином нескольких иностранных
государств, его личным законом считается право страны, в которой это лицо
имеет место жительство. Исходя из буквального толкования данной нормы правило
об определении личного закона лица, имеющего несколько иностранных гражданств,
не пересекается с правилом об определении российского права в качестве личного
закона иностранного гражданина, постоянно или преимущественно проживающего
в Российской Федерации. Во-первых, лицо не может иметь место жительства по
смыслу российского права в различных государствах. Во-вторых, для целей распространения
более широкого действия российского права на случаи, указанные в настоящей
статье, не имеет значения, сколько иностранных гражданств имеет лицо, постоянно
или преимущественно проживающее в Российской Федерации.
6. Согласно Закону РФ "О гражданстве Российской Федерации" под лицом
без гражданства понимается лицо, не принадлежащее к гражданству Российской
Федерации и не имеющее доказательств принадлежности к гражданству другого
государства. В этом случае настоящая статья так же, как и в случае с лицом,
имеющим несколько иностранных гражданств, отсылает к праву страны, в которой
это лицо имеет место жительства.
7. Согласно Федеральному закону Российской Федерации "О беженцах" под
беженцем понимается лицо, которое не является гражданином Российской Федерации
и которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований
по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности
к определенной социальной группе или политических убеждений находится вне
страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой вследствие
таких опасений, или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны
своего прежнего обычного место жительства в результате подобных событий, не
может или не желает вернуться в нее вследствие таких опасений. Для этой категории
лиц личным законом будет считаться право страны, предоставившей убежище.

Статья 1196. Право, подлежащее применению при определении гражданской
правоспособности физического лица

1. Гражданская правоспособность физического лица - способность лица иметь
гражданские права и нести обязанности, возникающие с момента рождения.
Способность иностранного гражданина иметь права и нести обязанности определяется
в соответствии с той правовой системой, которой он принадлежит либо по критерию
гражданства, либо по критерию места жительства, и в соответствии с правовой
системой страны своего пребывания в момент возникновения спорных вопросов
относительно правового статуса. Иначе говоря, иностранный гражданин находится
в двойном правовом подчинении: праву "своего" государства (по признаку гражданства
или места жительства) и праву государства пребывания.
С одной стороны, настоящая статья закрепляет в качестве общего принципа
определения правовой системы, регулирующей правоспособность физического лица,
личный закон физического лица. Правила определения личного закона физического
лица изложены в комментарии к ст. 1195 ГК РФ. С другой стороны, на иностранных
граждан и лиц без гражданства распространяется действие национального режима.
Суть этого принципа заключается в предоставлении гарантии иностранным гражданам
и лицам без гражданства пользоваться в Российской Федерации таким же объемом
прав с одновременным возложением на них соответствующих обязанностей, каким
пользуются российские граждане, за исключениями, предусмотренными законом
Российской Федерации.
2. Применение принципа национального режима предусматривает возможность
как расширения способности иностранных граждан и лиц без гражданства иметь
права и обязанности путем неприменения действующих в иностранном праве, являющегося
их личным законом, запретов, так и ограничения способности вышеназванных лиц
предусмотренными в российском законодательстве. В первом случае иностранный
гражданин или лицо без гражданства может приобрести права, которые не были
бы ему предоставлены его личным законом, во втором случае иностранный гражданин
или лицо без гражданства, наоборот, не смог бы воспользоваться правами, предоставленными
ему личным законом вследствие существующих ограничений в российском законодательстве,
касающихся иностранных граждан и лиц без гражданства.
Исключениями из национального режима в области гражданско-правовых отношений
составляют запрет на занятие иностранными гражданами и лицами без гражданства
должностей, представляющих важность для защиты интересов общества и государства
в силу получения физическими лицами государственной власти или выполнения
профессиональных функций, связанных с повышенной опасностью для общества,
на приобретение в собственность участков континентального шельфа, недр, лесного
фонда, ограничения на осуществление архитектурной деятельности, сельскохозяйственной
деятельности и др.

Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской
дееспособности физического лица

1. По общему правилу гражданская дееспособность физического лица определяется
в соответствии с его личным законом. Правила определения личного закона физического
лица подробно рассмотрены в комментариях к ст. 1195 ГК РФ. Из общего правила
определения дееспособности физического лица в соответствии с его личным законом
есть несколько исключений, предусмотренных в других статьях настоящего Кодекса:
способность лица нести ответственность за причиненный вред определяется статутом
обязательства (деликта) из причинения вреда (ст. 1219, ст. 1220 ГК РФ), способность
лица к составлению и отмене завещания определяется по праву страны, где завещатель
имел место жительства в момент составления такого завещания или акта (ст.
1224 ГК РФ).
В целом настоящая статья воспроизводит общеизвестные правила определения
дееспособности физических лиц, т.к. основными критериями определения личного
закона для иностранцев является их гражданство, а для лиц без гражданства
- их место жительства. Данные критерии закреплены в Минской конвенции о правовой
помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993
г. и двусторонних договорах Российской Федерации о правовой помощи, например
с Польшей.
2. В качестве особого исключения из общего правила определения гражданской
дееспособности физического лица настоящая статья предусматривает случаи применения
права места совершения сделки, если физическое лицо не обладает гражданской
дееспособностью по своему личному закону. Эта норма носит субсидиарный характер
по отношению к общему правилу определения дееспособности иностранного или
российского гражданина, т.к. она применяется только тогда, когда его личный
закон дает отрицательный ответ по вопросу его дееспособности. Эта норма расширяет
ранее действовавшее правило (ст. 160 Основ ГЗ) о применении советского права
при определении гражданской дееспособности иностранных граждан и лиц без гражданства
в отношении сделок, совершаемых в СССР. Односторонняя привязка к праву страны
суда была преобразована в двустороннюю привязку коллизионной нормы. Тем самым
с момента вступления в силу части третьей настоящего Кодекса будут учитываться
не только интересы отечественных граждан и юридических лиц, но и иностранных.
Установление общего критерия при применении субсидиарной нормы позволяет говорить
об объективности российского законодателя и принципе равного отношения к субъектам
гражданского права независимо от государственной принадлежности, что отвечает
интересам стабильности торгового оборота.
Однако предусмотренная в настоящей статье субсидиарная норма должна рассматриваться
как общая норма в отношении тех исключений из личного закона физического лица,
которые были рассмотрены выше. Тем самым при возникновении вопроса о применении
надлежащего права приоритет должен быть отдан специальным коллизионным нормам,
определяющим способность лица нести ответственность за причиненный вред (ст.
1219, ст. 1220 ГК РФ), способность лица к составлению и отмене завещания (ст.
1224 ГК РФ).
3. Обоснованность признания судом российского гражданина, постоянно и
преимущественно проживающего на территории Российской Федерации, недееспособным
или ограниченно дееспособным в соответствии с российским правом не вызывает
сомнений. Проблема возникает, когда такое решение необходимо принимать в отношении
иностранного гражданина или лица без гражданства. В комментарии к настоящей
статье не рассматриваются вопросы об установлении подсудности подобного рода
дел, признания и приведения в исполнение российских судебных решений за границей,
конфликта судебных решений двух стран о признании физического лица недееспособным
или ограниченно дееспособным. Такие вопросы могут решаться путем определения
подсудности по критерию гражданства физического лица, наличия процедуры уведомления
судом места жительства физического лица суда его гражданства в качестве обязательной
предпосылки начала судебного процесса о признании физического лица недееспособным
или ограниченно дееспособным. Данные нормы закреплены в ст. 24 Минской конвенции
о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным
делам 1993 г.
Настоящая статья, как и ранее действовавшее правило Основ ГЗ, предусматривает
отсылку к праву страны суда при решении вопроса о признании физического лица
недееспособным или ограниченно дееспособным. Таким образом, основания для
ограничения дееспособности, порядок признания физического лица недееспособным
или ограниченно дееспособным определяются судом, по российскому праву.

Статья 1198. Право, подлежащее применению при определении прав физического
лица на имя

1. Имя физического лица связано с его индивидуализацией как личности
в обществе. Без индивидуализации физического лица невозможно говорить о приобретении
им прав и несении обязанностей.
Имя физического лица может состоять из фамилии, имени и отчества. Однако
даже в рамках одной национальной системы существуют различные обычаи по сокращенному
или, наоборот, полному употреблению имени в зависимости от правил делового
этикета и общепринятых в определенной социальной группе правил общения. Так,
например, в сообщениях на телевидении о выступлениях официальных должностных
лиц используется только упоминание о фамилии и имени человека, а в случаях
полного совпадения имени, фамилии и отчества (часто встречающегося среди родственников)
к фамилии или имени и отчеству прибавляется слово "старший" или "младший".
В некоторых странах принято вместо отчества называть человека его "вторым"
именем, используемым в кругу семьи, друзей и т.д.
Настоящая статья представляет собой чуть ли не единственный пример квалификации
юридического понятия не в соответствии с правом страны суда, закрепленным
в п. 1 ст. 1187 ГК РФ. Исходя из особенностей различных национальных культур
квалификация понятия имени, полноты его обозначения как достаточное для идентификации
физического лица должна осуществляться в соответствии с личным законом этого
физического лица.
2. В качестве правила определения права физического лица на имя, его
использование и защиту выступает личный закон физического лица, если иное
не предусмотрено настоящим Кодексом или другими законами.
Использование имени при создании произведений науки, литературы, искусства
путем использования вымышленного имени (псевдонима) или отказ от использования
подлинного либо вымышленного имени вообще регулируется законодательством об
авторском праве и смежных правах. В качестве общего принципа выбора надлежащего
права, регулирующего авторские и смежные права, международными договорами
Российской Федерации и внутренним законодательством предусмотрено распространение
на иностранных граждан национального режима, т.е. применения права страны
суда.
Защита доброго имени является одним из способов защиты нематериальных
благ. При причинении вреда физическому лицу, связанному с распространением
сведений, порочащих честь, достоинство, доброе имя физического лица. В этом
случае право, регулирующее соответствующие отношения, определяется в соответствии
с законом обязательства (деликта) из причинения вреда, предусмотренного ст.
1219 ГК РФ.

Статья 1199. Право, подлежащее применению к опеке и попечительству

1. Как правило, опека и попечительство устанавливается в силу возрастных
характеристик лица, признаваемого несовершеннолетним, либо психического состояния
лица, либо в силу той его антисоциальной деятельности, которая может нанести
ущерб его интересам и интересам общества. В различных государствах по-разному
определяется возраст, до достижении которого лицо считается недееспособным
или ограниченно дееспособным. Что же касается определения антисоциальной деятельности,
то в каждой стране сами критерии ее определения могут отличаться друг от друга
в зависимости от позиции государства и общества. В российском праве таким
критерием выступает злоупотребление лицом спиртными напитками или наркотическими
средствами (ст. 33 ГК РФ). В других государствах такими критериями могут выступать
расточительство лица (Франция, Италия и др.), привлечение к уголовной ответственности
в виде лишения свободы (Германия). Таким образом, для подтверждения оснований
установления или отмены опеки и попечительства необходимо определить право,
подлежащее применению к этим вопросам. Таким правом выступает личный закон
лица, в отношении которого устанавливается или отменяется опека или попечительство.
Правила определения личного закона физического лица подробно рассмотрены в
комментарии к ст. 1195 ГК РФ.
2. Сложность применения предусмотренной в настоящей статье коллизионной
нормы связана с тем, что российское право обусловливает установление опеки
и попечительства вынесением решения суда о признании физического лица недееспособным
или ограниченно дееспособным (ст. ст. 32 и 33 ГК РФ). Согласно п. 3 ст. 1197
ГК РФ признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или
ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.
Проблема несоответствия двух коллизионных норм: п. 3 ст. 1197 ГК РФ и
п. 1 ст. 1199 ГК РФ не возникает в случае установления или отмены опеки и
попечительства над лицом, имеющим российское гражданство или постоянно или
преимущественно проживающее на территории Российской Федерации. Однако эта
проблема возникает в случае постановки вопроса об установлении опеки или попечительства
в отношении иностранного гражданина, не имеющего места жительства в России.
В случае признания его в Российской Федерации недееспособным или ограниченно
дееспособным по российскому праву возникает обязанность суда сообщить о принятом
решении органу опеки и попечительства по месту жительства такого лица (ст.
34 ГК РФ). Однако орган опеки и попечительства иностранного государства может
не рассматривать основания признания этого лица недееспособным или ограниченно
дееспособным в качестве оснований для установления опеки и попечительства.
3. Личным законом лица, в отношении которого устанавливается либо отменяется
опека или попечительство, регулируется порядок установления опеки и попечительства,
включая определение органов опеки и попечительства, правомочные решать подобные
вопросы, основания установления опеки и попечительства, требования к личным
качествам опекуна (попечителя), основания и порядок отмены или прекращения
опеки и попечительства.
4. Некоторые из указанных пробелов в коллизионном регулировании могут
решаться путем установления специальных норм в международных договорах Российской
Федерации. Примером тому могут служить Договоры между Российской Федерацией
с Республикой Эстонии и Республикой Молдовы о правовой помощи и правовых отношениях
по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. Согласно этим договорам
компетентным органом, полномочным решать все вышеназванные вопросы, является
орган опеки и попечительства Договаривающейся стороны, гражданином которой
является опекаемое лицо или лицо, находящееся под попечительством. Также предусмотрена
возможность передачи компетентным органом опеки и попечительства соответствующему
органу другой Договаривающейся стороны, в котором лицо имеет место жительство
или место пребывания.
5. Обязанность опекуна (попечителя) принять опеку (попечительство) определяется
по личному закону лица, назначаемого опекуном (попечителем). В случае выбора
российского права как личного закона опекуна и попечителя действует п. 3 ст.
35 ГК РФ: опекун или попечитель может быть назначен только с его согласия.
6. Привязка коллизионной нормы, установленной для регулирования отношений
между опекуном (попечителем) и лицом, находящимся под опекой (попечительством),
повторяет коллизионные нормы международных договоров Российской Федерации
о правовой помощи, рассмотренных выше. Такой привязкой является право страны,
учреждение которой назначило опекуна (попечителя). Однако в данных международных
договорах содержится ограничение полномочий органа опеки и попечительства
страны, в которой опекаемое лицо или лицо, находящееся под опекой, имеет место
жительства или место пребывания. Орган опеки и попечительства не вправе выносить
решения по вопросам личного статуса лица, не может дать разрешение на заключение
брака, необходимое по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином
которой является опекаемое лицо или лицо, находящееся под попечительством.
Настоящая статья предусматривает возможность отсылки к российскому праву,
если лицо, находящееся под опекой (попечительством), имеет место жительства
в Российской Федерации и если российское право более благоприятно для этого
лица. При определении благоприятности для лица, находящегося под опекой (попечительством),
необходимо иметь в виду нормы российского права, защищающие его интересы:
обязанность опекунов и попечителей несовершеннолетних лиц проживать совместно
со своими подопечными, заботиться о содержании, обучении, воспитании своих
подопечных (несовершеннолетних лиц) (ст. 36 ГК РФ), порядок распоряжения имуществом
подопечного (ст. 37 ГК РФ) и др.

Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица
безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим

1. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно
отсутствующим и при объявлении физического лица умершим, регулирует следующий
круг вопросов: основания признания физического лица безвестно отсутствующим,
включая срок его отсутствия и отсутствия в месте его жительства сведений о
месте его пребывания (ст. 42 ГК РФ), основания объявления физического лица
умершим, включая срок его отсутствия и отсутствия в месте его жительства сведений
о месте его пребывания, а также обстоятельства, с которыми суд может связывать
сокращение данного срока (ст. 45 ГК РФ). Все эти вопросы определяются российским
судом по российскому праву, вследствие чего ссылка на вышеназванные статьи
настоящего Кодекса применяется судом во всех случаях рассмотрения подобных
дел.
2. Так как институт признания физического лица безвестно отсутствующим
и объявления физического лица умершим существует не во всех правовых системах
мира, решение российского суда может быть исполнимо только в Российском государстве
и странах, в которых этот институт известен.
Вследствие этого в объем настоящей коллизионной нормы, т.е. признание
физического лица безвестно отсутствующим и объявления физического лица умершим,
не входят вопросы, связанные с последствиями признания этого лица безвестно
отсутствующим и объявления его умершим. В Российском государстве последствия
признания физического лица безвестно отсутствующим и объявления его умершим
наступают автоматически с момента вынесения судебного решения на основании
материально-правовых (ст. 43 ГК РФ и ст. 45 ГК РФ) и процессуальных норм российского
законодательства. В качестве вышеназванных последствий могут выступать установление
доверительного управления имуществом физического лица - при признании его
безвестно отсутствующим (ст. 43 ГК РФ), установления дня смерти физического
лица и возникновение отношений по наследованию его имущества - при объявлении
физического лица умершим (ст. 45 ГК РФ). В иностранном государстве при признании
и приведении в исполнение российского судебного решения будут учитываться
следующие факты: наличие международного договора - для признания установленного
российским судом факта признания физического лица безвестно отсутствующим
или объявления его умершим, содержание своего (иностранного) права для определения
последствий, вытекающих из российского судебного решения.
3. В целях придания смысла признания физического лица безвестно отсутствующим
и объявления его умершим не только в стране суда, но и в иностранном государстве,
в котором у этого физического лица может находиться имущество, Российской
Федерацией заключен ряд международных договоров о правовой помощи. В международных
договорах с Эстонией и Молдовой (см. комментарий к ст. 1199 ГК РФ) эта проблема
решается путем установления подсудности подобного рода дел суду той страны,
гражданином которой являлось лицо в то время, когда оно по последним сведениям
было в живых. Также в этих договорах предусмотрена возможность рассмотрения
данных вопросов судом той страны, в которой проживают лица, подавшие соответствующее
ходатайство и имеющие свои права и интересы при решении данных вопросов согласно
праву этой страны. Выбор подсудности в каждом из перечисленных случаев определяет
выбор подлежащего применению права.
В других международных договорах Российской Федерации о правовой помощи
содержится точный перечень лиц, имеющих свои права и интересы при решении
вопросов признания физического лица безвестно отсутствующим и объявления его
умершим, вид этих прав и интересов (Договор с Польшей 1996 г.), предусматривается
замена критерия гражданства на критерий последнего места жительства (Договор
с Румынией 1958 г.).

Статья 1201. Право, подлежащее применению при определении возможности

<<

стр. 3
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>