СОДЕРЖАНИЕ

Право как нормативно-деятельностная система


В современных условиях дальнейшей демократизации нашего общества, углубляющего реформирования национального хозяйства резко возросла роль права, правовой идеологии, юридических профессий. Действующая правоприменительная практика явно показала важную роль права, его активный характер в нынешнем переходном периоде российской государственности. Между тем этот знаменательный факт до сих пор не нашел должного отражения в юридической науке. Так, общепринятое определение права как системы юридических норм выделяет лишь его институциональную функцию по нормативному упорядочиванию общественных отношений, оставляя в тени нормативно-деятельностную природу правовых институтов. Но право есть не просто формальная система, социальный институт, а живой, пульсирующий организм, активный социальный фактор преобразования человеческого бытия, целесообразного изменения и стабилизации общественных отношений на основе освоения исторически преемственных социокультурных программ. Право - не сухая схематизированная теория, а практическое, опытное знание, повседневное познавание и нормативное регулирование различных сторон социальной действительности. Его развитая отраслевая структура проникает во все сферы общественной жизни, изменяя и стабилизируя политические и социально-экономические процессы.
В современном динамичном обществе право представляет собой социальную деятельность опосредствования субъект-субъектных отношений по установлению необходимой нормативной упорядоченности человеческого поведения. Как опосредствующий институциональный фактор оно создает онтологическую основу эвентуального изменения и сохранения нормативных границ человеческого бытия, формирует нормативно-правовую структуру общественных отношений. Только в плане опосредствования субъект-субъектных отношений право раскрывает свои сущностные свойства, становится тем, что оно есть, выражает себя как конкретное активное явление.
Деятельностно-опосредствующая природа права обусловливается прежде всего тем, что оно носит нормативно-предметный характер. Нормативный предмет как инобытие права в социальном мире выступает в двух формах: собственно нормативного элемента действующей правовой системы - правовой нормы, предписания, закона, правового средства и прочее, и объекта социума, получившего юридическую оценку и обработку. В том и другом виде нормативный предмет является внутренне присущим моментом правовой деятельности, ее активным инструментальным отношением к социальной действительности в юридическом предметном материале. Правовая деятельность, таким образом, представляет собой неразрывное единство процессов нормативного опредмечивания и нормативного распредмечивания: она непрерывно переходит из динамической формы праводействующего процесса в статическую форму нормативного воплощения и обратно. Нормативное опредмечивание есть превращение и переход правотворческого потенциала, деятельной правоспособности из формы движения в определенную форму нормативного предмета. Это процесс перехода нормативного предмета из его собственной предметной определенности в форму правоприменения и правоисполнения, превращение предметно-воплощенных форм в форму должного поведения. В распредмечивающей деятельности человек осваивает нормативный предмет, делает его мерой и сущностью своей социальной активности, постепенно включает его в состав материальной и духовной культуры. Нормативно-предметное изменение наличного социального бытия есть и предпосылка, и необходимое условие для правового самоизменения поведения человека.
Активную сторону права как социальной деятельности выражает нормативное опредмечивание, нормотизация общественных отношений, создание особой нормативной действительности, мира юридической нормативности. В результате нормативного распредмечивания выявляется определенная зависимость субъекта общественного отношения от нормативных предметов, от элементов правовой культуры, которые он включает в свое социальное поведение, согласуя его с правовыми законами и установлениями. Вовлекаясь в процесс нормативного распредмечивания, человек снимает с себя эгоцентрически ограниченную индивидуальность, воссоздает и воспроизводит себя иным, социальным, существом, общественным человеком, правовым субъектом. Правовой человек присваивает свою гражданскую сущность нормативно-правовым способом, освоением и усвоением нормативной предметности. Если в процессе нормативного опредмечивания окультуриваются, "облагораживаются" миром правовых ценностей общественные отношения, в силу чего они становятся нормативно-культурными отношениями, то в ходе нормативного распредмечивания сущность, свойства и логика права делаются достоянием человека, неотъемлемой частью его духовного мира. Через усвоение и освоение нормативной предметности человек распредмечивает и формы прошлой правовой культуры, правовой опыт предшествующих поколений, включая их в общее дело создания цивилизованного общественного порядка, демократического государства.
Таким образом, процессы нормативного опредмечивания и нормативного распредмечивания раскрывают внутренний динамизм права как живого целого организма, функционирующего как активная социальная деятельность. В ходе нормативного опредмечивания и нормативного распредмечивания создаются и воссоздаются элементы права - составной части единой духовной культуры человечества, наследуются его особо значимые ценности, происходит формирование правового человека, его включение в правовые межсубъектные отношения, в правовую связь с обществом и государством. Правовая деятельность как нормативно-ценностный социальный способ бытия человека принципиально открытая система, способная к неограниченному саморазвитию в рамках объемлющей ее формальной определенности юридической нормативности.
Из деятельностной сущности права непосредственно вытекает его другая существенная характеристика - онтологическая обусловленность нормативной предметности. Фиксируя нормативно-предметные контуры общественных отношений, право как социокультурная деятельность в единстве функционирования и развития его сущностных сил и их конкретно-исторических проявлений задает для общества правовую картину социальной действительности, нормативной реальности человеческого бытия, межчеловеческих отношений. Любая социальная цивилизованная деятельность есть деятельность правового субъекта, который правовым способом присваивает свою общественную сущность, статус гражданина, в освоении мира нормативной предметности. В качестве гражданина, социально ответственной личности, человек утверждает себя в производстве и воспроизводстве духовной культуры, неотъемлемой частью которой предстает право. Социально развитые формы бытия человека являются нормативным опредмечиванием его общественной культурной жизни, он становится ее действительностью, общественно активной правовой личностью. Человек принадлежит обществу, социализируется в нем и выражает себя как социальный индивид, который действует и развивается в соответствии с закономерностями, свойственными общественным процессам. Но будучи социальным индивидом, он становится и правовым субъектом, поскольку социальное в нем есть превращенная форма бытия нормативной предметности. Он не стал бы членом общества, гражданином в том или ином государстве, если бы не следовал юридическим нормам, не организовывал свою индивидуальную жизнь нормативно-правовым способом. Само цивилизованное общество не может возникнуть в случае игнорирования основ законности и правопорядка.
Каждое общественное отношение должно быть нормативно упорядоченным, в том или ином виде воплощать в себе формальную определенность правовых норм. Только будучи выраженными в юридических формах, они становятся реальной силой, организующим началом созидания человеческого бытия, правотворческой и правоисполнительной деятельности уполномоченных органов государственной власти. Каждая правовая норма приобретает определенное социальное качество, измеряемое ее общественной значимостью, той социальной функцией, которая выполняется в тот момент, когда она становится опосредствующим нормализующим звеном в субъект-субъектных отношениях. Такая двойственная качественная определенность правовых норм, порожденная наложением меры нормативной предметности на ее социальное качество, обусловлена в конечном счете спецификой бытия правового человека. Социальные функции субъекта права через его нормативную предметность осуществляют процесс опредмечивания некоторой меры правовой нормативности общественных отношений, включая их тем самым в сферу цивилизованной общественной жизни. При этом оказывается, что социальное качество юридических норм становится в подчиненное положение по отношению к нормативной предметности, выполняя роль институционального носителя. Если общественное отношение теряет свою нормативную предметность, элиминируется из правового пространства, сферы производства и воспроизводства правовой материи, то оно переходит на асоциальный уровень необязательности, неисполнительности, неорганизованности.
Право как социокультурная деятельность внедряется в ткань социального бытия, преобразуя, организуя и стабилизируя общественные процессы. Человеческий социум настолько цивилизованно развит, насколько обогащен нормативной предметностью. Социальные процессы по своей сути должны быть нормативно упорядоченными, и поэтому люди необходимо вступают в правовые отношения, вовлекаются в орбиту функционирования нормативной предметности, становятся правовыми субъектами. Человек в развитом обществе действует правовым способом, его социальное поведение существенным образом определяется юридическими ориентирами нормативной предметности. Социальная правосубъектность есть необходимый нормативно опредмеченный результат цивилизованного активного самовыражения общественной природы человека. То, что было формой движения индивидуального поведения человека, стало формой его социальной активности, общественным способом присваивающей меру и логику нормативной предметности. Человек как личность может нормально функционировать и развиваться только в соответствии с законами существования правового общества. Права и свободы людей воплощаются в жизнь, становятся реальными фактами в правовом пространстве, в социальном бытии юридических норм. В свою очередь, право, мир нормативной предметности является преобразованным бытием социальных форм, продуктом социального бытия. В обществе право проявляет свои функции, свои нормативные свойства в связи с потребностями государства в установлении упорядоченных общественных отношений при наличии необходимых исторических условий. Право есть не право вообще, а система конкретных правовых норм, которые должны применяться определенным путем, указанным государственными властными структурами. Таким образом, право как активный социокультурный регулятив и необходимый продукт социума органично вплетено в ткань социальной материи, является существенной онтологической характеристикой общественного бытия.
Деятельностная и онтологическая сущности права в своем неразрывном единстве становятся основанием его третьей, аксиологической сущности, важного ценностно-ориентировочного качества нормативно-правовой предметности. Практическо-организационные формы самореализации человеческой деятельности в цивилизованном обществе требуют практическо-духовного освоения и потребления высших правовых ценностей свободы, равенства, справедливости. В этих ценностных категориях выражены ориентации правового поведения. В них зафиксированы те критерии, принципы общественно признанного поведения, на основе которых строятся более конкретные и специализированные системы нормативно-правового контроля, соответствующие правовые институты, нормативно-правовые предписания, акты и прочее. Данные принципы как высшие ценности есть производящие критерии оценивания правовых явлений, закрепляемые в праве в виде субъектных ценностей - нормативно-правовых предписаний и предметных ценностей объектов ценностно-правового отношения. Субъектные ценности представляют собой своего рода нормативно-правовой инструмент производства и воспроизводства предметных ценностей. В результате правовая культура характеризуется целостной иерархической системой правовых ценностей, усвоение которой составляет необходимую основу юридической социализации личности, формирования и поддержания законности и правопорядка в цивилизованном обществе.
Высшие правовые ценности - принципы свободы, равенства и справедливости - в своем аксиологическом значении неравноправны. Среди них главным и определяющим является принцип свободы, обусловливающий смысл и сущность других принципов*(1). Социальные индивиды должны быть прежде всего свободными, чтобы затем устанавливать их конститутивные признаки равенства и справедливости. Несвободные люди закрепощены в тех или иных рамках общественных отношений, и поэтому бессмысленно говорить об их равном и справедливом социальном статусе. Только свободный человек может заявить свое требование о формальном равенстве с другим свободным человеком. При этом такое требование базируется на принципе справедливости, надлежащего соответствия между достоинством личности и ее социальным положением, правами и обязанностями, трудом и вознаграждением, деянием и воздаянием, преступлением и наказанием и т.п.*(2) Аксиология права выражает собой качественно специфическую оценку формального равенства свободных субъектов права, основанного на требовании справедливости. Право предоставляет свободу выбора, некоторый простор для активного поведения в виде субъективных прав, чтобы исключить произвол и насилие, волюнтаризм отдельных индивидуумов и социальных групп. Свобода выбора, заложенная в субъективных правах, то есть существующая в определенных рамках юридических обязанностей, уже не может перейти ту грань, за которой начинаются безответственность и беззаконие. Бытие права во всех его предметно-деятельных проявлениях есть онтологическая форма институциональной реализации высших социальных ценностей - свободы, равенства и справедливости. И наоборот, любая институциональная реализация данных ценностей необходимо приводит в той или иной мере к нормативно-предметному осуществлению бытия права.
Любая сущность так или иначе проявляется в существовании определенного целого - интегративного, самодостаточного и автономного объекта, выражающего ее внутреннюю активность и своеобразие. Существование целого как бытие и становление сущности в ее совокупности глубинных связей и отношений определяет основные свойства и качества его системной организации. Данная сущность не есть нечто внешнее, изменчивое, случайное, а выражает собой необходимые и устойчивые тенденции проявления ее всеобщих и фундаментальных сторон. В нашем случае триединая сущность права проявляется в таком органическом целом, каким выступает правовая система - совокупность структурно взаимосвязанных между собой юридических норм*(3). Ее основополагающие свойства - нормативность, формальная определенность и императивность*(4).
Нормативность правовой системы обусловлена деятельностной сущностью права, поскольку юридическая норма есть и начало, и результат правовой деятельности. В нормативности права выражена настоятельная потребность социума в надлежащем обеспечении упорядоченных общественных отношений, должного статуса отдельных индивидуумов, социальных групп, учреждений, организаций, объединений, их прав и свобод. Право, состоящее из унифицированных средств и стандартизированного механизма регулирования общественных отношений, нацелено на активную организацию жизнедеятельности людей для достижения единой упорядоченности и необходимой нормативности их поведения. В нормативной рациональности правовой деятельности реализуется ее внутреннее содержание, жизненно важная потребность установления правопорядка в межчеловеческих отношениях в юридических формах освоения социального бытия. При этом нормативность права не следует рассматривать как его некоторую авторитарность, принудительное навязывание определенных образцов социального поведения. Она выражает диспозитивный принцип активности социальной деятельности, свободу выбора поведения в заданных рамках с учетом равенства всех участников общественных отношений перед законом.
Формальная определенность правовой системы, точнее, юридических норм как первоэлементов правовой материи, есть прямое выражение онтологической сущности права, базисная характеристика общеобязательности и общепризнанности его нормативной онтологии. Будучи закрепленной в документированных источниках, утвержденных государственно-властными структурами, формальная определенность юридических норм наиболее полно обеспечивает их точность, ясность, официальную устойчивость и надежность. Государственно-институциональное обеспечение нормального функционирования правовой деятельности с применением юрисдикционных средств воздействия происходит благодаря соответствующей фиксации юридических норм в нормативных документах. Именно подобное опредмечивание (институциализация) правовых норм в документированных формах придает праву онтологический статус всеобщности и общеобязательности, выделяет его в объективированный феномен общественной жизни. Только через нормативное документирование правовых средств осуществляется правообязывающее действие юридических предписаний и указаний. Таким образом, формальная определенность юридических норм не есть нечто внешнее, известная форма по отношению к их текстуальному содержанию, а отражает саму конструктивную онтологию права, существенные свойства нормативных актов, является материальным воплощением их общеобязательности в регулировании социального поведения участников общественных отношений.
Аксиологическая сущность права выражается в его императивном требовании должного во всех сферах общественной жизни. По большей части главная цель права как раз состоит в императивном регулировании социального поведения людей посредством нормативных предписаний и указаний. Реальных гарантий свободы, равенства и справедливости можно добиться только с помощью права как императивного регулятора общественных отношений. Свобода, равенство и справедливость есть должная норма и мера императивной регуляции социального поведения: организованность и порядок в обществе, создаваемые императивным механизмом правового регулирования, обеспечивают необходимую свободу действий участникам общественных отношений, их правовое равенство в соответствии с социальной справедливостью, препятствуют возникновению бесправного режима насилия и произвола. Право как императивный регулятив активно противостоит произволу, оперативно его отторгает и устраняет, чтобы восстановить и утвердить высшие социальные ценности свободы, равенства и справедливости. Право и произвол не могут существовать вместе, это - антиподы. Право сильного есть беззаконие в отношении слабого, его бесправие. Тоталитарный режим регулируется не правом, а грубой силой полицейского произвола, идеологическим и физическим насилием над личностью. Поэтому ценностный императив права в демократическом обществе формулируется в требовании, чтобы государство было правовым, а общество - гражданским.
Обладая сущностными свойствами нормативности, формальной определенности и императивности, правовая система в их организующей общности приобретает новое качество - формально-нормативную системность, единый юридический строй, целостный императивно-регулятивный характер. Благодаря этому качеству правовая система придает социальному поведению людей общедозволительную направленность, обеспечивает необходимый уровень организованности и упорядоченности общественной жизни, в полной мере реализует в социуме нормативное бытие и триединую сущность права. Именно формально-нормативная системность с ее обобщающими принципами и постулатами, единым набором императивных юридических средств может всецело проявить богатый потенциал правовой системы в ее активной деятельности по нормативному опредмечиванию и распредмечиванию социального бытия, четко отразить в категориях и схемах формальной определенности онтологию права, привести в упорядоченное движение иерархический ряд правовых ценностей. Такое консолидирующее действие формально-нормативной системности объясняется тем, что она обладает следующими важными системными принципами: 1) целостности, согласно которому свойства правовой системы в целом абсолютно несводимы к сумме свойств составляющих ее элементов. Так, любая нормативно-правовая общность всегда есть нечто большее, чем сумма отдельно составляющих ее нормативных положений; 2) структурности - определенных связей и отношений элементов правовой системы, через которые и осуществляется ее регулирующее воздействие на социальную действительность; 3) функциональности - зависимости каждого элемента правовой системы от его роли в процессе упорядочивания общественных отношений, что в конечном счете обусловливает нормативно-регулирующую эффективность системы в целом. Нормативное функционирование правовой системы отличается относительной стабильностью, общеобязательностью, суверенностью, доминирующим положением среди прочих институциональных регуляторов социального бытия; 4) интегративности - свойством правовой системы комплексно воздействовать на поведение субъектов общественных отношений, в силу чего во всем объеме проявляется ее активный регулирующий характер; 5) иерархичности, в соответствии с которым в правовой системе устанавливаются субординационные связи на ее различных структурных уровнях; 6) динамичности, то есть гибкости и подвижности структурно-функциональных внутренних и внешних связей и отношений правовой системы, ее способности развиваться и совершенствоваться в соответствии с актуальными требованиями государственного и общественного переустройства; 7) гетерономности, когда данная правовая система может рассматриваться как элемент правовой системы более высокого, общего порядка, в то же время ее элементы могут выступать в качестве систем более низкого, частного порядка. В силу этого принципа ясно и четко устанавливаются многопрофильные межсистемные связи, воспроизводятся в каждой правовой системе основные структурные особенности формальной нормативности. Само право в целом предстает при этом как сложная регулятивная метасистема, которая способна охватить все сферы общественной жизни, обеспечить общий правопорядок, осуществить многостороннее нормативное воздействие на социальные процессы, учесть все интересы юридических и физических лиц; 8) открытости, благодаря которому правовая система постоянно обменивается нормативно-регулирующей энергией и информацией с социальной средой. Право как открытая система обеспечивает полную реализацию высших социальных ценностей - свободы, равенства и справедливости.
Система права в целом, как нормативный инструмент государственного управления, состоит из трех основных компонентов: 1) правовой идеологии*(5); 2) правовых отношений; 3) государственно-правовых институтов - законодательных, исполнительных, судебных органов госаппарата, различных юридических организаций и учреждений, являющихся материальными, институциональными средствами реализации правовой идеологии и правовых отношений. В свою очередь, правовая идеология разделяется на три структурных уровня - правосознание, право как социальный институт и правовую общественную психологию.
Правосознание есть теоретическая система понятий, взглядов, идей, в которой осмысливаются и оцениваются правовые явления в обществе, правовые отношения людей к действительности и друг к другу. Правосознание представляет собой систематизированный, концептуальный способ освоения правовой реальности, включающий в свой теоретический арсенал такие дисциплины, как общая теория права, философия права, различные юридические науки.
Право как социальный институт - это система общеобязательных социальных норм, которая устанавливается государством для регуляции общественных отношений, их закрепления или последующего изменения и развития. Первичным ее структурным элементом является юридическая норма представительно-обязывающее правило, которое через свое логико-семантическое строение (гипотезу, диспозицию, санкцию) непосредственно осуществляет регулирование данного общественного отношения. Юридическая норма есть логически завершенное, формально цельное властное веление, которое конкретно выступает в определенных нормативно-правовых предписаниях, нормах-принципах, правовых дефинициях, требованиях, распоряжениях, приказах, постановлениях, программных и статутных положениях. Документально она отражается в соответствующих структурных разделах (статьях, параграфах, пунктах, абзацах) текста нормативно-правового акта, договора, судебного прецедента и прочих институционально-атрибутивных формах права. Юридическая норма имеет активный, деятельностный характер, она является первоначальным движущим импульсом права как социального института и всей системы права в целом. Будучи конечным результатом правотворческой деятельности компетентных властных органов и должностных лиц, она имеет конкретный объект правового регулирования, отражая при этом наиболее типичную социальную ситуацию, представляет собой обязательное для исполнения распоряжение, обеспечиваемое правоохранительными мерами государственного воздействия. В силу большого разнообразия конкретных проявлений общественной жизни выделяют самые различные виды юридических норм, подразделяющиеся на отдельные классификационные типы в зависимости от юридической силы (конституционные законы, указы Президента, постановления Правительства и т.д.), характера правового воздействия (материальные и процессуальные), категоричности (императивные и диспозитивные), территориальной сферы действия (федеральные, республиканские, краевые, областные, районные), срока действия (постоянные и временные), адресатов предписания (юридические и физические лица), отраслевой принадлежности (конституционно-правовые, гражданско-правовые, уголовно-правовые и т.п.), предмета воздействия (имущественные отношения, личные неимущественные, уголовные и прочие отношения), способа юридического воздействия (управомочивающие, обязывающие, запрещающие, поощряющие, рекомендующие) и прочих критериев их классификационной систематизации.
В целостной системе права как социального института из ее отдельных элементов - юридических норм складываются различные нормативно-правовые общности - нормативные ассоциации, субинституты, институты, генеральные институты, подотрасли, отрасли. Нормативная ассоциация есть некоторая совокупность юридических норм, объединенных по одинаковому предмету и характеру регулирования общественных отношений. Нормативные ассоциации организуются в относительно автономные и обособленные институты права, представляющие собой единые комплексы юридических норм, которые обеспечивают самостоятельное и цельное регулирование определенного вида общественных отношений. В свою очередь, институты права формируют более крупные нормативно-правовые общности - генеральные институты*(6), подотрасли и отрасли права. В основе такой институциональной структуризации лежит следующий систематизирующий принцип: если отрасль права регулирует определенный класс родственных общественных отношений, то институт права в данном классе - некоторый вид этих отношений. Институт права характеризуется единством и цельностью формального выражения составляющих его более или менее функционально однородных юридических норм. Это документально отражается в отдельных разделах, главах, параграфах кодифицированных текстов. Каждый институт права имеет свойственные только ему понятия, термины, нормы-принципы, юридические конструкции, исходя из которых логически выводится все его цельное, завершенное содержание, закрепляются определенные приемы и средства правового воздействия на общественные отношения. Формально-логическая целостность и завершенность институтов права позволяет легко объединять их в подотрасли и отрасли права, подразделяемые на общую и специальную части в зависимости от выполняемых юридических функций и получающие документированное оформление в кодифицированных правовых источниках. В целом система права как социального института имеет сложную разветвленную структуру, обусловленную федеративным устройством российской государственности. Ее можно подразделить на вертикальную и горизонтальную подструктуры: вертикальная выражает иерархическую соподчиненность юридических норм (нормативно-правовых общностей) и официально закрепляющих их нормативных актов по их юридической силе, а горизонтальная подструктура отражает их особенности и отношение друг к другу на отдельных уровнях правовой компетенции властных государственных органов, органов самоуправления и других субъектов правотворческой и правоприменительной деятельности.
Третьим, низшим уровнем правовой идеологии, выступает правовая общественная психология*(7) - результат воздействия права как социального института на массовое сознание людей. Она выражает некоторую совокупность несистематизированных взглядов, чувств и привычек, сформированных под действием официальных юридических предписаний и установлений в ходе регулирования ими общественной жизни. Она создается как под воздействием целенаправленной правоприменительной практики государственных учреждений и организаций, так и стихийно - на основе конкретного жизненного опыта, установившихся традиций. Ведущим стержнем правовой общественной психологии выступает правовое общественное мнение, которое складывает фундамент правомерного поведения людей, превращая нормативно-правовые предписания в их внутреннюю потребность, привычку, убеждение. В правовом общественном мнении фиксируется отношение различных социальных групп к событиям и фактам правовой действительности в форме оценочных высказываний одобрения или осуждения, рекомендации или требования. Иначе говоря, правовое общественное мнение занимает определенную позицию, дает совет и выносит решение по тем или иным правовым общественным проблемам. Субъектом правового общественного мнения являются большие социальные группы, национально-этнические общности, народы, выражающие общий интерес к актуальным и значимым вопросам законности и правопорядка в государстве. Поэтому оно выступает важным фактором в регулировании социального поведения людей, вырабатывая определенные нормы общественных отношений. Оно призвано стать активным институциональным инструментом государственного управления, включаемым в процесс принятия ответственных политических и социально-экономических решений.
Третий основной компонент системы права - государственно-правовые институты. Они представляют ее административно-организационный фундамент, на базе которого во всей полноте осуществляет свои нормативные функции правовая идеология и налаживаются необходимые правовые отношения. Правовая идеология может реально воплотить в жизнь свои важные функции правотворчества и правоприменения только в официально оформленных организационных структурах, в действующей практике функционирования властных государственных и муниципальных институтов и юридических учреждений. С другой стороны, правовая идеология, правовые институты оказывают значительное влияние на источники и формы легитимации государственной власти и органов самоуправления, определяют условия, регламент и полномочия деятельности различных административных и юридических организаций. Институциональные структуры в государственном управлении самым тесным образом связаны с правовыми институтами, правовой идеологией, правовыми отношениями*(8).
Таким образом, система права в современном государстве является целостным многоуровневым духовно-институциональным образованием, в котором неразрывно связаны друг с другом правовая идеология, функционально оформленные правовые отношения и организационно выраженные нормативно-регулятивные институты государственного управления. Такое единство основных элементов правовой системы общества обусловлено в конечном счете структурной целостностью триединой сущности права
В.А. Мальцев, доцент Сибирского отделения Института философии и права РАН, кандидат юридических наук (г. Новосибирск)
"Журнал российского права", N 4, апрель 2002 г.
-------------------------------------------------------------------------
*(1) Право в современном либертарно-аксиологическом его понимании есть всеобщая форма и норма свободы, определенная для разных субъектов права мера свободы выбора и поведения. Основными постулатами либертарно-аксиологического правопонимания являются: 1) права человека есть первооснова деятельной онтологии права в цивилизованном обществе; 2) право - это нормативное выражение высших социальных ценностей - свободы, равенства, справедливости; 3) общеобязательность субъектных ценностей нормативно-правовых предписаний требует их документированной фиксации в форме законов и иных законодательных актов; 4) основной общественный институт, обеспечивающий необходимые гарантии свободы и равенства людей, - государство - социально-политическая организация публичной власти.
*(2) Очевидно, что политическое (сфера государственно-властных отношений), экономическое (сфера производства, распределения и потребления материальных благ) и культурное (сфера производства, распределения и потребления духовных благ) равенство возможно только в развитом демократическом обществе, в котором правовое, формальное равенство есть лишь пролог, базовая ступень для создания подлинного социального равенства всех людей, открывающего безграничные возможности для каждого человека свободно развивать и совершенствовать в рамках закона свои способности, реализовывать личные цели соответственно индивидуальным качествам и наклонностям. Только в таком обществе происходит полное совпадение, равенство правового принципа возможностей (свобода политического и социального выбора) и эгалитарного принципа результатов (выравнивание доходов, уровня жизни и социального положения).
*(3) Под юридическими нормами в широком смысле следует понимать собственно нормы права, нормативные предписания, правовые принципы, дефиниции, нормативно-программные положения.
*(4) См.: Общая теория права / Под ред. А.С. Пиголкина. М., 1997; Алексеев С.С. Философия права. М., 1999; Мальцев Г.В. Понимание права: Подходы и проблемы. М., 1999.
*(5) Правовая идеология в нашем понимании есть форма духовного производства, определенная сфера духовной культуры общества. Понятие "идеология" в традиционном смысле рассматривают как совокупность взглядов, идей, представлений, отражающих интересы тех или иных социальных групп. На наш взгляд, это понятие, исходя из его этимологии ("идея" и "логос", "разум"), выражает всю область функционирования идеального в обществе, мыслительные и чувственные образы, способы их построения и материального воплощения, духовные ценности и ориентации, служащие необходимым фактором регуляции социального поведения. Онтологическую основу идеального в социуме составляет активно преобразующее отношение человека к действительности. Поэтому право как идеология имеет активный, преобразующий характер, направленный на изменение или сохранение данных общественных отношений.
*(6) Генеральный институт - общеправовая институциональная общность (например, институт прав гражданина и человека), на основе которой формируются специальные институты межотраслевого назначения.
*(7) Правовая общественная психология представляет собой относительно автономное духовное образование человеческой культуры со своими закономерностями функционирования и развития, в значительной степени определяющими динамику поведения политических и социальных процессов в общественной жизни. Только вовлекая сферу массового сознания в общегосударственный процесс правового воспитания, можно привить требуемую правовую культуру, сформировать желаемое отношение людей к действующим социально-правовым институтам, создать в итоге гражданское общество. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно выделить из правового сознания его неспециализированные массовые элементы и представить их в виде отдельного целостного компонента духовной культуры - правовой общественной психологии.
*(8) См.: Бачило И.Л. Государственно-правовые институты в условиях информатизации общества // Институты административного права. М., 1999. С.21-25.































































































































СОДЕРЖАНИЕ