<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Ласточка
быстрота
черепаха
медленно
14.
Луг
трава
лес
деревья
15.
Инвалид
костыль
близорук:
ий очки
16.
Чулки
штопать
одежда
одевать
17.
Свет
тьма
молчание
рассказ
18.
Лиса
хитрость
лев
сила
19.
Машинист
ка рукопись
слесарь
доски
20.
Палец
кольцо
ухо
сережка
21.
Вулкан
землетрясе
»ние река
вода
22.
Минута
час
сутки
месяц
23.
Школа
ученик
больница
больные
24.
Задача
решение
вопрос
ответ
25.
Колос
зерно
соты
мед
26.
Борозда
борона
колея
от колес
27.
Яд
заболевание
лекарство
вылечив ание
28.
Еда
обжорство
вино
смерть
29.
Художник
картина
писатель
книга
30.
Поезд
рельсы
автомобиль
дорога
31.
Море
вода
небо
облака
32.
Колбаса
мясо
сыр
сметана
33.
Урод
красота
дурак
умный
34.
Море
капля
толпа
из людей
35.
Магазин
продавец
библиотека
библиотекарь
36.
Море
река
площадь
улицы
37.
Часы
время
градусник
измеритель

VII. По образцам заданий, выполненных Витей X. (13 ле восстановите возможные инструкции, цели и задачи созда| телей этих методик.
1)

2)


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ
— Каждое утро я говорю себе Здравствуй' Мне это помогает жить
(Из разговора)
§ 1. Методологические основы организации психологической коррекции____
Выбор исходной теоретической позиции для оказания профессионального воздействия на внутренний мир другого человека представляет для практического психолога главный момент в решении вопроса о содержании взаимодействия с клиентом и пользователем.
Принятие решения о психологической коррекции и путях ее осуществления определяется представлением психолога о содержании своей коррективной работы. В дальнейшем изложении материала мы будем исходить из того, что психологическая коррекция — это обоснованное воздействие психолога на дискретные характеристики внутреннего мира человека, то есть психолог имеет дело с конкретными проявлениями желаний, переживаний, познавательных процессов и действий человека. Воздействие оказывается на основании теоретического представления о норме осуществления действий, о норме содержания переживаний, о норме протекания познавательных процессов, о норме целеполагания в том или ином конкретном возрастном периоде.
Практический психолог пользуется психодиагностической информацией для сопоставления ее с теоре-
тическими данными о закономерностях возрастного развития и составляет программу коррекционной работы с конкретным человеком или группой людей. Другими словами, психолог, занимающийся коррекцией, работает по следующей схеме:
• что есть?
• что должно быть?
• что надо сделать, чтобы стало должное?
Основной научной категорией, направляющей ре шение этого вопроса, является категория нормы психического развития, которая позволяет обосновать системный переход к работе практического психолога.
Представляется существенно важным выделить i этой категории следующие уровни ее анализа:
• нейропсихологический;
• общепсихологический;
• возрастно-психологический.
На первом, нейропсихологическом уровне практи ческий психолог, анализируя психодиагностическю данные, может сделать заключение о мозговой орга низации исследуемого явления (А. Р. Лурия1, Е.Д. Хом екая и др.). Знание о функциональной организации мозга, о локальных поражениях мозга и основных принципах локализации функций позволяет выбрать адекватные средства и способы воздействия в коррекционной работе.
Общепсихологический уровень анализа содержания нормы психического развития предполагает использование данных об основных закономерностях и механизмах функционирования внутреннего мира человека.
Возрастно-психологический уровень анализа содержания нормы психологического развития позволяет конкретизировать общепсихологические данные и индивидуализировать их изучение практическим психологом.
Конечно, практическому психологу не надо заменять работу нейропсихолога. Работа в контакте специалистов разного профиля — условие эффективности при проведении психологической коррекции.
Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М., 1973.
Шишдтесш шррщш
Тем не менее основные сведения из области нейропсихологии должны составлять основу исходных теоретических построений практического психолога. Какие это данные?
Прежде всего, это данные об основных функциональных блоках мозга — блоке регуляции тонуса и бодрствования; блоке приема, переработки и хранения информации и блоке программирования, регуляции и контроля сложных форм поведения — и их взаимодействии. Кроме того, необходимо знание об основных синдромах локальных нарушений мозга. Напомним основные сведения из этой области.
Блок регуляции тонуса и бодрствования, как и все блоки мозга, имеет иерархическое строение и состоит из надстроенных друг над другом корковых зон следующих типов: первичные, куда поступают импульсы с периферии и откуда они направляются обратно, вторичные, где происходит переработка получаемой информации или подготовка соответствующих программ, и третичных, которые обеспечивают наиболее сложные формы психической деятельности, требующие совместного участия многих зон мозговой коры.
Источники активации, которые регулируются ретикулярной формацией, различными ее частями,— это:
• обменные процессы организма, лежащие в основе гомеос-таза (внутреннего равновесия организма) и инстинктивных процессов;
• поступление в организм раздражении из внешнего мира, что приводит к появлению ориентировочного рефлекса.
В аппаратах ретикулярной формации имеются специальные механизмы, обеспечивающие тоническую форму активации, источником которой является, главным образом, приток возбуждения от органов чувств.
Как морфологическими, так и морфофизиологичес-кими исследованиями показано, что, наряду со специфическими сенсорными и двигательными функциями, кора головного мозга имеет и неспецифические активирующие функции. Она может оказывать как активирующие, так и тормозящие влияния на нижележащие нервные образования. Нисходящие от коры волокна являются тем аппаратом, посредством которого высшие отделы мозговой коры, непосредственно участвующие в формировании намерений и планов, управля-
ют работой нижележащих аппаратов ретикулярной формации таламуса и ствола.
Таким образом, практическому психологу в исследовании вопроса о коррекции гипоактивности и гипе-рактивности необходимо опираться на эти данные, которые показывают, что аппараты блока регуляции тонуса и бодрствования не только тонизируют кору, но и сами испытывают ее дифференцирующее влияние, Этот блок работает в тесной связи с высшими отделами мозга.
Блок приема, переработки и хранения информации расположен в задних отделах новой коры мозга и включает в себя зрительную (затылочную), слуховую (височную) и общечувствительную (теменную) области. Его первичные зоны обладают высокой моральной специфичностью. Вторичные зоны способствуют превращению соматотопической проекции в функциональную организацию поступающей информации Кора, входящая в состав этих вторичных зон, подчиняется трем законам:
1) она построена иерархически, поэтому нарушение в раннем возрасте низших зон коры приводит к недоразвитии:
более высоких зон коры. У взрослого ведущее место переходит к высшим зонам коры;
2) закон убывающей специфичности иерархически построенных зон коры. Вторичные зоны обладают уже меньшей модальной специфичностью;
3) закон прогрессивной латерализации функций, то естч связи функций с определенным полушарием мозга пс мере перехода от первичных зон коры к вторичным и за тем третичным зонам. На сегодняшний день эта проблеме доминантности полушарий очень актуальна и находи! свое отражение во многих педагогических теориях'.
А.Р. Лурия (1973 г.) отмечал, что абсолютная доми-нантность левого полушария встречается далеко не всегда, и таким образом, закон латерализации имее! лишь относительный характер.
Итак, принцип убывающей модальной специфичности функционального блока приема, переработки и хранения информации и принцип возрастающей функ-
' См.. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асим метрии человека. — М., 1988.
8[i»mm8Ciai щщщ
циональной латерализации обеспечивают возможность наиболее сложных форм работы мозга, лежащих в основе его познавательной деятельности, структурно связанных с речью.
Эти данные позволяют практическому психологу выработать обоснованное отношение к проблеме функциональной асимметрии человека и использовать его в коррекционной работе. Включение этих данных в диагностический материал, как показывает практика, обязательно, так как оно дает основание для изучения средств и способов построения человеком психологического пространства (А.И. Мещеряков, 1972) и психологического времени своей жизни.
Блок программирования, регуляции и контроля сложных форм деятельности — это лобные доли человека. Анализ их роли в организации психической жизни человека выступает с очевидностью при анализе локальных поражений мозга при исследовании «лобного синдрома». При наблюдении нейро-психолога за решением обследуемых сложных задач диагностически наиболее точно проявляются особенности «лобного синдрома» — поражения лобных долей мозга (А.Р. Лурия, Л.С. Цветкова, 1966; 1968). Остановимся кратко на вариантах «лобного синдрома».
• Нарушение как дезорганизация поведения, регулируемого речью. Это проявляется в патологической инертности самих речевых процессов, в утрате их регулирующей роли, в невозможности развернутого спонтанного высказывания;
" Повышенная расторможенность психических процессов, лишающая человека возможности целенаправленно и планомерно организовывать свою интеллектуальную деятельность;
• Пониженное бодрствование, снижение критики, то есть нарушение аппарата акцептора действия, обеспечивающего контроль за протеканием сознательных процессов.
Первый вариант «лобного синдрома» связан с нарушением наружных (конвенситальных) и нижневнутренних (медиобазальных) отделов лобной коры. Второй вариант «лобного синдрома» определяется нарушениями в базальных (или орбитальных) и медиальных отделах лобных долей мозга.
При поражении медиальных отделов лобных долей мозга возникает описанный выше третий вариант «лобного синдрома».
Знание этой симптоматики позволяет практичес. кому психологу использовать в коррекционной работе данные о мозговых травмах клиента для адекватного выбора содержания взаимодействия с ним.
Локальные нарушения мозга могут быть вызваны разными причинами: опухоль, травма и др. Практическому психологу важно ориентироваться на адекватное представление об основной симптоматике «лобного синдрома», чтобы своевременно устанавливать контакты со специалистами смежных специальностей.
Остановимся еще на вариантах «височного синдрома», знание о которых необходимо для адекватного анализа средств и способов психической активности человека. Как и другие отделы мозга, височная область представляет собой высокодифференцирован-ную систему; поэтому в зависимости от локализации поражения (и его тяжести) могут возникать одинаковые по характеру и степени нарушения психических процессов.
Первый вариант «височного синдрома» — это поражение верхних отделов левой височной области, которое ведет к нарушениям фонематического слуха, вторичным результатом которого является трудность понимания смысла слов, нарушение называния предметов, дефекты экспрессивной речи, фонематическая и лексическая стороны речи нарушены, а интонационно-мелодическая сторона остается, как правило, сохраняя нарушение письма (требующее звукового анализа слова). Характерно, что нарушение речевого слуха не ведет к нарушениям музыкального слуха, сохраняется способность к пению, что может входить компонентом в коррекционную работу.
При нарушении средних отделов левой височной области возникает нарушение слухоречевой памяти («акустико-мнестическая афазия»). Это проявляется в «отчуждении смысла слов» — слова родного языка воспринимаются недифференцированно, перестают пониматься достаточно ясно. Так, слово «голос» звучит то как «голос», то как «холост» или «холст». Родная речь воспринимается как иностранная. Это сопровождает-
Псншдпшши щщщ
ся отчетливым нарушением удержания серии слов, состоящих иногда всего лишь из 2—3 элементов. Этот феномен не проявляется при воспроизведении письменно предъявленных слов, а также при перекодировании слухового ряда в зрительный. Приведенные данные позволяют использовать их для выбора средств в коррекционной работе.
Синдром «акустико-мнестической афазии» сопровождается заметным нарушением развернутого вербального (дискурсивного) мышления.
Получение необходимой психологической информации для определения синдрома представлено в следующем параграфе.
Третий вариант «височного синдрома» проявляется при поражении задних отделов левой височной области. Главный симптом — нарушена комескативная функция речи (называние предметов), возможность вызвать по названному слову зрительные представления. Грубый распад возможности изобразить названный предмет, при полной сохраненной возможности срисовать его («оптическая афазия»).
При поражении левой доли (контраст у правшей) височной области речевой слух сохранен, а музыкальный слух нарушается. Данных об этой левой височной области очень мало.
Итак, данные из нейропсихологии позволяют практическому психологу прибегать к ним для решения вопроса о происхождении исследуемой симптоматики. Ответ на вопрос о происхождении исследуемых им особенностей чувств, мыслей, желаний и действий обследуемого, кроме обращенности к их мозговой организации, предполагает и использование общепсихологического знания о механизмах и закономерностях внутреннего мира человека.
Как показывает практика, большое значение имеют общепсихологические знания о строении активности человека, о строении разных видов активности — Деятельности и основных единиц деятельности — действий.
Эти знания важны как для самого психолога, так и Для клиента, так как клиент во взаимодействии с психологом имеет дело с такими понятиями, как результат своего действия или деятельности, как план своего
[lili »
действия, как средства и способы его выполнения, и другими компонентами структуры деятельности. Происходит во взаимодействии с психологом очень часто, так как в большинстве случаев клиент ориентирован на конкретный желаемый результат общения с психологом как изменение в проявлении его чувств, мыслей, желаний или возможностях действия.
Остановимся кратко на основных структурных моментах активности человека, знание о которых и возможности выделения делают работу по психологической коррекции обоснованной.
Основные понятия психологической теории деятельности разрабатываются в отечественной психологии в работах Л.С. Выготского, С.Л. Рубинштейна, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии, А.В. Запорожца, П.Я. Гальперина, В.В. Давыдова и многих других.
Деятельность всегда представляет собой предметное преобразование по реализации специально построенного замысла. В ней всегда есть эти основные структурные элементы — планирование, исполнение, контроль, которые отличаются содержательно. Планирование, целеполагание — это самостоятельная активность, отличающая активность человека от других видов активности, существующих в природе. С этого основного момента отличия и начинается построение схемы анализа любой деятельности, которая в виде вопросов может быть описана так:
1) Какой цели достигает человек благодаря данному действию?
2) Анализировал ли он условия ее достижения, то есть ставил ли перед собой задачу7
3) Зачем человек ставит эти задачи? Какие у него мотивы? Что его побуждает к постановке этих задач и определенных целей? Мотив — это конкретизированная потребность, которая выражается в тех или иных предметах.
4) Достаточно ли у человека самокритичности как корректировки своих действий при достижении цели?
5) Достаточно ли воли и выдержки, чтобы цели окончательно достигнуть?
Это — схема анализа поведения как деятельности, которая раскрывает ее структуру. Обозначим ее еще раз. Итак, в структуру деятельности входят: цели, установки, задачи, мотивы, потребности, средства и способы ак-
тивности, которые позволяют человеку осуществить планирование, исполнение и контроль.
Виды деятельности человека отличаются по их предмету, пользуясь классификацией Д.Б. Эльконина, их можно разделить на две большие группы:
1) деятельности с общественным предметом (предметно-ма-нипулятивная, учебная, труд) и
2) деятельности с человеком как с общественным предметом (непосредственно-эмоциональное общение, игра, личностное общение).
Понимание предметного содержания деятельности дает возможность практическому психологу с большей достоверностью планировать свои воздействия, то есть решать вопрос о том, что имеет для клиента наибольшее развивающее значение в конкретный момент его жизни.
Действие является единицей деятельности и на конкретном материале в виде конкретных целей, условий, задач и т. и., воспроизводит структуру деятельности.
Понятие действия позволяет содержательно анализировать процесс интериоризации средств и способов психической активности как уровней освоения действия, подробно описанных в работах П. Я. Гальперина. Это:
мотивационный уровень;
планирование разного вида;
уровень громкой речи;
громкая речь про себя;
внутренняя речь;
умственное действие.
Данные об уровне выполнения конкретного действия (чтения, письма, физического упражнения и т. п.) позволяют практическому психологу при осуществлении коррекции целенаправленно и осознанно переводить действие с уровня на уровень, добиваясь его отработки до приобретения необходимых качеств — осознанности, обобщенности, автоматизированное™.
Анализ способов выполнения действий, а также средств, которыми может пользоваться клиент, вводит в работу психолога важнейшую характеристику деятельности — ее опосредованный характер. Способы могут быть разной степени обобщенности и осознан-
ности. Это же в полной мере относится и к средствам. Работа практического психолога с этими параметрами средств и способов делает для него доступными механизмы психической деятельности человека.
Практический психолог имеет дело и с психофизиологическим уровнем в структуре деятельности — это физиологические особенности психических процессов. Работы Н.А. Бернштейна открывают уникальную возможность анализа психофизиологических уровней активности, исследуя качественные особенности каждого уровня. Без подробного знания этих работ у практического психолога не будет целостного представления о природе активности, понятие «модели потребного будущего» — основа для построения и его личной теории коррекционной работы.
Кроме указанных общепсихологических оснований, психолог, занимающийся коррекцией, должен решить для себя на основе этического профессионального кодекса вопрос о мере воздействия на другого человека. Он имеет дело с нормальным, здоровым человеком, который нуждается в совершенствовании характеристик своего внутреннего мира. Кто отвечает за результат коррекции? Каковы возможные пути их достижения?
Думается, что ответ на эти вопросы выглядит так:
психолог отвечает за обоснованность программы коррекции, за ее осуществление отвечает клиент и пользователь программы.
Коррекция осуществляется с преимущественной ориентацией на собственные резервы клиента. Для этого их надо знать. И это знание дает возрастная психология, описывающая закономерность и механизмы психического развития человека.
Нам представляется в этом плане важным обсуждение в литературе вопроса об общем психическом и личностном развитии человека (А.В. Асмолов, В.В. Сталин, В.В. Давыдов, B.C. Мухина и др.), которые позволяют использовать в практической работе понятие об интегральных и дискретных характеристиках внутреннего мира человека.
Считаем важным подчеркнуть еще раз, что при осуществлении психологической коррекции большое внимание уделяется именно дискретным характеристикам внутреннего мира человека. Важен факт несовпадения личностных показателей развития и показателей
общего психического развития, который позволяет осуществить психологу профессионально ориентированную рефлексию на содержание взаимодействия с клиентом, обосновать для него свои профессиональные возможности и ограничения.
Понятие об основных психических новообразованиях, которое существует в отечественной психологии, позволяет рассматривать их в качестве теоретических обобщений, необходимых для решения вопроса о резервах развития человека. Напомним основные из них.
Возрастные психические новообразования
Возраст
Содержание психических новообразований
0-1 г.
преднамеренные действия, подражание
1-3 г.
овладение предметами действия (соотносящими и орудийными) активная речь, самосознание
3-6 л.
использование символов, ориентация на обобщенные нормы, появление познаватеньных задач; соподчинение мотивов; условно-динамическая позиция
6-10 л.
произвольность, внутренний план действий, рефлексия
11-15л.
чувство взрослости; выработка «кодекса товарищества», ориентация на возрастную и социальную норму интеллектуализации
15-18 л.
самосознание; юношеский максимализм; жизненные планы, мировоззрение

Среди этих психических новообразований есть те, которые отражают общее психическое развитие (произвольность, внутренний план действий, рефлексия, интеллектуализация психической активности и др.), и те, которые отражают личностное развитие человека (в первую очередь, самосознание, жизненные цели и перспективы, мировоззрение). Возможность работы с этими показателями в коррекционной работе основывается на понимании их происхождения, понятия о ведущей деятельности, о социальной ситуации развития, о кризисах развития, может быть одной из теоретических, методических основ для организации психологической коррекции.
Безусловно, важным является понятие и о «зоне ближайшего развития» (Л. С. Выготский), которое по-
зволяет анализировать содержание задач во взаимодействии людей разного возраста.
Каждый практический психолог создает аксиоматику в подходе к профессиональной деятельности, Важно, чтобы она была отрефлексирована им в виде обобщенной теории, а значит, доступна для обсуждения и оценки коллегами.
§ 2. Особенности получения психологической информации для организации психологической коррекции_______
Анализ опыта практической работы показывает, ч-i психологическую информацию для организации псЫ хологической коррекции мы можем получить и исполм зовать только тогда, когда решим вопрос о содержа") нии нормы анализируемого явления. Вот несколько примеров:
• что надо сделать, чтобы ребенок читал так быстро, ка1 все дети в его классе;
• что надо сделать, чтобы увеличить объем памяти;
• что надо сделать, чтобы научиться точно поражать цель I тире;
• что надо сделать, чтобы сосредоточиться быстро на своев работе...
Это все вопросы на оказание психологической помощи через психологическую коррекцию, то есть через воздействие на дискретные характеристики внутреннего мира человека, которые являются относительно независимыми друг от друга.
Как решить эти задачи? Представляется два пути:
1) ориентированный на усредненное представление о норме решения подобных задач («В этих случаях надо делал так-то») и
2) путь, ориентированный на индивидуальные возможности совершенствования человека. Оба эти пути не исключаю! друг друга, но тем не менее существуют как относительно независимые. Если психолог будет придерживаться первого из них, то его коррекционная работа будет связана с поиском и созданием универсальных технологий коррекции и ему будет нужна только та психологическая информация, которая отражает закономерности, например, психометрические данные. Но если он будет в большей степени ориентирован на второй путь, то для него главным в работе будет освоение теоретического подхода, обеспечивающего построение индивидуализированных программ коррекции, в этом случае он будет больше внимания уделять содержанию своей профессиональной позиции и сбору индивидуализированной психологической информации о клиенте (например, через применение клинических методов).
Первый путь получения психологической информации, назовем его предельно обобщенным, предполагает обращенность психолога к людям вообще. Этот подход ярко представлен в знаменитых работах Д. Кар-неги, которые даже в названиях предполагают пси-хокоррекционные эффекты улучшения, изменения разных особенностей своего внутреннего мира. Этот подход основан на предельно обобщенных знаниях о дискретных характеристиках внутреннего мира человека и невольно обеспечивает его индивидуальность, его интегративные свойства, что нашло свое отражение, например, в работе Э. Шострома, который и назвал ее «Анти-Карнеги», или в работе П. Вацлавика «Как стать несчастным без посторонней помощи».
Остановимся кратко на содержании одного из текстов Д. Карнеги и их критике. Это представляется важным для понимания психологической информации, которую необходимо использовать в психологической коррекции.
Если мы попытаемся описать суть подхода Д. Карнеги, то он выглядит так: соблюдайте правила и все будет хорошо.
Другая позиция может быть выражена примерно так: будьте самим собой и будет хорошо не только вам.
Обратимся к конкретным примерам из тестов, чтобы увидеть, какую психологическую информацию получают и используют их авторы. Д. Карнеги: «Шесть правил, соблюдение которых позволяет понравиться людям.
Правило 1. Искренне интересуйтесь другими людьми.
Правило 2. Улыбайтесь.
Правило 3. Помните, что имя человека — это самый сладостный и самый важный для него звук на любом языке.
Правило 4. Будьте хорошим слушателем. Поощряйте других говорить о самих себе
глш к
№11Ж»1ес1ш шцщш
Правило 5. Говорите о том, что интересует вашего собеседника. Правило 6. Внушайте вашему собеседнику сознание его
значимости и делайте это искренне »'.
А вот П. Вацлавик: «Но почему, спросите вы, кто-то должен по собственному желанию играть для меня ту или иную заданную роль?.. Поскольку в любом «тайном сговоре», молчаливом соглашении предполагается, что другой по своему собственному желанию и выбору должен в точности соответствовать той роли, которая ему отводится, то в конце концов совершенно неизбежен уже описанный нами выше парадокс под названием «Будь самим собой! Веди себя непосредственно!»2.
Эти два отрывка из тестов не требуют особых комментариев, достаточно, на наш взгляд, самого факта всемирного успеха как тестов Д. Карнеги, так и теста П. Ва1у\авика, которые говорят о том, что они достига-ют своей цели —помогают людям Думае'1йя, что это происходит за счег того, что и та и другая психологическая информация достоверны, и практический психолог в своей коррекционной работе может адекватно использовать ее в работе с нормальным, психически здоровым человеком.
Психологическую информацию практический психолог может получить в предельно обобщенном виде, как информацию о людях вообще, и использовать ее в своей работе в виде советов-поучений, составляя таким образом универсальные коррекцией-ные программы.
Так строятся задания и по психотренингу — одному из вариантов коррекционной работы, направленному на решение конкретных задач совершенствования внутреннего мира человека. Психотренинг осуществляется через решение человеком задач, ориентированных на оптимизацию его действий (Н. Цзен, Ю. М. Иванов и др.). Психотренинг не предлагает часто нового мировоззрения, новой позиции по отношению к себе, он приводит к повышению результативности деятельности человека, а это, в свою очередь, влияет на интегральные свойства его внутреннего мира — самосознание, в первую очередь.
Советы-поучения как коррекционная программа достигают своего эффекта благодаря наличию во внутреннем мире нормального человека всеобщих механизмов и закономерностей психической жизни. В этом плане материалом для психологической коррекции могут быть афоризмы, пословицы, поговорки. Достаточно в качестве примера привести слова М.Э. де Монте-ня', чтобы убедиться в этом: «В общем, можно вывести заключение, что открывать свое сердце состраданию свойственно людям снисходительным, благодушным и мягким, откуда проистекает, что к этому склоняются скорее натуры более слабые, каковы женщины, дети, простолюдины. Напротив, оставаться равнодушным к слезам и мольбам и уступать единственно из благоговения перед святынею доблести — есть проявление души сильной и непреклонной, обожающей мужественную твердость, а также упорной. Впрочем, на души менее благородные то же действие могут оказывать изумление и восхищение».
Обобщенная информация о человеке, которой может пользоваться психолог, характеризует не только его профессиональный, но и общекультурный уровень. Другая стратегия получения психологической информации предполагает обязательную обращенность к данным психодиагностики и построение на их основе коррекционной работы.
По мнению известного психолога, работающего в области психодиагностики, К.М. Гуревича2, наиболее эффективны могли бы быть коррекционные программы умственного развития, которые основываются на данных психодиагностики. Объясняет он это тем, что, как правило, коэффициенты валидности методик, измеряющих уровень умственного развития, выше, чем соответствующие коэффициенты методик, диагностирующих черты личности, установки и т. п.
' Карнеги Д. Как завоевать друзей...— Минск, 1990.— С. 120. 2 йацлаянк П. Как стать несчастным без посторонней помощи.— Минск, 1990. С 72—73
' Монтень М.Э. Опыты. — М., 1991. — С. 37. 2 Гуревич К.М. Принцип коррекционности в методиках психологической диагностики // Научно-методические основы использования в школьной психологической службе конкретных психо- <гг Диагностических методик. — М., 1988. 103
Гмн v
Методики, измеряющие интеллект, как инструменты констатации, пригодны для того, чтобы путем повторного применения обнаружить изменения во внутреннем мире человека. Содержательная релевантность диагностических методик на изменение интеллекта состоит в том, что как сами понятия, которые в них применяются, так и те признаки, которые им предстоит вычленить, чтобы установить нужные логические отношения, должны находиться в соответствии с деятельностью испытуемого.
Главную роль в сближении умственного развития человека с нормативными требованиями современности приобретает оперирование признаками не каких-нибудь понятий, а базовых понятий, основных в системе современного знания, и установление между ними заданных логических отношений.
Введение принципа коррекции в диагностические методики, по мнению К. М. Гуревича, должно побуждать исследователя, конструирующего тест, заимствовать из школьных программ ряд ключевых понятий, которые отражают прогрессивные тенденции современной науки. По мере изменения программы обучения надо обновлять материал теста, чтобы можно было раскрыть в полной мере соответствие деятельности школьника нормативам, воплощенным в школьных программах.
Таким образом, получение индивидуализированной психологаческой информации для организации коррек-ционной работы идет в двух направлениях:
1) построение нормативов и
2) изучение соо гветствия индивидуальных характеристик внутреннего мира человека этому нормативу.
Где может взять психолог данные для построения нормативов выполнения действий, содержания чувств, параметров мышления, характера целей человека? Один из ответов на этот вопрос — в данных о возрастных особенностях человека, в данных об особенностях развития различных относительно независимых сторон внутреннего мира человека — памяти, мышления, воображения и т. п.
Например, при исследовании готовности детей к школьному обучению применяется банк методик, одна из них методика «Сапожки» (Н. И. Гуткина). Эта методика позволяет выявить как актуальный уровень процесса обобщения у ребенка, так и зону его ближайшего развития. В методике несколько заданий, которые автор называет для ребенка загадками. При интерпретации результатов индивидуальной работы ребенка автор исходит из следующих закономерностей, выявленных в ходе массового обследования:
• умение применять правило на новом конкретном материале показывают 88%, 12% выполняют это задание с помощью взрослого, 2% детей не выполняют это задание;
• умение осуществлять эмпирическое обобщение показывают 66% детей, 14% из них выполняют задание с помощью взрослого, а 20% детей не выполняют это задание;
• умение абстрактного мышления показывают 61% детей, 16% из них выполняют задание с помощью экспериментатора, а 21 % не справились с заданием.
Эти стратегические данные и составляют для автора основу для введения в интерпретацию результатов коррекционного материала, позволяющего совершенствовать процесс общения у ребенка.
В других направлениях коррекционной работы, например, при коррекции эмоциональных процессов у детей, построение нормативов предполагает не только сбор статистических материалов, выведение некоторых закономерностей, самостоятельное построение типологии, позволяющей определить симптомы и синдромы нарушений и соответственно построение программы коррекции.
Эффективность методов коррекции будет зависеть от точности построения типологии симптомов и синдромов нарушения. Подробный анализ их на материале эмоциональных нарушений в детском возрасте представлен в работе В. В. Лебединского, О. С. Никольской, Б. Р. Баенской, М. М. Либлинг'.
Авторы отмечают, что психокоррекционная работа уже с самого начала связана не с деактуализацией определенных, эмоционально травмирующих ситуаций, купированием отдельного патологического симптома, а с определенным уровнем проявления этого симптома и выявлением механизма, на недостатки работы которого указывает данный симптом.
' См.: Лебединский Л. В., Никольская О С., Баенскш Е. Р., Либ-лшц м М Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция.— М, 1990
Гми к
Уровневый подход к психокоррекции эмоциональных расстройств у детей позволяет учитывать, что любое воздействие на аффективную среду ведет к вмешательству не только в конкретный патологический синдром, но и ведет к изменению соотношений в целостной структуре эмоциональной регуляции. При проведении психокоррекционной работы ориентация идет преимущественно на собственные резервы и механизмы базальной аффективной сферы.
Основные этапы коррекции эмоциональных нарушений у детей, страдающих ранним детским аутизмом, предложенные авторами работы, состояли в следующем: первоначально выявлялась глубина аффективной дезадантации; выявлялся высший уровень аффективной организации, определяющий поведение ребенка, характер нарушений взаимодействия существующих уровней, особенности закрепившихся патологических гиперкомпенсаторных механизмов; далее выясняется возможность оптимизации сохранных уровней аффективной организации в формировании следующих, вышестоящих структур.
Особенность детей с ранним аутизмом состоит, как известно, в том, что у них недоразвита потребность в контакте со взрослыми, что препятствует развитию целостной, осмысленной организации его взаимодействия с окружающим миром. Поэтому в коррекционной работе основное внимание уделяется установлению аффективного контакта, эмоционального сопереживания. Через это обеспечивается для ребенка увеличение активности, устойчивости в контактах с миром, что способствует более адекватному аффективному образу мира. Это приводит к разрушению сложившегося аффективного стереотипа отношений с ребенком и стимулированию новых форм эмоционального контакта между родителями и ребенком.
Эти основные принципы работы варьируются в зависимости от выделенной симптоматики нарушений. Так, в названной работе нарушения описаны в зависимости от уровня базальной системы эмоциональной регуляции:
1) уровень полевой реактивности, который связан с наиболее примитивными, пассивными формами психической адаптации;
2) уровень стереотипов — углубление эмоционального контакта со средой,
3) уровень экспансии — аффективная организация поведения;
4) уровень эмоционального контроля — углубление и активизация взаимодействия с окружающим миром.
Это представление об основной симптоматике и ее типах, уровнях позволяет сделать сбор психологической информации более целенаправленным.
Итак, получение психологической информации для осуществления коррекционной работы предполагает профессиональную рефлексию психолога на содержание нормы психического развития, которое будет исходным моментом для построения коррекционных воздействий.
§ 3. Особенности использования психологической информации для организации психологической коррекции_____________
Необходимость выделения проблем использования психологической информации как специального вопроса профессионального становления психолога представляется очень важной потому, что кроме психолога этой информацией пользуются все люди. В чем тогда профессиональное использование этой информации?
Как мы уже отмечали, профессиональное использование психологической информации при осуществлении психологической коррекции опирается на возможности самого человека в осуществлении им воздействия на свой внутренний мир.
Для того чтобы осуществить этот важнейший принцип коррекционной работы, практический психолог должен ориентироваться в своих возможностях по установлению соответствующего отношения с клиентом. Отношения, предполагающего ориентацию клиента на свои возможности. При этом психологу надо четко реф-лексировать то содержание своей позиции по отношению к клиенту, в котором представлены возможности клиента и возможности самого психолога в использовании психокоррекционной информации, то есть информации об актуальных особенностях внутреннего
Глш (
мира клиента, о норме этих особенностей и о путях соответствия его этой норме.
Как показывает опыт работы психологов-практиков, осуществление коррекционной работы происходит в трех принципиально отличающихся ориентацией на клиента позициях:
1) «Делай, как я» — психолог показывает клиенту эффективный способ и обучает его выполнению, добиваясь соответствия с образцом, психолог берет на себя ответственность за данный способ действия;
2) «Давай сделаем вместе» — психолог делит ответственность за поиск и нахождение эффективного способа вместе с клиентом,
3) «Давайподумаем,каксделатьлучше» —психолог передает ответственность за осуществление найденного способа клиенту, предельно расширяет его возможности в выборе способа и его освоении
Первая позиция ближе всего к психотехническим воздействиям, когда их содержание предлагается клиенту как заведомо эффективное.
Вторая позиция предполагает уже осознание клиентом своих возможностей, но это осознание предполагает ориентацию в большей степени на типичное во внутреннем мире клиента.
Третья позиция психолога предполагает ориентацию клиента в индивидуальных особенностях его внут- -реннего мира и их осознание.
Целесообразность каждой позиции определяется конкретными задачами коррекции, но нельзя не отметить, что если психолог пользуется какой-то одной позицией, то он уже работает стереотипно, а это затрудняет дифференциацию задач коррекции.
Итак, использование психологической информации для организации психологической коррекции предполагает ориентацию на дискретные, относительно независимые характеристики внутреннего мира человека, которые воспринимаются психологом в свете общих психологических закономерностей.
Остановимся подробнее на использовании психологической информации при проведении коррекционной работы в разной форме.
Психологические игры — один из видов использования психологической информации в коррекционной
паботе Эти игры позволяют человеку сориентироваться в особенностях своего внутреннего мира, пережить и отрефлексировать динамику его изменения при осуществлении психологического задания.
Психотехнические игры, разработанные Н.В. Цзе-ном, Ю.В. Пахомовым для занятий со спортсменами, адаптированы для работы с подростками и апробированы в коррекционной работе с ними В.В. Барцалкиной. Особенность этих игр в том, что они не являются строго направленными на развитие одной функции, они могут использоваться для снятия утомления, для повышения концентрации внимания, для повышения эмоционального тонуса, для создания эмоционально насыщенной атмосферы в группе и т. п. Опишем некоторые игры и их назначение в коррекционной работе.
Игра «Муха»
Для объяснения игры используется доска с расчерченным на ней девятиклеточным полем 3х3 и небольшая присоска (или кусочек пластилина). Присоска выполняет роль «дрессированной мухи». Доска устанавливается вертикально, и участникам игры разъясняется, что перемещение мухи происходит:
«Вверх», «Вниз», «Вперед» или «Влево». «Муха» выполняет эти команды, перемещаясь на одну клетку в соответствующем направлении. Исходное положение «Мухи» — центральная клетка игрового поля. Играющие должны следить за перемещением мухи, не допускать ее выхода за пределы поля.
Игра проводится на воображаемом поле, которое каждый из участников представляет перед собой. Если кто-то теряет нить игры, то он дает команду «Стоп» и, вернув «Муху» в центральное поле, начинает игру сначала.
Дети младшего школьного возраста и подростки могут использовать эту игру для проверки и тренировки устойчивости внимания, то есть способности к концентрации на предмете.
Особенность использования психологической информации в этой игре состоит в том, что наряду с изменением в концентрации внимания психолог может °бсуждать с клиентом его отношение к своим возмож-
6 Абрамова Г С
Гшак
||[||щд[пещ» щщт
ностям, способностям и самоконтролю, то есть подвести клиента к выделению не только дискретных, но и интегративных характеристик своей личности, зависящих от его собственных усилий, направленных на содержание внутреннего мира. Таким образом, психотехническая игра открывает возможности для сообщения клиенту новой для него информации о нем самом для осуществления самовоздействия, то есть обоснованной саморегуляции.
Игра «Хромая обезьяна»
Психолог сообщает, что по команде «Начали» участники должны будут думать до тех пор, пока не последует команда «Стоп». Если во время выполнения задания кто-нибудь вдруг отвлечется от задания и нарушит инструкцию, то он должен хлопнуть в ладоши, после чего снова продолжить игру. Дальше дается следующее задание: «А теперь закройте глаза... Внимание, даю задание: не думайте о хромой обезьяне. Начали!» Проходит 30—120 сек. под «жидкие аплодисменты». «Стоп»!
В группах подростков и старших школьников полезно обсудить разные способы выполнения этого задания.
Эта игра может быть использована для привлечения внимания к объекту, который этого внимания не вызывает, сделав его предметом «недумания», можно создать ситуацию рефлексии на этот объект.
Эта психотехническая игра интересна тем, что открывает человеку закономерности его внутреннего мира, зная которые, он может воздействовать на них сам.
Психолог может использовать эту игру для создания ориентации на содержание внутреннего мира, его закономерности.
Игра «Заблудившийся рассказчик»
Участники рассаживаются в крут. Психолог дает тему разговора. Один из участников начинает развивать ее, перескакивая с одной темы на другую, стараясь запутать повествование. Затем говорящий передает слово другому участнику игры. Слово может быть
передано любому, поэтому участники игры должны следить за повествованием. Тот, на кого выпал ход, должен распутать рассказ — пройтись кратко по всем темам от конца к началу. Он возвращается к исходной теме, затем сам запутывает разговор, передает слово кому-то другому и так далее.
Чем длиннее рассказ, тем более напряженной работы памяти и внимания он требует, тем эффективнее психическая тренировка, что способствует выработке эффективных способов организации внимания и памяти.
Игра «Лабиринт»
Участники игры разбиваются на пары. В каждой паре один участник — ведущий, а другой — ведомый. Ведущий держит в руке схему-лабиринт, которую он сообщает словами ведомому, не показывая ее (лабиринт в виде ломаной линии с прямыми углами). Всего используется три команды: «Прямо!», «Направо!», «Налево!». Ведомый выполняет эти команды, пройдя лабиринт, он должен развернуться на 180° и мысленно выйти из него, вслух сообщая о своих перемещениях, посредством тех же команд. Ведущий проверяет его по своей схеме. Затем они меняются местами. При желании игру можно продолжить, усложнив схему лабиринта.
Для младших школьников — 6—8-ходовой лабиринт, а для подростков и старших школьников — 9—12 ходов.
Это игра на развитие внутреннего плана действий, на ориентировку в его пространственных особенностях.
Игра «Антивремя»
Она направлена на ориентировку во временных особенностях внутреннего мира. Каждому участнику игры предлагается тема, например: «Каникулы», «Театр», «Магазин» и т. п., которую он должен раскрыть задом наперед, то есть рассказать сначала о последнем Действии, потом о предшествующем ему, потом о предшествующем этому и т. п. до начала событий.
Эти и подобные им психологические игры, проводимые индивидуально или в группе, дают несколько коррекционных эффектов: повышают продуктивность б*
Г«»| »
какой-то способности человека (памяти, воображения и т. п.) и дают ему возможность выделить в своем внутреннем мире как дискретные, так и непрерывные, ин-тегративные характеристики, на которые он может воздействовать сам.
Психотехнические игры основаны на обобщенной психологической информации и ориентированы на общие закономерности внутреннего мира человека.
Индивидуализация психологической информации начинается при обсуждении процесса выполнения этих заданий, тех результатов, которых достигает каждый из участников групповой игры, или при анализе индивидуальных результатов, во взаимодействии с психологом.
Психолог обеспечивает обратную связь, анализируя вместе с клиентом его результаты и возможности применения этих результатов вне ситуации игры.
Итак, психотехнические задания и игры направлены, в первую очередь, на совершенствование возможностей человека в осуществлении какого-нибудь вида активности, через это он более активно начинает выделять все параметры своего внутреннего мира. При групповом выполнении психотехнических заданий каждый из участников группы получает возможность проанализировать содержание психологической информации, полученной им, и сопоставить ее с данными других людей — таким образом, каждый участник группы знакомится с помощью психолога с разнообразными проявлениями психологической информации, через это осваиваются новые средства организации внутреннего мира человека.
Кроме психотехнических заданий при организации психологической коррекции психолог использует различные формы предметного обучения. Покажем особенности использования психологической информации при этом виде коррекции на материале коррекции навыков чтения у слабоуспевающих учащихся (по работе Б.Н. Боденко').
В своей работе психолог исходит из требований школьной программы, которым должны соответствовать навыки чтения. Это — беглое чтение, осознанное,
выразительное, правильное, в установленные программой сроки. С такими учащимися проводится специальная работа.
Для осуществления работы психолог выбирает исходные теоретические положения, определяющие выбор конкретных способов работы. В данной работе предполагалось, что нарушение навыка чтения (при отсутствии патологии) связано с недостаточной сфор-мированностью самоконтроля. Обращаем внимание на то, что психологическая коррекция связана при организации специального обучения с дифференциацией нормального и патологического процесса развития.
О сформированное™ самоконтроля мы судим по тому, может ли учащийся соотнести результат своих действий с образцом (целью) и использовать разногласие между целью и реальным достижением для внесения изменений в характер и структуру своих действий. У неуспевающих учащихся самоконтроль не сформирован.
Коррекционная работа содержала следующие компоненты:
• объективация цели (образца);
• объективация реального достижения ученика;
• объективация рассогласованности между целью (образцом) и реальным достижением ученика;
• рекомендации по изменению характера и структуры учебных действий ученика.
Теоретические представления о структуре учебной деятельности, об этапах формирования умственных действий дают основания для проведения коррекци-онной работы.
Работая с детьми, психолог вводит наглядный, доступный ребенку способ фиксации его достижений. Это выглядит как график, который ребенок строит вместе с психологом (или родителями), где после каждого занятия он ставит себе привычную пятибалльную оценку:
НАШИ УСПЕХИ
' См.: Боденко Б.Н. Методы коррекции навыков чтения у сла-1СЛ боуспевающих учащихся: Диагностическая и коррекционная ра-104 бота школьного психолога. — М., 1987.

1 2 3 4 5 б 7 8 9 10 11 12 (номера занятий)
Качество чтения оценивалось следующим образом' соотношение числа верно прочитанных слов к их общему количеству, умноженное на 100%.
Граница зон проводилась для текста с определенным количеством слов, относительно конечного числа ошибок.
Видя наглядно результаты своей работы, ученик занимался охотнее, у него появлялось отношение доверия к психологу.
Расчет и график качества чтения велся по каждой части текста и по всему тексту в целом. Наибольшую диагностическую ценность имел анализ качества чтения по интервалам времени. Подсчитывалось количество ошибок и неоправданных пауз за каждые 30 или 60 секунд. Определялись слова, вызвавшие потери темпа и качества чтения. Если в этом удавалось установить какую-то закономерность, то трудные слова подчеркивались в тексте красным карандашом, и ученик должен был их читать особенно внимательно.
После того как выделена буква, тип слога или вид слов, вызывающий у ученика наибольшее число ошибок, работа строилась в двух направлениях: увеличение нагрузки на эту ошибку и составление списка слов, в котором не было слов, вызывающих ошибку. Первое направление — это тренировка, а второе направление работы — создание атмосферы безошибочного чтения, создание положительной установки на чтение.
Хорошим показателем устойчивости формируемого навыка чтения является отношение верно прочитанных слов к числу ошибок при первом чтении. Разделив количество верно прочитанных слов на число ошибок, получим среднюю длину ошибок. Этот показатель позволяет психологу обоснованно вводить объем текста для чтения, поддерживать процент качества на должном уровне, чтобы не вызвать у ребенка отрицательных эмоций.
Для повышения качества чтения и темпа надо читать текст несколько раз. Сначала учащиеся не видят в этом смысла. Психолог, отражая в специальном графике рост скорости чтения в абсолютных единицах (количество слов в минуту) и в процентах к норме после каждого прочтения, показывает ребенку целесообразность многоразового прочтения.
Чтобы объективировать для ребенка зону его бли-ясайшего развития, психолог применял специальные средства для фиксации потенциальных возможностей ученика. Это делалось так: учащемуся предъявлялся через тахистоскоп ряд слов, которые предъявлялись через 1, 2, 3 секунды. Количество слов, которое успел прочитать ученик, делилось на затраченное время и умножалось на 60. Таким образом, получали скорость чтения для данного учащегося в минуту, если бы он сохранил стартовую скорость и дальше. Оказывалось, что такая расчетная скорость выше реальной и может служить основанием для предъявления требований к ученику и им самим к себе. Достичь такой скорости в обычном чтении — эта задача ставилась перед учеником.
Второй способ создания зоны ближайшего развития был упрощением первого. Ученику предъявлялись для чтения «как можно быстрее» 5—10 знакомых слов. Измерялось затраченное время, рассчитывалась скорость чтения, как если бы он всегда читал в таком темпе. Этот показатель и задавался как желаемый.
Третий способ состоял в поинтервальном анализе читаемого учеником текста. Во время чтения текста в машинописной копии психологом делались пометки через каждые 20, 30 или 60 секунд. Скорость чтения редко оказывалась равномерной. Показатели высокой скорости отмечались специально и задавались как уровень, которого школьник может достичь, а если потренируется, то будет достигать всегда.
Достижение установки на безошибочность чтения также проводилось с применением графиков, где, ребенку показывалось, что скорость безошибочного чтения выше, чем скорость чтения с ошибками. При ошибочном чтении ставилась специальная задача организовать движение глаз ребенка слева направо. Для этого применялось действие пересчета цветных точек в направлении, соответствующем чтению. Задания для этого были сконструированы следующие.
1. Ребенок должен был на карточке, где выложен образец, — четыре точки из цветной бумаги, — выложить на специальной доске этот образец. Из кучи фишек он должен был брать только одну фишку и выкладывать ее на доске. После безошибочного выполнения этого задания
Глава V
он должен был выкладывать данный образец по памяти, карточку показывали, потом убирали
2 Задание «Телевизор» (используются задания из игры «Мозаика»): «Подобно тому как луч в телевизоре чертит изображение, пробегая слева направо и сверху вниз, так и ты выкладывай рисунок по строчкам, начиная с верхней При этом бери из коробочки всегда только одну фишку нужного цвета».
3 Чтение текстов и цветных строчек. Эти и другие задания были направлены на тренировку в различии оптических стимулов, такие задания резко сократили число ошибок на различение букв и описание тех букв, которые ребенок уже знал.
Затем ребенок переходил к заучиванию наизусть определенных последовательностей букв с опорой на их зрительные образы.
С детьми, знающими буквы, тренировка на увеличение скорости чтения велась с опорой на это знание. Алфавит печатался в виде специальных табличек (буквы располагались в строчки) по шесть букв в строчке. Ребенку предлагалось назвать буквы в столбик, нарушался алфавитный порядок, по разнице названия букв в столбик и в строчку можно судить о степени сформированное™ операции распознавания букв. Буквы, вызвавшие потребление темпа, фиксировались, над ними работали особо.
При назывании букв в столбик увеличивалось число ошибок в опознавании букв. В случае ошибки или забывания букв в столбик ученик должен был обратиться к алфавитному порядку и самостоятельно «вспомнить» букву.
Перед учеником можно поставить задачу уравнять качество и скорость чтения. При назывании букв в строчку и в столбик видно, как эта разница становится все меньше с каждой тренировкой, ученик испытывает чувство удовлетворения.
Тренировки в чтении слогов различной структуры строились с помощью применения специальных карточек, где слоги были написаны в столбик. Карточки отличались порядком слогов, цветом, чтобы избежать эффекта насыщения при многократном чтении одних и тех же слов.
На первом этапе ставилась задача безошибочного чтения, на втором этапе — уже быстрого чтения с определенной скоростью. Затем читались тексты, распечатанные по слогам, — это была тренировка в скорости чтения. Это приводило к росту скорости чтения и выработки ритма чтения, уменьшению сбоя перед словами со стечением согласных.
Для слабо успевающих учащихся встает задача удержания в памяти содержания прочитанного, эта задача решалась так: ребенок получал набор карточек с написанными на них названиями животных. Прочитав название, ребенок должен был найти название этого животного на карточке, где были написаны названия двенадцати животных. Число написанных слов уменьшалось, если ребенок не справлялся с задачей. Аналогичная работа проводилась с названиями других предметов. Следующим этапом тренировки было выполнение инструкций, написанных письменно: «Принеси, подними» и т. п. Для этого использовались различные игровые предметы, задания усложнялись, увеличивался и текст, который ребенок должен был удержать в памяти после его прочтения.
Кроме того, учащиеся тренировались в выполнении заданий на реконструкцию связного текста. Текст, отпечатанный на машинке, был разрезан, и его надо было восстановить.
По данным автора, за 10—40 учебных часов успехи в чтении у большинства учащихся были значительными.
Какие особенности этого типа коррекционной работы надо выделить как особенности применения психологической информации в коррекционной работе? В первую очередь — необходимость глубокого отреф-лексированного профессионально оправданного теоретического осмысления корректируемого явления, выяснение его структуры, то есть психолог воздействует на доступные его теоретическому осмыслению механизмы психической жизни. Во-вторых, этот тип коррекции требует обязательной работы психолога с материалом, на котором строится коррекционная работа. В-третьих, анализ индивидуальных и типичных особенностей действия каждого человека, работающего с этим материалом. Этот вид психологической коррекции
Гмн у
чаще всего применяется для воздействия на содержание действий человека, повышение эффективности их результатов. Для того чтобы работать с содержанием этих действий — учебных, профессиональных и других, психолог должен владеть содержанием материала, его основными закономерностями.
Другим типом коррекционной работы является работа по коррекции поведения детей и взрослых. Эта работа также строится в виде групповой и индивидуальной коррекции. К групповой работе относятся все виды тренингов общения и профессиональных тренин-гов, которые помогают освоить конкретные формы поведения и принять на себя ответственность за их выполнение вне условий обучения.
Эта работа практического психолога основывается на его данных об уровне владения группой соответствующим навыком и предполагает организацию взаимодействия в группе, которая приведет к совершенствованию этого навыка. Подобные виды работ в настоящее время широко применяются в разного рода профессиональном обучении. Остановимся на некоторых видах заданий, которые применяются при совершенствовании навыков общения у взрослых людей.
Задание «За что мы любим»
Вступая во взаимодействие с окружающими, мы обычно обнаруживаем, что они нам нравятся или не нравятся. Как правило, эту оценку мы связываем с внутренними качествами человека. Давайте попробуем оценить, какие качества в людях мы ценим, принимаем. Задание будем выполнять письменно. Возьмите лист бумаги, выберите в группе человека, который по многим своим проявлениям импонирует вам. Укажите пять качеств, которые особенно вам в этом человеке нравятся. Начали! (гонг). Ваше время вышло. Теперь, пожалуйста, по очереди прочитайте вашу характеристику, а мы попробуем определить, к какому человеку относится ваша характеристика. Тот, чей портрет мы узнаем сразу безошибочно, — будет в числе победителей. Можно начинать слева направо. Пожалуйста, начали! (гонг). Ну, а сейчас можно подвести итог. Ведущий, пожалуйста, оцените, кого из присутствующих мы
узнали быстрее всего, следовательно, кто оказался в числе самых популярных личностей. Ведущий, вам слово (гонг). Спасибо, на этом игра закончена'.
Задание «Слепцы и поводырь»
Как важно в жизни доверять людям! Как часто этого недостает, и как много порой мы от этого теряем. Пожалуйста, все встаньте, закройте глаза и походите по комнате в разные стороны в течение двух-трех минут (гонг). Так, хорошо. Теперь произвольно разбейтесь на пары. Один из вас закрывает глаза, а другой водит его по комнате, дает возможность коснуться различных предметов, помогает избежать столкновения с другими парами, дает соответствующие пояснения по поводу их передвижения и т. п. Как давать команды? Лучше всего стоя за спиной на некотором отдалении. Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, а теперь поменяйтесь ролями. Каждый должен пройти «школу доверия». Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, теперь сядьте в кресло, подумайте и скажите, кто чувствовал себя уверенно, надежно. У кого было желание полностью довериться партнеру? Что вселило в вас эту уверенность? Пусть каждый оценит своего партнера, поднимая руку с нужным количеством пальцев — оцениваем по пятибалльной системе. Ведомый поднимает столько пальцев, сколько он считает нужным дать своему поводырю. Ведущий оценит победителей этого соревнования. Пожалуйста, продумайте вашу оценку, а ведущий оценит лучших поводырей. Пожалуйста, начали (гонг). Спасибо, на этом игра окончена (гонг).
Особенности этого типа коррекционной работы состоят в том, что она ориентирована на конкретные формы взаимодействия людей или на формы индивидуального поведения и предполагает анализ клиентом своего состояния в процессе коррекционной работы как основного показателя его эффективности. Совершенствование способов действия достигается за счет актуализации ресурсов клиентов, совершенствования их рефлексии на содержание взаимодействия с другими людьми.
' Текст заданий приводится по кн.: Игра для интенсивного п< обучения / Под ред. В.В. Петрусинской.— М., 1991. 1/1
Таким образом, использование психологической информации при проведении коррекционной работы определяется целью этой работы и позицией психолога во взаимодействии с клиентом. Они определяют выбор конкретной стратегии действия в ситуации и коррекции и степень ответственности психолога и клиента за результаты коррекционной работы.
Вопрос о применении психологической коррекции в педагогической и социальной практике чрезвычайно важен, так как он дает возможность обсуждать проблему пользователя психологической информации. Кому, с какой целью и в какой форме можно и нужно передавать психологическую информацию для осуществления этим человеком психологической коррекции?
С этой целью остановимся на существенных, на наш взгляд, различиях в позициях пользователя психологической информации в педагогической и социальной практике. Педагогическая практика — это профессиональная деятельность педагогов и все виды воздействия одного человека на другого с целью изменения его внутреннего мира, которые осуществляются сознательно, то есть воздействующий человек отдает себе отчет в цели и средствах воздействия на другого человека, то есть воздействие на другого человека строится на основе некоторых обобщенных знаниях о внутреннем мире другого человека, о закономерностях этого внутреннего мира, о механизмах развития человека и т. п. Каждый воздействующий обладает определенной «теорией», позволяющей ему строить прогноз в отношении результатов своего воздействия, средств и способов воздействия, меры воздействия другого человека. Другими словами, педагогическая позиция предполагает индивидуализированное обоснование воздействия на другого человека.
Социальная практика в этом плане отличается большей безличностью обоснований для воздействия на другого человека или группу людей, то есть она в большей степени использует усредненное представление о норме человеческого поведения, о норме психи-
ческого развития, обобщенное в типологии деятельно-стей, типов реагирования и т. п.
В этом плане в педагогической практике пользователь будет ориентирован на применение индивидуализированной психологической информации, соотнесенной в той или иной форме с его собственной позицией, с его «теорией», отражающей его личный опыт взаимодействия с людьми.
В социальной практике воздействие на других людей строится с учетом общих закономерностей действия, поэтому индивидуальное отношение пользователя информации не имеет большого значения для эффективного ее использования, важно, чтобы это была достоверная информация. Для применения пользователем психологической информации в социальной практике с целью коррекции она обычно передается в виде рекомендаций о совершенствовании тех или иных видов социальной активности.
Остановимся на некоторых проблемах применения психологической коррекции в педагогической практике: это прежде всего работа психолога в ситуации родители, дети — учителя (воспитатели д/с). Пользователем психологической информации о человеке, который нуждается в психологической коррекции, становится другой человек, чаще всего это бывает в позиции ребенок — взрослый.
Особенности осуществления психологической коррекции взрослым после получения соответствующих рекомендаций от психолога состоит в том, что по мере осуществления рекомендации взрослый вынужден будет изменить свою позицию в происхождении психологической информации, которая стала основой для проведения психологической коррекции. Другими словами, взрослый должен будет принять на себя ответственность за изменения во внутреннем мире ребенка. Как показывает практика, большинство взрослых, родителей особенно, абсолютно не склонны к изменению своей позиции в отношении психологической информации о ребенке. Все виды психологической коррекции, которые могли бы быть доступны им, например, новый, отличный от школьного способ обучения ребенка, новые формы общения с ним и
т. п., — воспринимаются ими крайне пассивно. Большинство взрослых склонны к стереотипным формам действия и оценкам, которые с большим трудом ими перестраиваются. Это дает основания говорить о том, что все виды психологической коррекции, которые могли бы быть переданы взрослым, например, психотехнические приемы, игры, способы обучения и т. п., требуют от психолога предварительной, чаще всего индивидуальной работы со взрослыми по передаче им психологической информации: диагностической и коррекционной. Какие проблемы возникают в этом случае перед психологией? Первая и самая главная проблема — это проблема адекватного языка для сообщения психологической информации как обоснования психологической коррекции, затем — проблема включенности пользователя в происхождение психологической информации — создание ситуации зависимости и ответственности пользователя за осуществление им коррекционных воздействий.
Одной из форм работы психолога с использованием психологической информации может быть вариант работы, описанный в книге Р.Т. Байярд и Дж. Байярд «Ваш беспокойный ребенок», это прямые указания пользователю психологической информации о его способах действия: «Сначала выберите из перечня самый значительный пункт, ответственность за который вы можете без особого труда передать ребенку. Затем, первоначально в воображении, попрактикуйтесь несколько минут в такого рода передаче ответственности ребенку. Расслабьтесь тем способом, который помогает вам почувствовать себя в окружающем мире, а потом несколько раз проделайте в воображении следующие действия.
Представьте, что вы видите, как ваш ребенок совершает конкретный поступок. Как только вы сделаете это, вы почувствуете тот прежний вам знакомый эмоциональный толчок, смесь беспокойства, гнева, беспомощности, означающий приблизительно следующее: "Я должен что-то сделать, но из того, что я могу предпринять, нет ничего, что было бы эффективным".
Затем представьте, что вы припоминаете: ответственны за это поведение теперь не вы, а ваш ребенок,
д[М«»гиеси1 кдррщн
и вы не должны больше испытывать этот неприятный эмоциональный сигнал.
Ощущение облегчения и свободы как от сбросившего со спины груза начнет разливаться по всему вашему телу...»'.
Психологическая коррекция осуществляется самим пользователем информации как изменение позиции во взаимодействии с подростком.
Интерпретация результатов производится таким образом, что пользователь психологической информации получает возможность анализировать содержание своей психологической теории. Так, если он набирает большинство баллов (больше 10) со знаком плюс, то это говорит о том, что у него преобладает будущее человека, по его мнению, человек жестко детерминирован своими действиями на будущее. Если большинство баллов (больше 10) со знаком плюс, то он обладает развитой теорией личности, считает, что человек обладает достаточными ресурсами для совершенствования себя и своих отношений с другими людьми. Если преобладает ответ со знаком «О», то у этого человека нет еще выраженной теории, позволяющей понимать других людей, прогнозировать отношение с ними, их развитие и возможности.
Обсуждение пользователем содержания его «теории» позволяет обсуждать вопрос о мере воздействия на другого человека, о средствах и способах воздействия, об обоснованности этого воздействия.
Применение психологической коррекции в социальной практике прежде всего связано с использованием психологической информации в средствах массовой информации, при организации пространства и времени жизни человека социальными средствами (жилье, планировка городов и т. п.). Воздействие на эмоциональную и когнитивную сферу человека, на его действия, например, через свойства предметов (и цели), создание стереотипов, установок и т. п. является предметом специального раздела психологической науки — социальной психологии.
Итак, применение психологической коррекции в педагогической практике связано с формированием у
' Байярд Р.Т., Байярд Дж. Ваш беспокойный ребенок. — М., ПС
Глаи V
пользователя отношения к его действиям по применению психологической информации, тогда как в соци-;
альной практике нет индивидуализированного исполь^ зования психологической информации.
§ 4. Проблемы эффективности психологической коррекции в работе практического психолога
Целесообразность проведения коррекционной рабо ты определяется развитостью теоретических представ^ лений о предмете воздействия, будь это эмоциональное состояние человека, уровень его активности, содержание действий, характер целей и т. п. Кроме того, характер коррекционного воздействия будет зависеть от того, какое содержание нормы психического развития буде'1 стремиться реализовать в своей работе психолог.
Из нейропсихологической практики известно, чтс восстановление психических функций может происходить несколькими путями. Каждый из них приводит к одному и тому же результату — психологическая функция восстанавливается. Это следующие пути
• растормаживание нарушенной функции;
• перестройка функции;
• перемещение функции в сохранные отделы больших полушарий;
• спонтанное восстановление.
Первый путь предлагает применение фармакологических воздействий, позволяющее устранить запредельное торможение.
Второй путь — это путь возвращения утерянных функциональных возможностей через длительное специальное восстановительное обучение либо на основе включения сохранных звеньев нарушенной системы (внутрисистемная перестройка), либо путем включения в функциональную систему новых звеньев взамен нарушенных (межсистемная перестройка).
Третий путь — путь перемещения функций в сохранные отделы больших полушарий. Изучение показало, что при работе определенных пунктов одного полушария возбуждение симметрических пунктов другого полушария изменяется, причем эти изменения сохраняются на длительное время. Эти «зеркальные фокусы», возникающие в симметрическом полушарии, дают основания счи-
щщютиач щщщ
тать, что всякая работа мозга вовлекает фактически оба полушария и что симметрическое полушарие участвует в работе непосредственно действующего полушария. Степень вовлеченности его варьирует, абсолютной доминан-тности полушарий практически не наблюдается.
Спонтанное восстановление высших психических функций, по мнению многих исследователей, идет путем автоматической компенсации нарушенной функции. Эти компенсации могут быть внутри- и межсистемными и могут протекать на разных уровнях организации нарушенной функции.
Эти данные о путях восстановления высших психологических функций ставят, по нашему мнению, перед практическим психологом вопрос об интенсивности коррекционной работы, который в конечном счете связан и с ее эффективностью.
Нейропсихологические данные, а также данные физиологии мозга' позволяют психологу принять правильное решение об интенсивности и целесообразности коррекционной работы.
Психологическая диагностика должна сочетаться с физиологическими исследованиями активности мозга, только в этом сочетании методов исследования может быть принято оправданное решение о коррекционной работе. Показатели эффективности коррекционной работы будут зависеть от сочетания психологических и медикаментозных методов воздействия.
Этот путь оценки эффективности коррекционной работы предполагает фиксацию динамики физиологических (например, ЭЭГ) и психологических показателей активности клиента.
Кроме того, эффективность того или иного коррекционного воздействия определяется динамическим содержанием периода возрастного развития. Как известно, выделяют относительно стабильные возрастные периоды, периоды сензитивные, периоды кризисные, которые принципиально изменяют динамику внутреннего мира человека, сказываются на процессах освоения информации, в том числе и психологической информации. Эффективность коррекционного воздействия будет определяться степенью его соответствия тенденциям возрастного периода.
' См., например: фишман М.Н. Интегратавная деятельность <ii мозга в норме и патологии. — М , 1989. Ч*
Глава
Остановимся, с этой точки зрения, на некоторых тенденциях различных возрастных периодов, используя материалы работы практических психологов'. Так, в возрасте шести-семи месяцев у детей уже складывается предпочтение в контактах со знакомыми и незнакомыми людьми. А малышам в голову не приходит, что они могут пострадать от последствий своих действий. Младенцы и малыши живут в основном в настоящем времени. В полтора-два года проявляются признаки запоминания и, стало быть, обучения на опыте прошлого. Но минутное желание может взять верх над тем, что ребенок усвоил ранее, поэтому истерики двухлетних детей можно считать фазой в развитии самосознания.
В определенный период малышам свойственна агрессивность, проявляющаяся в фактической агрессии. В отношении ее важно соблюдать постоянство относительно пределов дозволенного и недозволенного.
Уже по отношению к малышам коррекционная работа предполагает собой не только воздействие, но и уход взрослого от воздействия, создание для ребенка возможности самому справляться со своим состоянием. Хотя есть и другой вариант активного коррекцион-ного воздействия — тесный физический контакт взрослого и ребенка с эмоциональными нарушениями — ранним детским аутизмом.
Приведя эти данные, хотелось бы подчеркнуть, что эффективность коррекционной работы не определяется ее интенсивностью, количеством предпринятых воздействий, казалось бы, обоснованных целью.
Эффективность коррекционной работы прежде всего в ее соответствии тенденциям развития как отдельного качества внутреннего мира человека, так и его обобщенных, интегральных характеристик.
Если коррекционная работа строится как групповое или индивидуальное обучение для контроля за ее эффективностью, можно применять принципы построения формирующего эксперимента как одного из методов академической психологии.
Как известно, схема проверки эффективности коррекционного воздействия строится следующим образом:
41Q ' См.: Ле Шан Э. Когда ваш ребенок сводит вас с ума. М., 1990;
1(0 Лешли Д. Работать с маленькими детьми. М., 1991.
I этап: проводится констатирующий замер в контрольной и экспериментальной группах. Контрольная группа — это группа, к которой не будет применено коррекционное воздействие. Экспериментальная группа — это группа, к которой будет применено коррекционное воздействие.
II этап — осуществление коррекционного воздействия на экспериментальную группу.
III этап — проведение диагностического замера в экспериментальной и контрольной группе. Сопоставление результатов констатирующего замера и диагностического замера в контрольной группе; сопоставление результатов констатирующего и диагностического замера в экспериментальной группе. Сравнение этих результатов между собой с применением статистических методов.
Применение этой схемы для анализа результатов коррекционного воздействия дает возможность судить о его эффективности.
Кроме этой схемы для контроля за эффективностью коррекционного воздействия могут быть использованы данные лонгитюдных исследований, позволяющие анализировать динамику психической активности определенной возрастной группы и сопоставлять с нею динамику внутреннего мира человека, к которому были применены коррекционные воздействия.
Ответственность за целесообразность коррекционной работы психолог несет перед клиентом и перед своими коллегами, с которыми он обязан работать совместно.
Задания для самостоятельной работы
I. Определение функциональной асимметрии:
тест на поднимание лежащего на полу предмета: правши очень легко берут его левой, левши — правой рукой;
тест с ножницами: режет левой чаще всего — левша; если хорошо режет обеими руками, то леворук; если он не умеет резать левой и режет правой рукой, то еще нельзя заключить, что ребенок нелеворук';
' По кн.: Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные •ПП асимметрии человека. М., 1988. I'O
Hasi V
переплетение пальцев кисти. Ведущей считается рука, большой палец которой оказывается сверху;
тест на аплодирование. Более активна и более подвижна ведущая рука, совершающая ударные движения о ладонь неведущей (чаще левой) руки.
II. Для решения каких задач психологической коррекции можно использовать следующие крылатые слова и пословицы:
По когтям узнают льва. Обычай — деспот меж людей. Обыкновенная история. Птичий язык.
Хрестоматийный слепец. Золотая середина. Его пример другим наука.
Если бы бога не существовало, его следовало бы выдумать. Любви все возрасты покорны. Чти отца твоего и матерь твою. Язык родных осин.
Рыбам вода, птицам воздух, а человеку вся земля. Душа думу знает, а сердце сердцу весть дает. Чужая душа — потемки. Не верь речам, верь своим глазам. Бородой в люди не выйдешь. Мудрость в голове, а не в бороде. Чужие люди — дремучий лес. Коли орать, так в дуду не играть. Глухому с немым нечего толковать.
III. Для каких задач психологической коррекции можно применять следующие игры':
Первая буква
Назовем какую-нибудь букву. Каждый игрок должен вспомнить и записать 30 слов, начинающихся с другой буквы. Слова записываем по 5 слов в столбик. Выигрывает тот, кто первым напишет 6 столбцов по 5 слов в каждом.
' См. кн.: Веселая 3. Игра принимает всех. — Минск, 1985.
iiHHjjifMil щщт
Следующий тур — другая буква.
Вариант игры. Выбор слов ограничить какой-нибудь тематикой. Дальше условия игры сохраняются.
Сквозная буква
Условимся считать сквозной какую-нибудь букву, например «н». Одновременно начинаем писать столбцом слова из пяти букв с таким расчетом, чтобы в каждом из этих слов на третьем месте стояла буква «н».
Например: щенок, банка и др.
Выигрывает тот, кто за 5 минут напишет больше слов.
Весь алфавит
Каждый игрок, немного отступая от края листа, пишет по вертикали русский алфавит.
Выигрывает тот, кто быстрее других напишет 33 слова из пяти букв с таким расчетом, чтобы третьи буквы слов составили полный алфавит. Например, шпага, кабак, ковер и др.
Пять слов
Назовем какое-нибудь слово. Например, сено. Игроки записывают его, расставляя буквы с некоторым интервалом. После этого под каждой буквой пишем по пять (или больше — по условию) слов, начинающихся с этой буквы. Например:
с
сера
сила
е
ель
егерь
н
нос
нога
о
окно
обрыв и т. д.
Выигрывает тот, кто первым справится с задачей.
Вверх и вниз
Ведущий предлагает какое-нибудь слово (предположим, космос). Записать сверху вниз и рядом, немного отступив, его же снизу вверх:

Промежутки между буквами заполняются так, чтобы получилось второе слово, состоящее не менее чем из четырех букв. Например: колос, окно, салон, морс, слово, свисток.
r«am у
Выигрывает тот, кто первым справится с задачей Апельсин и спаниель
Очень многие существительные русского языка имеют своего «двойника» Речь идет об анаграммах, то есть словах которые отличаются друг от друга лишь порядком букв, из которых они состоят Например, зерно — резон, ромашка — мошкара, слово — волос, роман — норма, апельсин — спаниель Попробуем назвать 10 таких пар Выигрывает тот, кто первым справится с задачей
Забавные превращения, или как из мухи сделать слона
В русском языке есть немало слов, которые отличаются друг от друга только одной буквой Например, мука—рука— река—репа, бур—бор—борт—сорт—торт—торф
Последовательно превращая одно слово в другое, можно подобрать забавные словесные комбинации, например, кошку превратить в мышку кошка—мошка—мышка
Попробуйте, используя минимальное количество промежуточных слов, превратить одно слово в другое (всякий раз заменяя, добавляя или убирая только одну букву)
миг — в час час — в год ночь — в день пас — в нос рожь — в муку муху — в слона
тесто — в булку суп — в борщ марку — в почту лужу — в море волка — в козу
Искусство выдумывания историй'
1 Ребенку предлагается набор слов, которые он должен использовать в придумывании истории, например, бабушка, девочка,волк и поезд
2 Надо придумать историю, используя какое-то одно свойство предмета, например, придумать историю про страну, где все из стекла или из мыла и т п
3 Придумайте историю, где все наоборот по сравнению с тем, что ребенок видит на самом деле, например, дети выше ростом, чем взрослые
IV. При решении каких психокоррекционных задач могут быть использованы следующие психологические методики2:
' См кн Родари Дж Грамматика фантазии — М 1987 1рП 2 См кн Черны В , Колларик Т Компендиум психодиагности-Юс ческих методов — Братислава, 1988
а) тест Бурдона,
б) тест Равена (для детей),
в) тест рисования образцов,
г) зеркальный рисунок,
д) проверка счета,
е) дополнение предложений
V. Для решения каких задач психологической коррекции могут быть использованы следующие задания'.
(Задания выполняются в группе 5—9 человек )
1 Надо представить и описать ситуацию с измененными привычными характеристиками временных связей (следование, предшествование, совпадение), например, надо представить и описать ситуацию молнии без грома
2 Надо представить и описать ситуацию с заменой привычного временного порядка на прямо противоположный, например, поменять местами причину и следствие
3 Резко сократить интервалы времени между некоторыми событиями, например, человек-однодневка (вся жизнь человека равна одному дню)
4 Перемещение вдоль временной оси существования некоторого предмета или его свойства, например, телевизор в прошлом, настоящем и будущем
5 Совмещение в одном объеме тех предметов, которые пространственно разведены, и описание предмета с этими новыми свойствами, например, травинки и авторучки
6 Прием разведения обычно связанных в пространстве объектов, например, надо представить рыбу без воды
7 Изменение привычной логики действия, например, не дым ядовит для человека, а человек ядовит для дыма
8 Многократно усиливается свойство объекта, например, свойство автобуса перевозить людей многократно усиливается — перевозить очень много людей
VI. Какие задания из перечисленных выше вы можете предложить ребенку, который не умеет находить существенные признаки предметов — при выполнении теста «4-й лишний» обобщает, например, следующим образом рисунки 3-х цветков и кошки:
«Тут одинаковые эти — показывает два цветка и кошку — у них тут одинаково нарисованы... у кошки усы нарисованы, а у цветков — цветы?»
См Психологический журнал — 1987 Т 8 № 6 — С 90—97
VII. Какие из перечисленных ниже заданий вы предложили бы как психокоррекционные для ребенка, который испытывает затруднения в воспроизведении графического образца:

образец

результат ребенка
Возможные виды психокоррекционных заданий.
1. «Нарисуй, чтобы я догадался, где, например, мишка, а где обезьяна», — это тип задания, где ребенок должен по инструкции взрослого воспроизвести графический образец, заданный в слове.
2. Нарисуй деталь предмета, например, лапу или нос.
3. Изображение фантастических персонажей, например, жар-птицы в волшебном гаду.
4. Рисовать точки в разных комбинациях.
5. Наметить точками контур предмета и дать ребенку обвести.
6. Рисование дорожек: взрослый рисует сложную линию дороги — ребенок проводит параллельную ей.
7. Рисование прямых линий без отрыва карандаша.
8. Лепка различных форм из пластилина.
9. Построение в игре планов — квартиры, улицы, города и
ДР.
10. Обсуждение с ребенком его предстоящих действий, планирование их словами и движениями.
11. Рисование с натуры. Предложите свои задания.
VIII. Проанализируйте возможные пути психологической коррекции для младшего школьника, который при работе с тестом Бурдона пропускает строчки текста, строчку может начать проверять слева, справа или с середины.
IX. Проанализируйте возможные пути помощи ребенку младшего школьного возраста, который не умеет строить рассказ по сюжетной картинке.
X. Проанализируйте возможные пути психологической коррекции для ребенка младшего школьного возраста, который не умеет считать в уме.
XI. Проанализируйте психокоррекционные возможности следующего психотехнического задания'.
«Акробат»
Участники рассаживаются в ряд. Ведущий стоит перед ними и держит в руках небольшую человеческую фигурку. Он объясняет участникам, что это— «акробат», который умеет выполнять четыре команды. «Направо» — по этой команде «акробат» делает поворот на 90° через правое плечо; «Налево» — он поворачивается в противоположную сторону; команда «Вперед» выполняется как вращение вперед на 90° относительно центра тяжести; команда «Назад» — как вращение в противоположную сторону. После того, как все участники ознакомятся с принципами управления фигуркой, они рассаживаются в крут и начинают внимательно следить за кувырками воображаемого акробата, команды которому подаются каждым по очереди. Те, кто не смог в какой-то момент уследить за игрой, выходит из круга, и так до тех пор, пока не выявится победитель.
Во избежание ненужных споров ведущий с помощью своей фигурки может контролировать весь ход игры и в спорных ситуациях выступает в качестве арбитра.
' См. кн.: Цзен Н.В., Пахомов Ю.В. Психотехнические игры в спорте.— М., 1985.
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ

— Никто тебя не заставит быть счастливой, никто... Твое счастье и несчастье — ты сама
(Из разговора)
§ 1. Методологические основы психологического консультирования
Теория, которой пользуется психолог, задает организующие принципы для консультирования, так же как и для любого другого вида психологической помощи.
Самое важное во всех разнообразных подходах к теории и практике консультирования — это индивидуальная и культурная эмпатия, наблюдательность психолога, его оценка личности и социальной среды, применение методов позитивного роста и развития.
Цель психологического консультирования — культурно-продуктивная личность, обладающая чувством перспективы, действующая осознанно, способная разрабатывать различные стратегии поведения и способная анализировать ситуацию с различных точек зрения.
Главная задача психолога-консультанта состоит в том, чтобы создать для нормального, психически здорового клиента условия для создания им осознанных нешаблонных способов действия, которые позволили бы ему действовать в соответствии с возможностями культуры.
Психологу-консультанту надо вступить в такое взаимодействие с клиентом, чтобы он смог найти новые способы действия, новые переживания, новые мысли, новые цели для дальнейшей жизни.
При этом психолог, независимо от его теоретической ориентации, использует в своей работе такие понятия, как жизнь, смысл жизни, место человека в жизни, ценности, индивидуальность.
Мы кратко остановимся на характеристике возможных подходов к практике психологического консультирования, сложившихся в настоящее время в психологии, взяв за основу характеристики ее основные направления:
глубинная психология — психоанализ (3. Фрейд), индивидуальная психология (А. Адлер), аналитическая психология (К. Юнг), транзактный анализ (Э. Берн) и др.; би-хевиоральное направление — социальное научение, тренинг социальной компетентности; самообучение; когнитивная терапия; рационально-эмоциональная терапия (А. Эоллис) и др.; гуманистическое направление — геш-тальтгерапия (Р. Перлз), групповая терапия (К. Роджерс), логотерапия (В. Франкл), психодрама (Морено).
Описание каждого направления будет представлять собой краткую аннотацию, позволяющую, на наш взгляд, выделить основные понятия, используемые в каждом направлении, и основные методы воздействия на клиента.
Итак, глубинная психология или психодинамические теории, великим основоположником которых был 3. Фрейд. Сегодня психодинамическая теория, созданная 3. Фрейдом, существует во множестве модификаций и представлена работами А. Адлера, Э. Эриксона, Э. Фромма, К. Хорни, К. Юнга, В. Рейха и др. Популярные сегодня транзактный анализ Э. Берна, гештальт-терапия Р. Перлза, биоэнергетика А. Лоувена родились нд основе работы их авторов в классической теории Фрейда.
Как известно, концепция бессознательного — основной пункт теории 3. Фрейда. Понятие бессознательного позволяет описать сложность и неоднозначность жизни человека.
Главной задачей психоанализа является выявление и изучение подсознательной сферы, которая управля-
Гша ч\
ет человеком. Психолог, работая с клиентом с позиции психодинамической теории, стремится к тому, чтобы клиент осознал свои подсознательные процессы и научился воздействовать на них. В этом случае считается, что цель взаимодействия психолога и клиента достигнута.
В этой теории считается, что устойчивые личностные характеристики обычно формируются очень рано. Эти детские стереотипы потом в разных вариантах воспроизводятся во взрослом поведении. Жизнь человека определяется его прошлым.
Психолог, работающий с клиентом, выделяет эти стереотипы, устанавливает из связь друг с другом и с детским опытом человека. Затем мысли и действия клиента обозначаются в терминах психоанализа, то есть интерпретируются.
3. Фрейд сформулировал теорию развития личности, выделив и обозначив в ней периоды, реализующие различные задачи развития личности, и описал кризисы развития; психолог работает с содержанием этих кризисов и помогает человеку достичь интенцио-нальности.
Распознавание эмоциональных и поведенческих стереотипов можно осуществить через изучение защитных механизмов личности. Психоаналитическая консультация ставит в центр осознание истоков проблем клиента. Инсайта как момента осознания часто бывает достаточно для начала личностного изменения.
Личностные конфликты 3. Фрейд описывал в терминах Оно, Я и Сверх-Я. В современных модификациях теории задачей психолога является нахождение с помощью Я человека определенного непротиворечивого отношения между Оно и Сверх-Я. Оно — это область подсознательного. Сверх-Я — то, что личность приобрела в процессе социализации. Я — это проводник между Сверх-Я и Оно. Сильное Я, регулирующее отношения между Оно и Сверх-Я, — важнейшее условие достижения интенциональности.
Так как основной задачей Я является сохранение баланса между внешними (социальными) силами, действующими на человека и внутренними (бессознательными), то психолог постоянно работает с самозащитными механизмами личности. В психодинамических
а[>»шг»ин1е шсашфшш
теориях считается, что большинство защитных механизмов применяется для подавления сексуальности.
Остановимся кратко на характеристике основных защитных механизмов личности, преимущества и недостатки которых в сохранении баланса между Оно и Сверх-Я проанализированы П. Лейстером'.
Идентификация
Преимущества
Недостатки
Благодаря интроекции — формированию Сверх-Я — перенимаются нормы, приносящие освобождение от конфликтов.
Контролер (Сверх-Я) становится внутренним тираном Человек становится рабом интроецированных норм и поэтому несвободен. Через идентификацию с агрессором и авторитетом дальше распространяется принцип:что мне делают, то делаю другим я.

Вытесденые
Преимущества
Недостатки
Неисполнимые желания и неприемлемые представления вытесняются из сознания ради спокойствия, это приносит моментальное освобождение.
Вытеснение требует энергии для его поддержания. Проблема не решается, она остается, и это — угроза психическому здоровью

Проекция
Преимущества
Недостатки
Можно не видеть бревна и в собственном глазу и критиковать его в глазу другого. Можно бороться с собственными ошибками, ничего не делая с самим собой.
Затрудняется самопознание и созревание личности. Невозможно объективное восприятие внешнего мира. Проекция с трудом различима личностью, это лишает ее реалистичности.

' Классификация дается по кн обиду.— Новосибирск, 1976
Лейстер П. Не давайте себя в
Образование симптомов
Преимущества Недостатки
Агрессия против самого се- Симптомы становятся хро бя — самоагрессия, которая ническими; это — медлен-ведет к ущемлению собст- ное умирание. венной жизни и поиску сочувствия.
Замещение
Преимущества Недостатки
Замещение — более «здоро- Отреагировавший чувству-вый» защитный механизм, ет освобождение, а замеща-чем образование симпто- ющий объект часто страда-мов, так как осуществляет- ет. Замещение может имет! ся не на собственном теле, социально-негативные по-а переносится на замещае- следствия, отреагирующик мый объект, получает новую фрустра-цию — круг замыкается и бумеранг вернется к нему.
Сублимация
Преимущества Недостатки
Энергия напряжения полно- Упускаются причины напря-стью отреагируется в соци- жения. Сублимированное ально полезной деятельное- напряжение не исчезает, по-ти: творчество, спорт и т. д. этому возникает более или менее осознанное состояние фрустрации.
Образование реакций
Преимущества Недостатки Маскировка уже имеющих- Образование реакций при-ся чувств, уменьшение напря- водит ко лжи, которая затя-жения за счет новых видов гивает самого человека и ок-взаимодействия. ружающих его людей.
Бегство
Преимущества Недостатки
Человек избегает критики и Позиция наблюдателя умень-благодаря этому — фруст- шает продуктивность чело-рации. века, в будущем возникают проблемы с саморегуляцией.
национализации
Преимущества Недостатки
Подыскиваются обоснования Деловое и конструктивное своих действий, скрывающие обсуждение проблемы уст-истинные мотивы. Она слу- раняется, человек сам созда-жит сохранению самоуваже- ет себе препятствие, чтобы ния и самоутверждения про- с точки зрения других лю-тив внешней критики, дей выглядеть лучше.
Оглушен ие
Преимущества Недостатки
Благодаря алкоголю или нар- Зависимость от алкоголя и котикам устраняются конф- наркотика. Изменение орга-ликты, фрустрации, страхи, нических структур организ-вина, достигается ощущение ма, болезнь. силы. Это спасение от пугающей действительности.
Экранирование
Преимущества Недостатки Отгораживание от психи- Симптомы исчезают без ус-ческих нагрузок, депрессив- транения причин. Это приво-ных настроений, страхов, дит к накоплению отрица-беспокойства происходит в тельных переживаний. короткий срок. Возникает преходящее чувство покоя, стабильности, расслабления, уравновешенности и как следствие — удовлетворительное временное освобождение.
Толкование бессилием
Преимущества Недостатки «Я ничего не могу сделать — Психологические проблемы таковы обстоятельства» — не устраняются, а распрост-таким образом человек из- раняются дальше. Появляет-бегает решения проблем, ся опасность манипуляций.
Игра ролей
Преимущества Недостатки
Маска роли приносит безопас- Неспособность найти наде-ность. Потребность в безопас- той, запрограммированной ности сильнее, чем блокирован- ролью. ная свобода самовыражения л я, индивидуальности. 101
Глав! VI
Окаменение, притупление чувств
Преимущества Недостатки
Деловая маска, картина пол- Межличностные контакты
ной безэмоциональности и обедняются, подавленные
психической невозмутимо- чувства ложатся грузом на
сти Панцирь на чувствах не органы и мускулы. Кто не
позволяет им проявляться позволяет себе быть эмоци-
вовне и попасть вовнутрь ональным, тот становится
Человек ориентируется на больным телесно и психи-
поведение автомата чески
Важными механизмами самозащиты являются также фиксации (задержка на одной стороне развития), регрессия (возврат при угрозе стресса на более раннюю стадию развития), перенос бессознательных переживаний в физическую сферу (например, в головную боль), провокационное поведение (вести себя таким образом, чтобы человек был вынужден обнаружить чувства, на которые неспособен сам провоцирующий, например, высказать гнев или любовь).
В процессе интервью психолог, работающий на основе психодинамической теории, использует следующие приемы.
1. Анализ символов повседневности, например, направленная ассоциация клиента на заданное слово.
2. «Фрейдовская ошибка» — это ошибки, описки, обмолвки клиента, которые рассказывают подсознательные чувства клиента. Свободное ассоциирова-ние является лучшим способом понять смысл этих ошибок.
3. Анализ сновидений через поток свободных ассоциаций по поводу содержания сна.
4. Анализ сопротивления как проявление более широкого механизма вытеснения.
5. Анализ содержания переноса клиента. Перенос относится к чувствам клиента и по отношению к психологу. Обратный перенос — это содержание чувств психолога по отношению к клиенту. Психолог обязан идентифицировать, понять и проработать свои чувства к клиенту.
Осознание своих чувств по отношению к клиенту и умение обращаться со своими чувствами — составная часть работы практического психолога любого направления.
Итак, свободное ассоциирование — основа всех техник, применяемых психологами, использующими психодинамическую теорию
Работа в русле психодинамических теорий требует от психолога интеллектуальной дисциплины, виртуозного владения техниками, что достигается путем длительного систематического обучения, при бессистемном использовании психоаналитических методик и приемов интерпретации результатов порождает «дикий» психоанализ, который не приносит клиенту облегчения.
Б ихеви оральное направление в психологическом. консультировании.
Исходная методологическая позиция психологов этого направления состоит в том, чтобы дать клиенту контроль над своими действиями, вызвать конкретные перемены в его поведении
Исторически это направление идет от работ Д. Уотсо-на и Б. Скиндера. Это весьма оптимистическое направление, основанное на научном прагматизме его приверженцев. Психолог вместе с клиентом пытается вмешаться в жизненные условия клиента с целью их изменения. Это строится на следующих основных составляющих бихевиоральной психологии. 1. Отношение психолога и клиента. Психолог-бихе-виорист делится своими планами с клиентом, надеясь на активность клиента во взаимодействии с собой.
2 Определение проблемы через операционализацию поведения. Психолог-бихевиорист основывается на ясных и четких данных о поведении и поступках клиентов. Анализ предполагает ясное знание психологом того, что клиент делает и как он себя ведет.
Цель операционализации поведения — перевести неясные слова в объективные, наблюдаемые действия. Психолог-бихевиорист задает себе и решает вопрос:
«Могу ли я видеть, чувствовать, осязать понятия, которые употребляет мой клиент? »
7 Абрамова Г С
3. Понимание контекста проблемы через функциональный анализ. Функциональный анализ предполагает исследование событий, предшествующих поступку, сам поступок и его последствия, то есть результат. Так выясняются причинно-следственные связи в последовательности событий, определяющих внешнее поведение клиента.
4. Установление социально важных целей для клиента. Установление социально важных целей для клиента обязательно предполагает участие клиента. Психолог выбирает и вырабатывает с клиентом достижение для него цели, предполагающие конкретный план действий на будущее. Бихевиоральный анализ — это акцент на конкретных действиях и поступках человека. Психолог-бихе-виорист делает упор на действиях человека, а не на его размышлениях по поводу действий.
Точно определив проблему, психолог готов предлагать клиенту ответы на решения.
Психолог-бихевиорист пользуется многими техниками. Среди них наиболее популярной является тренировка настойчивости. Тренировка настойчивости позволяет большинству клиентов преодолеть беспомощность и неадекватность, а это наиболее часто встречающиеся у клиентов типы проблем.
При тренировке настойчивости в ходе интервью, кроме открытых и закрытых вопросов, психолог использует ролевые игры, в ходе которых с помощью директив задает направление интервью.
Вопросы, ролевые игры и перечисление альтернатив для принятия решения — это арсенал психолога-бихевиориста, способствующий изменению поведения клиента.
Среди процедур изменения поведения психолог-бихе-виорист использует, кроме тренировки настойчивости, тренировку релаксации, целенаправленное уменьшение тревожности (фобии), основанное на обучении глубокой релаксации, построении иерархии страхов и увязыванием объекта тревоги с иерархией страхов на фоне упражнений на релаксацию.
Моделирование поведения и поощрение за жела-| емое поведение — это тоже бихевиористские методы ' обучения клиентов новому поведению.
Психологи-бихевиористы широко используют дневниковые и иные записи клиентов, которые они ведут во время работы с психологом.
В бихевиоральном консультировании широко используются психологические стратегии, направленные на поддержание у клиента нужного поведения в повседневной жизни; это стратегии предотвращения рецидивов.
Рецидивы, срывы случаются у большинства клиентов. Задача психолога состоит в том, чтобы на обобщающей стадии интервью построить программу, которая помогла бы справиться с рецидивом.
Эта стратегия дает возможность клиенту контролировать себя в трудных ситуациях. Стратегии предотвращения рецидивов разделяются по следующим категориям: предвидение трудных ситуаций, регулирование мыслей и чувств; выявление нужных дополнительных навыков, выстраивание благоприятных последовательностей.
Исследования показывают эффективность программ предотвращения рецидивов. Основные пункты программы предотвращения рецидивов выглядят следующим образом:
1. Выбор подходящего поведения. Описание его в деталях, решение клиентом вопроса о том, насколько часто еще ему будет нужно это поведение и как он поймет, что произошел срыв.
2. Стратегия предупреждения рецидивов: стратегия поведения состоит в том, что клиент фиксирует происшедший рецидив и описывает, в чем он состоит. Затем анализирует, в чем разница между обучением трудному поведению и его использованию в трудных ситуациях. Затем анализируется, кто из известных клиенту людей может помочь ему придерживаться желаемого поведения. Затем обсуждаются ситуации с высоким уровнем риска, люди, события, места, которые провоцируют срыв.
3. Стратегия рационального мышления предлагает анализ эмоционального отклика клиента на временный срыв или рецидив, а также анализ того, что поможет ему мыслить более эффективно в трудных ситуациях или после срыва. 7*
Гша (|
4. С клиентом обсуждается практика, направленная на поддержку выработанных навыков. Обсуждается вопрос о том, какие дополнительные навыки ему нужны, чтобы удержаться в рамках выработанного поведения.
5. При стратегии определения желаемых выводов психолог и клиент обсуждают будущие выгоды его нового поведения, способы вознаграждения им себя за выполненное действие.
6. Стратегия предсказания последствий первого рецидива направлена на описание в деталях первого
рецидива — людей, мест, времени, возможного
эмоционального состояния.
Техника предотвращения рецидива важна не только для психологии бихевиоризма. Проблема рецидивов существует в работе психологов всех направлений, решение ее психологами-бихевиористами заслуживает огромного внимания всех практических психологов.
Гуманистическое направление в психологии.
Оно ставит в центр своей методологии личность клиента, которая является контролирующим центром в принятии психологом решений. Это отличает это направление от психодинамической теории, делающей акцент на то, как прошлое воздействует на настоящее, и от бихевиористской теории, использующей воздействие окружения на личность.
Гуманистическое, или экзистенционально-гума-нистическое направление в психологии развивалось К. Роджерсом, Ф. Перлзом, В. Франклом.
Их основная методологическая позиция состоит в том, что предназначение человека — жить и действовать, определяя свою судьбу, сосредоточение контроля и решений находится внутри самого человека, а не в его окружении.
Основные понятия, в которых это направление психологии анализирует жизнь человека, это понятие человеческого существования, принятие решения или выбор и соответствующее ему действие, облегчающее тревожность; понятие интенциональности — благоприятной возможности, утверждающей, что человек, действуя в мире, должен ясно осознавать воздействие мира на него.
Задача клиента и психолога состоит в том, чтобы как можно полнее понять мир клиента и поддержать его во время принятия ответственного решения.
Революция, которая в практической психологии связана с работами К. Роджерса, состоит в том, что он стал подчеркивать ответственность самого человека за свои действия и решения. В основе этого — вера в наличие у каждого человека изначального стремления к максимальной социальной самоактуализации.
Психолог поддерживает у клиента состояние психического здоровья, давая человеку возможность соприкасаться со своим внутренним миром. Основное понятие, с которым работают психологи этого направления, — мироощущение конкретного клиента. Работа с миром клиента требует от психолога навыков внимания и выслушивания, качественной эмпа-тии. Психолог должен уметь работать с противоречием реального и идеального образа «Я» клиента, устанавливая с клиентом взаимоотношение. В этом процессе во время интервью психолог должен добиваться конгруэнтности с клиентом. Психолог для этого должен обладать аутентичностью во время интервью, относиться к клиенту заведомо положительно и безоценочно.
В ходе интервью психолог пользуется открытыми и закрытыми вопросами, отражением чувств, пересказом, самораскрытием и другими приемами, позволяющими клиенту проявить свое мироощущение.
Используя в общении с клиентом методы взаимодействия, позволяющие клиенту снять тревожность и напряжение, психолог показывает клиенту, как надо общаться с людьми. Клиент, услышанный и понятый психологом, может измениться.
В гуманистическом направлении психологии особое место занимает гештальттерапия (Ф. Перлз), отличающаяся разнообразием воздействующих на клиента приемов и микротехник. Перечислим некоторые из техник гештальттерапии: восприятие «здесь и теперь», директивность; речевые изменения; метод пустого кресла: беседа с частью своего «Я»; диалог «верхней собаки» — авторитарной, директивной, и «нижней собаки» — пассивной с чувством вины, ищущей прощения; фиксированное ощущение; работа со снами.
Кроме того, благодаря работам В. Франкла, в гуманистической психологии используются техники перемены отношения; парадоксальные намерения; переключение; метод убеждений (призыва). Осуществление этих техник требует от психолога красноречия, точнос-
rum 11
ти словесных формулировок, ориентации на мироощущение клиента.
Гуманистическое направление практической психологии постоянно ориентируется на индивидуальный рост клиента.
Практический психолог, работающий с клиентом, вносит в интервью с ним собственное мировоззрение. Если психолог склонен навязывать свою точку зрения клиенту, то это может привести к неспособности слышать клиента, что разрушит ситуацию взаимодействия. Психолог, чтобы работать эффективно, не должен начинать работу с предвзятыми идеями о том, как должен быть устроен мир его клиента. Практическая работа психолога — это работа с конкретной индивидуальностью человека. В том числе и с собственной индивидуальностью — составной частью его профессиональной позиции.
Психологу необходимо постоянно изучать свои личностные и профессиональные возможности, чтобы избежать ригидности или излишней свободы в развитии личных понятий.
Психолог и клиент — два разных человека — встречаются во время интервью. Независимо от его успешности оба участника его, в результате взаимодействия, изменяются.
§ 2. Интервью как основной метод псишогичвскогр консультирования
Описывая интервью как основной метод психологического консультирования, мы исходим из следующих предварительных соображений: психолог-консультант работает с заказом клиента. Если этот заказ предполагает диалогическую работу, то она проводится в специально назначенное время или другим специалистом-психодиагностом. Психолог-консультант не занимается постановкой диагноза, он анализирует ситуацию клиента как уникальную, применяя для этого анализа специальные знания.
Интервью и является одним из специальных методов анализа уникальной ситуации заказа клиента с целью создания для него альтернативных вариантов действий, переживаний, чувств, мыслей, целей, то есть с целью создания большей мобильности его внутреннего мира.
Что отличает интервью от других методов работы практического психолога? Прежде всего, интервью всегда индивидуализировано, оно предполагает построение предмета взаимодействия психологом и клиентом. Предметом взаимодействия будет внутренний мир клиента, модальности, в которых он будет описан, составят тему взаимодействия психолога и клиента.
Например, темой могут стать переживания клиента или отдельной могут стать действия клиента.
Но существенно важным для проведения интервью является то, что предметом взаимодействия, определяющим отношения клиента и психолога, будет внутренний мир клиента. Процесс интервью направлен на то, чтобы в обсуждении различных тем изменить отношение клиента к его внутреннему миру — сделать его более динамичным.
Тема интервью задается клиентом в определенном, строго индивидуальном жизненном контексте, одна и та же тема, например, переживание своей родительской некомпетентности, может быть задана в разном контексте; например, неполной семьи, повторного брака или у человека с правами попечителя, а не родителя.
Восстановление контекста появления темы отличает интервью от других методов психологической помощи тем, что не только объективные данные о контексте, но отношение к ним клиента, его роль в этом контексте являются важной составной частью заявленной темы.
Психолог, работающий с темой заказа и ее контекстом, должен постоянно контролировать в ходе интервью собственные личные проекции на содержание темы, их мы обозначим так — подтекст интервью. Этот подтекст может быть привнесен в интервью самим психологом, если он не вычленяет содержание своих личностных проекций в ходе интервью.
Это ситуации, когда во взаимодействии с клиентом в ходе интервью психолог решает свои личные проблемы через проекцию, перенос, сублимацию и другие варианты защитных механизмов своей личности и не осознает их (см. примеры в заданиях для самостоятельной работы).
Итак, в ситуации интервью психолог должен реф-лексировать на тему заказа клиента, контекст ее появления и на подтекст своих действий, для построения предмета взаимодействия с клиентом.
Интервью предполагает оказание воздействия на клиента с помощью вопросов и специальных заданий,:
раскрывающих актуальные и потенциальные возмож ности клиента. Вопросы — основной способ воздей ствия психолога на клиента в ходе интервью.
В литературе обычно описывается пятишаговая мо дель процесса интервью. Остановимся на ней подробнее
Первая стадия интервью — структурирование, до стижение взаимопонимания или как ее часто маркируют — «Привет!».
Какие цели решаются психологом и клиентом на этой первой стадии, которая может длиться от нескольких секунд до десятка минут? Психолог структурирует ситуацию, определяя, что будет темой его взаимодействия с клиентом. Он дает клиенту информацию о своих возможностях. При этом психолог решает проблемы установления контакта, соответствия, раппорта с клиентом. Конкретные варианты решения этих проблем зависят от" индивидуальных и культурных особенностей клиента.
Клиент на этой стадии интервью решает задачи достижения психологического комфорта, то есть задачи эмоционального и когнитивного принятия ситуации интервью и личности психолога.
Эта стадия интервью заканчивается, когда достигнуто соответствие психолога и клиента, которое может быть выражено ими примерно в следующей формулировке: «Я его чувствую, понимаю» (психолог), «Меня слушают, я доверяю этому человеку» (клиент).
Вторая стадия интервью обычно начинается ее сбора информации о контексте темы: происходит выделение проблемы; решается вопрос об идентификации потенциальных возможностей клиента. Маркировка этой стадии интервью: «В чем проблема?»
Психолог решает следующие вопросы: зачем клиент пришел? Как видит свою проблему? В чем его возможности в решении этой проблемы? На материале заявленной темы психолог уясняет позитивные возможности клиента в решении проблемы.
Когда цели клиента будут четко поняты, психолог возвращается к определению темы.
После этого начинается третья стадия интервью, которую можно обозначить так — желаемый результат. Маркировка этой стадии интервью — «Чего вы хотите добиться ? »
Психолог помогает клиенту определить свой идеал, решить вопрос о том, каким он хочет быть. Обсуждается также вопрос о том, что произойдет, когда желаемый результат будет достигнут.
Некоторые клиенты начинают именно с этого этапа. Если психологу уже ясны цели клиента, то рекомендации должны быть даны немедленно.
Четвертая стадия интервью представляет собой выработку альтернативных решений. Маркировка этой стадии — «Что еще мы можем сделать по этому поводу?»
Психолог и клиент работают с различными вариантами решения проблемы. Поиск альтернатив осуществляется с целью избежания ригидности и выбора среди альтернатив. Психолог и клиент исследуют личностную динамику клиента. Этот этап может быть длительным.
Психолог должен учитывать, что верное для него решение может быть неверным для клиента, в то же время для некоторых клиентов нужны четкие директивные рекомендации.
Пятая стадия интервью — обобщение предыдущих этапов, переход от обучения к действию. Маркировка этого этапа — «Вы будете делать это?». Психолог предпринимает усилия по изменению мыслей, действий и чувств клиентов в их повседневной жизни вне ситуации интервью. Из практики консультирования известно, что многие клиенты ничего не делают для изменения.
Обобщение, которое делает психолог, учитывает индивидуальные и культурные особенности клиента, выявленные на первых стадиях интервью. Остановимся поподробнее на каждой стадии интервью. Первая стадия «Привет!» — это установление контакта и ориентирование клиента на работу. Если в течение 5 минут отношения не сложились, то ситуацию консультирования, как показывает практика, исправить трудно.
На этой стадии психолог показывает клиенту свою позицию во взаимодействии. Она может быть, как любая позиция в общении, описана в понятиях равенства и неравенства. Варианты здесь могут быть следующие:
1) психолог занимает позицию над клиентом;
2) психолог занимает позицию равенства с клиентом;
Г12В1 VI
3) психолог предлагает клиенту занять позицию над ним, то есть он готов следовать за клиентом.
В ходе интервью может осуществляться изменение позиций, но это будет ситуация профессионального интервью, если психолог рефлексирует на тему взаимодействия с клиентом и дает ему возможность отслеживать логику интервью.
Обычно к признакам хорошего интервью относятся следующие: клиент понимает логику беседы, это повышает его активность. Клиенту интересно в ситуации интервью.
Позиция психолога может быть реализована с помощью тестов, игровых приемов, проективных ситуаций.
Установление контакта представляет собой ситуацию пространственной организации взаимодействия психолога и клиента. Для консультирования необходимо иметь отдельный кабинет или искусственно ограниченное пространство. Оптимальный вариант пространственного расположения — два одинаковых кресла, разделенные журнальным столиком (1,5 метра друг от друга) при неярком освещении.
Темп ведения интервью должен совпадать и у клиента, и у психолога. Многие практические психологи, занимающиеся консультированием, выходят из-за стола навстречу клиенту, провожают его до кресла. Затем следует предложение: «Устраивайтесь» и после паузы происходит знакомство.
Давая клиенту возможность установить позицию на равных. Психолог первым не представляется. Первым представляется клиент. Если у клиента низкий культурный уровень, то психолог представляется сам и разъясняет свои профессиональные возможности, произнося несколько коротких, внятных фраз. Что в них должно быть? Психолог должен прояснить, кто он, что делает, при этом категорически отказаться от лекарств и советов.
Большое значение будет иметь выбор лексики. Все оценочные модальности («случилось», «беспокоит», «произошло» и т. п.), а также близкие к научным термины (среди них наиболее пугающий клиентов термин — «проблема», но это бывают и такие термины:
! «отношения», «средства» и т. п.).
Интервью может начаться с вступления, заданного вопросом-предложением психолога:
— Слушаю вас, или:
— Расскажите о себе, или:
— Что привело ко мне...
Создается возможность для разговора о себе, то есть задается предмет взаимодействия — клиент и события его жизни.
Психологу при установлении контакта необходимо использовать имя клиента в обращении к нему. Как известно, имя и его употребление — это средство управления клиентом. Повторение имени создает условия как для индивидуализации контакта, так и для воздействия на клиента.
Есть клиенты, которые не идут на контакт. Если в течение десяти минут такой клиент не заговорил, то желательно не идти у него на поводу и не задавать вопросов, о которых он мечтает. Таким образом, психолог берет на себя ответственность за клиента и его активность в ситуации интервью, что противоречит целям консультирования.
На втором этапе интервью, когда происходит сбор информации о клиенте, решается вопрос о том, «В чем проблема?».
Психолог на этом этапе интервью может и часто должен выступить в роли следователя, стремясь узнать о клиенте как можно больше, восстанавливая все детали исследуемого контекста, в котором появился заказ клиента. При этом психолог задает конкретные вопросы о ходе событий, об участниках событий и их конкретных действиях. Вся информация направлена на осознание клиентом контекста заказа и своей роли в происхождении психологической информации. Примерно 15—20 минут идет широкий рассказ клиента о себе.
В это время психолог выдвигает предположения о строении внутреннего мира клиента, о том, какими Модальностям этого внутреннего мира владеет клиент. Как мы уже отмечали, через анализ контекста психолог может выяснить:
• что знает клиент о возможностях своих действий;
• что знает клиент о своих целях;
ГМ11 VI i
• что знает клиент о своих чувствах;
• что знает клиент о своих мыслях,
а также решить вопрос о том, что надо знать клиенту о содержании своего внутреннего мира, чтобы сделать его более мобильным.
Задавая вопросы, психолог ориентируется на текст клиента, где есть ключевые слова, отражающие содержание проблемы клиента. Как во всем тексте, произнесенном клиентом, так и в каждой его фразе есть эти ключевые слова, фиксирующие тему взаимодействия в предмете — внутреннем мире клиента, событиях его жизни.
Ключевое слово в любом тексте может быть определено по следующему критерию: оно не может быть заменено синонимом. Если его заменить, то смысл всего текста или отдельной фразы в тексте нарушается. Ключевое слово — это фиксация темы взаимодействия. Психолог, задавая вопросы, производит ориентацию анализа ситуации жизни клиента на предмет профессионального взаимодействия с ним. Он говорит с ним о его внутреннем мире, о его роли в происхождении событий его жизни. Психолог в своем профессиональном воздействии показывает клиенту его собственное участие в событиях его жизни. При этом он идентифицирует потенциальные возможности клиента, специально обращаясь к нему с оптимистическими суждениями:
«Изменяясь сами, вы будете изменять других», «Нужно время и терпение, чтобы изменился тот, кто рядом» и т. п.
В ходе интервью психолог выдвигает несколько гипотез о внутреннем мире клиента и проверяет их своими вопросами.
Отвечая на вопросы психолога, клиент анализирует свое поведение и поведение других в этой ситуации и осознает их.
Гипотезы, которые психолог будет обсуждать с клиентом, должны быть просто и адекватно выражены для клиента. Это еще раз выдвигает на передний план проблему адекватного языка интервью, который должен отвечать следующим правилам построения, обращенным к психологу:
• не надо сгущать краски, употребляя оценочные суждения;
• ориентируйтесь на ключевое слово — тему клиента;
• не навязывайте свою точку зрения;
• употребляйте простые слова и образы для передачи информации;
• говорите кратко.
Во время консультирования не надо объяснять клиенту о нем все, что узнал Психолог. Достаточно четко изложить одну проверенную фактами гипотезу, чтобы показать клиенту вариант логики в его поведении. Для сообщения содержания гипотезы психолог демонстрирует клиенту разные стороны проблемы через содержание своих вопросов, чтобы клиент мог эту информацию принять и проверить. Для этого используется известный принцип обратной связи, который для психолога проявляется в виде вопроса по высказыванию клиента, а для клиента — в виде ответа на этот вопрос.
На этом этапе интервью психолог прибегает к повторению основных параметров решаемой им задачи. Повторение — один из принципов консультирования, который позволяет продемонстрировать клиенту разные стороны его проблемы, чтобы он мог эту информацию принять и поверить.
Консультирование — это в известном смысле упрощение поведения клиента по заданной логике, это структурирование его внутреннего мира. Оно не будет эффективно без эмоциональной включенности человека в рассказ о себе. Психологу важно собрать факты, подтверждающие гипотезу и упрощающие ее для клиента.
Эмоциональная включенность клиента в эту ситуацию определяет процесс структурирования. Разговор психолога с клиентом на основе выдвинутой гипотезы, по мнению многих авторов, не должен превышать 10 минут. Рекомендуется прервать рассказ клиента, если психологу уже ясна рабочая гипотеза. Когда цели клиента четко поняты психологом, следует вернуться к определению проблемы. Это позволяет клиенту увидеть свою проблему и уточнить его позитивные возможности.
Третья фаза интервью может быть обозначена как фаза осознания желаемого результата: «Чего вы хотите добиться?» Психолог вместе с клиентом определяет идеал клиента — каким он хочет быть; что в его жизни
Глава vi
произойдет, когда проблемы будут решены. Если клиенту и психологу все ясно, то рекомендации должны быть даны немедленно. Некоторые клиенты начинают именно отсюда.
Эта фаза интервью предполагает воздействие психолога — основное содержание консультирования. Для клиента она не выглядит как-то по-особому. В интервью с психологом происходит как бы «инсайт» — клиент переживает изменения, происходящие с ним как результат его собственных усилий («Я сам все понял»). Опора психолога на потенциальные возможности клиента приводит к тому, что переживаемые клиентом изменения в ситуации интервью приведут и к изменению его поведения.
Воздействие психологом обязательно должно быть произведено (чаще всего это вопросы о желаемом для клиента результате интервью). Методы воздействия, применяемые психологами разных школ в ходе интервью, могут быть самые разные. Остановимся на их краткой характеристике, используя для этого следующую таблицу:
Методы воздействия
метод
описание метода
функция метода во время беседы
интерпретация
новое видение ситуации на основе теории или личного опыта психолога. Это основа методов воздействия
альтернативное видение реальности, способствует изменению настроения и поведения клиента
директива (указание)
может быть пожелание, указание на действие или хитроумная техника на основе теории
ясно показывает желаемое для психолога действие, предполагается, что клиент выполнит указ
совет (информация)
домашнее задание, пожелание, общие идеи о том, как действовать, думать, вести себя
давать полезную информацию
самораскрыти е
психолог делится личным опытом и переживаниями либо разделяет нынешние чувства клиента
связан с приемом обратной связи, построен на «Я-пред-ложениях» психолога. Способствует установлению раппорта.

метод
описание метода
функция метода во время беседы
обратная связь
дает возможность понять, как его воспринимает психолог и окружающие
дает конкретные данные для самовосприятия
логическая последовательность
объясняет клиенту логические последствия его мышления и поведения «Бели, то...»
дает клиенту точку отсчета для понимания своих переживаний и действий, позволяет предвидеть результаты действий
воздействующее резюме
часто используется в конце беседы, чтобы суммировать суждения психолога, чаще всего используется в комбинации с выводами и резюмирующими высказываниями клиента
проясняет, что психолог и клиент добились в ходе беседы. Подводится итог того, что сказал психолог. Призвано помочь клиенту перенести эти обобщения из интервью в реальную жизнь
открытые вопросы
«Кто?» — факты, «Как?» — чувства. «Почему?» — причина, «Можно ли?» — общая картина
выяснение основных фактов, облегчающих разговор
закрытые вопросы
содержат частицу «ли», отвечают кратко
сокращают длинный монолог
пересказ
повторение сущности слов клиента и его мыслей, используя его ключевые слова
активизирует обсуждение, показывает уровень понимания
отражение чувств
обращает внимание на эмоциональное содержание интервью
поясняет эмоциональную подоплеку ключевых фактов, помогает открывать чувства
резюме
в сжатом виде повторяет основные факты и чувства клиента
полезно повторять периодически во время интервью. Поясняет направление беседы.

Направленное воздействие на клиента осуществляется и следующими приемами: ссылка на авторитет, апелляция к литературным источникам, обращение к научным данным как к форме мифологии, которую использует консультант. Кроме того, возможна опора на обыденную жизнь, которая может быть использована в виде информации для ^иента.
Речь психолога должна быть краткой, ясной, в ключе размышления о событиях, о всей ситуации жизни клиента.
Если клиент оказывает сопротивление воздействию психолога и не реагирует на мягкие формы воздействия (изложены выше), то психолог обозначает сопротивление клиента и работает с ним, это может быть в следующей форме: «Вам трудно принять...», «Вам не хочется согласиться...»
Это позволяет обозначить ситуацию сопротивления клиента и одновременно, со стороны психолога, отказ психологом от сильного стремления переориентировать клиента, показать стремление психолога при-;
знать за клиентом некоторую правоту.
Это утяжеление воздействия со стремлением смягчить его, оставляя за клиентом право не соглашаться с психологом.
Важный момент воздействия в том, что обычно беседа идет на фоне негативной информации о человеке, позитивную информацию самому человеку создать трудно, так как он часто просто ничего придумать не может. Психологу очень важно проговорить с клиентом возможные позитивные варианты поведения, В ненавязчивой манере надо воссоздать этот вариат поведения. Можно даже настоять на этом прогова-ривании поведения.
Тестирование в этой ситуации позволяет клиента обнаружить неизвестные ему ресурсы его личности, сфокусировать внимание на его возможностях, о которых он не думал.
Позитивное обсуждение может быть не очень четким, но оно должно быть обязательно. Ему может быт! посвящена целая консультация. На этом фаза воздействия закончена. По длительности она равна пример' но 15 минутам.
Четвертая фаза интервью — выработка альтернативных решений, ее можно обозначить так: «Что мь можем сделать по этому поводу? »
Обсуждение с клиентом разных вариантов реше ния данной проблемы, поиск альтернатив для преодоления ригидности и создания условий выбора сред» альтернатив. Одновременно это и исследование личностной динамики, которое может быть длительным.
Психолог, работая с альтернативными решениями, должен постоянно рефлексировать над содержанием своей профессиональной позиции и помнить о том, что «правильное» для него решение не обязательно является таковым для клиента, а некоторым из них нужны четкие директивные рекомендации.
Остановимся на примерах директив, используемых психологами различных теоретических направлений:
Вид директивы
Содержание директивы
Конкретное пожелание
«Я предлагаю вам сделать следующее...»
Парадоксальная инструкция
«Продолжайте делать то, что вы делаете... Повторите свои действия (мысли) по крайней мере три раза».
Фантазии
«Представьте себе...». «Закройте глаза и опишите, что вы видите, что слышите, что чувствуете». Опишите ваш идеальный день, идеальную работу, партнера». «Представьте себе, что вы путешествуете внутрь своего тела».
Ролевое указание
«А сейчас вернитесь к этой ситуации и вновь проиграйте ее». «Если вы не против, пусть роль останется прежней, но измените небольшой фрагмент поведения».
Гештальт-метод ба-зальное поведение
«Я заметил, что одна ваша рука сжата, а другая — раскрыта. Пусть одна рука поговорит с другой».
Свободные ассоциации
«Запомните это чувство и расскажите о связанных с ним ассоциациях из воспоминаний детства». «Перейдите к тому, что происходит в вашей повседневной жизни».
Переоценка (концентрация Гендлина)
«Установите для себя негативные чувства, мысли. Теперь найдите для себя негативные переживания. А теперь отыщите в этом что-то положительное и сконцентрируйтесь в этом направлении. Объедините это с проблемой».
Релаксация
«Закройте глаза и "плывите", сожмите покрепче кулаки, а теперь отпустите...»
Систематическое снятие напряжения
а) Глубокая мышечная релаксация; б) построение иерархии беспокойств; в) увязывание объектов тревоги с релаксацией.
Языковые замены
«Замените "хотелось бы" на "хочу", "нельзя" на "желательно"». Любые новые словесные изменения.
Принятие чувств, «эмоциональный "отоп»
«Вернитесь к этому чувству, останьтесь с ним, примите его полностью».

Гми (||
Пятый, последний этап интервью — это обобщение психологом в форме резюме результатов взаимодействия с клиентом по поводу проблемы, переход от обучения к действию. Степень обобщения, доступная психологу, зависит от учета им индивидуальных и культурных различий на первых стадиях интервью. На этой стадии интервью задачи психолога состоят в том, чтобы способствовать изменению мыслей, действий и чувств клиентов в повседневной их жизни. Из практики консультирования известно, что многие клиенты ничего не делают для изменения своего поведения.
Психологу надо относиться к этому спокойно, так как эффект консультирования определяется теми переживаниями, которые были у клиента во время интервью. Изменение состояния клиента в ходе интервью — главный показатель его эффективности. Для психолога умение выделить эти изменения и сделать их доступными для клиента является основным профессиональным правилом работы. Психологу нет смысла бояться (хотя этим не надо и злоупотреблять) отрицательных оценок клиентом эффекта консультации.
Не разрушая эффект первого интервью, можно провести еще две-три встречи. Это иллюзия, что от частоты встреч улучшается помощь. В ситуацию взаимодействия с клиентом будут включаться все более сложные формы отношений, ситуация будет все больше проблематизироваться.
Заканчивать консультацию лучше всего домашним заданием, обязательно отмечая для клиента необходимость отчета о выполнении (невыполнении) домашнего задания. Таким образом мобилизуются средства контроля за содержанием изменений, происшедших с клиентом во время интервью.
Психологу необходимо проследить, чтобы домашнее задание было сформулировано в простой, доступной для понимания и выполнения форме, направлено на конкретную ситуацию и действие в ней.
Обсуждая задание на следующей встрече с клиентом можно по-новому увидеть исследуемую ситуацию. Если клиент не выполнил домашнее задание или выполнил его частично, с ним обсуждаются причины невыполнения задания.
Кроме домашнего задания с клиентом могут быть обсуждены в завершении консультации рекомендации для обращения к другому специалисту или к книге. Совет, рекомендация в этом случае, должны быть в виде четкой информации о специалисте, месте и времени его работы, а если речь идет о книге, то должны быть сообщены все выходные данные этой книги.
В заключение беседы психолог прощается с клиентом, обещая потенциально будущую встречу, спокойно, не торопясь прощается с клиентом.
Интервью является основным методом психологического консультирования, так как оно является ситуацией принятия психологом профессиональных решений в отношении проблем клиента. Это именно та ситуация, где проявляются и формируются важнейшие профессиональные качества психолога — личностная и профессиональная рефлексия на ситуацию взаимодействия с клиентом.
Консультирование состоит из анализа не только вербальных реакций психолога и клиента. Не менее важна рефлексия психолога и на невербальные интеракции с клиентом во время интервью. При этом необходимо учитывать, что невербальный язык отражает: условия взаимодействия с клиентом (время и место беседы, оформление кабинета и т. п.); информационный поток (смысл речевого высказывания может быть выражен невербально); интерпретацию содержания темы участниками взаимодействия. Основные навыки внимания психолога проявляются в его визуальном контакте с клиентом (когда и почему индивид перестает смотреть в глаза), в анализе языка тела (считается, что наиболее информативным является изменение наклона туловища), в фиксации интонации и типа речи (громкость произносимого и т. п.), а также в учете всех изменений темы.
В успешном интервью между психологом и клиентом возникают согласованные или симметричные движения.
Для консультанта часто возникает вопрос об оценке эффективности интервью. Особенно остро — как профессиональная проблема — этот вопрос возникает в случаях отрицательной оценки клиентом результатов интервью.
Аллан Е. Айви, Мэри Б. Айви, Линн Саймекс-Дау-^ нинг в своей книге, посвященной консультированию! на которую уже были ссылки, говорят о том, что можно) выделить семь основных направлений эффективности интервью.
1. Интенциональность, то есть сколько направлений для развития клиента как психолог, вы можете предложить? Сколько возможностей появилось у вашего клиента после вашей совместной работы с ним?
2. Творческое принятие решений. Клиент сам задает целд интервью или это делаете вы ? Включен ли в круг проблем поиск положительных сторон? Есть ли у вас хотя бы трв альтернативы для действия? Как протекает процесс принятия решения у клиента — легко или с трудом ?
3. Можете ли вы применять целенаправленное воздействие на клиента?
4. Индивидуальная и культурная эмпатия. Способны ли вы встать на точку зрения клиента, применяя индивидуальную эмпатию, непосредственность, конкретность и позитивный взгляд? Способны ли вы изменить эмпатические конструкции с учетом индивидуальности клиента, не забывая и о своей индивидуальности? Прибавилось ли у клиента уважения к другим личностям? Он (клиент) должен пережить не только ситуацию понимания его, но и ситуацию необходимости и понимания других.
5. Навыки наблюдения клиента. Способны ли вы наблюдать и отражать вербальный и невербальный язык клиента? Способны ли вы выделить ключевое слово в высказывании клиента? Умеете ли вы быть конгруэнтным с клиентом? Умеете ли замечать противоречия и разрешать их через конфронтацию? Как клиент относится к ним? Идет ли синтез новых конструкций и нового мировоззрения?
6. Взаимодействие личность-окружение. Умеете ли вы создать подходящее окружение для роста и развития клиента?
7. Интеграция. Умеете ли вы объединить методы, качества,
конструкции в интервью, способное вызвать у клиента
позитивные сдвиги ?
Вопросы, характеризующие основные направления оценки эффективности интервью, психолог може! рассматривать как материал для самонаблюдения. В те же время — это основа для экспертной оценки егс работы коллегами.
Естественно, что самым важным показателем успешности интервью будут переживания клиента, которые могут быть описаны в обобщенном виде так:
«Я стал другим».
Работа психолога-консультанта требует постоянной личностной и профессиональной рефлексии, что предъявляет высокие требования к энергетическим возможностям профессионала, к его нервно-психической устойчивости.
§ 3. Индивидуальное консультирование
Естественно, что содержание индивидуального консультирования определяется заказом клиента. Точная работа на заказ отличает профессионального психолога от непрофессионального.
Анализ работы практического психолога в ситуации индивидуального консультирования показывает, что этот вид профессиональной работы требует направленной рефлексии психолога на два важнейших научных понятия — на понятие нормы психического развития и на понятие позиции во взаимодействии. Остановимся на причинах актуализации содержания этих понятий в работе практического психолога.
Основную причину мы видим в том, что профессиональное взаимодействие с клиентом требует принятия решений о его содержании. Кроме заказа клиента, это содержание структурируется возможностями психолога ориентироваться в актуальных и потенциальных свойствах внутреннего мира клиента. Эта ориентация невозможна, на наш взгляд, без рефлексивной проработки психологом понятия нормы психического развития.
Содержание этого понятия позволяет дифференцировать задачи взаимодействия (социальные, этические, нравственные, психологические) с клиентом и осознанно выбирать стратегию работы с клиентом.
Естественно, что психолог работает в выбранном им ключе собственной обобщенной теории, поэтому Достаточно сложно описать все многообразие представлений о норме психического развития, функциониру-
ющих в психологической практике. Наиболее выпукло эта проблематика выступает при решении профессиональных задач прогноза консультирования, где психолог использует содержание понятия нормы психического развития, в своем представлении о периодизации психического развития и ее механизмы.
Таким образом, понятие нормы психического развития требует использования в индивидуальном консультировании теоретического представления о периодизации психического развития.
Схема индивидуального консультирования с этой точки зрения выглядит следующим образом:
с точки зрения клиента
текст заказа
психологическая задача
возможность изменения
выбор направления изменения
с точки зрения психолога
содержание задачи взаимодействия
механизмы психического развития
период психического развития
содержание нормы психического развития

В понимании механизмов психического развития психолог опирается на философское представление о сущности человека. По нашему мнению, Э. Фромму и Р. Хирау удалось выразить очень тонко ту реальность, с которой работает практический психолог, используя свое представление о механизмах психического развития: «Можно сказать, что в человеке, с тех пор, как он стал человеком, есть нечто всегда постоянное — природа; но человеку присуще также великое множество переменных факторов, делающих его способным к обновлению, творчеству, созиданию и прогрессу»'.
Опора в практической работе на знание о постоянных характеристиках внутреннего мира человека, использование их в прогнозах консультационной работы, в тех моментах интервью, где психолог работает с альтернативами, делает взаимодействие с клиентом реалистическим.
' Фромм Э., Хирау Р. Предисловие к антологии «Природа человека»//Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности. — М., 1990.— С. 150.
IciimiriMH loicjHTipeiiHC
Для того чтобы это произошло, психолог дол-жен владеть точными знаниями о природе человека, кото-оые дает анатомия и физиология, психосоматика и антропология и другие науки о природных свойствах человека.
Остановимся только на одном примере нарушения соматосексуального развития как проявлении природных свойств человека: «При синдроме тестикулярной феминизации ребенка считают девочкой. В этом случае даже в пубертатном периоде вторичные половые признаки развиваются по женскому типу, и к врачу таких лиц приводит лишь отсутствие менструаций. Однако генетически они мужчины, имеют кариотип 46 XV, женских внутренних гениталий у них нет, так как мюллеровы каналы претерпели атрофию, и развились придатки яичек и семявыносящие протоки. Гонады таких больных — яички, располагающиеся в расщепленной мошонке, — в больших половых губах либо в паховых каналах»*.
В большей степени значимость природных факторов выступает при анализе пограничных форм психического здоровья, к которым, например, относят акцентуации характера. Понятие нормы психического развития и нормы психического здоровья связаны с социализацией человека, с его возможностью жить среди других людей, быть «таким, как все». Отношение клиента к содержанию социальных норм, владение ими для практического психолога является одним из показателей личностной зрелости клиента, что дает основание для формулировки психологических задач во взаимодействии с ним.
В акцентуациях характера клиентов психологу предстоит работать с аномалиями, которые определяются сочетанием неблагоприятных наследственных факторов и факторов социального воздействия. Среди наследственных факторов различают пренатальные, натальные и ранние (первые 2—3 года жизни) постна-тальные соматогенные вредности (травмы, интоксикации, инфекции и т. д.). Неблагоприятное влияние социального окружения — безнадзорность, гиперопека,
' Сексопатология Справочник / Ред. Г.С. Васильченко. — М. 1990.— с 327.
тяжелая нравственная атмосфера в семье — при длительном воздействии способны нарушать развитие личности даже с благополучной наследственностью.
В психиатрии считается, что в основе патогенеза акцентуации лежит частичный срыв социальной адаптации, который блокирует именно ту форму поведения, в сторону которой выражена акцентуация.
При индвивидуальном консультировании практический психолог должен проверить выраженность акцентуации у клиента и принять обоснованное решение о возможной совместной работе с врачами (терапевтом, психиатром, психоневрологом, невропатологом, сексологом и другими).
Акцентуации характера, подробно описанные К. Леонгардом', порождают у человека затруднения в отношениях с окружающими лишь при определенных^ условиях в ситуации, предъявляющей к человеку повышенные требования, и соответствии требований типу акцентуации.
В практике широко применяется тест — опросни» Шмишека, который учитывает эту особенность проявления акцентуаций, а также методика аутоиденти-фикации акцентуаций характера (Э.Г. Эйдемиллер) Сочетание этих методик с прямыми вопросами о возможных неблагоприятных наследственных факторах позволяет психологу решить вопрос о некоторых природных особенностях человека.
В практической работе с детьми и подростками широко используется классификация акцентуаций, разработанная А. Е. Личко (1977); она может быть применена и в работе со взрослыми людьми.
Согласно этой классификации, можно выде/ следующие типы акцентуации характера:
астеноневротический вариант;
сензитивный;
психоастенический;
эпилептоидный;
неустойчивый;
инфантильно-зависимая акцентуация;
шизоидный тип;
гипертимный вариант.
' См.: Авангард К. Акцентуирование личности. — Киев, 1981.
Астеноневротический вариант характеризуется склонностью к сниженному настроению, повышенной утомляемости и раздражительности, у них с детства беспокойный сон, плохой аппетит, ночные страхи, капризность, плаксивость, заикание и др. Склонность к сниженному настроению — ипохондрии — у большинства из них остается на всю жизнь.
Сензитивная акцентуация — это обидчивость, нерешительность, склонность к образованию навязчивых страхов, опасений, мыслей, представлений и действий. Под влиянием неудач они становятся настороженными и замкнутыми.
Психоастеническая акцентуация (мыслительный вариант) — любовь к самоанализу, высокое чувство долга и ответственности, высокая ранимость, не выносят грубости и житейского цинизма. Они находят у себя множество недостатков и часто мучаются угрызениями совести, что приводит к робости и застенчивости.
Эпилептоидный вариант характеризуется склонностью к аффективным напряжениям и взрывам, вязкостью, ригидностью, инертностью, накладывающих отпечаток на всю психику человека. Злобность, неустойчивое настроение отличаются длительностью, тоскливой тональностью, накипающим раздражением.
Наряду с претензиями на лидерство и стремлением к власти эпилептоиды бережливы, аккуратны, что нередко превращается в самоцель. Половое влечение при этом типе акцентуации тесно связано с мазохис-тскими и садистическими тенденциями, повышенной готовностью к формированию различных половых извращений. Будучи сверхкорректными в одной ситуации, в другой они проявляют крайнее себялюбие, злобность, агрессивность и жестокость.
Неустойчивый вариант акцентуации характера определяется безволием, которое отчетливо проявляется в труде, учебе, исполнении обязанностей дома. С детских лет они непослушны, непоседливы, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказания. Они легко и охотно подчиняются другим детям, а от воздействия учителей и родителей пассивно уходят, используя любой предлог для отлынивания. Рано обнаруживается тяга к развлечениям, удовольствиям, праздности и просто безделию, рано начинают курить, идут на мел-
Г«111 (i
кие кражи, выражено равнодушие к своему будущему Они не способны к глубоким чувствам и усвоению морально-этических норм.
Инфантильно-зависимая акцентуация характерна для взрослых людей — это затянувшаяся беспомощность, избирательная зависимость от одного из членов родительской семьи.
Шизоидный тип отличается аутизмом, замкнутостью, отгороженностью от окружающего, неспособностью или нежеланием устанавливать контакты, снижением потребности в общении, невыраженной способностью к сопереживанию — шизоидная холодность или слабость эмоционального резонанса.
Отсутствие внутреннего единства у этого типа акцентуации проявляется в сочетании холодности и утонченной чувствительности, упрямства и податливости, настороженности и легковерия, апатичной бездеятельности и неожиданной назойливости, застенчивости и бестактности, рациональных рассуждений и нелогичных поступков, богатства внутреннего мира и бесцветности его внешних проявлений.
При гипертимном варианте акцентуаций преобладает приподнятое настроение с резкими вспышками раздражения. Вынужденное безделие и регламентированный режим жизни такие люди переживают с трудом, это приводит к учащению вспышек раздражения.
Исследование акцентуации характера при индивидуальном консультировании позволяет психологу сориентироваться в выборе для клиента возможных альтернатив поведения, учитывая устойчивые и ситуативные формы его реагирования. Например, при работе с гипертимной личностью можно использовать для выработки альтернативных форм поведения его стремление применить энергию, инициативу, установить широкие контакты.
Кроме анализа акцентуаций характера практический психолог, обращаясь к своим представлениям о механизмах психического развития, должен исследовать такую важнейшую природную характеристику человека, как состояние его соматического здоровья.
Современные исследования показывают, что у соматически больного человека формируется особое психическое образование — внутренняя картина болезни,
^шютш^Щ1Щтт_
содержание которой очень сложно'. В нее входят, по крайней мере, следующие четыре уровня отражения болезни заболевшим человеком:
• чувственный уровень ощущений;
• эмоциональный, связанный с различными видами реагирования на отдельные симптомы заболевания в целом и его последствия;
• интеллектуальный, связанный с представлением, знанием больного о своем заболевании;
• мотивационный, связанный с отношением больного к своему заболеванию, с изменением поведения и образа жизни в условиях болезни и актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья.
Соматическое заболевание, особенно хроническое соматическое заболевание, сказывается не только на энергетических возможностях человека, но и на течении эмоциональных и познавательных процессов человека.
Часто именно по этим показателям можно увидеть надвигающееся соматическое заболевание, поэтому практический психолог должен увидеть в психодиагностическом материале его динамический характер и проследить степень устойчивости этой динамики. Особенно это важно в отношении консультирования детей по проблемам школьной дезадаптации. Очень часто причины школьной дезадаптации связаны с психосоматическими особенностями детей — особенно с состоянием здоровья.
В работе с ними практический психолог работает и с другим проявлением механизмов психического развития — с возрастными постоянными и переменными внутреннего мира человека.
Знание о возрастных природных особенностях человека позволяет психологу адекватно анализировать многие биологические факторы в его поведении — это сексуальность, пищевые потребности, потребность в сне, движении и т. п. Находить место и роль этих факторов в механизмах психического развития человека — значит еще раз приблизиться к пониманию оущности человека, к возможности воздействовать на
' См., например: Николаева В.В. Влияние хронической болез- «ИД "и на психику. — М., 1987. fid
нее в практической работе по оказыванию психологической помощи.
В процессе индивидуальной работы с клиентом психологу (особенно в работе со взрослыми) приходится обращаться к пониманию им сущности человека при формулировке для клиента психологической задачи. Психолог должен четко уметь выразить свой подход к сущности человека — сформулировать свою философскую позицию, в которой он раскрыл бы смысл жизни человека.
Само существование человека ставит перед психологом вопрос о возможности и значении того, что христиане называют «спасением», буддисты — «освобождением» и «прозрением», нетеистические гуманисты — гармонией и самоценностью человека, любовью и единством с другими людьми.
Психологу, занимающемуся практикой, необходимо также решить вопрос об утилитарном взгляде на жизнь, который ориентирует человека на то, чтобы иметь, а не быть. Так как обладание для большинства людей более реально, чем бытие, то психологу в работе с клиентом неизбежно приходится сталкиваться с проявлением этого подхода к жизни, и надо быть готовым предложить альтернативные подходы и аргументировать их.
Проблема смысла жизни связана с аутентичностью человека. Психолог постоянно в разных формах обсуждает с клиентом его аутентичность, проявление и нарушение ее как отражение динамичности внутреннего мира человека. Потеря аутентичности — это потеря человеком своей свободы и своей ответственности как важнейших показателей личностного развития человека.
Проявление этих показателей во взаимодействии с клиентом или других, существенных для практического психолога, как показателей психического развития позволяет решать вопрос о возможности изменения клиента в ситуации консультирования.
Мы не ставим своей задачей проанализировать существующие в психологии периодизации психического развития и лежащие в их основе теоретические принципы. Остановимся лишь на наиболее важных, с II нашей точки зрения, моментах в той или иной мере
присутствующих во всех периодизациях (Д.Б. Элько-нин, М. Эриксон, Ж. Пиаже, 3. Фрейд, Э. Берн и др.).
Это выступление различных, по возможности, изменений внутреннего мира человека периодов его психического развития. Исследование содержания стабильных, критических и сензитивных периодов в жизни человека, возможность отнесения их к конкретным возрастным границам позволяет психологу ориентироваться на возможности изменения человека, на темп изменения, на направление изменения.
С этой точки зрения каждый период развития человека содержит различный потенциал динамичности, в стабильные периоды этот потенциал ниже, в критические периоды жизни он выражен очень значительно, но неравномерно, в сензитивные периоды потенциал динамичности равномерен и очень высок, но только по отношению к определенному виду воздействия.
Критические периоды жизни человека содержат в себе потенциал как развития, так и регресса личности. Психолог должен очень четко выделять наличие этих противоречивых тенденций и сориентировать клиента на потенциал его развития.
Таким образом, анализируя возможности изменения клиента, психолог работает с задачами и резервами развития данного человека, понимаемым на основе научных данных о содержании того или иного периода психического развития.
Представление психолога о задачах и резервах развития личности основывается на выбранной им научной теории, оно же будет определять и конкретное содержание показателей развития, на которые будет ориентироваться психолог.
Для понимания возможностей клиента психолог использует конкретизированные данные о механизмах психического развития. По нашему мнению, эта конкретизация может быть связана с анализом позиции 'клиента во взаимодействии.
Позиция клиента во взаимодействии характеризует его обобщенное эмоциональное отношение к дру-fHM людям и к себе как к человеку. Позиция включает в себя переживания динамики взаимодействия с дру-
гим человеком как проявление равенства или неравенства, как проявление уважения к себе или пренеб-1 режения. »
В ситуации индивидуального психологическое консультирования предметом взаимодействия являет ся психологическая информация, а позиции взаимодей ствующих могут быть, на наш взгляд, описаны в бид! следующих схем. '
1. Взаимодействие на равных — оптимальный ваг| риант в индивидуальном консультировании, когда проблема ответственности за личностные изменения решается в соответствии с ролями, обозначенными профессией психолога-консультанта, который помогает личности расширить ее альтернативы, создает на материале предмета взаимодействия условия для принятия человеком ответственного, осмысленного решения об изменении.
Осознание психологом этого момента в интервью с клиентом возможно с помощью микротехник, обеспечивающих получение обратной связи. Главный момент в установлении такой позиции — это достижение конгруэнтности, соответствия с клиентом.
2. Взаимодействие с позиций «сверху» — одна из наиболее распространенных ошибок у практических психологов, которые подвержены житейской психологии устроительства (определение Л.Н. Толстого). Суть этой философии в том, что психолог, считая себя знатоком «правильной, хорошей» жизни, начинает воздействовать на клиента так, чтобы тот принял его критерии «хорошей» жизни. Часто это приводит к тому, что психолог начинает оценивать действия клиента как хорошие или плохие, как правильные или неправильные, то есть решает психологическую задачу клиента неадекватными ей этическими или социальными средствами. Это приводит к тому, что у клиента формируется зависимость от психолога, а сам психолог теряет основу профессиональной рефлексии. Мы уже отмечали, что в индивидуальном консультировании большое значение для профессиональной рефлексии имеет научное содержание нормы психического развития, с которым работает психолог при решении психологических задач.
Зачастую директивность и неадекватность психолога в такой позиции приводит к потере предмета взаимодействия. Вместо содержания психологической информации обсуждаются социальные, этические или нравственные нормы.
3. Взаимодействие с позиции «снизу» создает для клиента возможности открыто манипулировать психологом. Как писал Э. Шостром, «манипуляция — это псевдофилософия жизни, направленная на то, чтобы эксплуатировать и контролировать как себя, так и других»'.
Увидеть в клиенте манипулятора — профессиональный долг психолога, иначе из этой ситуации взаимодействия он выйдет победителем с укоренившимся сознанием превосходства в своих манипулятивных способностях.
Психолог, занимающий позицию снизу, по существу, отказывается от своей профессии, от обобщенной научной теории, и попадает под власть житейского манипулятора. Напомним, что Э. Шостром выделил восемь манипулирующих типов, знание о которых позволяет сделать направленной профессиональную рефлексию во взаимодействии с клиентом. Итак, основные манипулятивные типы.
1. Диктатор. Он безусловно преувеличивает свою силу, он доминирует, приказывает, цитирует авторитеты — короче, делает все, чтобы управлять своими жертвами. Разновидности Диктатора: Настоятельница, Начальник, Босс, Младшие Бога.
2. Тряпка. Обычно жертва Диктатора и его прямая противоположность. Тряпка развивает большое мастерство во взаимодействии с Диктатором. Он преувеличивает свою чувствительность. При этом — характерные приемы: забывать, не слушать, пассивно молчать. Разновидности Тряпки: Мнительный, Глупый, Хамелеон, Конформист, Смущающийся, Отступающий.
3. Калькулятор. Преувеличивает необходимость всех и вся контролировать. Он обманывает, увиливает, лжет, старается, с одной стороны, перехитрить, с
' Шостром Э. Анти-Карнеги. — М., 1992. — С. 28.
ГАЭВЭ VI
другой — перепроверять других. Разновидности Делец, Аферист, Игрок в покер Делатель рекламы. Шантажист.
4 Прилипала. Полярная противоположность Калькулятору. Изо всех сил преувеличивает свою зависи-' мость. Это личность, которая жаждет быть предме-^ том забот. Позволяет и исподволь заставляет других делать за него всю работу. Разновидности: Паразит, Нытик, Вечный ребенок, Ипохондрик, Иждивенец, Беспомощный, Человек с девизом: «Жизнь не удалась, и поэтому...»
5. Хулиган преувеличивает свою агрессивность, жестокость, недоброжелательность. Управляет с помощью угроз разного рода. Разновидности: Оскорбитель, Ненавистник, Гангстер, Угрожающий, женская вариация Хулигана — Сварливая баба («Пила»).
6. Славный парень. Преувеличивает свою заботливость, любовь, внимательность. Он убивает добротой В некотором смысле столкновение с ним труднее, чем с Хулиганом. Вы не сможете бороться со Славным парнем. Удивительно, но в любом конфликте Хулигана со Славным парнем Хулиган проигрывает. Разновидности: Угодливый, Добродетельный, Моралист, Человек организации.
7. Судья. Преувеличивает свою критичность. Он никому не верит, полон обвинений, негодования, с трудом прощает. Разновидности: Собиратель улик, Позорящий, Оценщик, Мститель, Заставляющий признать вину.
8. Защитник. Противоположность Судье. Он чрезмерно подчеркивает свою поддержку и снисходительность к ошибке, он портит других, сочувствуя сверх всякой меры и отказываясь позволить тем, кого за-^ щищает, встать на собственные ноги и вырасти са^ мостоятельными. Вместо того чтобы заняться cof ственными делами, он заботится о нуждах друти:
Разновидности: Наседка с цыплятами, Утешител Покровитель, Мученик, Помощник, Самоотверже] ный.
Психолог для демонстрации того, что он видит ni зицию манипулятора и тем не менее готов взаимоде!
ствовать с ним, то есть готов изменить и его, и свою позицию, чтобы был предмет взаимодействия, может и должен использовать основные эмоциональные контакты, которые, казалось бы, не свойственны его профессии, но тем не менее демонстрируют его открытость и доверие клиенту. Это эмоции гнева, страха, обиды, доверия, любви. Психологу надо уметь их выразить клиенту для установления контакта, для изменения позиции манипулятора. Это достаточно сложно, так как психологу приходится рефлексировать на содержание своей «Я-концепции» и на отношение к профессии, которое может здесь быть противоречивым.
Если в этой ситуации взаимодействия психолог не изменит свою позицию, он действует непрофессионально.
Осознание психологом своей позиции во взаимодействии с клиентом важно как показатель возможных изменений во внутреннем мире клиента. Умение психолога рефлексировать над содержанием позиции во взаимодействии дает ему материал для фиксации содержательной динамики процесса взаимодействия. Ориентируясь на текст клиента, на подтекст и контекст взаимодействия, психолог получает доступ и к этому компоненту взаимодействия.
Итак, индивидуальное консультирование ставит перед психологом проблемы осознания таких понятий, как норма психического развития и связанных с ним понятий пограничных состояний и психического здоровья. Без рефлексии на содержание этих понятий и связанных с ними психолог может быстро утратить профессиональное видение ситуации взаимодействия с клиентом и будет строить отношения с клиентом в русле житейской или обыденной психологии.
И § 4. Групповое консультирование
Наиболее частым вариантом работы в ситуации fpynnoBoro консультирования является анализ психологом детско-родительских отношений или отношений между взрослыми людьми в условиях производственного конфликта. Как показывает практика работы, значи-
'амова Г С
тельно реже бывают заказы на исследование психологической совместимости двух людей (чаще всего это новобрачные). В современной практической психологии существует узкая специализация психологов-консультантов, и очень редко бывает так, чтобы специалист по индивидуальному консультированию был специалистом и по групповому консультированию. Это связано со сложностью предмета взаимодействия психолога и клиента, который требует его всестороннего освоения в свете избранной автором научной теории.
При групповом консультировании независимо от исходных теоретических позиций психолога ему приходится иметь дело со сложной системой, какой является любая группа. Поэтому основы системного подхода имплицитно присутствуют в любой теории о групповом консультировании.
Итак, первое, с чем начинает работать психолог в групповом консультировании, — это система реально существующих отношений между людьми (которые реально в ситуации консультирования могут и не присутствовать) .
Описание всего многообразия отношений, которые могут быть между членами группы, сложно и часто практически нецелесообразно, так как не все виды отношений входят в содержание психологической задачи, которую решает психолог: выделить наиболее значимые отношения, представить их для группы как предмет взаимодействия, объединяющий группу.
Содержание этих отношений может быть самым различным, но для психолога важно перевести его на язык описания субъективной модальности каждого члена группы, чтобы в процессе интервью со всеми членами группы каждый смог выработать свои альтернативы в исследуемой ситуации. Выработка альтернатив связана с потребностью и возможностью каждого члена группы выразить свои актуальные возможности («я могу»), свои чувства («я чувствую»), свои мысли («я думаю»), свои желания («яхочу»), а также свои представления об их изменении.
Задача психолога состоит в том, чтобы найти предмет взаимодействия членов группы, в котором были бы представлены взаимосвязанные модельности внутрен-
него мира каждого члена группы. Для решения этой задачи психолог должен располагать психологическим материалом о типе отношений между членами группы.
Диагностика типа отношений строится, как мы уже отмечали, на теоретической модели семьи, которой пользуется психолог. Так как общепринятой классификации типов семьи нет, каждый психолог может использовать свою классификацию. В большинстве случаев в основе типологии лежит представление о родительских установках и стилях воспитания. Влияние этих факторов на характеристики личности описано многими авторами: Э. Берн, 3. Фрейд, А.И. Захаров, В. Сатир, Э.Г. Эйдемиллер, А.Е. Личко и др.
По нашему мнению, существенно важными для практической работы представляются факты, говорящие об устойчивости отношений. Выявление этого содержания — относительно постоянного для данной группы — позволяет сделать его предметом взаимодействия и на его основе исследовать динамические особенности отношений. Примером этого могут быть отношения в семьях людей с психосоматическими заболеваниями, где неблагоприятные устойчивые отношения создают фон для психосоматических заболеваний. В литературе описаны три типа родительских семей у таких больных. Первый тип — отношения «связывания», когда в отношениях преобладают жесткие стереотипы коммуникации, это приводит к отставанию детей в эмоциональном развитии и их инфантильности. Второй тип семей — это семьи, где ребенку отказывается в его индивидуальности, где он постоянно подвергается разным формам отвержения, — развивается аутизм и тенденция к автономности. Третий тип семей — это семьи, которые делегируют свои жизненные ожидания детям, при этом истинные достижения Детей родители игнорируют и перемещают на них свои несбывшиеся надежды, то есть манипулируют ими как своеобразным продолжением «Я».
Выявление этих устойчивых отношений в психодиагностической процедуре возможно, например, с помощью графических методов (примеры в заданиях для самостоятельной работы) или через изучение состояния человека. Показателями наличия постоянных трав-
8*
мирующих факторов могут быть состояние глобальной семейной неудовлетворенности, состояние семейной тревоги, состояние вины, связанное с семьей, состояние невыносимого, непосильного нервно-психического и физического напряжения. Во всех этих случаях семья выступает как группа, определяющая устойчивое состояние индивида. Работа психолога с этим состоянием возможна только тогда, когда он работает с содержанием семейных отношений.
Другими показателями наличия устойчивых отношений, в данном случае конфликтных отношений, могут быть соматические заболевания человека, наличие у одного из членов группы соматических заболеваний может создавать условия для воспроизведения в группе одного и того же типа отношений. В этом случае работа психолога с конфликтной личностью может стать основанием для изменения групповых отношений. Описаны типы устойчивых личностных конфликтов у лиц, страдающих хроническими соматическими заболеваниями': например, при язвенной болезни желудка и язвенной болезни двенадцатиперстной кишки у человека существует постоянный конфликт — зависимость от окружающих с интенсивным страхом перед этой зависимостью. В поведении это может проявляться как тирания окружающих, постоянное недовольство ими, что создает устойчивое содержание отношений с этим человеком и определяет содержание взаимодействия всех членов группы.
У людей с гипертонией существует внутрилично-стный конфликт между агрессивными импульсами и потребностью в зависимости от значимых лиц или другой тип внутриличностного конфликта — стремление к достижению высоких социальных целей и высоких стандартов социальной жизни, что рождает ситуацию хронического стресса.
При ишемической болезни сердца и инфаркте миокарда внутриличностные конфликты обусловлены торопливостью, нетерпением, нехваткой времени, чувством высокой ответственности.
Устойчивые внутриличностные конфликты одного из членов группы создают условия для стабилизации
' См., например: Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия. — Л., 1990.
группы, они могут лишить ее необходимой для развития отношений психологической информации, которая, как мы уже отмечали, характеризуется относительностью и динамичностью.
Устойчивые личностные качества членов группы, если они противоположны по содержанию, создают основу для стабильных, устойчивых конфликтов, которые, не развиваясь, становятся источником, дезорганизующим группу. К числу таких качеств относятся, например:
экстравертированность — интравертированность;
рационализм — романтизм;
доминантность— подчиненность;
враждебность — дружелюбие;
ригидность — гибкость;
вспыльчивость — спокойствие;
стабильность — лабильность;
оптимизм — пессимизм;
активность — пассивность;
ответственность — беспечность и т. п.
Наличие конфликтных внутриличностных и межличностных качеств у членов группы осложняет для психолога работу по созданию общего для всех членов группы предмета взаимодействия.
Мы уже отмечали, что одним из способов создания предмета взаимодействия может стать графическое изображение отношений между членами группы и описание ими на основе этого содержания основных модальностей как своего внутреннего мира, так и модальностей внутреннего мира других членов группы.
Исследование структуры группы позволяет психологу не только выделить иерархические отношения — кто лидер, а кто ведомые, но и проанализировать содержание воздействия одного члена группы на другого. Воздействие, мера воздействия, на которую способен каждый член группы, — важный показатель •^Держания психологической информации, который Доступен каждому члену группы. С этой точки зрения, можно выделить следующие типы воздействия членов группы:
Типы воздействия членов группы
тип
содержание воздействия
использование психологической информации
действие по образцу
делай, как я, желай, как я, думай, как я, чувствуй, как я
информация только о модальностях своего внутреннего мира
действие на равных условиях
давайте делать вместе, т. е. ты делаешь, ты думаешь, чувствуешь, желаешь, как я
предполагается, что все модальности другого человека равны собственным
рефлексивное действие
давай подумаем вместе. как нам делать; ты делаешь иначе
модальности внутреннего мира другого человека так же индивидуальны, как и мои

Анализ психологом типов воздействия членов группы позволяет отследить динамику возможностей каждого члена группы в использовании ими психологической информации друг о друге и о себе.
Таким образом, предмет взаимодействия группы — психологическая информация о ее членах — будет дополнена анализом возможностей использования каждым членом группы этой информации.
Наиболее ярко эта особенность групповых отношений проявляется при анализе патологических свойств личности, проявляющихся именно в группе. Остановимся на характеристике типов воздействия на других людей у нескольких видов личностей с патологическими свойствами.
Так, астеническая, гиперсензитивная личность в отношениях с другими людьми для воздействия использует информацию только в модальностях своего внутреннего мира, в содержании преобладает модальность чувств («я чувствую»).
Для эксплозивной личности, которая характеризуется неконтролируемой злобой, в способах воздействия преобладает модальность желаний («я хочу»), которая практически блокирует все другие модальности.
Резонер отличается воздействием на другого человека с помощью когнитивных характеристик внутреннего мира («я думаю»), но как и предыдущие типы личностей, он ориентируется только на модальности своего внутреннего мира.
Другие патологические свойства личности также, на наш взгляд, могут быть описаны, с этой точки зрения, преобладанием в содержании воздействия одной какой-то модальности: педант — модальность действия («я могу»), шизоидная личность — модальность чувств и мысли («я чувствую», «я думаю»), истерик может быть описан через преобладание в его воздействии двух модальностей — «я хочу», «я чувствую» и т. п.
По нашему мнению, такой подход к описанию воздействия одного члена группы на другого и на всех вместе позволяет психологу выбрать адекватный язык для описания предмета взаимодействия с группой.
Группа в ситуации консультирования может выступать как коллективный клиент, а может быть так, что в ней один или несколько человек — клиенты, а остальные выступают в роли заказчика или пользователей психологической информации. Психолог обозначает эти роли членов группы, дозируя таким образом свое действие в группе.
Обсуждение процесса воздействия членов группы друг на друга приводит к анализу динамики психологической информации, моментов ее стабильности и изменчивости. Для исследования меры воздействия психолог может, по нашему мнению, использовать психологическое содержание нравственной категории меры, которое предполагает как выраженное отношение человека к психологической информации, так и действие этой информации. Среди действий, которые существенным образом связаны с использованием психологической информации, влияющей на отношение членов группы, — действия прощения, наказания, поощрения, одобрения.
Содержание этих действий — психологическая информация, используемая для воздействия на другого человека или на самого себя.
Так, действие прощения не только констатирует психологическую информацию различной модальности, но и через отношение к ней открывает для прощаемого человека перспективу личностного развития. Прощаемый человек, таким образом, через содержание воздействия создает условия для рефлексивного действия другого человека и сам осуществляет такое Действие. Таким образом, действие прощения способ-
ствует появлению новых альтернатив в поведении всех членов группы, что является важным для становления предмета взаимодействия.
Действие наказания, с точки зрения использования в нем психологической информации о человеке, создает условия для более осознанного выбора. Таким образом, наказание в известном смысле ограничивает альтернативы действия, уточняет предмет взаимодействия между членами группы.
Действие поощрения, одобрения, с точки зрения использования в нем психологической информации, — это действие по репрезентации для участников взаимодействия содержания психологической информации. Можно сказать, что с его помощью создается предмет взаимодействия, в котором основное содержание — психологическая информация разной модальности.
Таким образом, исследуя содержание этих дей--ствий — прощения, наказания, поощрения — как воздействия участников группы друг на друга, психолог получает материал для анализа устойчивых элементов во взаимодействии исследуемой группы.
Схему исследования группы в психологическом консультировании можно, по нашему мнению, представить следующим образом:
предмет взаимодействия психологическая группы информация
и ее модальности
устойчивые элементы типы взаимодействия в предмете взаимодействия
динамические элементы индивидуальное состоя-в предмете взаимодействия ние участников взаимодействия
содержание воздействия мера воздействия участников группы друг на друга
выработка альтернатив задачи и резервы в действиях группы развития всех членов группы
Последовательность этапов работы психолога, изложенная в этой схеме, позволит принять обоснованное решение о содержании профессионального воздействия на группу.
Таким содержанием может быть как информационно-просветительская работа психолога, так и совместная работа с другими специалистами над проблемами данной группы'.
Проводя групповое консультирование, психолог особенно внимательно должен контролировать содержание своей позиции, чтобы не организовать коалицию с одним членом группы против других. Такие тенденции особенно сильны в конфликтных группах.
Специфика консультирования каждой группы (семьи, производственной группы, детской группы и т. п.) определяется содержанием предмета взаимодействия в этой группе, выделение специфики этого предмета — важная профессиональная психодиагностическая задача.
Например, работа с семьей требует от психолога уточнения для членов группы содержания их социальных ролей, так как это важнейшее содержание предмета взаимодействия членов семейной группы. Попробуйте сформулировать содержание родительских ролей — роли отца и роли матери — с точки зрения родителей и с точки зрения ребенка.
Представление психологом содержания социальной роли каждому участнику группы — это момент осознания предмета взаимодействия с членами группы, момент, необходимый для проведения интервью — основного метода воздействия психолога в ситуации консультирования.
Задания для самостоятельной работы
Задание № 1
Проанализируйте, какие ошибки в интервью допускает психолог задавая следующие вопросы:
1. Как к вам относится ваш муж ?
2. Почему вы сейчас замолчали?
' См. подробнее в сб.: Семья в психологической консультации / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. — М., 1989.
ГМ1 VI
3. Вы не хотели бы сказать это своему мужу?
4. Почему вы все время критикуете своего сына?
5. Вы ничего хорошего не скажете о себе?
6. Может быть, вы лучше об этом подумаете?
7. Кто вам это сказал?
8. Я не давала вам повода так думать!
9. Не спешите, я не успеваю записывать! 10. Надеюсь, вы придете еще не раз ко мне.
Задание № 2
Определите, какой из вопросов психолога к высказыванию клиента задан с ориентацией на ключевое слово ?
Клиент: «Все, что вы мне говорите, я и сама знаю». Психолог (варианты реакций):
Человеку свойственно ошибаться, мы с вами еще не закончили разговор.
А вы не хотите, чтобы было так? О чем вам еще хотелось бы поговорить? Что именно вы знаете? Что вы хотите знать? А что вы знаете?
Расскажите мне об этом, я готова вас выслушать. А теперь давайте взглянем на ваши знания другими глазами. Давайте еще раз посмотрим, что я вам сказала. Чего бы вы сейчас желали больше всего? А вы могли бы об этом еще раз мне сами рассказать? Чего вы от меня ждете? Чего вы ждете от психолога? А что бы вы хотели услышать от психолога? А что вас сейчас беспокоит? А вы теперь попробуйте почувствовать это. А вы думаете, что я не знаю, что вы знаете? А как мы будем говорить о том, что вам неизвестно ? В чем вы тогда сомневаетесь?
Возможно, я не совсем понял ваш вопрос, переформулируйте его.
Что вы имеете в виду?
Какие чувства вызывает у вас это знание? Тогда что вызывает затруднения? Клиент: «В его гороскопе написано, что он не может долго любить одного человека». Психолог (варианты реакций):
А почему он должен любить одного человека?
А ему плохо от этого?
А как вы думаете, это долго?
Как вы думаете, ваша любовь зависит от вас или от того,
кого вы любите?
Как вы думаете, любовь определяется субъектом или
объектом любви ?
Неужто он не может?
Глобы ему писали гороскоп?
И это действительно происходит с ним?
А он верит в гороскоп?
Что вы понимаете под словом «долго» ?
А вы что, не уверены в нем?
А вы сомневаетесь в его любви ?
Может ли он вообще любить?
В его гороскопе не может быть опечатки?
У вас есть любимый человек?
Вы любили?
А его могут любить?
Скажите, вы верите в гороскопы?
Вы хотите узнать о себе?
Что такое гороскоп? Он любит?
А разве это плохо ?
Что он собой представляет?
А что с ним случилось?
Задайте свой вопрос к высказыванию клиента. Помните, что ключевое слово в высказывании можно определить следующим образом: оно не может быть заменено синонимом, иначе смысл высказывания нарушается.
Задание № 3
Определите, к какому методу воздействия можно отнести следующие высказывания психолога во время интервью.
1. Вы думаете, что ваш сын не уважает вашего мнения?
2. В моей практике такие случаи были достаточно часто.
3. Я чувствую, что вы не хотите говорить об этом случае.
4. Вы очень точно передали свои переживания в этот момент...
5. Если я правильно вас поняла, вас огорчает отсутствие внимания.
6. Если он будет постоянно звонить вам, вы будете думать как-то иначе...
7. Я не могу принять вашу точку зрения, но...
8. Моя жизнь приносила мне такие переживания...
9. Мне тоже бывает страшно, когда я думаю о похожем. 10. Вы смогли понять, что отношения с сыном определяются ппг высшим отношением к себе. Ч1ч
Задание № 4
Проанализируйте возможности применения следующи;
методик во время интервью'.
Методика (Дом, Дерево, Человек) — проективная методи ка исследования личности. Предложена Дж. Бухом в 1948 г Тест предназначен для обследования как взрослых, так и де тей; возможно групповое обследование.
Обследуемому предлагается нарисовать дом, дерево, чело века. Затем проводится детально разработанный опрос Объекты рисования, по мнению автора методики, стимулиру ют более свободные словесные высказывания, нежели другие объекты, а каждый рисунок — своеобразный автопортрет, детали которого имеют личностное значение. По рисункам можно судить об аффективной сфере личности, ее потребностях, уровне психосексуального развития и т. д. С помощьк этого теста можно определить и уровень интеллектуальной развития человека.
Методика Жиля, тест-фильм — проективная методика ис следования личности, опубликована Р. Жилем в 1959 г. и пред назначена для обследования детей.
Стимульный материал состоит из 69 стандартных карти нок, на которых изображены дети и взрослые. Ребенку нужю выбрать себе место за столом среди других членов семьи.
Завершается обследование опросом, в процессе которой уточняются интересующие психолога данные. Систему лич ностных отношений можно рассмотреть по двум переменным:
• показатели конкретно-личностных отношений с членами семьи;
• показатели, характеризующие особенности самого ребенка: любознательность; стремление к доминированию в группе; стремление к общению с другими людьми; стремление к уединению; социальная адекватность поведения. Методика «завершение предложения», группа проективных методик, которые исследуют личность. Предложения формируются таким образом, чтобы стимулировать обследуемого на ответы, относящиеся к изучаемым свойствам личности. Обработка полученных данных может быть как качественной, так и количественной, принцип вербального завершения используется также в методиках типа завершения истории. Допускается групповое обследование.
Личностные олросники — направлены на измерение раз-
пцр ' Описание методик по кн.: Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Сло-LuD варь-справочник по психологической диагностике. — Киев, 1989.
личных особенностей личности. Опросники могут быть разделены на:
опросники черт личности;
опросники типологические;
опросники мотивов;
опросники интересов;
опросники ценностей;
опросники установок.
Основные проблемы использования личностных опросни-ков связаны с возможностью фальсификации ответов, а также со снижением достоверности получаемых данных в силу влияния факторов, имеющих установочную природу, и различий в понимании вопросов обследуемыми.
Психологические автобиографии — получение сведений о важнейших событиях, этапах жизненного пути личности, отношении к пережитому и особенностях антиципации.
Словесный ассоциативный тест — стимульный материал состоит из списка слов, при прочтении которых обследуемому требуется как можно быстрее произнести первое пришедшее на ум слово. Фиксируется время реакции и другие особенности поведения.
Интерпретация результатов определяется теоретическими взглядами исследователя.
Задание № 5
Как вы думаете, на каком этапе интервью целесообразно было бы использовать следующие цитаты из художественных произведений:
1. «И было мукою для них, что людям музыкой казалось»
(И.Анненский)
2. « За жирными коровами следуют тощие, за тощими — отсутствие мяса» (Г. Гейш)
3. «Так беспомощно грудь холодела, Но шаги мои были легки, Я на правую руку надела Перчатку с левой руки»
(А. Ахматова!
4. «Есть в близости людей заветная черта, ее не перейти влюбленности и страсти» (А. Ахматова)
Г1111 )|
5 «Нежным дается грусть»
(С. Есенин)
Задание № 6
Выразите свое отношение к персонажам, изображенным на рисунках (1—25). Проинтерпретируйте отношения, которые по вашему мнению, существуют у каждого персонажа рисунка с самим собой и другими людьми. Докажите свою точку зрения объективными, на ваш взгляд, параметрами отношений:


ПСИХОТЕРАПИЯ
— Я знаю, вы мне поможете, потому что я сама хочу исправиться
(Из разговора)
§ 1. Психотерапия как профессия психодога
В социальной практике сам термин «психотерс пия» в большинстве случаев воспринимается как ме-1 дицинский. В медицинской литературе и смежных с медициной дисциплинах психотерапия определяется как система лечебного воздействия на психику и через психику — на организм больного. Таким образом, психотерапия рассматривается как метод лечения и традиционно входит в компетенцию медицины.
В то же время содержательно методы воздействия которые классифицируются как психотерапевтические основываются на данных педагогики, социологии физиологии, медицины, психологии и других наук. Это' междисциплинарный характер методов особенно яркс проявляется в современных формах групповой психотерапии. Психотерапия даже территориально покидает стены клиник и начинает занимать место во вне-больничной среде.
Многие психотерапевты, начинавшие работать русле клинических медицинских учреждений, находя применение своим силам в других государственных :
негосударственных структурах: кабинеты социально-
психологической помощи семье, телефоны доверия и т п Практика оказания психологической помощи начинает опережать теоретические знания в области психотерапии. Это в истории науки случалось неоднократно. Наличие в современной психотерапии именно такого состояния отмечают многие авторы — Б.Д. Кар-васарский, М.С. Лебединский, В.Н. Мясищев и др.
Психолог-психотерапевт может территориально работать как в медицинском учреждении, так и в немедицинском учреждении. Допуском к психотерапевтической работе является диплом или сертификат о соответствующей квалификации
Так как на сегодняшний день мы имеем дело со становлением профессии практического психолога, а это требует, как мы уже отмечали, от самого психолога не только работы на социальный заказ, но и формирование социального заказа, то на долю психолога-психотерапевта ложится огромная личная ответственность за становление профессии.
Эта ответственность усугубляется тем, что психолог-психотерапевт работает практически с категорией психического здоровья и категорией нормы психического развития, которые для каждой личности имеют огромное значение. Занимаясь реконструкцией личности клиента, психотерапевт берет на себя часть ответственности за показатели психического здоровья своего клиента. Другими словами, психотерапевт берет на себя роль создателя элементов личности другого человека, разделяя с ним ответственность за изменение в его внутреннем мире.
Таким образом, в своей работе психотерапевт в индивидуализированной, персонифицированной форме воплощает представление об индивидуальной норме психического развития, содержащей в себе имплицитно и характеристики психического развития, и характеристики психического здоровья. В этом существеннейшее отличие профессиональных действий психотерапевта и психолога-консультанта. Кратко эти различия можно обозначить так: психотерапевт работает с больным человеком и отвечает за его выздоровление, а психолог-консультант работает со здоровым человеком и создает ему условия для личностного роста, за осуществление этого роста отвечает клиент.
Гни ill
Итак, почему можно относить психотерапию к психологической профессии? По нашему мнению, главным аргументом в пользу этого являются свойства объекта, на который направлены усилия психолога, —• это характеристики внутреннего мира человека, модальности этого внутреннего мира: мысли, чувства, желания, возможности, интегральные свойства образа «Я» и другие. Аргументы связаны с содержанием и методами воздействия на параметры внутреннего мира человека. Общее в них то, что они не предполагают использования никаких других инструментов, кроме вербальных и невербальных средств коммуникации психолога и клиента. Можно сказать, что предметом взаимодействия психотерапевта и клиента становятся модальности внутреннего мира клиента, отраженные психологом.
Психолог играет самую активную роль в построении предмета взаимодействия, он динамизирует всю эту ситуацию, структурирует ее время и пространство.
Результат психотерапии можно описать следующим образом: до взаимодействия с психологом клиент выделял одно содержание своего внутреннего мира, после взаимодействия с психологом это содержание переструктурировалось.
Но в ситуации психотерапии изменения происходят не только с клиентом, но и с психологом. В каком направлении может идти изменение профессиональной позиции психолога, мы подробно рассмотрим в последнем параграфе.
В зависимости от того, на какие характеристики внутреннего мира человека оказывается воздействие, можно выделить четыре основные модели психотерапии':
• психотерапия как методлечения, воздействующий на состояние функциональных систем организма в сфере психических и соматических функций (медицинская модель психотерапии);
• психотерапия как метод, приводящий в действие процесс научения (психологическая модель психотерапии);
' Описание дано по кн : Карвасарский БД. Психотерапия М , 1985. f f ^ у
wmm____________________
• психотерапия как метод манипулирования, носящий характер инструмента и служащий целям общественного контроля (социологическая модель);
• психотерапия как комплекс явлений, происходящих в ходе взаимодействия между людьми (философская модель психотерапии).
Психотерапевт имеет дело с больным человеком. В патогенезе всех болезней участвуют, наряду с личностным уровнем человека, и различные уровни интеграции и функционирования его организма. Психотерапевт работает вместе с терапевтом и другими специалистами, которые применяют симптомоцентри-рованную лекарственную терапию и другие непсихологические воздействия.
При каких заболеваниях показана больному психотерапия? Когда психолог работает вместе с врачами-клиницистами ?
Ответ на этот вопрос в медицинской литературе обсуждается в связи со следующими предпосылками эффективного применения психотерапии:
• использование лечебного действия при заболевании, в эпипатогенезе которого психическому фактору принадлежит определяющая (неврозы) или весьма существенная роль (пограничные состояния),
• лечебно-профилактическая роль — использование психосоциальных реакций больного на соматические болезни, их последствия и пр.
Итак, психотерапевт чаще всего работает с неврозами, пограничными состояниями и психосоматическими заболеваниями.
Для построения предмета взаимодействия с клиентом психологу необходимо точное знание о том, какие изменения во внутреннем мире человека, в содержании его субъективных модальностей вызваны заболеванием. Для этого он должен обладать конкретными клиническими знаниями и обобщенной клинической теорией, что отличает содержание подготовки психолога-психотерапевта от подготовки, например, психолога-психодиагноста. Понятие нормы психического развития и содержание клинической картины болезни являются содержанием профессионального мышления психотерапевта, то есть именно они, на наш взгляд, влияют в большей степени на построение предмета взаимодействия с клиентом.
________________________niaaaJHi
Рассмотрим это несколько подробнее на примере модели работы психолога с неврозами. Как отмечал А. Кемпински: «Определение невротических симптомов не трудно: беспокойство и психическое напряжение, которые как бы излучаются больным и отражаются на окружающих, а вместе с тем типичные жалобы больного позволяют сразу же, даже не врачу, назвать такого человека «нервным», что более всего отвечает на вопрос о причинах невротического состояния и его оценки»'.
По мнению А. Кемпински, диагностировать невроз можно только в тех случаях, когда причиной состояния человека являются различного рода эмоциональные конфликты. Именно эмоциональные конфликты, а не соматические или психические заболевания станут предметом взаимодействия психолога и клиента, больного неврозом. Психолог будет работать на разрешение конфликтов, на придание им характера конструктивного, с точки зрения задач, развития личности.
Трудности классификации неврозов связаны с тем, что очень велико разнообразие невротических проявлений и их индивидуальных особенностей, каждый обследуемый демонстрирует свой набор симптомов. Диагноз невроза того или иного вида — задача врача-клинициста, психиатра. Психолог не ставит медицинский диагноз, он работает с его содержанием, с основной симптоматикой, которая фиксируется в классификации неврозов. Доминирующие симптомы определяют тип невроза или, при трудности выбора классификации, приводится смешанное название невроза, например, ипохондро-депрессивный, неврасте-но-астенический и др. В основном в психиатрии принято выделять пять типов невроза: неврастению, истерию, ипохондрию, анакастический (навязчивый) невроз и депрессивный невроз.
Работая с неврозом, психолог анализирует причины, вызвавшие личностные конфликты, определяющие состояние клиента.
При диагнозе неврастения психотерапевт работает с общим состоянием усталости клиента, отсутствием у него интереса ко всему, с чувством опустошенно-
' Кемпински А. Психопатология неврозов. Варшава, 1975. — С. 21.
дсишераши_____________________
сти, спешки и скуки при этом трудно отделить усталость психическую от усталости физической. Психическое утомление прежде всего проявляется в отсутствии концентрации внимания, ослаблении памяти, чувстве рассеянности, клиенту все надоело, все его удручает, утомляет — не только работа, но и отдых. Клиент чувствует усталость сразу после пробуждения, только к вечеру он немного оживляется.
Повышенная раздражительность к внешним факторам приводит к тому, что клиент хочет их разрушить, убежать от них, чтобы оказаться в лучшем мире.
Спешка и скука обычно приводят к невротизации человека, их считают чертами современной цивилизации.
Истерический невроз. Его симптомы обычно делят на три группы: двигательные, сенсорные, психические. Конкретные проявления их очень многообразны, поэтому психологу необходимо, на наш взгляд, точно ориентироваться на медицинский диагноз, на клинический диагноз. Например, при двигательных нарушениях встречаются различного рода гиперки-незы (размашистые движения) и другие поражения, при сенсорных нарушениях — снижение данной функции перцепции (истерическая глухота, слепота или отсутствие болевой чувствительности) или наоборот повышение функции перцепции (непроходящая боль, зрительная или слуховая сверхчувствительность и т. п.). При психических нарушениях возможны состояния огромного возбуждения или апатии, отличной памяти (гипермнезия) или ее утраты (амнезия).
Сложность клинической картины этого невроза обусловлена тем, что необходимо комплексное воздействие на клиента не только психолога, но и врача-клинициста.
Как отмечает А. Кемпински, все симптомы истерической конверсии — сенсорные, двигательные, психические — можно вызвать при помощи суггестии в гипнотическом трансе.
Это используется психотерапевтами-гипнологами для проведения работы по реконструкции личности больного'. В основе невротических симптомов (напри -
' Подробнее см.: Овчинников 0.8. и др. Гипноз в эксперимен- НДС тальном исследовании личности. М., — 1989/ ч"
ItiH )||
мер, истерия страха) заложен определенный бессознательный смысл, реализации которого отдается вся энергия человека. Бессознательная мотивация определяет болезненные формы фиксации деятельности. Сознание человека как бы принимает логику бессознательного, порождая личностные конфликты. Дешифровка бессознательного для истерика, ее осознание, репродукция личностно-значимых переживаний являются важными конструктивными выходами из личностного кризиса.
Внушение психотерапевта превращается в действенный фактор выздоровления, сила его воздействия достигает степени сверхвнушаемости. Это способствует активизации установок больного на самостоятельное изменение им своего состояния и преодоление невротических форм реагирования.
При нейтрализации патогенного влияния психо-травмирующих факторов осуществляется отрыв от эмоциональных фиксаций, от инфантильных форм разрешения конфликтов личности. Действия клиента и психолога приводят к овладению клиентом собственным поведением с иным способом реагирования. Это очень длительный процесс.
Ипохондрический невроз. Именно он создает часто между психологом и клиентом невротический заколдованный круг. Главными симптомами ипохондрии являются чувство болезни и боли.
Выгодные аспекты болезни, освобождающие человека от многих трудных обязанностей, приводят к устойчивости ипохондрических неврозов. Иногда соматическая болезнь является провоцирующим фактором для появления невроза. Конфликт нарастал, человек в нем держался на поверхности невроза из последних сил, а болезнь создает новую ситуацию, меняет позицию человека и углубляет конфликт. В этом конфликте переплетается множество факторов, и со всеми ими приходится работать психологу: нарушение схемы тела, отсутствие перспектив, выгоды от позиции больного, моральный страх и т. п.
Можно предположить, что при ипохондрии порог болевой чувствительности выступает в его обратно пропорциональной зависимости от общей жизненной динамики. Другими словами, человек веселый, полный жизненного оптимизма, занятый слабее чувствует боль,
чем человек усталый, печальный, отгораживающийся от окружающих или скучающий.
Психолог, работающий с ипохондриком, сталкивается с необходимостью изменить его выгодную позицию — позицию больного.
Невроз навязчивых состоянии'. Страх при этом неврозе образует как бы автономную область психики клиента, которая напоминаниями о себе препятствует нормальному образу жизни. Больной сопротивляется этому страху, борется с ним волевыми усилиями, но все напрасно, а в некоторых случаях это идет и на вред клиенту.
Ритуальность, стереотипность повторяющихся действий являются в этом состоянии как бы гарантией безопасности человека. Навязчивые симптомы могут появиться в трех переплетающихся формах: навязчивых мыслей, навязчивых действий, навязчивых страхов. Все эти формы воспринимаются клиентом как нечто чуждое ему, не входящее в круг его переживаний, и тем самым бессмысленное.
Нормальный самоконтроль при этом невозможен, он становится сверхконтролем, разрастаясь до патологических размеров. Сомнения в правильности выполненного действия принуждают клиента к его повторению. Беспокойство не насыщается, и все повторение начинается снова.
На фоне навязчивых мыслей возникает деперсонализация — нарушается чувство реальности существования, изменяется (увеличивается или уменьшается) схема собственного тела.
Симптомы навязчивых состояний могут быть и при иных заболеваниях и неврозах, но там они носят кратковременный характер и исчезают вместе с другими симптомами заболеваний.
При анализе невроза навязчивых состояний возникают следующие проблемы: принуждение, «кристаллизация» страха, магического мышления и персеверации. Проблема принуждения — это проблема принятия решения, невротическое принуждение состоит в том, что возможности выбора сужаются.
' Подробнее см.- фенстерхайм Г., Байер Ж Тренировка уве- 1Д1 ренности. — Мюнхен. — С. 318 ч»
«Кристаллизация страха» состоит в том, что он ограничивает ситуацию тематикой навязчивости. «Кристаллизация страха» приводит к тому, что гипертрофируется его содержание даже в тех случаях, когда его генез даже в некоторой степени обоснован, как, например, страх перед мышами. Для психолога работа с этой проблематикой состоит в том, чтобы оценить действительное или кажущееся соотношение между чувством и предметом.
Магическое мышление проявляется у клиента как уверенность в защитной функции некоторых форм своей активности, например, прикосновения к дереву, переход улицы только определенным способом и т. п.
Персеверации — повторение одной и той же формы активности, независимо от раздражителей внешнего мира. Этот компонент занимает большое место в генезе невроза навязчивых состояний.
Депрессивный невроз, или понижение настроения, во всей симптоматике выступает на первый план. Обычно выделяют невротическую и циркулярную (эндогенную) депрессию. Интересным представляется замечание А. Кемпински о том, что в случае эндогенной депрессии клиент всегда пробуждает у психотерапевта сочувствие, можно легко понять его печаль и отчаяние. Эти чувства клиента трогают психолога. При депрессивном неврозе эмоциональная согласованность, конгруэнтность с клиентом встречается крайне редко. Такой больной вызывает скорее оценивающее отношение и при этом не особенно позитивное. Психолога могут раздражать его претензии ко всему миру и самому себе, его необоснованное чувство обиды, скрываемое чувство ненависти, неудовлетворенное самолюбие. Психолог должен удержаться от оценки невротического состояния клиента как наказания ему же за грехи.
При депрессии невротическая печаль часто соединяется со скрытой агрессией, сгущение и генерализация эмоций, чувство обиды и вины преобладают у такого человека. Генезис депрессивного невроза чаще всего связан с упрочившимися негативными отношениями с окружающими, а одновременно и к самому себе.
Итак, психолог работает с клиентом, у которого есть клинический медицинский диагноз. В этом случае его
позиция предполагает использование научного материала двух самых основных категорий — категории норма психического развития и категории психическое здоровье.
Реконструкция личности клиента осуществляется психологом успешно только в том случае, если он четко рефлексирует содержание своего воздействия, его обоснованность и эффективность, то есть использует в своей работе научные данные психологии и психиатрии. В картине невротической болезни выступают психологические механизмы, свидетельствующие о явлении дезадаптации и сохранении личностных расстройств, и в то же время в ней существуют механизмы, указывающие на пути их коррекции. Чтобы выбрать наиболее эффективный путь лечения, психолог должен уметь сориентироваться в этих механизмах как в особенностях личности клиента. При этом первичные личностные расстройства связаны с органическими характеристиками человека, и существенную роль в их терапии имеют биологические методы лечения (например, психотропные средства), вторичные личностные нарушения — это нарушения системы отношений личности. Они уже требуют проведения лич-ностно-ориентированной, реконструктивной терапии как в индивидуальной, так и в групповой форме. Коррекция третичных личностных расстройств при неврозах, которые образуются в поведенческой сфере, более конструктивно протекает при дополнении патогенетической психотерапии различными методами поведенческого тренинга.
Психолог-психотерапевт — один из представителей профессии типа «человек—человек», который работает с «материалом» человеческих отношений, строя их и непосредственно в них участвуя.
§ 2. Основные методы психотерапевтического воздействия
Классификация методов психотерапии разнообраз-ча. в рамках каждой классификации представлена та или иная психотерапевтическая теория. В рамках каж- пяд Дого психологического направления возникают новые Ста
r<w 111
методы, которые призваны отразить уникальность психотерапевта, создавшего их. Это естественно, так как в психотерапии успех ее определяется содержанием профессиональной позиции психолога, его научными взглядами.
Целесообразно, на наш взгляд, подчеркнуть, что цели и задачи психотерапии при разных заболеваниях определяются теоретической позицией автора относительно природы и механизмов психических расстройств. Тем не менее для их лечения могут применяться одни и те же психотерапевтические приемы, имеющие, однако, в разных теоретических концепциях свою направленность и специфическое содержание.
Основные методы по форме психотерапевтического воздействия можно разделить на две большие группы:
1) индивидуальная психотерапия и
2) групповая психотерапия'.
Для описания основных методов психотерапевтического воздействия воспользуемся следующей классификацией, которая, с нашей точки зрения, позволяет достаточно точно описать все многообразие современных психотерапевтических методов:
1) методы личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии;
2) методы суггестивной психотерапии и
3) методы поведенческой (условно-рефлекторной) психотерапии.
Остановимся на описании этих групп методов. Итак, методы личностно-ориентированной (реконструктивной) психотерапии соответствуют ее целям и задачам, а они таковы:
• изучение личности больного, его эмоционального реагирования, мотивации, системы отношений;
• выявление и изучение этиопатогенных механизмов, способствующих как возникновению, так и сохранению невротического состояния;
• достижение у больного осознавания и понимания причинно-следственных связей между особенностями его системы отношений и его заболеванием;
См. кн.: Карвасарский Б.Д. Психотерапия. — М. 1985.
• помощь больному в разумном разрешении психотравмиру-ющей ситуации, изменение при необходимости его объективного положения и отношения к нему окружающих;
• изменение отношения больного, коррекция неадекватных реакций и форм поведения, что ведет к улучшению самочувствия больного и к восстановлению полноценности его социального функционирования.
Патогенная психотерапия на завершающих этапах близка к перевоспитанию, об этом писали В.М. Бехтерев (1911), П.Б. Ганнушкин (1927), К.И. Платонов (1956), Е.К. Яковлева (1958) и др.
Основным инструментом психотерапевта в этом методе является его интерпретация связей между состоянием больного и его жизненной ситуацией, особенностями его системы отношений и мотивации. Интерпретация осуществляется как в виде прямых вопросов, так и в виде косвенных вопросов, замечаний и т. п.
Одна из основных задач психотерапевта состоит в том, чтобы возможно более полно отдавать себе отчет в изменениях, происходящих в значимых личностных структурах клиента, во всех параметрах его субъективной модальности.
В современной медицине осуществляется достаточно многообразно выраженный переход в понимании болезни от нозоцентрической к социоцентрической модели и антропоцентрической.
Это способствует росту интереса к лечебным воздействиям психосоциальной природы, в первую очередь, к групповой психотерапии. Групповая психотерапия, патогенетическая психотерапия основана на применении следующих принципов: группа должна до известной степени являться моделью естественных социальных групп клиента, отношения между членами группы должны в процессе работы постоянно изменяться, на это направлена активность психотерапевта.
Как и в индивидуальной психотерапии основным средством воздействия является вербальная и невербальная коммуникация между участниками группы, включая и самого психолога.
Главной формой взаимодействия в группе являет-^ групповая дискуссия, где происходит фокусирова-ние на обсуждении биографий и проблематики отдельных членов группы (о правилах поведения таких групп см. в §4). Вспомогательные формы групповой психо-
•______________________["щи
терапии — разыгрывание ролевых ситуаций, психогимнастика, рисунок и музыкотерапия.
Это деление весьма условно, так как дело лишь в том, на каком материале строятся отношения членов группы, на каком материале организуются занятия, что способствует большему вниманию к отдельным темам и проблемам. Эти формы занятий решают психотерапевтические задачи, давая дополнительный материал для дискуссии, а также задачи психодиагностические (в плане личной психодиагностики).
Разыгрывание ролевых ситуаций представляет группе материал для понимания проблем отдельных участников группы. Эта форма оказывается полезна, когда группа начинает излишне «интеллектуализиро-вать» решение проблемы. Оно бывает также полезно, если участникам группы трудно вербализировать эмоции и проблемы.
Разыгрывание ролевых ситуаций может быть отдельным занятием или может быть включено в ход дискуссии. Если это отдельное занятие, то все клиенты получают одну тему и разыгрывают ее по очереди, выбирая себе партнера из группы. Темы могут быть самые разные. Например,
тема 1 «Трудный разговор» (поговорить с человеком, который неприятен или неприятен предмет разговора),
тема 2 «Просьба» (попросить что-либо у человека, который не склонен удовлетворить просьбу),
тема 3 «Требование» (потребовать что-либо от человека, который не хочет выполнять требование),
тема 4 «Примирение» (помириться с человеком, который обижен),
тема 5 «Обида» (высказать человеку обиду, этот человек знает, что обида заслужена),
тема 6 «Неудовольствие» (выразить неудовольствие поведением близкого человека, который считает, что ведет себя правильно).
Иногда это можно использовать для проведения поведенческого тренинга, но это делается реже. Чаще ее включают как элемент дискуссии для прояснения переживаний и действий клиента.
Притом клиенту может быть предложено повторить ситуацию со сменой роли, его самого может играть психотерапевт или один из участников группы.
лимщ™______________________1
Можно применить и следующий прием: во время занятия за спиной клиента встают двое играющих и воспроизводят «внутренний диалог», то есть то, что думает или чувствует, по их мнению, в этот момент каждый из играющих, но не может или боится высказать открыто. Те же два члена группы могут воспроизвести «внутренний диалог» играющего клиента, поведение и переживание которого противоречивы, каждый из них может выразить одну из противоречивых сторон переживаний и мыслей.
Эти приемы позволяют уточнить проблемы клиентов, сделать их содержание предметом взаимодействия в группе.
Материал обсуждается не только на этом занятии, но и используется в дальнейшем в ходе групповой дискуссии.
Психогимнастика может быть одной из форм психотерапии, где предмет взаимодействия строится на основе двигательной экспрессии, мимики, пантомимы.
Упражнения в психогимнастике направлены на две цели: уменьшение напряжения, сокращение эмоциональной дистанции участников группы, выработка умения выражать свои чувства, мысли, желания, свои и другого человека.
Психогимнастику обычно начинают с упражнений на внимание, это, например, следующие упражнения:
1) «Гимнастика с запаздыванием»: вся группа повторяет обычное движение или физическое упражнение, отставая от ведущего на одно движение. Темп упражнения постепенно нарастает.
2) «Передача ритма по кругу». Вслед за одним из участников группы все ее члены поочередно по кругу повторяют, хлопая в ладоши, заданный ритм.
3) «Передача движения по кругу». Один из участников начинает действие с воображаемым предметом так, чтобы действие можно было продолжить, сосед продолжает действие, и воображаемый предмет обходит весь круг.
4) «Зеркало». Участники группы разбиваются на пары и по очереди повторяют движение своего партнера.
Упражнения на снятие напряжения состоят из простейших движений: я иду по воде, по горячему песку, спешу на работу, возвращаюсь с работы, иду к врачу, Упражнение «Третий лишний» и другие.
____________________________[""Jffl
Упражнения сокращения эмоциональной дистанции с партнером (предполагается уменьшение пространственной дистанции): разойтись с партнером на узком мостике, сесть на стул, занятый другим человеком, успокоить обиженного человека, выразить прикосновением свое отношение к другому человеку, «передача чувства по кругу» и т. п.
Невербальное поведение. Упражнения на понимание чувств другого человека
1) Разговор через стекло: договориться о чем-либо с помощью жестов.
2) Изобразить то или иное состояние человека, например, радость, гнев, обиду, сочувствие, ненависть и т. п. Изобразить психологические особенности другого человека и себя: каков я есть, каким я был, каким я кажусь другим, каким хочу быть и т. п.
3) Понять, какое чувство хотел выразить другой человек.
4) Обратить на себя внимание группы.
Все упражнения входят в подготовительную часть работы группы. На других занятиях возрастает роль пантомимы. Психолог задает тему и клиенты выражают ее невербальными средствами. Темы психотерапевт ориентирует как на проблемы отдельного клиента, так и на проблемы всех участников группы, на межличностные отношения в группе. Примеры тем:
1) «Преодоление трудностей» (все участники в пантомиме по очереди изображают, как они это делают);
2) «Запретный плод» (все клиенты по очереди показывают, как они себя ведут в ситуации, когда их желание расходится с внешними или внутренними нормами — роль запретного плода играет любой предмет);
3) «Моя семья» — методика социальный атом: клиент выбирает членов группы и рассаживает их в пространстве так, как это, по его мнению, отражает в пространстве отношения эмоциональной близости между членами семьи. Полученный рисунок обсуждается с членами группы с позиций, например, смены ролей,
4) «Скульптор» — один из членов группы выступает в роли скульптора, то есть придает членам группы позы, которые выражают его представление об особенностях членов группы и их конфликтах;
5) «Чувства» — выразить (или понять) отношение к каждому члену группы;
6) «Моягруппа» —выразить или понять свое отношение к членам группы, расставить их в пространстве, физически расстояние характеризует степень эмоциональной близости.
Все переживания участников группы и результаты их действий являются предметом обсуждения в группе — предметом группового взаимодействия.
Проективный рисунок. Его тема задается или же дается свободная тема. Примерные темы: какой я, каким бы я хотел быть, каким кажусь окружающим, моя семья, мои родители, я среди людей, мое представление о больном неврозом, мое представление о здоровом человеке, самая большая трудность, самое неприятное переживание (указать период жизни или вообще), моя главная проблема, что мне не нравится в людях, три желания, остров счастья, жизнь без невроза, мой любимый герой, кто-либо из членов группы, мой день рождения и т. п. На рисование дается 30 минут. Затем рисунки вывешиваются и начинается обсуждение. Сначала о рисунке говорит группа, а потом — автор. Обсуждаются расхождения в интерпретации.
Может быть и другой вариант рисования — вся группа рисует одну картину. В этом случае обсуждается участие каждого члена группы, характер вклада и особенности взаимодействия с другими участниками рисования.
К невербальным формам относятся такие методы психотерапии, основанные на лечебном влиянии общения с искусством: музыкотерапия, библиотерапия, имаготерапия, арттерапия, натуртерапия, разговорная (логотерапия), гештальттерапия, трансактный анализ, мориттерапия.
Остановимся кратко на каждом из этих видов терапии, рассматриваемых нами как методы психотерапевтического воздействия.
Музыкотерапия. Считается, что этот метод наиболее эффективен, если музыку исполняет сам психотерапевт, возникает обстановка спонтанного взаимодействия, большей аутентичности, доверительности. Авторы, применяющие его, считают, что у этого метода есть не только положительные стороны, но и отрицательные — клиенты отмечают повышенную тревожность, утомляемость, раздражительность. Примерная пес лрограмма для занятий по музыкотерапии: 41"
Гмн V||
1. Бах. Соната соль минор, ч. 1. Шопен. Соната № 3 Рахманинов, 1-й концерт, ч. 1.
2. Шопен. Ноктюрн ми-бемоль мажор, соч. 9. № 2. Шуберт. Симфония № 7 до мажор, ч. 2. Чайковский. «Времена года», февраль.
3. Лист. Ноктюрн № 3. Моцарт. Симфония № 25, ч. 2.
Шопен. Вальс № 2.
Библиотерапия как лечебное воздействие на психику больного человека при помощи чтения книг. В ходе чтения клиент ведет дневник, анализ которого помогает объективно оценить состояние больного. Этот метод можно применять как в индивидуальной, так и в групповой форме. Список книг психотерапевт подбирает сам в соответствии с проблемой клиента.
Имаготерапия как использование в целях терапии игры образами [imago (лат.) — образ]. Человек создает динамический образ самого себя. Конкретные приемы здесь применяются самые разнообразные: пересказ литературного произведения с переводом пересказа в заранее заданный диалог, импровизированный диалог, импровизация заранее заданной ситуации, пересказ и драматизация народной сказки, театрализация рассказа, воспроизведение классической и современной драматургии, роль в спектакле.
Большую роль при имаготерапии играют ассистенты психотерапевта, бывшие больные и другие помощники по ведению группы — супервизоры.
Цели и задачи имаготерапии следующие:
• создание для клиента условий, способствующих развитию у него способности адекватного реагирования на возникающие неблагоприятные ситуации, способности входить в роль, соответствующую реальности, таким образом развив вается образ «Я», деформированный болезнью,
• укрепление и обогащение эмоциональных ресурсов чел<| века, его коммуникативных возможностей,
• развитие у клиента творческих возможностей по осво« нию новых ресурсов своего «Я»;
• тренировка способности к мобилизации жизненног опыта, развитие саморегуляции;
• обогащение жизни клиента новыми переживаниями
Арттерапия — терапия искусством. Часто используются прикладные виды искусства. Арттерапевтические занятия осуществляются в виде двух вариантов: задания
ца определенную тему при работе с заданным материалом и занятия на произвольную тему с произвольным материалом (клиенты сами выбирают тему, материал, инструменты). Окончание занятий обычно сопровождается обсуждением темы, манеры исполнения и др.
Особое внимание уделяется проявлениям негативизма. Об эффективности арттерапии можно судить на основании положительных отзывов больных, нарастающей активности в посещении занятий и участия в них, появлении интереса к результатам собственного труда, собственного творчества, увеличении времени самостоятельных занятий.
Существует несколько вариантов этого метода:
1) использование для лечения уже существующих произведений искусства через их анализ и интерпретацию клиентами,
2) побуждение пациентов к самостоятельному творчеству,
3) использование произведений искусств и самостоятельное творчество,
4) творчество самого психотерапевта — лепка, рисование и др. — направленное на взаимодействие с клиентом
Натурпсихотерапия, или воздействие природы.
Иногда говорят о ландшафттерапии, хотя достаточно однозначного отношения к этому методу среди специалистов нет. Не подлежит сомнению, что значение натурпсихотерапии будет возрастать как одно из следствий урбанизации человека.
Логотерапия, или разговорная психотерапия. Психолог разговаривает с клиентом, вербализируя для него его эмоциональное состояние, с помощью этого клиент сам справляется с трудной ситуацией, в его личности происходит перестройка, которую он самостоятельно обнаруживает как конструктивные изменения в самом себе, что приносит удовлетворение, повышает степень самоуважения, способствует становлению зрелой личности. Основные понятия, используемые при реализации этого метода, отражают содержание предмета взаимодействия клиента и психолога: самоэксплорация, вербализация, положительная оценка и эмоциональная теплота, самоконгруэнтность, самовыражение.
Самоэксплорация — это мера включенности клиента в беседу, содержание субъективной модальности в предмете взаимодействия с психологом.
9 Абрамова Г С
ruaiH vil
Вербализация — словесное описание эмоциональных переживаний пациентов психотерапевтом.
Положительное отношение, положительная оценка, эмоциональная теплота — признание ценности личности другого человека и забота о нем как о самостоятельном человеке, готовность к сопереживанию с ним.
Самоконгруэнция — совпадение внешней, словесной аргументации и внутреннего состояния человека — клиента или психолога.
Самовыражение — акцентирование наличных переживаниях, мыслях, чувствах, действиях, желаниях в высказываниях психолога или в высказываниях клиента.
Гештальттерапия часто понимается как набор эффективных методов воздействия (Ф. Перлз). Основная их цель — увеличить потенциал личности, повысить ее силы, возможности человека путем интеграции и развития. Основной психотерапевтической процедурой является создание для клиента условий переживания контакта с самим собой, с окружением, повышение осознания различных установок, способов поведения и мышления, которые закрепились в прошлом и сохраняют устойчивость в настоящем, а также проверка, каковы их значение и функции в настоящее время.
Главная форма работы — добровольное участие в группе, где психолог индивидуально, поочередно работает с каждым членом группы, много внимания уделяя преобразованию рассказа в действие клиента. Приемы гештальттерапии делятся на принципы и игры.
Принцип «здесь и теперь» — это главный принцип в гештальттерапии. Клиента просят определить, что он делает в настоящее время, что чувствует в настоящее время, что думает в настоящее время, что хочет в настоящее время. События прошлого просят излагать так, как будто они разворачиваются сегодня.
Принцип непрерывности (континиум сознания) — намеренная концентрация на спонтанном потоке содержания сознания, содержания переживаний, отчет себе в том, что происходит в данную минуту. Таким образом происходит перенос акцента на анализ «что и как», «почему» это происходит так, а не иначе. Особенности процесса действий («что и как») имеют важное значение, так как их осознание и переживание создают более непосредственные предпосылки для их понимания и попытки управления ими.
ОСИХ1ТЦ1Ш
Игры — вторая группа процессов, которые организует гештальтпсихолог. Это упражнения, направленные на конфронтацию клиента со своими переживаниями, дающие ему возможность экспериментировать с собой и другими людьми. Это, например, игры «незаконченные дела», «у меня есть тайна» и другие. Существенное место занимает работа со сновидениями. Сновидения обычно анализируются в форме рассказа от первого лица в настоящем времени, так определяется актуальность переживания. Сон оценивается как актуальное, а не прошедшее явление. Работа над сном может быть похожа на театральное действие, если в ней принимают участие несколько клиентов, которые разыгрывают различные части сна.
Клиенту предлагается домашнее задание, после их выполнения он анализирует представленность в предмете взаимодействия с другими людьми содержания его субъективной модальности. Психолог задает клиенту вопросы, например, о том, говорит ли он о том, что чувствует и чувствует ли он то, что говорит.
Трансактный анализ Э. Берна. В его концепции личность описывается через наличие трех состояний «Я», которые объективно диагностируются по высказываниям клиентов. Это состояния «Я», которые характеризуются как Родитель, Ребенок, Взрослый.
Если в психике человека преобладают генетически запрограммированные эмоциональные реакции и влечения (радость, гнев, удовольствие, боль и др.), то он находится в состоянии Ребенка.
Ребенок проявляется в трех видах: естественный Ребенок, бунтующий и приспособившийся.
Естественный Ребенок не позволяет себе поведения, которое не соответствует ожиданиям и требованиям родителей (из-за страха потерять их). Бунтующий Ребенок отрицает все нормы, авторитеты, дисциплину. Приспособившийся Ребенок конформен, неуверен в себе, в общении со значимыми лицами, робок, стыдлив.
Ребенок диагностируется по высказываниям клиента, в модальности чувств, мыслей, действий, желаний.
Состояние «Я», которое называют Родителем, связано с наличием нормативных и оценивающих воздействий как на себя, так и на другого человека — угроз, запретов, правил поведения. Родитель может быть в 9*
виде контролирующего Родителя, воспитывающего или в виде жесткого Внутреннего Критика.
Состояние Родителя диагностируется в модальности действий: должен, можно, следует, обязан и т. п. Высказывания часто выражают раздражение, желание унизить, возмущение.
Третье состояние «Я» — взрослый. Это приобретение в течение жизни, это тот позитивный потенциал навыков, способностей, помогающий объективно оценить действительность и себя. К этому содержанию психолог обращается во взаимодействии с клиентом. У каждого человека есть эти три состояния, которые Э. Берн называет позициями, диадный контакт (трансакцию) можно рассматривать как случайное использование каждого из этих состояний участниками взаимодействия. Таких трансакций всего девять, они представлены следующим образом: Рд — Родитель, В — Взрослый, Рб — ребенок.
Пересекающаяся трансакция обладает высокой конфликтностью. Содержание межличностного взаимодействия описано Э. Берном через характер игр со скрытой мотивацией.
Игра скрывает мотивы («Я хочу») от всех ее участников, выполняя компенсаторные функции для людей с чувством неполноценности.
Основная цель трансактного анализа состоит в удовлетворении потребности клиента в контакте, где предмет взаимодействия включает все характеристики внутреннего мира, все модальности психического. Благодаря этому клиент приходит к пониманию причин возникновения неконструктивных для него личностных игр. Психолог обучает клиента понятийному аппарату трансактного анализа и пользуется им в своей работе.
Морита-терапия, ее основы были изложены в книге Морита, изданной в Японии в 1921 г. Исходные теоретические положения этого метода связаны с пониманием всеобщей зависимости людей. Условием целесообразного поведения становилась необходимость производить хорошее впечатление на окружающих. В таких обстоятельствах у человека может возникнуть боязнь отношений людей. „-- В механизмах развития патологических рас-/Ы] стройств большое значение приобретает механизм
BciiiBiipam___________________
«порочной спирали», усиливающий симптомы страха людей.
Метод Морита заключается в следующем: первая стадия — период абсолютного покоя при постельном режиме (4—8 дней). Результатом этой стадии является желание действовать. Вторая стадия (5—10 дней) — легкая работа без передышки, но ни с кем не разговаривать, как и на первой стадии. Клиент начинает вести дневник, а психолог ориентирует его на реальность. Третья стадия (5—14 дней) — умеренная или тяжелая работа, требующая усилий по достижению результата. Четвертая стадия (14—21 день) — выход в реальную жизнь, можно говорить не о болезни, а о чем угодно. Клиенту поручается задание, за которое он несет ответственность.

<<

стр. 2
(всего 5)

СОДЕРЖАНИЕ

>>