стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

М.Л. Захаров, Э.Г. Тучкова


Право социального обеспечения
России
Учебник






Рекомендован Министерством образования Российской Федерации
в качестве учебника для студентов высших учебных заведений,
обучающихся по юридическим специальностям

2-е издание, исправленное и переработанное














Москва
Издательство БЕК, 2002


Рецензенты:
А.И. Ставцева, доктор юрид. наук, проф., заслуженный деятель науки РФ;
Т.В. Иванкина, доктор юрид. наук, проф.

Захаров М.Л., Тучкова Э.Г.

Право социального обеспечения России: Учебник. — 2-е изд., испр. и перераб. — М.: Издательство БЕК, 2002. — 560 с.
Настоящий учебник — первый учебник по праву социального обеспечения России, сформировавшемуся практически заново в 1990—2001 гг.
В учебнике рассматриваются проблемы становления и развития системы социального обеспечения в России, все узловые вопросы, касающиеся пенсионного обеспечения граждан, обеспечения их социальными пособиями, компенсационными и страховыми выплатами, а также проблемы социального обслуживания в различных его видах.
Учебник подготовлен в соответствии с программой курса «Право социального обеспечения» и методическими рекомендациями по его изучению, разработанными в Московской государственной юридической академии и на юридическом факультете Университета Российской академии образования. Его авторы — известные специалисты в данной области, доктора юридических наук, профессора М. Л. Захаров, Э. Г. Тучкова.
Рекомендован Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по юридическим специальностям.
Для аспирантов, преподавателей юридических вузов и факультетов, слушателей системы повышения квалификации и переподготовки кадров, работников органов социальной защиты населения, юридических и кадровых служб предприятий и профсоюзных организаций.
Предисловие

Право социального обеспечения как самостоятельная отрасль сформировалось в общей системе права относительно недавно.
В конце 60-х годов еще велись научные дискуссии о понятии данной отрасли, ее предмете, методе правового регулирования. В настоящее время ее существование стало реальностью. В условиях, когда заново формируется российская государственная система социальной защиты населения, эта отрасль права приобретает особое значение. Ее нормы служат индикатором социальной политики государства. Они призваны своевременно и адекватно реагировать на все социальные риски, неизбежно связанные с переходом страны к рыночной экономике. Это обусловливает их чрезвычайную динамичность.
Общественные отношения по социальному обеспечению по своей экономической природе являются распределительными. Через системы социального обеспечения распределяется весомая доля валового внутреннего продукта страны. Механизм такого распределения обусловлен характером экономических отношений, объективно диктующих те или иные способы финансирования социального обеспечения.
В советский период бедность и безработица не признавались официальным основанием для социальной поддержки, а социальное страхование лишь декларировалось. Механизм финансирования мероприятий в сфере социального обеспечения был достаточно простым и понятным каждому. Он заключался в том, что в государственном бюджете предусматривались соответствующие статьи расходов на выплату пенсий, пособий, на социальное обслуживание пожилых граждан и инвалидов, детей в детских учреждениях. В теории советского права социального обеспечения соответствующие источники финансирования рассматривались как особая правовая категория — «фонды для нетрудоспособных». Однако в реальной жизни таких фондов, имеющих статус самостоятельных кредитно-финансовых систем строго целевого назначения, не существовало; это были бюджетные средства и право распоряжения ими являлось исключительной прерогативой органов исполнительной власти. Ситуация несколько изменилась лишь с введением государственного пенсионного страхования и социального страхования членов колхозов (1964 г.), с образованием особых внебюджетных централизованных союзных фондов — социального обеспечения и социального страхования колхозников. Но это не повлияло на исключительно централизованный, жестко нормируемый способ распределения средств по системе социального обеспечения. Этот способ распространялся на всю систему, включая пенсионное обеспечение в порядке государственного социального страхования. Он полностью игнорировал возможность соизмерения уровня пенсионного обеспечения с размерами страховых платежей. Такие платежи вносили лишь предприятия, учреждения, организации по установленным тарифам, уровень которых определялся государством с учетом главным образом доходности отрасли народного хозяйства и никак не влиял на уровень пенсионного обеспечения.
Отличительная черта союзной системы социального обеспечения состояла также в том, что государство не ставило уровень социального обеспечения в зависимость от какого-либо социального стандарта, например от прожиточного минимума. Это давало возможность не фиксировать в общегосударственном масштабе «черту бедности», что априори означало отсутствие в советском государстве бедных как определенного социального слоя населения.
Жесткое государственное нормирование всех видов социального обеспечения по принципу «разумной достаточности», определяемой государством без учета официально признанного стандарта уровня жизни, в итоге привело к тому, что финансирование расходов на социальное обеспечение осуществлялось по «остаточному принципу», замораживающему на долгие годы размеры минимальных и максимальных пенсий, пособий, норм расходов на содержание детей, престарелых и инвалидов в учреждениях социального обеспечения. В результате доля валового внутреннего продукта, приходящаяся на каждого по системе социального обеспечения, стала неуклонно снижаться.
Таким образом, государство превратилось в гаранта равенства в бедности, предоставляя старым людям, инвалидам, семьям с детьми хотя и невысокий, но стабильный уровень социальной помощи и поддержки. Это способствовало социальной однородности общества, препятствовало расслоению населения по уровню доходов и, как следствие этого, породило удивительный феномен в психологии людей — иллюзию обеспеченной старости и «уверенности в завтрашнем дне».
Именно эта черта советского социального обеспечения послужила основанием для теоретического постулата — об алиментарном характере общественных отношений по социальному обеспечению. Его авторы и сторонники как бы с вершин науки обосновывали социальную справедливость распределительной системы социального обеспечения по принципу уравнительности, видя в этом ее привлекательность, а не ущербность.
Предлагаемый учебник является первым изданием, подготовленным в новой экономической, политической и социальной ситуации в России, когда общественные ожидания людей адресованы уже не государству «развитого социализма», а государству, взявшему курс на радикальное экономическое переустройство общества, которое в итоге должно позволить ему перейти к принципиально новому типу экономических отношений, а следовательно, и к концептуально иной национальной системе социальной защиты населения, к системе, гарантирующей каждому конституционное право на достойную жизнь.
К сожалению, реальная ситуация на современном этапе в России такова, что положение старшего поколения наших соотечественников и всех тех, кто кроме социальных выплат не имеет иного источника средств существования, поистине трагическое. Крайне низкий уровень пенсионного обеспечения для подавляющего большинства старых и нетрудоспособных граждан, не гарантирующий даже физиологического минимума, необходимого для выживания человека, ничтожные размеры многих пособий и так называемых компенсационных выплат, убогий уровень социального обслуживания, создающие лишь иллюзию социальной защиты, превратили наиболее социально уязвимые слои населения в заложников экономических реформ в стране. Положение усугубляется также тем, что на фоне катастрофического обнищания населения создаются системы привилегированных пенсий, многообразных социальных льгот, главным образом для представителей всех структур власти независимо от уровня дохода, реализуемые через систему социального обеспечения, что делает эту систему чрезвычайно дорогой для государства. Это, в свою очередь, приводит к финансовой необеспеченности реализации норм законов, адресованных всему населению, в связи с чем их действие фактически приостанавливается. Если общество не сможет переломить сложившуюся ситуацию, то нынешнее состояние социального обеспечения в России станет хроническим на многие десятилетия.
Авторы учебника предприняли попытку переосмыслить ряд принципиальных положений, ранее сформулированных в теории советского права социального обеспечения, попытались найти убедительные аргументы для обоснования новых теоретических позиций, позволяющих с учетом международно-правового и зарубежного опыта выявить экономическую и правовую природу такого феномена гражданского общества, как социальное обеспечение, проследив основные исторические этапы его развития.
На основе анализа новейшего российского законодательства о социальном обеспечении в учебнике рассматривается проблема формирования федеральной системы социального обеспечения России, важнейшим элементом которой является пенсионная система. Процесс формирования этой системы достаточно длительный и болезненный, ибо объективно обусловлен другим глобальным процессом — возрождением российской экономики и созданием в стране соответствующих условий для ее эффективного функционирования. Поскольку право лишь отражает внутреннюю логику экономических процессов, можно с уверенностью констатировать, что российское право социального обеспечения, как самостоятельная отрасль в общей системе права, переживает на современном этапе свое второе рождение.
Качественно новое содержание норм данной отрасли обусловлено также возрождением страховых начал в социальном обеспечении трудящихся. С принятием в середине 1999 г. Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» четко обозначились виды обязательного социального страхования, которые в ближайшем будущем станут элементами обособленной страховой подсистемы социального обеспечения в России.
Пока не завершится процесс формирования федеральной системы социального обеспечения, нормы права социального обеспечения будут подвергаться постоянной трансформации. В то же время остается незыблемой истиной то, что нормы этой отрасли права адресованы всему населению, они сопровождают каждого человека с момента его рождения и до конца жизни, поскольку в основу возникновения правовых отношений в сфере социального обеспечения положены такие события, как рождение человека, его болезнь, инвалидность, старость, безработица, бедность, нуждаемость в социальной поддержке в силу многих обстоятельств, не зависящих от самого человека. В связи с этим каждому, а юристу тем более, необходимо знать законодательство о социальном обеспечении. Это позволит своевременно и в полной мере воспользоваться социальными правами и в случае необходимости грамотно их защитить.
Авторы учебника надеются, что Россия, пережив трудные времена, сможет пополнить содружество подлинно цивилизованных, правовых и социальных стран, где права граждан в сфере социального обеспечения имеют первостепенное значение, как и права в иных сферах.
* * *
К каждой главе учебника приводятся контрольные вопросы, ответы на которые помогут усвоить материал.
В конце Общей части и к разделам Особенной части дается перечень основных нормативных правовых актов, регулирующих общественные отношения в сфере социального обеспечения. К ним относятся международные акты, законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ. Кроме того, приводятся отдельные нормативные правовые акты министерств и других федеральных органов исполнительной власти. Эти акты располагаются в хронологическом порядке, с обозначением официального места их опубликования, поэтому при желании каждый может ознакомиться с содержанием соответствующего акта.
Второе издание учебника исправлено и переработано. Ссылки на нормативные правовые акты приводятся по состоянию на 1 ноября 2001 г.
Краткое содержание

Предисловие ……………………………3
Указатель сокращений ……………………………16
Общая часть
Глава I. Понятие социального обеспечения, его функции,
современное состояние и формы……………………………………….18
Глава 2. Понятие, предмет, метод и система права
социального обеспечения …………………………………………...65
Глава 3. Принципы права социального обеспечения………………103
Глава 4. Источники права социального обеспечения………………115
Глава 5. Правоотношения по социальному обеспечению…………..129
Особенная часть
Раздел I. Трудовой стаж …………………………….165
Глава 6. Понятие трудового стажа, его виды …………………………165
Глава 7. Исчисление и подтверждение трудового стажа……………180
Раздел II. Пенсионное обеспечение ……………………………. 195
Глава 8. Общая характеристика
пенсионной системы России ……………………………..195
Глава 9. Пенсия по старости ……………………………..206
Глава 10. Пенсия по инвалидности ……………………………..239
Глава 11. Пенсия по случаю потери кормильца……………………...255
Глава 12. Пенсия за выслугу лет ……………………………. 267
Глава 13. Социальная пенсия ……………………………. 280
Глава 14. Исчисление пенсий. Адаптация пенсионных выплат
к изменениям в уровне цен и оплате труда……………………………283
Глава 15. Обращение за пенсией,
ее назначение и перерасчет ……………………………..301
Глава 16. Выплата пенсии ……………………………..310
Глава 17. Пенсии, иные пенсионные выплаты
для отдельных категорий граждан……………………………………..321
Раздел III. Социальные пособия, компенсационные выплаты,
обеспечение по страхованию пострадавших на производстве
и их семей ……………………………..343
Глава 18. Социальные пособия ……………………………..343
Глава 19. Пособие по временной нетрудоспособности……………….348
Глава 20. Пособие по безработице ……………………………..362
Глава 21. Денежные выплаты (пособия) в связи
с материнством, отцовством и детством………………………………368
Глава 22. Иные социальные пособия ……………………………..384
Глава 23. Компенсационные выплаты ……………………………..402
Глава 24. Государственная социальная помощь……………………..412
Глава 25. Обеспечение пострадавших на производстве
и их семей …………………………………………….416
Раздел IV. Охрана здоровья граждан
Медицинская и лекарственная помощь …………………………….438
Глава 26. Медицинская помощь и лечение…………………………...438
Глава 27. Лекарственная помощь …………………………….446
Раздел V. Социальное обслуживание
и льготы по системе социального обеспечения………………………454
Глава 28. Социальное обслуживание …………………………….454
Глава 29. Льготы по системе социального обеспечения…………….475
Раздел VI. Нормы международных актов
о социальном обеспечении ……………………………..488
Глава 30. Международное правовое регулирование
социального обеспечения …………………………………………….488
Содержание
Предисловие……………………………………………………………..3
Указатель сокращений ………………………………………16
Общая часть
Глава I. Понятие социального обеспечения, его функции,
современное состояние и формы……………………………………...18
§ 1. Основные этапы становления систем
социального обеспечения………………………………………………...18
§ 2. Понятия социального обеспечения,
социального страхования и социальной защиты
населения. Функции социального обеспечения
§ 3. Право человека на социальное обеспечение
и роль государства в его реализации…………………………………….27
§ 4. Формирование российской федеральной системы
социального обеспечения…………………………………………………37
§ 5. Формы социального обеспечения……………………………………43
Контрольные вопросы……………………………………………………..53
Глава 2. Понятие, предмет, метод и система права
социального обеспечения………………………………………………..65
§ 1. Понятие права социального обеспечения
как отрасли права…………………………………………………………..65
§ 2. Предмет права социального обеспечения…………………………...70
§ 3. Метод права социального обеспечения……………………………...77
§ 4. Система права социального обеспечения……………………………90
§ 5. Право социального обеспечения
как научная дисциплина …………………………….98
Контрольные вопросы ……………………………102
Глава 3. Принципы права социального обеспечения……………….103
§ 1. Понятие принципов права и их классификация…………………….103
§ 2. Содержание принципов права
социального обеспечения ……………………………..106
Контрольные вопросы ……………………………..114
Глава 4. Источники права социального обеспечения………………..115
§ 1. Понятие источников права социального обеспечения
и их классификация ……………………………..115
§ 2. Общая характеристика источников права
социального обеспечения ……………………………..120
Контрольные вопросы ……………………………..128
Глава 5. Правоотношения по социальному обеспечению…………...129
§ 1. Понятие и виды правоотношений
по социальному обеспечению ……………………………..129
§ 2. Субъекты, объект и содержание правоотношений
по социальному обеспечению ……………………………..133
§ 3. Пенсионные правоотношения ……………………………..139
§ 4. Правоотношения по поводу пособий и компенсаций .……………..147
§ 5. Правоотношения по обеспечению застрахованных,
пострадавших на производстве, и их семей……………………………..151
§ 6. Правоотношения по поводу медицинской,
лекарственной помощи, социальных услуг и льгот
по системе социального обеспечения …………………………….154
правоотношения, возникающие в связи
с социальным обеспечением граждан…………………………………..158
Контрольные вопросы …………………………….161
Основной нормативный материал к Общей части………………….162
Особенная часть
Раздел I. Трудовой стаж …………………………….165
Глава 6. Понятие трудового стажа, его виды …………………………165
§ 1. Понятие трудового стажа, его значение
и классификация ……………………………..165
§ 2. Общий трудовой стаж ……………………………..167
§ 3. Специальный трудовой стаж ……………………………..172
§ 4. Страховой трудовой стаж ……………………………..174
§ 5. Непрерывный трудовой стаж ……………………………..175
Контрольные вопросы…………………………………………………… 179
Глава 7. Исчисление и подтверждение трудового стажа ……………180
§ 1. Исчисление трудового стажа ……………………………..180
§ 2. Подтверждение трудового стажа ……………………………..182
Контрольные вопросы ……………………………..192
Основной нормативный материал к разделу I Особенной части…..192
Раздел II. Пенсионное обеспечение …………………………….195
Глава 8. Общая характеристика пенсионной системы России…….195
§ 1. Пенсионная система России, ее современное
состояние ……………………………..195
§ 2. Понятие пенсий и их классификация.
Право выбора пенсии ……………………………..200
Контрольные вопросы ……………………………..205
Глава 9. Пенсия по старости ……………………………..206
§ 1. Понятие пенсии по старости ……………………………..206
§ 2. Пенсия по старости на общих основаниях ………………………. 207
§ 3. Пенсия по старости на льготных основаниях……………………….211
§ 4. Пенсии по старости в связи
с особыми условиями труда ……………………………..216
§ 5. Пенсия по старости в связи с работой
на Крайнем Севере ……………………………..226
§ 6. Досрочная пенсия по старости и пенсия по старости
при неполном общем трудовом стаже ……………………………..229
§ 7. Размер пенсии по старости. Надбавки к пенсии…………………….230
Контрольные вопросы ……………………………..237
Глава 10. Пенсия по инвалидности ……………………………..239
§ 1. Понятие пенсии по инвалидности.
Инвалидность, ее группы, причины,
время наступления и их юридическое значение …………………………239
§ 2. Пенсия по инвалидности на общих основаниях…………………….246
§ 3. Пенсия по инвалидности на основаниях
предусмотренных для военнослужащих ……………………………..248
§ 4. Размер пенсии по инвалидности.
Надбавки к пенсии ……………………………..250
Контрольные вопросы ……………………………..254
Глава 11. Пенсия по случаю потери кормильца……………………...255
§ 1. Понятие пенсии по случаю потери кормильца.
Члены семьи, имеющие право на пенсию
по случаю потери кормильца. Иждивенчество…………………………..255
§ 2. Пенсия по случаю потери кормильца
на общих основаниях ……………………………..260
§ 3. Пенсия по случаю потери кормильца на основаниях,
предусмотренных для семей военнослужащих………………………….261
§ 4. Размер пенсии по случаю потери кормильца.
Надбавки к пенсии …………………………….263
Контрольные вопросы …………………………….266
Глава 12. Пенсия за выслугу лет …………………………….267
§ 1. Понятие пенсии за выслугу лет …………………………….267
§ 2. Круг граждан, имеющих право на пенсию
за выслугу лет, и условия ее назначения …………………………….268
§ 3. Размер пенсии за выслугу лет. Надбавки к пенсии…………………276
Контрольные вопросы ……………………………..279
Глава 13. Социальная пенсия ……………………………..280
§ 1. Понятие социальной пенсии
и основания для ее установления ……………………………..280
§ 2. Размеры социальных пенсий ……………………………..281
Контрольные вопросы ……………………………..282
Глава 14. Исчисление пенсий. Адаптация пенсионных выплат
к изменениям в уровне цен и оплате труда……………………………283
§ 1. Механизм исчисления пенсий и заработка,
из которого они исчисляются ……………………………..283
§ 2. Правила исчисления надбавок к пенсии
и ее повышения ……………………………..287
§ 3. Два метода исчисления пенсий.
Компенсационные выплаты и определение
общей суммы пенсий ……………………………..291
§ 4. Перерасчет ранее назначенной пенсии ……………………………..294
§ 5. Адаптация пенсионных выплат ……………………………..296
Контрольные вопросы ……………………………. 300
Глава 15. Обращение за пенсией,
ее назначение и перерасчет …………………………….301
§ 1. Органы, осуществляющие пенсионное обеспечение……………….301
§ 2. Обращение за пенсией, документы,
необходимые для ее назначения ……………………………..302
§ 3. Назначение пенсии. Сроки, с которых назначается
и пересчитывается пенсия ……………………………..305
Контрольные вопросы ……………………………..309
Глава 16. Выплата пенсии ……………………………..310
§ 1. Общие правила выплаты государственной пенсии…………………310
§ 2. Выплата пенсий работающим пенсионерам…………………………314
§ 3. Удержания из пенсии ……………………………..318
Контрольные вопросы ……………………………..319
Глава 17. Пенсии, иные пенсионные выплаты
для отдельных категорий граждан ……………………………..321
§ 1. Формирование привилегированной
пенсионной системы ……………………………..321
§ 2. Пенсии для граждан, занимающих государственные
должности и должности государственных служащих …………………..323
§ 3. Пенсионное обеспечение отдельных категорий
государственных служащих, занятых
в определенных структурах власти, и их семей…………………………. 329
Контрольные вопросы ……………………………..334
Основной нормативный материал к разделу II Особенной части…334
Раздел III. Социальные пособия,
компенсационные выплаты, обеспечение по страхованию
пострадавших на производстве и их семей……………………………343
Глава 18. Социальные пособия ……………………………..343
§ 1. Понятие пособий и их виды ……………………………..343
§ 2. Классификация пособий и методы определения
их размеров ……………………………..344
Контрольные вопросы ……………………………..347
Глава 19. Пособие по временной нетрудоспособности………………348
§ 1. Круг граждан, имеющих право на пособие
по временной нетрудоспособности ……………………………..348
§ 2. Основания для выплаты пособия
по временной нетрудоспособности ……………………………..350
§ 3. Размеры пособий по временной нетрудоспособности.
Заработок, из которого исчисляется пособие,
и определение общей суммы пособия ……………………………..354
§ 4. Документы, удостоверяющие временную
нетрудоспособность, и ответственность
за правильную выплату пособий
по временной нетрудоспособности……………………………………….359
Контрольные вопросы ……………………………..361
Глава 20. Пособие по безработице ……………………………362
§ 1. Круг граждан, имеющих право на пособие
по безработице ……………………………362
§ 2. Сроки выплаты пособия по безработице,
его размеры и порядок исчисления ……………………………363
Контрольные вопросы ……………………………366
Глава 21. Денежные выплаты (пособия) в связи с материнством,
отцовством и детством………………………………………………….368
§ 1. Материнство, отцовство, детство
и система социального обеспечения ……………………………368
§ 2. Пособие по беременности и родам,
пособие женщинам, вставшим на учет
в ранние сроки беременности ……………………………370
§ 3. Единовременное пособие при рождении ребенка …………………374
§ 4. Ежемесячное пособие на период отпуска
по уходу за ребенком до достижения им
возраста полутора лет ……………………………375
§ 5. Ежемесячное пособие на ребенка ……………………………379
Контрольные вопросы ……………………………382
Глава 22. Иные социальные пособия …………………………….384
§ 1. Ежемесячные пособия супругам военнослужащих,
проходящих военную службу по контракту…………………………….384
§ 2. Единовременные пособия и ежемесячные денежные
компенсации при возникновении поствакциональных
осложнений ……………………………386
§ 3. Единовременные пособия при заражении вирусом
иммунодефицита человека …………………………….387
§ 4. Единовременные пособия
вынужденным переселенцам …………………………….390
§ 5. Единовременные пособия беженцам …………………………….392
§ 6. Единовременные и ежемесячные пособия гражданам,
проходившим военную службу, при увольнении
с военной службы …………………………….395
§ 7. Единовременные денежные пособия гражданам,
привлекаемым к борьбе с терроризмом …………………………….396
§ 8. Единовременные пособия для граждан
из числа детей-сирот …………………………….398
§ 9. Пособие на погребение …………………………….398
Контрольные вопросы …………………………….400
Глава 23. Компенсационные выплаты …………………………….402
§ 1. Понятие и виды компенсационных выплат…………………………402
§ 2. Ежемесячные компенсационные выплаты
за время академического отпуска, отпуска по уходу
за ребенком до трех лет и женам рядового
и начальствующего состава органов внутренних дел …………………403
§ 3. Ежемесячные компенсационные
выплаты неработающим трудоспособным гражданам,
осуществляющим уход ……………………………406
§ 4. Компенсационные выплаты работникам,
находящимся в вынужденном отпуске без сохранения
заработка, и учащимся на питание …………………………….409
Контрольные вопросы …………………………….411
Глава 24. Государственная социальная помощь…………………….412
§ 1. Государственная социальная помощь
в связи с бедностью …………………………….412
§ 2. Виды (формы) государственной
социальной помощи …………………………….413
Контрольные вопросы …………………………….415
Глава 25. Обеспечение пострадавших
на производстве и их семей. …………………………….416
§ 1. Введение в Российской Федерации
обязательного социального страхования
от несчастных случаев на производстве
и профессиональных заболеваний …………………………….416
§ 2. Основные виды обеспечения по страхованию………………………420
§ 3. Назначение, выплата и адаптация
страхового обеспечения ……………………………..427
Контрольные вопросы ……………………………..432
Основной нормативный материал к разделу III Особенной части 433
Раздел IV. Охрана здоровья граждан
Медицинская и лекарственная помощь……………………………….438
Глава 26. Медицинская помощь и лечение……………………………438
§ 1. Медицинская помощь в системе
охраны здоровья граждан и ее виды ……………………………..438
§ 2. Санаторно-курортное лечение ……………………………..443
Контрольные вопросы ……………………………..445
Глава 27. Лекарственная помощь ……………………………..446
§ 1. Правила обеспечения населения лекарственной
помощью ……………………………..446
§ 2. Бесплатная лекарственная помощь ……………………………..447
§ 3. Лекарственная помощь со скидкой ……………………………..449
Контрольные вопросы ……………………………..450
Основной нормативный материал к разделу IV Особенной части 451
Раздел V. Социальное обслуживание
и льготы по системе социального обеспечения………………………454
Глава 28. Социальное обслуживание ……………………………..454
§ 1. Понятие социального обслуживания ……………………………..454
§ 2. Реабилитация, образование
и обеспечение занятости инвалидов ……………………………..458
§ 3. Протезно-ортопедическая помощь
и обеспечение инвалидов транспортными
средствами ……………………………465
§ 4. Социальное обслуживание на дому
и в стационарных учреждениях ……………………………467
§ 5. Социальное обслуживание детей ……………………………471
Контрольные вопросы ……………………………473
Глава 29. Льготы по системе социального обеспечения…………....475
§ 1. Понятие социальных льгот и их отличие
от социального обслуживания …………………………….475
§ 2. Дифференциация социальных льгот, их виды……………………...476
Контрольные вопросы …………………………….482
Основной нормативный материал к разделу V Особенной части…482
Раздел VI. Нормы международных актов
о социальном обеспечении …………………………….488
Глава 30. Международное правовое регулирование
социального обеспечения …………………………….488
§ 1. Понятие общепризнанных принципов и норм
международного права. Международный опыт…………………………488
§ 2. Источники международного права,
их основное содержание ……………………………..490
Контрольные вопросы ……………………………..499
Список рекомендованной литературы ……………………………..499
Указатель сокращений
Организации
Госкомтруд СССР — Государственный комитет СССР по труду и социальным вопросам (до августа 1976 г. — Государственный комитет Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы)
МВД — Министерство внутренних дел РФ
Минздрав — Министерство здравоохранения РФ
Минобороны — Министерство обороны РФ
Минсобес — Министерство социального обеспечения РСФСР, РФ
Минсоцзащиты — Министерство социальной защиты населения РФ
Минтруда — Министерство труда РФ, Министерство труда и
социального развития РФ
Минюст — Министерство юстиции РФ
МОТ — Международная организация труда
МСЭК — Медико-социальная экспертная комиссия
Нормативные правовые акты
ГК — Гражданский кодекс РФ
ГПК — Гражданский процессуальный кодекс РСФСР
Закон 1990 г. — Закон РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР»; Закон РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации», принятый 20 ноября 1990 г.
Закон 1993 г. — Закон РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей»; Закон РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей», принятый 12 февраля 1993 г.
КЗоТ — Кодекс законов о труде РФ
УК — Уголовный кодекс РФ


Источники
опубликования нормативных правовых актов

БНА—Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ; Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти
Бюлл. Минтруда— Бюллетень Министерства труда и социального
развития РФ
Ведомости РСФСР— Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР
Ведомости РФ— Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ
Ведомости СССР — Ведомости Съезда народных депутатов СССР и
Верховного Совета СССР
РГ — «Российская газета»
САПП РФ — Собрание актов Президента РФ и Правительства РФ
СЗ РФ— Собрание законодательства РФ
СП РФ, СССР— Сборник постановлений Правительства РФ,
СССР

Общая часть

Глава I. Понятие социального обеспечения,
его функции, современное состояние и формы

§ 1. Основные этапы становления систем социального обеспечения

Потребность в социальном обеспечении появилась одновременно с возникновением человеческого общества. В любом обществе независимо от его экономического и политического устройства всегда есть люди, которые в силу естественных, не зависящих от них причин, не могут собственными усилиями приобретать источник средств своего существования. К числу таких людей относятся прежде всего дети и старики. Первые «еще», а вторые «уже» нетрудоспособны. Кроме того, ряды нетрудоспособных может пополнить каждый человек, потерявший способность трудиться временно либо постоянно в связи с расстройством здоровья.
По мере развития общества и усложнения социальных связей к числу причин нуждаемости человека в социальной помощи прибавляются и те, которые обусловлены характером господствующих в обществе экономических отношений, порождающих безработицу, инфляцию, бедность.
Социальное обеспечение как определенная форма жизнеобеспечения людей имеет конкретные исторические типы, поскольку оно осуществляется в рамках той или иной общественно-экономической формации [1 См. : Иванова Р.И. Правоотношения по социальному обеспечению в СССР. М., 1986. С. 7.]
.
Содержание престарелых и нетрудоспособных при первобытнообщинном строе осуществлялось скорее всего в силу обычая. В рабовладельческом обществе каких-либо форм обеспечения рабов в старости или в случае нетрудоспособности не существовало, а вот для ветеранов воинской службы уже в Древней Греции вводятся пенсии; в Древнем Риме служба вознаграждается предоставлением земельного надела.
Феодальный период характеризуется господством натурального хозяйства, основой которого является семья, несущая обязанности по материальному обеспечению стариков и нетрудоспособных. В этот же период появляются и иные формы социальной поддержки тех, кто не может работать и не имеет хозяйства, например благотворительность, санкционированное нищенство. Государственные пенсии начинают раздаваться крупным сановникам, епископам, префектам и другим лицам, имеющим заслуги перед монархом. Таким образом, пенсия в это время имела характер награды, а не вида обеспечения нетрудоспособных.
Определенный интерес представляет опыт становления и эволюция систем социальной поддержки населения на Руси [2 См.: Социальная защита населения в регионе: Учебн. пособие. Екатеринбург, 1999. С. 13.]
. Как свидетельствует Начальная летопись, с принятием в 988 г. христианства на Руси Князь Владимир велел «всякому нищему и убогому приходить на княжеский двор, брать кушанье, питье и денег из казны». Для тех же, кто не мог дойти до его двора в силу дряхлости и болезни, продукты развозили на телегах, спрашивая, где находятся больные и нищие. В 996 г. Князь Владимир издал Устав (закон), которым общественное призрение было поручено попечению и надзору духовенства в лице Патриарха и подчиненных ему церковных структур. Владимир заботился также о создании богаделен, странноприимных домов.
«Русская Правда» Князя Ярослава явилась первым славянским законом, в котором закреплялось подобие социальной программы. Особой заботой о бедных и убогих отличался и Владимир Мономах.
Историки отмечают, что «по мере укрепления государства в раз
витии общественного призрения стали более четко определяться два
взаимно дополняющих друг друга направления. Первое — продолжение традиций Владимира и других князей Киевской Руси, показывающих пример личного благодеяния и покровительства убогих, престарелых, сирот и других страждущих. Второе — усиление организующего начала, совершенствование форм и масштабов государственного
общественного призрения при сохранении и поощрении благотвори
тельной деятельности церкви» [3 См.: там же. С. 15.]
. В качестве доказательства второго на
правления в становлении системы общественного призрения можно
привести Указ Ивана IV Грозного «О милостыне», в котором в качестве неотложных мер ставилась задача выявить во всех городах «престарелых и прокаженных», построить для них богадельни, обеспечить
их одеждой.
По Указу Царя Федора Алексеевича от 1682 г. в Москве было построено два госпиталя; те из числа нищенствующих и убогих, которые могли работать, должны были «хлеб свой наживать работой или ремеслом на общественную пользу».
Петр I приказал Святейшему Синоду, Камер Конторе, Главному магистрату и воеводам «приступить к устроению больниц, богаделен, сиротских домов, домов для призрения незаконнорожденных младенцев, домов смирительных для людей праздношатающих и им подобных». В то же время Петр I запретил подавать милостыню непосредственно просящим подаяние, а Указом от 3 мая 1720 г. повелел всех офицеров и нижних чинов, признанных по удостоверению Военной коллегии неспособными к службе из-за ран, увечий или старости, определять на жительство в монастыри и богадельни и выдавать им пожизненное содержание.
Екатерина II в Манифесте от 1 сентября 1763 г. «Об учреждении Воспитательных домов» указала, что призрение бедных — главное для Верховной власти. В принятом ею в 1775 г. «Учреждении для управления губерний» впервые в законодательном порядке была установлена государственная система общественного призрения для всех гражданских сословий. С этой целью в каждой губернии создавались особые Приказы общественного призрения, на которые возлагалась обязанность организовывать и содержать народные школы, сиротские дома, больницы, аптеки, работные дома (в которых бедные люди могли бы своим трудом добывать себе пропитание), смирительные дома (для исправления людей). Соответствующие средства для организации и содержания этих учреждений выделялись в качестве первоначального капитала из государственной казны, а изданное в 1785 г. «Городовое Положение» узаконило требование к городам об отчислении из своих доходов части средств Приказам общественного призрения. При Екатерине II в России был учрежден первый инвалидный дом, однако по существу это была богадельня для призрения раненых, больных и престарелых воинов и их семейств.
Инвалидные дома для значительного числа призреваемых появились при Николае I. К инвалидам в этот период относили тех, кто был не способен ни к каким работам и не мог обходиться без посторонней помощи.
Сеть благотворительных учреждений, находящихся под покровительством Императрицы Марии Федоровны (жены Павла I), в 1854 г., т. е. после ее смерти, была объединена под общим названием «Ведомство учреждений Императрицы Марии». Благотворительностью, предоставляемой этими учреждениями, в течение 1898 г. воспользовалось более 7 млн. человек, не считая 20 млн. случаев разовых обращений к благотворительной помощи. В благотворительных заведениях постоянно проживало около 500 тыс. человек.
Российское законодательство XIX в. делило нищих на четыре категории:
1) те, которые не могут своим трудом добывать пропитание;
те, кто по сиротству и временным болезням впал в нужду, однако может работать;
те, которые могут трудиться, но нищенствуют по лености и
дурному поведению;
те, кто по случайным обстоятельствам впал в крайнюю нужду [4 См.: там же. С. 18.]
.
Очевидно, такая «классификация» нуждающихся была необходима для определения характера социальной поддержки и применения иных мер для борьбы с нищенством.
С зарождением капиталистического производства источником существования вместо труда в семейном хозяйстве становится труд на работодателя, который покупает рабочую силу, не гарантируя работнику возможность его обеспечения в случае наступления старости, нетрудоспособности, а его семье — в случае потери кормильца.
В этот период господствующей доктриной усиленно насаждается мысль о том, что величайшей ценностью капитализма является возможность формирования общества свободного предпринимательства, в котором залогом благосостояния могут и должны стать предприимчивость, труд и бережливость каждого; общество «равных возможностей» стимулирует личную ответственность человека за свое будущее и будущее своих детей, в связи с чем государство не должно вмешиваться в дела индивидуума и уровень его жизни. Однако труд, ставший товаром, имел слишком низкую цену в форме заработной платы, которая не могла гарантировать не только обеспечения будущей старости, но и самого существования в период работы. По мере формирования класса наемных работников все больше становилась очевидной необходимость организации взаимопомощи в случаях, когда работник вынужденно терял заработок в связи с болезнью, инвалидностью, а его семья — в случае утраты кормильца. Образуются общества взаимопомощи в виде касс, средства которых складывались из взносов работников и работодателей. Право собственности на средства касс и монополия на управление ими принадлежали работодателям. Они могли повышать взносы работников, уменьшать размеры пенсий и пособий, по своему усмотрению распоряжаться этими средствами. Пенсии из касс были очень низкими и составляли лишь одну двадцатую часть заработка. Кассы предоставляли работнику мизерную помощь в случае его нетрудоспособности, но, несмотря на это, государство поощряло их, обеспечивая правовую охрану. Это объяснялось тем, что функционирование таких касс снимало с государства и имущего класса ответственность за социальную незащищенность громадной армии наемных работников.
Резкое обострение во второй половине XIX в. противоречий между трудом и капиталом, угрожающее социальным взрывом, не позволило капиталистическому государству долго занимать позицию невмешательства в «свободу индивидуума». В ряде капиталистических государств принимаются законы об ответственности работодателей за несчастные случаи на производстве. В Германии такой закон был принят в 1871 г., в Англии — в 1880 г., в России — в 1903 г. Однако эти законы еще не были законами о социальном обеспечении, поскольку они закрепляли принципы гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный здоровью работника. Для получения возмещения вреда работнику необходимо было доказать суду, что увечье наступило по вине предприятия.
В конце XIX в. в развитии системы социального обеспечения наступает принципиально новый этап — социальное обеспечение наемных работников начинает осуществляться на правовой основе, закрепляемой государством. В качестве способа его организации вводится государственное социальное страхование наемных работников. Первые законы об обязательном государственном страховании были приняты в Германии в период правления Бисмарка: 15 июня 1883 г. рейхстаг принял закон об обязательном государственном страховании на случай болезни; в июле 1884 г. — закон о страховании от несчастных случаев. Закон от 22 июля 1889 г. ввел обязательное страхование по инвалидности и по старости.
Вслед за Германией принимаются законы об обязательном социальном страховании и в других странах Европы.
Суть данной системы состояла в том, что каждое лицо, отвечающее условиям, указанным в законе, подлежало страхованию в принудительном порядке; взносы на страхование вносили не только сами наемные работники, но и предприниматели; обеспечение предоставлялось на основе правовых норм, что делало систему государственного социального страхования гарантированной; посредством норм права закреплялись единые условия и размеры обеспечения, не зависящие от специфики отрасли промышленности, в которой трудились застрахованные.
В случае страхования по болезни взносы работника составляли 2/3, а работодателя 1/3 от подлежащей уплате суммы взносов. Работники полностью освобождались от уплаты взносов на страхование от несчастных случаев; страховой фонд формировался только за счет работодателей. Такое распределение страховых обязательств обусловило создание органов управления больничными кассами: в первом случае руководство больничными кассами состояло на 2/3 из лиц, избираемых работниками, и на 1/3 из представителей работодателя. Страхованием от несчастных случаев ведали так называемые профессиональные товарищества, которые формировались исключительно из представителей работодателей. Тарифы взносов дифференцировались в зависимости от степени опасности условий труда на предприятии и от уровня выплачиваемой заработной платы. К числу видов обеспечения в порядке обязательного социального страхования наемных работников относилось: бесплатное лечение, бесплатные лекарства и другие лечебные средства; денежное пособие; пенсия.
По страховым законам Германии застрахованному предоставлялись бесплатное лечение, бесплатные лекарства и денежное пособие в размере половины заработка в течение 26 недель. В таком же размере денежное пособие выдавалось женщинам в связи с родами в течение шести недель после родов. В случае смерти больного выдавалось пособие на похороны в размере 20-дневного заработка. При производственной травме, вызвавшей повреждение здоровья, денежное пособие выдавалось в течение первых 13 недель, как и в случае болезни, за счет больничных касс, но после четырех недель нетрудоспособности пострадавший имел право требовать увеличения размера пособия до 2/3 заработка. По истечении 13 недель получивший травму обеспечивался уже органами страхования от несчастных случаев, которые производили выплату пособия за счет взносов работодателя. При полной утрате трудоспособности вследствие трудового увечья назначалась пенсия в размере 2/3 заработка, а если утрата трудоспособности была частичной, то пенсия выплачивалась в размере, пропорциональном степени ее утраты. В исключительных случаях, когда пострадавший, признанный инвалидом, нуждался в постоянной посторонней помощи, пенсия могла быть повышена до 100% заработка. В случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве его семье назначалась пенсия по случаю потери кормильца. Размер ее с учетом состава семьи и иных обстоятельств мог составлять до 60% заработка кормильца.
Особый механизм предусматривался для определения размера пенсий по инвалидности от общего заболевания. Этот размер формировался из трех частей: первая часть состояла из постоянной годовой суммы, размер которой обусловливался тем, к какой категории из пяти относился застрахованный по уровню заработной платы; вторая часть — это приплата государства в твердой сумме (50 марок) к каждой пенсии; третья — постоянно возрастающая сумма, исчисляемая с учетом продолжительности страхового стажа.
Пенсия по старости назначалась по достижении работником 70 лет. Она состояла из двух частей: основной суммы (от 60 до 180 марок) и твердой суммы, выплачиваемой за счет государственных средств (50 марок).
В Англии страховыми законами 1911 — 1913 гг. было введено страхование по болезни и инвалидности. Английскую страховую систему отличало широкое участие в работе страховых органов представителей застрахованных. Кроме того, часть взносов уплачивало само государство (за мужчин больше, за женщин — меньше). Принцип определения размера страховых платежей был следующим: предприниматели уплачивали взносы в большем размере с более низкого заработка работника и в меньшем — с высокого заработка; взнос застрахованных был тем ниже, чем меньше был заработок. Дифференциация в размере страховых платежей проводилась и по такому признаку, как пол и возраст: мужчины уплачивали взносы по высшей шкале, женщины — по средней, молодежь — по самой низкой.
В порядке социального страхования предоставлялись пособия, пенсии, медицинская помощь, медикаменты, санаторное лечение. Лечением охватывались как сами застрахованные, так и члены их семей. Пенсии по старости назначались по достижении 69 лет.
Во Франции закон о страховании по старости был введен в действие в 1911 г., а закон о страховании по болезни лишь в 1928 г. В соответствии с этими законами страховые взносы уплачивались в твердых размерах независимо от величины заработка и в равных долях работодателями и работниками. Право на пенсию по старости возникало с 65 лет, при определенных условиях ее можно было получить и с 60 и даже 55 лет, но в более низком размере. Размер пенсии по старости и по инвалидности устанавливался в твердой сумме независимо от величины заработка, причем к пенсии по старости производилась ежемесячная доплата государством в размере 100 франков.
В Швеции обязательное социальное страхование по старости и инвалидности было введено законодательством в 1913 — 1915 гг. Фонд на выплату пенсий образовывался из взносов застрахованных и государственных субсидий. Размер взноса застрахованного был низким и зависел от суммы дохода. Взносы уплачивались в общинах, и ответственность за их неуплату несла община. Пенсионный возраст составлял 67 лет.
В Австралии в 1908 г. был принят закон, по которому мужчины приобрели право на пенсию по старости с 65 лет, а женщины — с 60 лет. Одним из условий для получения этой пенсии являлось проживание на территории Австралии в течение 25 лет и обладание имуществом не выше определенной ценности. При наступлении полной инвалидности мужчины могли получать пенсию с 60 лет. Пенсия назначалась также лицам, ставшим нетрудоспособными вследствие несчастного случая.
В США государственная система социального обеспечения возникла значительно позднее, чем в странах Европы. На федеральном уровне программа компенсации за производственные травмы была принята в 1908 г., но только в отношении федеральных рабочих и служащих. В отдельных штатах законы компенсации рабочим и служащим, получившим увечье на производства, стали вводиться. Начиная с 1911 г. К 1920 г. законы об обязательном страховании или добровольном страховании от несчастного случая действовали уже в 43 штатах. Первый федеральный закон о страховании по старости был принят в 1920 г., однако он распространялся только на служащих федеральных органов. На федеральном уровне пенсионным обеспечением охватывались и ветераны войны. Федеральный закон о социальном обеспечении появился в США лишь в августе 1935 г. Он ввел пенсии по старости, размер которых определялся в процентах к заработку, а также государственную помощь некоторым категориям нуждающихся – престарелым, слепым, детям из бедных семей. Федеральный бюджет субсидировал штаты и на организацию медицинской помощи населению
В России закон о страховании рабочих по болезни и от несчастных случаев был издан 23 июня 1912 г. Этот закон стал прообразом законов Германии, однако в отличие от них он предусматривал меньший объем полномочий застрахованных. Так, в законе России не содержалось нормы, аналогичной норме германского закона 1883 г. , в силу которой по истечении 26 недель болезни начиналась пенсия по инвалидности.
Вслед за законами о государственном социальном страховании на случай болезни, инвалидности, старости, трудового увечья начинают приниматься законы о страховании по безработице. Впервые страхование данного социального риска вводится в 1911 г. в Англии.
Становлению государственного социального страхования в ряде стран предшествовало частное или добровольное страхование, сфера которого ограничивалась , как правило, пределами отдельного предприятия. По мере развития национальных систем страхования частное страхование не исчерпало себя, получив новый импульс для развития. Очень скоро оно превратилось во многих странах в дополнительные системы социального страхования, называемые производственным страхованием ( в ФРГ), дополнительных профессиональных пенсий ( во Франции), системой частного пенсионного обеспечения ( в Англии). Эти системы предусматривают дополнительное пенсионное обеспечение, пособия по болезни, оплату медицинской помощи, дополнительные пособия по безработице и др. Виды, условия и размеры обеспечения стали включаться в коллективные договоры. Постепенно производственное страхование перешагнуло рамки отдельного предприятия и стало осуществляться на уровне отрасли, а в некоторых странах и на национальном уровне ( США, Франция, Швеция и др.). Так, во Франции национальный коллективный договор, заключенный в 1961 г., «объединил в единый национальный режим все отраслевые системы дополнительных пенсий» [5 См. Социальная защита за рубежом: Великобритания, ФРГ, Франция, Швеция, США, Австралия / Под. Ред. М.Л.Захарова. М., 1993. С 10.].
Фонды систем производственного страхования образовывались из взносов предпринимателей и работников. Размер взносов дифференцировался с учетом видов обеспечения, категории застрахованных, уровня заработка и размеров фонда оплаты труда. В ряде стран финансирование таких систем принимали на себя монополии, что давало им материальную выгоду : средства производственного страхования не облагались налогами, поскольку рассматривались государством как издержки производства, и могли использоваться для инвестиций, покупки акций частных компаний и правительственных ценных бумаг с целью получения от этих операций прибыли. [6 См.: там же. С.11.]
В развитии социального обеспечения следует выделить еще один важный этап, когда наряду с государственными и производственным социальным страхованием наемных работников в странах с рыночной экономикой начинают формироваться национальные системы социального обеспечения, охватывающие все население и гарантирующие социальную помощь вне связи с уплатой страховых взносов.
В США одной из старейших федерально-штатных программ денежной помощи является программа помощи нуждающихся семьям, имеющим на иждивении детей (АДФС), созданная еще в 1935г. Именно с этой программой в общественном мнении ассоциируется само понятие социальной помощи.
Крупная реформа в сфере социального обеспечения осуществлена также в Англии (1946-1948гг.). Она, в частности, предусматривала: охват социальным обеспечением всех лиц наемного труда и членов их семей, а также лиц, самостоятельно обеспечивающих себя работой; установление пенсий и пособий в твердых размерах без учета заработка, но на уровне национального минимального стандарта; предоставление всему населению права на лечение; введение семейных пособий, пенсий. Медицинская помощь стала осуществляться бесплатно за счет средств государства, а не в порядке социального страхования.
Конечным адресатом систем социального обеспечения всегда является конкретный человек. Если в начале ХХ в. в основном это были только трудящиеся и члены их семей, то к концу века эти системы в развитых странах охватывали уже все население.
На Международной конференции труда (1993 г.) отмечалось, что в первые годы нашего века правительства промышленно развитых стран активно выступали за создание систем социального страхования, позволяющих трудящимся застраховывать себя на случай многих социальных рисков и предоставляющих им возможность получать определенную материальную помощь в момент, когда они утрачивали физическую возможность трудиться по причине пожилого возраста, при заболеваниях и, в меньшей степени, по причине безработицы. В середине текущего столетия и, в частности, после Второй мировой войны эти системы уступили место более развитым системам социального обеспечения, которые характеризовались повышенной степенью солидарности молодежи и людей пожилого возраста; имеющих работу, и безработных; людей с крепким здоровьем и со слабым здоровьем. Сфера применения этих систем была расширена и распространилась на все профессиональные категории, государство же полностью или частично взяло на себя обязанности по финансированию этих систем, которые отошли от принципа строгого учета индивидуальных взносов и финансовых обязательств. В более поздний период, т. е. последние 30 — 40 лет, концепция социального обеспечения получила дальнейшее развитие и стала включать понятие социальной защиты, которая предоставляет всеобщую базовую социальную поддержку всем гражданам, независимо от взносов или продолжительности их трудового стажа, хотя эти факторы продолжают играть заметную роль при определении размера отдельных пособий, превышающих основной минимум. Благодаря развитию систем социальной защиты взаимная поддержка и солидарность получили широкое, почти универсальное распространение, охватывая все слои населения развитых стран [7 См.: Социальное страхование и социальная защита: Доклад Генерального директора МВТ на Международной конференции труда. Женева, 1993.]
.
Таким образом, по мере восхождения человечества к вершинам цивилизации и формирования гражданского общества расширяется круг тех, кто, не нарушая его моральных устоев, может претендовать на социальную поддержку, не теряя своей способности к труду, если лишается возможности иметь соответствующий уровень достатка по независящим от него причинам и обстоятельствам, признаваемым обществом социально уважительными.
Кроме того, как свидетельствует опыт функционирования систем социального обеспечения в промышленно развитых странах, по мере экономического роста и повышения уровня жизни (улучшения жилищных условий, качества питания и здравоохранения) трансформируется и перечень оснований, с которыми связан риск утраты источника средств к существованию и которые признаются обществом социально уважительными. Такие основания называются социальными рисками. Наряду с основаниями естественного порядка (старостью, инвалидностью, временной нетрудоспособностью, вдовством, материнством, детством) в этот перечень начинают включаться и те, которые обусловлены характером господствующих в обществе экономических отношений и с которыми связаны издержки в организации социальных условий жизни человека (безработица, расслоение населения по уровню доходов, неспособность человека адаптироваться к этим отношениям и др.).
Наконец, отчетливо прослеживается тенденция изменения роли самого государства в организации функционирования систем социального обеспечения. Почти до конца XIX в. в области политики господствовала концепция невмешательства государства в регулирование отношений по обеспечению средствами существования престарелых, нетрудоспособных. Самопомощь, самообеспечение, взаимопомощь поощрялись государством и способствовали воплощению в жизнь бентамовской теории сильного индивидуализма, в силу которой «полная свобода индивидуума» может быть достигнута только при полном невмешательстве государства в дела каждого индивидуума и в уровень его жизни [8 См.: Иванова Р.И. Указ. соч. С. 16.]
. Однако по мере консолидации армии наемных работников и осознания ими своих классовых интересов усиливается борьба трудящихся за свои права, что вынуждает буржуазные государства принимать определенные меры для предотвращения социального взрыва. Речь идет прежде всего о первых законах в области социального обеспечения. Это были законы об обязательном социальном страховании трудящихся. Именно с принятием таких законов появляются государственные системы социального обеспечения. Государственный характер этих систем выражается в том, что законодательно закрепляются организационно-правовые способы осуществления социального обеспечения, которые впоследствии дополняются новыми; но неизменным остается одно: обязательность им придает само государство.

§ 2. Понятия социального обеспечения, социального страхования и социальной защиты населения. Функции социального обеспечения

Социальное обеспечение как реально существующее общественное явление нуждается в научно обоснованной дефиниции, ценность которой определяется тем, насколько полно и точно в ней отражены его сущностные признаки. Иногда определение того или иного понятия (дефиницию) дает сам законодатель и оно воспринимается наукой и практикой как легальное понятие. Однако легального определения социального обеспечения как многоаспектного явления в законодательстве нет. В научной и учебной литературе понятие социального обеспечения авторами формулируется по-разному, в зависимости от того, какие признаки принимаются за базовые, основные для данного явления.
Проследив основные тенденции в становлении систем социального обеспечения в различных странах, к числу сущностных признаков социального обеспечения на современном этапе можно отнести: во-первых, государственный характер устанавливаемых в обществе организационно-правовых способов распределения совокупного общественного продукта через систему социального обеспечения; во-вторых, законодательное закрепление перечня социальных рисков, признаваемых государством в качестве оснований для предоставления тех или иных видов социального обеспечения; в-третьих, закрепление в нормах права либо в договорах, санкционированных государством, круга лиц, подлежащих обеспечению; в-четвертых, нормирование государством социального стандарта обеспечения, ниже которого оно не может быть, путем законодательного закрепления видов обеспечения, его уровня и условий предоставления.
Некоторые ученые выделяют и иные конститутивные признаки социального обеспечения. Так, Р. И. Иванова относит к их числу следующие: 1) объективные основания, вызывающие потребность в особом механизме социальной защиты по поддержанию (предоставлению) определенного уровня жизнеобеспечения; 2) особые фонды, источники социального обеспечения; 3) особые способы создания этих фондов; 4) особые способы предоставления средств существования; 5) закрепление правил предоставления социального обеспечения в социальных, в том числе правовых, нормах [9 См.: Иванова Р.И. Указ. соч. С.16]
.
С формулировкой первого признака трудно согласиться, поскольку сами по себе объективные основания лишь вызывают потребность в особом механизме социальной защиты, однако функционирование его всегда связано с признанием обществом, государством этих оснований в качестве социальных рисков, влекущих соответствующие юридические обязанности по предоставлению социального обеспечения. В реальной жизни объективных оснований, влекущих потребность человека в социальной помощи, всегда намного больше тех, которые признаются государством социально уважительными. Вся история развития систем социального обеспечения — убедительное доказательство того, что перечень объективных оснований, признаваемых социальными рисками, непрерывно расширяется, однако вряд ли он когда-либо станет полностью тождествен реально существующим объективным причинам, вызывающим потребность человека в социальной помощи.
Что касается второго, третьего и четвертого конститутивных признаков социального обеспечения, выделяемых Р. И. Ивановой, то они отражают разные стороны одного, сущностного признака — способа организации социального обеспечения.
Выделив признаки социального обеспечения, казалось бы, совсем несложно дать его определение. Однако однозначного понятия данного явления до сих пор не выработано. Это объясняется тем, что социальное обеспечение — явление многоаспектное и любое данное ему определение не может быть универсальным, ибо оно не способно в форме дефиниции одновременно охватить все сущностные признаки, обозначив в то же время и его основные функции.
Под социальным обеспечением понимают: форму распределения, гарантирующую гражданам нормальный уровень жизненного и культурного стандарта сверх вознаграждения за труд в старости, при потере трудоспособности и кормильца [10 См.: Иванова Р.И. Указ. соч. С. 22.]
; систему материального обеспечения и обслуживания граждан по возрасту, болезни, инвалидности, безработице, по случаю потери кормильца, воспитания детей и в других установленных законодательством случаях [11 См.: Батыгин К. С. Право социального обеспечения. Общая часть: Учебн. пособие. М., 1998. С. 7.]
; совокупность общественных отношений, складывающихся между гражданами, с одной стороны, и органами государства, местного самоуправления, организациями, — с другой, по поводу предоставления гражданам за счет специальных фондов, бюджетных средств медицинской помощи, пенсий, пособий и других видов обеспечения при наступлении жизненных обстоятельств, влекущих за собой утрату или снижение дохода, повышенные расходы, малообеспеченность, бедность [12 См.: Шайхатдинов В. Ш. Система социальной защиты и обеспечения
населения современной России. // Социальная защита населения в регионе.
С.58.]
, либо по распределению внебюджетных фондов социального назначения и перераспределению части государственного бюджета в целях удовлетворения потребностей граждан в случае утраты источника средств существования, несения дополнительных расходов или отсутствия необходимого прожиточного минимума по объективным социально значимым причинам [13 13 См.: Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения: Учебно-справочное пособие. М., 1997. С. 7.]
.
При всей внешней схожести приведенных понятий в каждом из них отражены различные признаки, признаваемые авторами сущностными, но ни в одном не указаны с должной полнотой объективно существующие черты, характерные для социального обеспечения как уникального многоаспектного общественного явления.
Базовые, основополагающие сущностные признаки социального обеспечения связаны с выполнением им в обществе экономической функции, которая позволяет раскрыть экономический аспект данного понятия.
Как экономическая категория социальное обеспечение служит определенным инструментом, используемым обществом, государством для решения одной из острейших проблем — социальной проблемы неравенства личных доходов людей, которое не является следствием неравенства производительности труда и эффективности производства. В целях более справедливого распределения национального дохода во всех странах в начале XX в. получает развитие политика перераспределения доходов, осуществляемого государством с помощью фискальной и социальной политики, основным звеном которой как раз и является социальное обеспечение.
В то же время социальное обеспечение является и правовой категорией, поскольку государства реализуют политику перераспределения доходов посредством правового механизма, закрепляя нормативным путем организационно-правовые способы осуществления социального обеспечения; порядок образования соответствующих финансовых систем и их правовой статус, системы управления социальным обеспечением; круг лиц, подлежащих социальному обеспечению; виды обеспечения и условия их предоставления; механизм защиты нарушенных прав.
Обеспечение, адресованное человеку обществом, государством в тех случаях, когда он по независящим от него обстоятельствам нуждается в поддержке, гарантирует определенный социальный комфорт, восстанавливает статус полноценного члена общества. В связи с этим социальное обеспечение безусловно является и очень важной социальной категорией.
Таким образом, можно дать следующее общее понятие социального обеспечения как феномена в жизни любого общества и государства.

Социальное обеспечение — это один из способов распределения части валового внутреннего продукта путем предоставления гражданам материальных благ в целях выравнивания их личных доходов в случаях наступления социальных рисков за счет средств целевых финансовых источников в объеме и на условиях, строго нормируемых обществом, государством, для поддержания их полноценного социального статуса.

Социальное обеспечение осуществляется в определенных организационно-правовых формах, одной из которых является государственное социальное страхование. Конвенция МОТ №102 о минимальных нормах социального обеспечения (1952 г.) относит к социальному обеспечению системы социального страхования, как установленные государством, так и контролируемые государственными органами или проводимые в «соответствии с установленными нормами как результат совместных действий предпринимателей и рабочих» (ст. 6). Следовательно, государственное социальное страхование — это обязательная система социального обеспечения работника. Суть социального страхования заключается в распределении социального риска потери либо снижения заработка по независящим от работника обстоятельствам на работодателей и самих работающих, которые в принудительном порядке отчисляют страховые платежи в целевые фонды социального страхования. При этом классические системы государственного социального страхования гарантируют застрахованным предоставление материальных благ (пенсий, пособий, иных услуг) по принципу соизмерения их с размерами сумм, уплачиваемых в страховые фонды.
Выше уже говорилось, что наряду с системами государственного социального страхования во многих странах формировались национальные системы (программы) социальной помощи населению за счет средств государства и без учета трудового вклада человека. Это так называемое социальное обеспечение в узком смысле слова. Виды и объем материальных благ, предоставляемых населению по таким системам, в разных странах различны. Это могут быть как денежные выплаты в случаях наступления социальных рисков, так и услуги, которые население получает бесплатно либо на льготных условиях. Во многих развитых странах самостоятельным основанием для получения социальной помощи по национальным системам признается уровень бедности. Данный критерий устанавливается, как правило, законодательным путем и позволяет выявить слои населения, относящиеся к числу малоимущих (неимущих). Лица, живущие в бедности, получают денежные пособия, продовольственную помощь, субсидируемое жилье, помощь для получения образования, профессиональной подготовки и пр. [14 См.: Чорбинский С. И. Социальная работа и социальные программы в США.
М., 1992. С. 23.]
Иногда социальную помощь бедным называют вспомоществованием. Однако в некоторых странах термин «вспомоществование» имеет особое значение. Например, в Скандинавских странах вспомоществование — это право на равный доступ ко всем социальным услугам независимо от состояния бедности, богатства и т. п. [15 См.: Социальное страхование и социальная защита. Доклад Генерального
директора МВТ МОТ на Международной конференции труда.]
Таким образом, в отличие от систем социального страхования, охватывающих социальным обеспечением только работника (семью в случае смерти работника), системы социального обеспечения, финансируемые за счет средств государства, гарантируют в соответствующих случаях социальную поддержку каждому как члену общества.
В последнее время все большую популярность как на международном уровне [16 См.: Дельпере Н. Защита прав и свобод граждан преклонного возраста. М., 1993. С. 231.]
, так и внутри страны получает такой термин, как социальная защита населения. В нашей стране этот термин получил широкое распространение в связи с переименованием системы органов социального обеспечения в систему органов социальной защиты населения (1992 г.). В Концепции социальной защиты пенсионеров, инвалидов, семей с детьми и других нуждающихся в социальной поддержке групп населения, разработанной Минсоцзащиты России [17 Функции данного министерства впоследствии были возложены на Мин
труда.
]
при участии других заинтересованных министерств, дано следующее понятие социальной защиты: «Социальная защита представляет собой комплекс дополнительных мероприятий по материальной помощи наименее защищенным группам населения (престарелым, инвалидам, малообеспеченным семьям с детьми, учащейся молодежи, лицам, не имеющим средств существования), а также по предотвращению развала системы социальной защиты, сохранению уровня социального обслуживания. Этот комплекс мер осуществляется как за счет федерального и местных бюджетов, так и за счет специально создаваемых фондов социальной поддержки населения» [18 Социальная защита населения. М., 1992. С. 24.]
. Это «ведомственное» понятие социальной защиты не содержит каких-либо сущностных признаков, позволяющих сопоставить или отграничить социальную защиту населения от его социального обеспечения. Не позволяет это сделать и сформулированная в Концепции основная цель социальной защиты: «Социальная защита населения в нынешней кризисной ситуации преследует избавление от абсолютной нищеты (когда среднедушевой совокупный доход семьи ниже прожиточного минимума), оказание материальной помощи населению в экстремальных условиях, вызываемых проводимой экономической реформой, содействие адаптации социально уязвимых групп населения к условиям рыночной экономики» [19 Социальная защита населения. М., 1992. С. 25.]
.
Многофункциональность указанной цели дает основание предположить, что авторы Концепции понимали социальную защиту населения как более универсальную, чем социальное обеспечение, систему поддержки населения, сориентированную не только на классические социальные риски (старость, инвалидность, потеря кормильца, временная нетрудоспособность и др.), но и на риски, привнесенные в жизнь общества своеобразием переходного периода, который связан с формированием в стране иной экономической системы. Однако даже спустя восемь лет говорить о перерастании системы социального обеспечения России в систему социальной защиты населения преждевременно, поскольку государство постоянно демонстрирует населению свою экономическую несостоятельность.
Наряду с узковедомственным понятием социальная защита в теории права социального обеспечения рассматривается и в более широком аспекте. Так, В. Ш. Шайхатдинов полагает, что в нее входит деятельность государства и органов местного самоуправления, общественных организаций, предприятий по созданию благоприятной для человека окружающей среды, охране материнства и детства, оказанию помощи семье, охране здоровья граждан, профессиональной подготовке граждан, обеспечению занятости населения, охране труда, регулированию заработной платы и доходов населения, обеспечению граждан жильем, регулированию права собственности граждан, материальному обслуживанию и обеспечению нетрудоспособных и других нуждающихся в социальной поддержке граждан. Социальная защита является практической деятельностью по реализации основных направлений социальной политики [20 См.: Шайхатдинов В.Ш. Право социального обеспечения Российской Федерации: Учебн. пособие. Екатеринбург, 1996. Вып. 1. С. 5.]
.
Некоторые авторы под социальной защитой понимают всю деятельность государства по обеспечению процесса формирования и развития полноценной личности, по выявлению и нейтрализации негативных факторов, воздействующих на личность, на создание условий для самоопределения и утверждения в жизни, либо как совокупность законодательно закрепленных экономических и правовых гарантий, обеспечивающих соблюдение важнейших социальных прав граждан и достижение социально приемлемого уровня жизни [21 См.: Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения: Учебно-справочное
пособие. С. 4.]
.
В специальных работах дается обоснование социальной защиты как одной из важнейших функций государства. При этом социальная защита подразделяется на общую и специальную. Под общей понимается деятельность по обеспечению основных социальных и иных прав граждан, а под специальной — специальная регулятивная система стабилизации личности, социальной группы, нуждающихся в силу тех или иных особенностей в особом социальном попечении. К таким нуждающимся отнесены, например, военнослужащие. Их социальная защита — это совокупность социальных механизмов, направленных на устранение или сведение до минимума дискомфорта по поводу их положения в обществе, социальной организации, обеспечивающая полноценное включение личности военнослужащего, социальной группы военнослужащих и их семей в социальную деятельность, поддержание их высокого социального статуса [22 См.: Коровников А. В. Социальная защита военнослужащих. М., 1995. С. 26.]
.
Таким образом, понятие социальной защиты населения на данном этапе является скорее понятием собирательным, используемым практиками, учеными, политиками. При этом его содержание отражает самые различные стороны социальной политики государства. Говорить о перерастании системы социального обеспечения в нашей стране в более широкую универсальную социально-экономическую систему социальной защиты населения сейчас еще преждевременно, поскольку общественная практика пока не дает оснований для такого вывода и, кроме того, возможности систем социального обеспечения обществом полностью не исчерпаны. В связи с этим представляется правильным утверждение В. Ш. Шайхатдинова о том, что «социальная защита населения является базовой категорией науки права социального обеспечения, включающей в себя общественные отношения по обеспечению условий для нормальной жизнедеятельности населения» [23 Шайхатдинов В. Ш. Система социальной защиты и обеспечения населения
современной России. С. 67.]
.
Введение понятия социальной защиты населения в оборот научных понятий правомерно и необходимо, поскольку позволяет методом научной абстракции выделить из громадного комплекса общественных отношений, регулируемых нормами различных отраслей права, именно те, которые возникают исключительно в связи с социальной защитой населения либо в содержание которых включается наряду с другими правами право человека на социальную защиту. К числу первых, безусловно, должны быть отнесены общественные отношения по социальному обеспечению населения. Поэтому в широком смысле социальное обеспечение — один из основных способов социальной защиты населения при наступлении социальных рисков. В то же время нельзя полностью согласиться с приведенным выше утверждением В. Ш. Шайхатдинова, признающего понятие социальной защиты научной категорией только права социального обеспечения. Эта категория представляет научную ценность для всей правовой науки, в связи с чем является скорее всего общеправовой научной категорией.
Как уже говорилось, законодательно оформленной системы социальной защиты населения в настоящее время в России еще нет. Социальное обеспечение же функционирует как обособленное, внутренне организованное системное образование со сложной структурой. Феномен такого сложного системного образования заключается в том, что каждый из элементов системы, в свою очередь, представляет относительно обособленную систему, состоящую из элементов более низкого уровня, также образующих систему, имеющую свою собственную внутреннюю организацию. Следовательно, социальное обеспечение — это многоуровневое системное образование. Учитывая выполнение им в обществе не одной, а ряда функций, можно считать его и многофункциональным системным образованием. Следовательно, структурный анализ данной системы любого уровня не может быть однозначным, поскольку в его основу могут быть положены различные критерии. Так, в литературе в качестве одного из критериев структурного анализа выделяются общественные отношения, что позволяет рассматривать социальное обеспечение через призму системы таких отношений, к которым отнесены экономические, социальные, политические и правовые отношения [24 См.: Социальная защита населения в регионе. ]
. Кроме того, система социального обеспечения определяется как система «взаимосвязанных и взаимодействующих денежных фондов, субъектов обеспечения, органов и учреждений, видов обеспечения и правовых актов» [25 С. 59. Там же.].
Конституция Российской Федерации (ст. 7, 39, 41) наряду с гарантированием государством права каждого на социальное обеспечение поощряет и иные (негосударственные) формы социального обеспечения: добровольное социальное страхование, благотворительность, создание частных систем здравоохранения и др.
Следовательно, на современном этапе социальное обеспечение как системное образование высшего порядка состоит из двух элементов — государственной и негосударственной системы социального обеспечения.
Государственная система социального обеспечения законодательно закреплена и функционирует в определенных правовых рамках путем реализации субъектами соответствующих правоотношений своих прав и обязанностей. Таким образом, эта система представляет собой прежде всего правовое образование, имеющее многоуровневый характер. На высшем уровне оно состоит из законодательно закрепленных систем: а) финансирования социального обеспечения; б) управления; в) материального обеспечения и социального обслуживания населения. Это комплексное межотраслевое правовое образование, нормы которого входят в различные отраслевые правовые системы — в финансовое, административное право, право социального обеспечения.
Следующий уровень социального обеспечения как системного правового образования — отраслевой, поскольку нормы, регулирующие отношения по финансированию, управлению, социальному обеспечению граждан, относятся к различным отраслям права.
В правовой системе социального обеспечения есть и внутриотраслевой уровень. Так, в финансовом праве можно выделить подсистемы финансирования расходов на социальное обеспечение за счет централизованных внебюджетных кредитно-финансовых систем (Пенсионного фонда РФ, Фонда социального страхования РФ, Государственного фонда занятости населения РФ, фондов обязательного медицинского страхования); за счет федерального бюджета; за счет бюджетов субъектов РФ; за счет местных бюджетов и средств организаций; за счет фондов социальной поддержки населения. В системе материального обеспечения и социального обслуживания граждан, закрепленной нормами права социального обеспечения, относительно самостоятельными являются подсистемы: пенсионного обеспечения; обеспечения граждан пособиями и компенсациями, медицинской помощью и лечением, социальными услугами, льготами.
Значение социального обеспечения в жизни общества определяется тем, какие функции оно выполняет, какие основные проблемы общества позволяет решить. Существенных разногласий во взглядах ученых по поводу классификации функций социального обеспечения не наблюдается, однако есть различия в формулировке самих функций и в их количестве [26 См., напр.: Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения: Учебн. пособие. М., 1998. С. 6: Социальная защита населения в регионе. С. 64, 65.]
.
Безусловно, одной из основных функций является экономическая функция социального обеспечения. Ее сущность заключается в том, что государство использует социальное обеспечение в качестве одного из способов распределения части валового внутреннего продукта, тем самым оказывая определенное воздействие на выравнивание личных доходов граждан путем предоставления материальных благ (пенсий, пособий, компенсаций, социальных услуг и др.) вместо утраченного заработка либо наряду с ним при наступлении указанных в законах социальных рисков. Реализация экономической функции конкретно воплощается в перераспределении валового внутреннего продукта путем аккумуляции финансовых средств в целевых источниках (во внебюджетных фондах социального страхования, в федеральном бюджете, в бюджетах субъектов Федерации, фондах социальной поддержки населения).
Социальное обеспечение связано с общественным производством, влияет на него. Это влияние составляет его производственную функцию. Выражается оно в том, что право на многие виды социального обеспечения обусловлено трудовой деятельностью, а уровень обеспечения зачастую зависит от ее характера и размера вознаграждения за труд. По мере все большего воплощения в жизнь принципов социального страхования это влияние будет возрастать, поскольку усилится стимулирующее значение социального обеспечения для повышения производительности труда и профессионального мастерства работающих. Социальное обеспечение способствует также своевременному выводу из общественного производства стареющей рабочей силы и лиц, потерявших способность трудиться. Его влияние на общественное производство далеко не исчерпывается рассмотренным выше.
Социальная (социально-реабилитационная) функция социального обеспечения способствует поддержанию социального статуса граждан при наступлении различных социальных рисков (болезни, инвалидности, старости, смерти кормильца, безработицы, бедности) путем предоставления различных видов материального обеспечения, социальных услуг, льгот с целью поддержания достойного уровня жизни и предупреждения обнищания. С помощью социальной функции осуществляется и реабилитационное направление социального обеспечения, целью которого является восстановление (полностью либо частично) полноценной жизнедеятельности человека, позволяющей ему обучаться, трудиться, общаться с другими людьми, самостоятельно себя обслуживать и т. д.
Политическая функция позволяет государству специфическими для социального обеспечения средствами реализовывать основные направления социальной политики. Конституция РФ (ст. 7) закрепляет положение о том, что Россия — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной зашиты. Социальная политика как целенаправленное воздействие государства на условия жизни людей с целью реализации конституционных положений осуществляется главным образом через систему социального обеспечения. Так, в 1999 г. Федеральным законом введено новое основание для предоставления социального обеспечения в виде государственной социальной помощи — бедность. Появился, следовательно, новый субъект социального обеспечения — граждане, имеющие душевой доход ниже прожиточного минимума.
От того, насколько эффективно социальное обеспечение выполняет свою политическую функцию, зависит состояние социального покоя в обществе. Социальная напряженность в обществе на современном этапе свидетельствует о том, что состояние российской системы социального обеспечения не отвечает потребностям населения.
Демографическая функция реализуется посредством воздействия системы социального обеспечения на многие демографические процессы — на продолжительность жизни населения, воспроизводство населения, стимулирование рождаемости и др. Так, крайне низкий уровень пенсионного обеспечения, приведший к резкому сокращению потребления пенсионеров, стал причиной высокой смертности лиц пожилого возраста. Отсутствие эффективной системы социальной помощи семье с детьми безусловно повлечет существенное снижение рождаемости в стране и т.д.
Наряду с рассмотренными выше функциями социального обеспечения некоторые специалисты указывают и на другие. В. Ш. Шайхатдинов обосновывает еще и духовно-идеологическую функцию социального обеспечения, в составе которой он выделяет: идеологическую, моральную и социально-психологическую подфункции [27 См.: Социальная защита населения в регионе. С.66.]
.

§ 3. Право человека на социальное обеспечение и роль государства в его реализации

Практический опыт, накопленный человечеством в организации экономического и социального устройства жизни общества, привел к осознанию международным сообществом следующей истины, приобретшей общечеловеческую ценность: основой свободы, справедливости, всеобщего мира, достоинства и ценности человеческой личности являются права человека. Именно это содействует социальному прогрессу и улучшению условий жизни. При этом права человека должны охраняться властью закона. Перед законом все люди равны и имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации.
Права и свободы человека и гражданина закреплены во Всеобщей декларации прав человека (1948 г.). Декларация закрепляет право каждого как члена общества на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях (ст. 22). Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который нужен для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой (ст. 25).
Таким образом, Декларация закрепляет, во-первых, право каждого как члена общества на социальное обеспечение; во-вторых, право на достойный уровень жизни, гарантирующий человеку возможность удовлетворения его основных потребностей (в пище, жилище, медицинском уходе, социальном обслуживании), который необходим для поддержания здоровья и благосостояния каждого и его семьи; в-третьих, перечень социальных рисков, при наступлении которых возникает право на социальное обеспечение (безработица, болезнь, инвалидность, утрата кормильца, старость и иные случаи утраты средств к существованию по независящим от человека обстоятельствам); в-четвертых, в качестве самостоятельного основания для особого попечения и помощи предусматривается материнство и младенчество.
Право каждого на социальное обеспечение, включая социальное страхование, закреплено и в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.). В Пакте признается, что самая широкая охрана и помощь должны предоставляться семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании; особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению. Дети, подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации (ст. 10).
Вслед за Всеобщей декларацией Пакт также признает право каждого: на достаточный уровень жизни для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни (ст. 11); на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (ст. 12). Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах ратифицирован Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г. [28 Ведомости СССР. 1976. №17. Ст.291.]
и вступил в силу 3 января 1976 г. Россия как правопреемница СССР несет все юридические обязательства по данному Пакту.
Таким образом, права человека, закрепленные в названных выше актах, свидетельствуют о том, что забота о престарелых, нетрудоспособных, детях и поддержка каждого, кто потерял источник средств существования по независящим от него причинам, признается одной из общечеловеческих ценностей в цивилизованном обществе.
Одним из первых актов России, в котором права и свободы человека, его честь и достоинство провозглашены высшей ценностью общества и государства, стала Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 г. Декларация также провозглашает, что права и свободы человека принадлежат ему от рождения, а общепризнанные международные нормы, относящиеся к правам человека, имеют преимущество перед законами России и непосредственно порождают права и обязанности граждан (ст. 1).
Декларация от 22 ноября 1991 г. закрепляет право каждого на социальное обеспечение по возрасту, в случае утраты трудоспособности, потери кормильца и в иных установленных законом случаях.
В Декларации провозглашен один из важнейших принципов: пенсии, пособия и другие виды социальной помощи должны обеспечивать уровень жизни не ниже установленного законом прожиточного минимума. Государство развивает систему социального страхования и обеспечения. Поощряется создание общественных фондов социального обеспечения и благотворительность (ст. 26). Каждый имеет право на квалифицированную медицинскую помощь в государственной системе здравоохранения (ст. 25); государство обеспечивает защиту материнства и младенчества, права детей, инвалидов, умственно отсталых
лиц, а также граждан, отбывших наказание в местах лишения свободы и нуждающихся в социальной поддержке (ст. 27).
Гарантированность провозглашенных прав обеспечивается государством путем проведения им соответствующей социальной политики. Согласно Конституции, Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
В Конституции не дается понятия достойной жизни, не закрепляется и положение о том, что минимальные размеры оплаты труда, пенсий, пособий гарантируют уровень жизни не ниже хотя бы прожиточного минимума. В то же время отсутствие в основном законе такой важной гарантии вовсе не означает, что государство не обязано обеспечить каждому и его семье надлежащие жилищные условия, рациональное питание, возможность пользоваться услугами медицинского и социального обслуживания, другими благами, объективно необходимыми для свободного развития личности. Такая обязанность возлагается на государство в силу норм международного права.
Конституция закрепляет также правовой статус граждан в сфере социального обеспечения: каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (ст. 39); право на охрану здоровья и медицинскую помощь, которая в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно (ст. 41); право на защиту от безработицы (ст. 37); материнство и детство, семья находятся под защитой государства (ст. 38).
Судить о том, в какой мере государство исполняет свою конституционную обязанность соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, создавать надлежащие материальные, политические, правовые и иные условия для осуществления этих прав и свобод, их воплощения в реальной жизни, можно только по успехам государства в социальной политике [29 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996. С. 29.]
.
Каковы же роль государства в обеспечении беспрепятственного осуществления каждым конституционного права на социальное обеспечение и основные направления его социальной политики в данной сфере?
Прежде всего это организация и обеспечение финансирования соответствующей общефедеральной системы социального обеспечения, гарантированность ее бесперебойного функционирования. Это глобальное направление в социальной политике государства. Решение данной проблемы связано с необходимостью законодательного закрепления: 1) организационно-управленческих основ системы социального обеспечения; 2) финансовых источников, за счет средств которых гарантируется предоставление гражданам социального обеспечения; 3) собственно системы материального обеспечения и социального обслуживания граждан в порядке их социального обеспечения; 4) правового механизма защиты нарушенного права.
Реализация данного направления в социальной политике находит свое отражение в соответствующей деятельности государства по формированию систем государственного пенсионного обеспечения, социальных пособий, социального обслуживания пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми, безработных; других граждан, нуждающихся в социальной поддержке. В соответствии со ст. 7 Конституции РФ именно государственные пенсии, пособия, социальные службы являются гарантиями социальной защиты.
Кроме того, системы социальной защиты включают в себя наряду с собственно государственными также и иные системы, функционирующие на основе добровольного социального страхования, в виде дополнительных форм социального обеспечения и даже благотворительности (ст. 39 Конституции РФ).
Следовательно, роль государства и здесь важна, ибо только в общегосударственном масштабе может быть закреплен режим наибольшего благоприятствования для развития негосударственных форм социального обеспечения, которые в сочетании с государственным социальным обеспечением усилят социальную защищенность человека.
Распределительный характер общественных отношений в сфере социального обеспечения объективно обусловливает обязанность государства гарантировать их нормальное функционирование. При этом главной универсальной гарантией является экономика страны, основная функция которой как раз и состоит в том, чтобы постоянно создавать блага, необходимые для жизнедеятельности людей. Под благом принято понимать то, что удовлетворяет потребности людей, отвечает их целям и устремлениям. Экономические блага — это результаты созидательной производственной деятельности людей [30 См.: Борисов Е. Ф. Экономическая теория. М., 1997. С. 7э]
. Задача государства — стимулировать получение максимально возможных результатов такой деятельности путем проведения соответствующей экономической политики. Таким образом, эффективность социальной политики во многом предопределена эффективностью экономической политики, проводимой государством, что чрезвычайно усиливает его роль в обеспечении беспрепятственного осуществления конституционных прав граждан, включая право на социальное обеспечение.
Распределение соответствующих благ через систему государственного социального обеспечения, когда гарантом такого обеспечения выступает само государство, объективно требует аккумуляции средств в соответствующих целевых финансовых источниках. Практическая деятельность государства по решению данной задачи выражается в том, что государство образует такие источники на федеральном уровне, законодательно закрепляя механизм их формирования и правовой статус. Однако в условиях рыночной экономики принципиально меняются организационно-правовые способы аккумуляции таких средств. Экономика, сориентированная на рынок, предполагает не только рынок товаров, капитала, ценных бумаг, но и рынок труда. В связи с этим затраты на социальное обеспечение работника (в том числе переставшего быть таковым в силу обстоятельств, признаваемых обществом социально уважительными), рассматриваются как один из элементов, формирующих стоимость рабочей силы. Это означает, что финансовое бремя по осуществлению социального обеспечения работника должны нести в основном работодатели и лишь частично сами работники и государство, которое законодательно определяет соответствующие обязательства, связанные с установлением размеров платежей в особые (страховые) фонды, и порядок их уплаты. Государство создает страховые внебюджетные кредитно-финансовые системы России: Пенсионный фонд, Фонд социального страхования, Государственный фонд занятости населения и фонды обязательного медицинского страхования. Средства этих фондов призваны гарантировать выплату пенсий, пособий, профессиональную подготовку и переподготовку, медико-социальную помощь на условиях и по нормам, закрепленным в федеральных законах.
Наряду с организацией социального обеспечения работника, государство должно гарантировать каждому социальную поддержку в необходимых случаях и без учета трудовой деятельности. С этой целью государство должно выделять в составе государственного бюджета соответствующие средства, за счет которых социальное обеспечение предоставляется каждому как члену общества на условиях и по нормам, также закрепленным в федеральном законе.
Гарантированность права граждан на социальное обеспечение зависит не только от способов организации и финансирования систем социального обеспечения, но и от таких объективных показателей эффективности этих систем, как: охват социальным обеспечением всего населения или лишь отдельных его социальных групп; предоставление социального обеспечения во всех случаях нуждаемости человека в социальной поддержке по независящим от него причинам либо лишь в некоторых из них; предоставление социального обеспечения в виде денежных выплат и социальных услуг, гарантирующих удовлетворение потребностей человека, либо только в виде денежных выплат; социально справедливое нормирование уровня социального обеспечения с учетом трудового вклада человека либо без учета такового; простота и доступность реализации каждым права на социальное обеспечение и надежный механизм защиты в случае его нарушения. Роль государства как раз и заключается в том, насколько оптимально оно решает названные проблемы в системах материального обеспечения и социального обслуживания населения. Именно эти системы закрепляют круг лиц, подлежащих социальному обеспечению; виды обеспечения; уровень обеспечения, который должен гарантировать каждому достойные условия жизни; условия предоставления обеспечения и перечень социальных рисков, при наступлении которых возникает право на тот или иной вид социального обеспечения; процедуру обращения за реализацией права и порядок принятия решения компетентным органом о назначении той или иной денежной выплаты или о предоставлении той или иной социальной услуги; способ защиты нарушенного права.
Оценивая роль российского государства в реализации права граждан на социальное обеспечение на современном этапе, к сожалению, приходится констатировать ставшее очевидным для всего общества реальное положение дел, свидетельствующее о несостоятельности социальной политики государства. Прежде всего об этом свидетельствуют такие факты, как крайне низкий уровень социального обеспечения, не позволяющий гарантировать достойную жизнь и свободное развитие человека, как это предусмотрено в Конституции страны; задержки в выплате пенсий, когда нарушается регулярность предоставления единственного для значительной части получателей пенсий источника средств существования. Стала обычной ситуация, когда принимаются законы, указы, другие акты, нормы которых не применяются. Все это отрицательно сказывается на доверии населения к государству, подрывает авторитет власти, создает социальную напряженность в обществе.
Таким образом, роль государства в реализации конституционного права на социальное обеспечение чрезвычайно велика. Самым убедительным аргументом действенности социальной политики в сфере социального обеспечения является создание реальных, а не декларируемых условий для достойной жизни каждого. Только в этом случае Россия вправе будет называться социальным государством. На данном этапе экономического состояния страны такая перспектива представляется весьма отдаленной, что, по существу, дискредитирует Конституцию страны, нормы которой являются нормами прямого действия.
Формирование российской федеральной системы социального обеспечения § 4
Тяжелое экономическое положение, в котором оказалась страна, не может служить оправданием негативной в целом ситуации, сложившейся, в частности, в сфере социального обеспечения за последние годы, ибо оно не следствие действия непреодолимой силы, а результат волевой, преднамеренной деятельности властных структур.

§ 4. Формирование российской федеральной
системы социального обеспечения

Государственная система социального обеспечения, как уже говорилось, явление многоаспектное. Это не только комплекс социально-экономических мер, гарантирующих гражданам социальную поддержку, но и комплексное правовое образование, объединяющее группы норм, которые относятся по видам регулируемых общественных отношений к различным отраслям права (финансовому, государственному, административному, праву социального обеспечения). Единая государственная система социального обеспечения, закрепленная в Конституции РСФСР 1978 г. (ст. 24), с распадом Советского Союза перестала функционировать. Россия, обретя государственный суверенитет, встала перед необходимостью заново создавать общефедеральную государственную систему социального обеспечения.
Комплекс социально-экономических мер как системное образование состоит из относительно самостоятельных элементов — подсистем, закрепляющих виды, основания и условия пенсионного обеспечения, обеспечения граждан денежными выплатами в форме пособий и компенсаций, а также в виде социальных услуг, предоставляемых бесплатно или со скидкой за счет средств государства либо страховых фондов. Другими словами, в структуре государственной системы социального обеспечения выделяются: пенсионная система, система пособий и компенсаций, система социального обслуживания пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми, безработных. Каждая из этих подсистем должна была создаваться заново.
Формирование пенсионной системы. Первый этап осуществления пенсионной реформы в России связан с принятием Закона от 20 ноября 1990 г. «О государственных пенсиях в Российской Федерации». В связи с этим законом был создан Пенсионный фонд России как самостоятельная внебюджетная кредитно-финансовая система.
К числу причин социально-экономического характера, обусловивших объективные предпосылки данной реформы, прежде всего следует отнести девальвацию пенсионной системы советского периода, превратившейся в уникальную уравнительную систему, финансируемую на протяжении многих десятилетий по «остаточному принципу». Формально в советский период пенсионное обеспечение трудящихся осуществлялось в порядке государственного социального страхования (что, в частности, было закреплено в КЗоТ РСФСР), однако целевых страховых платежей никто не вносил — ни работодатели, ни сами застрахованные. Размеры таких тарифов дифференцировались в основном с учетом доходности отраслей народного хозяйства. Средства социального страхования практически сливались с налоговыми платежами и аккумулировались в государственном бюджете вместе с иными доходами бюджета. Расходы на выплату пенсий финансировались в основном за счет государственной дотации. Освобождение трудящихся от страховых платежей выдавалось за величайшее завоевание. В то же время такое положение приводило к искажению реальной стоимости рабочей силы, занижению совокупных затрат на нее, в том числе в пенсионный период жизни человека; создавалась иллюзия, что пенсионеров содержит государство, а не те, кто трудится и создает богатство общества. На протяжении многих десятилетий советское государство фактически «экономило» на старшем поколении, финансируя расходы на пенсионное обеспечение по принципу «разумной достаточности», что позволяло сознательно замораживать уровень пенсионного обеспечения на длительные периоды, не гарантируя пенсионерам непрерывного улучшения жизни по мере роста оплаты труда в стране, повышения уровня жизни, появления у государства дополнительных экономических возможностей.
Следствием такой социальной политики стал существенный разрыв в уровне жизни человека до перехода на пенсию и после него.
Крайне низкий абсолютный и относительный уровень пенсионного обеспечения, превращение общей пенсионной системы в уравнительную, полностью игнорирующую принцип обусловленности уровня пенсии трудовым вкладом человека (один из принципов, отражающих представление людей о социальной справедливости), предоставление преимуществ в пенсионном обеспечении лишь тем, кто был занят в структурах власти либо относился к номенклатуре советских, партийных, комсомольских и профсоюзных органов, — вот те объективные предпосылки, которые диктовали необходимость пенсионной реформы и создания новой пенсионной системы России.
Кроме того, начавшийся процесс перехода страны к рыночной экономике и формирование рынка труда объективно требовали внедрения в систему пенсионного обеспечения страховых начал, т. е. законодательного закрепления реальной, а не формальной системы обязательного пенсионного страхования, гарантирующей достойный уровень жизни тем, кто выбывает из сферы общественного производства в силу причин, от них не зависящих (об основных идеях российского пенсионного закона см. § 1 гл. 8).
Первый этап формирования в России федеральной системы пенсионного обеспечения, как уже отмечалось выше, связан с принятием Закона РФ от 20 ноября 1990 г. «О государственных пенсиях в Российской Федерации». Это первый страховой закон, в котором была предпринята попытка практической реализации страховых принципов в государственной системе пенсионного обеспечения.
Закон 1990 г. закрепил единую пенсионную систему в стране, охватившую все население России. В связи с его принятием были ликвидированы привилегированные и ущербные пенсионные системы (система персональных пенсий, система пенсионного обеспечения колхозников).
Закон закрепил равную для пенсионного обеспечения правовую оценку всех видов трудовой деятельности и оплаты за нее; закрепил механизм сохранения реальной ценности пенсии путем защиты ее от инфляции, предотвращая таким образом снижение уровня жизни пенсионеров. В первоначальной редакции закон закреплял принципиальное положение, в силу которого минимальный размер пенсии не мог быть ниже прожиточного минимума.
Право на получение трудовой пенсии в полной сумме в период работы, закрепленное в законе, имело свое концептуальное обоснование, суть которого заключалась в том, что право на данную пенсию заработано многолетним трудом, уплатой страховых платежей в Пенсионный фонд и потому оно не может быть отчуждаемо.
На первом этапе своего функционирования Закон 1990 г. решил и ряд других острейших проблем: существенно повысил общий относительный уровень пенсионного обеспечения, поставив размер пенсии в прямую зависимость от объективных показателей, характеризующих трудовой вклад человека (от уровня оплаты труда — качественный показатель и от количества проработанных лет — количественный показатель); выравнил стажевые возможности женщин по сравнению с мужчинами за счет пополнения их трудового стажа характерными для них видами общественно полезной деятельности, необходимыми для общества и семьи (уход за детьми, уход за ребенком-инвалидом и т.д.); устранил дефекты в правилах определения дохода, на основе которого определяется размер пенсии; существенно повысил минимальный уровень пенсии по старости, придав ей значение базовой величины, на основе которой определяются минимальные и максимальные размеры других видов пенсий; существенно увеличил максимальный размер пенсий; предусмотрел весомые компенсирующие надбавки к пенсиям в связи с дополнительными расходами пенсионера по содержанию нетрудоспособных членов семьи и необходимостью постороннего ухода за ними, не ограничивая права на их получение максимальным размером пенсии; отменил искусственные ограничения, препятствующие назначению пенсии при неполном трудовом стаже; повысил возраст детей, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца, до 18 лет, а для получающих образование — до 23 лет.
Закон 1990 г. решил ряд проблем и не страхового характера. В соответствии с ним существенно повышались пенсии для военнослужащих срочной службы и их семей. Новеллой стало введение в России социальной пенсии, т. е. такой, которая назначается любому нетрудоспособному гражданину без требования трудового стажа. К кругу лиц, обеспечиваемых данной пенсией, отнесены: дети, потерявшие одного или обоих родителей; дети-инвалиды; инвалиды всех трех групп; пожилые граждане (мужчины, достигшие 65, а женщины — 60 лет).
Таким образом, Закон 1990 г. охватил пенсионной системой как страховые, так и нестраховые пенсии и ввел подлинное всеобщее пенсионное обеспечение. Сейчас, спустя почти 10 лет после вступления в силу этого акта, он признается точкой отсчета пенсионной реформы в России.
Единая пенсионная система в России сохранялась недолго. В начале 1993 г. начался интенсивный процесс декодификации пенсионного законодательства. Его началом послужило принятие 12 февраля 1993 г. еще одного пенсионного закона — Закона РФ «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей». Лицам, предусмотренным в данном законе, было предоставлено право выбора получения пенсии по одному из пенсионных законов. Принятие Закона от 12 февраля 1993 г. диктовалось социально оправданной на первый взгляд необходимостью дифференциации в пенсионном обеспечении кадровых военнослужащих и их семей. Особые условия и более высокий уровень их пенсионного обеспечения — обычное явление во многих странах. Так было и в СССР. Это связано с особенностями, со спецификой военной и близкой к ней службы, в частности в органах внутренних дел. В СССР, например, к 1990 г. максимум пенсии старшего офицера составлял 250 руб., генерала — 350 руб., а рабочего или служащего обычно 120—132 руб. в месяц.
Более высокий уровень пенсионного обеспечения кадровых военнослужащих предполагалось сохранить и в России, однако с учетом экономических возможностей государства, и в частности состояния государственного бюджета страны, поскольку расходы на выплату этих пенсий финансируются только за счет средств государственного бюджета, а не Пенсионного фонда России. Однако Закон 1993 г. закрепил такой уровень пенсионного обеспечения, который гарантирует получение пенсии в размере до 85 % сумм денежного довольствия военнослужащего и без ограничения размера пенсии твердым максимальным пределом.
Кроме того, данный закон закрепил механизм автоматической индексации всех ранее назначенных пенсий: они периодически повышаются одновременно с повышением окладов и сумм денежного довольствия по соответствующим должностям. Таким образом, всем пенсионерам, получившим пенсии в прошлые годы в связи с их службой в армии, размер пенсии определяется из сумм денежного довольствия, установленных по соответствующей должности в настоящее время.
На основании Закона 1993 г. осуществляется также пенсионное обеспечение служащих органов внутренних дел.
Отказ от ограничения размера пенсий твердым максимальным пределом в сочетании с механизмом автоматической их индексации, с одной стороны, гарантировали высокий уровень пенсионного обеспечения, а с другой — сохраняли реальную стоимость пенсионных выплат в условиях непрерывного роста цен и стоимости жизни. После принятия Закона 1993 г. начался процесс стремительного разрушения единой пенсионной системы, закрепленной Законом 1990 г. Нормы Закона 1993 г. стали распространяться на многие другие категории служащих: на сотрудников правительственной связи и информации, налоговой полиции, должностных лиц таможенных органов, работников прокуратуры и работников научных и образовательных учреждений, находящихся в ведении прокуратуры.
Аналогичная система пенсионного обеспечения введена для государственных служащих и лиц, занимающих государственные должности, а также депутатов. Для судей установлено не облагаемое налогом пожизненное денежное содержание, которое выплачивается им в период пребывания в отставке (по существу это пенсия за выслугу лет).
Во всех названных выше случаях пенсионное обеспечение устанавливалось различными нормативными актами, но все они предусматривали высокий уровень пенсионного обеспечения (75-85% заработка), не ограничивали пенсию каким-либо максимальным пределом и в то же время закрепляли механизм автоматической индексации ранее назначенной пенсии.
Кроме того, указами Президента РФ в отдельных случаях стало устанавливаться пожизненное содержание дополнительно к государственной пенсии (до 10 минимальных размеров оплаты труда). Это «дополнительное» содержание более чем в два раза выше обычной пенсии по старости вместе с компенсацией и напоминает персональную пенсию, назначаемую в недалеком прошлом «за особые заслуги».
Наряду с этим наблюдается интенсивный процесс девальвирования и разрушения системы пенсионного обеспечения, установленной Законом 1990 г. Практически замораживается минимальный размер базовой пенсии — пенсии по старости, а следовательно, и размеры всех других пенсий; ликвидируется разумная система адаптации (приспособления) пенсионных выплат к росту цен на потребительские товары и услуги и т. д. Вносимые поправки и дополнения в этот Закон практически изменяют его существо, превращают всех пенсионеров в нищих.
Различия в уровне пенсионного обеспечения, установленного особыми нормативными правовыми актами и осуществляемого на основании Закона 1990 г., столь существенны, что сегодня есть все основания утверждать, что в России функционируют две пенсионные системы: общая, охватывающая основную массу наемных работников, выплата пенсий которым финансируется за счет средств Пенсионного фонда РФ, и привилегированная, гарантирующая высокий уровень пенсионного обеспечения кадровым военнослужащим, служащим органов внутренних дел, налоговой полиции, таможенной службы, прокурорско-следственным работникам, государственным служащим, судьям, депутатам и некоторым другим, пенсии которым выплачиваются за счет бюджетных средств. Причем пенсия в последнем случае в 5—10 и более раз выше той, которая назначается на основании Закона 1990 г. Такое вряд ли может себе позволить подлинно социальное и более экономически благополучное государство.
Результатом декодификации пенсионного законодательства стал возврат к полисистемности в пенсионном обеспечении, как естественному следствию методичного лоббирования своих узковедомственных интересов представителями различных органов власти и иных структур, на которые она опирается.
Непозволительной роскошью представляется также создание самостоятельных пенсионных служб наряду с общей системой органов социальной защиты населения. Такие службы имеют Минобороны, МВД, ФСБ, Прокуратура, Минюст и др. На них возложено осуществление назначения и выплаты пенсий по привилегированной системе.
По существу, оказалась узаконенной дифференциация в пенсионном обеспечении по такому признаку, как должностное положение гражданина, что противоречит ст. 19 Конституции РФ, гарантирующей равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его должностного положения.
Формирование наряду с общей пенсионной системой особой системы «для избранных» нельзя расценить иначе, как отказ от страховых начал в пенсионном обеспечении отдельных категорий работников и исключение их из круга лиц, охваченных единой пенсионной системой.
Такой вывод принципиально важен, поскольку в процессе дальнейшего реформирования пенсионной системы общество должно знать ответы на вопросы о том, каковы перспективы дальнейшего развития обеих систем, какую цену должен будет заплатить каждый застрахованный и каждый налогоплательщик за достойный уровень жизни, гарантируемый этими системами.
Формирование систем иных денежных выплат гражданам в порядке их социального обеспечения. В данном случае речь идет о системе пособий и компенсаций. Советская система социального обеспечения включала в свою структуру в качестве подсистемы денежные выплаты в виде пособий одиноким и многодетным матерям, детям-инвалидам и инвалидам с детства, гражданам, не приобретшим права на трудовую пенсию и не имеющим источника средств к существованию и лиц, обязанных по закону их содержать, малообеспеченным семьям с детьми. Эти виды пособий предоставлялись за счет бюджетных средств. Кроме того, в порядке государственного социального страхования и за счет иных источников работающие обеспечивались пособиями по временной нетрудоспособности, а женщины также пособием по беременности и родам; в случае смерти работника либо его иждивенца выплачивалось пособие на погребение, а при рождении ребенка — пособие по случаю его рождения.
В новых условиях российской действительности происходит критическая переоценка эффективности советской системы пособий и начинает формироваться российская федеральная система пособий. Вместо пособия на ребенка только одиноким и многодетным матерям российское государство вводит ежемесячное пособие на ребенка каждой семье, независимо от уровня дохода семьи, причем пособие предоставляется семье с первого дня рождения ребенка и до достижения им 16 (учащимся — 18) лет. Наряду с этим пособием семье назначается единовременное пособие на приобретение предметов первой необходимости по уходу за новорожденным ребенком. Упраздняется ежемесячное пособие детям-инвалидам и инвалидам с детства, а также гражданам, не имеющим права на пенсию, поскольку после принятия Закона от 20 ноября 1990 г. они получили право на социальную пенсию, размер которой значительно превышал размер ежемесячного пособия. Существенно улучшается обеспечение женщин-работниц пособием по беременности и родам: вводится правило о выплате данного пособия за общую суммарную продолжительность декретного отпуска, независимо от фактической продолжительности дородового отпуска; существенно увеличивается общая продолжительность отпуска по беременности и родам, как правило, со 112 календарных дней до 140; в случаях, если роды были осложненными — до 156. а при рождении двоих или более детей — до 180 календарных дней. Увеличивается продолжительность частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком с одного года до 1,5 лет, вводится новое единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в ранние сроки беременности (до 12 недель беременности).
Первоначально пособие по беременности и родам регулировалось Законом от 4 апреля 1992 г. «О дополнительных мерах по охране материнства и детства», нормы которого затем были инкорпорированы в Федеральный закон от 19 мая 1995 г. «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей», в связи с чем закон от 4 апреля 1992 г. был признан утратившим силу. Таким образом, обеспечение женщин-работниц пособием в связи с беременностью и родами в порядке обязательного социального страхования в настоящее время регулируется законом, предусматривающим также обеспечение семей иными пособиями на детей в порядке их социального обеспечения, т. е. независимо от того, подлежат ли родители детей (их опекуны, попечители) социальному страхованию или нет.
Впервые в нашей стране устанавливается пособие по безработице, поскольку безработица как неизменная спутница рыночной экономики становится реальной действительностью уже с самого начала перехода к новой экономической системе. Это пособие вводится в России одним из первых законов — от 19 апреля 1991 г. «О занятости населения в РСФСР».
Законом от 12 марта 1992 г. «О ритуальном пособии» впервые в России вводится ритуальное пособие, которое назначается любому лицу (и даже организации), взявшему на себя похороны умершего. В случае смерти работника либо несовершеннолетнего члена его семьи данное пособие предоставляется в порядке обязательного социального страхования. Впоследствии нормы этого закона инкорпорируются в Федеральный закон от 12 января 1996 г. «О погребении и похоронном деле», который ввел бесплатные ритуальные услуги всему населению, а если такие услуги не предоставлялись, то лицам, взявшим на себя похороны умершего, выплачивается социальное пособие на погребение.
Введен и ряд других новых пособий: единовременные пособия предусмотрены для лиц, пострадавших в связи с участием их в борьбе с терроризмом (Федеральный закон от 25 июля 1998 г. «О борьбе с терроризмом»); для медицинских работников, заразившихся ВИЧ-инфекцией при выполнении своих обязанностей (Федеральный закон от 9 января 1997 г. «О внесении изменений в Федеральный закон «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»; при возникновении поствакцинального осложнения у граждан (Федеральный закон от 17 сентября 1998г. «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней»).
Для обучающихся и воспитанников из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, введены денежные пособия Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».
Ежемесячное социальное пособие установлено для военнослужащих, уволенных с военной службы без права на пенсию (Федеральный закон от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих»).
В соответствии с Законом от 28 июня 1997 г. РФ «О беженцах» выплачивается единовременное денежное пособие гражданам, получившим статус беженца.
Ежемесячное пособие введено для супруга военнослужащего и жен служащих органов внутренних дел, проживающих вместе с супругом в местности, где они не могут быть трудоустроены из-за отсутствия работы, а также супругу военнослужащего в том случае, когда он не может трудиться в связи с состоянием здоровья ребенка.
Система денежных выплат гражданам в целях их социальной поддержки непрерывно расширяется и в настоящее время включает не только упомянутые выше виды пособий, но и новые выплаты. Речь идет о компенсационных выплатах. Законодатель в некоторых случаях называет их именно так, а в некоторых применяет иные термины, но предусматривает их компенсационный характер. В данном случае имеются в виду компенсационные выплаты: работникам за время вынужденного отпуска без сохранения заработной платы, предоставляемые в связи с вынужденным временным прекращением работы организации; женщинам-матерям (или другим родственникам, фактически осуществляющим уход за ребенком до достижения им трехлетнего возраста), состоящим в трудовых отношениях, а также женщинам из числа военнослужащих, находящимся в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трех лет; студентам, аспирантам и учащимся образовательных учреждений среднего профессионального образования за время академического отпуска по медицинским показаниям; неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами; вынужденным переселенцам; учащимся государственных, муниципальных общеобразовательных учреждений начального и среднего профессионального образования на питание; приемной семье на содержание приемного ребенка; отдельным категориям инвалидов из числа ветеранов на санаторно-курортное лечение, на транспортное обслуживание.
В 1999 г. введен еще один вид социальной помощи — гражданам, душевой доход которых ниже прожиточного минимума в данном регионе. Другими словами, в российской системе социального обеспечения появилось такое основание для предоставления социальной помощи, как бедность. Эта помощь может предоставляться как в денежной форме — в виде пособий, субсидий, так и в форме социальных услуг.
С 2000 г. в России введено обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и гражданско-правовая ответственность работодателей заменена страховым обеспечением.
Таким образом, за время экономических реформ в России сформировалась достаточно широкая система денежных выплат населению в виде пособий и компенсаций. Все они введены новейшим российским законодательством. Только одно из пособий, введенных еще в советский период, продолжает пока регулироваться актом того времени — это пособие по временной нетрудоспособности, которое не претерпело каких-либо принципиальных изменений.
Несмотря на то что денежные выплаты, введенные в России уже в новых экономических условиях, отличаются многообразием, говорить о том, что их система сформировалась окончательно и имеет внутренне согласованную сложную структуру, пока преждевременно. Это скорее механическое объединение разнохарактерных выплат, не связанных друг с другом единым целевым назначением, предоставляемых гражданам в чрезвычайно низких размерах, не позволяющих решить ни одну из социальных задач при проведении государством социальной политики.
Все это предопределяет неэффективность такой системы, хотя расходы государства на их выплату довольно существенны. Кроме того, система этих выплат чрезвычайно нестабильна, поскольку в акты, их регулирующие, непрерывно вносятся изменения, основная цель которых — сокращение расходов государства на социальные нужды населения. В некоторых случаях принятие таких актов являлось непременным условием для предоставления соответствующих кредитов России Международным валютным фондом.
Формирование системы социального обслуживания. Наряду с пенсионной системой и системой пособий реформированию подверглась система социальных услуг как необходимый элемент государственной системы социального обеспечения. В советский период предоставление гражданам социального обеспечения не в денежной форме, а в виде «натурального обеспечения» регулировалось в основном актами министерств и ведомств. Россия законодательно закрепляет эту подсистему. К числу социальных услуг условно можно отнести также медицинскую помощь и лечение.
Граждане СССР имели право на охрану здоровья. Это право обеспечивалось согласно Основам законодательства СССР и союзных республик о здравоохранении бесплатной квалифицированной медицинской помощью, оказываемой государственными учреждениями здравоохранения, наряду со многими другими мерами. В настоящее время предоставление гражданам медицинской помощи и лечения регулируется принятыми 22 июля 1993 г. Верховным Советом РФ Основами законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан».
Законодательное закрепление получает и система социального обслуживания пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми. Федеральными законами от 2 августа 1995 г. «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», от 24 ноября 1995 г. «О социальной защите инвалидов», от 10 декабря 1995 г. «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» предусматривается социальное обслуживание на дому пожилых и инвалидов, нуждающихся в посторонней помощи; полустационарное и полное стационарное обслуживание в учреждениях социального обслуживания; медико-консультативное обслуживание; срочное социальное обслуживание; профессиональное обучение и трудоустройство инвалидов, обеспечение их средствами передвижения и транспортными средствами. Правительство РФ впервые утверждает Федеральный перечень гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам пожилого возраста и инвалидам бесплатно государственными учреждениями социального обслуживания (постановление от 25 ноября 1995 г.).
Помимо системы денежных выплат, адресованных семьям с детьми, формируется система социальной поддержки в виде социальных услуг, предоставляемых семьям с детьми; детям, лишенным родительской опеки и попечительства; детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Федеральный закон от 24 июля 1989 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» устанавливает государственные минимальные социальные стандарты основных показателей качества жизни детей, предусматривает меры по защите прав ребенка в области образования и воспитания, охраны здоровья, профессиональной ориентации, подготовки к занятости. Дополнительные гарантии таких прав устанавливаются Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».
Система социального обслуживания семей с детьми и детей, лишенных родительской опеки и попечительства, включает в себя содержание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в специальных детских учреждениях; в специальных учреждениях для детей с отклонениями в развитии; в учреждениях санаторного типа для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи; в дошкольных и школьных учреждениях общего типа, где содержатся дети, имеющие родителей. В эту систему включаются также льготы, предоставляемые семье с детьми, и дополнительные льготы многодетной семье, введенные Указом Президента РФ от 5 мая 1992 г. «О мерах по социальной поддержке многодетных семей».
Общая характеристика современной российской системы социального обеспечения была бы неполной без учета социальных льгот, предоставляемых многим категориям населения. Особенности формирования данной системы выразились в том, что в ней, во-первых, сохранены в основном те льготы, которые были введены еще в советский период (кроме льгот персональным пенсионерам), во-вторых, существенно расширен круг граждан, пользующихся льготами, и, в-третьих, расширен перечень предоставляемых льгот. Основной закон, который регулирует предоставление льгот по системе социального обеспечения, это Федеральный закон «О ветеранах», принятый в 1994 г. и изложенный в новой редакции Федеральным законом от 2 января 2000 г.
Кроме того, это Указ Президента РФ от 15 октября 1992 г. «О предоставлении льгот бывшим несовершеннолетним узникам концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны», распространивший на указанных лиц ряд льгот, ранее установленных для инвалидов войны. Круг лиц, пользующихся льготами по системе социального обеспечения, существенно расширился в связи с включением в него: граждан, подвергшихся радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС; граждан из числа жертв политических репрессий; Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, полных кавалеров ордена Славы, Героев Социалистического Труда; инвалидов труда и ветеранов труда и др.
Достаточно широким и разнообразным стал перечень льгот. Это льготы по предоставлению медицинской помощи и санаторно-курортного лечения, лекарственной помощи; скидки по оплате жилья, коммунальных услуг, топлива; льготы по предоставлению жилищных субсидий; бесплатному проезду на транспорте; бесплатной установке телефона; бесплатному отпуску молочных продуктов детям первого-второго года жизни и ряд иных льгот.
Таким образом, массив правовых норм, регулирующих общественные отношения в связи с социальным обслуживанием пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми и предоставлением различного вида льгот по системе социального обеспечения, достаточно велик. Содержание норм, закрепляющих права граждан на многообразные виды социального обслуживания и льготы, вполне отвечает современным требованиям международного уровня. И если судить о состоянии системы в целом только по этим критериям, можно сделать вывод о том, что российская система социального обслуживания, как часть общефедеральной системы социального обеспечения, вполне совершенна.
Однако реальное положение с гарантированностью тех прав, которые законодательно закреплены, таково, что эти права носят зачастую декларативный характер. Многие виды социального обслуживания еще с советских времен и до настоящего времени остаются дефицитными, поскольку не обеспечены соответствующим государственным финансированием. Так, пожилые граждане и инвалиды, которые не могут себя обслуживать и нуждаются в стационарном социальном обслуживании в специальном учреждении, принимаются в эти учреждения в порядке очередности, поскольку хронически не хватает мест в таких учреждениях; инвалиды войны, имеющие право на получение бесплатно транспортного средства, фактически не могут его получить; пожилые и инвалиды не могут реализовать своего права на санаторно-курортное лечение и т. д. Следовательно, законодательное закрепление той или иной социальной системы без соответствующего финансового обеспечения ее функционирования не может привести к тому социальному эффекту, ради которого она, собственно, и создается.

§ 5. Формы социального обеспечения

Под формами социального обеспечения понимаются организационно-правовые способы его осуществления.
К специфическим признакам форм социального обеспечения принято относить: 1) способ аккумуляции средств в финансовых источниках, за счет средств которых предоставляется социальное обеспечение; 2) круг субъектов, обеспечиваемых за счет средств определенного финансового источника; 3) виды обеспечения за счет данного источника конкретного круга субъектов; 4) систему органов, осуществляющих социальное обеспечение [31 См.: Андреев В. С. Право социального обеспечения в СССР: Учебник для вузов. М., 1987. С. 13.]
.
Формы социального обеспечения постоянно трансформируются.
Значение организационно-правовых способов осуществления социального обеспечения заключается в том, что они позволяют государству и обществу наиболее рационально распределять через систему социального обеспечения совокупный валовой продукт, положив в основу такого распределения принципы социальной справедливости.
Исторический путь, который прошли в своем становлении системы социального обеспечения развитых стран, свидетельствует о том, что основополагающим критерием при выборе той или иной формы социального обеспечения является социальное положение человека, т. е. обеспечивается ли он как работник (настоящий либо в прошлом) либо как член общества вне всякой связи с трудовой деятельностью. Именно с учетом этого критерия в развитых странах сложились на национальном уровне две основные формы социального обеспечения: работника (в случае смерти — его семьи) в порядке обязательного социального страхования и члена общества без учета его трудового вклада в порядке государственного социального обеспечения. Эти формы во многих государствах применяются в сочетании с многообразными дополнительными формами (отраслевым, профессиональным, производственным страхованием; системами социального обеспечения, в основу которых положены накопительные принципы, и др.).
Используемые в России на современном этапе формы социального обеспечения можно классифицировать по степени их централизации на централизованные, региональные, а также местные, локальные. Централизованные формы в свою очередь подразделяются на: обязательное социальное страхование; социальное обеспечение за счет бюджетных средств; смешанную форму социального обеспечения, применяемую для определенных специальных субъектов.
Рассмотрим каждую из этих форм.

Обязательное социальное страхование в соответствии с Федеральным законом от 16 июля 1999 г. «Об основах обязательного социального страхования» [32 СЗРФ. 1999. №29. Ст. 3686.] представляет собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер, направленных на компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и (или) социального положения работающих граждан, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, иных категорий граждан вследствие признания их безработными, трудового увечья или профессионального заболевания, инвалидности, болезни, травмы, беременности и родов, потери кормильца, а также наступления старости, необходимости получения медицинской помощи, санаторно-курортного лечения и наступления иных установленных законодательством социальных страховых рисков, подлежащих обязательному социальному страхованию.

В этом законе впервые закреплены основные принципы осуществления обязательного социального страхования: устойчивость его финансовой системы, обеспечиваемая на основе эквивалентности страхового обеспечения и страховых взносов; всеобщий обязательный характер социального страхования, доступность реализации социальных гарантий для застрахованных лиц; государственная гарантия соблюдения прав застрахованных лиц на защиту от социальных страховых рисков и исполнение страховщиком обязательств по обязательному социальному страхованию независимо от финансового положения; государственное регулирование системы обязательного социального страхования; паритетность участия представителей субъектов обязательного социального страхования в органах управления; уплата страхователями страховых взносов в бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования; ответственность за целевое использование средств обязательного социального страхования; обеспечение надзора и общественного контроля; автономность финансовой системы обязательного социального страхования.
Финансовой основой системы обязательного социального страхования являются соответствующие фонды, не входящие в состав федерального бюджета, бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов. Средства этих фондов изъятию не подлежат и являются федеральной собственностью.
Источниками поступлений денежных средств в бюджеты обязательного социального страхования являются: страховые взносы; дотации, другие средства федерального бюджета, а также средства иных бюджетов в случаях, предусмотренных законодательством РФ; штрафные санкции и пеня; денежные средства, возмещаемые страховщикам в результате регрессных требований к ответственным за причинение вреда застрахованным лицам; доходы от размещения временно свободных денежных средств обязательного социального страхования; иные поступления, не противоречащие законодательству РФ.
Тарифы страховых взносов на обязательное социальное страхование ежегодно устанавливаются федеральным законом. Размеры тарифов дифференцируются с учетом вероятности наступления социальных страховых рисков, а также возможности исполнения страховых обязательств.
В случае нехватки денежных средств для обеспечения выплат пенсий и пособий, медицинской помощи, санаторно-курортного лечения и иных расходов Правительство РФ при разработке проекта федерального закона о федеральном бюджете на очередной финансовый год предусматривает дотации финансовой системе социального страхования в размерах, позволяющих обеспечить выплаты по обязательному социальному страхованию.
Управление системой обязательного социального страхования осуществляет Правительство РФ в соответствии с Конституцией и законодательством РФ. В то же время одним из основных принципов обязательного социального страхования является принцип паритетности участия представителей субъектов обязательного социального страхования в органах управления данной системы.
В России с начала 90-х годов созданы как самостоятельные кредитно-финансовые системы четыре фонда:
Пенсионный фонд РФ;
Фонд социального страхования РФ;
Государственный фонд занятости населения РФ
и фонды обязательного медицинского страхования. Основными доходами этих фондов являются страховые взносы. Их тарифы, т. е. размеры по отношению к начисленному заработку, устанавливаются законом, как и порядок уплаты взносов. Плательщиками взносов являются работодатели, а в Пенсионный фонд РФ — также наемные и некоторые другие работники.
На 2000 г. Федеральным законом от 20 ноября 1999 г. установлены следующие тарифы страховых взносов.
В Пенсионный фонд РФ для работодателей-организаций тариф составляет 28%, а для работодателей-организаций, занятых в производстве сельскохозяйственной продукции, — 20,6%.
Дополнительный страховой тариф — 14%, уплачиваемый сверх основного, предусмотрен для работодателей-организаций, использующих труд членов летных экипажей воздушных судов гражданской авиации (дополнительный тариф введен для них в связи с тем, что этим работникам выплачивается пенсия в более высоком максимальном размере). Сами наемные работники отчисляют в этот фонд 1% заработка.
Пониженные страховые тарифы (20,6%) установлены также для отдельных категорий плательщиков — индивидуальных предпринимателей, нотариусов, занимающихся частной практикой, адвокатов и некоторых других категорий граждан.
Для работодателей-организаций и граждан — физических лиц, использующих труд наемных работников по трудовому договору, страховой тариф в фонд социального страхования РФ установлен в размере 5,4% заработка, в Государственный фонд занятости — 1,5%, а в фонды обязательного медицинского страхования — 3,6%.
Объекты для взимания страховых взносов в фонды зачастую различаются; не совпадают и виды выплат, которые не учитываются в составе заработка (дохода).
Всю работу по аккумуляции средств проводят перечисленные фонды, которые осуществляют также контроль за своевременной и полной уплатой страховых взносов.
С 1 января 2001 г. вводится в действие часть вторая Налогового кодекса РФ. В гл. 24 кодекса устанавливается единый социальный налог (взнос). Он зачисляется в три фонда — Пенсионный фонд РФ, фонд социального страхования РФ (в состав налога, уплачиваемого в данный фонд, не включаются страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; этот вид страхования сохраняется без изменений) и фонды обязательного медицинского страхования. Этот налог, очевидно, не предназначен для выплаты пособий по безработице, поскольку зачисление средств из единого социального налога в Государственный фонд занятости РФ Кодексом не предусмотрено.
В соответствии с Налоговым кодексом РФ обязанными уплачивать единый социальный налог признаются все работодатели, производящие выплаты наемным работникам (первая группа), а также индивидуальные предприниматели, родовые, семейные общины малочисленных народов Севера, занимающихся традиционными отраслями хозяйствования, крестьянские (фермерские) хозяйства, адвокаты (вторая группа).
Предусмотрен также равный для всех объект налогообложения: это практически все доходы, начисленные работодателями в пользу работника, в том числе вознаграждения по договорам гражданско-правового характера, предметом которых является выполнение работ (оказание услуг), а также по авторским и лицензионным договорам, выплаты в виде материальной помощи и иные выплаты. В отличие от ныне действующих правил объект обложения уже не будет различаться в зависимости от вида социального страхования. Исключение предусмотрено лишь для платежей, предназначенных для передачи в Фонд социального страхования: в данном случае в налоговую базу, помимо некоторых выплат, не входящих в нее, не включаются также любые вознаграждения, выплачиваемые работникам по договорам гражданско-правового характера, авторским и лицензионным договорам. Исключение предусмотрено в связи с тем, что граждане, работающие по таким договорам, не получают пособий и других видов социального обеспечения за счет указанного фонда.
Ставки единого социального налога, введенного с 1 января 2001 г., дифференцированы по двум указанным выше группам налогоплательщиков и по уровню дохода, (налоговой базе) на каждого работника (доход исчисляется с начала года нарастающим итогом). Для примера приведем данные уплаты социального налога налогоплательщиками первой группы с распределением его по соответствующим фондам.
Налоговым кодексом предусмотрены льготы по налогообложению, порядок исчисления и уплаты единого социального налога налогоплательщиками двух указанных выше групп; предусмотрены переходные положения к социальному налогу (ст. 245).
С января 2001 г. контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в государственные социальные внебюджетные фонды (Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования и фонды обязательного медицинского страхования) уплачиваемых в составе единого социального налога (взноса) средств осуществляется налоговыми органами РФ. Что касается порядка расходования средств, зачисляемых в фонды, а также иных условий, связанных с использованием этих средств, то они, как и прежде, устанавливаются законодательством РФ.
Таким образом, с начала 2001 г. существенно меняются все правила начисления платежей в перечисленные фонды (их размеры, порядок определения налоговой базы, налоговые льготы и т.д.), а также организация их аккумуляции. Однако сущность обязательного социального страхования сохраняется [33 О страховых взносах по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний см. гл. 25.]
.
Проанализировав способы аккумуляции финансовых средств в соответствующих внебюджетных фондах социального страхования, необходимо рассмотреть вопрос о круге субъектов, подлежащих обеспечению в порядке обязательного социального страхования, и видах предоставляемого данному кругу лиц социального обеспечения.
К таким субъектам относятся все застрахованные, а в случае смерти застрахованного — его семья. Застрахованные лица — это граждане России, а также иностранные граждане и лица без гражданства, работающие по трудовым договорам; лица, самостоятельно обеспечивающие себя работой; иные категории граждан, у которых отношения по обязательному социальному
Налоговая
база на
каждого

Отдельного работника


Работника
Нарастающим
Итогом с
Начала года
Пенсионный
фонд РФ
Фонд
социального
страхования РФ

Фонды обязательного
медицинского
страхования

Итого



Федеральный фонд
обязательного
медицинского
страхования
Территориальные
фонды обязательного
медицинского
страхования

До
100000 руб.

От
100001 руб.
до
300000 руб.



От
300001 руб.
до
600000 руб.

Свыше
600000 руб.
28%



28000 руб.
+ 15,8%
с суммы,
превышающей
100000 руб.




59600 руб.
+ 7,9%
с суммы,
превышающей 300000 руб.


83300 руб. + 2,0% с суммы,
превышающей 600000 руб.
4,0%



4000 руб.
+ 2,2%
с суммы,
превышающей
100000 руб.




8400 руб.
+ 1,1%
с суммы,
превышающей
300000 руб.


11700 руб.
0,2%



200 руб.
+ 0,1% с суммы,
превышающей
100000 руб.





400 руб. + 0,1%
с суммы,
превышающей
300000 руб.



700 руб.
3,4%



3400 руб.
+ 1,9% с суммы,
превышающей
100000 руб.





7200 руб. + 0,9%
с суммы, превышающей
300000 руб.



9900 руб.
35,6%



35600 руб.
+ 20,0% с суммы,
превышающей
100000 руб.


75600 руб.
+ 10,0%
с суммы,
превыша-
ющей
300000 руб.

105600руб.
+ 2,0%
с суммы,
превыша-
ющей
600000руб.
страхованию возникают в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования.
Виды страхового обеспечения соответствуют конкретным видам социального страхового риска.
Федеральный закон «Об основах обязательного социального страхования» к видам социальных страховых рисков относит следующие: необходимость получения медицинской помощи; временную нетрудоспособность; трудовое увечье и профессиональное заболевание; материнство; инвалидность; наступление старости; потерю кормильца; признание безработным; смерть застрахованного лица или нетрудоспособных членов его семьи, находившихся на его иждивении.
Каждый из указанных выше социальных рисков после его наступления трансформируется в страховой случай, с наступлением которого у страховщика возникает обязанность осуществлять обеспечение по обязательному социальному страхованию. При этом к видам страхового обеспечения относятся следующие: предоставление застрахованному необходимой медицинской помощи, оплачиваемой медицинскому учреждению по обязательному медицинскому страхованию; пенсионное обеспечение по старости, инвалидности, по случаю потери кормильца; обеспечение пособиями по временной нетрудоспособности, в связи с трудовым увечьем и профессиональным заболеванием, отпуском по беременности и родам, отпуском по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, по безработице; женщинам, вставшим на учет в ранние сроки беременности; при рождении ребенка; в случае санаторно-курортного лечения; на погребение. Это также и оплата путевок на санаторно-курортное лечение и оздоровление работников и членов их семей.
Кто же является участниками отношений по обязательному социальному страхованию? Прежде всего это страхователи, страховщики и сами застрахованные лица.
Страхователи — это организации любой организационно-правовой формы, а также граждане, обязанные уплачивать страховые платежи. Страхователями являются и органы исполнительной власти, местного самоуправления, обязанные в соответствии с законодательством о конкретных видах обязательного социального страхования уплачивать страховые взносы.
Страховщики — некоммерческие организации, создаваемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования для обеспечения прав застрахованных лиц по обязательному социальному страхованию при наступлении страховых случаев.
Так как в России на современном этапе, по существу, только началось формирование единой системы обеспечения в порядке обязательного социального страхования, органы, предоставляющие те или иные виды страхового обеспечения, страховщиками не являются. Так, пенсионное обеспечение застрахованных осуществляется пока еще по-прежнему органами социальной защиты населения; обеспечение многими видами страховых пособий возложено действующим законодательством на различные органы (службу занятости, работодателя). Санаторно-курортное лечение застрахованным предоставляется по решению профсоюзных органов. К числу страховщиков сейчас относятся сами фонды, аккумулирующие соответствующие средства и распределяющие их между органами, непосредственно предоставляющими застрахованным страховое обеспечение. Очевидно, это не лучший способ организации функционирования системы обязательного социального страхования, поскольку при нем разобщается система «собирания» средств и их распределения. Пожалуй, более оптимальным было бы решение о создании единой системы органов, осуществляющих обязательное социальное страхование, в структуре которой функционировали бы относительно самостоятельные подсистемы в зависимости от конкретного вида обязательного социального страхования (пенсионного; от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; в случае временной утраты заработка или снижения его размера при наступлении определенных страховых случаев; медицинского; на случай безработицы). С принятием Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» созданы предпосылки для полноценного функционирования в России наиболее адекватной потребностям рынка труда такой формы социального обеспечения, как обязательное социальное страхование.
Вторая централизованная форма социального обеспечения — это социальное обеспечение за счет бюджетных средств. При этом имеется в виду выделение ассигнований на нужды социального обеспечения из средств не только федерального бюджета, но и из бюджетов субъектов Федерации, местных бюджетов. Централизованный характер данного организационно-правового способа осуществления социального обеспечения выражается в том, что круг обеспечиваемых и виды социального обеспечения устанавливаются федеральными законами, в связи с чем имеют обязательную силу на всей территории России, т. е. гарантируются самим государством. На федеральном уровне определяется также источник финансирования расходов: либо средства федерального бюджета, либо средства бюджета субъекта РФ, либо средства местных бюджетов.
Специфика круга лиц, обеспечиваемых за счет бюджетных средств, заключается в том, что он охватывает, во-первых, лиц, получающих обеспечение в связи с определенной общественно полезной деятельностью (в период которой они не подлежат обязательному социальному страхованию) при наступлении обстоятельств, признаваемых социально уважительными; во-вторых, все население страны, обеспечиваемое определенными видами социального обеспечения без какой-либо связи с трудом человека.
К первой категории относятся, например, военнослужащие, служащие органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, горноспасательных частей, налоговой полиции и др. За счет средств федерального бюджета им выплачиваются пенсии, пособия, предоставляются иные виды социального обеспечения именно в связи с прохождением данного вида службы.
Ко второй категории, как уже говорилось, относится все население страны, включая граждан из числа застрахованных, а также проходящих службу, поскольку определенные виды социального обеспечения гарантируются гражданину как члену общества вне всякой связи с его трудом. К таким видам обеспечения относятся: социальные пособия в связи с рождением ребенка; ежемесячные пособия на ребенка до достижения им 16 (учащимся 18) лет; социальное пособие на погребение; пособие по безработице гражданам, ищущим работу впервые или после длительного перерыва; государственная социальная помощь; различного рода компенсационные выплаты, предусмотренные законодательством (например, трудоспособным, неработающим гражданам, осуществляющим уход за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом; учащимся на питание; приемной семье на содержание детей и т.д.); социальная помощь на дому одиноким пожилым гражданам и инвалидам I и II групп, нуждающимся в постороннем уходе; полустационарное и полное стационарное обслуживание в учреждениях социального обслуживания; профессиональное обучение и трудоустройство инвалидов, обеспечение их средствами передвижения и транспортными средствами; протезно-ортопедическая помощь; лекарственная помощь; санаторно-курортное лечение пожилых граждан и инвалидов; содержание детей в детских учреждениях; различного рода льготы. Указанные виды социального обеспечения предоставляются любому гражданину при наступлении обстоятельств, указанных в законодательстве, и независимо от того, что он получает те или иные виды страхового обеспечения либо иные виды социального обеспечения за счет бюджетных средств.
Многообразие видов социального обеспечения за счет бюджетных средств обусловливает и многообразие органов, предоставляющих такое обеспечение. Это специальные службы определенных ведомств (Минобороны, МВД, ФСБ и др.), а также органы социальной защиты населения, здравоохранения, образования, службы занятости, опеки и попечительства и др.
На современном этапе достаточно четко обозначилась еще одна, третья централизованная форма социального обеспечения, хотя всей полнотой признаков, характерных для полнокровно функционирующих форм, она еще не обладает. Речь идет о смешанной форме социального обеспечения, когда государство одновременно использует в отношении определенных субъектов первую и вторую формы социального обеспечения. В данном случае на социальное обеспечение указанных трудящихся, предоставляемое в связи с особой их деятельностью, в качестве финансового источника используются одновременно как средства фонда социального страхования, так и бюджетные средства. Какого-либо особого способа аккумуляции средств для этих целей в настоящее время пока не установлено.
Круг лиц, на которых распространяется смешанная форма социального обеспечения, достаточно широк. Сюда относятся, например, судьи, прокурорские работники, государственные служащие, депутаты. Как и другие граждане, работающие по трудовому договору (контракту), они относятся к числу застрахованных и в качестве таковых получают все виды страхового обеспечения в порядке обязательного социального страхования. В то же время, учитывая особую значимость их деятельности, государство вводит для них некоторые виды обеспечения за счет бюджетных средств: пенсионное обеспечение, а для судей — пожизненное денежное содержание; доплаты к пенсии; санаторно-курортное лечение; отдельные виды пособий. Уровень таких видов обеспечения гораздо выше того, который гарантируется застрахованным.
Будущее данной формы, очевидно, зависит от общего вектора развития системы социального обеспечения в России и, в частности, от того, станет ли дифференциация в социальном обеспечении в зависимости от социального положения человека определяющим принципом или общество сочтет такой принцип нарушающим представления о социальной справедливости.
Наряду с централизованными, выделяются региональные формы социального обеспечения.
Конституция РФ относит правовое регулирование отношений в сфере социального обеспечения к совместной компетенции органов федеральной власти и субъектов Федерации. Реализуя свое право на регулирование указанных отношений, субъекты РФ принимают собственные законы и другие акты, которые не могут понизить федеральный уровень стандарта в социальном обеспечении. Следовательно, этот уровень может быть только повышен. Региональные формы социального обеспечения представляют собой организационно-правовые способы осуществления дополнительных мер по социальному обеспечению населения на уровне субъекта РФ за счет его собственных финансовых источников. При этом круг лиц, пользующихся дополнительными мерами социальной защиты, виды такой защиты и органы, которые ее предоставляют, определяются самими субъектами РФ.
К числу местных, локальных форм социального обеспечения относятся организационно-правовые способы осуществления дополнительных мер социальной защиты человека, используемые органами муниципальной власти, субъектами социально-партнерских соглашений, коллективного договора. Именно эти органы и субъекты определяют способ аккумуляции финансовых средств, круг лиц, для которых предусматриваются меры дополнительной социальной поддержки, виды такой поддержки и способы ее предоставления. На современном этапе локальные формы приобретают особое значение, ибо именно они максимально приближены к человеку и могут своевременно реагировать на все социальные риски локального характера, хотя ресурсы здесь пока еще ограничены.

Контрольные вопросы:
Какими объективными причинами обусловлено становление и функционирование в обществе систем социального обеспечения?
Раскройте основные этапы зарождения и развития систем социального обеспечения, в том числе в России.
Каковы основные черты систем социального обеспечения в настоящее время в развитых странах?
Выделите сущностные признаки социального обеспечения и дайте
его определение.
Каково содержание социального страхования и социальной защиты населения?
Определите место социального обеспечения в системе социальной защиты населения.
Перечислите основные функции социального обеспечения, которые
определяют его значение?
Каковы содержание права гражданина и человека на социальное
обеспечение и его основные элементы?
Что такое социальная политика и какое место в ней занимает поли
тика в сфере социального обеспечения?
Что сказано в Конституции РФ о социальном государстве и его
политике?
Какова роль государства в обеспечении реализации прав человека на социальное обеспечение?
В чем конкретно заключаются гарантии государства в обеспечении прав гражданина на социальное обеспечение?
Расскажите об основных этапах формирования российской пенсионной системы и кратко оцените ее состояние к началу 2000 г.
Каковы значение социального обслуживания в системе социального обеспечения и его состояние в современный период?
Что понимается под формами социального обеспечения, в чем их
основное различие?
Каковы основное содержание Федерального закона «Об основах
социального страхования» и значение этого закона?
Назовите внебюджетные централизованные фонды обязательного социального страхования, источники их доходов. Каково целевое на
значение этих фондов?

Глава 2. Понятие, предмет, метод и система права социального обеспечения

§ 1. Понятие права социального обеспечения как отрасли права

Функционирование социального обеспечения опосредуется системой общественных отношений. Многофункциональность системы социального обеспечения обусловливает многоплановый характер этих отношений. Государство, признавая особую важность общественных отношений в сфере социального обеспечения, оказывает на них нормативное воздействие путем правового регулирования. Поэтому структура общественных отношений, по существу, воспроизводит структуру социального обеспечения как системы права. Рассмотрим, что собой представляют основные элементы этой системы.
В теории права к общим элементам системы права относят: норму права, субинститут, институт права, подотрасль права, отрасль права. Первичным элементом в системе права признается норма права как установленное или санкционированное государством общеобязательное, формально-определенное правило поведения, предоставляющее участникам регулируемого отношения субъективные права и возлагающее на них юридические обязанности [34 См.: Общая теория государства и права. Академический курс: Учебник для вузов / Под ред. М. Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. С. 232.].
Добиться упорядоченности общественных отношений путем применения к ним одной лишь правовой нормы невозможно, в связи с чем в целях регулятивного воздействия государство принимает комплекс таких норм, которые, регулируя определенный однородный круг общественных отношений (в данном случае в сфере социального обеспечения), объединяются в относительно самостоятельные правовые образования различных уровней (субинститут, институт, подотрасль, отрасль, межотраслевое правовое образование).
В структуре социального обеспечения как системе права можно выделить следующие относительно обособленные правовые образования. Во-первых, это комплекс норм, закрепляющих способы распределения валового внутреннего продукта через системы социального обеспечения в целях выравнивания доходов граждан. Нормы этого образования закрепляют организационно-правовые способы осуществления социального обеспечения и регулируют общественные отношения, возникающие по поводу аккумуляции средств в соответствующих финансовых источниках. Во-вторых, это комплекс норм, регулирующих отношения по поводу управления системой органов, на которые возложены функции аккумуляции средств и последующего их распределения на социальное обеспечение населения. В-третьих, это правовое образование, консолидирующее правовые нормы, которые определяют: круг обеспечиваемых; виды социальных рисков, при наступлении которых предоставляется обеспечение; виды социального обеспечения и условия их получения гражданами нормы предоставляемого социального обеспечения; порядок реализации гражданами права на тот или иной вид социального обеспечения. В-четвертых, это комплекс норм, устанавливающих способы защиты нарушенного права в сфере социального обеспечения. В-пятых, это нормы, регулирующие ответственность всех участников общественных отношений, возникающих в связи с функционированием социального обеспечения, в случае невыполнения своих обязанностей, в результате чего причиняется вред другому участнику общественного отношения.
Таким образом, перечисленные правовые образования регулируют разнохарактерные отношения, объективно необходимые для нормального функционирования системы социального обеспечения в стране.
К каким конкретно структурным элементам в системе права должны быть отнесены эти образования, как в совокупности, так и взятые в отдельности? Без ответа на этот вопрос невозможно определить их место в общей системе российского права, а также дать научно обоснованное понятие такой отрасли, как право социального обеспечения.
Главным элементом в системе права является отрасль. Представляет ли совокупность обособленных правовых образований, нормы которых регулируют в принципе разнородные общественные отношения в сфере социального обеспечения, самостоятельную отрасль права?
На этот вопрос можно дать положительный ответ, если данная совокупность отвечает обоснованным в теории права признакам, присущим отрасли. К их числу относят, в частности, следующие: 1) особые предмет и метод правового регулирования; 2) специфические отраслевые принципы; 3) способность взаимодействовать с другими отраслями «на равных», т. е. быть одного с ними уровня; 4) потребность общества в регулировании данной социальной сферы именно на уровне отрасли; 5) количество юридических норм, достаточное для перехода их в особое, отраслевое качество; 6) наличие обособленного, как правило, кодифицированного законодательства; 7) другие признаки.
В самом понятии отрасли предмет и метод правового регулирования выделяются как основополагающие критерии, которые позволяют отграничивать в общей системе права одну отрасль от другой.
Под отраслью права понимается обособившаяся внутри системы права совокупность однородных правовых норм, регулирующих специфическим методом определенную сферу родовых общественных отношений. Многообразные виды общественных отношений, возникающие в сфере социального обеспечения, охватывают различную по характеру деятельность — финансовую, управленческую и собственно распределительную, в связи с чем не могут быть признаны однородными. Именно поэтому правовые образования, о которых шла речь выше, не образуют в совокупности единой самостоятельной отрасли. Эта совокупность правовых норм не обладает и другими признаками, свойственными отрасли.
В то же время у каждого из рассматриваемых правовых образований есть собственный объект регулирования, который позволяет выявить родовую принадлежность регулируемых ими общественных отношений и определить их место в общей системе права.
Так, комплекс норм, регулирующих порядок аккумуляции денежных средств в рамках бюджетов и внебюджетных фондов и их финансирования на нужды социального обеспечения, по предмету и методу регулирования представляет неотъемлемую часть сравнительно молодой отрасли — финансового права, выделившегося недавно из таких отраслей, как государственное и административное право.
Нормы, регулирующие общественные отношения в связи с организационно-управленческой деятельностью в сфере социального обеспечения, относятся к отрасли, регулирующей управленческие отношения, т. е. к административному праву.
Особое место в общей системе права занимают нормы, регулирующие общественные отношения в сфере социального обеспечения, одним из субъектов которых выступает государственный орган (либо уполномоченный государством), а другим — гражданин (иностранец, лицо без гражданства), реализующий конституционное право на социальное обеспечение.
Данная общность правовых норм обладает основными признаками, характерными для самостоятельной отрасли.
Во-первых, это однородность общественных отношений, возникающих в связи с распределением части валового внутреннего продукта путем предоставления населению компетентными органами соответствующих видов социального обеспечения по нормам и в порядке, определенным законодательством, а также в связи с возмещением причиненного ущерба и защитой нарушенного права.
Во-вторых, это применяемые законодателем специфические приемы регулирования общественных отношений, учитывающие однородность и распределительный характер этих отношений, а также специфику их субъектов. Другими словами, наличие специфического метода правового регулирования.
В-третьих, это очевидная потребность общества в регулировании данного блока общественных отношений на уровне самостоятельной отрасли. Такая потребность обусловлена тем, что в качестве субъектов отношений выступает все население страны и через систему социального обеспечения распределяется часть всенародного достояния (валового внутреннего продукта), предназначенная для обеспечения каждому достойного уровня жизни.
В-четвертых, в основу распределения положены общие основополагающие идеи — отраслевые принципы, призванные отражать представления общества о социальной справедливости.
В-пятых, это количественная достаточность правовых норм, позволившая им приобрести новое качество — признаки отраслевого образования.
В-шестых, это наличие законодательного регулирования отношений, создающее необходимые предпосылки для формирования кодифицированного законодательства.
Таким образом, общность правовых норм, обладающая рассмотренными выше признаками, представляет собой самостоятельную отрасль — право социального обеспечения.
Образование новой отрасли — это не самопроизвольный процесс, а, как правило, следствие определенных изменений в социально-экономической сфере, когда постепенно накапливается однотипный нормативный материал, нуждающийся в унификации и обособлении. Именно это происходило с формированием права социального обеспечения как самостоятельной отрасли. До 60-х годов отношения по социальному обеспечению различных категорий трудящихся регулировались нормами нескольких отраслей права: рабочих и служащих — трудовым, членов колхозов — колхозным, государственных служащих — административным правом. В то же время отраслевая принадлежность ряда правовых образований вообще не определялась. К их числу относились, например, нормы, регулировавшие обеспечение граждан ежемесячными и единовременными пособиями; предоставление бесплатной медицинской помощи и лечения; содержание детей в детских учреждениях и др.
Научные обоснования самостоятельности права социального обеспечения как отрасли в общей системе права впервые прозвучали на состоявшемся в 1966 г. в Праге симпозиуме по социальному обеспечению, на котором присутствовали ученые из стран так называемого социалистического лагеря. В работе симпозиума принимал участие известный советский ученый B.C. Андреев. Впоследствии им были сделаны глубокие теоретические разработки таких проблем, как понятия данной отрасли, ее предмета, метода, принципов правового регулирования. Многие из этих разработок до настоящего времени не утратили своего теоретического значения. Поэтому В. С. Андреева по праву можно считать основоположником учения о праве социального обеспечения как самостоятельной отрасли в системе советского, а сейчас и российского права.
В науке права социального обеспечения понятие данной отрасли формулируется по-разному либо вообще совсем не рассматривается [35 См.: Право социального обеспечения: Учебн. пособие / Под ред. К.Н. Гусова. М., 1999. С. 12.]
.
В некоторых случаях авторы, давая определение отрасли, включают в него перечень видов социального обеспечения, финансовые источники, за счет средств которых предоставляется социальное обеспечение, и некоторые другие частные признаки [36 См.: Е. Е. Мачульская. Право социального обеспечения: Учебн. пособие. М.,
1998. С. 13.]
. Это приводит к тому, что понятие как бы «размывается», и отрасль теряет четкие контуры.
Понятие права социального обеспечения — это прежде всего научная дефиниция, которая должна охватить лишь наиболее общие признаки, характерные для данного явления, отвлекаясь от частностей.
Под правом социального обеспечения следует понимать совокупность правовых норм, регулирующих специфическим методом общественные отношения по поводу распределения части валового внутреннего продукта путем предоставления населению компетентными органами в порядке социального страхования и социального обеспечения денежных выплат, медицинской и лекарственной помощи, социальных услуг либо льгот по нормам и в порядке, определенным законодательством, а также отношения по реализации, защите и восстановлению конституционного права граждан на социальное обеспечение.
Таким образом, данная отрасль, как и любая другая самостоятельная отрасль, имеет собственный предмет и метод правового регулирования. Предмет — это то, что регулируется отраслью, а метод — то, как, какими способами регулируется однородный комплекс общественных отношений.
Признание права социального обеспечения самостоятельной отраслью вовсе не означает, что процесс ее формирования уже завершен. Очевидно, завершение этого процесса должно связываться с наличием обособленного, кодификационного законодательного акта, цементирующего систему отрасли. Пока такой акт еще не принят.
Выше уже говорилось о том, что непрерывные изменения в социально-экономической сфере объективно обусловливают трансформационные процессы, происходящие в системе права. Результатом таких трансформаций становится образование новых подсистем внутри отрасли, новых отраслей и даже комплексных отраслей права.
Вопрос о природе комплексных отраслей права в теории права пока еще является достаточно дискуссионным, однако обоснование предмета комплексной отрасли как социальной системы представляется перспективным, поскольку позволяет обеспечить целостность правового регулирования юридически разнородных общественных отношений, возникающих в обществе в связи с функционированием той или иной социальной системы (например, социального обеспечения, образования, здравоохранения и т.д.). Определенная консолидация правовых норм, регулирующих разнохарактерные отношения в сфере социального обеспечения, заметна уже сейчас, однако пройдет еще много времени, прежде чем совокупность этих норм трансформируется в систему права качественно нового, более высокого уровня развития и охватит целостным правовым регулированием все отношения в сфере социального обеспечения. Только тогда можно будет обосновывать образование такой комплексной отрасли в общей системе права, как социальное право.
Достаточно актуальным на современном этапе является также вопрос о делении системы права на отрасли частного и публичного права. И потому научные разработки в теории права социального обеспечения не могут игнорировать эту проблему. В современной отечественной юридической литературе к отраслям публичного права относят: государственное, административное, финансовое, уголовное, процессуальное право, а к отраслям частного права — гражданское, трудовое, семейное право и такие комплексные отрасли, как торговое, предпринимательское, банковское право и др. Возникает вопрос, к какой из этих групп может быть отнесено право социального обеспечения? Если основываться на том, из недр каких отраслей выделились нормы, впоследствии отнесенные к праву социального обеспечения, то однозначного ответа дать нельзя. Выше говорилось, что такие нормы ранее включались в трудовое право (частное право) и в административное право (публичное право).
При всей важности и принципиальности деления права на частное и публичное, как отмечают теоретики, критерии такого деления неоднозначны, а границы достаточно условны и размыты.
Для публичного права характерна жесткая централизация правового регулирования и императивность, не оставляющие места для усмотрения субъектов. Одним из критериев отнесения отношений к публично-правовым признается и такой, как участие в них в качестве одной из сторон государства. С этих позиций можно говорить о праве социального обеспечения как об отрасли публичного права, что было абсолютно бесспорным для советского периода. На современном этапе развития общества появились новые приемы регулирования, допускающие сочетание централизованного регулирования отношений по социальному обеспечению граждан с региональным и локальным, а самое главное — теперь допускается сочетание нормативного регулирования с договорным. Если учесть, что сфера частного права предполагает децентрализацию юридического регулирования и диспозитивность, то можно констатировать, что в праве социального обеспечения на современном этапе присутствуют признаки и частного права.
Таким образом, категорической оценки права социального обеспечения только как отрасли публичного либо только как отрасли частного права быть не может. В данной отрасли присутствуют начала того и другого. Это еще раз подтверждает правильность утверждения российского цивилиста М. М. Агаркова, который отмечал, что в праве возможны комбинации публично-правового и частно-правового элементов, а также смешанные публично-правовые и частно-правовые институты.

§ 2. Предмет права социального обеспечения

Использовать предмет правового регулирования в качестве объективного критерия деления права на отрасли предложил М. А. Аржанов во время первой общесоюзной дискуссии по системе права, состоявшейся в 1938—1941 гг. При этом под предметом правового регулирования понималась определенная совокупность однородных общественных отношений. В настоящее время предмет правового регулирования в теории права понимается гораздо шире. В его структуре выделяют следующие элементы: субъекты; объекты регулируемых общественных отношений; социальные факты, способствующие возникновению соответствующих отношений; практическую деятельность людей [37 См.: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 234.]
. Однако все они не могут быть раскрыты без детального анализа общественных отношений, представляющих собой самостоятельный объект для воздействия со стороны той или иной отрасли права.
Какие же виды общественных отношений входят в предмет права социального обеспечения? В недавнем прошлом проблема предмета данной отрасли была достаточно дискуссионной [38 См.: Иванова Р. И., Тарасова В. А. Предмет и метод советского права социального обеспечения. М., 1983; Шайхатдинов В. Ш. Предмет и система советского права социального обеспечения. Свердловск, 1983; Андреев В. С. Право социального обеспечения в СССР: Учебник для вузов. М., 1987.]
. Суть проблемы заключалась в необходимости теоретически обосновать те критерии, в силу которых многообразные общественные отношения, возникающие в сфере социального обеспечения, обладают родовыми признаками, позволяющими рассматривать их в качестве единого объекта правового регулирования. Единства во взглядах ученых по вопросу классификационных критериев предмета права социального обеспечения не наблюдалось. В качестве критериев предлагались следующие специфические черты таких отношений: их распределительный и имущественный характер; особые субъекты (нетрудоспособные); предоставление социального обеспечения за счет специальных общественных фондов; предоставление обеспечения с целью возмещения утраченного заработка и др.
В. С. Андреев такими критериями считал следующие: субъектами этих отношений выступают, с одной стороны, государственное учреждение либо (по поручению государства) общественная организация, с другой — гражданин; первый из них должен предоставить последнему обеспечение в установленных законом случаях без какой-либо встречной обязанности, безвозмездно (отсюда вытекает алиментарный характер всех этих отношений); обеспечение осуществляется за счет общественных фондов потребления без каких-либо вычетов из заработка граждан; обеспечение предоставляется в особых случаях: когда лицо в силу нетрудоспособности не может работать и получать по труду, либо в силу возраста еще не может трудиться или уже достаточно трудилось, и государство освобождает его от этой обязанности, предоставляя возможность получать обеспечение из общественных фондов, либо когда государство считает возможным взять на себя дополнительные расходы гражданина в установленных законом случаях [39 См.: Андреев В. С. Конституционные основы советского права социального обеспечения // Вопросы теории и практики социального обеспечения.М.,1978.С. 7-8.]
.
Наиболее спорным из перечисленных критериев является алиментарный характер рассматриваемых отношений. Алиментация как определенное социальное явление была известна еще в Древнем Риме. В конце II — середине III в. она применялась как система государственной помощи детям малоимущих родителей и сиротам. Причем средствами для оказания такой помощи являлись проценты, получаемые государством от мелких и средних землевладельцев за выдачу им ссуд.
Как правовое явление алиментация в советском законодательстве была основой алиментных обязательств в семейных отношениях. В научный оборот трудового права этот термин был введен известными учеными А. Е. Пашерстником [40 См.: Пашерстник А. Е. Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих. М., 1949. С. 141.]
и Н. Г. Александровым [41 См.: Александров Н. Г. Основные вопросы советского трудового законодательства в свете решений XXI съезда КПСС // Трудовое право в свете решений XXI съезда КПСС. М., 1960. С. 13; Теория государства и права / Под ред. Н. Г. Александрова. М., 1974. С. 385.]
в тот период, когда нормы о социальном обеспечении трудящихся еще не отпочковались от трудового права и были частью его; обозначение данным термином особого характера отношений, принципиально отличающихся от собственно трудовых, имело, очевидно, практическое значение. Однако термин «алиментация» ни тогда, ни сейчас, когда самостоятельность права социального обеспечения как отрасли уже никем не оспаривается, не используется в законотворческой деятельности.
Но это не самое главное. Употребление такого термина применительно к предмету права социального обеспечения вызывает возражения принципиального характера, поскольку он затушевывает истинную экономическую природу отношений, входящих в предмет. Во-первых, в систему отношений, регулируемых данной отраслью права, включаются отношения по социальному обеспечению работника (либо его семьи) в порядке обязательного социального страхования; во-вторых, социальное обеспечение человека как члена общества осуществляется без учета его трудового вклада. Очевидно, в первом случае отношения не могут считаться алиментарными (т. е. такими, когда обеспечение предоставляется безвозмездно, безэквивалентно и без каких-либо встречных обязательств со стороны обеспечиваемого), так как финансирование социального обеспечения осуществляется не за счет бюджетных средств, а за счет средств страхователей и самих застрахованных. При этом не имеет значения разрыв во времени между уплатой страховых взносов и получением того или иного вида социального обеспечения конкретным работником, поскольку в основу системы социального страхования положен принцип солидарности самих застрахованных и солидарности поколений. С определенной долей условности алиментарными можно считать лишь отношения по социальному обеспечению человека как члена общества, ибо в этом случае указанные выше признаки присутствуют.
С учетом сказанного другие признаки, предложенные В. С. Андреевым в качестве критериев отношений, включаемых в предмет права социального обеспечения, не утратили своей актуальности и на современном этапе.
Второй, связанной с определением предмета данной отрасли, проблемой, вокруг которой велась научная дискуссия, была проблема выделения в рассматриваемом предмете стержневых отношений, которые составляли бы его ядро. В. С. Андреев считал таковыми пенсионные отношения, а другие отношения называл тесно связанными с пенсионными. На момент дискуссии эта проблема представлялась актуальной, однако сегодня какого-либо теоретического или практического значения она не имеет.
Третья проблема, так и не разрешенная ни в науке, ни на практике, связана с определением видов конкретных общественных отношений, бесспорно входящих в предмет права социального обеспечения. В процессе прошедших дискуссий высказывались полярные точки зрения по этому вопросу. Полярность заключалась в том, что одни исключали из предмета общественные отношения, которые для большинства ученых и практиков были неотъемлемой его частью, например отношения по содержанию детей в детских учреждениях (В. В. Караваев), отношения по социальному обеспечению в порядке государственного социального страхования (В. И. Смолярчук); другие же необоснованно расширяли предмет этой отрасли, включая в него как отношения, возникающие в связи с формированием фондов социального обеспечения, так и отношения по организации управления социальным обеспечением (М. И. Полупанов).
Высказывалась даже точка зрения, что в предмет права социального обеспечения должны включаться все общественные отношения, возникающие в связи с распределением благ и услуг из общественных фондов потребления (включая предоставление бесплатного жилья, бесплатных коммунально-бытовых услуг и т.д.). В качестве аргументов в пользу такой позиции приводились следующие: указанные отношения имеют общие черты, поскольку возникают между гражданами и государственными органами, имеют единую экономическую сущность — это отношения по распределению совокупного общественного продукта, аккумулируемого в общественных фондах потребления (Т. В. Иванкина). Представляется, что в условиях функционирования социалистического способа распределения, в основу которого были положены патерналистские начала, эта позиция достаточно уязвима, поскольку все основные социальные права граждан гарантировались самим государством. К числу таких прав относилось право на бесплатное образование, здравоохранение, на жилище, на социальное обеспечение и др. Реализация каждого из этих прав обеспечивалась функционированием соответствующих государственных систем (образования, здравоохранения, жилищно-коммунального хозяйства, социального обеспечения и др.), а регулирование общественных отношений в каждой из таких сфер осуществлялось комплексом норм, образующих относительно самостоятельные обособленные правовые образования. Объединение соответствующих отношений в единый предмет регулирования и консолидация норм, их регулирующих, в отраслевую систему права носили бы несколько искусственный характер и не влекли бы за собой каких-либо практически значимых последствий, в связи с чем многими рассматривались как преждевременные.
На современном этапе, когда страна живет в новых экономических реалиях и доля валового внутреннего продукта, предназначенного для финансирования социальной деятельности государства, неуклонно снижается, происходит фактически переориентация в социальной политике государства: от всеобщей гарантированной бесплатности основных социальных прав граждан государство постепенно переходит к адресной социальной поддержке наиболее нуждающейся части населения. И хотя основные социальные права граждан, как и прежде, сохраняют конституционный уровень, они из-за сокращения расходов государства на их реализацию становятся все менее гарантированными. В этих условиях адресная направленность государственных гарантий, выражающаяся в социальной поддержке отдельных групп населения, наиболее уязвимых в условиях экономической нестабильности государства, реализуется через общественные отношения, возникающие, например, по поводу предоставления гражданам жилищных субсидий, льгот при получении образования или по оплате коммунально-бытовых услуг и т.д. Такие отношения по существу ничем не отличаются от других, «бесспорных» отношений, возникающих по поводу социального обеспечения граждан «классическими» его видами, в связи с чем они должны рассматриваться как неотъемлемая часть предмета права социального обеспечения. Таким образом, концепция о широком круге отношений, охватываемых предметом данной отрасли, на современном этапе неожиданно стало, весьма актуальной.
Итак, какие же все-таки специфические черты являются основополагающими для отношений по социальному обеспечению граждан?
Во-первых, общая экономическая природа этих отношений, поскольку они носят распределительный характер. Предоставление материальных благ одному из субъектов рассматриваемых отношений достигается перераспределением валового внутреннего продукта с целью выравнивания личных доходов граждан и предупреждения их обнищания.
Во-вторых, специфический круг субъектов этих отношений. Одним из субъектов всегда является государственный либо любой другой, уполномоченный или допускаемый государством орган, который обязан либо вправе предоставить социальное обеспечение. Другим субъектом всегда является гражданин (либо семья), наделенный определенным объемом правомочий. Общий круг таких субъектов (граждан) постоянно трансформируется и не является постоянным, поскольку сама система социального обеспечения — одна из самых динамичных социальных систем. Тем не менее в этом круге можно выделить и таких «классических» субъектов, как пожилые граждане, нетрудоспособные (временно либо постоянно), женщины-матери, семья с детьми, безработные, граждане с доходом ниже прожиточного минимума в данном регионе, дети-инвалиды.
В-третьих, специфика объекта отношения: это всегда материальное благо, предоставляемое в порядке социального обеспечения гражданину. Причем форма такого блага может быть различной (в виде денежной выплаты: пенсии, пособия, компенсации, субсидии; в виде социального обслуживания бесплатно либо на льготных условиях путем предоставления медицинской помощи и лечения, лекарственной помощи, санаторно-курортного лечения, содержания детей в детских учреждениях, социальной помощи на дому, содержания в учреждениях социального обслуживания, профессионального обучения и трудоустройства инвалидов, их транспортного обслуживания, протезно-ортопедической помощи и др.; в виде льготы по проезду на транспорте, по оплате коммунальных услуг, лекарственной помощи и др.).
Специфика объекта отношений определяет их имущественный характер.
В-четвертых, специфика социальных фактов, с которыми связано возникновение, изменение и прекращение отношений, входящих в предмет права социального обеспечения. Перечень таких фактов строго определен путем его законодательного закрепления и расширительному толкованию не подлежит. Это, как правило, такие жизненные обстоятельства, которые признаются государством социально уважительными и называются социальными рисками.
В-пятых, законодательное закрепление норм социального обеспечения (размеров денежных выплат, объема социальных услуг и льгот), которые не могут быть изменены субъектами отношения ни в сторону ухудшения, ни в сторону улучшения, если они финансируются за счет централизованных источников (федеральных бюджетных средств, средств фондов социального страхования).
В совокупности все рассмотренные выше признаки определяют социального обеспечения, и обосновывают необходимость специфических приемов их правового регулирования.
Рассмотрим, какие же конкретно виды отношений регулируются правом социального обеспечения как отвечающие указанным выше признакам. Таких отношений достаточно много. Их многообразие обусловлено тем, что в праве социального обеспечения не существует единого отношения (как, например, трудовое отношение), в котором гражданин мог бы реализовать свои права сразу на несколько видов социального обеспечения или на все. Несмотря на разнообразие отношений, они могут быть классифицированы на следующие три блока: 1) отношения, возникающие по поводу денежных выплат по системе социального обеспечения; 2) отношения, возникающие по поводу «натуральных» видов социального обеспечения; 3) вспомогательные отношения процедурного и процессуального характера, объективно необходимые для нормального функционирования первых двух групп материальных отношений.
Пользуясь методом научной абстракции, можно продолжить данную классификацию, приняв за ее критерий конкретный вид денежной выплаты либо «натурального» обеспечения, а также конкретный объект процедурного или процессуального отношения.
В зависимости от вида денежной выплаты отношения подразделяются на: 1)пенсионные; 2) по поводу обеспечения граждан пособиями; 3) по поводу обеспечения граждан компенсационными и страховыми выплатами; 4) в связи с возмещением ущерба, причиненного сторонами рассматриваемых отношений друг другу.
В зависимости от вида социального обеспечения в «натуральной» форме отношения подразделяются на отношения по поводу предоставления: 1) медицинской помощи и лечения; 2) бесплатной или со скидкой лекарственной помощи; 3) санаторно-курортного лечения; 4) полного или полустационарного социального обслуживания; 5) социальной помощи на дому; 6) содержания детей в детских учреждениях; 7) профессионального обучения и трудоустройства инвалидов; 8) транспортных средств инвалидам; 9) протезно-ортопедической помощи; 10) льгот по системе социального обеспечения.
Процедурные и процессуальные отношения в зависимости от их объекта подразделяются на отношения по поводу: 1) установления юридических фактов; 2) реализации права на тот или иной вид социального обеспечения; 3) защиты нарушенного права.
Сложность предмета права социального обеспечения обусловливает необходимость и внутривидовой классификации отношений, возникающих по поводу обеспечения граждан пенсиями, пособиями, компенсационными выплатами, поскольку не существует единого пенсионного отношения, в котором реализуется право на все виды пенсий, равно как и единого отношения по поводу всех видов пособий либо всех видов компенсационных выплат.
Видовая классификация пенсионных отношений позволяет подразделить их с учетом вида назначаемой пенсии на отношения по поводу: пенсии по старости, за выслугу лет, инвалидности, по случаю потери кормильца, социальной пенсии.
Отношений по поводу пособий столько, сколько видов пособий, назначаемых гражданам по системе социального обеспечения. Отношения возникают по поводу ежемесячных, периодических и единовременных пособий. Отношения по поводу ежемесячных пособий возникают в связи с назначением пособия за время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет, на ребенка до достижения им 16 (учащимся 18) лет, по безработице. Отношения в связи с предоставлением периодического пособия возникают при назначении пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам. Отношения по поводу единовременных пособий возникают в связи с назначением пособия при рождении ребенка и социального пособия на погребение и некоторых других пособий.
В связи с многообразием компенсационных выплат виды отношений, возникающих по поводу их предоставления гражданам, также отличаются многообразием. Они возникают при назначении компенсационных выплат: за время вынужденного отпуска без сохранения заработной платы; за время отпуска по уходу за ребенком до 3-х лет; за время академического отпуска по медицинским показаниям студентам и аспирантам; супругу военнослужащего и женам служащих органов внутренних дел на период безработицы; трудоспособным неработающим гражданам, занятым уходом за инвалидами I группы, за престарелыми, ребенком-инвалидом; на питание учащимся; на санаторно-курортное лечение инвалидам; на транспортное обслуживание инвалидов; вынужденным переселенцам и беженцам.
Внутривидовая классификация необходима также для отношений по поводу предоставления различного рода льгот по системе социального обеспечения, поскольку само понятие «льготы» имеет собирательное значение, охватывая различные их виды. В данной группе можно выделить отношения по поводу таких льгот, как бесплатный проезд на внутригородском (внутрирайонном), на железнодорожном и водном транспорте пригородного сообщения либо на междугородном транспорте; предоставление скидки по оплате жилья и коммунальных услуг, топлива либо полное освобождение от их оплаты; бесплатная установка телефона и скидка с установленной платы за пользование телефоном; бесплатный отпуск детского питания; льготы по предоставлению санаторно-курортного лечения, лекарственной помощи, медико-социальной и протезно-ортопедической помощи.
Таким образом, предмет права социального обеспечения — это сложный комплекс общественных отношений как материального, так и процедурно-процессуального характера, возникающих в связи с распределением части валового внутреннего продукта через систему социального обеспечения.

§ 3. Метод права социального обеспечения

Классификация отраслей права только по предмету регулирования, который был выделен в ходе научной дискуссии о системе права (1938— 1941 гг.) в качестве основного критерия деления права на отрасли, по существу, свела проблему системы права к проблеме системы общественных отношений. Поэтому в ходе второй научной дискуссии (1955— 1958 гг.) было признано необходимым помимо основного критерия (предмета правового регулирования) выделить и дополнительный критерий деления права на отрасли — метод правового регулирования как совокупность приемов, способов и средств воздействия права на общественные отношения. Метод служит дополнительным юридическим критерием, поскольку он произведен от предмета и в значительной мере зависит от законодателя. В то же время в теории права отмечалось, что у законодателя не так много средств регулирования отношений. Он может дать участникам общественных отношений только одно из трех указаний (в отдельности или в совокупности): поступать только так (предписание); только так не поступать (запрет); поступайте, как сочтете нужным (дозволение) [42 См.: Лившиц Р. 3. Теория права: Учебник. М., 1994. С. 96.]
.
Предписание отражает императивный метод регулирования, а запрет и дозволение, как считал Р. 3. Лившиц, — это приемы диспозитивного регулирования, поскольку участники общественных отношений свободны поступать так, как считают нужным, при этом в случае запрета эта свобода поведения начинается за пределами конкретного запрета [43 См.: там же.]
.
Императивный и диспозитивный методы применяются в сочетании и являются как бы «сквозными» для всех отраслей права. В то же время они не могут учитывать специфики общественных отношений, регулируемых нормами конкретной отрасли, которая детерминирует необходимость использования определенного метода, характерного для регулирования именно данной совокупности отношений (т. е. предмета отрасли). Способ разрешения данного противоречия был предложен С.С. Алексеевым, который обратил внимание на то, что анализ метода правового регулирования должен не только учитывать характер волевых предписаний законодателя (предписание, запрет и дозволение), но и выявлять другие признаки приемов правового регулирования. К числу таких признаков Л. С. Явич, например, относил следующие: порядок установления прав и обязанностей субъектов права; степень определенности предоставленных прав и «автономности» действий субъектов; взаимоотношения субъектов правоотношений; наличие или отсутствие конкретной юридической связи между субъектами прав и обязанностей; пути и средства обеспечения установленных субъективных прав и юридических обязанностей [44 См.: Явич Л. С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. М., 1961. С. 95-96.]
.
Творчески развив данную концепцию, С. С. Алексеев дает более четкую конструкцию признаков, позволяющих концентрированно раскрыть отраслевую специфику метода правового регулирования. Это следующие признаки: 1) характер способов формирования содержания прав и обязанностей субъектов; 2) характер оснований возникновения, изменения, прекращения правоотношений; 3) характер общего юридического положения субъектов; 4) характер юридических мер воздействия [45 См.: Алексеев С. С. Общая теория социалистического права. Свердловск,
1963. Вып. I.C. 218.]
.
Данное теоретическое положение воспринято рядом отраслевых правовых наук (например, трудовым правом) при обосновании метода правового регулирования, однако до настоящего времени оно сохраняет дискуссионный характер.
Особо следует остановиться на концепции единого межотраслевого метода правового регулирования, обоснованной В. Д. Сорокиным. Не отрицая наличия в правовой системе различных отраслей права, имеющих обособленные предметы правового регулирования, он, тем не менее, отмечал отсутствие индивидуальных отраслевых методов, указывая на существование единого межотраслевого метода правового регулирования. Этот метод рассматривался им как целостная система, объединяющая три первичных компонента — дозволение, предписание и запрет, которые взаимодействуют и взаимообеспечивают друг друга [46 См.: Сорокин В. Д. Метод правового регулирования: Теоретические проблемы. М., 1976. С. 111.]
. При этом обращалось внимание на то, что пропорции между дозволением, предписанием и запретом неодинаковы в различных конкретных ситуациях и прежде всего применительно к предметам регулирования отрасли права [47 См.: Сорокин В.Д. Указ. соч. С. 114-117.]
.
Критикуя позицию В. Д. Сорокина, Р. И. Иванова ставит закономерный вопрос: «Если пропорции классических правовых приемов воздействия зависят от типа общественных отношений и если они не одинаковы, то может ли это быть некий единый метод правового регулирования?». Единый предмет и метод правового регулирования, считает Р. И. Иванова, есть не что иное, как научные абстракции, позволяющие выделить лишь общие признаки для всех реально существующих разновидностей предметов и методов регулирования. Все отраслевые методы сохраняют основное качество правового регулирования — установление нормативно обеспеченных государством прав и обязанностей участников регулируемых отношений. Но в разных отраслях права установление прав и обязанностей и обеспечение их государственным принуждением осуществляется по-разному. В зависимости от характера регулируемых отношений право пользуется велениями различного содержания [48 См.: Иванова Р. И., Тарасова В. А. Указ. соч. С. 126.]
.
Выше уже говорилось о том, что в самом общем виде метод правового регулирования — это совокупность приемов, способов и средств воздействия права на общественные отношения. Возникает вопрос, каков же объем данной «совокупности». Л. С. Явич, например, понимал под методом все формы юридического воздействия на поведение людей [49 См.: Явич Л. С. Указ. соч. С. 89.]
, а А. М. Витченко определяет метод как совокупность только специфических нормативных средств воздействия права на общественные отношения, позволяющих отграничить правовое регулирование от других форм воздействия права на эти отношения [50 См.: Витченко А. М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений. Саратов, 1974. С. 52.]
. Первая точка зрения обоснованно подвергнута сомнению в учебной литературе: «все формы юридического воздействия» рассматриваются в качестве такой правовой категории, как механизм правового регулирования, важной составной частью которого является метод [51 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева.
М., 1994. С. 307-309.]
. Он обладает существенной чертой, выражающейся в том, что касается лишь юридических норм [52 См.: Коваленко А. И. Теория государства и права: Учебник. М., 1994. С. 80.]
.
С учетом изложенного более правильно рассматривать метод как совокупность именно специфических нормативных средств воздействия, «создающих скелет юридического режима отрасли» [53 Иванова Р. И., Тарасова В. А. Указ. соч. С. 125.]
.
Сохраняющаяся в общей теории права дискуссионность проблемы метода правового регулирования предопределила дискуссионность данной проблемы и в праве социального обеспечения. Можно с уверенностью сказать, что это одна из самых острых проблем в науке права социального обеспечения, не нашедшая еще однозначного решения.
Впервые проблема метода правового регулирования отношений в сфере социального обеспечения была исследована В. С. Андреевым [54 См.: Андреев В. С. Право социального обеспечения в СССР. М., 1971. С. 20]
. Он выделил три специфические черты, раскрывающие, по его мнению, особенность метода данной отрасли. При этом все эти три черты он связывал с особенностью самого предмета регулирования. Что же это за черты? Во-первых, все входящие в предмет отношения имеют алиментарный характер, причем предоставлять обеспечение обязано государство в лице его органов управления или учреждений либо по поручению государства профсоюзы или органы колхозов. Во-вторых, одним из субъектов таких отношений выступает гражданин или семья, а другим — органы государства или по его поручению профсоюзы или органы колхозов. В-третьих, посредством этих отношений осуществляется обеспечение за счет таких общественных фондов потребления, как фонды для нетрудоспособных, ассигнования на содержание детей в детских учреждениях, на медицинское обслуживание и лечение.
В одной из последних своих работ В. С. Андреев отказывается от ранее применяемого им термина «алиментарный», обосновывая такой отказ тем, что данный термин подвергся критике со стороны ученых [55 См.: Андреев В. С. Право социального обеспечения в СССР: Учебник для
вузов. С. 37.]
.
Если отключиться от конкретики, связанной с прежним наименованием органов, осуществляющих социальное обеспечение, и финансовых источников, за счет средств которых предоставлялось ранее социальное обеспечение, а самое главное — учесть отказ ученого от выделения в качестве специфического признака отношений по социальному обеспечению их алиментарный характер, то нужно признать, что общий подход В. С. Андреева к проблеме метода права социального обеспечения сохраняет актуальность и сегодня.
По мнению М. И. Полупанова, метод данной отрасли — это метод государственного предоставления, главной отличительной чертой которого является безвозмездное, безэквивалентное предоставление гражданам различного рода материальных благ алиментарного характера из государственных источников и средств кооперативно-колхозных и общественных организаций, а также предоставление им в этой связи определенных прав и гарантий [56 См.: Полупанов М. И. Право социального обеспечения — самостоятельная отрасль права. // Сов. государство и право. 1971. № 9. С. 59.]
. По существу, на такой же позиции стоит и Р. И. Иванова, которая, подчеркивая диспозитивные начала в правовом регулировании отношений в сфере социального обеспечения граждан, определяет метод отрасли как метод социально-алиментарных притязаний и предоставлений, означающий особое сочетание юридических приемов и способов воздействия (запретов, велений, дозволений и материальных предоставлений) на социально-обеспечительные отношения, которое (сочетание) обеспечивает осуществление бесплатного, безэквивалентного распределения материальных благ и услуг из фондов социального обеспечения на принципах всеобщности, единства и дифференциации условий обеспечения, всесторонности, высокого уровня жизнеобеспечения самими трудящимися через органы государственного управления и общественные организации [57 См.: Иванова Р. И., Тарасова В. А. Указ соч. С. 130.]
.
Данное определение связывает метод с «социально-алиментарными притязаниями и предоставлениями», что, по существу, не раскрывает специфику приемов и способов регулирования. Кроме того, наиболее спорным, как уже говорилось выше, является сам термин «социально-алиментарное притязание», поскольку он не отражает признака, общего для абсолютно всех отношений, входящих в предмет права социального обеспечения. Включение же в определение метода отраслевых принципов правового регулирования означает отождествление их со специфическими способами и приемами регулирования.
Серьезной критике обоснованно подвергалась точка зрения Я. М. Фогеля, который понимал под методом отрасли «социальную реабилитацию» [58 См. Фогель Я.М. Некоторые вопросы теории права социального обеспечения.// Проблемы трудового права и права социального обеспечения. М., 1975. С. 202.]
.
Разработкой проблемы метода права социального обеспечения занимался также В. Ш. Шайхатдинов. Применительно к советскому периоду он относил к основным чертам метода следующие: своеобразие положения управомоченной и обязанной сторон; безвозмездный характер предоставления имущественных благ; своеобразие фактического состава как основания возникновения правоотношений; наличие льготных режимов обеспечения; отсутствие локального регулирования; невозможность изменения содержания правоотношений по соглашению сторон; своеобразие санкций; отсутствие рекомендательных норм; ограниченность применения запретов [59 См.: Шайхатдинов В.Ш. Теория социального обеспечения. Саратов, 1982. С. 82.]
.
Некоторые из этих черт сохраняют свою актуальность и сегодня, а некоторые утратили свое значение в силу новаций, произошедших в правовом регулировании в целом и в праве социального обеспечения в частности (например, отсутствие локального регулирования, отсутствие рекомендательных норм).
Рассмотренные выше позиции ученых, пытавшихся в советский период сформулировать основные черты метода права социального обеспечения, явились той теоретической базой, на основе которой продолжаются исследования данной проблемы в новых социально-экономических условиях, но уже на основе нового правового материала, однако анализ основных точек зрения, обоснованных уже на современном этапе, не позволяет констатировать единый подход к определению метода права социального обеспечения.
Наиболее противоречивой представляется позиция Е. Е. Мачульской, разделяющей ранее высказанную точку зрения о том, что метод данной отрасли — это «метод социально-алиментарных притязаний (требований) и предоставлений». Противоречивость позиции состоит в том, что, с одной стороны, признается, что на современном этапе принципиально изменился порядок финансирования расходов на социальное обеспечение, поскольку на наемных работников и на некоторые другие категории занятых граждан возложены юридические обязанности по уплате страховых взносов, и появились возможности использования договорной формы реализации прав граждан в сфере социального обеспечения, а с другой — доказывается использование законодателем метода «социальной алиментации». При этом автор убежден, что в новых социально-экономических условиях изменился лишь характер «социальной алиментации», в связи с чем дается ее новое определение. По мнению Е. Е. Мачульской, социальную алиментацию сегодня можно определить как способ предоставления материального обеспечения и услуг за счет централизованных внебюджетных фондов социального назначения или части бюджетных средств бесплатно для получателя, безэквивалентно, но нормировано с учетом трудового (страхового) стажа, или возмездно-неэквивалентно и, как правило, на недоговорной основе [60 См.: Мачульская Е. Е. Право социального обеспечения: Учебн. пособие. М.,1998. С. 21,23.]
. В то же время автор пытается раскрыть и другие специфические для отрасли приемы регулирования. В частности, указывается, что управомоченной стороной всегда выступает физическое лицо (или семья), а обязанной — государственный орган; право выбора вида обеспечения из нескольких возможных предоставлено только физическому лицу; права и обязанности сторон определены законом и не могут быть изменены по их соглашению; возникновение, изменение и прекращение правоотношений по социальному обеспечению обусловлены сложным юридическим составом; к субъектам этих отношений — физическим лицам применяются лишь правоограничительные санкции; применяется административный и судебный порядок защиты нарушенного права; сочетаются централизованный и локальный способ установления прав и обязанностей субъектов [61 См.: Мачульская Е.Е. Указ. соч. С. 24, 25.]
.
Позиция Е. Е. Мачульской в части определения метода права социального обеспечения как метода «социальной алиментации» не согласуется с четко обозначившейся на данном этапе тенденцией в развитии российской системы социального обеспечения, в основу которой положено усиление страховых начал в социальном обеспечении работника и его семьи. Данная черта правового регулирования в определенной степени может быть признана характерной для государственного социального обеспечения человека как члена общества, но это лишь часть отношений, входящих в предмет права социального обеспечения. Что же касается выделения других специфических приемов регулирования данного предмета, то можно констатировать сближение позиции автора с позицией тех ученых, которые рассматривают метод этой отрасли через призму общетеоретической конструкции специфических приемов и способов правового регулирования, о чем уже говорилось выше.
С этих позиций рассматривал основные черты метода права социального обеспечения, в частности, В. Ш. Шайхатдинов, который в настоящее время, не меняя своего принципиального подхода к данной проблеме, внес коррективы в содержание каждого из специфических приемов регулирования [62 См.: Шайхатдинов В. Ш. Право социального обеспечения РФ (альбом схем).Екатеринбург, 1999. С. 8.]
.
В учебной литературе высказана еще одна точка зрения по вопросу о методе права социального обеспечения. К. С. Батыгин, подчеркивая, что данный вопрос является одним из сложных, раскрывает основные элементы метода, исходя также из положений общей теории права, о которых уже говорилось выше.
Правовой статус субъектов права социального обеспечения характеризуется, по его мнению, базовым положением гражданина и органов, осуществляющих социальное обеспечение; при этом граждане являются в основном носителями прав, а органы, осуществляющие социальное обеспечение, — носителями обязанностей. Специфика прав и обязанностей субъектов оказывает существенное влияние и на содержание юридических фактов, служащих основанием для возникновения, изменения или прекращения правоотношений по социальному обеспечению. Из способов правового регулирования (дозволения, запрещения, связывания), «сквозных» для всех отраслей права, в праве социального обеспечения, как считает К. С. Батыгин, преобладает дозволение, причем содержание норм, предусматривающих правомочия граждан, в одних случаях абсолютно определенно, а в других отличается относительной определенностью. К особенностям метода права социального обеспечения автор относит также недопустимость изменения прав и обязанностей субъектов по их соглашению; способы защиты субъективных прав и обеспечения исполнения обязанностей субъектов (за правонарушения к гражданам применяются санкции двух видов: правовосстановительные и правоограничительные; споры по вопросам предоставления тех или иных видов обеспечения и обслуживания граждан могут разрешаться в судебном порядке, но в некоторых случаях ему должен предшествовать «иной порядок»).
Сочетание централизованного и локального способов установления прав и обязанностей субъектов, по мнению К. С. Батыгина, не следует рассматривать в качестве специфической черты права социального обеспечения, поскольку такое сочетание имеет место и в ряде других отраслей права [63 См.: Батыгин К. С. Право социального обеспечения. Общая часть: Учебн. пособие. М., 1998. С. 46-48.]
.
Таким образом, анализ современных концепций метода права социального обеспечения позволяет сделать вывод о том, что при существенном различии в подходе к содержанию основных его признаков позиции ученых в целом сблизились по сравнению с высказываемыми во время дискуссии 70-80-х годов.
Это сближение обнаруживается в том, что наряду со специфическими приемами регулирования отношений по социальному обеспечению всеми подчеркивается проявление и общих для всех отраслей права приемов регулирования. Кроме того, о сближении взглядов свидетельствует тот факт, что специфика приемов регулирования отношений в сфере социального обеспечения рассматривается с учетом той общетеоретической конструкции, которая была обоснована видными учеными — Л. С. Явичем и С. С. Алексеевым.
Итак, что же следует понимать под методом права социального обеспечения?

Метод права социального обеспечения — это совокупность приемов и способов правового регулирования общественных отношений по социальному обеспечению граждан, специфика которых объективно обусловлена распределительным характером этих отношений. Данная совокупность охватывает как общеправовые и межотраслевые приемы регулирования, так и приемы, специфичные для данной отрасли.

Научный анализ применяемых приемов регулирования только в том случае позволит выявить их сущность, если они будут исследоваться в неразрывном единстве.
Выше уже указывалось, что к общеправовым приемам правового регулирования относятся императивное и диспозитивное регулирование [64 В общей теории права наряду с указанными выделяются еще и другие приемы: поощрительный, рекомендательный, метод автономии и равенства сторон, убеждения и принуждения (см.: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 235).]
. Императивное регулирование выражается формулой: «все, что не разрешено, — запрещено», диспозитивное формулой «все, что не запрещено — разрешено». В первом случае регулирование осуществляется посредством предписания, а во втором — дозволения.
Какой же из этих методов применяет законодатель в правовом регулировании отношений по социальному обеспечению граждан?
Почти все авторы, позиции которых рассматривались выше, на первое место при рассмотрении признаков метода права социального обеспечения ставят именно дозволение, хотя и с определенными оговорками.
Распределительный характер отношений, регулируемых данной отраслью, предопределяет, на наш взгляд, общеправовой, императивный способ регулирования — предписание поступать при распределении совокупного общественного продукта только так, как это предусматривается нормами права; предоставлять только те виды обеспечения, на которые у гражданина возникло право. Перечень социальных рисков, при наступлении которых такое право возникает, жестко определен законодателем и расширительному толкованию не подлежит. Уровень обеспечения и объем материальных благ, предоставляемых в порядке социального обеспечения, строго нормирован и не может быть ни понижен, ни повышен. Другими словами, содержание правоотношений по материальному обеспечению граждан и их социальному обслуживанию в порядке социального обеспечения за счет средств централизованных финансовых источников определяется императивным путем. Только таким способом можно гарантировать соответствующую меру потребления каждому при наступлении определенного социального риска, указанного в законе.
В то же время наряду с императивным методом используется и диспозитивный, пределы которого существенно ограничены. При этом применение диспозитивного метода в форме дозволения в праве социального обеспечения имеет свои особенности, поскольку дозволение адресуется не обоим субъектам правоотношения, а лишь одному из них — гражданину. Это касается реализации права на тот или иной вид социального обеспечения, выбора наиболее выгодного для человека варианта обеспечения и др.
Таким образом, в правовом регулировании общественных отношений по социальному обеспечению граждан применяется императивно-диспозитивный метод, выражающийся в сочетании предписания с дозволением. Такой метод применяется при формировании прав и обязанностей субъектов права социального обеспечения в централизованном порядке на федеральном уровне.
Однако федеральный уровень централизованного регулирования отношений по социальному обеспечению может также дополняться межотраслевым и отраслевым регулированием. В условиях рыночной экономики появляется необходимость в использовании наряду с традиционными новых способов воздействия на общественные отношения. К их числу следует отнести новые для системы права источники — социально-партнерские соглашения. Их регулятивное значение очевидно, поскольку они закрепляют соответствующие условия труда и социального обеспечения работников отрасли (нескольких отраслей), профессии, устанавливая их более высокий уровень по сравнению с федеральным.
Конституция РФ (ст. 72) относит к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов координацию вопросов здравоохранения, защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальную защиту, включая социальное обеспечение. По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и соответствующие им законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации. Это означает, что правовое регулирование отношений в сфере социального обеспечения осуществляется также актами субъектов РФ. Управление собственностью субъекта Федерации предполагает также финансирование за счет его средств дополнительных мер социальной защиты населения, в том числе и в порядке социального обеспечения на основании региональных программ. Следовательно, граждане, проживающие на территории того или иного субъекта РФ, могут наделяться дополнительными правами, реализуемыми уже за счет собственных источников данного субъекта. В этом случае возникающие общественные отношения по своему характеру также являются распределительными, однако нормирование меры потребления осуществляется на уровне субъекта Федерации.
Аналогичный правовой режим охватывает в силу ст. 72 Конституции общественные отношения, регулируемые некоторыми другими отраслями права (трудовым, жилищным, административным правом и т. д.).
Федеральным законом от 25 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к предметам ведения местного самоуправления среди прочих вопросов отнесены также вопросы обеспечения социальной поддержки населения и содействие его занятости. В этом же законе предусмотрено, что органы местного самоуправления по вопросам своего ведения принимают правовые акты. Наименование, виды этих актов, порядок их принятия и вступления в силу определяются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов РФ. Могут ли регулироваться такими актами общественные отношения, являющиеся по своему характеру распределительными? Прежде чем дать ответ на этот вопрос, необходимо выяснить, какими финансовыми средствами могут распоряжаться органы местного самоуправления. В соответствии с Федеральным законом от 25 сентября 1997 г. «О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации» каждое муниципальное образование имеет собственный бюджет, средства которого являются частью местных финансов, включающих, помимо средств местного бюджета, государственные и муниципальные ценные бумаги, принадлежащие органам местного самоуправления, и другие финансовые средства. При этом закон устанавливает, что формирование и использование местных финансов основывается на принципах самостоятельности, государственной «финансовой поддержки и гласности.
Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусматривает, что органы местного самоуправления обеспечивают удовлетворение основных жизненных потребностей населения в сферах, отнесенных к ведению муниципальных образований, на уровне не ниже минимальных государственных социальных стандартов. При этом под государственным минимальным социальным стандартом понимается установленный законодательством России минимальный уровень гарантий социальной защиты, обеспечивающий удовлетворение важнейших потребностей' человека.
Таким образом, муниципальное регулирование отношений по социальной защите населения — еще одно звено в правовом регулировании, дополняющее централизованное и региональное регулирование.
Следовательно, можно сделать вывод, что одним из приемов регулирования отношений в сфере социального обеспечения (как и в иных социальных сферах) является сочетание централизованного регулирования с региональным и муниципальным.
Поскольку данные отношения по своему характеру являются распределительными, на каждом из уровней правового регулирования осуществляется жесткое нормирование видов, условий и объемов обеспечения, т.е. регулирование пронизано императивным методом, при этом предписание как форма выражения этого метода адресовано органам, осуществляющим социальное обеспечение, а по отношению к гражданам регулирование допускает и дозволение. В последнее время дозволение как проявление диспозитивного метода в очень ограниченных пределах используется законодателем и по отношению к органам, осуществляющим социальное обеспечение. Так, эти органы могут определить конкретный вид государственной социальной помощи малоимущим семьям и малоимущим одиноко проживающим гражданам, которые по независящим от них причинам имеют среднедушевой доход ниже прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте РФ (ст. 12 Федерального закона «О государственной социальной помощи»).
Формирование прав и обязанностей субъектов общественных отношений путем закрепления их не только на федеральном, но и на региональном и муниципальном уровнях — это, очевидно, новый прием правового регулирования, обусловленный конституционным разграничением компетенции органов государственной власти и органов местного самоуправления, а самое главное — разграничением собственности.
Большое значение на современном этапе приобретает также локальное регулирование, которое осуществляется на уровне конкретной организации. Локальные акты признаются источниками трудового права и права социального обеспечения, поскольку закрепляют дополнительные меры социальной защиты работника в случае нетрудоспособности, ухода на пенсию, наличия детей в его семье и т. д. Законодатель создает правовые возможности для локального регулирования, и по мере экономической стабилизации в обществе границы такого регулирования будут непрерывно расширяться. Следовательно, локальное регулирование органично дополняет централизованное, региональное и муниципальное регулирование и является еще одним новым приемом регулирования отношений по социальному обеспечению работника, его семьи.
С общеправовыми и межотраслевыми приемами регулирования неразрывно связаны, как уже говорилось, и специфические для данной отрасли способы регулирования. Так, рассмотренные выше приемы формирования содержания прав и обязанностей субъектов права социального обеспечения на отраслевом уровне дополняются таким признаком, как недопустимость, по общему правилу, договорного регулирования. В то же время нельзя игнорировать реальную действительность, свидетельствующую о том, что нередко стороны трудового правоотношения своим соглашением включают в его содержание дополнительные права работника в сфере социального обеспечения (право на получение особой выплаты в случае ухода работника на пенсию, в случае его длительной болезни, при рождении ребенка; предоставление бесплатной путевки на санаторно-курортное лечение; оплата лекарств по рецептам врачей и т.д.).
Договорный способ формирования прав и обязанностей субъектов трудового права в данном случае распространяется и на сферу социального обеспечения, если оно касается работника.
Отраслевая специфика обнаруживается и в характере оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений по социальному обеспечению граждан. Она выражается в том, что, во-первых, к этим основаниям относятся специфические юридические факты. Это, как правило, такие жизненные обстоятельства, наступление которых не зависит от воли человека. Именно поэтому законодатель называет их социальными рисками. К ним относятся: временная нетрудоспособность, инвалидность, трудовое увечье, старость, безработица и т.д. Особыми основаниями законодатель признает материнство, отцовство и детство. Во-вторых, отраслевая специфика заключается в том, что эти отношения не могут возникать ни на основе договора их субъектов (как в трудовом праве), ни на основе предписания компетентного органа (как в административном праве). Для их возникновения необходимы юридические составы, в которые включаются наряду с рассмотренными выше специфическими юридическими фактами и волеизъявление гражданина, и решение компетентного органа о применении нормы права. Причем, если гражданин обладает правом на волеизъявление, то орган, осуществляющий социальное обеспечение, несет юридическую обязанность принять в связи с его волеизъявлением соответствующее решение (положительное или отрицательное) строго в соответствии с нормами законодательства. Отсутствие у данного органа права на усмотренческое решение еще раз доказывает использование императивного метода как общего метода правового регулирования данного комплекса общественных отношений.
Отраслевая специфика правового регулирования проявляется также в характере правового положения субъектов правоотношения. Их правовое положение характеризуется тем, что законодатель, с одной стороны, не наделил их равенством, а с другой — не ввел для них элементов подчиненности. Кроме того, если сравнить соотношение прав и обязанностей одной стороны с правами и обязанностями другой, то выявляется еще одна специфическая черта правового регулирования рассматриваемых отношений: имущественные права граждан в этих отношениях носят абсолютный характер, а их обязанности — это в основном обязанности не материального, а процедурного либо процессуального характера (обратиться в установленном порядке, представить необходимые документы и т.д.). Обязывающие нормы адресуются второй стороне — органу, предоставляющему обеспечение, возлагая на него имущественные обязанности.
Специфические признаки метода права социального обеспечения характерны и для способа защиты нарушенного права граждан, а точнее, они связаны с отсутствием особого правового механизма для такой защиты. Граждане могут воспользоваться для защиты своих прав в сфере социального обеспечения как административным, так и судебным порядком, либо одновременно тем и другим.
По некоторым видам социального обеспечения жалобы граждан могут рассматриваться функциональными органами (например, жалобы по вопросам обеспечения пособием по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, пособием на погребение работника рассматриваются органами Фонда социального страхования). Однако это скорее исключение из общего правила.
И наконец, особенности метода связаны со спецификой санкций, применяемых в праве социального обеспечения к субъектам отношений. В этой отрасли не предусмотрены репрессивные санкции; за правонарушения к гражданам применяются санкции двух видов: правовосстановительные и правоограничительные. Причем в отличие, например, от трудового права, предусматривающего, как правило, ограниченную материальную ответственность работника в случае причинения по его вине материального ущерба работодателю, нормы права социального обеспечения обязывают гражданина, причинившего материальный ущерб вследствие злоупотребления с его стороны либо сокрытия обстоятельств, от которых зависит размер получаемых выплат или право на их получение, возместить такой ущерб в полном размере.
Правоограничивающие санкции допускают приостановление реализации права на некоторые виды социального обеспечения на определенный срок. Так, работник, нарушивший режим, установленный для него врачом, может быть лишен пособия по временной нетрудоспособности со дня допущенного нарушения и на определенный срок. Правоограничивающие санкции могут быть применены к лицу, признанному безработным, если он не выполняет своих обязанностей, в виде уменьшения размера пособия по безработице либо приостановления его выплаты на определенный срок. В то же время закон не допускает такого правоограничения по отношению к гражданину — субъекту пенсионного либо любого другого правоотношения по социальному обеспечению. В связи с этим можно сделать вывод о довольно узком применении правоограничивающих санкций.
Что касается санкций, применяемых к другому субъекту — органу, предоставляющему обеспечение, то в данном случае речь идет скорее не о санкциях, а об обязанности этого органа восстановить нарушенное право гражданина, если по его вине гражданин не смог в полном объеме воспользоваться своим правом. Такая обязанность наступает главным образом тогда, когда гражданином недополучены денежные выплаты по системе социального обеспечения.
Таким образом, к признакам метода права социального обеспечения можно отнести следующие: императивно-диспозитивное регулирование; сочетание централизованного регулирования с региональным, муниципальным и локальным; недопустимость, как правило, договорного регулирования; обусловленность возникновения, изменения и прекращения правоотношений специфическими юридическими фактами (как правило, событиями, не зависящими от воли людей); относительная автономность субъектов по отношению друг к другу; абсолютный характер прав граждан как субъектов отношений и недопустимость принятия усмотренческих решений органом, обязанным предоставлять обеспечение; административный и судебный порядок защиты нарушенного права граждан; применение правовосстановительных и правоограничивающих санкций.

§ 4. Система права социального обеспечения

Система права в целом носит объективный характер и обусловлена экономическим базисом общества. Ее элементами, как известно, являются: норма права, институт, субинститут, подотрасль, отрасль, призванные максимально учитывать многообразие регулируемых общественных отношений, их специфику и динамизм. Раскрыть систему права как отрасли — это значит раскрыть внутреннюю организацию норм в самой отрасли. Отрасль — это не хаотичная совокупность правовых норм. Нормы в ней расположены в определенном порядке, причем научно обоснованном. Поэтому применительно к системе отрасли можно дать следующее ее определение: система права социального обеспечения — это научно обоснованное расположение правовых норм внутри данной отрасли.
Основным критерием для обоснования системы отрасли является значение, которое имеет та или иная норма права в целом для предмета отрасли либо для отдельного вида (группы) общественных отношений, входящих в ее предмет. По этому критерию нормы отрасли делятся на общие и особенные. Общие нормы закрепляют, как правило, основные принципиальные положения, имеющие существенное значение для всех или для большинства общественных отношений, регулируемых данной отраслью. Особенные нормы регулируют конкретный вид отношений либо отдельные элементы отношения.
С учетом этого критерия в системе права социального обеспечения различаются Общая и Особенная части.
Специфика Общей части данной отрасли состоит в том, что ее формирование еще полностью не завершилось, поскольку окончательно не сложились основные ее институты. В связи с этим у ученых, занимающихся проблемами права социального обеспечения, нет однозначного подхода к определению структуры Общей части. Одни из них (К. С. Батыгин, Е. Е. Мачульская [65 См.: Батыгин К. С. Право социального обеспечения: Общая часть. С. 49;
Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения: Учебн. пособие. С. 27.]
), раскрывая содержание Общей части, указывают лишь на совокупность соответствующих норм, не рассматривая их организацию внутри этой части, другие (В. Ш. Шайхатдинов) рассматривают структуру Общей части в виде совокупности таких институтов, как: основной институт, институт правосубъектности, институт видов обеспечения и юридических фактов, институт источников, институт трудового стажа, институт среднемесячного заработка, институт сроков [66 См.: Шайхатдинов В. Ш. Право социального обеспечения Российской Федерации (альбом схем). С. 9.]
.
С включением в Общую часть права социального обеспечения последних трех институтов нельзя согласиться. Институт источников отрасли, очевидно, является составной частью Общей части, но только не в системе отрасли, а в системе науки. Институты трудового стажа, среднемесячного заработка и сроков не могут быть включены в Общую часть отрасли, поскольку их нормы не имеют основополагающего значения для всех общественных отношений, входящих в предмет данной отрасли: предметом их регулирования являются отдельные элементы, общие для незначительного числа отношений, что не дает оснований для признания их принципиально важными для отрасли в целом.
В теории права признается, что Общая часть каждой отрасли состоит из общих правовых институтов, нормы которых в концентрированном виде отражают специфику данной отрасли. Главным является так называемый основной институт — комплекс нормативных предписаний, посвященных определению предмета отрасли, ее задачам, отраслевым принципам [67 См.: Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975. С. 167.]
. Как правило, такие нормативные предписания закрепляются в кодификационном акте. До настоящего времени в сфере социального обеспечения такой акт не принят, поэтому говорить о наличии данного института в системе этой отрасли преждевременно. Наличие же данного института в системе науки права социального обеспечения ни у кого не вызывает сомнений.
В Общую часть отрасли входит институт правосубъектности как «комплекс нормативных предписаний, регламентирующий главный элемент юридического положения субъектов, их правового статуса» [68 Там же. С. 168.]
. В праве социального обеспечения такой институт охватывает нормы международных актов (в частности, соглашений, заключенных между странами — членами СНГ), конституционные нормы, нормы законов по социальному обеспечению, закрепляющие правовой статус граждан в сфере социального обеспечения. Нормы данного института закрепляют также субъектный состав общественных отношений по социальному обеспечению.
Самостоятельным институтом Общей части данной отрасли является институт социальных рисков, при наступлении которых предоставляется социальное обеспечение. Содержание этого института существенно обогатилось в связи с принятием Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования».
Особенная часть права социального обеспечения как отрасли также продолжает еще формироваться, однако уже сейчас можно выделить в ее структуре комплекс устоявшихся институтов, нормы которых имеют собственный предмет регулирования. В зависимости от того, охватывает ли этот предмет все виды однородного отношения или лишь отдельные из них, регулируемые данной совокупностью правовых норм, они группируются в институты либо в комплексные институты.
Самостоятельным институтом Особенной части является институт трудового стажа [69 Выше уже говорилось о том, что некоторые ученые (например, В. Ш.Шайхатдинов) относят данный институт к Общей части права социального обеспечения.]
. Нормы данного института регулируют отдельные элементы, общие для тех видов отношений, в основаниях возникновения которых в качестве самостоятельного юридического факта содержится требование о трудовом стаже. Нормы данного института закрепляют: виды трудового стажа; виды трудовой и иной общественно полезной деятельности; других, указанных в законе периодов, включаемых в трудовой стаж; правила исчисления всех видов трудового стажа и порядок его доказывания.
Одним из центральных комплексных институтов Особенной части считается институт пенсионного обеспечения [70 В.Ш. Шайхатдинов называет такой институт генеральным (см.: Шайхатдинов В.Ш. Право социального обеспечения Российской Федерации (альбом схем)
С. 10).]
. В 70-х годах в науке права социального обеспечения обосновывалась идея о формировании в системе этой отрасли самостоятельной подотрасли — пенсионного права. Однако в настоящее время эта идея временно утратила свою актуальность, поскольку не завершено реформирование федеральной системы пенсионного обеспечения. Но она сохраняет свою научную ценность на будущее.
Комплексный институт пенсионного обеспечения, в свою очередь, состоит из ряда самостоятельных институтов. Их нормы регулируют отдельные виды пенсионных отношений в зависимости от юридического факта, в связи с которым пенсия назначается. Это институты пенсий по старости, по инвалидности, по случаю потери кормильца, за выслугу лет, социальных пенсий. Некоторые из этих институтов также имеют сложную структуру, поскольку внутри них нормы группируются с учетом дифференциации в пенсионном обеспечении. Так, в институте пенсий по старости выделяются относительно обособленные группы норм, регулирующие пенсии по старости на общих основаниях, досрочные и неполные пенсии по старости, пенсии по старости на льготных условиях, пенсии по старости в связи с особыми условиями труда. В структуре института пенсий по инвалидности правовые нормы обособляются в самостоятельные группы. Обособление производится по таким дифференцирующим критериям, как причина инвалидности или характер деятельности, в связи с которой предусмотрена дифференциация (пенсии в связи с обычной трудовой деятельностью, пенсии военнослужащим и др.). Аналогичная структура характерна и для института пенсий по случаю потери кормильца, пенсий за выслугу лет.
Общими для всех видов пенсионных отношений являются вопросы исчисления пенсий и их назначения. Поэтому нормы, их регулирующие, сгруппированы в самостоятельные институты, входящие в данный комплексный институт.
Следующим комплексным по своему характеру институтом является институт пособий и компенсационных выплат. В нем нормы объединены в пединституты по видам пособий и компенсационных выплат: пособия по временной нетрудоспособности; по беременности и родам; гражданам, имеющим детей; по безработице; на погребение и др.
В связи с вступлением в силу в январе 2000 г. Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» в структуре Особенной части права социального обеспечения появился новый институт «Обеспечение по страхованию пострадавших на производстве и их семей». Нормы этого института устанавливают круг лиц, подлежащих данному виду обязательного социального страхования, виды обеспечения по нему, размер страховых выплат, порядок назначения и выплаты страхового обеспечения, права и обязанности субъектов страхования.
Такой комплексный институт Особенной части, как медицинская помощь и лечение, состоит из следующих пединститутов: бесплатная медицинская помощь и лечение; бесплатная или со скидкой лекарственная помощь; санаторно-курортное лечение.
Наиболее сложным комплексным институтом считается институт
социального обслуживания. Он состоит из множества пединститутов,
подразделяемых по видам социальных услуг, предоставляемых гражданам бесплатно либо со скидкой: полного и полустационарного социального обслуживания; социальной помощи на дому; срочной социальной и консультативной помощи; профессионального обучения
и трудоустройства инвалидов; обеспечения инвалидов средствами передвижения и транспортными средствами; протезно-ортопедической
помощи; содержания детей в детских учреждениях; льгот по системе
социального обеспечения.
Нормы всех рассмотренных выше институтов Особенной части регулируют отношения, объектом которых является материальное благо в виде конкретной денежной выплаты либо социальной услуги.
В предмет права социального обеспечения входят также общественные отношения процедурного и процессуального характера. Эти отношения регулируются нормами специальных институтов: по установлению юридических фактов; по разрешению жалоб и споров; юридической ответственности.
В. Ш. Шайхатдинов в качестве самостоятельного института Особенной части выделяет институт правоприменительной деятельности [71 См.: Шайхатдинов В. Ш. Право социального обеспечения Российской Федерации: Учебн. пособие. Екатеринбург, 1998. Вып. I. С. 74.]
. Очевидно, имеется в виду, что процедурные отношения, возникающие в связи с реализацией права на тот или иной вид социального обеспечения, регулируются нормами данного института. Поскольку единого способа реализации права на все виды социального обеспечения в этой отрасли не предусмотрено, нет оснований для объединения норм, закрепляющих для каждого вида социального обеспечения особую процедуру реализации права, в один институт. Нормы, регулирующие этот вид процедурных отношений, входят составной частью в содержание тех институтов, нормы которых регулируют конкретные виды материальных общественных отношений (по пенсионному обеспечению, по обеспечению пособиями, компенсационными выплатами, социальными услугами).
От системы отрасли следует отличать систему законодательства о социальном обеспечении. Система отрасли — это организованная определенным образом совокупность правовых норм, а законодательство — это совокупность находящихся в соответствующей взаимосвязи нормативных актов. Эти две категории хотя и тесно связаны, но все же относительно самостоятельны. Законодательство, являющееся формой права и одним из источников его развития, имеет несомненную связь с его содержанием, но не теряет при этом своей специфики [72 См.: Паленина С. В. Взаимодействие системы права и системы законодательства в современной России //Государство и право. 1999. № 9. С. 5.]
.
Подавляющее большинство ученых в области теории права считают, что система права носит объективный характер и в силу этого ее развитие обусловливает соответствующую трансформацию системы законодательства, создаваемой законодателем [73 См.: там же.]
. Иной точки зрения придерживался лишь Р.З. Лившиц, который констатировал, «что теоретические доводы об отличии отрасли права от отрасли законодательства оказались несостоятельными, не получили практического подтверждения» [74 См.: Лившиц Р. 3. Теория права: Учебник. С. 115.]
. По его мнению, невозможно провести границу между нормой права и нормативным актом, поскольку в конечном счете и то и другое — это совокупность правовых норм, в связи с чем как совокупности и отрасли права, так и отрасли законодательства оказывались тождественными по содержанию [75 См.: там же.]
.
Более убедительной представляется позиция тех ученых, которые, подчеркивая отсутствие тождественности между системой права и системой законодательства, в то же время раскрывают существенные различия между ними, доказывающие их относительную самостоятельность. К числу таких различий относят, в частности, то, что первичным элементом системы отрасли являются нормы, а первичным элементом системы законодательства — нормативный правовой акт. Юридические нормы отраслей — это строительный материал, из которого складывается та или иная конкретная отрасль законодательства. При построении каждой законодательной отрасли этот строительный материал может употребляться в разном наборе и в разном сочетании в структуре определенного нормативного акта. Вот почему отрасли законодательства не всегда совпадают с отраслями права и такое несовпадение двояко.
В одних случаях отрасль права есть, а отрасли законодательства нет (финансовое право, право социального обеспечения, сельскохозяйственное право и т.д.). Такие отрасли права не кодифицированы, а действующий в этой сфере нормативный материал рассредоточен по различным правовым актам, нуждающимся в унификации [76 См.: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 238.]
. Не исключена и противоположная ситуация, когда отрасль законодательства существует без отрасли права (например, таможенное законодательство).
К числу различий между указанными категориями относят также критерии деления системы права на отрасли, т. е. предмет и метод, что обеспечивает нормам отрасли высокую степень однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы социальной жизни, выделяются только по предмету и не имеют единого метода. Кроме того, предмет отрасли законодательства охватывает весьма различные отношения, часто являющиеся предметом регулирования различных отраслей права.
Необходимость проводить различия между системой права и системой законодательства вызывается потребностями систематизации
законодательства, т. е. деятельностью государственных органов, направленной на упорядочение законодательства, приведение его в стройную логическую систему.
Не менее важно, как отмечается в теории права, установление правильного соотношения между системой права и системой законодательства. Это не только теоретическая, но и практическая задача. Надлежащее ее решение должно обеспечить доступность, сокращение ненужной множественности актов, их согласованность и правильное применение на практике.
В сфере правового регулирования отношений по социальному обеспечению эта задача особенно актуальна, поскольку законодательство о социальном обеспечении еще не подвергалось кодификации.
Для современного состояния законодательства в сфере социального обеспечения показательны: множественность актов; мелкотемье, когда по одному сравнительно небольшому вопросу принимаются законы (например, о компенсационной выплате учащимся на питание); дублирование нормотворческой деятельности; принятие по одной и той же проблеме с небольшим разрывом во времени разных актов (регулирование социального обслуживания населения двумя законами); несогласованность норм разных актов (например, виды возмещения вреда в связи с несчастным случаем на производстве и профессиональным заболеванием в одном случае называются обеспечением по страхованию, а в другом — пособиями в связи с трудовым увечьем и профессиональным заболеванием [77 См. гл. II Федерального закона от 24 июля 1998 г. «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и ст. 8 Федерального закона от 16 июля 1999г. «Об основах обязательного социального страхования».]
).
Наибольшей неупорядоченностью сегодня страдает пенсионное законодательство. Обнадеживающее начало в кодификации пенсионного законодательства, связанное с принятием единого пенсионного Закона 1990 г., который на момент его принятия закрепил единую пенсионную систему в России, очень скоро было сведено на нет в связи со стремительным разрушением единой системы и законодательным закреплением наряду с общей, еще и привилегированной системы. В Закон 1990 г. с момента его принятия внесено столько изменений и дополнений, что сегодня применение его норм связано с огромными трудностями для правоприменяющих органов. Этот закон практически превратился по своему содержанию в совсем иной закон.
Не лучше обстоит дело и с состоянием законодательства о пособиях в связи с непрерывным внесением изменений в него, суть которых — ограничение ранее предоставленных прав, что является прямым нарушением конституционных норм.
С принятием Федерального закона «Об основах обязательного социального страхования» четко обозначилась перспектива развития законодательства в сфере социального обеспечения. Она связана с тем, что дальнейшее формирование федеральной системы социального обеспечения требует законодательного оформления двух ее подсистем: 1) системы страхового социального обеспечения; 2) системы государственного социального обеспечения.
Этот закон, являясь рамочным, закрепил как бы контуры первой подсистемы, однако для регулирования обеспечения по каждому отдельному виду социального страхования необходимо принять новые законы. Это может быть и кодификационный закон, нормы которого закрепят систему социального страхования как относительно самостоятельную, решив вопросы финансирования, управления и социального обеспечения застрахованных.
Аналогично упорядочение законодательства необходимо и в части регулирования социального обеспечения граждан не как работников, а как членов общества, когда расходы финансируются за счет бюджетных средств. Это может быть также кодификационный закон.
Некоторые ученые предлагают принять уже сейчас такой кодификационный акт, как кодекс законов о социальном обеспечении.
Очевидно, что до завершения работы по систематизации обширнейшего массива законодательства о социальном обеспечении с учетом деления федеральной государственной системы на систему страхового и нестрахового социального обеспечения вряд ли возможно принять такой акт. Кроме того, есть и иные аргументы не в пользу кодекса.
В теории права совершенно верно обращается внимание на то обстоятельство, что в федеративной структуре законодательства заметным явлением стал фактический отказ от такой формы федеральных законов по вопросам совместного ведения Федерации и регионов, как Основы законодательства. На их место приходят кодексы, хотя правомерность подобной замены не только формы, но и содержания под углом зрения принципов разграничения сферы ведения между Федерацией и ее субъектами, закрепленных в ст. 76 Конституции РФ, достаточно дискуссионна [78 См.: Паленина С. В. Указ. соч. С. 11.]
. Правовое регулирование отношений по социальному обеспечению граждан, как уже говорилось, относится к совместной компетенции Федерации и ее субъектов. Однако в данном случае речь идет о социальном обеспечении за счет бюджетных средств. По мере нормализации экономической ситуации в стране и появления у субъектов РФ все больших экономических возможностей, они будут играть все более значительную роль » обеспечении населению определенного уровня социальных гарантий за счет собственных средств, дополняющих законодательно закрепленный на федеральном уровне социальный норматив обеспечения, обязательный для всех субъектов Федерации. С учетом высказанных аргументов предпочтительным следует признать такой кодификационный акт, как Основы законодательства о социальном обеспечении граждан, которые в совокупности с другим кодификационным актом — законом об обеспечении в порядке социального страхования закрепили бы федеральную систему социального обеспечения России.
В системе законодательства, как и в системе права, одновременно происходят процессы, связанные не только с интеграцией, но и с дифференциацией законодательства, когда наряду с отраслями законодательства формируются и их подотрасли. Поэтому вполне допустимо наряду с формированием системы законодательства на отраслевом уровне формирование подотраслей законодательства о социальном обеспечении, таких, как пенсионное, медицинское право.

§ 5. Право социального обеспечения как научная дисциплина

От отрасли права социального обеспечения следует отличать научную дисциплину. В отличие от отрасли как совокупности правовых норм, регулирующих специфическим методом определенный комплекс общественных отношений, право социального обеспечения как наука — это система научных знаний, правовых взглядов, идей об определенном комплексе общественных явлений. Следовательно, предметом отрасли являются общественные отношения, а предметом науки — общественные явления. Какие же явления изучаются данной наукой?
Во-первых, объектом познания является сама отрасль как система права. Во-вторых, наука изучает историю возникновения и перспективы развития данной отрасли. В-третьих, научный анализ международно-правовых норм позволяет составить представление об уровне международного стандарта в сфере социального обеспечения, закрепленного в международных конвенциях, пактах, договорах, соглашениях, как ратифицированных, так и нератифицированных СССР либо Российской Федерацией. В-четвертых, наука изучает общие закономерности и тенденции в становлении и развитии систем социального обеспечения в других странах и особенности правового регулирования отношений по социальному обеспечению в них. В-пятых, результаты научных исследований, их объективные, беспристрастные выводы призваны предопределять содержание правовых предписаний в сфере социального обеспечения, как и в других сферах. Последнее весьма важно, однако на практике результаты научных исследований зачастую игнорируются властными структурами и содержание таких предписаний определяется «волевым» путем, вопреки рекомендациям исследователей.
Таким образом, предмет науки права социального обеспечения значительно шире предмета этой отрасли.
Изучение отрасли как системы права позволило теоретически обосновать: наличие самостоятельного предмета регулирования у данной отрасли; применение законодателем специфических приемов и способов правового регулирования данного комплекса отношений (т. е. разработать учение о предмете и методе данной отрасли); раскрыть специфику правоотношений по социальному обеспечению; на основе глубокого научного анализа норм этой .отрасли выявить основополагающие, руководящие идеи, пронизывающие их содержание, (т. е. обосновать учение о принципах права социального обеспечения). Благодаря научным знаниям составлено правильное и полное представление о системе источников данной отрасли, их состоянии на современном этапе; обоснованы предложения о дальнейшем совершенствовании правового регулирования отношений в сфере социального обеспечения.
Учение о предмете и методе отрасли, впервые обоснованное советским ученым В. С. Андреевым, стало серьезным научным аргументом в теоретических дискуссиях для последующего признания самостоятельности данной отрасли в общей системе права.
Благодаря этому учению стало возможным решение проблемы соотношения права социального обеспечения с другими отраслями и отграничения ее от смежных отраслей, из недр которых она появилась.
Основными критериями для такого отграничения являются, как известно, предмет и метод правового регулирования. Прежде всего важно теоретически доказать необходимость отграничения права социального обеспечения от отраслей, к которым оно ближе всего примыкает. Такими отраслями считаются: трудовое, административное, семейное, государственное право.
Колыбелью отрасли права социального обеспечения стали трудовое и административное право, что обусловливает сохранение в праве социального обеспечения некоторой специфики этих отраслей. В то же время это обстоятельство не дает поводов для того, чтобы подвергать сомнению самостоятельность данной отрасли. Если сравнить предметы регулирования указанных отраслей, то сразу становится очевидным, что предмет права социального обеспечения не укладывается в «прокрустово ложе» предмета трудового и административного права. Предметом трудового права является комплекс общественных отношений, включающий собственно трудовые и тесно связанные с ними отношения, возникающие по поводу наемного труда на основе любой формы собственности в связи с заключением трудового договора (контракта) между работодателем (физическим или юридическим лицом) и работником. Предмет административного права — это управленческие отношения, возникающие, изменяющиеся или прекращающиеся в связи с практической деятельностью механизма реализации исполнительной власти [79 См.: Административное право: Учебник / Под ред. проф. Ю. М. Козлова и Л. Л. Попова. М., 1999. С. 19.]
.
Отличительной чертой предмета права социального обеспечения является то, что это сложный комплекс общественных отношений как материального, так и процедурно-процессуального характера, возникающих в связи с распределением части валового национального продукта через систему социального обеспечения. Такое распределение осуществляется путем материального обеспечения и социального обслуживания специфических субъектов: пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми, безработных, граждан с доходом ниже прожиточного минимума. Следовательно, в отношениях, регулируемых нормами права социального обеспечения, имеются особые субъекты, объект и содержание по сравнению с отношениями, регулируемыми нормами трудового и административного права.
Говоря о соотношении этих отраслей, следует учитывать, что субъектами некоторых отношений, регулируемых разными отраслями права, могут быть одни и те же физические или юридические лица. Так, в случае социального обеспечения гражданина как работника в порядке социального страхования одним из субъектов отношения становится работник, т. е. лицо, подлежащее либо подлежавшее социальному страхованию (либо его семья). Это сближает данные отношения с трудовыми, одним из субъектов которых также является работник. Однако другой субъект такого отношения, объект и содержание правоотношения ничего общего не имеют с отношениями по социальному обеспечению. Аналогичное сближение имеет место и при сравнении субъектов административного права и права социального обеспечения, поскольку в качестве одного из субъектов и в том и в другом случае может выступать государственный орган, наделенный специальной компетенцией. Однако другие особенности, о которых говорилось выше, здесь также налицо.
Учение о методе права социального обеспечения позволяет завершить отграничение этой отрасли от трудового и административного права и по способам, применяемым законодателем в правовом регулировании отношений по социальному обеспечению граждан. Главным отличительным признаком является способ возникновения правоотношения. В трудовом праве — это договор, в административном — обязательное предписание, а в праве социального обеспечения — это волеизъявление гражданина как один из юридических фактов в юридических составах, с которыми законодатель связывает возникновение, изменение либо прекращение отношения.
Сближение права социального обеспечения с трудовым и административным правом обнаруживается в применении законодателем таких общих для всех этих отраслей приемов регулирования, как сочетание централизованного установления прав и обязанностей субъектов отношений с региональным и муниципальным в силу разграничения компетенции между Федерацией и ее субъектами, закрепленного в Конституции РФ. Общим приемом регулирования для права социального обеспечения и административного права следует признать использование в основном императивного метода и исключение, как правило, договорного регулирования отношений по социальному обеспечению, в связи с чем и та, и другая отрасль относятся к публичному праву, в то время как трудовое относится к частному праву.
Учение о системе отрасли научно обосновывает деление системы отрасли на Общую и Особенную части и раскрывает структуру каждой из них, подчеркивая при этом, что системы отрасли не завершили еще своего формирования. Благодаря научному анализу системы законодательства о социальном обеспечении обоснованы перспективы его дальнейшего совершенствования и необходимость принятия кодификационных актов, законодательно закрепляющих систему отрасли.
Право социального обеспечения как научная дисциплина также имеет свою систему, состоящую, как и отрасль, из Общей и Особенной частей, однако структура системы науки внутри этих частей не совпадает со структурой отрасли, поскольку предмет науки значительно шире предмета отрасли.
В Общей части науки рассматривается понятие социального обеспечения как определенного социально-экономического явления, присущего всем странам, независимо от их общественно-экономического строя; раскрывается состояние российской системы социального обеспечения на современном этапе; анализируются формы социального обеспечения; дается понятие отрасли, ее предмета, метода, системы, принципов правового регулирования. В Общей части рассматриваются учения о правоотношениях в сфере социального обеспечения и его источниках; история возникновения права социального обеспечения, обосновываются перспективы его дальнейшего развития.
Особенная часть права социального обеспечения в целом совпадает с Особенной частью отрасли. Здесь знания распределены по определенным институтам, поскольку они являются результатом научного анализа норм соответствующих институтов отрасли, однако это знания не только о содержании правовых норм, но и о социальной эффективности правового регулирования отношений нормами того или иного правового института отрасли. В этой части содержится научная постановка проблем, требующих разрешения.
В Особенной части науки права социального обеспечения рассматривается международно-правовое регулирование в сфере социального обеспечения, а также дается общая характеристика зарубежного законодательства о социальном обеспечении. Следовательно, Особенная часть науки, как и ее Общая часть, значительно шире соответствующих частей отрасли права социального обеспечения.
Отличие науки от отрасли проявляется и в методе. Для отрасли — это совокупность приемов и способов правового регулирования данного комплекса общественных отношений. Для науки — это приемы и способы научного познания общественных явлений.
В отличие от отрасли, которая отграничивается от других отраслей не только по предмету, но и по специфическому методу правового регулирования, наука применяет общенаучные методы познания. Прежде всего это диалектический метод познания, когда все явления действительности изучаются в их развитии и самодвижении. Как правовая наука право социального обеспечения использует общие для всех правовых наук методы исследования: системный анализ; обобщение нормативных, научных и практических материалов; исторический подход; частнонаучные методы — сравнительного правоведения, логический, технико-юридический и др.
Кроме того, данная наука заимствует методы, характерные для других, неправовых наук: социологический опрос, мониторинг, статистический анализ и другие методы, применяемые при исследовании различных социальных явлений, каковым, бесспорно, является социальное обеспечение населения.

Контрольные вопросы:
Какие обособленные правовые образования регулируют отношения в сфере социального обеспечения?
Дайте определение социального обеспечения как комплексного
правового образования, раскройте его содержание.
Дайте понятие права социального обеспечения как отрасли права.
Раскройте предмет права социального обеспечения, указав специфические черты отношений по социальному обеспечению граждан.
Каковы критерии классификации отношений, в совокупности образующих предмет отрасли?
Дайте общую характеристику приемов и способов правового регулирования отношений по социальному обеспечению граждан.
Какой из общеправовых методов регулирования общественных отношений (императивный или диспозитивный) является основным в праве
социального обеспечения?
Каковы правовые основания для применения законодателем таких
приемов регулирования общественных отношений по социальному обеспечению, как сочетание централизованного регулирования с региональным, муниципальным и локальным?
Какие приемы регулирования специфичны только для права социального обеспечения?
Дайте понятие системы отрасли и раскройте структуру Общей и
Особенной частей права социального обеспечения.
Дайте понятие права социального обеспечения как самостоятельной научной дисциплины; раскройте ее предмет, метод и систему.
По каким основным признакам право социального обеспечения
отграничивается от смежных с ним отраслей права: трудового, административного, финансового, семейного и др.?
Глава 3. Принципы права социального обеспечения

§ 1. Понятие принципов права и их классификация

Проблема принципов права — одна из тех, которые широко дискутируются как в общетеоретической, так и в отраслевой литературе. Концептуальные подходы к данной проблеме в общей теории права имеют важное значение и на отраслевом уровне.
Один из главных вопросов, приковывающий внимание ученых-правоведов, это вопрос о понятии принципов права, их назначении в жизни гражданского общества и государства. По мнению Р. Давида, общие принципы отражают «подчинение права велениям справедливости в том виде, как последняя понимается в определенную эпоху и определенный момент» [80 Давид Р. Основные правовые системы современности. М., 1988. С. 145. ]
. Другие считают, что в принципах права как бы синтезируется мировой опыт развития права, опыт цивилизации. «Принципы — как бы «сухой осадок» богатейшей правовой материи, ее скелет, ее суть, освобожденная от конкретики и частностей» [81 Лившиц Р.З. Теория права: Учебник. М., 1994. С. 195.].
Что же понимается под принципами права? К числу общепризнанных положений относится понятие принципа права как основной идеи, исходного направляющего начала, характеризующего сущность и содержание права, его внутреннее строение, дальнейшее развитие и функционирование.
Естественно возникает вопрос: на каком этапе формирования права такая идея начинает выполнять роль принципа права? Ответ на этот вопрос предопределен неоднозначностью взглядов на то, что есть само право, а также актуальностью проблемы соотношения права и закона [82 См.: Общая теория государства и права. Академический курс: Учебник для вузов / Под ред. М. Н. Марченко. М., 1998. Т. 2. С. 19, 20.]
. Некоторые признают, что основополагающая идея может выступать в качестве правового принципа и до закрепления ее в норме права, играя роль ориентира в формировании права, поскольку «эволюция права идет от идей к нормам, затем через реализацию норм — к общественной практике. И вот начиная с появления идеи, а идея очень часто формируется в виде правового принципа, принцип определяет, направляет развитие права» [83 Лившиц Р. 3. Указ. соч. С. 14, 15.]
. Следовательно, принципы права могут «начать жить» и до принятия норм права, сущность которых они определяют.
Другие, понимая под принципами права основные идеи, исходные начала, также указывают на проявление их в процессе формирования, развития и функционирования права и отражение их прежде всего в нормах права. При этом подчеркивается, что принципы права выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на основе которой покоятся и реализуются не только нормы, институты или отрасли, но и вся система права. Они имеют общеобязательный характер, и от степени их соблюдения в прямой зависимости находится стабильность и эффективность правовой системы [84 См.: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 23. ]
.
Третьи рассматривают принципы права в качестве источника права [85 См.: Теория права и государства: Учебник. М., 1995. С. 171.].
Однако преобладающей точкой зрения является признание того, что принципы права находят свое закрепление в нормативных актах, нормах права. При этом они либо прямо закрепляются в норме права, либо, минуя прямое закрепление, принцип выводится из содержания множества норм, т. е. из содержания норм права. Принципы — нормы и принципы, выводимые из норм, — составляют, по мнению Р.З. Лившица, две разновидности принципов права [86 См.: Лившиц Р.З. Указ. соч. С. 196.]
.
В зависимости от своего характера принципы права подразделяются на социально-экономические, политические, идеологические, специально-юридические, этические.
К специально-юридическим принципам обычно относят: принцип общеобязательности норм права для всего населения страны и приоритет этих норм перед иными социальными нормами; принцип непротиворечивости норм и приоритет закона перед иными нормативными правовыми актами; принцип недопустимости принятия законов или иных нормативных правовых актов, отменяющих или умаляющих права и свободы граждан, и др.
Помимо указанной выше классификации, принципы права под
разделяются на группы в зависимости от того, распространяются ли
они на всю систему права, на несколько отраслей или только на одну
отрасль, либо отражают основополагающие идеи, руководящие начала норм права, образующих самостоятельный институт отрасли (внутриотраслевые принципы).
С учетом данного критерия принципы права, распространяющиеся на всю систему права и определяющие ее характер, содержание, сущностные особенности и черты, называются общими принципами.
Общие принципы по своему характеру могут быть различными в зависимости от того, какой сущностной признак права они отражают (социально-экономический, политический, специально-юридический и т.д.).
К ним относятся такие принципы, как: человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства; признание и гарантированность прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права; принадлежность основных прав и свобод человека каждому от рождения и их неотчуждаемость; права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием; равенство всех перед законом и судом; равенство прав и свобод мужчины и женщины и равные возможности для их реализации; право каждого на жизнь; гарантированность каждому судебной защиты прав и свобод; право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.
К общим принципам права обычно относят также принципы социальной справедливости; гуманизма; законности и юридической гарантированности прав и свобод личности, зафиксированных в законе; связанности нормами закона деятельности всех должностных лиц и государственных органов; единства юридических прав и обязанностей; демократизма.
Будучи общими, перечисленные выше принципы права являются основополагающими, руководящими идеями, отражающими сущность правового регулирования общественных отношений в сфере социального обеспечения, как и в иных сферах социальной жизни общества, а некоторые из них указывают на дальнейшую перспективу развития системы российского права. Так, согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, каждому гарантируется достойный уровень жизни. Реализация этого принципа в сфере социального обеспечения — одна из острейших социальных проблем, требующих незамедлительного решения путем как принятия соответствующих экономических мер, так и их правового опосредования в нормах соответствующих законов.
Наряду с общими принципами, как указывалось выше, выделяют и межотраслевые правовые принципы, которые охватывают две (или более) отрасли права, как правило, близко соприкасающиеся между собой (например, право социального обеспечения и трудовое право).
Межотраслевые принципы не являются абсолютно обособленными от общих принципов права, наоборот, они базируются на них, конкретизируя те или иные основополагающие идеи, пронизывающие содержание права в целом, с учетом специфики отраслей права.
К межотраслевым принципам относятся такие, как: право на защиту от безработицы; право на охрану здоровья; государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства; право пожилых граждан, инвалидов на социальную защиту; право на защиту от бедности.
Указанные принципы являются общими для отраслей права, регулирующих общественные отношения, в которых граждане реализуют предоставленные им социально-экономические права. К числу таких отраслей относятся прежде всего трудовое право и право социального обеспечения.
Наряду с принципами, отражающими социально-экономическую сущность права (в данном случае таких отраслей, как трудовое право и право социального обеспечения), в литературе сформулированы принципы, на которых должна строиться социальная политика российского государства. К ним, в частности, относятся: единство экономической эффективности и социальной справедливости, органическая взаимосвязь защиты и самозащиты, субсидиарность [87 См.: Социальная защита населения в регионе. Екатеринбург, 1999. С. 56.]
. Реализация этих принципов в общественной практике возможна также посредством норм права, в связи с чем они могут перерасти в принципы права, общие для тех отраслей, через нормы которых проводится в жизнь социальная политика государства.
Следующий уровень принципов права — это отраслевые принципы. Каждая отрасль права, помимо общих и межотраслевых, строится на основе своих собственных, присущих лишь ей правовых принципов; вместе они образуют фундамент, на котором создаются и функционируют не только отрасли, но и все право [88 См.: Общая теория государства и права: Академический курс. Т. 2. С. 26.]
.
Отраслевые принципы отражают сущность и пронизывают содержание норм конкретной отрасли права. На их основе создаются и реализуются нормы, в совокупности образующие и такую отрасль, как
право социального обеспечения. Таким образом, отраслевые принципы — это как бы низший этаж в общей системе принципов права, это
принципы, конкретизирующие основополагающие идеи более высокого порядка.
Наряду с рассмотренными выше группами принципов права, некоторые ученые убедительно обосновывают необходимость выделения также и внутриотраслевых принципов, т. е. принципов отдельных институтов отрасли. Например, в праве социального обеспечения можно раскрывать сущность пенсионного обеспечения, социального обслуживания через соответствующие основополагающие идеи, которые пронизывают содержание норм права соответствующих институтов этой отрасли.

§ 2. Содержание принципов права социального обеспечения

Специфика принципов права социального обеспечения обусловлена тем, что ее нормы регулируют общественные отношения, являющиеся по своему характеру распределительными. Право социального обеспечения закрепляет определенную меру потребления в процессе распределения тех ресурсов, которые общество выделяет на нужды старых, больных людей, инвалидов, семей с детьми, безработных, бедных. Ресурсы эти ограничены, в связи с чем как в советское время, так и сейчас они выделяются по так называемому остаточному принципу. В силу этой реальности многие основополагающие идеи, закрепленные в праве социального обеспечения еще до начала экономических реформ в стране, так и остались нереализованными, а некоторые уже в постсоветский период перестали быть даже ориентирами в нормотворческой и правоприменительной деятельности.
Так, в прошлом к числу принципов права социального обеспечения относился такой принцип, как предоставление социального обеспечения в высоких размерах, соответствующих сложившемуся уровню удовлетворения потребностей граждан на данном этапе развития государства [89 См.: Андреев. В. С. Право социального обеспечения в СССР: Учебник для вузов. М., 1987. С. 68.]
. Этот принцип не был реализован ни в советский период, ни тем более сейчас, когда уровень жизни тех, кто находится в орбите права социального обеспечения, снизился за последние несколько лет в гораздо большей степени, чем занятого населения, и продолжает неуклонно снижаться.
Проблеме принципов права социального обеспечения уделено много внимания как в специальной, так и в учебной литературе [90 См.: Андреев B.C. Социальное обеспечение в СССР. М., 1971. С. 36, 37; Шайхатдинов В.Ш. Право социального обеспечения Российской Федерации: Учебн. пособие. Екатеринбург, 1996. Вып. 1. С. 47; Мачульская Е.Е. Право социального обеспечения: Учебн. пособие. М., 1998. С. 32.]
. Анализ высказанных точек зрения по данному вопросу свидетельствует об отсутствии единого подхода к формулировке принципов данной отрасли и к количественному их определению. Это, очевидно, объясняется различным подходом к выявлению сущностных свойств норм права социального обеспечения. Кроме того, в некоторых случаях к принципам отрасли относят принципы организации и финансирования социального обеспечения, т. е. принципы иных отраслей права (административного, финансового), которые хотя и тесно связаны с принципами права социального обеспечения, но отражают основополагающие идеи отраслей, предметом которых являются совсем иные общественные отношения. К числу таких принципов можно отнести, например, принципы осуществления обязательного социального страхования, закрепленные в Федеральном законе от 16 июля 1999 г. «Об основах обязательного социального страхования» [91 Ранее к принципам права социального обеспечения нами был отнесен такой принцип, как финансирование социального обеспечения за счет обязательных страховых взносов, а также средств государственного бюджета. Это принцип финансового права.]
.
Зачастую до сих пор к принципам права социального обеспечения относят те принципы, которые характерны лишь для отдельных правовых институтов этой отрасли. Так, В. Ш. Шайхатдинов отраслевым принципом считает связь, как правило, обеспечения с трудом. Между тем этот принцип не охватывает всю систему социального обеспечения (он не касается пособий в связи с наступлением некоторых обстоятельств, пособий на детей, социальных пенсий, многих видов социального обслуживания и ряда социальных льгот).
К отраслевым принципам права социального обеспечения, конкретизирующим общеправовые и межотраслевые принципы, относятся следующие.
1. Всеобщность социального обеспечения. Реализация данного принципа предполагает равную для каждого возможность получить определенные виды социального обеспечения при наступлении указанных
в законе юридических фактов независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств,
т. е. реализовать право на социальное обеспечение, закрепленное во
Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), в Международном пакте
о социальных, экономических и культурных правах, Декларации прав
и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом
РСФСР 22 ноября 1991 г., в Конституции Российской Федерации. В
силу данного принципа социальное обеспечение предоставляется как
гражданам страны, так и иностранным гражданам, а равно и лицам
без гражданства.
Данный принцип пронизывает нормы каждого института права социального обеспечения, но наиболее полно он реализуется в пенсионном обеспечении, поскольку в связи с принятием в России Закона 1990 г. пенсионной системой охвачено все население страны. В настоящее время в России введено подлинное всеобщее пенсионное обеспечение. Право на социальное обеспечение в виде пенсии признано за каждым человеком. Всеобщее пенсионное обеспечение полностью соответствует общепринятым принципам и нормам международного права.
Принцип всеобщности пронизывает также нормы, регулирующие обеспечение граждан социальными пособиями, социальными услугами, медицинской помощью и лечением, бесплатной либо со скидкой лекарственной помощью по системе социального обеспечения. В то же время в отношении предоставления некоторых льгот о принципе всеобщности можно говорить лишь с определенной долей условности, поскольку само понятие льгот связано с определенным предпочтением, оказываемым некоторым категориям обеспечиваемых по сравнению со всеми остальными.
2.Предоставление социального обеспечения как работнику, бывшему
работнику, их семьям и каждому как члену общества без какой-либо связи с трудовой деятельностью. Этот принцип тесно связан с принципом
всеобщности социального обеспечения.
Социальное обеспечение, предоставляемое работающим, бывшим работникам и их семьям, в частности за счет средств централизованных фондов обязательного социального страхования, не исключает предоставления многих видов социального обеспечения, предусмотренных для каждого как члена общества. Так, гражданин, которому установлена трудовая пенсия по старости, может получить, как и любой другой гражданин, который вообще не трудился, протезно-ортопедическую помощь либо социальное обслуживание на дому или в стационарном учреждении, если он нуждается в этих видах помощи.
Исключение составляет социальная пенсия, установленная для каждого как члена общества. Она не может назначаться и выплачиваться наряду с трудовой пенсией.
3. Установление уровня социального обеспечения, гарантирующего
достойную жизнь человека. Этот принцип конкретизирует общеправовой принцип, закрепленный во Всеобщей декларации прав человека
(1948 г.) и в Международном пакте об экономических, социальных и
культурных правах (1966 г.), — право каждого на достаточный жизненный уровень для него самого и его семьи, включающий достаточное
питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий
жизни. Этот принцип закреплен и в Конституции РФ, ст. 7 которой
провозглашает, что Россия является социальным государством и ее
политика направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
На современном этапе утверждать, что этот принцип полностью реализуется, нет оснований. В то же время государство не освобождается от юридического обязательства по его претворению в жизнь в силу Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, который был ратифицирован Советским Союзом в 1973 г. и по которому Россия как правопреемница СССР несет все обязательства.
Реализация данного принципа предполагает, что достойную жизнь каждого человека может обеспечивать доход не ниже соответствующего минимума, на первом этапе хотя бы прожиточного, объективно определяемого в установленном законом порядке.
В 1990 г. была предпринята попытка определить и установить минимальный размер пенсии по старости на уровне прожиточного минимума. Однако в дальнейшем в силу известных социально-экономических причин от этого пришлось отказаться.
Указом Президента РФ от 14 ноября 1997 г. было установлено, что начиная с 1 января 1998 г. минимальный размер пенсии по старости при общем трудовом стаже, равном требуемому для назначения полной пенсии, с учетом компенсационной выплаты, не может быть ниже 80% прожиточного минимума пенсионера, установленного законодательством. Правительству предлагалось предусмотреть средства, необходимые для обеспечения с 1 января 1998 г. указанного выше соотношения минимального размера пенсий по старости с учетом компенсационной выплаты к прожиточному минимуму. Данный Указ не реализован до сих пор: минимальный размер пенсии с учетом компенсационной выплаты и к 2000 г. оказался значительно ниже прожиточного минимума.
Федеральным законом от 24 октября 1997 г. «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» предусматривается, что на основе прожиточного минимума должны определяться минимальный размер пенсии, минимальная заработная плата, иные фиксированные социальные выплаты. Закон предусмотрел поэтапное приближение указанных выплат к прожиточному минимуму. В целях его реализации принят еще один Федеральный закон от 20 ноября 1999 г. «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации».
Постановлениями Правительства РФ от 31 мая и от 11 августа 2000 г. установлен промежуточный минимум на душу населения и по основным социально-демографическим группам населения в целом по России за I и II квартал 2000 г. За II квартал 2000 г. прожиточный минимум в целом по России в расчете на душу населения составляет 1185руб., для трудоспособного населения 1290 руб., пенсионеров 894 руб., детей 1182 руб. В постановлениях указывается, что величина прожиточного минимума устанавливается для оценки уровня жизни населения РФ при разработке и реализации социальной политики и федеральных социальных программ, обоснования устанавливаемых на федеральном уровне минимального размера оплаты труда и минимального размера пенсии по старости, а также для определения размеров стипендий, пособий и других социальных выплат и формирования бюджетов всех уровней на 2001 г.
С принятием этих постановлений завершилось формирование правового механизма, обеспечивающего полную реализацию Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации».
В целях реализации данного принципа в июле 1999 г. впервые в качестве самостоятельного основания для социального обеспечения была признана бедность человека, в связи с чем введена государственная социальная помощь тем, у кого доход ниже прожиточного минимума в соответствующем регионе. Размер этой помощи составляет разницу между фактическим доходом человека (семьи) и прожиточным минимумом в регионе.
Раскрывая содержание рассматриваемого принципа, нельзя его абсолютизировать для каждого отдельного вида социального обеспечения, поскольку обеспечение уровня жизни не ниже прожиточного минимума может достигаться совокупностью предоставляемых человеку видов социального обеспечения. Кроме того, необходимо также учитывать, что виды социального обеспечения имеют различные цели. Так, содержание и обслуживание нетрудоспособного человека в учреждении социального обслуживания преследует цель предоставить ему все необходимое, в чем он нуждается, по установленным нормам. Цель пособия по временной нетрудоспособности — возместить полностью либо частично утраченный вследствие болезни заработок. Пенсия по старости предназначена для того, чтобы гарантировать источник средств достойного существования. В то же время некоторые виды социального обеспечения вовсе не рассчитаны на предоставление полного обеспечения (например, пенсия по инвалидности III группы; пенсия по случаю смерти одного из родителей; различного рода социальные пособия и компенсации, предоставляемые с целью материальной поддержки), в связи с чем их уровень не должен устанавливаться в соответствии с рассматриваемым принципом. Кроме того, специфика некоторых видов социального обеспечения такова, что они вообще не могут быть соизмеримы с прожиточным минимумом (например, медицинская, лекарственная помощь, различные льготы, предоставляемые по системе социального обеспечения).
Иногда принцип, о котором идет речь, формулируется иначе: как обязанность государства гарантировать обеспечение не ниже прожиточного минимума. Такая формулировка обедняет содержание этого принципа, поскольку прожиточный минимум еще не в полной мере обеспечивает человеку достойную жизнь и социально оправдан как промежуточная цель на пути к полному претворению в общественной практике международного принципа. Кроме того, обеспечение на уровне прожиточного минимума в ряде случаев, о которых говорилось выше, не является объективно необходимым и социально оправданным.
4. Многообразие оснований и видов социального обеспечения. На заре становления государственных систем социального обеспечения перечень оснований (социальных рисков), при наступлении которых у человека возникало право на социальное обеспечение, охватывал лишь утрату трудоспособности, старость и вдовство. По мере изменения социально-экономических условий и развития цивилизации этот перечень непрерывно расширялся. Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), закрепившая право каждого как члена общества на социальное обеспечение, относит к таким основаниям не только старость, утрату трудоспособности (временную или постоянную), вдовство, но и безработицу, а также все иные случаи, когда человек по независящим от него причинам теряет источник средств к существованию. Кроме того, в качестве самостоятельных оснований для социального обеспечения Декларация закрепляет материнство и детство. Национальное законодательство различных стран конкретизирует круг оснований для социального обеспечения.
Право социального обеспечения России к их числу относит следующие: старость (т. е. достижение установленного законом возраста); инвалидность; временную нетрудоспособность; потерю кормильца; безработицу; рождение ребенка; смерть человека; нуждаемость в медицинской помощи и лечении, лекарственной помощи, протезно-ортопедической помощи, в транспортном средстве либо средстве передвижения; бедность; воспитание детей в семье; материнство и отцовство; вынужденное переселение и др.
В прошлом данный принцип формулировался как всесторонность социального обеспечения.
С многообразием оснований социального обеспечения неразрывно связано и многообразие его видов. Оно проявляется в установлении и фактическом предоставлении гражданам обеспечения как в денежной, так и в натуральной форме.
Денежная форма обеспечения — это различные пенсии (по старости, инвалидности, по случаю потери кормильца, а для отдельных категорий граждан также пенсии за выслугу лет), доплаты к некоторым пенсиям; социальные пособия — по временной нетрудоспособности в различных ее случаях (при болезни и травме, при уходе за больным членом семьи и т.д.), по беременности и родам, ежемесячные пособия на детей, единовременные пособия (при рождении ребенка и в случае смерти члена семьи), пособия по безработице, а также различные компенсационные выплаты (за время вынужденного отпуска без сохранения заработной платы, отпуска по уходу за ребенком, академического отпуска по медицинским показаниям, за время проживания с супругом в местности, где невозможно трудоустроиться, за период осуществления ухода за нетрудоспособным гражданином и т.д.).
Натуральная форма обеспечения охватывает целый комплекс разнообразных видов медицинской и лекарственной помощи и социального обслуживания (на дому, в стационарных учреждениях для престарелых и инвалидов, в том числе детей-инвалидов), а также различных льгот (по проезду, оплате коммунальных услуг и т.д.).
Российская система социального обеспечения имеет, таким образом, богатый арсенал различных видов обеспечения и обслуживания, в том числе основные виды, характерные для зрелых систем социального обеспечения развитых стран. Однако надо иметь в виду, что некоторые виды помощи и поддержки являются временными, они введены в связи с существенными сбоями в организации общественного производства и значительным снижением уровня жизни населения. К ним относятся, в частности, некоторые компенсационные выплаты.
5. Дифференциация (различие) условий и норм обеспечения в зависимости от ряда социально значимых обстоятельств, характеризующих, в частности, трудовую деятельность (объем трудовой деятельности и ее результаты); характер трудовой деятельности (специфика условий труда и профессии и т.д.); местность, где выполнялась работа (служба) или живет человек; субъективные особенности человека и его семьи (пол, возраст, состояние здоровья, причины нетрудоспособности, наличие детей и их число и т.п.); материальное положение.
Полный «набор» оснований для дифференциации условий и норм обеспечения содержится в правовых предписаниях массива законодательства о социальном обеспечении. Они различаются в зависимости от вида обеспечения и обслуживания. При предоставлении одних видов обеспечения преобладают трудовые критерии, других — критерии материального положения и т.д. Наиболее часто различные критерии пересекаются. В некоторых законах называются основные критерии, хотя дифференциация осуществляется фактически с учетом и многих иных обстоятельств. Так, в преамбуле Закона 1990 г. указывается, что основными критериями дифференциации норм и условий пенсионного обеспечения признаются труд и его результаты; фактически же учитываются также семейное положение пенсионера (наличие у него иждивенцев), необходимость постоянного ухода за ним, место его жительства и т.д.
Основным, подчас единственным, критерием предоставления различных видов социального обслуживания, кроме медицинской и лекарственной помощи и разных социальных льгот, являются военные, трудовые и иные заслуги человека. Следует отметить, что в последние годы трудовые критерии для дифференциации постепенно утрачивают свое значение и, наоборот, критерии материальной необеспеченности (бедности) приобретают особую значимость. Это вполне объяснимо и оправдано в условиях резкого падения уровня жизни подавляющего большинства населения, и к тому же небывалого расслоения семей по уровню доходов и ограниченных финансовых ресурсов государства, вынуждающих его сосредоточить основное внимание на оказании помощи наиболее бедным слоям населения.
6. Участие общественных объединений, представляющих интересы граждан, в разработке, принятии и осуществлении решений по вопросам социального обеспечения и защиты их прав. В данном принципе конкретизируются конституционные права граждан на объединение для защиты своих интересов, на участие в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, а также право обращаться в государственные органы лично, направлять туда индивидуальные и коллективные обращения. Под давлением общественного мнения и по инициативе общественных объединений ветеранов, инвалидов, движения солдатских матерей принят ряд законов: «О ветеранах», «О пенсионном обеспечении родителей погибших военнослужащих, проходивших службу по призыву», «О социальной защите инвалидов» и др.
В разработке проектов законов по вопросам социального страхования и обеспечения в порядке обязательного социального страхования активное участие принимают профсоюзы, осуществляющие защитную функцию экономических интересов трудящихся.
Наряду с отраслевыми принципами права социального обеспечения выделяются и внутриотраслевые принципы. Это могут быть основополагающие идеи, отражающие сущность правовых норм ряда институтов отрасли либо ее отдельных институтов.
Так, к числу принципов комплексного института пенсионного обеспечения относятся следующие: исчисление пенсий на основе индивидуального заработка и установление их в твердых размерах, равных минимальным размерам, когда исчислить пенсию из индивидуального заработка невозможно; ограничение предельного размера трудовых пенсий (прямо либо косвенно) определенным максимальным размером; установление соответствующих компенсационных надбавок к пенсиям (кроме пенсии по инвалидности III группы), в том числе сверх их максимального размера, и т.д. Принципами пединститута пенсий по старости является сравнительно низкий общий пенсионный возраст, его дифференциация по признаку пола, дифференциация требуемого общего трудового стажа по тому же признаку; снижение в ряде случаев пенсионного возраста и стажевых требований и т.д.
Правовыми принципами обеспечения пособиями по временной нетрудоспособности и по беременности и родам являются предоставление права на эти пособия лишь работающим и исчисление размера пособия из полного заработка. В то же время принципом обеспечения пособием по беременности и родам является выплата пособия всем работающим женщинам в размере полного заработка независимо от каких-либо обстоятельств, а пособиями по временной нетрудоспособности в размере полного заработка лишь при наступлении временной нетрудоспособности вследствие трудового увечья или профзаболевания, а в остальных случаях — с учетом иных обстоятельств: длительности непрерывного трудового стажа, семейного положения, некоторых других причин наступления временной нетрудоспособности.
Правовые принципы отдельных институтов наиболее динамичны и могут изменяться при пересмотре соответствующих концепций, на которых они основаны. Последний пример — принципиальное изменение основания для назначения ежемесячного пособия на ребенка: ранее оно устанавливалось на каждого ребенка вне зависимости от среднедушевого дохода в семье, теперь оно устанавливается с учетом определенного уровня такого дохода.

Контрольные вопросы:
Что понимается под правовым принципом?
Какова система правовых принципов и как они классифицируются?
Расскажите об общеправовых и межотраслевых принципах, проявляющихся в правовом регулировании общественных отношений по социальному обеспечению.
4. Что понимается под отраслевым принципом права социального обеспечения?
Какова сущность принципа всеобщности социального обеспечения?
Определите круг субъектов, социальное обеспечение которых осуществляется за счет средств бюджета.
Назовите категории граждан, социальное обеспечение которых осуществляется за счет средств фонда обязательного социального страхования.
Раскройте содержание принципа предоставления социального обеспечения на уровне, гарантирующем человеку достойные условия жизни.
Сопоставьте многообразие оснований для социального обеспечения с многообразием его видов.
Каковы основные критерии дифференциации в социальном обеспечении граждан?
Назовите внутриотраслевые принципы комплексного института
пенсионного обеспечения.
Перечислите принципы институтов, нормы которых регулируют обеспечение граждан пособиями по временной нетрудоспособности, по
беременности и родам.
Глава 4. Источники права социального обеспечения

§ 1. Понятие источников права социального обеспечения и их классификация

В правовой науке укоренились в основном два понятия источника права. Первое понятие источника права в материальном смысле, как реальной силы, создающей правовые предписания и обеспечивающей их исполнение, в том числе, естественно, принудительное. Второе понятие источника права в формальном смысле, как внешней формы выражения правовых предписаний, как «резервуара, в котором пребывают правовые нормы», как «оболочки бытия правовой нормы». В этом смысле источники права можно определить как принятые в обществе способы выражения воли соответствующих властных структур, направленной на правовое регулирование общественных отношений независимо от их содержания.
В российском праве, как и ранее в советском, единственным способом внешнего выражения правовых предписаний, придания им общеобязательного характера являются нормативные правовые акты соответствующих властных органов, что в полной мере относится и к источникам права социального обеспечения. Эти акты в совокупности образуют законодательство о социальном обеспечении (в широком понимании данного термина), которое регулирует весь комплекс общественных отношений, составляющих предмет этой отрасли российского права.
Особое место среди источников права социального обеспечения занимают акты, в которых содержатся общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации (они рассматриваются отдельно в гл. 30). Такие источники права входят в общий массив законодательства России и имеют приоритет над всеми российскими нормативными правовыми актами.
Классификация отраслевых нормативных правовых актов осуществляется по различным критериям. Ее объективную основу составляют государственное устройство России и организация государственной власти в стране.
1. Классификация источников права социального обеспечения обусловлена разграничением компетенции между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере регулирования общественных отношений по социальному обеспечению.
Россия — федеративное государство, в состав которого входят субъекты Федерации (республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа). Защита семьи, материнства, отцовства и детства, социальная защита, включая социальное обеспечение, находится, согласно ст. 72 Конституции РФ, в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. В связи с этим законодательство о социальном обеспечении состоит из правовых актов разного уровня — федерального и регионального. При этом надо учитывать, что основы федеральной политики и федеральных программ в области социального развития, как и в иных важнейших сферах общественной жизни, находятся в ведении Российской Федерации (см. ст. 71 Конституции РФ). Последнее предопределяет то, что важнейшие нормативные правовые акты по вопросам регулирования отношений по социальному обеспечению издаются Российской Федерацией.
К числу нормативных правовых актов, выделяемых по такому критерию, как разграничение компетенции, относятся также акты органов местного самоуправления. Федеральным законом от 25 августа 1995 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» к предметам ведения местного самоуправления среди прочих вопросов отнесены вопросы обеспечения социальной поддержки населения и содействия его занятости. По этим вопросам органы местного самоуправления принимают правовые акты, виды которых и порядок принятия определяются уставом муниципального образования в соответствии с законами субъектов РФ.
Итак, наибольшее значение в системе источников права социального обеспечения имеют федеральные нормативные правовые акты. Они определяют социальную политику, и их реализация требует громадных финансовых ресурсов. В то же время разграничение предметов ведения, и, главное, собственности (на федеральную, субъектов федерации и муниципальную) приводит к тому, что все больше возрастает значение актов регионального и местного самоуправления, в соответствии с которыми устанавливаются различные доплаты к федеральным пенсиям и социальным пособиям. Это позволяет повышать уровень социального обеспечения, закрепленный федеральными нормативными актами, однако экономические возможности для такого повышения пока еще невелики.
2. В зависимости от органов, принимающих нормативные правовые акты, источники права социального обеспечения можно классифицировать на акты, принимаемые органами государственной власти либо органами местного самоуправления, и акты, принимаемые субъектами социально-партнерских соглашений. Социально-партнерские соглашения заключаются на различных уровнях (федеральном, региональном, территориальном) и в каждом из них (генеральном, отраслевом (межотраслевом), территориальном, профессиональном соглашении), могут содержаться положения нормативного характера по вопросам социального обеспечения.
Особый вид таких актов — коллективные договоры. Это локальные акты, принимаемые на уровне организаций и содержащие нормативные условия по вопросам социальной защиты их работников.
3. Традиционной является классификация источников права по их юридической силе, которая определяется, в свою очередь, положением соответствующего органа, издающего акт, в общей иерархической структуре органов власти.
По данному критерию выделяются следующие нормативные правовые акты федерального уровня.
а) Международные договоры, ратифицированные либо заключенные Российской Федерацией (либо СССР). В силу ст. 15 Конституции
РФ они входят в правовую систему России и имеют приоритет перед
законами: если международным договором установлены иные правила, то применяются правила международного договора.
б) Конституция РФ. Она имеет высшую юридическую силу, и все
иные акты, издаваемые соответствующими органами, не должны
противоречить основному закону страны. Конституция РФ определяет основные долгосрочные направления политики государства, закрепляет право граждан на социальное обеспечение. Конституция возвышается над всеми иными законами и является юридическим фундаментом, определяющим содержание других законов России. За ее
соблюдением надзирает особый орган — Конституционный Суд РФ.
Постановлениями Конституционного Суда РФ признаны не соответствующими Конституции России положения Закона РФ «О государственных пенсиях в Российской Федерации», ограничивающие право граждан, отбывающих уголовные наказания, на получение государственной пенсии; закона РФ «О занятости населения в Российской Федерации», ограничивающие право безработных граждан на получение пособия по временной нетрудоспособности в случае болезни, продолжающейся свыше одного месяца.
в) Законы Российской Федерации. Согласно п. 2 ст. 55 Конституции
РФ, в стране не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Эта конституционная
норма призвана обеспечить реализацию основного направления социальной политики, закрепленного в ст. 7 Конституции РФ: такая политика должна быть направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, а не на отмену или ущемление уже имеющихся, установленных ранее принятыми законами прав граждан. С этих позиций законотворческая деятельность Федерального собрания России в сфере социального обеспечения еще не подвергалась объективной правовой оценке специалистов-правоведов. Следует иметь в виду, что содержание социальной политики (как и политики в любой иной сфере) в правовом государстве закрепляется именно в законах, а не в подзаконных актах, принимаемых органами исполнительной власти (даже высшим), первоочередной задачей которых является обеспечение исполнения принимаемых законов.
г) Иные нормативные правовые акты. Это Указы Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, соответствующие акты федеральных органов исполнительной власти — Минтруда РФ (в прошлом) и Минсоцзащиты, Пенсионного фонда, Фонда государственного социального страхования РФ и др.
Наибольшее значение имеют такие источники права социального обеспечения, как указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, поскольку в них часто содержатся первичные правовые нормы.
В соответствии с Конституцией РФ Президент вносит в Государственную Думу законопроекты, издает указы и распоряжения. Указы и распоряжения обязательны для исполнения всеми, вместе с тем они не должны противоречить Конституции РФ и законам.
На практике первый Президент России не использовал предоставленное ему право законодательной инициативы в области социального обеспечения и издавал нормативные указы, которыми устанавливал соответствующие права граждан в этой области либо изменял права, закрепленные законами.
Правительство РФ издает постановления и распоряжения лишь во исполнение Конституции, федеральных законов и нормативных указов Президента (ст. 115 Конституции РФ). Практически компетенция Правительства по изданию соответствующих нормативных правовых актов в сфере социального обеспечения определяется отраслевыми законами. Однако в ряде случаев Правительство выходит за рамки правотворческой компетенции, которая очерчена в законах и указах.
Согласно Конституции РФ, постановления и распоряжения Правительства обязательны к исполнению в Российской Федерации. В случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента они могут быть отменены Президентом РФ.
Министерства и другие федеральные органы исполнительной власти России издают соответствующие нормативные правовые акты (инструкции, правила, разъяснения и др.) на основании Положений о них, утвержденных Правительством РФ, либо по отдельным поручениям, содержащимся в законах, указах, постановлениях. Нередко такие акты издаются и без официальных поручений, по инициативе самих этих органов.
Классификация источников права социального обеспечения может
быть осуществлена и по видам регулируемых общественных отношений.
Право социального обеспечения регулирует однородные по своему
характеру отношения, но в то же время эти отношения существенно
различаются по их предмету, поскольку в одном случае им являются
денежные выплаты в виде пенсий, пособий, компенсаций, а в других — материальное благо в виде той или иной социальной услуги либо
льготы. В связи с этим в системе источников данной отрасли отчетливо выделяются три относительно обособленные группы нормативных
правовых актов: акты, регулирующие пенсионное обеспечение, акты
о социальных пособиях и компенсационных выплатах и акты о социальном обслуживании пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми,
безработных. Внутри этих групп возможна более детальная классификация актов, например по соответствующим правовым институтам. В
издаваемых сборниках нормативных правовых актов о социальном
обеспечении акты обычно располагаются именно в таком порядке.
Самостоятельным критерием классификации источников права социального обеспечения может быть признан круг лиц, на который распространяется действие норм соответствующих нормативных актов. По
данному критерию выделяются акты, регулирующие: социальное обеспечение пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми; военнослужащих, судей, прокурорско-следственных работников; граждан,
занимающих государственные должности и должности государственных служащих на федеральном и региональном уровнях; депутатов
Государственной Думы и членов Совета Федерации; народных депутатов РСФСР созыва 1990—1995 гг.; космонавтов и др.
В зависимости от финансовых источников, за счет средств которых осуществляется социальное обеспечение, различают нормативные
правовые акты, регулирующие обеспечение за счет средств обязательного социального страхования и за счет бюджетных ассигнований. Этот
критерий на данном этапе имеет чрезвычайно актуальное значение,
поскольку потребности рынка труда как одного из основных элементов рыночной экономики объективно обусловливают необходимость
усиления страховых начал в социальном обеспечении тех, кто трудится
или трудился в прошлом. Федеральным законом от 16 июля 1999 г. «Об
основах обязательного социального страхования» предусмотрено принятие законов по каждому отдельному виду страхового обеспечения.
По содержанию нормативные правовые акты могут быть классифицированы на отраслевые и комплексные. К числу отраслевых относятся такие, нормы которых регулируют общественные отношения
исключительно в сфере социального обеспечения. Это, например,
законы о пенсионном обеспечении, о социальных пособиях, компенсационных выплатах, о социальном обслуживании. В комплексных актах
содержатся нормы, относящиеся к нескольким отраслям права. Напри
мер, нормы Законов РФ «О занятости населения в Российской Федерации», «О статусе судей в Российской Федерации», Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» и некоторых
других входят в систему не только права социального обеспечения, но и
трудового, административного, финансового права.
Правомерна классификация источников на акты, относящиеся еще
к союзному законодательству и продолжающие действовать на территории России, и акты российского законодательства. Это в основном по
становления Совета Министров СССР, в том числе совместные с
ВЦСПС (например, об обеспечении работников пособием по времен
ной нетрудоспособности). Указанные акты сохраняют свое действие
по решению Правительства РФ (например, Постановление Совета
Министров СССР об утверждении Списков, в соответствии с которыми назначаются пенсии по старости в связи с особыми условиями
труда), а иногда и без такого решения, на основании сложившейся
практики, поскольку отсутствует российский нормативный правовой
акт, регулирующий соответствующие общественные отношения.
§ 2. Общая характеристика источников права социального обеспечения

Система источников права социального обеспечения достаточно
сложна и противоречива. Она охватывает, как уже было сказано, международные договоры и нормативные правовые акты практически всех
уровней и нормотворческих органов. Рассмотрим содержание основных из них.
Международные акты ООН, МОТ, Совета Европы, а также договоры, заключенные государствами в рамках СНГ, ратифицированные Российской Федерацией (или СССР), в силу ст. 15 Конституции РФ имеют приоритетное значение по отношению к национальному законодательству.
К их числу относится Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, ратифицированный Президиумом Верховного Совета СССР 18 сентября 1973 г.
Участвующие в данном международном договоре государства приняли на себя юридические обязательства гарантировать каждому право на социальное обеспечение, включая право на социальное страхование, и обеспечить право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни.

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>