СОДЕРЖАНИЕ

Член-корреспондент РАН В.С.НЕРСЕСЯНЦ ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА КАК ФАКТОР ОБЩЕЕВРОПЕЙСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И ИНТЕГРАЦИИ
1.Вступление России в 1996 г.в Совет Европы -знаменательное событие во
всей правовой и политической истории страны и важная веха в процессе
возрождения,обновления и развития российской государственности.
В исторической ретроспективе этот факт вновь выразительно напоминает о
европейских корнях и характере Российского государства,тысячелетние истоки
которого начинаются в Киевской Руси.В исторической перспективе членство в
Совете Европы отчетливо демонстрирует общеевропейское русло дальнейшего
развития российского общества,права и государства -совместно с другими
европейскими странами -членами Совета Европы,с ориентацией на освоение,
утверждение и умножение достижений и ценностей европейской и вместе с тем
мировой цивилизации.
Этот знаменательный факт важен (не только для нас,но и для Европы и
мирового сообщества народов и государств)и как выражение предварительных
итогов постсоциалистического периода развития России,и как утверждение общего
направления и ценностных ориентиров ее последующего развития.
2.Интегративное значение среди ценностей европейской цивилизации (а под
определяющим ее воздействием -и общемировой цивилизации)имеет право как
воплощение и концентрированное выражение ценностей равенства,свободы и
справедливости в отношениях между людьми,народами и государствами.
Показательно в этой связи,что Парламентская ассамблея Совета Европы в
своем положительном Заключении по заявке России на вступление в Совет Европы
отмечает,что Россия "имеет четко выраженное желание и в ближайшем будущем
будет способна соответствовать критериям членства в Совете Европы ",и ссылается
при этом на ст.3 Устава Совета Европы,в которой эти критерии сформулированы
именно как правовые.Они гласят:"Каждый Член Совета Европы должен признавать
принцип верховенства Права и принцип,в соответствии с которым все лица,
находящиеся под его юрисдикцией,должны пользоваться правами человека и
основными свободами,искренне и активно сотрудничать во имя достижения цели
Совета " ((ст.7 Заключения Парламентской ассамблеи Совета Европы).
Этот принцип "верховенства Права "(дополненный к тому же в Уставе Совета
Европы принципом признания и соблюдения прав человека и основных свобод)в
краткой и обобщенной форме выражает существо и смысл того,что принято
называть принципами и стандартами современной цивилизации,включая и
упоминаемые в Заключении Парламентской ассамблеи Совета Европы "принципы и
стандарты Совета Европы "(п.IV ст.7).В этом смысле в Заключении Парламентской
ассамблеи отмечается,что в основу ряда российских законопроектов (к настоящему
времени некоторые из них,в частности ГК РФ и УК РФ,уже приняты)положены
принципы и стандарты Совета Европы.
Несомненно,более существенно то,что принцип "верховенства Права ",а
вместе с ним и современные европейские и общемировые стандарты лежат в основе
первой постсоветской и постсоциалистической Конституции Российской Федерации,
принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.(в период между заявкой
России 1992 г.на вступление в Совет Европы и ее вступлением в Совет Европы в
1996 г.).
3.Правовой характер основного закона страны (Конституции 1993 г.)
демонстрирует фундаментальное единство в правопонимании (а вместе с тем и
основных правовых ценностей),характерное для всех членов Совета Европы,
включая и Россию.В этом смысле можно сказать,что Россия говорит на том же.правовом языке,что и другие члены Совета Европы,-на языке принципа
"верховенства Права ",утверждения прав и свобод человека.Этот общеевропейский
язык антилегистского,либерально-юридического правопонимания и
общеевропейских правовых ценностей (признание и защита прав и свобод человека и
гражданина,прав меньшинств,правовой демократии,правовой экономики и
рыночного типа хозяйства,гражданского общества и правового государства,
всеобщего мира на основе международного правопорядка и т.д.)принципиально
отличается от господствовавших ранее в нашей теории и практике
(внутриполитической и внешнеполитической)языка силовых норм,тоталитарных и
авторитарных представ тений о праве как о приказных нормах закона и
произвольных,партийно-классовых установлениях власти.
Такое качественно новое понимание смысла и ценности права,в целом
присущее Конституции Российской Федерации 1993 г.,наиболее выразительно
представлено в положениях Конституции о правах и свободах человека."Человек,
его права и свободы являются высшей ценностью.Признание,соблюдение и защита
прав и свобод человека и гражданина -обязанность государства "(ст.2
Конституции РФ).
Важно при этом подчеркнуть,что в контексте присущего новой Конституции
РФ юридического (антилегистского)правопонимания права и свободы человека -
это именно и прежде всего исходные правовые начала и опорные правовые ценности,
а не некие внеправовые (моральные,нравственные и т.д.),внешние для существа
права,а потому и не обязательные для него феномены и характеристики.
Существенной новизной (с учетом господствовавших ранее у нас
представлений о дарованном,октроированном властями характере прав людей)
отмечено положение Конституции (п.2 ст.17)о том,что "основные права и свободы
человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения ".
Согласно новым представлениям о ценностях права и правовой идеологии
российской Конституции,права и свободы человека и гражданина имеют
общерегулятивное императивно-правовое значение и выступают как основной
критерий для определения правового качества законов (всех источников
действующего позитивного права)и организации и деятельности всех ветвей и
звеньев государственной власти и государства в целом.
Четкое позитивное предписание в этом плане содержится в ст.18
Конституции:"Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно
действующими.Они определяют смысл,содержание и применение законов,
деятельность законодательной и исполнительной власти,местного самоуправления и
обеспечиваются правосудием ".Это позитивное требование правового закона и
правового характера деятельности государственных органов существенно
дополняется конституционным запретом правоотрицающих (антиправовых)законов:
"В Российской Федерации не должны издаваться законы,отменяющие и л и
умаляющие права и свободы человека и гражданина " ((п.2 ст.55 Конституции).
Важное значение для утверждения правового характера действующего в
стране законодательства имеет и следующее положение Конституции (п.4 ст.15):
"Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные
договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила,
чем предусмотренные законом,то применяются правила международного договора ".
Фундаментальные либерально-правовые принципы и ценности нашли свое
преломление и конкретизацию в конституционной регламентации сфер политической
и идеологической жизни (признание политического и идеологического
многообразия,многопартийности,отрицание государственной или обязательной
идеологии,запрет цензуры и т.д.),гражданского общества (признание права."частной собственности и частнопредпринимательской деятельности,запрещение
принудительного труда,равенство общественных объединений перед законом и т.
д.),правового государства (организация и осуществление государственной власти на
основе ее разделения на самостоятельные ветви власти -законодательную,
исполнительную и судебную,правовая конструкция федерализма с признанием
принципов равноправия и самоопределения народов,с разграничением предметов
ведения и полномочий между органами государственной власти Российской
Федерации и ее субъектов,с признанием местного самоуправления и т.д.).
4.Многие из отмеченных и других аналогичных правовых положений
Конституции России еще далеки от надлежащей реализации.Немало предстоит еще
сделать для качественного обновления законодательства,принятия новых правовых
законов,осуществления и доведения до конца судебной и в целом правовой
реформы,реального утверждения прав и свобод человека и гражданина во всех
сферах общественной,политической,экономической,национальной и
государственной жизни.
В этом отношении представляется обоснованным ряд пожеланий,
высказанных в Заключении Парламентской ассамблеи Совета Европы по заявке
России на вступление в Совет Европы.
Специального внимания заслуживает положение о том,что в связи с
вступлением России в Совет Европы предстоит "подписать в течение одного года и
ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления Протокол № 6 к
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод,касающийся
отмены смертной казни в мирное время,и установить со дня вступления мораторий
на исполнение смертных приговоров "(п.II ст.10 Заключения Парламентской
ассамблеи Совета Европы).
Не вдаваясь здесь в рассмотрение всей этой проблемы,остановлюсь лишь на
собственно правовом ее аспекте.
С позиций права ясно,что смертная казнь как мера наказания за убийство с
отягчающими обстоятельствами является юридически соразмерной,адекватной,
эквивалентной формой ответственности и полностью соответствует принципу права,
требованиям правового равенства,идеям прав и свобод человека.С этих позиций
собственно правового подхода ясно также,что требование отмены смертной казни -
это требование моральное,нравственное,но не правовое в строгом,европейском
смысле этого понятия и явления.Поэтому современный отказ от смертной казни
(там,где это имеет место)-это очевидный отход от права в сторону определенных
моральных (нравственных и т.д.)идеалов,уступка со стороны права в пользу более
мягких в этом вопросе моральных представлений,более мягких нравов
Общегуманистический смысл подобного отхода от права к морали понятен,
но с позиций установленных в Уставе Совета Европы принципа "верховенства
Права "и принципа прав и свобод человека невозможно обосновать требование
отмены смертной казни как именно правовое требование.
В этой связи необходимо отметить,что в качестве всеобщего (и
обязательного)требования можно адекватно формулировать только правовое,но
никак не моральное,нравственное,религиозное или иное требование.Разумеется,эти
соображения о смысле и специфике собственно правового требования (в духе именно
основ европейского правопонимания)относятся и к тем требованиям,которые Устав
Совета Европы предъявляет к членам данного Совета.
С правовых позиций ясно также,что отказ от смертной казни (там,где такой
отказ имеет место)-это всегда временная мера,как бы долго ни длился такой
эксперимент замены правового подхода моральным.У общества и государства всегда
есть и остается правовое основание при правовой необходимости (неуспешность
подобного эксперимента и т.д.)восстановить основное требование правового.подхода (т.е.принцип правового равенства вообще и соответственно принцип
соразмерности и соответствия наказания преступлению)в этом фундаментальном
пункте всего правопорядка и вернуться к высшей мере правового наказания за
нарушение главного,основного и определяющего запрета права.
Дело обстоит так,поскольку жизнь бесценна и ей нет другого эквивалента,
кроме ее самой.Эта суть дела адекватно выражена в правовом требовании смертной
казни как соразмерного и равноценного наказания за квалифицированное убийство.
По поводу же распространенных ссылок на возможность трагической ошибки
при вынесении смертного приговора можно сказать,что и все другие сферы
человеческой деятельности (атомная энергетика,освоение космоса,дорожное
движение,промышленность и т.д.)не застрахованы от подобных ошибок.Это,
однако,не означает,что от всего этого надо (и вообще возможно)отказаться.К тому
же правосудие и правоприменение -наиболее застрахованные от подобных ошибок
сферы человеческой деятельности.Необходимо,разумеется,и дальше усиливать весь
комплекс правовых гарантий жизни и безопасности человека в данной области,,как,
впрочем,и в других сферах общественной жизни людей.



СОДЕРЖАНИЕ