<<

стр. 7
(всего 12)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

то получится. М.С. Горбачев также пытался построить социализм с человеческим лицом, но ничего не
получилось. Человеческое лицо – это категория больше нравственная, чем политическая и
экономическая, а нравственное содержание нашей демократии очень непривлекательно.
Сегодня проблема не столько в отсутствии необходимых законов, сколько в том, что
существующие законы не работают. Власть не может и не хочет заставить работать Конституцию и
другие законы, они существуют только на бумаге.
В России государственно-управленческая деятельность неэффективна, качество исполнения
решений невысокое. Имеется значительный разрыв между политическими программами и результатами
их осуществления из-за слабых управленческих кадров и государственных служащих. Госслужба при
СССР имела менее бюрократический характер, и чиновник был гораздо менее коррумпирован. Можно
утверждать, что в Российской Федерации, во-первых, отсутствует целостная система государственной
службы как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов федерации, во-вторых, очень низка
эффективность профилактики коррупции госчиновников и борьба с ней, в-третьих, слаб контроль над
госчиновниками со стороны гражданского общества, которое еще не сложилось; в-четвертых, имеются
противоречия в законодательстве о государственной службе и т.п.
Бытует мнение, что у нас великое множество чиновников и их надо сокращать. Однако по
некоторым данным, в России сегодня 1,133 млн. государственных служащих, а в ФРГ – 2,6 млн. США,
Япония позволяют себе содержать большое количество высокопрофессиональных и
высокооплачиваемых государственных служащих, и считают это правильным. Однако в законе США о
реформе государственной службы 1978 г. сказано, что "все служащие должны соответствовать высоким
стандартам профессионального и честного поведения и заботиться об общественном интересе". Создан
совет для защиты от разного рода злоупотреблений со стороны госслужащих.
Усиленное внимание в России и других странах СНГ к частным проблемам отвлекает общество и
правительство от решения наиболее существенных стратегических задач. Например, проблема избрания
или назначения глав регионов, так широко обсуждаемая в СМИ, по-видимому, является вторичной по
отношению к реальным проблемам страны в целом и отдельных ее частей. Способ формирования Совета
Федерации тоже, наверно, является вторичным, а не главным Населению часто бывает все равно, будет
глава региона назначен или избран, лишь бы эффективно выполнял свое главное предназначение.
Привлечение внимания общества к альтернативе избрать или назначить главу региона, по-видимому,
осуществляется для того, чтобы отвлечь внимание от серьезных, реальных проблем, системных и
долговременных реформ. В российской политике торжествует компромисс. Но в российских условиях
технологии компромиссов практически всегда приводят к отказу от системности и целенаправленности в
принимаемых решения, так как каждая договаривающаяся сторона старается не решить наболевшие
общие проблемы, а получить от решения привилегии для себя. Поэтому за последние два года и
предыдущие 10 лет реформ в России и в других странах СНГ практически не решена ни одна
стратегически важная проблема для заметного развития экономики, социальной сферы, го-
сударственности. Причина, по-видимому, в тех самых компромиссах, к которым сводились реформы,
вместо реального изменения ситуации в стране.
По современным моделям цивилизованной демократии власть должна служить гражданам, а не
наоборот. Однако в идеологию российских реформ пока слабо внедряется идея служения власти
гражданам. По тем же моделям современной демократии граждане не всегда должны обращаться к
государству за решением своих проблем, а решать их самостоятельно. Для этого, оказывается, надо
иметь достаточно высокие доходы, чтобы собственными средствами финансировать выполнение
избранных работ или проектов или объединиться с другими, чтобы легче их решить. Это и есть главный
признак гражданского общества, наряду с возможностью активно влиять на власть при принятии реше-
ний, в которых заинтересованы граждане страны. Гражданское общество в России пока очень слабо
развито из-за низкого общественного сознания, неверия в избранную и назначенную чиновническо-
бюрократическую власть. Причина в том, что граждане недостаточно богаты и влиятельны. Опыт
развитых стран показывает, что бедное население никогда гражданское общество не построит.
Российские государственные деятели и политики должны способствовать устранению препятствий,
мешающих гражданам проявлять свою активность в повышении их жизненного уровня, в росте
легальных доходов и самостоятельном решении проблем. В стране должно быть не 5-10% богатых и
20% обеспеченных граждан, а обеспеченным должно быть большинство (80%). Только тогда Россия
сумеет преодолеть системный кризис и создать гражданское общество, но на это, по-видимому,
потребуются десятилетия.
В этом плане следует напомнить, что до Второй мировой войны даже в Америке не было мощного
и многочисленного гражданского общества, и основная масса людей жила достаточно бедно. Во всех
капиталистических странах с гражданским обществом богатство накапливалось десятилетиями и даже
столетиями при неизменном экономическом строе.
3.17. Некоторые предложения по выводу России из системного кризиса
Прорабы перестройки во главе с Горбачевым и Ельциным, не имея четкой идеологии
реформирования страны, не нашли ничего лучшего, как разрушить прежний уклад жизни, не предложив
ничего нового. Выпустив "джина из бутылки", они не смогли совладать с ним и пустили все на самотек,
что привело страну на грань системного кризиса
Для вывода страны из системного кризиса и восстановления экономики необходимо учесть, что.
1) объективные природные и общественные законы, в отличие от юридических, одинаковы для
всех политических, националистических, религиозных и прочих течений и исключают всякие
претензии на превосходство (привилегии) той или иной группы людей,
2) в материальном мире можно и нужно жить только по объективным законам и
закономерностям природы и общества, и нельзя жить как хочется и как нравится. Часто стараются
законы природы приспособить под себя, под свои интересы и потребности. Однако природа не
прощает таких людей и наказывает их, а люди, не понимая этих законов, продолжают идти своим
неверным путем;
3) необходимо пересмотреть и перестроить мышление, сознание, психику каждого человека для
быстрого восстановления экономики и установления более рациональной социальной обстановки в
обществе;
4) высокотехнологичное машиностроение, энергетика, материалы и сельское хозяйство являются
основой развития экономики. При их соответствующем уровне народ будет жить достойно. Если они
не развиты, то никакие рыночные механизмы, частная собственность, конкуренция, социальный строй
не помогут достижению достойной жизни людей;
5) создание более рациональной модели постсоветского информационного общества с
гуманистической ориентацией;
6) наибольшее зло заключается в развале экономики, лишившей работы людей, а не в появлении
"новых русских" и олигархов;
7) нельзя противопоставлять плановую и рыночную экономики, наоборот, их надо рационально
сочетать. Необходимо брать лучшее из социализма и капитализма и совмещать их. Необходимо
всячески поощрять инициативу людей и производства. Нельзя путать экономику с политикой;
8) для обеспечения высокого жизненного уровня населения требуется производство и
потребление 10 тыс. квт/ч электроэнергии в год на душу населения, как в США и Европе;
9) нельзя слепо копировать формы собственности, принципы построения рынка и образ жизни у
США или стран Евросоюза, так как у нас своя история, культура и свой менталитет, нельзя терять свое
лицо, нельзя полагать, что если примем их образ жизни, то мы станем жить как в США;
10)нельзя ставить недостижимые цели впереди реальных возможностей, иначе все останется
мечтой, ведь даже 2000 лет не хватило, чтобы реализовать идеи Иисуса Христа и 70 лет – Маркса и
Ленина [67].
По проблеме вывода России из системного кризиса существуют различные и, как правило,
противоречащие друг другу точки зрения. Приведем некоторые из них.
Кризис, который испытывает система, может носить либо системный, либо структурный характер.
При системном кризисе старая система исчезает и на ее месте возникает принципиально новая (иная)
система. При структурном кризисе из нескольких возможных сценариев поведения системы имеется
хотя бы один, при переходе к которому система сохраняет свои основные признаки и функциональные
особенности, т.е. происходит только ее структурная перестройка [27].
При прогнозировании поведения социальных и политических систем важно отличить системный
кризис от структурного. Иногда их путают, и структурный кризис принимают за системный. Такая
путаница происходит при структурных кризисах капитализма, поэтому часто предрекают неизбежность
гибели капитализма и его переход в социализм. Когда кризис капитализма в различных странах носит
структурный, но не системный характер, власть находит действенные меры разрешения такого кризиса.
Таким структурным кризисом, например, была Великая депрессия в США в 1929 г., но Президент
Франклин Рузвельт и его команда нашли реальные и действенные способы его разрешения, т.е. перевели
капиталистическую систему к новому более эффективному аттрактору. А в начале 90-х годов СССР как
система попал в системный кризис и развалился. Вместо социалистического Советского Союза возникла
новая, принципиально другая система – капиталистическая Россия.
Уместно отметить, что переход к новой системе – это революционный процесс, который всегда
связан с периодом хаоса, восстановления системы управления, экономики и т.п. На это требуется
определенное время (в нашем случае 10-12 лет).
При прогнозировании развития социальных и политических систем важно научиться различать
системный кризис и структурный, для чего необходимо выявлять те факторы, которые позволяют
рассматривать изучаемую бифуркацию как порождаемую системой либо структурными изменениями,
определять принципы влияния будущего на настоящее [27].
Для вывода России из системного кризиса различными учеными предложены разные стратегии,
концепции и программы [4, 6, 22, 60].
Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН в 1994 г. направил в правительство и
Совет Федерации Федерального Собрания РФ свои предложения по выводу России из системного
кризиса. В материалах предлагалось создать в России двухсекторную планово-рыночную экономику,
соединив положительные стороны плана и рынка. При этом для рыночного сектора предлагалось
осуществлять мягкое государственное регулирование и индикативное планирование, а для планового
(государственного) сектора экономики – государственное и корпоративное планирование,
сбалансированное по выпуску продукции и материально-техническому снабжению, труду и заработной
плате, финансам, по федерации и регионам и другим аспектам.
В рамках планового сектора может работать твердый рубль. В [4] предлагается аналогичная
идеология перехода России на двухсекторную (планово-рыночную) экономику.
Двухсекторная планово-рыночная экономика, соединяющая план и рынок, сегодня существует в
Китае и развивается успешно.
Двухсекторная планово-рыночная экономика опирается на государственный сектор и
частнособственнический, который был введен в СССР в период новой экономической политики (НЭП),
существовавшей с 1921 по 1924 гг. При НЭПе оба сектора активно регулировались и направлялись
государством.
Сегодня понятно, что НЭП был своевременным и эффективным мероприятием для подъема
экономики, так как позволил рационально использовать опыт, навыки и частнособственническую
психологию крестьян и мещан для восстановления экономических и производственных связей, подъема
производства и уровня жизни [4]
Во время НЭПа частнособственнический сектор использовал выработанные капитализмом
рыночные инструменты, продажу и найм рабочей силы, коммерцию, частное предпринимательство,
опыт и навыки работы, направленной на извлечение прибыли и дохода
Концепция двухсекторной планово-рыночной экономики для выхода России из системного кризиса
может быть основана на заложенной в Конституции РФ поддержке и защите частной, государственной
или других форм собственности [4].
Для вывода России из системного кризиса и подъема российской экономики, необходимо оценить
стратегические и динамические ресурсы. Стратегические ресурсы определяют, достаточно ли силы и
средств для масштабного производства необходимой продукции и достижения достойного уровня жизни
граждан индустриально развитого государства. Надо определить резерв внутреннего неиспользуемого
инвестиционного потенциала. Динамический ресурс устанавливает, какими темпами может расти
выпуск необходимой продукции промышленности и сельского хозяйства.
Полное открытие российских рынков Западу не принесли России зарубежных инвестиций, и даже,
наоборот, из России вывезено 300-400 млрд. долл. российских доходов, которые работают сейчас на
США и Западную Европу.
17 февраля 1999 г. принято Постановление Государственной думы "Об экстренных мерах по
выводу РФ из кризиса", основные положения которого базировались на идее двухсекторной экономики.
В литературе известен мировой опыт выхода из кризиса различных стран. Так для выхода из
Великой депрессии 1929 г. Президент США Ф. Рузвельт предложил "новый курс". Депрессия США
вызвала общий кризис капиталистической системы. Экстренные меры, предпринятые Ф. Рузвельтом в
1933 г., позволили преодолеть кризис и менее чем за четыре года к концу 1939 г. восстановить
экономику США. Так, если ВВП США в 1933 г. составлял 65% от 1929 г., то в 1937 г. – 102%. Каждый
практический шаг президента США в первые 100 дней основывался на принципах государственного
планирования и регулирования рынка. Усилия Ф. Рузвельта по завоеванию доверия масс, выдвижению
популярных и понятных общенациональных лозунгов обеспечили широкую поддержку его политике.
Правда, следует отметить, что закон по планированию, проведенный Ф. Рузвельтом через Конгресс, был
признан неконституционным и отменен Верховным судом США.
После вступления в должность Президент Ф. Рузвельт ввел планирование промышленности и
государственное регулирование сельского хозяйства. При этом государство резко расширило
кредитование фермеров, снизило проценты по долгам и отсрочило на три года их выплату. Была
объявлена борьба с безработицей через выполнение полезных общественных работ. Ф. Рузвельт выделил
500 млн. долл. и сказал: "Надо дать людям работу немедленно". Были установлены продолжительность
рабочей недели до 44 часов и обязательная минимальная тарифная ставка оплаты труда – 25 центов в
нас. Был усилен госконтроль над операциями с ценными бумагами и уменьшено количество посред-
нических затрат. Была проведена эмиссия денег, и в оборот дополнительно включили 3 млрд. бумажных
долларов, не подкрепленных золотым содержанием, но этими деньгами профинансировали программы
восстановления сельского хозяйства, промышленности, железнодорожного транспорта и др. Эти эмис-
сионные деньги вызвали некоторую инфляцию, но одновременно оживили производство и повысили
покупательную способность населения США. С этого времени эмиссионное финансирование стало в
США ежегодной практикой. Для облегчения эмиссии был фактически отменен золотой стандарт
доллара. Был введен госконтроль над ценами на продукты и услуги, на вывоз золота за границу, велась
борьба с инфляцией [4].
Аналогично, за счет государственного контроля и регулирования, была преодолена инфляция в
Германии, Югославии, Аргентине, Бразилии [4]. Так, в Германии огромная инфляция и безработица
продолжались с 1918 г. до конца 20-х годов, т.е. почти 10 лет. Зарплата выдавалась дважды в день – так
быстро обесценивались деньги. Экономику Германии вывел из кризиса. А Гитлер, взяв большие кредиты
и вложив их в военную промышленность. В конце 30-х годов перед Германией встала дилемма – либо
экономический крах (надо было отдавать долги), либо масштабная война, и Гитлер начал Вторую
мировую войну.
Для решения чрезвычайных общегосударственных задач государство осуществляет мобилизацию
экономики, что означает сосредоточение и интенсификацию использования сил и ресурсов страны в
руках государства. Так произошла мобилизация экономики СССР в период Великой Отечественной
войны, Югославии (1994-1996 гг.), Германии (1932-1939 гг.), Англии (1939-1943 гг.), США (1939-1943
гг.).
В [4] показано, что в России имеются необходимые условия для развития прорывных технологий,
подъема экономики и уровня жизни людей. При революционных технологиях ускоренно развиваются
наиболее важные вектора экономики, отрасли, предприятия, которые станут локомотивами всей
экономики. При этом применяются мобилизационные методы организации и управления производством
и отраслью, материального, трудового и финансового обеспечения, распределения и использования
имеющихся ресурсов.
Увеличение выпуска пользующейся спросом современной продукции в передовых отраслях
(например, в биотехнологиях, информационных и коммуникационных технологиях) на первых этапах
позволит сформировать относительно узкий участок прорыва. На нем повысится уровень реальных
зарплат и доходов, которые будут установлены, исходя из баланса спроса и предложения продукции и
услуг. Эффективность по мере расширения передовых технологий, развития локомотивных отраслей
увеличится. Страна за счет нескольких прорывных направлений постепенно восстанавливает свою
экономическую мощь Такая экономическая стратегия выхода из кризиса найдет всеобщую поддержку и
существенно изменит экономические ориентиры широких слоев населения [4]. Можно считать, что это в
определенной степени уже происходит у нас.
Очевидно, что стратегия вывода из системного кризиса, подъема российской экономики должна
опираться на активную поддержку народных масс. Для этого необходимо:
• выработать такие общенародные цели, которые будут поддержаны большинством населения;
• определить нестандартные механизмы и инструменты управления экономикой, финансами и др.;
• разработать программу вывода из кризиса и подъема страны, обеспечивающую достижение цели и
использующую оригинальные механизмы и инструменты реализации.
В [4] предлагается два возможных пути развития российской экономики: либо продолжить
либеральные реформы в интересах Запада и оказаться в XXI веке на задворках мира, превратившись в
сырьевой придаток Запада; либо, соединив достоинства плана и рынка, создать двухсекторную
эффективную экономику и стать великой, сильной, демократической и нравственной страной.
Для этого у России имеются значительные резервы ресурсов природных, производственных,
научно-технических и людских. Если будет политическая воля противостоять давлению Запада и
заинтересованность в возрождении России, то учеными и специалистами вместе с правительством
вполне по силам разработать концепцию двухсекторной экономики, а на ее основе сформулировать
программу выхода России из системного кризиса.
В [6] для вывода России из системного кризиса предлагается сменить курс реформ на
"мобилизационный" сценарий. Этот сценарий во всех своих вариантах начинается с мобилизации народа
на восстановление односекторной плановой государственной экономики. При этом предлагается
государственной власти брать под свой контроль и управление наиболее важные отрасли и предприятия
промышленности, средства массовой информации, связь, транспорт, внешнюю торговлю и т.п. То есть
осуществлять мобилизационные мероприятия, обычные для стран, находящихся в состоянии
послевоенного восстановления. Очевидно, что при этом уменьшаются "права" крупных собственников и
зарубежных фирм, работающих в России, и с их стороны можно ожидать саботажа, который, по мнению
авторов предложения, должен быть решительно подавлен.
Государство в этом случае обязательно восстановит основные источники своего дохода, введя
монополию на алкогольные напитки и табачные изделия национализировав добычу природных
ресурсов, энергетику, установив монополию внешней торговли и жесткий контроль за транспортом,
связью и средствами массовой информации. Это позволит получить необходимые ресурсные
возможности, на основе которых можно будет проводить модернизацию экономики Россия пока по
совокупному природному потенциалу на душу населения по-прежнему в несколько раз опережает
ведущие промышленные страны мира, некоторые из которых не скрывают претензий на наши
богатства. Предложенный сценарий, по мнению авторов, должен быть патриотической акцией и
основываться на национальных ценностях.
Надо будет учесть, что резкая смена курса реформ будет воспринята в штыки, и ему будет
противостоять Запад и наши олигархи и "новые русские". По этому возникнут проблемы во
взаимоотношениях с международными организациями и западными странами. По-видимому, появятся
большие проблемы с импортом и экспортом продукции, с выездом российских граждан в западные
страны, прекратятся зарубежные инвестиции и начнется бегство капитала из России и т.п.
Фактически при "мобилизационном" сценарии Россия вынуждена будет, жить в условиях блокады
со стороны Запада. Блокада в условиях потери необходимых для самообеспечения России лекарств,
продовольствия и другой продукции приведет к введению карточной системы на несколько лет [4].
В [60] для выхода России из системного кризиса предлагается реформирование экономики
начинать с разработки экономической идеологии. Следует решительно отказаться от идеологии
монитаризма, так как она неэффективна, порождает мелкую, отсталую и неконкурентоспособную
экономику. Запад, к сожалению, ориентирует Россию на такую отсталую экономику. Сегодня в России,
по мнению автора, отсутствует реальный сектор экономики. Главная задача – создать
высокоэффективный реальный сектор экономики, на что уйдет немало времени. Для обеспечения
полноценного старта реального сектора должна быть реализована длинная цепь мобилизационных
доктрин, начиная с введения монополии на внешнюю торговлю и госмонополии на водку, табак, сахар,
наличные деньги и сырье и кончая введением общей трудовой и воинской повинности и амнистией всех
хозяйственных нарушений и нарушителей. Наведение порядка, мобилизация ресурсов могли бы дать
стране, по мнению автора, в одноразовом исчислении дополнительно более 20 млрд. долл. США.
В первоочередном порядке должна быть реформирована сфера управления, налажена система
подготовки и переподготовки кадров для регулируемого рыночного управления. Должны быть
разработаны эффективные технологии рыночного управления, адаптированные применительно к
конкретным условиям.
Автор считает, что для полноценного старта реального сектора экономики России потребуется
дополнительно 60 млрд. долл. США, а для всех предстоящих экономических, социальных, военных и
других реформ, потребуется более 2000 млрд. долл. Накопить первую сумму в России при преобладании
мобилизационного подхода, по мнению автора, можно в течение ближайших двух-трех лет. Только
после старта реального сектора можно ставить вопрос о проведении полноценных социальных, военных
и других реформ.
Возрождение отечественной экономики потребует незамедлительного введения в России
всеобщей экономической свободы, декларации прав предпринимателей на производство и реализацию
любых видов нелицензируемой продукции и услуг, освобождение вновь образуемых предприятий на
три года от уплаты всех налогов, кроме регистрационного взноса и подоходного налога с физических
лиц Всеобщая экономическая свобода должна сопровождаться объявлением государством всеобщей
экономической амнистии, стимулированием возвращения в Россию ранее вывезенных за границу денег
(при обеспечении безопасности их инвестирования в России) [60].
В [22] предложена концепция вывода России из системного кризиса и стратегия развития России
до 2010 г
В работе отмечается, что в российском обществе формируются две полярные модели ценностных
ориентации. Одна из них характеризуется приоритетом индивидуализма, достижением личного успеха,
материального богатства, а другая ориентирована на коллективизм и государственный патриотизм
В настоящее время в России сложилось три неравных социальных слоя слой сверхобеспеченных,
слой обеспеченных и большой слой бедных, что приводит к расколу общества. Глубокий раскол
общества является основным фактором, препятствующим укреплению российской государственности.
Это различие слоев общества по ценностным ориентирам, уровню благосостояния, нормам поведения
крайне затрудняет формирование демократического гражданского общества, так как исчезает сама
основа демократии, заключающаяся в социальном согласии общества по поводу базовых ценностей и
принципов жизни [22].
По мнению автора работы, стратегической целью государства должно быть создание подлинно
либерального общества с эффективной рыночной экономикой, так как стабильный и высокий
экономический рост может обеспечить только рынок.
Рыночная экономика в России находится на начальном этапе строительства Становлению и
развитию рынка в России требуется государственная поддержка. Опыт Восточной Европы и Китая
показал, что эффективные рыночные институты могут быть созданы только сильным государством,
которое умеет управлять своей собственностью и жестко контролирует соблюдение правил рыночной
игры как субъектами рынка, так и государственным аппаратом. Это не означает, что государство
должно направить все свои усилия на непосредственное участие в экономической жизни в качестве
субъекта предпринимательства. Прежде всего, государство должно сформировать то, что в теории
рыночной экономики называется общественным сектором. Государственный сектор в экономике
должен управляться эффективно, но следует понимать, что он служит достижению формирования
налогооблагаемой базы, созданию рабочих мест, поддержанию пропорции воспроизводства, что
является важной деятельностью государства [22].
Должна быть разработана и осуществлена целостная и последовательная стратегия развития
госсектора и создана целостная и сбалансированная инвестиционная политика.
Государство должно законодательно зафиксировать тот минимальный уровень оплаты труда,
который принимается обществом в качестве минимально допустимого, но превышающего
прожиточный минимум.
В долгосрочной стратегии социально-экономического развития России должны быть прописаны
пути и технологии реализации функциональных, отраслевых и региональных аспектов развития [22].
3.17.1. Проблемы промышленного роста и естественные монополии России
Установлено, что темпы промышленного роста снижаются в среднем на 0,82% при повышении
цены барреля нефти на один доллар. Чем выше цены на нефть и газ, тем лучше для топливной
промышленности, но для всех остальных отраслей хуже. При этом особенно сильно вредит
подорожание нефти наукоемким высокотехнологичным отраслям (авиация, электроника, связь,
информатика, электротехника, приборостроение и др.), которые делают страну цивилизованной. Все
цивилизованные страны, как правило, осуществляют экспорт высокотехнологичных готовых изделий,
а не сырья [43-46].
Повышение стоимости барреля нефти на один доллар замедляет темпы роста в сырьевых отраслях
на 0,1 %, а в обрабатывающих отраслях (машиностроение, химия, легкая промышленность) они
замедляются намного больше – на 1,7%.
Некоторые ошибочно думают, что с повышением цен на нефть сырьевые отрасли богатеют и
заказывают новое оборудование у обрабатывающей отрасли, а инвестиции и доходы населения растут.
На самом деле это не так. При повышении цены нефти за баррель на один доллар, инвестиции в среднем
как раз сокращаются на 1%. Это обусловлено тем, что в России в топливном секторе производится всего
лишь 10% ВВП, остальные 90% ВВП производится в отраслях, на которых повышение цены на нефть
действует отрицательно. Если бы мы жили в Кувейте или в Саудовской Аравии, где ВВП на 80-90%
состоит из нефти, тогда повышение цены на нефть благоприятно влияло бы на рост экономики. Если
цены на российскую нефть на международной бирже растут, то в страну поступает больше
нефтедолларов и поэтому импорт растет, а объем российских товаров падает. В результате иные отрасли,
которые формируют 90% ВВП, сокращают объем производства и становятся менее конкурентны. Поэто-
му оказывается, что чем ниже международные цены на российскую нефть, тем лучше для экономики
России, а не наоборот, как ошибочно думают многие обыватели. Если грамотно подойти, то даже
мировой нефтяной кризис может для нас в какой-то степени оказаться выгодным, если сохранить
соотношение, когда 90% ВВП формирует промышленный сектор, а 10% – топливный сектор, как сегодня
[44-48].
Похожее положение мы имеем в трех естественных монополиях – в Газпроме, РАО "ЕЭС России" и
МПС. В 1992 г. эти три монопольные компании производили 10% всей российской продукции и при этом
получали 8% всех инвестиций в стране, тогда как сейчас суммарный объем производства продукции этих
компаний несколько снизился (с 10% до 9,5%), а инвестиции возросли до 18%. Выходит, что деньги
стали в этом монопольном секторе использоваться в два раза менее эффективно, чем в экономике страны
в среднем. При этом 10 лет назад работающие в РАО ЕЭС, Газпроме и МГТС получали 3% фонда оплаты
труда всех работающих в нашей стране, сейчас ФОТ более чем в два раза больше – 6,5%. Так, в газовой
промышленности средняя зарплата в 4,3 раза выше, чем в среднем по стране, а в энергетике в 1,7 раза
выше. Конкуренции на рынке газа, электроэнергии и железнодорожных перевозок в России нет, чем они
польются и повышают тарифы на свою продукцию. Если сравнить цены продукции этих корпораций,
например, с уровнем их цен 1991 г., то увидим, что в среднем за эти годы тарифы естественных
монополий росли в 3-4 раза быстрее, чем цены в магазинах [48].
Намеченные сегодня реформы естественных монополий не начинаются с обеспечения финансовой
прозрачности естественных монополий и связанных с ними структур. Вследствие чего государство не до
конца видит и понимает, чем могут завершиться реформы, и вместо интересов общества защищает
интересы руководства естественных монополий и рост их тарифов.
Власть вынуждена согласиться с руководством РАО "ЕЭС России" повысить тарифы на
электроэнергию в 2-2,2 раза за 4-5 лет. За то же время намечается увеличить внутренние тарифы на газ в
2,4 раза. Подтягивание тарифов к европейскому уровню без существенного повышения зарплаты
загоняет экономику России в тупик, лишает ее возможности развития и приводит к депрессии я кризису
Расчеты показывают, что для нашего уровня жизни и экономического развития цены на
электроэнергию, газ и железнодорожный транспорт сегодня, до повышения тарифов, завышены по
сравнению с уровнем США и Европы примерно на 40%. Так, например, в США 1 кВт/час стоит 4 цента, а
в России – 1,8 цента. Но при этом, если принять уровень жизни в США за единицу, то российский
уровень составит где-то 0,4 [48]. Поэтому повышение тарифов на электроэнергию, газ, железнодорожные
перевозки до американского уровня снизит уровень жизни в России ниже предела выживания.
Необходимо отметить, что из-за повышения тарифов экономический рост в России в 2002 г. замедлится
на 0,1-0,6%, а инфляция напротив, вырастет на 2-8%, что признает как Минэконразвития, так и сами
естественные монополии. Зачем тогда стране такие потрясения, ради чего повышают тарифы? Ради
благополучия самих естественных монополий, а не народа и страны в целом.
В экономике России преобладает сырьевая тенденция развития. Однако это было бы приемлемо,
если бы на доходах от сырьевых ресурсов год от года крепла промышленность страны. Но этого не
происходит. Многие предприятия, чтобы выудить средства, подстраивают свои производства под заказы
монополий, оставляя для лучших времен высокие и наукоемкие технологии. Но это движение в
тупиковом направлении, уже обозначившемся в мировой экономике.
В прошлом году газовые и нефтяные компании поставили на экспорт рекордное количество газа и
нефти, чему надо было бы радоваться, однако эти национальные богатства государство отдает в бюджет
и сжигает в топках электростанций. На вырученные деньги мало строится заводов по переработке нефти,
газа и угля в высокотехнологичные продукты для своей страны и экспорта.
Сегодня наши энергоносители превращаются в электричество, тепло и доллары.
В 2001 г. темпы роста потребления в России электроэнергии из-за деградации промышленности
упали в три раза, а небольшой рост ВВП достигнут в основном за счет услуг, а не производства. Курс
доллара и цены на товары и услуги год от года растут, тарифы на электроэнергию выросли на 20%, на
30% вырастут тарифы других естественных монополий. Если учесть при этом ежегодную 20%-ную
инфляцию по основным товарам и услугам первой необходимости, то никакие повышения зарплаты и
пенсий за этим не угонятся [15]. Можно утверждать, что пока государство проиграло спор за
цивилизованный рынок, уступив лидерство монополистам. Государство пока только сдерживает
аппетиты сырьевиков, ограничив рост тарифов почти в три раза. От государства требуется активное
участие в создании рынка энергоресурсов. При этом целесообразно условно разделить все предприятия
на эксплуатирующие недра, торгующие и производственные. По-видимому, предприятия, добывающие
энергоресурсы, как самые эффективные, должны облагаться высокими налогами, так как недра являются
достоянием всего населения страны и должны служить всему населению России. А с
высокотехнологичных производств налоги можно брать не деньгами, а натурой. Так, если строишь
четыре ТЭЦ, три себе, а одну государству [9]. Необходимо государственное стимулирование
производства, способное дать сильный толчок развитию всей промышленности и высоких технологий в
ТЭКе. Иначе ни у ТЭКа, ни у страны не будет достойного будущего [15].
3.17.2. Эффективность частного и государственного управления
Принято считать, что частный собственник всегда эффективнее государственного, поэтому
целесообразно приватизировать больше предприятий, что неверно или спорно.
С самого начала реформ подразумевалось, что по мере их проведения будет улучшаться состояние
экономики, так как смена государственного неэффективного собственника на частного приведет к
благополучию отечественных предприятий. Процесс приватизации государственных предприятий идет
уже несколько лет, год от года растет и число частных предприятий. Однако при этом почему-то растет и
число нерентабельных (убыточных) частных предприятий.
Нередко государственное предприятие при хорошем управлении оказывается эффективнее
частного, поэтому его приватизация нецелесообразна. Так, например, французское государственное
автомобильное предприятие "Рено" и частный автоконцерн "Пежо" весьма успешно конкурируют не
только между собой, но и на европейском и мировом рынках. Получается, что и государство может
вполне успешно, не хуже частного управлять своей собственностью.
По-видимому, количество убыточных предприятий увеличивается скорее по причине отсутствия в
стране эффективного ценового регулирования, а не от того, какими темпами идут инфляция и
приватизация [57]. Рассмотрим связь роста убыточных предприятий с ростом инфляции и, следовательно,
ростом цен на товары и услуги.
Понятно, что если инфляция в стране за год составляет, допустим, 15-18% (2001-2002 гг.), это не
означает, что все товары и услуги одинаково подорожают на указанные проценты. На практике
различные товары и услуги имеют разную ценовую эластичность. Так, товары первой необходимости
имеют нулевую ценовую эластичность и раскупаются в прежнем объеме, даже если цена на них
поднимется в два раза. Товары со средним уровнем ценовой эластичности даже при небольшом подъеме
цены будут раскупаться значительно меньше. Товары и услуги с высокой ценовой эластичностью могут
вообще не подорожать – иначе их просто перестанут покупать. Самое печальное, что быстрее всего
растут цены именно на товары и услуги первой необходимости.
Рассмотрим связь роста цен на товары и услуги за счет инфляции и роста числа убыточных
предприятий. В самом деле, если население вынуждено покупать предметы первой необходимости при
возросшей инфляции по значительно возросшей цене, то у людей не хватает денег, чтобы купить другие
товары и услуги. Поэтому предприятия, выпускающие эти товары и услуги, вынуждены резко снизить
объемы реализации и понести убытки. И это не зависит от того, является ли предприятие частным или
государственным. По-видимому, в первую очередь пострадают и станут нерентабельными и даже
убыточными предприятия, производящие продукцию и услуги высокой и средней ценовой эластичности,
т.е. не относящиеся к товарам и услугам первой необходимости.
Поэтому предприятия будут вынуждены сокращать объемы выпускаемой продукции или вовсе
сворачивать производство.
Кстати, при таком положении дел показатели роста ВВП в России на 2,5-3% обеспечиваются
только в результате простого пересчета в долларовом эквиваленте экспортной продукции, а не за счет
повышения эффективности экономики и производительности труда. Очевидно также, что по правилам
экономики процент роста зарплаты не должен превышать процент роста производительности труда, а
точнее, процент роста эффективности экономики, что не выполняется у нас. Поэтому мы наблюдаем в
стране относительно высокую инфляцию (15-18%) по сравнению с западными странами (2-5%).
Рост нашего ВВП четко коррелируется с динамикой мировых цен на экспортную продукцию, и в
первую очередь на нефть и газ. Падают мировые цены на нефть, и сразу замедляются темпы роста
нашей экономики (ВВП). Еще можно было бы поверить в реальный рост ВВП, если бы на всю
вырученную от экспорта валюту закупались импортные товары, однако известно, что основную часть
валютной выручки скупает Центральный Банк России, чтобы рассчитаться по внешним долгам [56, 57].
По-видимому, если бы у страны не было внешних долгов, тогда купленные Центробанком доллары все
равно ушли бы в валютные резервы ЦБ, и не было выроста ВВП, поскольку сама по себе валюта
является не товаром, а его эквивалентом.
Еще раз вернемся к проблеме приватизации предприятий и отметим, что приватизация не должна
быть самоцелью, а одним из важных средств решения текущих задач по повышению эффективности
приватизированных предприятий и экономики в целом. Очевидно, что если частное
предпринимательство "задолжало", то государство вводит внешнего управляющего, и наоборот, если
государство не справляется с принадлежащим ему предприятием и не может обеспечить хорошую
эффективность, его приватизируют и передают в частные руки с целью повышения эффективности его
деятельности [56, 57].
Несколько слов об эволюции экономических систем. С точки зрения системного подхода эволюция
экономических систем направлена на обеспечение в большей мере выгоды, чем ущерба. Для
обеспечения устойчивости экономической системы важны положительные и отрицательные обратные
связи от потребителя к производителю, а также регулирование и стимулирование производства и
потребления. Предложение становится функцией спроса.
В экономической системе в первом приближении различают две основные формы, рыночную и
государственную (плановую). Теоретик экономики свободного рынка А. Смит называл условия ее
развития: 1) свобода торговли; 2) правительство не устанавливает цены на товары и не регулирует ни
качество, ни количество товаров; 3) свободный выбор частным лицом любого занятия в любом
избранном направлении; 4) заработную плату определяет простое соглашение нанимателя и
нанимаемого; 5) правительство не вмешивается в бизнес и обеспечивает безопасность, законодательную
базу и некоммерческие общественные расчеты.
Идеал государственно-плановой экономики проистекает из того, что в каждый момент времени
государственный плановый орган обладает достаточной информацией о потребностях товаров и услуг и
поэтому может составить и эффективно реализовать на определенный период план работы для полного
удовлетворения спроса.
Однако реально существующая экономика носит смешанный характер, сочетая черты рыночной и
плановой экономики. Если в экономике преобладает (доминирует) рыночный фактор над плановым,
будем условно называть ее рыночной экономикой, а если в экономике преобладает плановая
составляющая, то будем условно называть ее плановой экономикой.
В рыночной экономической системе особую роль играет конкуренция, вызывая в ней спонтанные,
не планируемые заранее изменения. Конкуренция создает объективную закономерность, которая
заставляет (принуждает) работников и руководство перестраиваться таким образом, чтобы получать
прибыль. Действие конкуренции в рыночной экономической системе во многом аналогично действию
естественного отбора в биологической эволюции.
Равновесие в стабильной рыночной экономической системе означает установление примерного
равенства между спросом и предложением, порождающего систему равновесных цен. Состояние
равновесия устойчиво, если малые отклонения от него вызывают силы, возвращающие систему в
прежнее состояние. Если спрос на товар увеличится, то соответственно увеличится цена на этот товар,
затем возрастут производство и предложение соответствующего товара или услуги, вследствие чего
цена снизится до прежнего значения. Такой автоматизм возникает только в стабильной и свободной
рыночной экономике со свободными ценами, а не в кризисной, как у нас в России.
Если цены не свободны, определяются государством, то равновесие означает, что при неизменной
системе цен не изменяются ни усилия государства по поддержанию этой системы, ни количество
товаров и услуг, реализуемых по этим ценам.
В условиях устойчивого равновесия экономическая система не эволюционирует, она испытывает
затухающие колебания вблизи этого состояния. Всякая равновесная ситуация рыночной экономики
является эффективной. Нарушение равновесия между спросом и предложением может возникнуть по
различным причинам (например, стихийные бедствия, новые технологии, миграция и т.п.).
Восстановление соответствия между новым спросом и новым предложением может быть получено
изменением цен на товары и услуги, включая новую заработную плату и уровень занятости. В рыночной
экономике возникают циклические колебания деловой активности, чередование спадов и бумов.
Сокращение спроса на одни товары, высвобождает производство для изготовления других товаров.
3.17.3. Продовольственная и лекарственная безопасность России
Почти каждая цивилизованная страна имеет свои законы о продовольственной и лекарственной
безопасности. Россия не имеет таких законов. Ни руководство страны, ни Дума не признают
необходимости принятия таких законопроектов. А ведь речь идет не только о производстве
сельхозпродукции, но и о физической и экономической доступности пищевых продуктов. У нас нет
готовности к возможному продовольственному кризису, нет продовольственных планов на особый
(чрезвычайный) период, например при наводнениях в регионах, при засухе и т.п. По опыту других стран
в развитие закона о продовольственной безопасности мы должны еще принять дополнительный закон о
чрезвычайной продовольственной ситуации.
Россия фактически уже сидит на продовольственной игле, так как полностью зависит от
импортного продовольствия. Если сейчас в силу каких-то внешнеполитических причин прервется
импорт продовольствия, то в России начнется массовый голод. В самом деле, дневная энергетическая
норма человека составляет в среднем 3000 ккал. Тогда как сейчас в России она в среднем упала до 2300
ккал (в 1990 г. она доходила в среднем до 3400 ккал). Из имеющихся 2300 ккал 1000 ккал приходится на
импортные продукты питания, а на российские продукты остается всего 1300 ккал, тогда как 1500-1600
ккал на человека – это уже голод. Поэтому прекращение импорта продовольствия приведет к массовому
голоду в России [52].
Деградация сельхозпроизводства идет очень быстро. По самым заниженным цифрам около 30 млн.
гектаров земли у нас не обрабатывается, так как нет техники, нет людей, некому работать на селе. Труд
земледельца, животновода сегодня самый низкооплачиваемый в стране, поэтому молодежь уходит в
город, что вызывает тревогу. К счастью, последние два года (2001-2002 гг.) из-за хороших погодных
условий и высокого урожая зерна (85 млн. тонн, или 600 кг на человека). Россия перестала закупать зерно
и даже стала экспортировать в другие страны. Систематическое недоедание и несбалансированное
питание в нашей стране разрушительно действует на организм. Ослабленный организм очень подвержен
болезням.
США – самый крупный поставщик продовольствия в другие страны, поэтому продовольственное
эмбарго может служить для США инструментом политического нажима.
Судите сами, если научно-медицинская норма мяса на душу населения составляет 80 кг, то сейчас
на душу населения в России приходится всего 30 кг, тогда как в 1990 г. приходилось около 75 кг. Если
научно-медицинская норма молока на душу населения составляет 360 литров, то сейчас в России
приходится 220 литров на человека, тогда как в 1990 г. приходилось 380 литров.
Считается, что страна нормально развивается, если на душу населения производится около тонны
зерна. В США производится 1200 кг на человека, в Европе – около 1000 кг, в России приходится в
среднем около 500 кг на человека (а в 1990 г. производилось до 800 кг).
В коллективных хозяйствах в России в 1990 г. содержалось 50 млн. овец, тогда как сегодня осталось
всего 4 млн. овец. В два раза сократилось число коров, и на восстановление поголовья потребуются
десятилетия [52]. Мы не способны конкурировать с США, которые ввозят в нашу страну дешевые
куриные окорочка и т.п.
Ввоз в нашу страну продуктов питания превысил всякие разумные пределы. Наш рынок
совершенно не защищен правительством ни продовольственными тарифами, ни квотами. Спасти
положение довольно сложно, требуется крупные внутренние и зарубежные инвестиции. Особенно
сложно будет, если мы вступим в ВТО, где нашему сельскому хозяйству придется открыто
конкурировать с мировым.
Несколько слов о лекарственной безопасности страны. Представляется, что рост энтропии для
российской фармацевтической отрасли заканчивается.
Отечественная фармацевтика за счет роста энтропии за последние 10 лет почти уничтожена.
Мировых производителей лекарств такое положение дел полностью устраивает. Они приложили немало
сил, чтобы уничтожить российского конкурента и прибрать к рукам огромный российский рынок. За счет
повышения энтропии российской фармацевтической отрасли снизили энтропию у себя. Сегодня в
российских аптеках 90% импортных медикаментов. Причем 70% составляют ввезенные препараты, а из
выпускаемых у нас в стране оставшихся 30%, якобы российских препаратов, 70% производится из
импортных компонентов. Таким образом, чисто российских лекарств в аптеках всего 9%.
При этом цены на импортные и аналогичные российские препараты отличаются в сотни раз. Так,
что здоровье нации при незначительных количествах своих дешевых лекарств находится в прямой
импортозависимости и грозит безопасности нации.
Необходимо объединение еще оставшихся разрозненных отечественных научных учреждений и
производственных предприятий в жестко структурированные концерны, контроль над которыми будет
осуществлять государство Создающиеся сейчас химико-фармацевтические концерны будут системно
объединять три блока: науку (десяток НИИ), производство субстанции (на основе современных
биотехнологий) и производство готовых лекарственных форм.
Такое структурное замыкание полного фармакологического цикла позволяет существенно
сокращать внутренние расходы и добиваться высоких качественных и финансовых результатов. Такое
химико-фармацевтическое объединение может стать государственным научным центром развития
медицинской в биотехнологической промышленности.
Очевидно, что сегодняшнее положение дел в фармацевтической промышленности и запредельные
цены на лекарство – прямая угроза национальной безопасности. Пока в стране не будет своих
собственных лекарств, придется соглашаться со сверхвысокими ценами, которые диктуют ей
поставщики, отчего больницы остаются без медикаментов. Реструктуризация и концентрация уже
имеющихся научных и промышленных потенциалов даже без дополнительного бюджетного
финансирования позволит осуществить масштабную государственную программу снижения
фармацевтической энтропии и восстановления собственной фармацевтической промышленности для
обеспечения страны своими, более дешевыми лекарствами необходимого качества и в нужном
количестве.
3.18. Системный подход к управлению элементами экономики
Важно отметить, что вмешательства государства в экономические процессы обязательны, потому
что ряд проблем не может быть в принципе решен на рыночной основе. При этом, корректируя в
соответствии с национальными интересами направления приложения ресурсов, механизмы,
используемые государством, не должны подрывать основы рыночных отношений.
Для концентрации крайне ограниченных ресурсов власти должны определить, поддержание каких
отраслей целесообразно в нынешних условиях, какие направления могут дать максимальную отдачу.
Остальные должны быть предоставлены рынку. Пока относительно благополучно живут, по сути, только
топливно-энергетический и металлургический комплексы и отрасли их обслуживающие. В остальных же
отраслях все еще идет мучительный процесс борьбы за жизнь. Казалось бы, рынок должен подталкивать
нефтегазовые компании к разведке новых месторождений, но реально ни одна из них не стремится к гло-
бальным изыскательским работам, не говоря уже о более "мелких" проектах, что свидетельствует об
отсутствии политики государства в области геологоразведки и влияния на добывающие компании.
При формировании промышленной политики необходимо учесть, что воздействие сил рынка на
приоритетные виды деятельности постепенно и неуклонно должны усиливаться. Нельзя, например,
ограничиваться лишь установлением высоких пошлин для защиты избранных производств, поскольку
это может привести к консервации отсталости того ичи иного сектора экономики. Эти
протекционистские меры надо постепенно снижать до нормального уровня, чтобы производители смогли
адаптироваться к мировому рынку, а не изолироваться от него.
В России масса денег (наличных и безналичных), находящихся в обращении, составляет примерно
36-38% ВВП, что недостаточно. Удельный вес государственных расходов в ВВП в таких успешно
развивающихся странах, как Венгрия, Польша, Словения, составляет сегодня 45-50% ВВП, а в странах
ЕС – в среднем 50%.
В налоговой политике необходимо сконцентрироваться не на внешне эффектных, но
малоэффективных мерах, подобных унифицированной 13% ставки подоходного налога, а на выработке
механизмов максимально полного изъятия рентных доходов от природных ресурсов. Ведь нынешняя
система фактически консервирует сырьевую направленность нашей экономики, создавая значительный
перепад в доходности между добывающими и обрабатывающими секторами экономики [46]. Что на
самом деле происходит с налогами, показывают расчеты, приведенные в ЦЭМИ РАН. Сегодня основная
часть налогового бремени (около 70%) приходится на человеческий труд, около 17% налога дает капитал
(предпринимательская деятельность) и всего лишь 13% составляет налог от природной ренты. Парадокс
состоит в том, что с нищенской заработной платы государство собирает преобладающую часть
бюджетных доходов, а с природной ренты берет всего лишь 13%. А по делу и по справедливости должно
быть наоборот [32].
Также впечатляющими выглядят полученные в ЦЭМИ РАН данные по использованию
национальных богатств. По данным этого института в 1999 г. сырьевой комплекс недодал федеральному
бюджету 45 млрд. долл., и суммарные потери государства составили 52,4 млрд. долларов, т.е. почти
объем бюджета страны [32]. Поэтому в [32] предлагается соединить имеющиеся возможности
нашего природно-ресурсного потенциала с трудовыми ресурсами в мощную единую систему и создать в
стране модель национального имущества. Суть предлагаемой модели заключается в изъятии на законных
основаниях в пользу государства ренты от природных ресурсов и доходов от госсобственности.
Сегодня очень важно определиться, наконец, с системой национальных предпочтений и в
соответствии с этим скорректировать нашу экономическую политику.
Очевидно, что в программе выхода страны из кризиса необходим неординарный взгляд, за которым
должны стоять солидные научные разработки и практический опыт. Необходима стратегия действий,
соответствующая в первую очередь национальным интересам. В этом плане важно стабилизировать и
снизить расслоение в обществе за счет более справедливого распределения доходов. Несправедливость и
глубокое неравенство вызывает у населения массовый социально-психологический стресс, что
порождает, с одной стороны, социальную агрессивность, а с другой – социальную пассивность
населения. Социальная агрессивность проявляется в многократном росте числа убийств в России, а
социальная пассивность – в 7-кратном возрастании количества самоубийств [32].
Результаты исследований медиков показали, что до 85% смертности обусловлено именно
психологическими стрессами, а не экономическими трудностями [32].
Важными моментами в стабилизации общества является увеличение оплаты труда бюджетникам.
По мнению академика Нигматулина Р.И. [44, 45], увеличение оплаты труда бюджетникам в три раза не
приведет к большим инфляционным процессам в России. Так, по его расчетам, ВВП России составляет
около 10 трлн. руб., из них около 1,5 трлн. руб. идет на оплату труда работников бюджетной сферы. Даже
если увеличить в три раза оплату труда, ВВП за счет I инфляции составит 13 трлн. руб., т е на 30%
возрастут цены, но в три раза возрастает покупательная способность населения, что со своей сторону
активизирует производство товаров народного потребления. Только таким путем, по мнению Р.И.
Нигматулина, можно поднять спрос и соответственно предложение.
Вместе с тем, когда предлагается "поднять зарплату и поднять потребление", возникает
естественный вопрос – где взять деньги и не возникнет ли недопустимая инфляция? Однако хорошо
известно, что масса денег обладает свойством расти, потребности также поддерживают эту тенденцию.
Так, за 1997 г. масса денег в обращении выросла в России в 1,5 раза, т.е. на 50%. Однако при этом
инфляция выросла незначительно [19].
Откуда взять деньги? Это известно. Так, в США масса денег в обращении (наличных и
безналичных) составляет 56-60% ВВП и выше, в Голландии – 50% ВВП, аналогично и в других развитых
странах, а в России денег в обращении слишком мало [50].
Согласно монитаристской догме, увеличение денежной массы всегда ведет к инфляции. Но в
экономике России, в которой используется только 50% производственных мощностей, печатание денег
для выплаты заработной платы, напротив, должно привести к увеличению выпуска продовольственных
товаров, предметов первой необходимости и товаров народного потребления.
Правительство Е. Примакова в 1988-1999 гг. отказалось от политики невмешательства государства
в экономику, проводившейся его предшественниками, в пользу активной роли государства в
регулировании и реструктуризации хозяйства. Мировой опыт подтверждает, что именно таковым
является правильный путь построения сильной экономики для стран с запоздалым развитием рыночных
отношений.
Известно, что экономика ищет рациональные пути развития при ограниченных ресурсах страны,
что описывается нелинейными моделями. Если рассматривать чисто рыночные отношения без
государственного регулирования, то получаем неуправляемую стихию. Только государственное
регулирование рынка позволяет сохранять экономику в нужном русле. Удержать рынок в стационарном
состоянии без государственного управления невозможно. Идея о "самоорганизации" рынка без участия
государства не реальна. Государство должно следить, чтобы рыночная система попала в устойчивое, или
стационарное, состояние и чтобы внешние возмущения не перевели систему в неустойчивое, или
нерациональное, состояние.
Таким образом, во всем мире рынок контролируется государством и удерживается в нужном
состоянии, но при этом государство не должно переусердствовать. Регулировка рынка должна
осуществляться мягким государственным воздействием, управлением в определенных пределах.
Наилучший выбор для России – это модель развития, нацеленная на воссоздание многоотраслевой
индустриальной экономики. Значительная часть потока российских сырьевых продуктов должна
изменить свое направление с экспорта на внутреннее потребление. Правда, этому будут сопротивляться
МВФ, Мировой банк и различные внутренние силы и деловые круги на Западе, которые заинтересованы
в России как в поставщике сырья и импортере промышленных и сельскохозяйственных товаров. Очень
жесткое противодействие такому повороту оказывает новый класс русских олигархов, которые
разбогатели на волне крайнего либерализма и которые контролируют не только банки и нефтегазовые
комплексы, но и все средства массовой информации.
Может ли российская экономика мобилизоваться на подъем. Есть ли у России резервы? Для
подъема экономики российские экономисты предлагают различные рецепты.
По мнению С. Глазьева, резервы экономики определяются незадействованными ресурсами. А
загрузка производственных мощностей предприятий сегодня в России составляет около 51%. Они
способны выпускать конкурентоспособную продукцию, но нет соответствующих условий.
Предприятия стоят или недогружены потому, что не хватает финансов. А причина нехватки
финансов заключается, во-первых, в росте тарифов естественных монополий, во-вторых, в политике
Центробанка по укреплению рубля, в-третьих, в политике правительства по снижению импортных
тарифов.
Известно, что если государство вынуждено догонять в экономике другие страны, то требуется
активная государственная поддержка конкурентоспособных отраслей производства. Причем сначала
надо выделить такие направления экономики, где при сравнительно небольших затратах можно
получить наибольший экономический рост. Для России таковыми являются информационные,
телекоммуникационные технологии, биотехнологии, авиационная промышленность, ракетно-
космический комплекс, переработка природного газа и др. При государственной поддержке эти отрасли
способны стать локомотивами экономического роста [7]. Финансовые средства для этого надо взять из
бюджета развития, куда нужно привлекать нефтяные и газовые сверх доходы, депозитные сбережения
граждан в Сбербанках. Кроме того, для этой цели Центробанк должен рефинансировать банки развития.
Все это позволит авансировать собственное экономическое развитие.
Советник президента А. Илларионов для подъема экономики предлагает создать
"стабилизационный фонд", похожий на бюджет развития, и направлять туда нефтяные и газовые
сверхдоходы. Однако эти деньги не вкладывать в промышленность, а отдавать на погашение внешних
долгов. Известно, что чем меньше в стране лишних долларов, тем медленнее укрепляется рубль, тем
дороже импорт и, следовательно, выгоднее отечественному производителю. А. Илларионов, в отличие от
С. Глазьева, выступает против оживления отечественной промышленности за счет государственных
инвестиций. Справедливо, что вкладывать государственные деньги в устаревшее, неэффективное
предприятие бессмысленно [19]. У Илларионова логика такая: чем меньше у бюджета расходов, тем
меньше нужно собирать налогов и тем больше экономический рост. По мнению А. Илларионова, тарифы
естественных монополий должны сокращаться за счет создания конкурентной среды, а не расти. Его
расчеты показывают, что для нашего уровня жизни и экономического развития тарифы и так уже
завышены на 40% [43].
К сожалению, как отмечают многие наши и зарубежные специалисты, у правительства пока нет
четкой и понятной стратегии развития российской экономики Президент В. Путин в своем послании
Федеральному Собранию с гордостью заявил, что "мы занимаем второе место по производству нефти и
являемся крупнейшими поставщиками энергетической продукции". А в действительности, нет никакой
стратегии по использованию полученных от этого экспорта доходов для подъема экономики [18].
Необходимо отметить, что успех рыночных преобразований при целенаправленной трансформации
экономической роли государства бывших стран с плановой экономикой подтверждает Китай, который в
отличие от России не самоустранился от экономического регулирования. Передача эстафеты от плана к
рынку могла продолжаться в течение двух десятков лет, как в Китае. В отличие от Китая, Чехия
осуществила "скоростную" реформу, внедряя принципы частного предпринимательства с малого и
среднего звена экономики. Приватизация произошла поэтапно: сначала малые предприятия, а затем,
после обеспечения финансовой стабильности бюджетного баланса и управляемости экономики
появились частные промышленные гиганты, банки.
Государство обязано сначала подготовить экономику к новым условиям хозяйствования,
предотвратить ее криминализацию изнутри, устранить несправедливую конкуренцию извне, научить
менеджеров управлять по-новому, иначе не может быть успеха. В России, по сравнению с другими
странами, была нарушена последовательность событий. Последующие шаги делались независимо от
успеха предыдущих и т.п., тем самым был нарушен системный подход.
По-видимому, затянувшаяся кризисная ситуация в ряде стран переходного типа объясняется, как
правило, не объективными, а субъективными причинами. Для повышения эффективности управления
необходимо совершенствование экономической политики государства при повышении ее регулирующей
роли [19].
3.18.1. Требования системного подхода в финансовой сфере
Существующая в настоящее время в государственных учреждениях очень низкая заработная плата
является главной причиной низкой их эффективности, а следовательно, основным тормозом научно-
технического прогресса. Очевидно, что если рабочая сила дешевле, чем созданное научно-техническим
прогрессом новое техническое средство или новые услуги, то они не имеют перспектив и не нужны
обществу. Так, в Индии при строительстве различных кирпичных строений или при стрижке газонов
практически не применяются строительные краны и какая-либо механизация, а все это делает масса
людей с очень низкой оплатой труда, так как выгоднее использовать дешевый людской труд и
обеспечить множество рабочих мест, чем покупать дорогую технику. Вопрос научно-технического
прогресса в таком обществе не стоит.
Если мы хотим повысить производительность труда огромной армии инженеров, экономистов,
финансистов, ученых, врачей, преподавателей школ и вузов, судей, прокуроров и т.д., работающих в
бюджетной сфере и создающих значительные материальные и духовные ценности общества, то
необходимо обеспечить мотивацию, повысить их личную заинтересованность в эффективном труде
путем значительного повышения бюджетникам оплаты труда. Поэтому реформа заработной платы
бюджетникам является сегодня главным вопросом. Правда, если при этом не реформировать
медицинскую систему, то сколько не увеличивай зарплату врачу, он хорошо работать не станет.
Аналогично надо реформировать школьное и вузовское образование, науку, чтобы повышение зарплаты
преподавателям, учителям, научным сотрудникам создавало мотивацию к более производительному
труду.
Сегодня из-за очень низкой основной зарплаты бюджетники стараются работать на двух и более
работах, что резко снижает эффективность их труда на каждом месте. При низкой зарплате отсутствует
заинтересованность в полной отдаче, в эффективном труде и проявлении профессиональной
инициативы. Одновременно с этим трудно обеспечить необходимую дисциплину труда, что очень важно
для становления эффективной экономики.
Значительное повышение зарплаты каждому специалисту повысит заинтересованность в более
эффективном труде, заставит каждого работника бюджетной сферы дорожить своим местом.
Одновременно с этим у бюджетников возрастет покупательная способность на рынке товаров и услуг.
Если не провести серьезную реформу зарплаты бюджетников, то проведение реформы жилищно-
коммунального хозяйства не даст ощутимых результатов. В самом деле, все доходы бюджетников
проходят через казначейство и поэтому полностью учитываются как в налоговых отчислениях
государственному и местному бюджету, так и в коммунальных оплатах. Тогда как работники
коммерческих структур, чтобы не платить большие налоги, ведут двойную бухгалтерию и официально
выплачивают незначительные суммы, с которых берутся налоги; большую часть зарплаты, с которой не
платятся налоги, выдают в конвертах, иногда даже в валюте. Эта незначительная официальная часть
зарплаты, никогда не достигающая 5-10 тыс. руб., показывается не только в налоговых декларациях, но
и в документах для оплаты коммунальных услуг. Поэтому при расчете жилищно-коммунальных
платежей работники коммерческих структур (даже банков), в соответствии с официальными доходами
по документам окажутся малооплачиваемыми, а значит, не будут в полной мере покрывать затраты на
ЖКХ. Все трудности по оплате жилья опять лягут на бюджетников, у которых вся зарплата фиксируется
как официальная.
Основные характеристики проекта федерального бюджета на 2003 г. предусматривали инфляцию
11-12%. Однако в 2001 г. инфляция была на уровне 16-18%, и при неизменной денежной политике в
2002 г. инфляция достигла 13-15% [53].
Уместен вопрос, а что хуже, инфляционное ослабление рубля или усиление рубля по отношению к
доллару, как это происходило в 1996-1997 гг.?
Для крупных экспортеров нефти, газа, алюминия, очевидно, выгодны высокие темпы инфляции
рубля и ослабление рубля по отношению к доллару, ведь тогда они получают больший рублевый
эквивалент.
Однако привлекать в экономику России иностранные и свои собственные инвестиции возможно
только при усилении рубля по отношению к доллару и стабилизации (снижения инфляции)
национальной валюты. При ослаблении курса рубля по отношению к доллару и высокой долларизации
российской экономики экспортеры-нефтяники и газовики могут привлечь в свои отрасли крупные
инвестиции, но привлечь крупные инвестиции российская экономика в целом не сможет, так как никто и
никогда не будет вкладывать деньги в экономику страны со слабой собственной валютой.
Поэтому проблему усиления рубля решать придется в целях инвестирования экономики в целом.
Но при этом неэффективные российские предприятия обанкротятся, так как импорт создаст для них
большую конкуренцию на российском рынке, и такая ситуация не за горами. К этому надо трезво
относиться – как к неизбежному этапу оздоровления экономики. Если этот этап оздоровления экономики
(повышения конкурентоспособности выпускаемой продукции) Россия не пройдет, то она навсегда
останется сырьевым придатком Запада и свою экономическую конкурентоспособность будет доказывать
только в области сырьевого сектора экономики. Страна, которая не выдерживает конкуренцию в
промышленном или сельскохозяйственном секторе, склонна к сползанию в кризисные состояния, и к
этому надо реально и серьезно готовиться [53].
Наше правительство и Центробанк имеют средства и способы контроля уровня инфляции в стране.
Отрицательная сторона роста инфляции проявляется, во-первых, в снижении платежеспособности
населения или более медленном ее росте. А ведь именно платежеспособный спрос является основным
двигателем роста экономики. Во-вторых, укрепляет недоверие населения к правительству, которое не
способно справиться с инфляцией. В-третьих, увеличивает недоверие к рублевым накоплениям и
инвестициям, вследствие чего доллар останется главным средством сбережения для населения.
Очевидно, что рост потребительских цен, а следовательно, инфляции, будет зависеть от поведения
Центробанка, правительства, а также от политики в сфере регулирования тарифов на услуги и ЖКХ.
Правильный ответ на вопрос о том, верна ли стратегия правительства в росте инфляции, покажет время.
Известно, что в конечном счете все потребительские цены, как и тарифы естественных монополий
(МПС, ГАЗПром, РАО ЕЭС, ЖКХ), растут пропорционально количеству денег, имеющихся в стране у
населения. Отсюда следует, что рост тарифов естественных монополий и потребительских цен
прекратится тогда, когда остановится станок, печатающий новые деньги, не покрытые товарами и
услугами. Причем следует отметить, что связь будущих тарифов естественных монополий с инфляцией
сильнее, чем связь будущей инфляции с этими тарифами. Рост тарифов естественных монополий
происходит потому, что существующие тарифы не дают им максимально возможную прибыль. Кроме
того, наши тарифы значительно ниже мировых и поэтому монополистам выгоднее газ, нефть,
электроэнергию, алюминий, сталь продавать за рубеж. Правда, из-за отсутствия рыночной среды наши
монополии работают неэффективно и поэтому не могут снизить себестоимость продукции. Несмотря на
это, у них в избытке денег, о чем свидетельствуют огромные расходы: этих монополий на непрофильные
активы. Заниженные, по мнению монополистов, тарифы работают на руку сырьевым секторам
экономики. Поэтому именно эти сектора экономики вместе с населением страны сильно заинтересованы
в ограничении роста тарифов. Монополизация отрасли и отсутствие рыночной среды ведет к росту цен и
тарифов на их продукцию.
3.18.2. Перспективы использования внутренних платежных средств
Зависимость между развитием экономики и платежеспособностью населения. В России доля оплаты
труда в структуре затрат на производство гораздо меньше, чем в индустриально развитых странах. Это
является причиной низкой платежеспособности населения, затрудняющей развитие российской
экономики.
Официальный валовой внутренний продукт (ВВП) России в настоящее время составляет около 10
трлн. руб. в год, а официальная годовая зарплата всех слоев населения 1,5 трлн руб., т.е. всего 15% от
официального ВВП. В соответствии с оценками, основанными на комплексном анализе объемов продаж
различных товаров и других факторов, фактический ВВП с учетом теневой экономики равен примерно
15 трлн. руб., а фактическая годовая зарплата с учетом теневых "конвертов" составляет около 4 трлн.
рубл., т.е. 26% от фактического ВВП. В то же время в индустриально развитых странах оплата труда
составляет 50-60% ВВП. В СССР она составляла 50% ВВП [44].
Низкая оплата труда требует удержания заниженных цен (по отношению к ценам на сырье и
энергоресурсы) на товары первой необходимости (продукты питания, жилье, энергия, транспорт и т.д.). В
свою очередь эти заниженные цены не могут экономически поддерживать соответствующие
производства. Например, авиационный пассажирооборот в стране за последние 10 лет снизился со 140
млн. пассажиров в год до 24 млн. А раз авиации некого перевозить, то не нужны авиазаводы, не нужна
авиационная наука. Производство самолетов упало 125 в год до 4.
В России самые низкие в мире цены на хлеб, коммунальные услуги и электроэнергию. Низкие цены
на хлеб означают низкие цены на зерно. Мировая цена на зерно – $100 за тонну, а в России примерно $35.
При этом цены на горюче-смазочные материалы (ГСМ) почти достигли мирового уровня. Чтобы за-
платить на тонну ГСМ, крестьянин должен продать до 6 тонн зерна – почти в 3 раза больше, чем
американский фермер. Поэтому у крестьянина нищенская оплата труда, нет средств на покупку
сельскохозяйственной техники и удобрений. В результате резко сократилось производство
сельскохозяйственной техники, химические заводы, производящие удобрения, работают в основном на
экспорт [44, 50].
Аналогичная ситуация складывается в электроэнергетике. Оборудование электростанций изношено,
отрасль нуждается в инвестициях. При этом многие генерирующие мощности недогружены, выработка
электроэнергии может быть увеличена, но эта электроэнергия не покупается из-за отсутствия плате-
жеспособного спроса. Стоимость электроэнергии в России – всего 2 цента за киловатт-час при мировой
цене 7-8 центов. Наш тариф не покрывает затрат по производству электроэнергии, у энергетиков нет
средств на обновление оборудования. В результате останавливается производство электрогенераторов,
гидравлических, паровых и газовых турбин. Износ оборудования электростанций. Через несколько лет
начнет приводить к авариям. Но инвестиций в энергетику не будет даже после полной приватизации,
потому что никто не будет вкладывать капиталы, если потребители товара не в состоянии заплатить и
двух центов за киловатт-час.
Лауреат Нобелевской премии по экономике Василий Леонтьев утверждал, что индикатором роста
или падения экономики являются потребление электроэнергии и грузооборот транспорта. В I квартале
2002 г. по сравнению с I кварталом 2001 г. потребление электроэнергии в России упало на 3,3%,
грузооборот транспорта снизился на 1-2%. Таким образом, экономика России продолжает оставаться в
состоянии спада [44].
Примерно 3% населения покупают дорогие иностранные автомобили, строят коттеджи из
иностранных материалов, покупают дорогую импортную одежду и бытовую технику, вывозят капиталы
за рубеж, в то время как подавляющая часть населения еле сводит концы с концами. При этом
значительную часть своей нищенской зарплаты население использует для поддержки не отечественного,
а зарубежного товаропроизводителя. Российский рынок заполнен низкокачественным, но дешевым
китайским, вьетнамским и турецким ширпотребом. Благодаря высоким экспортным премиям, которые
выплачивает правительство США, американские фермеры получают возможность продавать в России
куриные окорочка по ценам, меньшим себестоимости. Демпинговые цены, по которым российские
мясокомбинаты покупают южноамериканскую свинину, ниже, чем себестоимость производства свинины
на лучших российских свиноводческих предприятиях. Когда российское свиноводство будет уничтоже-
но, цены на импортную свинину немедленно увеличатся. Однако в отличие от своих зарубежных
партнеров, которые планируют свою деятельность на достаточно длительную перспективу, российские
мясокомбинаты интересует только сиюминутная прибыль. Когда они станут убыточными, их владельцы
уедут за рубеж, чтобы использовать там заблаговременно вывезенные из России капиталы [44].
Внутренние платежные средства в Китае, где переход от административно-командной системы к
рыночной экономике осуществлялся под контролем государства, до конца 1993 г. обращение
иностранной валюты в пределах КНР было запрещено. Находящиеся на территории страны предприятия
и организации могли использовать иностранную валюту только под контролем государства. Однако
наряду с внутренним платежным средством – юанем, который не мог обмениваться на иностранную
валюту, с 1980 до 1996 гг. существовали "валютные юани", которые использовались, в основном
иностранцами, для приобретения импортных товаров в специализированных магазинах и могли
обмениваться на иностранную валюту и на обычные юани. Государственная политика, включавшая
жесткий контроль за импортом, обеспечила быстрое развитие реального сектора национальной
экономики. Когда качество продукции основной части китайских предприятий вышло на мировой
уровень, надобность в контроле за импортом отпала, и в 1996 г. валютные юани были изъяты из оборота.
В современной России непосредственно использовать китайский опыт невозможно, однако
одновременное использование двух платежных средств позволит решить следующие задачи:
• увеличить платежеспособность основной массы населения России;
• обеспечить защиту отечественного производителя от импортных товаров,
• обеспечить соблюдение интересов состоятельной части населения, которой требуются платежные
средства, свободно конвертируемые в иностранную валюту.
С целью решения двух первых задач предлагается для частичной оплаты стоимости
изготавливаемых в России продовольственных и промышленных товаров народного потребления
использовать внутренние платежные средства, не подлежащие обмену на обычные рубли и иностранную
валюту. Внутренние платежные средства (далее – внутренние рубли), которые могут быть реализованы в
виде пластиковых кредитных карт, должны заменять обычные рубли в стоимости товара из расчета 1:1
[50].
Соблюдение интересов состоятельной части населения обеспечивается путем сохранения обычных
рублей в качестве основного платежного средства.
Оплата части стоимости товара обычными рублями должна обеспечивать:
• оплату импортируемых ресурсов производства;
• получение части прибыли;
• выплату части зарплаты, которая необходима для приобретения импортируемых товаров
народного потребления,
• частичную оплату налогов (внутренние рубли должны облагаться налогами по таким же ставкам,
как и обычные рубли).
Часть прибыли, полученная внутренними и обычными рублями, будет использоваться для
расширения производства. Остальная часть прибыли, полученная в обычных рублях, будет
использоваться владельцами предприятия по своему усмотрению.
При замене части зарплаты внутренними рублями работник должен будет получать значительную
добавку к зарплате внутренними рублями, поэтому при частичной оплате товара внутренними рублями
цена товара будет выше, чем при полной оплате обычными рублями.
В ценниках на каждый товар должны указываться:
• цена единицы товара в обычных рублях,
• количество внутренних рублей и количество обычных рублей, которыми должна оплачиваться
единица товара при использовании внутренних рублей.
Один из этих двух способов оплаты товара должен выбираться покупателем. Часть стоимости
товара, оплачиваемая обычными рублями, должна устанавливаться законодательно на основании
соответствующих исследований. Может оказаться целесообразным дифференцированное определение
этой величины для различных групп товаров с учетом средних для данной группы значений доли
зарплаты в стоимости товара, используемых импортных ресурсов производства и других факторов. Для
решения этой задачи может быть использована информация, которая содержится в межотраслевом
балансе.
Внутренние рубли должны вводиться в обращение в качестве добавок к пенсиям, к пособиям по
безработице, к пособиям на детей, к зарплате работников бюджетной сферы и военнослужащих, а также
для частичной оплаты государственных заказов. Внутренние рубли будут использоваться населением
для оплаты части стоимости товаров в специально выделенных магазинах [50].
Чтобы исключить возможность инфляции, вводимые в обращение внутренние рубли должны
обеспечиваться соответствующим увеличением объемов производства пользующейся массовым спросом
населения продукции. В настоящее время большинство населения использует основную часть своих
доходов для покупки продуктов питания. К числу продуктов питания, объем производства которых
может быть быстро увеличен путем использования законсервированных производственных мощностей,
относится, например, мясо бройлеров, куриные яйца, поросята (при условии защиты от конкуренции с
импортными куриными окорочками). Поэтому на начальном этапе для товарного обеспечения
эмитируемых внутренних рублей предлагается использовать соответствующее увеличение объемов
производства мяса бройлеров.
Использование внутренних рублей позволит увеличить как зарплату и пенсии, так и цены товаров
народного потребления таким образом, чтобы при этом увеличилась реальная покупательная
способность населения. Внутренние рубли нельзя будет использовать для приобретения импортных
товаров, поэтому повысится конкурентоспособность российских товаров по отношению к импортным
[50].
Одновременное использование двух платежных средств позволит обеспечить соблюдение
интересов двух полярных групп современного российского общества. Богатые люди, приобретающие
импортные товары, будут использовать обычные рубли, а благосостояние основной части населения
будет обеспечиваться внутренними рублями. В настоящее время в России практически отсутствует
"средний класс", который является основой общества в индустриально развитых странах. Внутренние
рубли обеспечат развитие реального сектора экономики и, таким образом, создадут необходимые
условия для создания среднего класса.
Чтобы исключить возможность нежелательных последствий, массовому внедрению внутренних
рублей должен предшествовать экономический эксперимент в относительно небольшом регионе. При
этом для оплаты стоимости ресурсов производства, которые производятся вне этого региона, государство
должно обеспечивать обмен необходимого для этой оплаты количества внутренних рублей на обычные
рубли. Денежная эмиссия, обеспечивающая такой обмен в условиях экспериментального региона, не
приведет к инфляции.
3.19. Повышение эффективности управления экономикой
В России и в других странах СНГ ситуация кризисная не только в социально-экономической сфере,
но и в управлении, в мозгах людей. Поэтому необходимо фундаментально осмыслить и переосмыслить
то, что происходит, и понять, что является задачей науки управления [19].
Наука управления должна рассматривать народное хозяйство системно, как единое целое, только
такой общий взгляд поможет принимать правильное решение и по частным вопросам. Необходимо
учесть глобальные мировые тенденции развития с учетом национальной специфики.
Кризис в России и в других странах СНГ вошел в застойную стадию с непредсказуемыми
последствиями, с возможным социальным взрывом, разрушением производительных сил и более
резкой социальной дифференциацией [19].
Чтобы двигаться вперед, нужно определить неотложные и первоочередные меры по оздоровлению
экономики и найти эффективные механизмы их реализации.
Как показывает в своих работах академик Д.С. Львов, в России происходит чудовищная
эксплуатация труда. Средний статистический российский работник на один доллар заработной платы
производит в 3 раза больше ВВП, чем средний работник в США. За годы реформ эта диспропорция еще
усугубилась и поэтому возникла масса проблем. Правда, не все согласны с мнением Д.С. Львова,
считая, что это не эксплуатация, а неэффективная работа. На Западе, в отличие от нас, более высокая
производительность труда, меньше ленивых, пьющих непрерывно курящих рабочих.
Если бы мы сегодня решили проблему оплаты труда на основе значительного ее увеличения, то
она стала бы исходным условием развития. Сегодня, по мнению ряда экономистов, надо было бы
поднять оплату труда бюджетникам в 2,5 раза, и только тогда можно было бы осуществлять социальные
реформы [44]. Вклад труда в развитие нашей экономики на протяжении последних 10 лет имеет
отрицательный знак, и заработная плата бюджетников находится на низком уровне. Люди вынуждены
обменивать свой низкооплачиваемый труд на продукты почти по западным ценам.
Российская экономика получает основную часть доходов от природных сырьевых ресурсов
(нефти, газа, металла и других видов сырья). Сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность и
другие сектора пока работают в убыток. 48% предприятий в промышленности, 50% в сельском
хозяйстве и 60% в строительстве являются нерентабельными. Хотя некоторые отрасли обрабатывающей
промышленности в последние годы стали оживать.
Сегодня Россия поставляет на экспорт нефть, газ, металл и за счет этого поддерживает импорт. Но
ориентироваться на такую политику нельзя.
Ориентация на сырьевые экспортные отрасли может завести в тупик. Нужна другая структурная
политика. Необходимо в первую очередь развивать обрабатывающий сектор, прежде всего
машиностроение и ВПК, т.е. наукоемкие высокие технологии. Чтобы вырваться из тисков мирового
кризиса нам нужны не только тысячи мелких предприятий, но монополия, причем монополия,
ориентированная на внешний рынок. Создать мощные конкурентоспособные концерны в ТЭК и ВПК
[19].
Интересно отметить, что с глобализацией экономики по-разному происходит распределение
добавленной стоимости (НДС) между различными странами. Обнаруживается четкая закономерность
перераспределения добавленной стоимости в пользу более благополучных в экономическом плане стран.
Так, соотношение производительности труда в долларовом исчислении к покупательной способности
оказывается меньше у благополучных в экономическом плане стран. В странах "золотого миллиарда"
(семерка наиболее развитых стран Запада) это соотношение меньше или равно единице, а в странах с
отсталой экономикой это соотношение обязательно больше единицы. Например, в России это
соотношение ориентировочно равно 3-5, а в Чехии, Венгрии, Польше составляет около двух единиц.
3.20. Условия подъема российской экономики
За двенадцать лет реформ доля России в мировом ВВП сократилась в два раза, с 5,5% до 2,7% [46].
Шанс на экономический подъем у России есть. Наша страна, как и многие другие, после падения опять
поднимется на достойный уровень. Для этого нужна новая модель роста, смена субъекта развития и
активное действие, а не созерцание.
Надо вспомнить о том опыте экономического подъема, который был в послевоенных Европе,
Японии или в США после Великой депрессии.
Из опыта известно, что для длительного и устойчивого экономического подъема потребовались, с
одной стороны, активная промышленная политика, и, с другой стороны, наступательная финансовая
политика.
Очевидно, что в условиях денежного голода возникают неплатежи и, в конечном счете,
свертывание реального производства.
После Второй мировой войны и в Европе, и в Азии реализовывались два этапа экономической
политики: первый – для исключения гиперинфляции ограничивался выпуск денег (вследствие чего
ощущался недостаток денежной массы); второй – путем выпуска дополнительных денег (увеличения
объема денежной массы) для стимулирования роста производства товаров и услуг. Условием перехода
ко второму этапу явилось восстановление промышленных корпораций, определение экспортных
приоритетов и налаживание работоспособной финансовой системы. Первый этап обычно длился
несколько лет (так было и у нас во времена НЭПа).
К сожалению, Россия задержалась на первом этапе лишних пять лет. В целях "борьбы" с
гиперинфляцией после 1995 г. раскручивался механизм "долговой экономики" в интересах узкого круга
отечественных и иностранных спекулянтов от экономики и политики [41].
Россия до сих пор еще не перешла ко второму этапу. Так, денежный мультипликатор последние два
года составляет чуть более единицы, хотя мог бы вырасти до 3-4, что означает, что на каждый новый
рубль, выпущенный Центробанком, финансовая система могла бы выдать 3-4 руб. кредитов реальной
экономике без возникновения гиперинфляции. Почему так не делают? Говорят, что нет спроса на деньги,
нет "прозрачных" компаний, нет выгодных проектов. Но это не так, есть, конечно, некоторый риск, но он
не больше, чем на Западе [45,46].
Бюджет развития (развития промышленности) практически не работает.
Центробанк, к сожалению, по Конституции не отвечает за экономический рост и поэтому выдает
кредиты коммерческим банкам как коммерческий кредит. А коммерческие банки выдают короткие
кредиты за высокие процентные ставки, которые никак не устраивают промышленников.
Сегодня стране нужен экономический подъем, а не просто "раскрутка" фондового рынка [40, 41].
Европейский банк реконструкции и развития призывает возможных зарубежных инвесторов не
торопиться с инвестициями в Россию, так как нельзя доверять показателям экономического роста
России за 2000-2002 гг. По мнению Европейского банка, "эти показатели дутые. Рыночные реформы
здесь ни причем, а темпы экономического роста увеличились только благодаря повышению мировых
цен на нефть". Многие отрасли промышленности, считает Европейский банк, пока выживают за счет
государственных субсидий. "Пять миллиардов долларов ежегодно расходуется на то, чтобы удержать
цены на приемлемом уровне, а 35 миллиардов долларов уходят на различные дотации и компенсации"
(Трибуна. 2002. 18 июня).
Каковы же новые ресурсы дальнейшего развития экономики России?
По оценке Центра макроэкономического анализа и краткосрочных прогнозов, минимально
необходимым условием для развития и возрождения экономики до 2010 г является хотя бы 7% годового
роста экономики (ВВП). Однако правительство, исходя из реальных возможностей, обещает всего лишь
3-4% годового роста экономики (ВВП).
Считается, что российская экономика исчерпала те резервы, на которых основывала
экономический рост последних трех лет (1999-2001 гг.) Ресурсом роста экономики был рост цены на
нефть, а не рост производительности труда. За это время разрыв между бедными и богатыми, к
сожалению, практически не снизился.
Следует отметить, что в России зарплата растет в два раза быстрее, нем производительность труда
и эффективность экономики, в результате чего может возникнуть скачок инфляции.
Очевидно, что необходимо найти новые ресурсы для дальнейшего роста российской экономики.
Этими ресурсами могут быть следующие три фактора: I) стимулирование малого и среднего бизнеса, 2)
иностранные инвестиции и усиление инновационного фактора в экономике и 3) сокращение доли
малоэффективной государственной собственности, которая пока составляет больше 50%. От первого и
второго факторов, как резерва роста экономики, ожидается наибольший эффект. Именно эти два фактора
дают наибольшую долю ВВП и обеспечивают стабильность в развитых странах. В развитых странах ма-
лый и средний бизнес обеспечивает порядка 60-80% ВВП, тогда как в России доля малого и среднего
бизнеса с трудом доходит до 10% ВВП.
Немаловажно понять, способствует ли российский менталитет достижению высокоэффективного
труда, высокой производительности труда и эффективной экономике.
Ряд ученых считает, что российский характер и менталитет позволяют хорошо делать уникальные
вещи, предлагать новые идеи, но не способствуют качественному производству серийных или массовых
изделий Штучную работу можем делать отлично, даже лучше всех, а серийную на конвейере делаем пло-
хо. Подковать блоху можем лучше всех, а вот с массовой подковкой коней обязательно возникнут
проблемы.
Российский менталитет, психику и характер веками занимают два вопроса: что делать? и кто
виноват? На первый вопрос давно не можем ответить или несерьезно считаем, что специально делать
ничего не надо, кроме увеличения зарплаты. А по второму вопросу всегда "некто" виноват во всем.
Сегодня возникло всеобщее равнодушие ожидания. И такое равнодушие ожидания многих вполне
устраивает. Мы плохо работаем и мало делаем, чтобы поднять производительность труда, эффективность
экономики и создать предпосылки для будущего процветания России.
Кратко рассмотрим причины низких темпов развития российской экономики.
Стагнация экономики и низкие темпы ее развития – бич России. Сегодня наблюдается тенденция к
замедлению экономического роста России.
Известно, что в 2000 г. в России был максимальный экономический рост, достигший 9%, затем в
2001 г. он снизился до 5%, в 2002 г. экономический рост оказался еще ниже – 3,9-4%. По-видимому, в
2003 г. рост достигнет 3-3,3%, а не 4,4%, о которых говорит правительство. Таким образом, объективно
наблюдается тенденция замедления экономического роста.
Россия сейчас живет в основном (на 87%) за счет экспорта сырья (нефти, газа, цветных и черных
металлов, химии, леса, морепродуктов). Россия, кроме боевых самолетов, вертолетов, подводных лодок и
оружия, практически перестала экспортировать другую высокотехнологичную продукцию.
Одновременно с этим на очень низкие темпы роста были рассчитаны отрасли, ориентированные не
на внешние, а на внутренние рынки – легкая и микробиологическая промышленность, электроэнергетика,
машиностроение Одновременно ежегодно падал прирост инвестиций. Так, в 2000 г. прирост инвестиций
был 18%, в 2001 г. – 9%, а в 2002 г. – 3-4%, т.е. не создавались условия для будущего роста инвестиций.
По данным статистики, доходы населения в 2002 г. увеличились на 7-8%, а сегодняшний
официальный уровень доходов составляет 150 долл. в месяц. При этом заметна тенденция тратить
дополнительные доходы на импортные товары, а не отечественные. Так, к концу 2002 г. импорт вырос на
15%, что мешает развитию отечественной промышленности.
Важно отметить, что России нужен рост экономики, но при этом нужна принципиально другая
структура роста: необходимо ослабление зависимости экономики от сырьевых отраслей, топливно-
энергетического комплекса и усиление роли наукоемких высокотехнологичных отраслей –
машиностроения, потребительского сектора, сектора информационных услуг (компьютерные
программы, Интернет, коммуникации, экономика знаний, информационные услуги и т.п.)
Уровень инвестиций, который определяет рост экономики, незначителен; сегодня он в три раза
ниже, чем в 80-х годах. В наши дни рост экономики практически совпадает с темпом роста инвестиций.
Одновременно следует отметить, что идет падение темпов роста мировой экономики и снижается
долевая активность, кроме экономик Китая, Вьетнама. В Западной Европе экономический рост невысок
и составляет всего лишь 1-2% в год, в России – 3-4%, но в Китае – 12%, и, главное, в Европе и Китае
принципиально иная, не сырьевая, структура роста. Там наблюдается ослабление зависимости
экономики от сырьевых отраслей и доминирование наукоемких высокотехнологичных отраслей, чему
сопротивляются сырьевые олигархи в России.
Когда В. В. Путин стал Президентом страны, он объявил о равноудаленности всех олигархов, и в
самом деле олигархи стали меньше появляться и "мозолить" глаза Березовскому и Гусинскому, самым
непокорным, пришлось покинуть страну. Однако следует отметить, что за время президентства В.
Путина олигархи экономически не только не ослабли, а, наоборот, стали еще сильнее. Прибыль этих 5-7
групп олигархов значительно повысилась за счет экспорта сырья и роста цен на энергоресурсы. Теперь
сырьевые олигархи уже скупают другие сектора экономики, создавая гигантские неестественные
монополии. Этот крупный олигархический капитал вместе с бюрократией мешает и малому, и среднему
бизнесу. По-видимому, необходимо перераспределять сверхприбыль олигархических групп. Для этого
необходимо установление рентных платежей на недра и введение прогрессивных пошлин на экспорт
сырья Чем выше цена на мировом рынке, тем выше пошлина. Сегодня, как показывает анализ, 5-7
олигархических кланов скрыто контролируют 60% ВВП России.
Малому и среднему бизнесу в России сегодня не дает развиваться бюрократия и крупный
олигархический капитал, что создает угрозу экономической безопасности страны.
3.21. Инновационное развитие экономики страны
В течение последних десяти лет в российской экономике происходят сложные трансформационные
процессы, связанные с переходом к рыночной организации всего национального воспроизводства.
Критерием эффективности социально-экономического развития страны, при прочих равных
условиях, является общепризнанный в мировой практике показатель темпа роста внутреннего валового
продукта (ВВП). Именно по этому показателю Россия существенно отстает от ведущих стран из-за ряда
причин, определяющими из которых являются плохая реализация экономических результатов НИОКР,
слабая интенсификация производства и низкая производительность труда.
Основа экономического роста в мире – научно-технический прогресс. Если брать США, Европу и
Японию, то там вклад научно-технического прогресса в экономический рост составляет до 90%. Во всем
мире сегодня главный источник прибыли – это интеллектуальная рента, или результаты научно-
технического прогресса [47].
Развитие названных стран уже давно перешло на инновационную социально-экономическую базу.
Это подразумевает, что создается экономика, основанная на научных знаниях. Подавляющая часть
прироста ВВП в странах Запада получена за счет научных достижений, которые воплотились в новые
технологии, системы и оборудование.
Достижения науки и технологии определяют не только динамику экономического роста, но и
уровень конкурентоспособности государства в мировом сообществе. К сожалению, России пока
гордиться нечем: ее доля в мировом рынке наукоемкой продукции составляет около 0,3%, а доля
инновационной продукции – менее 5% от общего объема промышленной продукции.
Основой современных технологий является фундаментальная наука, создающая интеллектуальные
ресурсы общества, основу современной технологии.
Основная цель инновационного развития заключается в получении максимального
экономического эффекта от каждой единицы примененного и превращенного в товар капитала. Можно
утверждать, что в настоящее время в России государственной инновационной политики нет в принципе.
Вместе с тем интеллект и знания являются одним из главных резервов страны, причем единственным
возобновляемым ресурсом. Для его применения у страны есть главное – это образованные кадры и
наука, но, к сожалению, они практически не используются, потому что нет внутреннего спроса на
интеллект и новое знание, нет инфраструктуры, которая этот спрос обеспечит.
Очевидно, что государство должно стимулировать инновационную деятельность, создавать новые
действенные механизмы, например единую инновационную биржу, где будет представлен весь
интеллектуальный потенциал страны, где смогут сойтись изобретатели, промышленники и финансисты.
Любой гражданин через Интернет может подать свою заявку на инновационную биржу для регистрации
изобретения. Уже существует некоммерческое партнерство "Инновационное агентство", которое
работает с заявками на изобретения. По-видимому, биржа должна проводить предпродажную
подготовку изобретения в малый и средний бизнес, внедрять в производство инвестиции и ноу-хау. Что
касается иностранных инвестиций, то иностранцы предпочитают деньги не вкладывать в Россию, а
вывозить специалистов за рубеж, для чего они подают заявку в Роспатент, где называют имя
изобретателя и приглашают его на временную работу. У нашего государства пока отсутствует
инновационная политика, взамен этого есть Комиссия по инновационной политике под руководством
Ильи Клебанова, которая приняла за основу концепцию инновационной деятельности. По-видимому,
электронная биржа инноваций станет реальностью только после того, как на государственном уровне
появится понимание необходимости скорейшего принятия концепции и законов инновационного
развития, что поможет перейти от экономики, основанной на сырье, к экономике, основанной на знании.
Обобщенной характеристикой итогов реального экономического развития хозяйственного субъекта
за год должен стать вектор, состоящий из двух параметров:
1. Темпы роста ВВП, характеризующие количественное развитие субъекта хозяйствования
(региона, страны).
2. Темпы инновационного роста, характеризующие чисто качественное развитие
функционирующего субъекта хозяйствования.
Применение научных и технологических достижений становится важнейшим источником
хозяйственного прогресса.
Инновационный эффект на любом уровне – это, по существу, вклад (материализация) результатов
НИОКР в национальное воспроизводство.
Инновационный эффект от материализации результатов НИОКР в производстве на любом уровне
хозяйствования определяется изменением скорости оборота авансированного (примененного) капитала.
Так, например, средняя скорость оборота промышленного капитала в России составляет примерно 0,3
оборота в год, коммерческого капитала – 2 оборота в год, а банковского капитала – 6 оборотов в год.
Экономическое развитие страны оценивается не только темпом роста ВВП, но и темпом
инновационного развития экономики. Со своей стороны, темп инновационного развития экономики
определяется отношением инновационного эффекта производства к совокупным затратам труда и
капитала.
Только рост инновационного эффекта производства характеризует интенсификацию производства,
т.е. повышение эффективности воспроизводственных процессов в экономике и соответственно прирост
ВВП страны за счет использования инновационных ресурсов, за счет материализации результатов
НИОКР в национальное воспроизводство
Известно, что в рыночных условиях воспроизводства свободный финансовый капитал мигрирует
преимущественно в те сферы и виды деятельности, которые обеспечивают ему наивысшую скорость
оборота (возмещения), что надо учитывать для стимулирования в стране динамического экономического
роста национальной экономики.
По-видимому, темпы роста оплаты труда в национальной экономике не должны превышать темпов
инновационного развития экономики, или темпов роста производительности труда, темпов роста
эффективности экономики, иначе при нарушении этого условия возникнут инфляционные процессы
Необходимо за счет инновационного эффекта НИОКР перейти к активной промышленной
политике.
Необходимо организовать мониторинг и учет инновационного потенциала законченных НИОКР
страны и максимально его использовать.
В развитом рынке все предприниматели гоняются за "ноу-хау", так как в сбалансированном
рыночном обмене каждый предприниматель должен получить прибыль прямо пропорционально
вложенному в производство капиталу и обратно пропорционально периоду его оборота.
Инновационный эффект развития производственного и товарного капитала хозяйствующих
субъектов обеспечивает повышение скорости оборота капитала хозяйствующих субъектов. И напротив,
снижение скорости оборота ведет к деградации капитала, т.е. отрицательному инновационному
эффекту развития.
Анализ экономического развития ведущих мировых стран во второй половине XX в. показал, что
инновационный эффект развития национального капитала является в настоящее время основным
источником роста общественного богатства и непрерывного повышения ВВП на душу населения [47].
Поэтому для предотвращения краха реформ, стимулирования экономического роста или дальнейшего
развития экономики, Россия должна ориентироваться на концепцию инновационного производства, или
научно-технический прогресс, и широкое внедрение НИОКР в производство, так как это наиболее
реально и существенно позволит повысить ВВП на душу населения. Сегодня ВВП на душу населения
составляет для США 40 тыс. долл. в год, а для России всего лишь 8,6 тыс. долл. в год при самом высоком
подушевном природном ресурсе в мире. Главными причинами низкого ВВП в России являются
отсутствие доходов от ренты природных ресурсов (месторождения нефти, газа, алмазов и др.), низкие
доходы от госимущества и от трудового капитала.
Рыночное саморегулирование воспроизводства – это малоэффективный в реальных условиях
оптимизатор процесса роста. Поэтому необходимо разрабатывать и совершенствовать приемы
регулирования рынка, чтобы сохранить достоинства рынка и вместе с тем свести к минимуму присущие
рынку недостатки.
Современное состояние экономики России характеризуется низкой эффективностью
функционирования рыночных механизмов. Чисто либеральная экономика справиться с низкой
эффективностью нашего рынка не в состоянии. Для повышения эффективности рынка необходимо
наличие конкурентной среды. Но для этого требуется избыточное предложение собственной продукции,
а не избыточный спрос. Правда, в последнее время на некоторых сегментах рынка предложение
собственной продукции превышает спрос.
Для заметного движения вперед темп ежегодного экономического роста должен быть 9-11%, и
надо делать ставку на развитие наукоемких высоких технологий, а не на развитие сырьевых отраслей.
Для того чтобы развернуться в направлении наукоемкой высокотехнологичной промышленности и
заняться реальной модернизацией структурной перестройки экономики на основе новых технологий
необходимо осуществить переток денег из сырьевых отраслей в наукоемкие высокотехнологичные
отрасли. Простейший способ перераспределения денег – это изъятие природной ренты дохода от
эксплуатации природных ресурсов через налог на дополнительный доход и экспортную пошлину.
Полученные деньги через бюджет развития и банки развития необходимо вложить в программу
модернизации и перестройки нашей экономики. Правда, это приведет к снижению доходов олигархов,
которые контролируют богатства недр, и поэтому они своим давлением препятствуют этому, а
правительство по ряду причин идет у них на поводу.
Сегодня надо найти точку, воздействие на которую даст максимальный эффект во многих секторах
экономики. Такой точкой является инновация, которая способна запустить внутренние процессы
саморазвития, и самоорганизации и самоуправления
В России наука еще живет, имеется много открытий и изобретений, наработано много
инновационных проектов в ресурсосбережении, в биотехнологии, в лазерной технике и т.д. Необходимо
определить наиболее прорывные направления, в которые, в соответствии с закономерностью
критической точки фазового перехода (гл. 2), можно минимально добавить инвестиции в виде ресурсов и
произойдет переход в новое качество – в инновационный рентабельный бизнес, который будет
формировать инфраструктуру для других сфер деятельности.
Руководство России объявило курс на переход от "экономики трубы" к инновационному развитию.
Инновации в России должны решать проблемы жизнеобеспечения населения и иметь, как правило,
нерыночный характер. Инновационная политика должна обеспечить производство
высокотехнологичной конкурентоспособной продукции, качественных товаров народного потребления и
питания, продовольственную и государственную товарную безопасность в условиях глобализации и
вхождения России в ВТО.
В качестве примера сверхэффективности зарубежных инновационных проектов можно
рассматривать концерн "Дюпон" (США), который изобрел лайкру и разрекламировал это изобретение до
такой степени, что никто в мире не покупает сегодня трикотаж, чулки, колготки без лайкры. В
результате все фабрики мира, выпускающие трикотаж и чулочно-носочные изделия, если хотят выжить,
вынуждены покупать у "Дюпона" патенты или лайкру за большие деньги. Норма получаемой прибыли
на один – два порядка превышает стандартную норму прибыли (5-10%), на которую рассчитывают
фабрики, разбросанные по всему миру и выпускающие товары, содержащие лайкру.
Аналогично этому прибыли всей промышленности мира в области машиностроения,
нефтепереработки, энергетики, электроники, информатики, пищевой промышленности и т.п. перетекают
к тем, кто придумывает и продает необходимые промышленникам инновации, т.е. в сферу чистого
интеллекта, прикладной науки и гуманитарных технологий. Поэтому и в России в первую очередь надо
инвестировать в инновации, где норма прибыли высокая, а не в воспроизводство промышленности в
прежнем советском понимании, норма прибыли в котором очень низкая.
Есть и другой способ развернуться лицом к наукоемким технологиям. В Китае и в других странах
это делается через кредитно-денежную политику, когда Центробанк льготно кредитует Банк развития,
который со своей стороны льготно кредитует высокотехнологичные отрасли и предприятия, но это
требует снижения процентных ставок кредита и, следовательно, ведет к сокращению доходов
финансовых монополистов. Этому противодействуют те, кто паразитирует на дефиците денег, так
называемый банковский бизнес.
3.22. Будущее российской экономики – в информационных и биотехнологиях
Практический опыт свидетельствует, что в России на хорошем и даже мировом уровне всегда
разрабатывались ноу-хау и научно-исследовательские работы (НИР) Опытно-конструкторские работы
(ОКР) и создание опытных образцов реализовывались намного хуже, а массовое производство – совсем
плохо. Можно утверждать, что изделие на уровне идеи у нас лучше и выше мирового, то чем ближе
изделие к серийному производству, тем хуже его параметры.
Уже стало банальностью, что наше мышление проектно и ориентированно на хорошее единичное
изделие, а не массовое производство [26].
Для индустриальной экономики и эпохи массового производства характерна такая структура цен
на высокотехнологичное изделие, когда дешевле всего стоит работа изобретателя, заметно дороже
разработка опытного образца и самые большие деньги тратятся и зарабатываются на стадии массового
производства.
Для постиндустриальной экономики, или экономики знания, интеллекта, информации, все
наоборот, зависимости другие. Коммерческим и очень дорогим продуктом становятся знания, научные
открытия, изобретения, информация, даже не доведенные до товара. Постиндустриальная структура
цены – это индустриальная с точностью до наоборот. Очень дорого стоят ноу-хау, изобретения,
открытия и намного дешевле – массовое производство изделий. Так, в структуре цен, или в
капитализации, фирмы MICROSOFT 85% составляют знания, информация, программное обеспечение,
т.е. информационный ресурс в качестве промышленного продукта, и только 15% составляет все
остальное.
Сегодня в мире стартовые инвестиции в традиционные индустриальные производства значительно
выше стартовых инвестиций в наукоемкие информационные отрасли, биотехнологию и т.п. Например,
стартовые инвестиции в биржу электронной торговли eBuy составляли 250 тыс. долларов, тогда как се-
годня их акции стоят 40 млн. долл., поскольку усилиями этой биржи создан самый большой
потребительский рынок. Они получают деньги не за производственный продукт или технологию, а за
создание рынка услуг как новой формы торговли.
Научно-технический потенциал, накопленный в России и в других странах СНГ, огромен и
практически неисчерпаем. Поэтому ряд совместных фирм вкладывает деньги в покупку и освоение (до
патентной стадии) различных российских ноу-хау, изобретений, открытий.
На Западе, в отличие от России, свои ноу-хау, изобретения, открытия продавать не торопятся. Они
все доводят до патента, а потом продают лицензию, но уже намного дороже.
Для большого успеха в бизнесе нашим соотечественникам в [26] предлагается такой
универсальный принцип: русское ноу-хау, интернациональная бизнес-схема, плюс мировые ресурсы
(финансовые, организационные, правовые, кадровые) используются как строительный материал для
решения собственно российских задач. Структура экономики западных стран работает на создание и
продажу конечного продукта. Основу структуры нашей экономики составляет сектор сырьевой,
первичной переработки, и до конечного продукта технологическая линия не доведена, нет развитого
машиностроения, слаб обрабатывающий сектор. По-видимому, замкнутых технологических цепочек с
дорогим конечным продуктом мы в ближайшей перспективе не построим.
Ставка России на торговлю природными ресурсами в перспективе положительного результата не
даст, так как себестоимость тонны кувейтской или другой арабской нефти во много раз ниже
российской. К тому же многие ресурсы, особенно энергетические, уже в обозримой перспективе могут
быть исчерпаны.
Следует отметить, что развитые западные страны постепенно избавляются от массового
производства товаров. Эти производства переводятся в Китай и другие азиатские страны, где дешевая
рабочая сила и нет больших требований к экологии, а у себя в стране, как правило, оставляют
производство дорогих эксклюзивных изделий, основанных на наукоемкой продукции, знании, на инфор-
мационных технологиях. Таким образом создается новый, информационный сектор экономики, а также
сектор биотехнологии.
Россию в мировые лидеры могут вывести наукоемкие технологии, опирающиеся в первую очередь
на информационные технологии, включая программное обеспечение компьютеров, биотехнологии для
медицины и агропромышленного комплекса, авиакосмические технологии и т.п., рентабельность
которых очень высока.
В XXI в. самыми приоритетными технологиями ООН объявила информационную и биотехнологию.
Они способны значительно преобразовать жизнь общества, экономику, в корне изменить медицину и
сельское хозяйство.
С биотехнологией, и в первую очередь с генной инженерией, человечество связывает надежды на
продление жизни, на избавление от наследственных болезней, от рака, СПИДа, голода.
Сегодня мировой рынок биотехнологической продукции оценивается в 150 млрд. долл. в год с
годовым приростом объемов продаж в 10%, т.е. одним из наиболее высоких в экономике [36]. В
настоящее время с помощью генной инженерии уже производятся более 300 лекарств и вакцин,
выращивается картофель, кукуруза, томаты, хлопок и другие культуры без обработки ядохимикатами.
Сейчас российская биотехнология котируется в мире. Научный потенциал в биотехнологии у нас
вполне приличный, однако нет хороших механизмов ее использования.
Многие наши ученые утверждают, что у них масса новых фантастических идей в области
биотехнологии, но нет денег на реализацию. Но все эти разработки пока находятся в основном в
"пробирках", а для бизнеса требуется готовый товар, если не серийный, то хотя бы опытный образец.
Найти инвестора, особенно частного, для финансирования идей и НИР практически невозможно.
Современная биотехнология и генная инженерия не требуют гигантского производства, достаточно
приобрести небольшой модуль. Выпуская, например, миллиграмм противоопухолевого препарата, можно
многих лечить и зарабатывать очень приличные деньги. Это принципиально новая и эффективная
биотехнология, и на нее делают ставки развитые страны. А существующие большие заводы,
выпускающие антибиотики или ферменты выносят в Китай и другие азиатские страны [36].
В России разработана федеральная программа "Биотехнология для медицины и АПК", которая
начала реализовываться в конце 2001 г. и которая может вывести Россию в лидеры в сфере высоких
технологий. Программа объединяет усилия четырех министерств: Минпромнауки, Минздрава,
Минсельхоза и Минобразования. Создан "Биологический консорциум", куда вошли несколько
институтов, предприятий, банков и страховых компаний. Программу курирует Межведомственный совет.
Возможным зарубежным и нашим частным инвесторам и бизнесменам Совет доказывает, что бизнес в
области высокоинтеллектуальной биотехнологии выгоднее сырьевого бизнеса. Программа поддержана в
правительстве и Госдуме [36].
Чтобы Россия успешно "вписалась" в мировую экономику, по мнению автора [26], ключевую роль в
этом процессе должны сыграть молодые люди, окончившие российские вузы, временно покинувшие
Россию и хорошо изучившие западные принципы организации и управления, так называемые
транснациональные русские. Пройдя систему западного образования, достигнув успехов на Западе в
качестве предпринимателей и профессионалов, изучив эффективные бизнес-схемы, они могут
использовать свои навыки и знания для повышения конкурентоспособности России.
"Транснациональные русские" в корне отличаются от своих предшественников, так как у них
русская культура сочетается с профессиональным знанием западного механизма предпринимательства.
Много случаев, когда друзья, находящиеся в разных странах, в том числе в России, через Интернет
делают единый проект. К примеру, в России расположено производство перспективного изделия, деньги
занимаются на Нью-йоркской бирже, сами финансовые потоки проводятся в Люксембург, механизм
обеспечения прав собственности выведен в Ирландию или Лихтенштейн. Нигде законы не нарушаются,
вместо бандитов бизнес вполне легально прикрывают профессиональные адвокаты, и, главное, бизнес-
схема работает эффективно.
Хороший пример предпринимательства на основе эффективных интернациональных бизнес-схем
показала международная фирма "Параграф", сотрудники этой фирмы первыми в мире разработали
программное обеспечение для системы распознавания компьютером рукописного текста. Для
предпринимательского успеха они выстроили очень грамотную и эффективную бизнес-схему, состо-
ящую в том, что головная компания располагается на Багамах, маркетинговая структура – в Калифорнии,
а производство – в России. Сегодня они опять впереди всех в разработке программного обеспечения,
которое позволяет работать с компьютером, используя не клавиатуру и даже не слово (голос), а образ.
Ожидается, что за счет русского ноу-хау эта разработка скоро будет иметь большой коммерческий успех
[26]
Говорят, что создатели интернациональной компании "Параграф" были, по сути, первопроходцами
решения российских задач. В настоящее время таких компаний, решающих собственно российские
задачи, много, но принцип работы у них всегда один и тот же. 1) русское ноу-хау, 2) интернациональная
бизнес-схема, 3) мировые ресурсы – финансовые, организационные, правовые, кадровые, 4) мировая
система продаж.
"Транснациональные русские" с современным менталитетом, сочетающим русскую культуру и
западную деловитость, любят страну и свою культуру Они хотят ощущать себя русскими и хотят
решать российские задачи, используя накопленный в России интеллект и интернациональные бизнес-
схемы.
Чем дальше, тем более прозрачной становится деятельность крупнейших мировых, в том числе
российских, корпораций. Если на первом этапе приватизации все российские бизнесмены стремились
захватить побольше месторождений, заводов и территорий, для чего не требовалось значительных
капиталов, то сегодня наступает время эффективного управления захваченной собственностью.
Российские олигархи делают первые шаги на пути включения в мировую элиту. Природа
российского капитализма хорошо известна, нынешние капитаны большого бизнеса "назначены"
миллиардерами. Пожалуй, страна протянет со сложившейся системой олигархического развития
хозяйства еще два-три года, но не больше.
Российские олигархи, как правило, живут за счет эксплуатации существующих производств и, к
сожалению, практически не создают новых. Поэтому страна от сырьевой зависимости избавится еще не
скоро.
Для освоения новых нефтяных и газовых месторождений или развития энергетической отрасли
необходимо находить "длинные" кредиты, которых в России нет. Поэтому приходится обращаться к
западным банкирам, но для этого они попросят заполнить много бумаг, где нужно детально раскрыть
структуру собственности компании. Руководство компании обязано показать сколькими акциями оно
владеет лично, сколькими через посреднические фирмы. При этом нельзя слукавить, иначе можно
потерять доверие кредиторов. Неуплата налогов выплата менеджерам щедрых зарплат, привлечение в
руководство компании родственников и близких друзей, привлечение к сотрудничеству должностных
лиц – все это хорошо известно в России как запрещенный прием. Но времена постепенно меняются.
Эпоха сверхприбылей, ради которых компания и финансисты шли на разные нарушения, уходят в
прошлое. В современном мире придают большое значение этике ведения бизнеса. Важным становится
соблюдение правил и моральных норм. Опасным становится нарушение устава, который не позволяет
мошенничать.
3.23. Системная организованность факторов и самосохранение власти
Российская власть, понимая, что оставаться великой державой страна не может, взяла курс на
интеграцию в западное сообщество Власть осознает, что если вести самостоятельно отличный от
западного политический курс, то Запад постарается осложнить жизнь существующей власти, на что
хватит и сил, и ресурсов. Поэтому сегодняшнее поведение власти характеризуется стремлением
согласовать свои ближайшие и стратегические действия с Западом, что обеспечивает ей самосохранение
Внутри страны власть выбрала оптимальную для своего поведения политическую стратегию – не
осуществлять радикальных преобразований, а делать хоть что-нибудь, хоть в чем-то немного улучшать
жизнь в стране. И это позволяет власти, и в первую очередь Президенту, иметь поддержку большинства
народа и высокий рейтинг. По-видимому, если бы нашелся какой-то общественно-политический деятель
и выдвинул бы программу радикальных преобразований в стране, но с большими жертвами для
населения, то он проиграл бы конкуренцию с сегодняшним президентом.
Отметим, что нам скопировать западную эффективную социальную систему невозможно. Потому

<<

стр. 7
(всего 12)

СОДЕРЖАНИЕ

>>