<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Глава VI
Норма права


Понятие нормы права. Структура нормы права.
Виды норм права.





1. Понятие нормы права

Норма права имеет некие специфические признаки, выявив которые можно дать определение понятия «норма права».
Во-первых, норма права — это правило поведения, имеющее общий характер. Она распространяется на всех граждан, иностранцев, лиц без гражданства, а также их объединения, которые подпадают под ее регулирующее воздействие. Норма права в отличие от каких-либо индивидуальных предписаний, приказов не имеет конкретного адресата. При этом общий характер имеют не только нормы, устанавливающие какое-либо правило поведения (например, «гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой» — ч. 3. ст. 59 Конституции Российской Федерации), но и нормы, учреждающие какой-либо государственный институт («Президент Российской Федерации является главой государства» — ч. 1 ст. 80 Конституции Российской Федерации), устанавливающие статус и компетенцию государственных органов, органов местного самоуправления, а также предприятий, учреждений и организаций.
Норма права регулирует не конкретное, единичное отношение и поведение строго определенных субъектов, а множество сходных по содержанию отношений. Правовая норма отражает наиболее типичные, многократно повторяемые связи между людьми, наиболее часто встречающиеся способы их взаимодействия.
Таким образом, норма права, является абстрактной моделью типичных взаимоотношений между людьми и иными субъектами общественной жизни.
Во-вторых, норма права способна регулировать поведение человека. При этом следует заметить, что регулирующее воздействие на поведение людей могут оказывать не только нормы, устанавливающие вид и меру возможного или должного поведения людей, но и исходные (учредительные) нормы, к которым относятся нормы-принципы, нормы-цели и нормы-определения.
Нормы-определения устанавливают общие начала и основные направления правового регулирования. Поэтому, хотя в этих нормах не предъявляют конкретных требований к поведению людей, но с содержащимися в них установлениями должны соотносить свое поведение любые социальные субъекты. Особенно много таких норм содержится в конституциях (основных законах) государств. Например, норма-цель заключена в Преамбуле Конституции Российской Федерации: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации,
соединенные общей судьбой на своей земле,
утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие,
сохраняя исторически сложившееся государственное единство,
исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов,
чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость,
возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы,
стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями,
сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». Здесь указывается на цели принятия Основного закона нашего государства и поэтому в дальнейшем при реализации иных конституционных норм необходимо не только руководствоваться их содержанием, но и учитывать положения, закрепленные в конституционной Преамбуле.
Нормы-определения, такие, как, например, содержащаяся в ст. 7 Конституции Российской Федерации («Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека»), и нормы-принципы («все равны перед законом и судом» — ст. 19) также оказывают регулирующее воздействие на общественные отношения, ориентируют на стабилизацию и дальнейшее упрочение фактических форм поведения, создают определенные ориентиры, мотивацию поведения, модели различных вариантов связей граждан и их объединений.
В-третьих, норма права признается государством, которое обеспечивает ее выполнение, охраняет ее от нарушений силой своего принуждения. Однако, как правило, нормы права реализуются гражданами добровольно, что обеспечивается мерами убеждения, воспитания и организации. Если же воздействия этих средств оказывается недостаточным для того чтобы побудить гражданина исполнить предписание правовой нормы, возникает необходимость в применении мер государственного принуждения.
Это обстоятельство отличает нормы права от норм морали, религии, обычаев, традиций, корпоративных норм, которые обеспечиваются различными средствами общественного воздействия. Возможность государственного принуждения как гарантия реализации или охраны от нарушений является особенностью норм права, выделяющей его среди иных социальных норм.
В том случае, если неправовые социальные нормы будут признаны, санкционированы государством, они приобретают характер норм права. Например, ст. 134 Кодекса торгового мореплавания закрепляет, что срок погрузки товаров на судне определяется в соответствии с обычаями порта. В данном случае обычная норма (обычай порта) становится нормой права.
В-четвертых, признаком правовых норм является общеобязательность. Норма права содержит не просто рекомендацию, пожелание поступить определенным образом. Она имеет властный характер, обязательна для исполнения. В случае неисполнения правовой нормы в добровольном порядке ее реализация обеспечивается государством принудительно. Неисполнение или ненадлежащее исполнение правовой нормы является основанием для привлечения правонарушителя к юридической ответственности.
В-пятых, признаком норм права является ее формальная определенность. Правовая норма издается или санкционируется государством и выражается в строго определенной установленной государством форме, например, в форме нормативного правового акта, судебного прецедента, нормативного договора или правового обычая.
Кроме того, правовую норму отличает ясность ее содержания гражданам и иным лицам. Она должна быть изложена таким образом, чтобы быть доступной пониманию всех заинтересованных лиц и исключать положения, допускающие двусмысленные толкования.
Таким образом, норма права — это формально-определенное, общеобязательное правило поведения, установленное или санкционированное государством, которое является государственным регулятором общественных отношений и охраняется государством.


2. Структура нормы права

Структура нормы права — это внутреннее строение правовой нормы, характеризуемое единством и взаимосвязью составляющих ее элементов. Элементами нормы права являются гипотеза, диспозиция и санкция.
Гипотеза указывает на жизненные обстоятельства, с которыми связывается вступление нормы права в действие, реализация ее диспозиции.
Диспозиция определяет права и обязанности субъектов права, устанавливает возможные варианты их поведения. В диспозиции выражается властный характер правовой нормы, который позволяет ей при условиях, предусмотренных гипотезой, регулировать поведение людей. Диспозиция представляет собой главный элемент нормы права, ее сердцевину. Однако диспозицию нельзя полностью отождествить с нормой права, поскольку целостное правило поведения, полноценная норма права образуется только тогда, когда все элементы правовой нормы находятся в единстве.
Санкция предусматривает последствия нарушения правовой нормы, определяет вид и меру ответственности для нарушителя ее предписаний.
Таким образом, каждый элемент правовой нормы занимает в ее структуре свое особое место и выполняет собственную функцию. Итак, структура правовой нормы как логическая взаимосвязь трех ее элементов может быть выражена формулой: «если (условие, содержащееся в гипотезе) — то (правило, установленное в диспозиции) — иначе (последствие, закрепленное в санкции)».
Если подвергнуть анализу какую-либо правовую норму, то в ней, как правило, можно обнаружить присутствие всех трех элементов. Например, ч. 3 ст. 93 Конституции Российской Федерации: «Решение Совета Федерации об отрешении Президента Российской Федерации от должности должно быть принято не позднее чем в трехмесячный срок после выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента. Если в этот срок решение Совета Федерации не будет принято, обвинение против Президента считается отклоненным». Гипотезой является условие действия данной правовой нормы — принятие Советом Федерации решения об отрешении Президента Российской Федерации от должности, диспозицией — требование принять такое решение не позднее трех месяцев с момента выдвижения Государственной Думой обвинения против Президента Российской Федерации, санкцию можно определить как отклонение обвинения против Президента в случае несоблюдения Советом Федерации трехмесячного срока принятия решения.
Гипотезы как составные части правовых норм подразделяются на несколько видов. В зависимости от строения гипотезы делятся на простые, сложные и альтернативные.
Простая гипотеза предполагает наличие какого-либо одного условия, при котором реализуется правовая норма. Например:
«...Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения» (ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации).
Гипотезой является часть нормы об официальном опубликовании для всеобщего сведения нормативных правовых актов. Условие об опубликовании нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы человека и гражданина, является единственным условием для их действия.
Таким образом, норма с простой гипотезой действует тогда, когда наличествует единственное, указанное в гипотезе условие.
Сложная гипотеза содержит несколько условий. Они формируют юридический состав и ставят действие диспозиции в зависимость от всей совокупности содержащихся в них условий.
Например: «Президентом Российской Федерации может быть избран гражданин Российской Федерации не моложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет» (ч. 2 ст. 81 Конституции Российской Федерации). В данном случае для действия правовой нормы (возможности избрания Президентом РФ) необходимо соблюсти одновременно три условия: состояние в российском гражданстве, достижение 35-ти лет и проживание на территории России Федерации в течение 10-ти лет.
Таким образом, норма со сложной гипотезой действует, если она содержит все условия, перечисленные в гипотезе.
Альтернативная гипотеза указывает на несколько условий, наличие лишь одного из которых позволяет руководствоваться диспозицией правовой нормы.
Например: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации). В данном случае диспозиция действует при наступлении одного из условий. Ограничение прав человека федеральным законом возможно или тогда, когда это необходимо для зашиты основ конституционного строя, или для защиты нравственности, или для защиты иных социальных ценностей, определенных в данной норме.
Для действия правовых норм, в которых имеется альтернативная гипотеза, необходимо наступление лишь одного из условий, указанных в гипотезе.
По способу изложения гипотезы подразделяются на абстрактные и казуистические.
Абстрактные гипотезы, устанавливая условия действия нормы, определяют их общими родовыми признаками. Например:
«Президент Российской Федерации как глава государства представляет Российскую Федерацию внутри страны и в международных отношениях» (ч. 4 ст. 81 Конституции Российской Федерации). В данном случае полномочия Президента РФ представлять государство внутри страны и на международной арене обусловлены его статусом главы государства. Или: «Федеральное Собрание — парламент Российской Федерации — является представительным и законодательным органом Российской Федерации» (ст. 94 Конституции Российской Федерации). В данном случае полномочие Федерального Собрания осуществлять законодательную власть обусловлено его положением в системе органов государственной власти как парламента.
И в первом и во втором случаях гипотеза носит абстрактный характер. В данной гипотезе не указывается на частные обстоятельства, с которыми связывается действие правовых норм, а дается общее их определение.
Казуистические1 [1 От латинского «casus» — случай или конкретно-определенная жизненная ситуация.] гипотезы связывают реализацию правовой нормы с отдельными, перечисленными в ней частными случаями, которые невозможно определить через определенные родовые признаки. Примером гипотезы такого рода может быть норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств...». В данном случае в гипотезе перечисляются наиболее распространенные случаи ущемления равноправия человека и гражданина, в случае возникновения которых действует эта норма.
Казуистическая гипотеза правовых норм применяется в юридической технике тогда, когда сложно определить какое-либо обстоятельство через родовые признаки, требуется четко указать на совершенно определенные случаи, в которых норма права должна быть реализована.
Диспозиции подразделяются на управомочивающие, обязывающие и запрещающие.
Управомочивающие диспозиции предоставляют субъектам права возможность действовать определенным образом, определяют тот или иной вариант дозволенного поведения. При изложении правил поведения в управомочивающих диспозициях используются слова: «вправе», «имеет право», «может».
Например: «Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами» (ч. 2 ст. 35 Конституции Российской Федерации).
Однако управомочивающие диспозиции могут быть сформулированы и иным способом. Например: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст. 28 Конституции Российской Федерации); или «Граждане Российской Федерации имеют равный доступ к государственной службе» (ст. 32, ч. 4 Конституции Российской Федерации). Однако в любом из этих случаев их содержание недвусмысленно говорит о том, что некоему субъекту предоставляется возможность действовать определенным образом.
Обязывающая диспозиция возлагает на субъектов права обязанность совершить определенные положительные действия, она предписывает определенный вариант должного поведения. В формулировках таких диспозиций используются слова: «обязан», «должен», «подлежит».
Например: «Каждый обязан заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры» (ч. 3 ст. 44 Конституции Российской Федерации); или: «...Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст. 2 Конституции Российской Федерации); «Защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации» (ст. 59, ч. 1 Конституции).
Обязывающая диспозиция может быть изложена и другим способом. Например: «Гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом» (ст. 59, ч. 2 Конституции Российской Федерации). Хотя в данном случае отсутствует указание на обязанность гражданина, но диспозиция по своему смыслу является обязывающей.
Запрещающие диспозиции устанавливают запрет определенного поведения, они указывают, что некоторые действия (или бездействие) запрещаются государством. В формулировках диспозиций такого рода могут быть использованы слова: «не допускается», «не может», «не должен», «не вправе», «запрещается».
Например: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни» (ч. 5 ст. 13 Конституции Российской Федерации); или: «...Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной» (ч. 1 ст. 14 Конституции);
«Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию...» (ч. 2 ст. 21 Конституции).
Третий элемент правовой нормы — санкцию — можно подразделить в зависимости от установленных в ней правовых последствий на два вида.
Правовосстановительные (возместительные) санкции направлены на то, чтобы полностью устранить или сократить ущерб, причиненный неисполнением предписаний, закрепленных в диспозиции.
Например: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются...» (ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации). В данном случае санкцией является запрет применять законы, неопубликованные официально для всеобщего сведения.
Кроме того, Правовосстановительные санкции могут предусматривать лишение юридической силы закона, противоречащего Конституции России; отмену незаконного нормативного правового акта или индивидуального акта; возмещение причиненного ущерба в денежном выражении; возложение на нарушителя обязанности совершить определенные действия в пользу пострадавшей стороны и т.п.
Штрафные (карательные) санкции направлены на то, чтобы причинить определенные лишения или страдания нарушителю правовой нормы. Перечень штрафных санкций закреплен в законе исчерпывающим образом.
К такого рода санкциям относятся: предупреждение, выговор, штраф, конфискация имущества, принудительные работы, запрет занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью, административный арест, лишение свободы. Следует заметить, что штрафные санкции, даже имеющие имущественный характер (штраф, исправительные работы, конфискация имущества), отличаются от правовосстановительных санкций, поскольку выполняются в пользу государства, а не пострадавшего лица.
В зависимости от отраслевой принадлежности нормы права санкции подразделяются на:
— уголовно-правовые — установленные нормами Уголовного кодекса (штраф, конфискация имущества, лишение права заниматься определенной деятельностью или занимать определенную должность, лишение свободы и иные, закрепленные в У К);
— административно-правовые — закрепленные в нормах административного права (предупреждение, штраф, конфискация имущества, явившегося орудием совершения правонарушения, лишение специального права, исправительные работы, административный арест сроком до 15-ти суток);
— дисциплинарные — предусматриваются трудовым законодательством и законодательством о государственной службе (замечание, выговор, перевод на нижеоплачиваемую работу, увольнение). Особой разновидностью данных санкций является материальная ответственность — обязанность правонарушителя возместить вред, причиненный по его вине работодателю (предприятию, учреждению, организации).
— гражданско-правовые — предусматриваются нормами гражданского права или договорами за невыполнение гражданско-правовых обязательств (неустойка, пеня, штраф, возмещение убытков, принудительное изъятие имущества из чужого незаконного владения, принудительное выполнение обязанности).
В зависимости от степени определенности санкции правовых норм подразделяются на:
— абсолютно-определенные — они точно указывают на меру государственного воздействия на правонарушителя.
Например: «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу; признанные несоответствующими Конституции Российской Федерации не вступившие в силу международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению. Решения судов и иных органов, основанные на актах, признанных неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях» (ч. 3 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»1 [1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 13. Ст. 1447.]);
— относительно-определенные санкции устанавливают низший и высший или только высший пределы меры государственного воздействия на субъект права в случае несоблюдения им предписаний правовой нормы.
Например: «Совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации, — наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет» (ст. 281, ч. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации2 [2 Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.]); или: «Получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие) — наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет» (ст. 290, ч. 2 Уголовного кодекса). В данном случае срок лишения свободы определен в промежутке «от ... до ... лет», а срок лишения права занимать определенные должности — в промежутке «до ... лет».
альтернативные санкции устанавливают несколько мер государственного принуждения и позволяют правоприменителю самостоятельно выбрать один из них, исходя из обстоятельств дела.
Например: «Неправомерный отказ должностного лица в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо предоставление гражданину неполной или заведомо ложной информации, если эти деяния причинили вред правам и законным интересам граждан, — наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет» (ст. 140 Уголовного кодекса Российской Федерации). В этом случае правоприменитель может оштрафовать должностное лицо или лишить его права занимать определенные должности. Выбор меры принуждения зависит в данном случае от тяжести совершенного деяния.



3. Виды норм права

Научно обоснованное подразделение правовых норм на отдельные виды имеет большое практическое и теоретическое значения. Оно позволяет точно определить место каждого вида юридических норм в системе права, уяснить их функции и роль в механизме правового регулирования, определить границы регулирующего воздействия правовых норм отдельного вида на общественные отношения, а также совершенствовать правотворческую и правоприменительную деятельность.
Правовые нормы можно подразделить на виды в зависимости от регулируемого вида общественных отношений (предмета правового регулирования):
— конституционные;
— гражданские;
— административные;
— уголовные;
— трудовые;
— нормы семейного права и т.п.
Нормы права, принадлежащие к различным отраслям, можно подразделить на две большие группы.
Материальные, которые выражают содержание правомерной деятельности граждан, их объединений, государственных органов и иных субъектов, определяют их правовой статус. Материальные нормы формулируют правомочия и обязанности субъектов права, отвечают на вопрос: «что делать?».
Например: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (ч. 1 ст. 3 Конституции Российской Федерации).
Процессуальные, которые призваны обеспечить претворение в жизнь материальных норм, закрепляя порядок, способы, формы их осуществления. Процессуальные нормы содержат ответ на вопрос: «как?», «каким образом реализуются материальные нормы?».
Следует заметить, что, как правило, процессуальные нормы содержатся в нормативных правовых актах, устанавливающих некоторые юридические процедуры (Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации, Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации» и т.п.). К примеру: «Решение по вопросу о принятии обращения к рассмотрению принимается Конституционным Судом Российской Федерации в пленарном заседании не позднее месяца с момента предварительного изучения обращения судьей (судьями)» (ст. 42, ч. 1 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).
Однако процессуальные нормы могут содержаться и в иных источниках права. Например, процессуальный характер имеют нормы, содержащиеся в ст. 33 Конституции Российской Федерации: «Граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления».
В зависимости от способа воздействия норм на общественные отношения нормы права подразделяются на регулятивные и охранительные.
Регулятивные юридические нормы определяют субъективные права и юридические обязанности субъектов права, а также условия их возникновения и действия. Например: «Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства» (ст. 27, ч. 1 Конституции Российской Федерации).
Регулятивные нормы в свою очередь могут быть подразделены на:
— управомочивающие, т. е. предоставляющие субъектам права какие-либо возможности по своему усмотрению совершать положительные действия. Например: «Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации);
— обязывающие, которые возлагают на субъектов права обязанность совершить определенные положительные действия. Например: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом» (ч. 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации).
— запрещающие, которые устанавливают обязанность субъекта воздержаться от совершения некоторых действий. Например: «Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются» (ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации).
Охранительные нормы определяют условия применения к субъекту мер государственного принуждения, характер и содержание данных мер. Например: «Президент Российской Федерации вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции Российской Федерации и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина до решения этого вопроса соответствующим судом» (ч. 2 ст. 85 Конституции Российской Федерации). Здесь не столько закрепляется полномочие Президента Российской Федерации, но и устанавливается мера государственного принуждения, применяемая к органу исполнительной власти субъекта
Российской Федерации, ее содержание — приостановление действия акта, а также условие, когда она применяется — противоречие акта Конституции Российской Федерации и федеральным законам, международным обязательствам Российской Федерации или нарушения прав и свобод человека и гражданина.
Юридические нормы в зависимости от роли в механизме правового регулирования подразделяются на исходные (отправные, учредительные), общие и специальные.
Исходные нормы определяют основы правового регулирования общественных отношений, устанавливают его цели и задачи, закрепляют общие принципы, пределы и направления правового регулирования, вводят правовые понятия и категории. Наибольшее количество исходных правовых норм содержится в Конституции Российской Федерации — Основном законе государства. Они закрепляют основы государственного и общественного строя (ст. ст. 1—15), важнейшие направления экономической и социальной политики государства (ст.ст. 7, 8 и 9), определяют характер, место и роль государства в общественной жизни (ст.ст. 3—5, 10 и 11).
Исходные нормы также могут устанавливать принципы правового регулирования (нормы-принципы). Например: «Все равны перед законом и судом» (ч. 1 ст. 19 Конституции Российской Федерации). Однако нормы-принципы могут содержаться не только в Конституции, но и в иных источниках права. К примеру, ст. 4 Уголовного кодекса Российской Федерации конкретизирует конституционный принцип равенства применительно к лицам, подвергающимся уголовному преследованию: «Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств»,
Исходные нормы могут также определять цели и задачи отраслей права и правовых институтов, предмет, формы и средства правового регулирования (определительно-установочные нормы). Примером исходных норм подобного рода может быть правовое установление, содержащееся в ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации: «Гражданское законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальной собственности), регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников» 1 [1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Ст. 3301.].
Исходными правовыми нормами именуются также нормы, содержащие определение правовых понятий и категорий (нормы-дефиниции). Например: «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (ст. 7, ч. 1 Конституции Российской Федерации).
Общие нормы закрепляют правила, которым подчиняется целый род общественных отношений, урегулированных какой-либо отраслью права или целой группой отраслей. Например, общей нормой гражданского права является норма, закрепленная в ст. 11 (п. 1, абз. 1) Гражданского кодекса Российской Федерации: «Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд»; а общей нормой межотраслевого характера — норма, закрепленная в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Как правило, общие нормы содержатся в общей части отрасли права (гражданского, уголовного, административного, муниципального, трудового и т.п.).
Специальные нормы устанавливают правила, регулирующие какой-либо вид общественных отношений с учетом присущих ему особенностей. Они, как правило, содержатся в особенных частях различных отраслей права. Например: «Юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба» (ст. 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации). Общей нормой по отношению к ней является норма, содержащаяся в ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации: «Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере».
Общие нормы действуют тогда, когда отсутствует специальная норма, регулирующая отношения данного вида.
Нормы права также можно подразделить на виды в зависимости от субъекта правотворчества, издавшего или санкционировавшего их. Они подразделяются на
— конституционные нормы;
— законодательные нормы;
— подзаконные нормы.
Конституционные нормы обладают высшей юридической силой, им должны соответствовать законодательные и подзаконные нормы. Следующими по юридической силе являются законодательные нормы. Подзаконные нормы принимаются на основе и в соответствии с законодательными.
Данная классификация правовых норм имеет практическое значение. При возникновении коллизии (противоречия) между правовыми нормами действуют те из них, которые имеют большую юридическую силу.
По сфере действия правовые нормы подразделяются на нормы общего действия и нормы ограниченного действия.
Нормы общего действия действуют на территории всего государства. Подобные юридические нормы содержатся, например, в Конституции Российской Федерации а также в федеральных законах и подзаконных нормативных актах, изданных федеральными органами государственной власти.
Нормы ограниченного действия воздействуют на общественные отношения ограничено территориальными, субъектными, временными или ситуационными рамками. Подобные нормы содержатся, к примеру, в законодательстве субъектов РФ или в федеральном законодательстве, в случае, если на это имеется непосредственное указание. Например, действие нормы, содержащейся в ст. 11 Федерального конституционного закона «О чрезвычайном положении», о том, что «указом Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения на период действия чрезвычайного положения может предусматриваться введение следующих мер и временных ограничений», ограничено периодом чрезвычайного положения.
Локальные нормы действуют в пределах определенного объединения людей (предприятие, учреждение, организация). К локальным нормам могут быть отнесены нормы, содержащиеся в уставе юридического лица, коллективного договора, правил внутреннего трудового распорядка.


Контрольные вопросы

1. Что такое норма права? Каковы основные признаки нормы права?
2. Что такое структура нормы права? Каковы ее основные элементы?
3. Какие виды элементов структуры нормы права различают?
4. Каковы основные виды норм права?


Список литературы

Васильев А. В. Теория права и государства: Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2000. Тема 8.
Лазарев В.В., Липенъ С.В. Теория государства и права: Учебник. М., 2000. Тема 10. Раздел III.
Общая теория государства и права: Учебник для вузов. В 3 т. /Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2001. Глава XIII. Т. 2.
Общая теория права и государства / B.C. Афанасьев, А. П. Герасимов и др. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. Тема 13. Раздел IV.

©Доронина О. Н., 2003

Глава VII
Система права


Понятие и структура системы права.
Публичное и частное право.
Основные отрасли российского права.





1. Понятие и структура системы права

Право того или иного государства по своей сущности представляет собой совокупность огромного количества правовых норм, регулирующих различные правоотношения. Однако во избежание правового и смыслового хаоса все эти нормы должны быть внутренне согласованы, организованы, структурированы, приведены в логически непротиворечивую систему. Само понятие «система» предполагает некое целостное образование, состоящее из множества элементов, находящихся между собой в определенной связи (координации, соподчинении, функциональной зависимости и т.д.). Именно системность права является одним из главных критериев его развитости, показателем уровня правовой культуры и профессионального юридического правосознания.
Система права — это объективно существующее внутреннее структурное единство всей совокупности норм национального права, а также объединяющих эти нормы институтов, подотраслей и отраслей права. Системность в построении права означает, что все правовые нормы находятся между собой в определенной связи, которая в свою очередь предполагает непротиворечивость и отсутствие несогласованных элементов. От степени согласованности норм, институтов и отраслей права напрямую зависят его социальная отдача и эффективность. Поэтому плохо «вписанный» в систему права нормативно-правовой акт будет не просто бездействовать, но даже способен оказать разрушительное воздействие на правовой механизм в целом.
Следует особо подчеркнуть объективный характер системы права, поскольку объективной, зависящей прежде всего от определенных неизменных факторов (цивилизационной принадлежности, исторической традиции, культуры, образа жизни людей), является сама логика взаимосвязи между нормами, а субъективный фактор (воля законодателя) вынужден в конечному итоге подчиняться существующей системной парадигме.
Итак, правовые нормы объединяются в более широкие конгломераты.
В системе права нормы права существуют не разрозненно, а выстраиваются в образования более высокого порядка — институты права.
Правовой институт — это центральный элемент системы права, состоящий из совокупности правовых норм, регулирующих однородную группу общественных отношений. Ему свойственна однородность фактического содержания, юридическое единство правовых норм, нормативная обособленность и полнота регулируемых отношений.
Правовой институт призван обеспечить беспробельность регулируемых им отношений. По этой причине любой институт права выполняет свойственную только ему регулятивную задачу и не входит в коллизию с иными структурными элементами системы права.
По своему содержанию институты права бывают простые и сложные.
Простой институт включает в себя правовые нормы только одной отрасли права. Например, институт заключения брака, институт алиментных обязательств в семейном праве, институт поручительства, исковой давности в гражданском праве, институт преступления, наказания, необходимой обороны в уголовном праве.
Сложный институт представляет собой совокупность норм из различных отраслей права, регулирующих родственные и взаимосвязанные отношения. Например, институт собственности является одновременно предметом регулирования конституционного, административного, гражданского, семейного и иных отраслей права. В рамках сложного института выделяются так называемые субинституты. Так, институт ренты включает в себя субинституты — постоянная рента, пожизненная рента, пожизненное содержание с иждивением.
Институты права можно также разделить на материальные и процессуальные, регулятивные и охранительные.
Подотрасль права — это объединение нескольких институтов одной отрасли права. Только крупные и сложные по своему составу отрасли права включают не только институты права, но и подотрасли права. Например, в состав конституционного права входят такие подотрасли, как муниципальное, избирательное, парламентское право. В гражданском праве можно выделить подотрасли авторского, изобретательского, обязательственного, наследственного права и т.д., в финансовом праве — бюджетное и налоговое. В отличие от правового института, подотрасль права не является обязательной составляющей каждой отрасли права. Так, процессуальные отрасли права, семейное, земельное и некоторые другие отрасли не имеют подотраслей.
Отрасль права — это главный элемент системы права, объединяющий взаимосвязанные между собою институты права, регулирующие качественно однородную область общественных отношений.
Отрасль права — это относительно замкнутая подсистема, это совокупность правовых норм, регулирующих качественно своеобразную отрасль правоотношений (имущественных, трудовых, семейных). В ней можно выделить общую и особенную части. Институты общей части содержат нормы права, действие которых распространяется на все отношения, регулируемые данной отраслью. В институтах особенной части институты общей части обретают конкретизацию.
Отрасли права неоднородны по своему составу Какие-то из них являются крупными правовыми массивами, какие-то — компактными. Они различаются так же по признаку специфичности средств правового регулирования.

Предмет и метод правового регулирования

В советском праве деление права на частное и публичное фактически отсутствовало. Советская юридическая наука исходила из представления о том, что основой деления права на отрасли должен быть материальный критерий — предмет правового регулирования или выполняемые правом функции. Поэтому система права подразделялась на десять отраслей: государственное, административное, трудовое, колхозное, земельное, финансовое, гражданское, семейное, уголовное и процессуальное.
С развитием законодательной базы число отраслей увеличивалось, поэтому возникла необходимость в признании отдельными отраслями воздушного, горного, таможенного права и т.д. Фактически это вело к признанию существования отраслей права с различными предметами и одинаковыми методами правового регулирования. В качестве основного критерия деления права на отрасли, наряду с предметом, стали выделять также и метод правового регулирования.
Предметом правового регулирования являются те отношения, которые подвергаются правовому воздействию. Такие отношения должны быть, во-первых, устойчивыми, т.е. повторяться в событиях и действиях людей; во-вторых, допускать возможность правового контроля за ними со стороны государства; в-третьих, необходима объективная потребность в их урегулировании.
Напротив, метод правового регулирования представляет собой совокупность приемов и средств воздействия на общественные отношения. Предмет правового регулирования отвечает на вопрос, что регулировать, метод — на вопрос, как регулировать.
Метод правового регулирования имеет следующие характеристики: во-первых, основания возникновения прав и обязанностей; во-вторых, принципы взаимосвязи прав и обязанностей участников правоотношений; в-третьих, характер юридических средств обеспечения прав и обязанностей в правоотношении.
Можно выделить два основных метода правового регулирования: диспозитивный (автономный), характеризуемый взаимной независимостью и равноправием сторон (господствует в гражданском праве), и императивный (категорический, властный), основанный на соподчинении одних участников правоотношения другим (господствует в конституционном и административном праве). Существуют также и иные методы правового регулирования: поощрительный — стимулирующий социально полезное поведение активное поведение путем поощрений, и рекомендательный — предлагающий субъектам наиболее целесообразный вариант поведения.


2. Публичное и частное право.
Основные отрасли российского права

Публичное и частное право

Деление права на публичное и частное (jus publicum и jus privatum) имеет основополагающее значение для современной юридической науки.
Впервые важность этого деления была осознана еще в Древнем Риме. Римский юрист Ульпиан так определял эту дефиницию: публичное право относится к положению римского государства, частное — к пользе отдельных лиц.
В советской правовой доктрине и юридической науке это разделение игнорировалось, поскольку сам тип советского государства и советской коммунистической идеологии игнорировали индивидуальность как таковую, не приемля такие категории, как «частный интерес», «частная собственность», «личная свобода» и т.д. Предполагалось, что у человека не должно быть сфер жизни, не проницаемых для государства. Социально-правовая трансформация 1990-х гг. привела к отказу от государственного патернализма и к возрождению частной сферы, а вместе с тем резко возросла роль частноправовых сфер и принципов деления права на частное и публичное.
Важно уточнить, что на частное и публичное разделяются не отрасли российского права, а все правовые нормы нашего государства. Таким образом, в состав отдельных отраслей и институтов российского права входят нормы как частного, так и публичного права, хотя для каждой отрасли права доля тех и других индивидуальна (в конституционном преобладают нормы публичного права, а в гражданском — нормы частного права).
Сущность частного права и его принципы исходят из независимости и автономности личности, из признания защиты частной собственности, из свободы договора и т.д. Частное право защищает интересы лица в его взаимоотношениях с другими лицами, регулирует сферы, непосредственное вмешательство в которые государства ограничено. Индивид самостоятельно решает, какие права и каким образом ему использовать. В публичноправовых отношениях стороны выступают как неравноправные в юридическом смысле. Одной из сторон выступает государство (либо его орган, либо должностное лицо, наделенные соответствующими властными полномочиями). Частное право — это область свободы и децентрализации, публичное — область необходимости и централизма.
В частном праве выражаются частные интересы отдельных лиц, в публичном — интересы государства. В частном имеет место децентрализованное регулирование общественных отношений, в публичном — централизованное регулирование общественных отношений государственной властью. В частном инициатива защиты прав исходит от заинтересованного лица, в публичном — от государства. В частном действует презумпция «Все что не запрещено разрешено», в публичном — «Все что не разрешено законом непосредственно запрещено».
Итак, система права в целом состоит из систем публичного и частного права. Система публичного права состоит в свою очередь из конституционного, административного, финансового, уголовного, экологического, уголовно-процессуального, гражданско-процессуального права, а также части международного публичного права, которая выступает источником российского права. Система частного права состоит из гражданского, семейного, трудового, земельного, международного частного права.
Разумеется, между публичным и частным правом нет раз и навсегда проведенных границ. В любой отрасли частного права присутствуют публичноправовые моменты, в любой отрасли публичного права — моменты частноправовые.
Система права находится под немалым воздействием субъективного момента — нормотворческой деятельности государства. Поэтому само представление авторов тех или иных законопроектов, субъектов нормотворческой деятельности о системе права и необходимом соотношении отраслей права значительное влияет на целостность системы права как таковой.

Основные отрасли российского права

Конституционное право — ведущая отрасль российской правовой системы, представляющая собою совокупность норм, регулирующих основы общественного и государственного строя, правовое положение человека и гражданина, определяющих форму государства, компетенцию высших органов государственной власти и должностных лиц, конституционно-правовые основы местного самоуправления. Конституционное право имеет особый предмет и метод регулирования. Предмет — правовые отношения, возникающие в процессе реализации суверенитета Российской Федерации. Методы — дозволение, предписание, запрещение (они характерны для всех публичноправовых отраслей), а также установление (характерно только для конституционного права).
Административное право — совокупность норм, регулирующих отношения в сфере государственного управления. Нормы административного права устанавливают систему, порядок и компетенцию государственных органов и должностных лиц исполнительной власти, закрепляют права и обязанности граждан в отношениях с этими органами и должностными лицами, определяются понятие и виды административных правонарушений, устанавливаются меры административной ответственности.
Финансовое право — отрасль права, состоящая из норм, с помощью которых регулируются отношения в процессе создания, распределения и использования денежных фондов государства. Административно-правовые отношения имеют неимущественный характер, тогда как финансово-правовые носят именно имущественный (денежный) характер. В состав финансового права входят подотрасли — бюджетное, налоговое и банковское право, тяготеющие к обособлению.
Уголовное право — совокупность норм, закрепляющих основание и принципы уголовной ответственности, определяющих понятие и виды преступлений, виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера. Нормы уголовного права носят запретительный характер и запрещают общественно опасные действия или бездействия под угрозой применения средств уголовного наказания. Уголовное право подразделяется на Общую и Особенную части. В Общей содержатся положения об уголовной ответственности, понятие преступления, формы и виды вины, обстоятельства, исключающие уголовную ответственность и т.д. В Особенной части предусматриваются конкретные виды преступлений и определяются наказания, применяемые за их совершение.
Экологическое (природоохранное) право — молодая отрасль права, нормы которой регулируют отношения людей, юридических лиц и государства в сфере рационального использования природных ресурсов и охраны окружающей среды. Нормами этой отрасли закрепляются стандарты здоровой окружающей среды. Некоторые исследователи считают, что экологическое право — это комплексная отрасль современного российского права, сходная с аграрным или хозяйственным правом.
Гражданское право — ведущая отрасль права. Предмет регулирования: имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, свободе волеизъявления и имущественной самостоятельности сторон.
Подотраслями гражданского права являются авторское, изобретательское, наследственное право и другие, которые, впрочем, не тяготеют к обособлению. В качестве подотрасли гражданского права, тяготеющей к обособлению, можно выделить предпринимательское право.
Семейное право — отрасль права, нормы которой регулируют личные неимущественные отношения, связанные с браком и семьей, родством, опекой и усыновлением и связанные с ними имущественные отношения Они устанавливают, в частности, условия и порядок вступления в брак, прекращения брака, признания его недействительным, определяют порядок и формы опеки и попечительства.
Трудовое право — отрасль, регулирующая отношения по применению труда на предприятиях различных форм собственности, в учреждениях и организациях. Предмет регулирования: отношения работника и работодателя по поводу труда первого.
Земельное право — отрасль, регулирующая отношения по поводу владения, пользования и эксплуатации земли. Предмет регулирования: отношения между лицами, а также государством и его органами по реализации права собственности на землю, по ее обработке, эксплуатации, повышению плодородия, охране и т.д.
Исправительно-трудовое право — отрасль, нормы которой определяют порядок и условия отбывания наказания и применения мер исправительно-трудового воздействия к лицам, осужденным к лишению свободы, ссылке, высылке, исправительным работам, а также порядок функционирования учреждений и органов, исполняющих приговоры и т.д.
Уголовное процессуальное право — отрасль права, определяющая порядок производства по уголовным делам в период дознания, предварительного следствия и рассмотрения дела судом.
Гражданское процессуальное право — отрасль публичного права, регламентирующая гражданское судопроизводство — рассмотрение судебных дел, вытекающих из споров по гражданским, семейным, трудовым, земельным, экологическим и некоторым видам административных правоотношений. В порядке гражданского судопроизводства рассматриваются и дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение.
Арбитражное процессуальное право — сравнительно молодая отрасль права, которая определяет порядок рассмотрения судебных дел, вытекающих из хозяйственных споров между субъектами предпринимательской деятельности или между ними и государственными органами, а также вытекающих из некоторых видов административных правоотношений.
Международное публичное право — не является составной частью национальной системы права. Это совокупность норм, а также принципов, содержащихся в международных конвенциях, договорах, актах, уставах международных организаций, регулирующих отношения между государствами и иными лицами, наделенными международно-правовой субъектноетью.
Международное частное право — совокупность норм права, регулирующая гражданские, брачно-семейные и трудовые отношения, имеющие международный характер. Предмет — отношения, регулируемые в Российской Федерации нормами национального гражданского, брачно-семейного и трудового права, осложненные иностранным элементом и имеющие международный характер.
В науке, и даже в юридической практике, категории «отрасль права» и «отрасль законодательства» нетождественны. Систему права и систему законодательства можно соотнести между собой как внутреннее содержание и внешнюю форму. Система законодательства — это объективация, конкретное выражение системы права. Система права — это прежде всего научно-доктринальная основа, концептуальная модель правоустановительной деятельности, она носит относительно объективный характер и в минимальном отношении зависит от воли законодателя. Система законодательства, наоборот, — полностью является детищем законодателя, она подвержена воздействию субъективного фактора во всем его многообразии (от некомпетентности авторов законопроектов до прямого лоббизма).
Система права несколько шире системы законодательства, у нее значительно больше источников. Она находит свое отражение не только в позитивном праве, но также в обычном праве, в принципах права, в правовых доктринах, в договорах, содержащих нормы права, в судебных прецедентах, в правосознании.
Систему права характеризует однородность, поскольку каждая отрасль обладает предметом правового регулирования. Отрасли законодательства не обладают подобного рода объединяющим началом.
Система права состоит из отраслей, подотраслей и институтов, а система законодательства — из нормативных правовых актов, поэтому первичным элементом системы права является норма права, а первичным элементом системы законодательства — статья нормативного акта.
Среди отраслей законодательства можно выделить: во-первых, одноименные с отраслями права (уголовное, гражданское, семейное); во-вторых, комплексные отрасли, состоящие из комбинации норм различных отраслей права; гражданского, уголовного, конституционного и др. (хозяйственное, аграрное законодательство, законодательство об охране здоровья, об образовании, науке и т.д.); в-третьих, отрасли, связанные с определенными сферами государственного управления (законодательство о водном транспорте, о таможенной деятельности и т.д.). По этой причине количество отраслей законодательства превышает количество отраслей права: в Российской Федерации их насчитывается 48.
Действующее национальное право включает огромное количество правовых актов, в которых представлено еще большее количество правовых норм. Для удобной и внутренне непротиворечивой организации всего этого нормативно-правового массива (как внутри тех или иных актов, так и в рамках всей совокупности актов) применяется несколько видов систематизации нормативного материала.
Самым простым видом систематизации является организация различных форм учета правовых актов по определенным критериям с обязательной системой поиска соответствующего материала. Развитие компьютерной техники и создание электронных баз правовых данных в последние годы значительно облегчили эту задачу.
К более развитому способу систематизации относится инкорпорация, которая состоит в собрании правовых актов по определенному основанию (тематическому, временному) и кругу вопросов без внесения изменений в нормативное содержание самих актов. Инкорпорацией является издание разного рода сборников, собраний действующих актов по тому либо иному предметному вопросу и т.д. При самом издании в необходимых случаях осуществляется внешняя обработка текста правового акта (изъятие утративших силу положений, внесение ранее принятых новых положений и т.д.). Однако инкорпорация не предполагает редактирования либо иного изменения действующих правовых норм.
Еще более высоким способом систематизации является консолидация, которая предполагает объединение нескольких различных правовых актов одного порядка в один новый акт. Такой акт, разумеется, принимается в надлежащем порядке соответствующим органом государства, а консолидированные правовые акты утрачивают силу. Консолидация, в отличие от инкорпорации, — это форма официальной правоустановительной деятельности, ибо она связана с принятием новых правовых актов.
Самый высокий способ систематизации — кодификация. Она предполагает переработку, изменение и обновление правовых норм той или иной отрасли либо подотрасли права и принятие нового кодификационного правового акта (свода законов, кодекса, основ законодательства, положения и т.д.), некоторые кодификационные акты имеют общеотраслевой характер и включают все основные нормы той или иной отрасли права (уголовный, гражданский, семейный кодексы), другие объединяют правовые нормы в пределах подотрасли права (таможенный, бюджетный, налоговый кодексы).


Соотношение национального и международного права

В современном мире насчитывается порядка двух сотен независимых государств и столько же национальных правовых систем. Нормы международного права раньше регулировали в основном только те отношения, которые лежали вне компетенции того или иного национального права. Однако в последнее время процессы общемировой глобализации приводят, во-первых, ко все большей унификации национальных систем права (например, путем разработки и принятия модельных нормативных актов, путем реформы системы законодательства), во-вторых, к резко возросшей роли международного права, которое весьма активно вторгается в во внутригосударственные правоотношения.
Внутригосударственное и международное право — это две различные системы права, которые действуют в пределах своих областей без специальной соподчиненности. Реально складывающиеся правоотношения требуют взаимодействия этих систем. Можно выделить три типа такого взаимодействия.
1) дуалистическое: национальное и международное право как две изолированные и взаимонезависимые системы правового порядка;
2) монистическое представление о том, что международное и национальное право — это составные части единой системы права, при этом приоритет отдается верховенству национального права;
3) приоритет отдается именно международному праву. Глобализационные процессы делают самой актуальной именно последнюю модель взаимодействия, при этом особая роль уделяется проблематике сохранения мира, сотрудничества государств, борьбы с терроризмом и наркоторговлей, защиты и соблюдения прав и свобод человека. Заинтересованные субъекты политической и геоэкономической активности используют международное право как инструмент в достижении своих целей, связанных в том числе с разделом сфер влияния в общемировом масштабе.
В Российской Федерации проблематика соотношения международного и национального права решена на конституционном уровне: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора» (п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации).


Контрольные вопросы и задания

1. Что такое система права? Что характеризуют с помощью этой категории?
2. Что такое отрасль права? Каковы критерии ее выделения в системе права? Назовите отрасли права в российской системе права? В чем заключается объективный характер выделения отраслей права?
3. Что такое правовой институт ? Какие виды правовых институтов различают в системе права россии? Что такое подотрасль права?
4. Что такое система законодательства Российской Федерации?
5. В чем различие между частным и публичным правом в Российской Федерации?
6. Что такое систематизация норм права и каковы ее основные виды?


Список литературы

Васильев А.В. Теория права и государства: Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2000. Тема 9.
Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2000. Тема 11. Раздел III.
Общая теория государства и права: Учебник для вузов; В 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2001. Главы: XIV, XV, XVII, Т. 2.
Общая теория права и государства/ B.C. Афанасьев, А.П. Герасимов и др. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. Тема 14. Раздел III.

©ОкараА.Н.,2003

Глава VIII
Правотворчество


Правотворчество и процесс образования права. Виды правотворчества. Законодательный процесс, его содержание и стадии.





1. Правотворчество и процесс образования права. Виды правотворчества

Правотворчество есть форма государственной деятельности, направленная на создание правовых норм, а также на их дальнейшее совершенствование, изменение или отмену. Это процесс создания и развития действующего права как единой и внутренне согласованной системы общеобязательных норм, регулирующей общественные отношения. Правотворчество -это специальная, имеющая официальное значение деятельность по установлению правового регулирования. Оно осуществляется на основе принципов демократизма, законности, гуманизма, научного характера, профессионализма, тщательности и скрупулезности подготовки проектов, технического совершенства принимаемых актов.
Необходимо различать Правотворчество и процесс образования права.
Правообразование включает в себя научный анализ, оценку действительности, выработку взглядов и концепций о будущем правовом регулировании, максимальный учет предложений и замечаний партий, общественных движений, отдельных граждан и их объединений, специалистов-практиков и ученых. Правообразование — это процесс формирования государственной воли в законе. Оно охватывает одновременно деятельность компетентных органов по выработке и принятию нормативных актов.
Основными факторами, определяющими формирование права, являются материальные условия жизни общества, обусловленные равноправным существованием различных форм собственности, свободой предпринимательства (экономические факторы). Под политическими факторами понимают влияние на формирование права политической обстановки в стране, характера взаимоотношений различных слоев общества и групп населения, уровня активности политических партий, движений и общественных объединений. Принципиальное значение при создании новых юридических норм имеет степень заботы общества и государства о личности, ее интересах и потребностях, об охране и обеспечении ее прав и свобод (социальные факторы). Велика роль национальных факторов, под которыми понимаются взаимоотношения, формы сотрудничества между нациями и народностями. Международное положение государства, уровень взаимоотношений с другими государствами и международными организациями также оказывает существенное влияние на Правотворчество (внешнеполитические факторы). Идеологическая база права, правосознание граждан и общества в целом, степень его внедрения в общественное сознание, правовые идеи, направленные на дальнейшее развитие законодательства (идеологические факторы) также имеют существенное воздействие на формирование права. Под организационно-волевыми факторами понимают юридическое оформление государственной воли через деятельность органов, правомочных издавать нормативные акты.

Виды правотворчества

Критериями выделения видов правотворчества служат: 1) субъекты правотворчества, т.е. орган или лицо, которые вправе принять тот или иной акт. Их правомочность обусловлена нормативными актами; 2) процедуры принятия правотворческих актов (законодательный процесс, индивидуальное или коллективное решение); 3) формы нормативных правовых актов (законы, подзаконные акты).
Выделяют следующие виды правотворчества:
— законотворчество;
— правотворчество органов исполнительной власти;
— правотворчество органов местного самоуправления;
— непосредственное правотворчество граждан;
— договорное правотворчество;
— локальное правотворчество.
Законотворчество — это процесс создания законов. Существует несколько видов законотворчества, которые выделяются в зависимости от видов законов, которые принимаются в результате этой деятельности:
а) принятие закона Российской Федерации;
б) принятие федерального конституционного закона;
в) принятие федерального закона;
г) принятие закона субъекта Российской Федерации.
Особенность законотворчества состоит в процедуре, которая разделяется на ряд стадий.
Подзаконное правотворчество осуществляется Президентом Российской Федерации, Правительством РФ, органами исполнительной власти. На уровне субъектов Федерации также осуществляется подзаконное правотворчество. Подзаконное правотворчество не имеет стадий, однако может иметь процедуры согласовании. Каждый орган сам определяет порядок подготовки, согласовании, рассмотрения проектов актов, их принятия и подписания.
Президент России на основе Конституции и законов издает указы, причем они могут быть как нормативного, так и ненормативного (индивидуального, оперативного) характера. Правительство правомочно решать вопросы государственного управления, отнесенные к ведению Федерации. Правительство по вопросам своей компетенции издает постановления.
Министерства, государственные комитеты, ведомства, будучи центральными органами государственного управления, руководят порученными им сферами управления. Их полномочия в области издания нормативных актов определены законами, актами Президента РФ и Правительства РФ. Министерства как органы единоличного руководства издают приказы и инструкции, а государственные комитеты как коллегиальные органы — постановления. Нормативный характер носят, как правило, инструкции и постановления.
В пределах своих полномочий издают нормативные акты органы законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации.
Основы правотворчества органов местного самоуправления заложены Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Более детальное регулирование этого вида правотворчества осуществляется законами субъектов о местном самоуправлении, уставами органов местного самоуправления.
Издавая нормативные акты, органы местного самоуправления обеспечивают самостоятельное решение гражданами всех вопросов местного значения через избираемые ими органы или непосредственно, исходя из интересов населения, на основе закрепленных за органами самоуправления материальных и финансовых ресурсов.
Непосредственное правотворчество граждан осуществляется посредством референдума. Этот процесс регулируется Федеральным конституционным законом «О референдуме Российской Федерации», законами субъектов Федерации о референдуме. На уровне местного самоуправления непосредственным народным правотворчеством является принятие решений сходов или собраний граждан, местные референдумы.
Прямое правотворчество граждан характеризуется рядом признаков:
а) оно проводится по инициативе групп граждан, населения;
б) в референдуме участвуют избиратели, чья воля является правообразующим источником решений;
в) итоги референдума не подлежат какому-либо утверждению и обладают высшей юридической силой;
г) подготовка и проведение референдума возлагаются на государственные органы, избирательные комиссии или комиссии референдума, чьи права и обязанности подчинены достижению главной цели — обеспечению полного и свободного народного волеизъявления.
На всенародное голосование может быть поставлен текст законопроекта, по которому гражданам предлагается высказать свое мнение.
Договорное правотворчество — это деятельность государственных органов по заключению публично-правовых договоров.
Особенность этого вида — согласование интересов сторон, добровольность.
Примером нормативного договора является также Федеративный договор, явившийся правовой базой для создания Российской Федерации на новой основе. Он содержит нормы о распределении компенсации между государственными образованиями Российской Федерации, о предметах исключительного ведения Федерации и ее субъектов, а также их совместного ведения. Практикуется заключение соглашений и по экономическим, политическим и иным вопросам между Федерацией и отдельными ее членами, между субъектами Федерации.
Федеральный закон «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации» дает определение соответствующего вида договора, его принципам, определяет его предмет и порядок заключения.
Примером нормативного договора является коллективный договор. В соответствии с Законом Российской Федерации от 11 марта 1992 г. «О коллективных договорах и соглашениях», коллективный договор — это правовой акт, регулирующий трудовые, социально-экономические, профессиональные отношения между работодателем и работниками. Коллективный договор заключается на предприятиях, в их структурных подразделениях, наделенных правами юридического лица, независимо от формы собственности, вневедомственной принадлежности и численности работников.
Локальное правотворчество — это создание актов различных коллективов, организаций, регулирующих их деятельность, внутреннюю организацию, права и обязанности членов этих сообществ. Примерами могут быть положение о премировании, правила внутреннего трудового распорядка и т.п. акты.


2. Законодательный процесс, его содержание и стадии

Процесс создания нормативного акта складывается из отдельных стадий его подготовки, рассмотрения, утверждения и обнародования (оглашения). Характерными чертами такого процесса в России являются дальнейшее укрепление демократических основ создания правовых норм, гласности и профессионализма, учет общественного мнения, повышение внимания к качеству и теоретической обоснованности принимаемых законодательных решений, широкое привлечение научной общественности к их выработке и обсуждению.
Первый этап правотворчества — предварительное формирование государственной воли (подготовка проекта). Этот этап начинается с принятия решения о подготовке проекта и находит воплощение в утвержденных планах правоподготовительных работ, принятие которых осуществляется в правотворческой практике Российской Федерации и ряда других государств. Кроме того, относительно законопроектов такое решение может исходить от высшего законодательного органа страны в форме поручения Правительству РФ либо иному органу или их совокупности разработать проект конкретного акта. Законопроект может быть подготовлен и по инициативе Президента РФ, Правительства РФ, других органов и лиц, обладающих правом законодательной инициативы.
Вторая стадия законодательного процесса — предварительные работы, предшествующие составлению текста проекта. До начала подготовки проекта важно выявить общественную потребность в нормативном регулировании соответствующей сферы общественных отношений. Прежде всего, определяется, каково фактическое состояние той области жизнедеятельности общества (экономики, политики, социальной сферы), к которой относится предлагаемый акт, суть вопроса, который должен быть решен в проекте, а также общая цель предлагаемого правового регулирования.
Проекты нормативных актов готовятся как с целью решения новых вопросов, возникших на практике и требующих правового регулирования, так и для устранения имеющихся в законодательстве пробелов, устаревших предписаний и противоречий, множественности актов по одним и тем же вопросам.
На данном этапе осуществляется сбор информации о действующем законодательстве по теме проекта, анализируется его состояние, практика применения. Разработка проектов без увязки с действующими актами усугубляет и без того уже довольно разбалансированную и внутреннюю противоречивость законодательства. Вот почему по каждому проекту перед началом его разработки целесообразно готовить справку о действующем нормативном материале по соответствующему вопросу. Велика польза сбора сведений о зарубежном законодательстве по теме проекта.
Анализ состояния законодательства по проблемам, относящимся к теме проекта, помогает ответить на вопрос, можно ли ограничиться внесением изменений и дополнений в ранее принятые акты или действительно необходимо подготовить новый акт. Заранее должны быть определены возможные последствия действия акта: экономические, экологические и другие, а также возможные затраты материальных, финансовых и иных ресурсов, необходимых для решения вопроса, доходы, издержки и т.п.
На начальной стадии работы над проектом вырабатываются основные положения будущего акта, которые должны обеспечить решение поставленных задач, достижение требуемых результатов, а также устранение недостатков действующего по данному вопросу законодательства. Для законопроекта и проекта другого важного акта в ряде случаев необходима разработка его научной концепции.
Следующая стадия — подготовка первоначального текста проекта. Для выработки важных и сложных проектов обычно образуются комиссии, включающие представителей заинтересованных органов, общественных организаций, ученых-юристов и других специалистов.
В подготовке проектов обязательно участие юридических подразделений органов и организаций, разрабатывающих проект. Это обеспечивает высокую юридическую культуру проекта, правильное его оформление и соблюдение правил законодательной техники, стыковку с действующим регулированием по теме проекта.
Все законопроекты обычно предварительно рассматриваются на заседаниях комитетов законодательного органа, которые по профилю своей деятельности заинтересованы в его принятии.
Подготовленные проекты подвергаются всесторонней правовой, финансовой, экологической и иной специализированной экспертизе, призванной способствовать повышению качества подготавливаемых нормативных решений, эффективности правотворческой работы.
Важнейшие проекты могут быть вынесены на всенародное обсуждение. Повысить действенность всенародных обсуждений могла бы, в частности, публикация в печати не только самого проекта, но и комментариев к нему, интервью по наиболее актуальным и острым вопросам, затрагиваемым в проекте. Очень важно обеспечить максимальный учет предложений, высказываемых в ходе обсуждения. Должен быть отлажен механизм учета и анализа поступающих предложений.
После проработки замечаний и предложений проект окончательно отрабатывается и редактируется.
Второй этап правотворческой процедуры начинается с работы, осуществляемой непосредственно правотворческим органом.
Второй этап — это возведение государственной воли в закон, т. е. придание ей формы. Этот этап начинается с внесения проекта в официальном порядке в законодательный орган. Правом официального внесения законопроектов в высший представительный орган страны (право законодательной инициативы) пользуются определенные полномочные органы, организации и лица, обычно предусмотренные в Конституции. Так, например, в соответствии со ст. 104 Конституции Российской Федерации, правом законодательной инициативы обладают Президент РФ, Правительство РФ, депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, Совет Федерации, законодательные (представительные) органы власти субъектов Российской Федерации, а также Конституционный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ и Верховный Суд РФ по вопросам их ведения.
Проект закона представляется в Государственную Думу вместе с объяснительной запиской, содержащей обоснование необходимости его принятия, развернутую характеристику целей, задач и основных положений будущего закона и его места в системе действующего законодательства, а также ожидаемых последствий его применения. При представлении проекта, реализация которого потребует дополнительных материальных и иных затрат, прилагается финансово-экономическое обоснование. Прилагается справка о том, какие акты потребуется изменить, дополнить или отменить при принятии нового закона.
Следующая стадия правотворческого процесса, свойственная коллегиальному правотворческому органу, — включение проекта в повестку дня заседания. Затем идет обсуждение и официальное принятие проекта.
Законопроекты рассматриваются, как правило, в трех чтениях, если законодательным органом, применительно к конкретному проекту, не будет принято иное решение. Такая практика позволяет детально, внимательно и всесторонне рассмотреть проект, внести в него необходимые поправки и обеспечить тем самым принятие более продуманного законодательного решения.
При первом чтении законопроекта заслушиваются доклад инициатора законопроекта и содоклад ответственного комитета. Затем депутаты обсуждают основные положения законопроекта и высказывают предложения и замечания в форме поправок, рассматривают предложения об опубликовании при необходимости законопроекта для всенародного обсуждения. В случае принятия закона в первом чтении обычно устанавливается срок его подготовки ко второму чтению.
Внесенные поправки к проекту и подготовка его ко второму чтению осуществляется ответственным комитетом или другим органом, которому поручена доработка проекта.
При втором чтении с докладом выступает председатель или заместитель ответственного комитета. Он сообщает о поступивших поправках и об отношении к ним комитета. Обсуждение проводится постатейно, по разделам и в целом.
В результате второго чтения законодательный орган либо принимает закон, либо отклоняет его, либо возвращает на доработку.
На голосование ставятся отдельно каждая статья, раздел или глава проекта. Статья (раздел или глава) принимается за основу, затем на голосование ставятся все поступившие в письменном виде поправки. Если предложено внести несколько поправок в одну и ту же статью проекта, то вначале обсуждаются и голосуются те из них, принятие или отклонение которых позволит решить вопрос о других поправках.
После обсуждения всех поправок, статей (разделов или глав) проект утверждается в целом с принятыми поправками. Затем проект утверждается в целом. Порядок подсчета голосов четко устанавливается регламентами законодательного органа.
В Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации предусмотрена процедура третьего чтения. В соответствии с Регламентом Государственной Думы, принятый во втором чтении законопроект направляется в ответственный комитет Государственной Думы для устранения возможных внутренних противоречий, установления правильных взаимоотношений статей и редакционной правки ввиду изменения текста законопроекта при втором чтении. При третьем чтении законопроекта не допускается внесение в него поправок и возвращение к его обсуждению в целом либо по отдельным статям, главам, разделам. Проект может быть принят только целиком.
В Регламенте Государственной Думы предусмотрен порядок повторного рассмотрения федеральных законов, отклоненных Советом Федерации, а также повторного рассмотрения тех из них, которые отклонены Президентом РФ.
В принятии закона в Федеральном Собрании Российской Федерации участвует также и вторая палата — Совет Федерации. Для некоторых законов ее участие является обязательным (например, о ратификации и денонсации международных договоров), а для остальных — факультативное. Так, если Совет Федерации в течение 14 дней не принял закон к рассмотрению, это расценивается как молчаливое согласие и закон передается на подпись Президенту РФ.
Официальное опубликование принятого закона — заключительная стадия законодательного процесса. Опубликование осуществляется в специальных органах. Так, например, федеральные конституционные и федеральные законы публикуются в Собрании законодательства Российской Федерации, Российской газете и Парламентской газете.
Опубликование является условием действия законов (ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации). Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.
Ведомственные акты, издаваемые министерствами, государственными комитетами и иными учреждениями, публикуются в издаваемых этими органами бюллетенях (если таковые имеются), а также в официальном порядке рассылаются в подчиненные органы, учреждения, организации. Акты местных органов самоуправления публикуются в соответствующих бюллетенях, а также развешиваются на видных местах.


Контрольные вопросы

1. Что представляет собой правотворчество как вид государственной дятельности? В чем его отличие от процесса правообразования?
2. Каковы основные виды правотворчества в Российской Федерации?
3. В чем заключается содержание законотворческого процесса?
4. Каковы основные стадии законодательного процесса в Российской Федерациии?


Список литературы

Васильев А. В. Теория права и государства: Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2000. Тема 16.
Законодательный процесс. Понятие. Институты. Стадии: Научно-практическое пособие / Отв. ред. РФ. Васильев М., 2000.
Керимов Д.А. Культура и техника законотворчества. М., 1991.
Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2000. Тема 12. § 2, 3, 4. Раздел III.
Общая теория государства и права: Учебник для вузов: В 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2001. Главы: X, XI, XXII. Т. 2.
Общая теория права и государства / B.C. Афанасьев, А. П. Герасимов и др. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. Тема 12. § 12.1, 12.3. Раздел IV.

© Бошно С.В.,2003


Глава IX
Правомерное поведение, правонарушение и юридическая ответственность

Характеристика правомерного и противоправного поведения.
Основные признаки (юридический состав) правонарушения.
Виды правонарушений. Понятие и виды юридической ответственности.





1. Характеристика правомерного и противоправного поведения

Поведение субъектов права, урегулированное правовыми нормами, является юридически значимым. Оно может соответствовать или не соответствовать нормам права, т. е. быть либо правомерным, либо противоправным.
Правомерное поведение — это предусмотренное правовыми нормами, допустимое с точки зрения интересов граждан, органов, организации, всего общества поведение субъектов права, которое гарантируется и охраняется государством.
Главный признак правомерного поведения — его соответствие нормам права. Определить правомерность поведения можно, только сопоставив его с правилами, содержащимися в нормах права.
Правомерное поведение характеризуется следующими чертами: объективной и субъективной сторонами и последствиями. С объективной, или внешней, стороны правомерное поведение всегда соответствует предписаниям нормы права.
С субъективной стороны правомерное поведение выражает понимание человеком своего гражданского долга, необходимости несения юридической ответственности за свои неправомерные дела и поступки, его сознательное и добросовестное отношение к выполнению своих обязанностей, уважение прав и интересов других граждан.
Последствиями правомерного поведения являются формирование и укрепление общественного порядка, режима законности, устойчивости и стабильности правоотношений в обществе, обеспечение законных прав и интересов граждан.
Правомерное поведение свойственно большинству членов общества. Оно воспринимается ими как нормальный и типичный образ жизни и одобряется обществом. Благодаря правомерному поведению в обществе сохраняется спокойствие, обеспечивается прогрессивное развитие, утверждаются такие социальные ценности, как законность и правопорядок, уважение прав и свобод граждан, выполнение юридическими и физическими лицами своих обязанностей.
Для общества безразлично, какими мотивами руководствуется человек при правомерном поведении. Главное состоит в том, что он действует правомерно, не нарушает предписаний законов, других нормативных правовых актов.
В теории права ученые выделяют следующие виды правомерного поведения: активное, пассивное, которое называется также конформистским, и маргинальное.
Активное правомерное поведение свойственно людям, достаточно хорошо знающим законодательство и использующим его в своей жизни и деятельности. Такое поведение не только обеспечивает законность деятельности гражданина, но и способствует правомерному поведению других субъектов права. Особое значение активное правомерное поведение имеет для государственных органов и должностных лиц, поскольку не оставляет без соответствующей реакции нарушения ими законности и правопорядка.
Ценность активного правомерного поведения заключается также в том, что оно ориентировано на предписания законодательства и человек при этом руководствуется не только собственными интересами, интересами близких людей, их мнением и предложениями, которые могут и не соответствовать нормам права.
Пассивное, или конформистское, поведение характеризуется тем, что человек в своей жизни и деятельности не ориентируется на законодательство, а действует в соответствии с собственными представлениями о правильной жизни. Нередко он сознательно уклоняется от исполнения предписаний правовых норм.
Пассивное поведение, как правило, свойственно людям, не знающим законодательства, не имеющим опыта юридического отстаивания своих нарушенных прав, относящихся с недоверием к юридическим органам — милиции, прокуратуре, судам, которые, по их мнению, могут привлечь к ответственности невиновного человека. Поэтому они ведут себя пассивно в сфере права, хотя и не нарушают его предписаний.
Ценность пассивного правомерного поведения человека заключается в том, что он сам не нарушает норм права и не разрушает социальных устоев общества. Недостаток его выражается в том, что при пассивном поведении возможны нарушения предписаний законодательства другими людьми, в том числе и в отношении данного человека, который придерживается пассивного правомерного поведения и который не станет обращаться в соответствующие органы за защитой своих нарушенных прав.
Маргинальное, т. е. пограничное правомерное поведение характеризуется тем, что оно обеспечивается только страхом наказания. Человек может знать законодательство, а может и не знать, но его отношение к праву определяется в основном ответственностью, которая предусмотрена за правонарушения. В случае мягкости ответственности либо определенной утраты чувства страха человек может совершить правонарушение. Именно поэтому такое поведение характеризуется как пограничное, то есть находящееся на границе между правомерным и противоправным поведением. Такие люди, при их правомерном поведении, являются потенциально опасными, поскольку могут совершить правонарушение.
Данное деление является условным, поскольку один и тот же человек, ведя себя правомерно, в различных ситуациях может быть либо активным, либо конформистом, либо находиться в пограничном, маргинальном состоянии.
Противоправное поведение характеризуется противоположными чертами. Объективно оно не соответствует нормам права, предписаниям законов, других нормативных правовых актов, нарушает их.
С субъективной стороны противоправное поведение свидетельствует о безразличном отношении лица к общественным нормам, правовым предписаниям государства, либо о сознательном и целенаправленном их нарушении, что выражает антисоциальные наклонности субъекта, его психологически отрицательную оценку правил жизни людей, их прав и свобод.
Последствиями противоправного поведения являются разрушение социальных ценностей общества, а именно: равноправного отношения людей друг к другу, уважения прав и свобод человека, его достоинства, неприкосновенности личности, собственности. Чем больше правонарушений, тем сильнее разрываются и нарушаются социальные связи, в обществе развивается нестабильность отношений, которая может привести к полной анархии, произволу и власти грубой силы.
Для характеристики правонарушения имеют значение те мотивы, которыми человек руководствовался в момент совершения правонарушения, какие интересы и потребности он старался удовлетворить и какие цели достичь.
Корыстные правонарушения связаны с незаконным приобретением материальных и иных ценностей с целью обогащения. Этот вид правонарушений имеет самый разный характер. В России он приобрел широкое распространение в 90-х гг. XX в., в связи с последствиями проведения реформ и сменой форм собственности.
Безмотивные правонарушения совершаются без видимых причин и целей. Они носят спонтанный и ситуативный, нередко даже не спровоцированный, характер и представляют собой преступный кураж, хулиганство. Нередко они совершаются в алкогольном или наркотическом опьянении.


2. Основные признаки (юридический состав) правонарушения

Основными признаками правонарушения являются объективная сторона, субъективная сторона, объект правонарушения и субъект правонарушения.
Необходимость перечисленных признаков состава правонарушения вызывается двумя обстоятельствами. Во-первых, о факте правонарушения, причастности к нему данного лица и его ответственности можно говорить только тогда, когда имеются все четыре признака правонарушения.
Во-вторых, если не будет этих четырех признаков правонарушения, у государственных властных органов появится свобода выбора поведения, а значит, возможен произвол в отношении граждан, и к ответственности могут быть привлечены лица, которые не совершили правонарушения.
Каждый признак правонарушения имеет свои собственные черты. Однако значение признака правонарушения он приобретает только в совокупности с другими принципами. Взятый отдельно, он имеет самостоятельный характер, порой даже не являющийся юридически значимым. Например, возраст человека характеризует его как ребенка, подростка, взрослого или пожилого, и только в совокупности с другими признаками правонарушения возраст имеет юридическое значение, поскольку он дает основание считать человека субъектом правонарушения и привлекать его к ответственности в случае, если он достиг совершеннолетия либо исключает такую возможность в случае его малолетства или несовершеннолетия.
Другие признаки или части состава правонарушения имеют юридическое значение, не являясь признаком состава правонарушения. Однако, если они становятся частью правонарушения, то приобретают новые дополнительные юридические качества. Например, различные материальные ценности принадлежат конкретным людям на праве собственности или находятся в их владении на других правовых основаниях. Несобственники и люди, не обладающие в отношении их никакими правами, обязаны воздерживаться от нарушения их прав. Эти отношения имеют самостоятельное юридическое значение: они являются правоотношениями. В случае правонарушения данные правоотношения становятся объектом правонарушения, т. е. становятся составной частью или признаком последнего.
А такие признаки, как субъективная и объективная стороны становятся таковыми только в момент совершения правонарушения. Так, поведение или действие человека становится объективной стороной правонарушения только в момент нарушения предписаний закона, а намерение совершить правонарушение образует субъективную сторону правонарушения во время реализации этого намерения.
Объективная сторона правонарушения представляет собой, как уже отмечалось, определенное поведение человека, которое называется деянием, Деяние может быть действием или бездействием, которое урегулировано законом и в связи с этим имеет правовое значение.
Действие характеризуется активным поведением лица, выполнением им различных телодвижений. К действиям относятся, например, нанесение телесных повреждений, совершение кражи и другие.
Бездействие представляет собой воздержание от действий, пассивное поведение. Бездействием является, к примеру, неоказание врачем медицинской помощи больному, который в ней нуждался и в результате умер.
К деяниям не относятся чувства и мысли человека, в том числе направленные на совершение правонарушения, если они не выразились в действиях. Такие чувства и мысли представляют собой голый умысел, который не имеет правового значения, не образует правонарушения и ненаказуем.
Не являются деянием также действия или бездействия рефлекторного или инстинктивного характера, а также совершенные против своей воли под воздействием физического или психического принуждения или непреодолимой силы.
В данном случае человек, действия которого не соответствуют предписаниям закона, не является правонарушителем, поскольку он действовал вопреки своей воле и желанию. В случае принуждения он выступает в качестве орудия правонарушения, а правонарушителем является тот, кто применил принуждение.
Противоправность деяния означает его несоответствие предписаниям правовых норм и нарушение регулируемых правом общественных отношений.
Однако не всегда объективная сторона ограничивается деянием и его противоправностью. В некоторых правонарушениях необходимы также вредные последствия, т. е. причинение противоправным деянием ущерба интересам граждан, их имуществу, общественному порядку.
Вред считается причиненным данным противоправным деянием, если между ним и вредными последствиями существует причинно-следственная связь.
Причинно-следственная связь имеет место в том случае, когда деяние является причиной наступления вредных последствий. Ее выявление имеет особое значение, если правонарушение совершено несколькими участниками и необходимо найти истинного виновника причиненного вреда. Например, при убийстве, совершенном группой лиц, к ответственности за убийство может быть привлечен только тот человек, который нанес удар или причинил телесные повреждения, которые повлекли смерть. Остальные участники правонарушения могут быть привлечены за телесные повреждения, которые причинили умершему или за другие преступные действия, которые они совершили.
Возможны случаи, когда данное правонарушение не является причиной наступивших последствий. Например, сторож, охранявший объект, уснул во время дежурства. Объект остался неохраняемым и была совершена кража другими людьми. В этом случае сон сторожа не является причиной кражи, поскольку между ними нет прямой причинно-следственной связи. Сторож может быть привлечен к ответственности за халатное отношение к выполнению своих служебных обязанностей, повлекшее утрату имущества, а не за хищение.
Объективная сторона, т. е. противоправное деяние, представляет собой внешнюю сторону правонарушения. Но любое правонарушение имеет и внутреннюю, субъективную сторону, которая характеризует отношение к содеянному самого правонарушителя.
Субъективная сторона представляет собой психическое состояние, волевую направленность субъекта права во время совершения правонарушения, его внутреннее отношение к своему поведению. Она, как правило, характеризует антисоциальную направленность личности, ее склонность к совершению правонарушений. Привлечение человека к ответственности без учета субъективной стороны является объективным вменением ему правонарушения. Так, например, привлечение к ответственности всех лиц, оказавшихся на месте правонарушения в момент его совершения, будет объективным влечением по отношению к тем, кто не был участником правонарушения и не совершал никаких неправомерных действий.
Субъективная сторона характеризуется способностью руководить своими действиями и отвечать за содеянное и наличием вины.
Противоправное деяние считается правонарушением и влечет ответственность тогда, когда лицо, его совершившее, сознавало то, что оно делало, и руководило своими поступками, целенаправленно добиваясь наступления противоправных последствий. Если же субъект в силу своего несовершеннолетия либо психического заболевания не сознавал общественную опасность своих действий и не мог сознательно руководить своими действиями, правонарушения не будет и юридическая ответственность не наступит.
Вина представляет собой одно из важнейших юридических явлений. Она бывает двух видов: в форме умысла и неосторожности.
Умысел делится на прямой и косвенный.
При прямом умысле правонарушитель сознает общественную опасность своего деяния, предвидит его общественно вредные последствия и желает их наступления. Например, контрольный выстрел в голову при заказном убийстве свидетельствует о прямом умысле.
При косвенном или эвентуальном умысле правонарушитель сознает общественную опасность своего деяния, предвидит его общественно-опасные последствия и сознательно допускает их. Результатом деяния правонарушителя при косвенном умысле может быть неоконченное правонарушение, т. е. результат, которого желал правонарушитель, не наступил. Например, после выстрела в жертву с целью убийства потерпевший остался в живых.
Неосторожность выражается в форме самонадеянности или небрежности.
При самонадеянности или легкомыслии правонарушитель предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния, но легкомысленно считает, что может их избежать. Например, правонарушение совершено воздействием автомашины, у которой были неисправные тормоза, о чем водитель знал, но самонадеянно считал, что может доехать до места назначения без происшествий.
При небрежности правонарушитель не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния, хотя по обстоятельствам дела мог и должен был предвидеть. Например, пожар в учреждении возник в результате того, что одна из работниц ушла на обеденный перерыв, оставив включенной электрическую плитку.
Во всех четырех случаях человек считается виновным и несет ответственность за свои деяния.
Если наступление общественно опасных последствий гражданин не мог и не должен был предвидеть, то имеет место случай, казус, за который лицо не несет ответственности.
В гражданском праве, помимо изложенных форм вида, существует также смешанная вина, при которой ответственность за одно и то же правонарушение могут нести два и более юридических или физических лица, а также несение ответственности при отсутствии вины. Вина наступает для собственников, средств повышенной опасности. К ним относится, например, автотранспорт.
Субъектами правонарушений являются юридические или физические лица.
Юридические лица могут быть участниками правонарушений с момента их государственной регистрации и до времени их ликвидации. Они могут участвовать в деликатных правоотношениях, иметь права и нести обязанности только в пределах, установленных их учредительными документами.
Способность физических лиц быть участниками правонарушений определяется их возрастом, психическим состоянием, физическим здоровьем и характером трудовой деятельности, другими обстоятельствами. Так, например, субъектом всех уголовных правонарушений могут быть дееспособные лица достигшие возраста 16 лет. Субъектами тяжких и опасных преступлений могут быть лица, достигшие 14 лет.
Субъектами некоторых правонарушений могут быть, так называемые специальные субъекты права. К ним относятся, например, должностные лица, водители автотранспортных средств, капитаны морских судов, военнослужащие.
Объекты правонарушений представляют собой различные общественные отношения, социальные ценности, права и свободы граждан, охраняемые государством. Они делятся на общие, родовые и непосредственные.
Общим объектом является совокупность всех общественных отношений, охраняемых законом от правонарушений. К ним относятся общественные отношения, урегулированные уголовным, административным, гражданским, трудовым и иным законодательством, которое предусматривает соответствующие меры ответственности.
Общий объект имеет общегосударственное значение и правовая охрана его обеспечивает нормальное функционирование и развитие всего общества.
Родовой объект — это группа однородных и взаимосвязанных между собой общественных отношений, охраняемых законом. К ним относятся, например, отношения собственности, права и свободы граждан, управленческая деятельность государственных органов.
Непосредственный объект правонарушений Ї это конкретные персонифицированные отношения данного физического или юридического лица, а именно отношения по поводу его собственности, прав и свобод, трудовой или иной деятельности.
Выделяют также предмет правонарушения, который представляет собой конкретные материальные вещи и ценности, по поводу которых совершаются правонарушения.
Установление соответствия деяния всем признакам состава правонарушения называется квалификацией правонарушения.
Как уже отмечалось, юридический состав правонарушения и соответственно юридическая ответственность субъекта правонарушения наступает в том случае, если в действиях человека присутствуют все четыре признака правонарушения. Однако в законе предусмотрены обстоятельства, исключающие ответственность и при наличии всех четырех признаков.
Такими обстоятельствами являются, например, необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск и др.
Необходимая оборона имеет место тогда, когда вред здоровью, имуществу нападавшего лица причинен действиями, направленными на защиту от нападения, и когда защита соответствовала характеру и опасности посягательства.
Крайняя необходимость представляет собой действия по предотвращению ущерба, когда вред, причиненный этими действиями, меньше вреда, который мог быть причинен в случае бездействия.
Причинение ущерба в результате риска, если он обоснован, не влечет ответственности. Риск признается обоснованным, если определенная цель не могла быть достигнута не связанным с риском действием, и лицо, допустившие риск, предприняло достаточные меры, чтобы предотвратить вред.
В уголовном законе указаны и некоторые другие обстоятельства, которые исключают противоправность деяния.

3. Виды правонарушений

Правонарушения классифицируются по двум главным основаниям: по их характеру и степени общественной опасности.
По характеру правонарушения делятся на уголовные, административные, гражданские и дисциплинарные.
По степени общественной опасности правонарушения характеризуются как преступления, к которым относятся уголовные правонарушения и проступки, включающие административные, гражданские и дисциплинарные правонарушения.
Преступлением признается предусмотренное уголовным законодательством общественно опасное деяние, посягающее на личность, права и свободы граждан, правопорядок, экономическую систему, собственность, государственное управление и иные значимые общественные отношения.
Преступления характеризуются следующими основными чертами.
1. Преступления — наиболее общественно опасные правонарушения. Их особая общественная опасность заключается в том, что они посягают на наиболее важные и главные общественные отношения и социальные ценности, такие, как конституционный государственный строй, жизнь и здоровье граждан, их права и свободы, правосудие и др. Преступления причиняют людям и обществу тяжкий вред.
2. Субъектом преступления могут быть только физические деликтоспособные лица. Юридические лица не могут совершать преступления и нести уголовную ответственность.
3. Перечень всех преступлений указан в уголовном законе — Уголовном кодексе. Правонарушения по своим признакам (например, общественной опасности), хотя и подпадающие под преступления, но не указанные в уголовном кодексе, не являются преступлениями.
4. Лицо, совершившее уголовное правонарушение, является преступником. Оно подвергается уголовному наказанию, признается судимым, что влечет для него определенные негативные последствия. Например, судимость учитывается при назначении наказания при совершении нового преступления.
5. Уголовные правонарушения совершаются независимо от того, состоит ли правонарушитель в правовых или иных отношениях с тем юридическим или физическим лицом, в отношении которого совершено преступление. Уголовное правонарушение разрушает положительные социальные связи правонарушителя с обществом, государством, гражданами, юридическими лицами и порождает отрицательные, преступные отношения.
Проступки также являются общественно опасными деяниями. Однако их опасность менее значительна по сравнению с уголовными правонарушениями. Объектами правонарушений — поступков являются административные, имущественные и трудовые отношения, не представляющие большой общественной опасности. Так, административным правонарушением признается противоправное виновное деяние, посягающее на государственный или общественный порядок, отношение собственности, права и свободы граждан, порядок управления, за которое предусмотрена административная ответственность.
Административное правонарушение характеризуются следующими чертами.
1. Объект административного правонарушения совпадает с объектом уголовных правонарушений. Однако само деяние менее опасно, поскольку причиняет меньший вред общественным отношениям и социальным ценностям. Так, например, нарушение правил пожарной безопасности может быть и уголовным, и административным правонарушением. Уголовным оно является в том случае, если повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, или его смерть. К административным относятся правонарушения, не повлекшие названных последствий.
2. Административные правонарушения могут совершать физические деликтоспособные лица — граждане и руководящие работники предприятий и учреждений.
Ответственность за административные правонарушения предусмотрена административным, финансовым, налоговым, экологическим и другим законодательством.
3. Административные нарушения могут совершаться субъектами правонарушения, как правило, не находящимися в правоотношениях с теми, чьи права нарушены. Подавляющее их количество составляют нарушения правил дорожного движения, пожарной безопасности, норм санитарии и др.
Гражданские правонарушения — это незаконные деяния в области договорных и недоговорных имущественных и связанных с ними неимущественных отношений. Они характеризуются следующими чертами.
1. Неимущественные отношения регулируются в основном нормами гражданского, семейного и земельного законодательства.
2. Гражданские правонарушения выражаются, как правило, в невыполнении договорных обязательств, причинении имущественного вреда, заключении сделок, противоречащих закону
3. Субъект гражданского правонарушения, как правило, состоит в договорных правоотношениях с юридическим и физическим лицом, права которого нарушены, возможно и бездоговорное причинение вреда.
4. Субъектами гражданских правонарушений могут быть граждане, предприятия, учреждения, другие юридические лица и их должностные лица.
5. Вред, причиняемый гражданским правонарушением, носит имущественный характер и наносится конкретному юридическому или физическому лицу. Он представляет собой уменьшение количества его материальных ценностей. Как правило, он выражается в порче имущества, неоплате поставленных по договору товаров, невозврата долга и т.п.
6. Гражданским правонарушением признается также причинение нематериального, морального вреда, например распространение не соответствующих действительности сведений, унижающих честь и достоинство человека, порочащих деловую репутацию хозяйствующего юридического лица, или частного предпринимателя.
Дисциплинарные правонарушения направлены против трудовой, служебной, учебной, воинской дисциплины, наносят вред нормальному функционированию различных государственных, хозяйственных, учебных и других учреждений и предприятий.
К дисциплинарным проступкам относятся прогул, опоздание на работу, невыполнение приказов и распоряжений начальников.
Основные черты дисциплинарных правонарушений:
1. Они совершаются физическими лицами — работниками предприятий и учреждений.
2. Субъекты этих правонарушений состоят в трудовых правоотношениях с юридическими лицами или предпринимателями без образования юридического лица, права которых нарушаются.
3. Объектом трудовых правонарушений является нормальная деятельность юридических лиц, или соответственно предпринимателей без образования юридического лица.
Выделяются также процессуальные, исполнительные и международные правонарушения.
К процессуальным относятся нарушения норм уголовного, гражданского и арбитражного процессуального права. Они выражаются в нарушении порядка проведения обыска, подачи жалобы, предъявлении иска, заявлении ходатайства, предусмотренного процессуальным законодательством. Субъектами этих правонарушений являются юридические и физические лица, обращающиеся с иском в судебные органы, следователи, а также участники судебного процесса.
Исполнительные правонарушения представляют собой действия, противоречащие нормам уголовно-исполнительного права, законодательству о порядке исполнения решений судов по гражданским делам. Субъектами этих правонарушений являются судебные приставы-исполнители, работники пенитенциарных учреждений, лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы.
К международным относятся нарушения норм международного права и собственных обязательств государств, причиняющих ущерб другим государствам или мировому сообществу. Например, преступными являются пиратство, работорговля, международный терроризм и др. К иным международным деликтам относятся нарушение прав международных представительств, торговых обязательств и др.
Субъектами международных правонарушений являются физические и юридические лица — предприятия и организации, а также в целом государства, которые не выполняют нормы международного права, межгосударственные договоры и соглашения.


4. Понятие и виды юридической ответственности

Ответственность может быть политической, моральной, юридической. Возможны и другие виды ответственности.
Политическая ответственность наступает в сфере политической деятельности за нарушение норм, регулирующих политические отношения. Она выражается в основном в отстранении от политической деятельности, например, в лишении возможности участвовать в работе политических партий, движений, в переизбрании с поста политического руководителя.
Моральная ответственность выражается в нравственном осуждении лица, которое допустило аморальный поступок.
Юридическая ответственность всегда связана с государством, нормами права, юридической обязанностью и противоправным поведением субъекта права.
Наступление юридической ответственности обусловлено объективными и субъективными предпосылками.
Объективные предпосылки включают в себя следующие обстоятельства: наличие норм права, предусматривающих права и обязанности сторон и меры ответственности правонарушителя, существование и законную деятельность органов следствия, суда, судебных исполнителей, исправительно-трудовых учреждений, других органов, обеспечивающих исполнение наказаний.
Субъективные предпосылки представляют собой наличие у правонарушителя свободы воли и поведения во время противоправных действий, а также вины в форме умысла или неосторожности.
Юридическая ответственность возникает вследствие правонарушения и представляет собой правоотношение ответственности.
Правонарушение является юридическим фактом и порождает правоотношение ответственности, создает для правонарушителя определенную юридическую связь с правоохранительными органами государства — милицией, прокуратурой, судебной властью, у которых возникает право рассматривать правонарушение и привлекать виновных к ответственности.
На правонарушителя накладывается обязанность выполнять указания государственных органов и нести юридическую ответственность.
Юридическая ответственность представляет собой обязанность правонарушителя претерпевать предусмотренные законом неблагоприятные последствия своего противоправного поведения. Для физических лиц они могут быть личностного или имущественного характера, а для юридических лиц — имущественные или организационные.
Личностные неблагоприятные последствия оказывают воздействие непосредственно на человека, который может быть лишен свободы, т. е. помещен в пенитенциарные учреждения, и тем самым ограничен в общении с близкими, лишен привычных обычных условий жизни, уволен с должности. Имущественные неблагоприятные последствия выражаются в лишении права собственности на недвижимость, денежные средства, другое имущество.
Неблагоприятные последствия организационного характера в отношении юридических лиц представляют собой реорганизацию или ликвидацию предприятия, изменение структуры его руководящих органов.
Выполнение названных и других видов неблагоприятных последствий, т. е. наступление юридической ответственности, как правило, обеспечивается принудительно.
Основные черты или признаки юридической ответственности:
— возникает из правонарушения;
— представляет собой правоотношение между государством в лице его специальных органов и правонарушителем;
— государство имеет право привлекать к ответственности правонарушителя, который обязан претерпевать лишения и неблагоприятные последствия правонарушения;
— выполнение правонарушителем обязанностей обеспечивается в принудительном порядке.
Существует несколько видов ответственности, которые соответствуют видам правонарушений. Каждый вид правонарушений порождает и определенный вид ответственности. Так, уголовные правонарушения влекут за собой уголовную ответственность; гражданские правонарушения соответственно гражданскую ответственность; административные — административную и дисциплинарные — дисциплинарную.
Следует отметить, что каждому виду ответственности соответствует определенная санкция и определенная процедура привлечения к ответственности.
Уголовное законодательство предусматривает следующие виды ответственности: смертную казнь, лишение и ограничение свободы, условные меры наказания, штраф, конфискацию имущества и др.
Процедура привлечения к уголовной ответственности довольно сложная. Вначале ведется дознание и предварительное расследование совершенного преступления, а затем дело передается в суд, который определяет меру ответственности.
Мерами административной ответственности являются штрафы, освобождение от занимаемой должности, лишение специального права, например, права управления автомобилем, административный арест и другие.
При привлечении к административной ответственности сначала составляется протокол о совершении административного правонарушения, а затем, на основании протокола, судья единолично, административная комиссия, органы санитарной, пожарной, налоговой, других инспекций привлекают к ответственности.
Гражданская ответственность носит имущественный характер и представляет собой возмещение причиненного ущерба, выплату штрафа, пени, упущенной выгоды.
Решения о привлечении к гражданской ответственности принимают суды общей юрисдикции, арбитражные и третейские суды в соответствии с нормами гражданско-процессуального или арбитражно-процессуального законодательства по заявлению потерпевшей стороны.
За дисциплинарные проступки виновным лицам может быть объявлен выговор, строгий выговор, они могут быть переведены на нижеоплачиваемую работу, понижены в должности или уволены.
Накладывает дисциплинарные взыскания руководитель предприятия, учреждения, организации. Перед наложением взыскания от лица, совершившего дисциплинарное правонарушение, должно быть получено письменное объяснение о причине происшедшего.
Процессуальная ответственность представляет собой отказ заявителю в принятии искового заявления, оформленного с нарушением норм процессуального законодательства, отказ в удовлетворении ходатайства, например, о вызове в судебное заседание и допросе свидетеля по гражданскому делу, заявленного не в соответствии с требованиями гражданского процессуального кодекса.
При совершении правонарушений в сфере исполнительных правоотношений ответственность, в зависимости от характера правонарушения, может быть уголовной, административной либо гражданской. Аналогичное положение существует и в международных правоотношениях. Здесь возможна уголовная, либо гражданско-правовая ответственность, в зависимости от субъекта и характера правонарушения.
В отношении государств как субъектов международных правонарушений возможна и иная юридическая ответственность, предусмотренная международным правом, двухсторонними и многосторонними соглашениями.
Необходимо отличать наступление неблагоприятных последствий, применяемых государством к юридическим и физическим лицам, совершившим правонарушение, от других форм государственного принуждения. Главная отличительная особенность заключается в том, что юридическая ответственность наступает за правонарушение и представляет собой наказание правонарушителя, а ныне формы государственного принуждения не связаны с правонарушением и представляют собой меры, применяемые государством в условиях чрезвычайных обстоятельств — стихийных бедствий, аварий, эпидемий, либо носящие привентивный, предупредительный характер, с целью недопущения правонарушений. Так, например, в условиях эпидемий возможно проведение принудительных прививок, реквизиция транспортных и иных средств для борьбы с заболеваниями.
К привентивным мерам относятся, например, досмотр грузов и багажа, перевозимых воздушным транспортом; таможенный досмотр товаров, пересекающих границу государства; осмотр и проверка состояния противопожарного оборудования на предприятиях и т.п.
Возможны также принудительные меры с целью пресечения правонарушений. Например, задержание правонарушителя и заключение его под стражу.
Итак, юридическая ответственность представляет собой личностные, имущественные или организационные отрицательные последствия, которые наступают по решению соответствующего государственного органа для правонарушителя в связи с совершенными им неправомерными действиями.

Принципы юридической ответственности

Юридическая ответственность есть средство наказания правонарушителя за причиненный вред гражданам, юридическим лицам, существующему в обществе правопорядку, иным социальным ценностям, а также способ восстановления нарушенных прав и возмещения причиненного ущерба. Поэтому порядок привлечения к ответственности и меры, применяемые государством при наступлении юридической ответственности, не могут быть произвольными, они должны соответствовать определенным требованиям, которые в юридической науке получили название принципов юридической ответственности. К их числу относятся принципы законности, обоснованности, справедливости, права на защиту, презумпции невиновности, неотвратимости ответственности, целесообразности, своевременности и однократности.
Законность юридической ответственности означает, во-первых, соблюдение государственным органом законодательства, предусматривающего процедуру привлечения к ответственности и, во-вторых, могут быть применены только те меры наказания, которые предусмотрены действующим законодательством, и в пределах полномочий данного органа.
Принцип обоснованности выражается в применении ответственности, в соответствии с имеющимися законно установленными объективными доказательствами, подтверждающими вину правонарушителя.
Принцип справедливости представляет собой точное соответствие ответственности опасности правонарушения и степени вины правонарушителя.
Предоставление правонарушителю права на защиту, в соответствии с действующим законодательством, является очень важным принципом юридической ответственности, поскольку в противном случае возможен произвол в отношении лиц как совершивших, так и не совершивших правонарушение. Никто не может быть привлечен к юридической ответственности до тех пор, пока не доказана вина правонарушителя — таково основное содержание принципа презумпции невиновности.
Принцип неотвратимости ответственности означает, что никто не может быть освобожден от ответственности по основаниям, не предусмотренным в законе. Любой правонарушитель должен быть привлечен к ответственности вне независимости от его должностного положения, национальных, религиозных или иных особенностей. Однако при привлечении к юридической ответственности должны учитываться изменения в состоянии здоровья правонарушителя, его поведение после совершения правонарушения, материальное, семейное положение и другие обстоятельства, которые дают основания полагать, что применение ответственности не соответствует ее целям и задачам. Учет перечисленных обстоятельств образует принцип целесообразности.
Принцип своевременности означает привлечение правонарушителя к ответственности сразу после совершения правонарушения или, во всяком случае, не позднее сроков, установленных законодательством.
Принцип одноразовости юридической ответственности заключается в том, что правонарушитель не может быть привлечен несколько раз к юридической ответственности одного вида или к разным видам юридической ответственности. Например, за уголовное правонарушение он не может быть дважды судим. Не может также привлекаться, допустим, к уголовной и административной ответственности. Она должна быть разовой и одного вида, в зависимости от вида правонарушения.
Основания, условия юридической ответственности и ее прекращение. Основанием юридической ответственности является правонарушение. Его совершение означает возникновение правоотношения ответственности.
Существуют три стадии отношений ответственности:
1) совершение правонарушения и возникновение правоотношений ответственности;
2) оценка правонарушения и личности правонарушителя компетентными государственными органами и определение меры ответственности;
3) реализация юридической ответственности. Условием юридической ответственности являются принятые, в соответствии с законом, акты государственных органов о привлечении правонарушителей к юридической ответственности. Условия юридической ответственности, содержащиеся в акте, включают в себя вид и меру реальной ответственности, порядок ее исполнения, характер и способы принудительного воздействия на правонарушителя в случае невыполнения им возложенной обязанности.
Следует различать правоотношение ответственности и несение ответственности. Правоотношение ответственности — это обязанность правонарушителя претерпевать определенные лишения, которые определил управомоченный государственный орган. Несение ответственности представляет собой выполнение обязанности претерпевать лишения, в том числе принудительно.
Прекращение юридической ответственности, как и ее наступление, связано с юридическим фактом. Для различных видов юридической ответственности юридическое значение имеют разные факты. Уголовная ответственность прекращается в связи с амнистией, помилованием, отбытием наказания, истечением срока давности. Административная, гражданская и дисциплинарная ответственность прекращаются, в основном, в результате выполнения обязанности ответственности.
В этом случае прекращается и правоотношение ответственности, т. е. несение обязанности претерпевать наказание правонарушителем и наличие права у уполномоченных органов применять принуждение. При прекращении правоотношения ответственности юридическое или физическое лицо вновь приобретает статус полноценного субъекта права и перестает быть правонарушителем.


Контрольные вопросы

1. В чем заключается правомерное поведение? Почему правомерное поведение Ї это основное поведение человека в общества? Каковы основные виды правомерного поведения?
2. В чем заключается противоправное поведение? Что такое правонарушение? Каковы основные виды правонарушений?
3. Что характеризует категория «состав правонарушения»? Каковы основные элементы состава правонарушения?
4. Что такое юридическая ответственность? Каковы основания наступления юридической ответственности? Каковы основные признаки юридической отвественности?
5. В чем заключаются основные принципы юридической ответственности?

Список литературы

Васильев А. В. Теория права и государства: Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2000-Тема 13.
Лазарев В. В., Липенъ С. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2000. Тема 17. Раздел III.
Общая теория государства и права: Учебник для вузов: В 3 т. / Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2001. Главы: XVII, XX, XXI. Т. 3.
Общая теория права и государства / B.C. Афанасьев, А.П. Герасимов и др. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. Тема 19. Раздел IV.

© Васильев А.В., 2003

Глава X
Законность, порядок, общественный порядок


Законность и правопорядок в системе политико-правовых
ценностей современной правовой жизни.
Законность и ее признаки. Основные принципы (требования) законности.





1. Законность и правопорядок в системе политико-правовых ценностей современной правовой жизни

Когда говорят о праве, то нередко под правом понимают широкий круг явлений, включая нормы права, отношение людей к действующему праву (правосознание), реализацию права в жизни правоотношение). Среди разнообразных способов проявления права в сфере его действия принципиально важное значение имеют такие понятия как законность и правопорядок. Законность и правопорядок — это важнейшие характеристики динамичного состояния правовой жизни современного демократического цивилизованного государства, нормой существования которого является обеспечение прав и свобод человека и гражданина.
Существенно важно отметить, что законность и правопорядок Ї это прежде всего характеристики правовой жизни современного социального правового государства.
Законность и правопорядок занимают важнейшее место среди политико-правовых ценностей современного мира. В правовом государстве нормой является обеспечение прав и свобод человека и гражданина, торжество законности и правопорядка.
Законность — это явление многоплановое, многоаспектное, что неоднократно отмечалось в научно-правовой литературе.
Определения законности, которые имеются в отечественном правоведении, подчеркивают ту или иную сторону этого явления. Достаточно сказать, что законность понимается и как организационный принцип деятельности государства и его аппарата, как функция государства, как принцип права, как политико-правовой режим, и все это верно. Наиболее принципиально то, что все направления государственно-правовой деятельности должны основываться на законности.
Самое краткое определение понятия законности: законность — это власть закона.
Как известно, правление законов — это одна из древнейших проблем философии и права и правоведения. Законность — это главнейшая ценностная ориентация, объединяющая право, государство и личность. Идея правления законов сохраняет свое непроходящее значение и в наши дни.
Однако идея законности не сводится только к идее правления законов. Достаточно сказать, что идеи государства законности характерны и для древности, и для средних веков, и для начала современной истории. Особенность современного периода состоит в том, что общественная жизнь в наши дни характеризуется устремленностью к формированию гражданского общества и правового государства. Согласно мысли Иммануила Канта, государство есть объединение людей, подчиненных правовым законам. Таким образом, в современном мире речь может идти о правовой жизни, подчиненной законам правового государства, т. е. правовым законам. Это означает, что концепции идеи правового государства восприняты в большинстве цивилизованных стран мира, в том числе и в ныне действующей Конституции Российской Федерации.
В точном смысле слова в обществе, воспринявшем концепцию социального правового государства, точнее было бы говорить не о законности, а о правовой законности или правозаконности.
Таким образом, понятие законности в современных условиях, качественно отличается от законности в другие исторические эпохи. Нетрудно понять, что принцип законности является важнейшей организационной предпосылкой любой государственной системы. И это понятно, поскольку законодательство является важнейшим фактором, нормирующим общественную жизнь. Вероятно, во всей мировой истории невозможно найти государства, которое бы не стремилось проводить законы в жизнь. Наиболее яркий тому пример — законодательство Петра I, который стремился навести порядок в России. Именно ему принадлежит четко сформулированное представление о законности, свойственной периоду абсолютистского государства, «понеже ничто так к управлению государства нужно есть, как крепкое хранения прав гражданства, понеже в суе законы писать, когда их не хранить, или ими играть как в карты, прибирая масть к масти»1 [1 Цит. по: Воскресенский Э.А. Законодательные акты Петра I. Т. 1. М-Л., 1945. С. 107.].
Конечно же, законность свойственна любому государству, поскольку во все исторические эпохи государство, правящая элита, правительство страны и глава государства используют законы для реализации своей политики.
В аспекте широкого, общественно-политического понимания законности она может быть охарактеризована в качестве режима общественно-политической жизни, выраженного в требованиях, которые предъявляются всему обществу — ко всем субъектам, ко всей политической системе. Это требование не только строжайшего, неукоснительного соблюдения и исполнения норм позитивного права, но и следование принципам:
— верховенства законов по отношению ко всем иным правовым актам;
— равенства всех перед законом;
— обеспечения для всех субъектов полного и реального осуществления субъективных прав;
— независимого и эффективного правосудия;
— эффективной работы всех правоохранительных органов. В таком широком смысле законность представляет собой элемент демократии как политического режима (поэтому она относится также к понятиям, характеризующим государства).
Законность является связующим звеном между законодательством и правопорядком. Основные требования законности закрепляются в законодательстве. Реализуясь, они создают тот строй общественной жизни, который именуется правопорядком.
Представляется существенным уяснение соотношения понятий «законность» и «легитимность».
По отношению к государственной власти законность характеризует соответствие ее существования и ее решений требованиям Конституции и иного законодательства.
Легитимность — понятие, которое дает ответ на вопрос, обоснованна ли данная власть с социальной стороны и с точки зрения права (позитивного и естественного), прав и свобод человека.
Законность — это требование строжайшего, неукоснительного соблюдения и исполнения всех юридических норм, всех правовых предписаний всеми субъектами, т.е. гражданами, их объединениями, должностными лицами, государственными органами.
Иногда как синоним терминов «законность», «право» используется термин «правопорядок», но у этого понятия имеется своя специфика.
Правопорядок есть результат действия законности, выражающий степень осуществления ее требований. При этом имеется в виду и требование строжайшего, неукоснительного соблюдения и исполнения юридических норм и общественно-политических требований (равенство всех перед законом, верховенство закона и т.д.)
В условиях демократии для правопорядка характерен высокий уровень гарантий прав и свобод человека, развитое правосудие, широкий спектр правовых средств, используемый каждым человеком для защиты достоинства, неприкосновенности и безопасности.
Относительно стабильный правопорядок в обществе сохраняется за счет объективно действенной правовой позиции населения.
Усиление национально-освободительного и национально-сепаратистских движений по-новому ставит значение законности и законного поведения.
Законность является важнейшим атрибутом политики национальной безопасности — военной, политической, экономической, социальной.
Власть законов (законность) есть функциональное измерение конституционной организации общества в границах государства. Сюда входят и национальная безопасность, и социально-экономическая ситуация, и управление, и взаимоотношения с другими народами и странами.
Обеспечение охраны правопорядка, складывающегося в результате правового регулирования отношений демократического общества, — важное и необходимое условие формирования правового государства.
Правовая охрана распространяется не только на правопорядок в собственном смысле, но и на более широкий по своим масштабам порядок общественных отношений, т.е. на общественный порядок, который выступает как наиболее общая система охраняемых правом социальных отношений, состоящих из структурных подразделений, элементов и подсистем. Правопорядок относится к общественному порядку как часть к целому и имеет свои подсистемы, составные части.

Законность и правопорядок в правовом государстве

Правовое государство — это преграда на пути правового произвола, гарантии демократии, политико-правовая система, в основе которой лежит гуманная и прогрессивная юридическая мысль.
Оставляя в стороне частности, отметим, что смысл теории правового государства сводится к следующему.
Право — некая система норм, обязательная для государства и гражданина — является основой государственной жизни, независимой от конкретных политических целей, стремлений, социальных условий и т.п. Право — это своеобразное условие, фон, основа, присутствующие всегда, и оно не зависит от сиюминутной воли. Сегодня принцип законности выдвинут в центр общечеловеческих ценностей, идея правового государства готова начать новую, демократическую жизнь.
Права и свободы граждан должны быть гарантированы независимо от того, какие конкретные лица будут находиться у власти. С точки зрения теории правового государства, может меняться политика, но не должна уменьшаться уже завоеванная степень гласности, демократии, должны быть исключены какие бы то ни было репрессии относительно тех, кто был приверженцем другой линии и т.д.
Внимательный анализ не только событий 30—40-х гг., но и произошедших совсем недавно — в 70-е гг. XX в., приводит к выводу: в российском обществе существовала реальная возможность попрания тех правовых основ, на которых оно строится. Мощная сила бюрократического аппарата и репрессивного аппарата — имела возможность без особого труда выйти из-под правового контроля. Чтобы побороть эту силу, необходимо создать такую правовую систему, которая ставит само право в некое привилегированное положение и сводит до минимума возможность кому бы то ни было и когда бы то ни было его обойти, его не учесть, ему не подчиниться.
Принцип законности должен быть определяющим среди идей и ориентиров, определяющих политику государства в области прав человека и их реализации. В частности, это касается такого актуального вопроса, как вопрос о возможности и пределах ограничений государством прав человека. Одним из главных условий (принципов) ограничения прав и свобод человека является ограничение на уровне закона и только для соблюдения и уважения прав и свобод других лиц, а также общественных интересов и требований морали.
В современных отечественных курсах по теории государства и права и конституционному праву России обеспечение законности и правопорядка, наряду с защитой прав и свобод человека и гражданина, принято относить к разряду приоритетных функций.
В соответствии с Декларацией прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. человек объявлен высшей ценностью, а соблюдение его прав и свобод — главной обязанностью государства. С принятием Конституции Российской Федерации этот принцип был возведен в ранг конституционного.
Выполнение функции защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности и правопорядка обеспечивается системой правоохранительных органов, в том числе органами правосудия, внутренних дел, государственной безопасности.


2. Законность и ее признаки

В современной литературе имеются два основных подхода к проблемам законности:
Первый. Законность рассматривается как принцип государственной и общественной жизни, требование неуклонного соблюдения законов всеми гражданами и должностными лицами.
Второй. Законность рассматривается как неуклонное соблюдение, исполнение не только законов, но и всех правовых расписаний, т.е. в данном случае понятие «законность» рассматривается фактически как правомерное поведение.
Эти два подхода к законности имеют свои особенности. Каждый из них имеет объективные предпосылки для существования. Функциональный, «поведенческий» подход к определению законности может привести к отождествлению его с правопорядком. Подход же законности как к требованию нередко означает рассмотрение его в аспекте, тождественном законодательству. Действительно, закон по своей природе предписывает определенное поведение, поддержку требования обязательного характера. В этом смысл законодательства. Законность органически связана с законодательством и не может существовать вне его рамок.
Законность и законодательство возникли одновременно. Право является атрибутом правового регулирования, и в этом аспекте законность производна от права. Субъекты права соблюдают, исполняют это норму права. Поэтому содержание правовых норм является содержанием законности. В правовом государстве, где действуют правовые законы, существует правовая законность или правозаконность.
Итак, сущность законности состоит в соблюдении и исполнении законов, правопорядок же является результатом такого исполнения, результатом осуществления норм права. Совершенствование законодательства и укрепление законности является основными средствами упрочения правопорядка и всего общественного порядка в целом.
Итак, с точки зрения содержательного аспекта, законность есть принцип государственной и общественной жизни, представляющей собой систему требований неуклонного соблюдения законов и их действительной реализации государством, всеми его органами, общественными организациями, коммерческими фирмами, должностными лицами, гражданами.
Практическая реализация принципа законности является организационным условием реализации права и обеспечения правопорядка.
В содержательном аспекте в юридической литературе имеется широкое и узкое понимание законности. В широком смысле законность рассматривается как господство законов в общественной жизни, т. е. практически она рассматривается как правовой режим, порядок, при котором нормы права осуществляются всеми участниками правовых у отношений. В узком смысле законность понимается как принцип деятельности государственных органов, но суть законности это необходимость строгого и неуклонного соблюдения, исполнения и применения законов.
Кроме того, содержательный аспект законности состоит также в требовании соблюдать иерархию законов и иных нормативных актов, а также в требовании признания непререкаемости законов (никто не может отменить закон, кроме органа, который его издал).

3. Основные принципы (требования) законности

Под принципами (требованиями) законности следует понимать основные, исходные положения правовой деятельности общества и государства.
В современном отечественном правоведении в качестве принципов законности указывают следующее:
— всеобщность требований законности;
— верховенство закона;
— единство (единообразие) законности;
— гарантированность основных прав и свобод граждан;
— неотвратимость наказания за совершенное правонарушение;
— недопустимость подмены законности целесообразностью их противопоставления;
— связь законности и культуры.
Утверждение режима законности предполагает реализацию в общественной и политической жизни принципа: закон для всех один, перед законом все равны.
Законность — строгое соблюдение Конституции и законов, а также изданных в соответствии с ними иных правовых актов всеми органами государственной власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и их объединениями.
Подобное определение законности логически вытекает из ч. 1 ст. 15 Конституции России, где говорится об обязанности соблюдения Конституции и законов органами местного самоопределения, должностными лицами, гражданами и их объединениями.
Важнейшее направление осуществления законности — обеспечение соответствия законодательства субъектов Федерации Конституции России и федеральным законам.
С этим тесно связан важный принцип Российской Федерации — единого экономического и правового пространства.
В Преамбулу Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) включено положение о необходимости того, «чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения...», констатируется, что «пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества».
Конституции России и федеральному законодательству должны соответствовать правовые акты субъектов Федерации, изданные по вопросам их исключительного ведения.
Следует подчеркнуть, что верховенство федерального права обеспечивается и тем, что гражданские, уголовные, финансовые, коллизионные и другие наиболее важные сферы законодательства в силу ст.71 Конституции Российской Федерации отнесены к ведению Российской Федерации. Это позволяет формировать на федеральном уровне основы правовой системы.
Провозглашение рядом конституций и уставов субъектов Федерации верховенства их законодательства не соответствует Конституции России.
Верховенство права является важнейшим принципом правового государства.
Единство (единообразие) законности состоит в установлении единообразного понимания законов и подзаконных актов, их толкования и применения; в соблюдении единых, установленных для всех граждан, органов и организаций государства нормативно-правовых актов; единстве юридической основы законности. Под единством законности следует понимать, что все законы государства имеют одинаковую силу на всей его территории. Широко известны слова В. И. Ленина: «Законность не может быть Калужская и Казанская, а должна быть единая всероссийская и даже единая для всей Федерации Советских республик»1 [1 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 198.].
Вместе с тем следует иметь в виду, что нельзя не учитывать местных условий. Законность должна гарантировать определенную свободу действий субъектов Федерации, местных органов, способствовать развертыванию творческой инициативы. Единообразное понимание законности есть свидетельство высокой правовой культуры. Этот принцип не должен сковывать инициативы субъектов Федерации, местных органов самоуправления, в пределах полномочий, которыми они располагают в силу законности.
Неотвратимость наказания за совершение правонарушения состоит в том, что каждое совершенное правонарушение должно быть раскрыто, а виновные в его совершении подвергнуты наказанию за содеянное. Ослабление борьбы с правонарушениями имеет опасные последствия. В России тенденция развития преступности вышла на уровень проблемы национальной безопасности. Исследователи проблем преступности отмечают, что ущерб причиненный преступностью в годы проведения реформ, вполне сопоставим с жертвами репрессий конца 30-х гг. XX в. Преступность приобретает все более организованный и агрессивный характер.
Предупредительное значение наказания обусловливается не его жестокостью, а неотвратимостью. Наказание должно быть справедливым. Суд обязан при назначении наказания учитывать все обстоятельства дела, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства, это не просто мера предупреждения, сочетающее в себе кару и воспитание. Наказание — это юридический и одновременно социальный институт государства, средство обеспечения законности и правопорядка. Государство заинтересовано в том, чтобы юридические и социальные последствия наказания могли помочь человеку вернуться на правильный путь, вновь стать полезным членом общества.
Связь законности и культуры состоит в том, что уровень законности напрямую зависит от уровня общей и правовой культуры граждан и должностных лиц. Связь законности и культуры приобретает особую актуальность в период строительства демократичного, правового государства. Она проявляется в различных формах и направлениях, начиная с подготовки законопроектов, применения на практике принятых норм права и заканчивая правовым воспитанием и повышением правосознания населения. Законность служит важным средством развития и охраны завоеваний культуры. По мере повышения культурного уровня населения законность становится все более существенным фактором культурного строительства. Высокая культура образованных и организованных людей является главной предпосылкой строгого проведения в жизнь требований закона. Высокая правовая культура предполагает не только формально хорошее знание норм права но глубокое уважение к законам.
Соблюдение принципов законности, будучи органично связанным с соблюдением культуры управления в целом, зависит от уровня правовой подготовки кадров государственного аппарата и правового воспитания населения. Важным фактором формирования культуры, в том числе правовой, является подготовка государственной программы укрепления законности и правопорядка в стране. Необходимо также иметь актуализированную программу совершенствования законодательной базы с тем, чтобы в предельно сжатые сроки вносить принципиальные изменения, дополнения в действующее законодательство, обновлять его.

Законность, целесообразность, справедливость

Недопустимость подмены законности целесообразностью, их противопоставления является ведущим принципом законности.
Недопустимость подмены законности целесообразностью их противопоставления означает, что субъектам правовых отношений предоставляется возможность принимать наиболее эффективные, целесообразные решения в границах правового поля, определенного нормой права. Субъектам права запрещается выходить за правовое поле, нарушать нормативно-правовые акты, они обязаны руководствоваться исключительно требованиями законности. Любые попытки объяснить отступление от действующего законодательства целесообразностью недопустимы. Безусловно, из всех важных принципов права как сферы правотворчества, так и при реализации норм права основным является его целесообразность. Но целесообразность права не может и не должна быть отчуждена или противопоставлена другим принципам права и в первую очередь — законности.
Принцип законности предполагает осуществление правосудия в точном соответствии с законом. Правовые государства в области правосудия служат своей цели посредством исполнения определенных процедур.
Проблемы современного правосудия нельзя воспринимать вне концепции правопонимания. Концепция современного правопонимания основана на глубоко гуманистических принципах, выдвигающих требования соответствия права гуманистическим идеалам добра и справедливости.
Общие рассуждения о праве в самом высоком (гуманистическом) его значении мало чего стоят, если идея права не состоит в единстве с идеей законности — такого правового устройства, которое функционирует столь же твердо, непоколебимо, явно и неизменно, как закон природы, т. е. как правозаконность.
В современных условиях общепризнанные неотъемлемые права человека приобретают непосредственно юридическое значение в виде юридической реальности.
Поведение граждан, опирающееся на общепризнанные права человека, не может служить основанием для возложения на них юридической ответственности, даже если оно расходится с буквой закона. Вот почему древние римские юристы определяли право как науку о добром и справедливом.
Современное гуманистическое право формулирует неотъемлемые права человека, которые обладают прямым юридическим действием и образуют основу всей национальной юридической системы, но также и в том, что они призваны определять содержание, смысл и направления деятельности законодательных органов.
Более того, поскольку неотъемлемые права человека имеют первостепенное, основополагающее значение, сообразно их статусу должна строиться сама государственная власть. Во всяком случае власть должна быть умеренной, не содержать в себе таких потенций, которые позволили бы ей доминировать над правом, тем более попирать его.
Идея, выраженная в обретении правами человека непосредственного юридического действия, вызвала к жизни еще одну сторону гуманистической концепции, в соответствии с которой закрепленные в Конституции, в кодифицированных актах фундаментальных отраслей демократические правовые принципы, такие, как презумпция невиновности, принцип состязательности в процессе, принцип диспозитивности в гражданском праве и др., могут приобретать «работающее» юридическое значение, позволяющее органам правосудия принимать правовые решения, несмотря на пробелы и недостатки в законодательстве.
До последнего времени правовая наука относила принципы права к интеллектуальным явлениям, обобщениям, не имеющим прямой юридической значимости. Трансформация взглядов по этому вопросу во многом обусловливается необходимостью последовательной защиты естественных неотъемлемых прав человека.
Осуществление высшего предназначения права — обеспечить и упорядочить свободу личности, суверенность человека — предполагает известную регламентацию действий, реализуемых людьми по собственной воле. Такая регламентация при господстве диктаторских, авторитарных режимов может быть направлена не на обеспечение свободы, а на ее подавление и в этой связи достигать весьма высокой степени «заурегулированности». Тогда людям предоставляется лишь строго «дозированная» свобода, да притом в виде «права по разрешению», государственными чиновниками.
Важнейшая отличительная особенность правозаконности состоит в том, что отдельный человек выступает по своему естественному, прирожденному статусу как свободная личность, и поэтому существует общая дозволенность каждому поступать по своей воле, своему усмотрению — везде, в любом случае, без какого-либо разрешения, лишь бы данное действие не было прямо запрещено законом. При этом есть ряд сфер в жизни общества (в области охраны здоровья, дорожного движения, использования вредных для человека веществ, безопасности людей и др.), где разрешительные начала сохраняют существенное значение и для отдельного человека. Но это не меняет сути общедозволительного принципа, имеющего приоритетное значение для личности, отдельного человека.
Отметим, что общедозволительный принцип в отношении граждан был торжественно провозглашен в документе Французской революции — Декларации прав человека и гражданина. В ст. 5 Декларации записано: «Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества. Все же, что не воспрещено законом, то дозволено...»
Общедозволительное начало в поведении граждан — принцип не менее важный для понимания правозаконности, самой сути гуманистической концепции права, чем непосредственное и приоритетное юридическое действие прав человека, юридическое значение демократических правовых принципов. Общедозволительное начало является основой презумпции правомерности поведения, которая означает, что любой поступок, какой угодно акт поведения граждан или их объединений считается правомерным, пока не установлено в надлежащих процедурах несоответствие данного поведения закону, т. е., пока не установлено применительно к данному лицу событие правонарушения.
В какой-то мере такого рода требование перекрывается широко известной презумпцией невиновности. Презумпция невиновности охватывает область деятельности правоохранительных учреждений, судебно-процессуальные отношения. Требование признания изначальной правомерности поведения всех граждан имеет общегражданское значение, и наряду с институтом прав человека ставит властные органы в зависимое от статуса граждан положение, а в ситуациях, когда возникает вопрос о юридической ответственности, обязывает их еще до рассмотрения виновности кого-либо, устанавливать само событие правонарушения (преступления).
Безусловно, в юридическом отношении положение «гражданину дозволено все, кроме прямо запрещенного законом», нуждается в строгом правовом понимании. Существуют поверхностные представления о том, что приведенная формула открывает простор для анархии и вседозволенности — отсюда непрекращающаяся со всех сторон ее критика. Данная правовая формула не допускает достижения антиправовых целей, т. е. произвола и беззакония и предполагает установление законом необходимых юридических запретов в отношении всех вредных для общества случаев поведения, представляющих собой исключения из общего дозволения.
Принцип «дозволено все, кроме прямо запрещенного законом», распространяющийся на граждан, их объединения, лишь тогда выполняет свои гуманистические функции, когда он сочетается и действует «в паре» с принципом, диаметрально противоположным по содержанию, — «запрещено все, кроме прямо разрешенного законом», принципом, который должен строго и последовательно распространяться уже не на граждан, а на властные государственные учреждения и должностных лиц. Только тогда, когда государственные органы лишаются возможности поступать произвольно, вторгаться по своему усмотрению во все сферы жизни, а действуют только в пределах, которые для них прямо определены законом, общедозволительное (для граждан, их объединений) начало обретает реальную жизнь.
В обществах с антидемократическим авторитарным строем властные органы действуют в общедозволительном режиме (они дозволяют себе «все», порой даже без всякого «кроме»), а на граждан, подданых распространяется разрешительный порядок: они вправе совершать только то, что им разрешено нормативным государственным документом или индивидуальным разрешением чиновника.
В демократическом же обществе, в котором утверждается правозаконность, указанное соотношение меняется на прямо противоположное, ранее уже рассмотренное: государственные органы, должностные лица подпадают под действие строго разрешительного режима, а граждане, их объединения действуют на общедозволительных началах.
Конечно же, идеи правозаконности хотя и отвечают требованиям современного гражданского общества, — не более чем идеалы. Это, можно сказать, обобщенный образ, полученный в результате суммирования тенденций и достижений законодательства и юридической практики современных демократических стран с развитой юридической культурой, отечественного как положительного, так и отрицательного опыта, а также представлений авторов, о месте и роли права в жизни людей.
Эти идеи согласуются с человеческими потребностями и устремлениями. И, что особо существенно, идеалы правозаконности способны придать оптимистические очертания будущему, определить оптимальный, вариант перспективы развития человеческого сообщества и стать общечеловеческой и одновременно национальной идеей.
В аспекте теории правового государства, в теории права иногда говорят о позитивном и негативном принципах законности.
Негативный принцип — это ограничительный принцип, ограничивающий возможность государства в определении поведения человека преступным и привлечении его к уголовной ответственности.
Негативный принцип законности исходит из правила nulla роепа sine lege (нет наказания без упоминания о нем в законе). В соответствии с принципом законности высшей целью правовой системы должна быть защита граждан от покушений на их права со стороны государства, которое постоянно навязывает им свою волю. Принцип разделения властей способствует обеспечению безопасности граждан от произвола государства.
В российском уголовном праве, например, эта сторона законности сформулирована в ст. З Уголовного Кодекса РФ («Принцип законности»): Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.
Смысл этой нормы, основанной на известном правиле nulla crimen sine lege (нет преступления без указания о том в уголовном законе) — защищенность человека от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, от судебного произвола.
Указанный принцип реализуется не только в связи с применением уголовного наказания к лицам, совершившим преступные посягательства, или с угрозой его применения к потенциальным преступникам. Но уголовный закон, отграничивая преступное поведение от непреступного, должен стоять и на страже прав и интересов лиц, которые не совершали предусмотренного уголовным законом преступного деяния. Реализация этой задачи в первую очередь зависит от совершенства формулировки уголовно-правовой нормы, конструирующей состав того или иного преступления. Ошибки в применении уголовно-пра-вовых норм, повлекшие необоснованное привлечение лиц к уголовной ответственности, могут свидетельствовать и о том, что уголовный закон еще не всегда достаточно эффективно охраняет права и интересы граждан в сфере уголовной ответственности.
Правовое государство основывается на обязательном и неуклонном следовании закону. В отношении же уголовного законодательства принцип правового государства требует наказания всех виновных.
В российской теории уголовного права принцип законности традиционно именуется принципом неотвратимости наказания. Он означает, что всякое лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия, предусмотренным уголовным законом. Смысл этого принципа заключается в том, что неотвратимость ответственности есть лучший способ проявления предупредительного воздействия уголовного закона.
Признание неотвратимости ответственности принципом уголовного права представляет собой тот случай, когда обыденное правосознание рядового гражданина вполне соответствует ему. Известно, что о силе власти (государственной) граждане судят не по степени «чрезвычайности» ее полномочий, а больше по тому, насколько этой власти удается реализовать указанный принцип. К сожалению, современные реалии российского общества с этой точки зрения оставляют желать лучшего: раскрываемость преступлений явно идет вразрез с динамикой их роста.
Вместе с тем важно уяснить, что неотвратимость уголовной ответственности — это идеал, в реальной жизни недостижимый. Определяющей тенденцией мировой преступности является ее абсолютный и относительный рост. За последнюю четверть века преступность в мире возросла в среднем в 2—3 раза. За это же время преступность в развитых странах увеличилась в 4—5 раз.
В российском уголовно-процессуальном праве есть процедура возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам (в УПК РСФСР ей посвящена целая глава). В соответствии со ст. 384 УПК, вступивший в законную силу приговор суда (в равной степени обвинительный или оправдательный), определение и постановление суда могут быть отменены по вновь открывшимся обстоятельствам, неизвестным суду при вынесении приговора, которые доказывают виновность оправданного лица. Разумеется, что пересмотр оправдательного приговора, как и обвинительного, по мотивам мягкости наказания (или необходимости применения к осужденному закона о более тяжком преступлении) допускается лишь в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности и, что особенно важно, не позднее одного года со дня открытия новых обстоятельств.
Принципиально важно подчеркнуть, что современное понимание принципа законности допускает при определенных условиях возможность неприменения судами федеральных законов. Пределы такого неприменения сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 года1 [1 См.: СП ЛВС. 1995. № 5. С. 11-19.].
Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в соответствии с положением ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.
Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию России,если:
— закрепленные нормами Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;
— суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;
— суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;
— закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.
Нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч.З ст.90 Конституции Российской Федерации).
Другими словами, в соответствии с данными разъяснениями суды не всегда обязаны безоговорочно следовать предписаниям нормативных правовых актов. Прежде чем применить акт тот или иной суд должны проверить, соответствует ли он Конституции Российской Федерации.
Понятие законности в современных условиях приобрело своеобразие еще и в связи с тем, что Конституция Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) признала особую роль в российской правовой системе международных договоров Российской Федерации. При определенных условиях законы, противоречащие таким договорам, тоже могут не применяться судами. И осуществление данного конституционного положения — реальность.
Как уже отмечалось ранее, осуществление законности предполагает применение правовой нормы в соответствии с ее смыслом и буквой. Нельзя оправдывать отступление от точного применения норм права ссылкой на быстро изменяющуюся обстановку, неспособностью закона поспевать за бурно развивающейся жизнью. Этого нельзя допускать потому, что сам законодатель при издании закона (нормы права) максимально учитывает возможные в будущем изменения в социальной жизни, ее разнообразие и динамизм. Если в реальной действительности произошли изменения, вызывающие необходимость установления новой нормы либо изменение или отмену действующей правовой нормы, то это — концепция законодателя, а не органа, применяющего нормы права. Пока закон не отменен или не изменен в установленном порядке, он должен строго и неуклонно соблюдаться и исполняться всеми.


Контрольные вопросы

1. Что такое законность как политико-правовая категория? В чем качественное отличие законности в современном обществе?
2. Что такое правопорядок? Каково его взаимоотношение с понятием «общественный порядок»?
3. Каково соотношение законности и правопорядка в современном правовом государстве?
4. Назовите основные принципы законности.
5. Каковы гарантии обеспечения законности и правопорядка в Российской Федерации?


Список литературы

Васильев А. В. Теория права и государства: Курс лекций. Изд-во РАГС, 2000. Тема 14.
Лазарев В. В., Липень С. В. Теория государства и права: Учебник. М., 2000. Тема 17. Раздел III.
Общая теория государства и права: Учебник для вузов: В 2 т. Отв. ред. М.Н. Марченко. М., 2001. Глава VIII. Т. 3.
Общая теория права и государства/ B.C. Афанасьев, А. П. Герасимов и др. / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1999. Тема 18. Раздел IV.

©ШамбаТ.М.,2003
© Стешенко Л.А., 2003

Глава XI
Основные правовые системы современности


Классификация правовых систем современности. Общая характеристика отдельных правовых систем. Развитие системы права в России. Международное право как особая правовая система.





1. Классификация правовых систем современности

Одной из наиболее важных составляющих при рассмотрении вопроса классификации правовых систем является определение складывающегося в том или ином обществе типа отношения к праву. Воспользовавшись географической терминологией, типы отношения к праву можно условно определить как:
1. Восточный тип. В наиболее концентрированном виде он проявляется в Китае, странах Юго-Восточной Азии и в значительной степени в Японии, а потому точнее назвать его дальневосточным типом отношения к праву. Основной его чертой является стремление субъектов правоотношений по возможности избежать применения мер правового регулирования. Отличие подобного игнорирования правовых механизмов от правового нигилизма состоит в том, что оно вызвано не негативным отношением к правовым механизмам, не сомнениями в их эффективности, а сложившимися в обществе традициями разрешения спорных вопросов посредством иных механизмов. Это прежде всего использование различных примирительных процедур, ориентированных на достижение консенсуса. Например, в Китае идеологическим обоснованием этого типа отношения к праву служит конфуцианская философия.
2. Южный тип, которому свойственно всемерное почитание права. Однако здесь право воспринимается скорее как недостижимый идеал справедливого общества, как нечто трансцендентальное, нежели как формируемый государством свод поведенческих требований. Наиболее полно и четко эта позиция выражена в концепции исламского (мусульманского) права. Исламское право в своей совокупности формируется адатом — сводом обычаев и традиций, шариатом, а также заимствованными у Европы механизмами правовой кодификации. Поэтому среди источников мусульманского права особо выделяются: Коран — священная книга, представляющая собой собрание высказываний пророка Магомета, — Сунна — священное жизнеописание пророка, закрепляющие нормы поведения правоверного мусульманина в обществе, и иджма как форма доктринального права, а лишь затем — кодифицированное право.
3. Западный тип. Здесь право воспринимается как наиболее эффективный из выработанных в ходе исторического развития общества регуляторов, складывающихся между его субъектами отношений, как инструмент преодоления возникающих противоречий и споров. Имеющее в своей основе христианские установки право при подобном отношении к нему лишается божественного происхождения и «низводится» на уровень государственного инструмента. Именно при господстве подобного отношения к праву можно говорить о формировании правового государства в том его понимании, в каковом оно предстает в современном правоведении.
4. Нигилистический тип. Он является скорее не отношением к праву, а отрицанием права. Поэтому следует отказать ему в географической привязке, которая и так более чем условна. Правовой нигилизм проявляется прежде всего в отрицании необходимости самого правового регулирования и в стремлении при наличии такового избежать его применения. Во многом правовой нигилизм обусловлен неверием граждан в государственные механизмы, в их способность защитить законные интересы субъектов правоотношений и эффективно разрешить спорные ситуации. Опасность утверждения правового нигилизма в обществе состоит прежде всего в замене нормативно-правовых регуляторов внеправовыми, а зачастую и неправовыми.
В зависимости от преобладания в обществе одного из перечисленных типов отношения к праву правовая система того или иного государства предстает не как просто совокупность неких юридических установлении, а как система, характеризующая это общество и государство. По сути, речь идет о формировании правовых цивилизаций и разделе мира между ними.
В научной литературе наибольшую поддержку получила следующая классификация систем права.
1. Правовые системы, использующие в качестве основы каноническое право и непосредственно оперирующие его категориями. Ряд современных государств применяют в своей правовой практике канонические установки, в частности системы мусульманского, иудейского, индусского права.
2. Традиционалистские правовые системы. Чаще всего они присущи обществам с восточным типом отношения к праву. В частности, Китаю, Таиланду, Вьетнаму, Японии, государствам Центральной Африки и другим странам, на общественную и государственную жизнь которых преобладающее воздействие оказывают обычаи и традиции населяющих их территории народов.
3. Идеологизированные правовые системы, где правовые механизмы и инструменты обязательно дополняются некими идеологическими требованиями. Прежде всего речь идет о правовой семье социалистического права, еще в недалеком прошлом включавшей в себя правовые системы значительного числа европейских и азиатских государств.
4. Европейская континентальная правовая система, более известная как романо-германская правовая система.
5. Англосаксонская правовая система, которую за пределами Великобритании предпочитают именовать системой общего права.
Приведенная схема не является общепризнанной. В работах по теории права встречаются и иные, более или менее дробные классификации. Германский правовед К.Цвайгерт выделяет семь ведущих «правовых кругов» - романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, право ислама, индусское право. При этом классифицирующим признаком выделения типов правовых систем выступает критерий правового стиля, представляющий собой единство пяти факторов: а) происхождение и эволюция правовой системы; б) своеобразие юридического мышления; в) специфические юридические институты; г) природа источников права и способы их толкования; д) идеологические факторы.
Французский ученый Р. Давид выделяет три главных вида правовых систем (правовые семьи) — романо-германская правовая система, социалистическое право и общее право, относя к «другим видам общественного строя и права» мусульманское право, индусское право, китайское право, японское право, правовые системы Африки и Мадагаскара. Он утверждает, что различия между правом разных стран уменьшаются, если исходить не из содержания их конкретных норм, а из более постоянных элементов, используемых для создания, толкования и оценки норм, при этом главными критериями классификации правовых систем указываются юридическая техника и правовая философия.
Создание универсальной схемы невозможно не в силу правовых разногласий, а скорее из-за воздействия на процесс типологии правовых систем политических интересов и внеправовых моментов, носящих как объективный, так и конъюнктурный характер. Очевидно и то, что любая правовая система включает в себя и некоторые составляющие религиозного, идеологического толка, учитывает особенности традиций и обычаев народов, проживающих в государстве. Отнесение той или иной национальной правовой системы к одному из вышеперечисленных типов зависит от характеристики основных ее составляющих.
Таким образом, анализ систем права предполагает определение способов:
1) выработки правовых норм;
2) систематизации правовых норм;
3) толкования правовых норм;
4) использования юридических норм в правоприменитель-ной практике;
5) преодоления коллизий между нормами.
Приведенные пять основных способов позволяют с юридически корректных позиций рассматривать правовую систему того или иного государства и определять тип по общемировой классификации. Очевидно, что философы, политологи, культурологи и другие представители неюридических дисциплин могут использовать иные подходы и значительно отличающиеся друг от друга классификации правовых систем.
При формально-юридическом анализе современных национальных систем права можно с высокой долей уверенности утверждать, что в современном мире преобладают две основные правовые системы: романо-германская и англосаксонская.
Религиозные, традиционалистские и идеологизированные составляющие систем права в современном мире выступают как значимые явления, определяющие специфику права того или иного государства. Однако все государства вынуждены в качестве основ своих правовых систем использовать механизмы, свойственные двум ведущим правовым семьям. Даже советское право, будучи наиболее ярким примером идеологизированной правовой системы, по своим базисным характеристикам отвечало критериям романо-германской правовой семьи. Наличие культурных, исторических, этнических особенностей не только не отрицает упомянутой общности, но, напротив, подтверждает принципиальное единство. Канонические правовые системы следует отличать от собственно религиозного (канонического) права. С формированием светских государств религиозная составляющая, продолжающая оказывать свое воздействие на уровне правовой идеологии и философии права, утрачивает свое юрисдикционное значение. Охарактеризовать систему права как каноническую можно лишь в том случае, если все государственно-правовое устройство страны строится на религиозных основах. В противном случае, если каноническое право выступает лишь как регулятор внутрицерковной жизни, можно говорить о существовании в государстве канонического права, но не о канонической государственной правовой системе.
Особое внимание к каноническому праву при рассмотрении вопроса о правовых системах обусловлено тем обстоятельством, что ведущие правовые семьи так или иначе создавались на фундаментальных положениях римского права и моральных ценностях христианства. Национальные правовые системы большинства европейских государств формировались на основе христианского миропонимания, свойственных ему представлений о справедливости, добре и зле. В значительной степени религиозное каноническое единство обеспечивало сходство правовых систем в различных европейских государствах. До отделения в 1054 г. римско-католической церкви от Вселенского Православия ее канонической территорией являлась Западная Римская империя, в то время как территория Восточной Римской империи находилась под контролем Византии и в управлении Константинопольского патриархата. При этом обеспечивалась общность основополагающих подходов и взглядов на государство, общество и право.
Как католичество и православие порождены единой общей христианской культурой, так и системы права европейских государств имеют общие основы. Отсутствие канонического общения между римско-католической церковью, объявившей своей канонической территорией весь мир, и православными церквами, не признающими подобной территориальной юрисдикции Рима, не означает их канонического антагонизма. А существование и самостоятельное функционирование 15 патриархатов православной церкви не отрицает их канонического единства.
Аналогичная ситуация складывается и при классификации правовых систем в Европе. Можно привести следующую, хотя и несколько условную, схему. Системы права стран католического мира, безусловно, входят в романо-германскую правовую семью. Страны протестантского мира относятся к англосаксонской правовой системе. Однако в той же степени, в какой мы говорим об исторической общности православия и католицизма, объединенных общехристианскими канонами, в такой же степени мы можем утверждать наличие единства правовых систем западноевропейских и восточноевропейских стран. В своей совокупности эти системы образуют единую европейскую континентальную правовую семью.
В структуре каждой правовой семьи выделяются группы правовых систем. В рамках европейской континентальной правовой семьи надлежит выделить следующие группы: а) группа германского права; б) группа романского права; в) группа славянского права; г) группа северного права.


2. Общая характеристика отдельных правовых систем

Виды систем права находятся в зависимости от ряда обстоятельств, в числе которых ведущее место занимает строение системы права, генезис права и государства, система источников права и иные критерии.
Классификация Р. Давида построена на сочетании следующих оснований: идеология (факторы религии, философии, экономической и социальной структуры) и юридическая техника.
Виды: романо-германская, англосаксонская, социалистическая, религиозная и традиционная.
Классификация К. Цвайгерта имеет основанием правовой стиль, учитывающий следующие факторы: 1) происхождение и эволюцию правовой системы; 2) своеобразие юридического мышления; 3) специфические правовые институты; 4) природа источников права и способы их толкования; 5) идеологические факторы.
Виды: романская, германская, скандинавская, англо-американская, социалистическая, право ислама, индусское право.
а) романо-германская система права характеризуется высоким уровнем нормативных обобщений, который достигается при помощи кодифицированных законодательных актов и выражен в абстрактно формулируемых нормах, в формировании логически завершенной, структурно замкнутой нормативной системы.
Государства романо-германской правовой системы имеют писанные конституции, за нормами которых признается высшая юридическая сила. В большинстве стран действуют гражданские, уголовные, гражданские процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы.
Система текущих законов разветвлена и регулирует все важнейшие сферы общественных отношений. Среди источников романо-германского права велика роль подзаконных актов. Обычай практически утратил роль источника права. Данная система придает определенное значение судебной практике, результаты которой оформляются актами толкования права.
Существенную роль при отправлении правосудия играют зафиксированные в законе общие принципы права, которые при определенных условиях могут быть основанием для решения дел.
б) англосаксонская правовая система характеризуется тем, что правовое регулирование строится на юридической практике, прецедентах. Такой подход делает нормы права более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права романо-германской системы, придает праву большую казуистичность и меньшую определенность. Деление права на частное и публичное отсутствует, нет кодексов европейского типа. Отрасли права выражены не столь четко, как в континентальных правовых системах.
Прецедентное право сочетается со статутным (в Англии), при этом роль последнего возрастает. Английский суд обладает широкими возможностями усмотрения в отношении законов. Акты делегированного законодательства и акты исполнительной власти могут отменяться судом.
в) особенностью религиознообщинной правовой системы является то, что в них юридические элементы не получили обособленного функционирования. Они характеризуются связанностью с религиозными и обычно-общинными нормами. Примерами такого типа систем являются мусульманская, индусская и др. Рассмотрим особенности данного типа на примере мусульманской правовой семьи. Данная система берет свое начало в Коране и считается плодом божественных установлении. Право дано человечеству раз и навсегда, поэтому общество должно руководствоваться этим правом, а не создавать свое под влиянием тех иных условий и обстоятельств. Развитие права осуществляется посредством толкований мусульманских юристов. Закон в современном понимании как акт, изданный компетентной властью, не существует в мусульманским праве. Мусульманское право — это единая исламская система социально-культурного регулирования, которая включает как собственно юридические нормы, так и религиозные и нравственные постулаты, а также обычаи.


3. Развитие системы права в России

Российская система права входит в единую европейскую правовую цивилизацию, что ни в коей степени не позволяет квалифицировать ее как рудиментарную по отношению к романо-германской правовой системе.
За исключением периода монгольского ига, не оказавшего, сколько-нибудь существенного влияния на русское право, его развитие находилось в рамках общих для всей Европы принципов. Эта общность, с одной стороны, обусловлена восприятием византийского права, с другой — модернизацией русского права на основе германского права, его рецепции в петровское и постпетровское время. Рецепции подлежали преимущественно те правовые нормы и правовые институты, которые регулировали отношения между частными собственниками. При этом рецептированные правовые институты и нормы были вынуждены сосуществовать с основанными на православных традициях представлениями о должном и справедливом, что определяется в литературе как «русское право». Подобное взаимопроникновение не могло быть простым, во многом оно не осуществлено и сегодня, что находит свое выражение в феномене правового нигилизма. При этом нигилизм проявляется прежде всего в отношении нормативистских привнесений в российскую правовую культуру.
В сложном состоянии не окончательно преодоленного противоречия между традиционными представлениями и рецептированным правом российское право подошло к этапу своего революционного перехода из семьи романо-германских правовых систем в новую правовую семью — семью социалистического права.
Утвердившаяся советская власть, не имевшая четких представлений о перспективах правового развития страны, начала проповедовать правовой нигилизм на уровне государственного подхода. Но, довольно скоро убедившись в неспособности предложить обществу более эффективные, нежели правовые, регуляторы общественных отношений, советская власть стала культивировать нормативизм в его самом элементарном понимании.
Социалистическое право может быть выделено как обособленная правовая семья. Но эта обособленность, если воспользоваться марксистской терминологией, носит надстроечный характер, выражающийся в дополнении вполне позитивистских по правовой форме нормативных установлении идеологической составляющей. В своей же основе марксистско-ленинская правовая доктрина имеет позитивистскую теорию об обязательном санкционировании правил поведения государственно-правовыми институтами. Надстроечный характер социалистического права подтверждается тем, что к этой правовой семье относились страны, досоциалистическое развитие правовых систем которых осуществлялось как в рамках романо-германской правовой семьи (речь идет о восточноевропейских государствах: Россия—СССР, Восточная Германия, Югославия, Польша, Венгрия, Румыния, Болгария, Чехословакия, а также о первом социалистическом государстве в западном полушарии — Кубе), так и в рамках семьи традиционного права (это правовые системы Китая, Вьетнама, Лаоса, Монголии, Северной Кореи).


4. Международное право как особая правовая система.

Международное публичное право представляет собой особую правовую систему. Его принципы образуют фундамент мирового порядка, основанного на законности. Его формы выступают как основные и необходимые инструменты регулирования межгосударственных отношений.
Принятая в 1993 г. Конституция Российской Федерации определила место международного права в национальной правовой системе. Пункт 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Этот факт ознаменовал признание Россией своей принадлежности к единому мировому сообществу и окончательное отрешение от концепций раздела мира на самостоятельные мировые системы. Конституция подтвердила ответственность и готовность государства следовать установленным современным международным правом правилам сосуществования и сотрудничества в едином мировом пространстве. Конституция Российской Федерации отразила универсальный процесс взаимодействия и взаимозависимости международного и внутригосударственного права, инкорпорировав в Основной закон государства общепризнанные принципы международного права.
Сущность определенного в Конституции Российской Федерации статуса международного права, его места и роли в правовой системе страны могут быть раскрыты лишь на основе глубокого изучения специфики международного права, особенностей его субъектов, форм нормотворчества, применения международно-правовых норм.
Международное право, обладая основными признаками права, являет собой особую, специфическую систему права. В отличие от внутригосударственного права, которое регулирует общественные отношения, складывающиеся внутри данного государства, международное право представляет собой созданную и развивающуюся на основе согласования воль государств систему юридических норм, регулирующих отношения, возникающие в рамках мирового сообщества, главным образом, взаимоотношения между государствами.
Международное право функционирует в рамках межгосударственной системы. Предметом регулирования международного права являются отношения:
— между государствами - двусторонние и многосторонние;
— между государствами и международными организациями;
— между международными организациями;
— между государствами и национальными политическими организациями, возглавляющими борьбу за национальную независимость;
— отношения между другими субъектами международного права.
Международное право отличается от внутригосударственного права не только по объекту регулирования, но и по особому способу образования норм, по способам функционирования. Поскольку субъекты международного права неподвластны какой-либо надгосударственной власти, так как в межгосударственной системе не существует судебных и исполнительных органов, идентичных существующим в государствах, применение норм международного права существенно отличается от функционирования и применения внутригосударственного права. Международное право обеспечивается добровольным соблюдением или принуждением. Принуждение в международных отношениях не носит решающего характера. Многочисленные идеи создать в международных отношениях наднациональную силу принуждения не оказались продуктивными. Более значимым в международном праве является общее согласие, общая договоренность, отвечающая как интересам отдельных государств, так и общим интересам человечества. В основе такого подхода лежит признание приоритета общечеловеческих ценностей во имя решения глобальных проблем, таящих в себе угрозу выживанию человечества. Одновременно следует признание, что взаимосогласованность действий государств невозможна без нормативного регулирования происходящих в межгосударственных отношениях процессах.
В случае необходимости выполнение норм международного права обеспечивается принуждением, осуществляемым самими субъектами международного права (государствами, а также международными организациями). Следовательно, подходить к международному праву исключительно с мерками национального права было бы неверно. Вместе с тем сравнение международного права и внутригосударственного права допустимо, связь между этими системами права не только существует, но и усиливается.
Вопросы возникновения и периодизации международного права до настоящего времени остаются дискуссионными. Среди ученых преобладает мнение, что абсолютно точная датировка практически невозможна и любая периодизация является условной.
Современное международное право непосредственно связано с принятием 10 октября 1945 г. Устава Организации Объединенных Наций, который открыл новую эпоху в правовом регулировании международных отношений и нормативно закрепил такие важнейшие принципы международного права, соблюдение и уважение которых способно реально обеспечить всеобъемлющую безопасность всех проживающих на планете Земля.
Следование принципам международного права — единственно возможный сегодня образ жизни для каждого народа, для каждого государства. Они гарантируют обеспечение каждому народу свой путь развития, его экономическую, политическую, военную безопасность, уважение самобытности каждой страны, отвечают национальным интересам любого государства.
Таким образом, сложилась современная система международно-правовых норм, в значительной мере отличающихся от старого международного права. Наряду с признанными принципами, такими, как принципы суверенного равенства государств, невмешательство во внутренние дела, добросовестное выполнение международных обязательств, появились новые важнейшие принципы международного права. Это — неприменение силы и угрозы силой; равноправие и самоопределение народов; нерушимость границ; территориальная целостность государств; мирное разрешение споров; уважение прав человека; сотрудничество; ответственность государств за агрессию и другие международные преступления (геноцид, апартеид и др.).
Современное международное право - это право, основанное на признании взаимозависимости мира и его многообразии. Его развитию способствовало окончание «холодной войны», прекращение использования международных организаций в качестве арены идеологического противоборства, расширение экономического сотрудничества государств. Вместе с тем распад Советского Союза, революции в странах Восточной Европы, появление значительного числа новых независимых государств поколебали устои международного права, во многом основанные на противовесе двух «великих держав», потребовали его трансформации с учетом новых реалий.
Сложившаяся в мире геополитическая ситуация, обострение традиционных глобальных проблем и появление новых ставят вопрос о всеобщем признании примата права в международной политике. Это означает прежде всего безукоснительное следование принципам и нормам международного права, превращение международного права в незаменимый инструмент достижения общих для всего человечества целей. Обеспечение примата международного права в политике государств определяет необходимость повышения роли международных механизмов функционирования международного права, включая международные организации, международные суды и арбитражи, развитие контрольных органов, наблюдавших за выполнением государствами международных обязательств.

Субъекты международного права

Понятие «субъект права» выработано общей теорией права применительно к праву в целом и тесно связано с юридическим понятием «правоотношения», которое предполагает наличие у сторон юридических прав и обязанностей. Субъект права — необходимая составная часть правоотношений, их обязательный компонент. В понятие субъекта права сливаются две основные характеристики: возможность участвовать в правоотношениях и реальное участие в них. Это относится как к нормам внутригосударственного, так и нормам международного права. Вместе с тем, поскольку внутреннее и международное право имеет круг своих субъектов, они представляют собой самостоятельные системы. При всех различиях этих двух систем признаки субъекта международного права принципиально те же.
Субъекты международного права — это стороны, наделенные юридическими правами и обязанностями в общественных правоотношениях, возможность участия или реальное участие в которых урегулировано международным правом. Международные права и обязанности субъекта международного права возникают в соответствии с общими нормами международного права либо предписаниями международно-правовых актов. Обязанности субъектов международного права также определяются на основе международного права.
Характерной особенностью международного права является то, что объем прав и обязанностей субъектов международного права, т. е. объем их правоспособности, неодинаков. При этом важно подчеркнуть, что международная правосубъектность не зависит от количества прав и обязанностей, т. е. от объема правоспособности.
Круг субъектов международного права определяется способностью лиц (в собирательном смысле) участвовать в международных отношениях, регулируемых международным правом, объективно подпадать под прямое воздействие международного права.
Отличительной особенностью международного права является то, что в нем различают первичных и производных его субъектов. Первичных субъектов международного права никто не создает. Их появление и существование — объективная реальность, результат естественно-исторического процесса. Это прежде всего государства и в отдельных случаях народы и нации, которые, возникнув как социальные организмы, неизбежно вступают в контакт друг с другом, создавая для себя правила взаимного общения. К первичным субъектам современного международного права относятся также государственно-подобные образования. Это — создаваемые в прошлом на основе международного договора вольные города (Венеция, Гамбург, Новгород, Данциг). В наше время международной правосубъектностью обладает Ватикан. При этом Ватикан выступает не как государство, а как административный центр Католической церкви. Он имеет дипломатические отношения с целым рядом государств (включая Россию), является членом ряда международных организаций, имеет статус наблюдателя при ООН, является участником ряда международных договоров.
В отличие от первичных, производные субъекты создаются первичными. Объем их международной правосубъектности, который, как правило, закрепляется в международном договоре, зависит от намерения и желания их создателей. Это могут быть межправительственные организации или другие субъекты. При этом создатели наделяют их правом вступать в межгосударственные отношения от собственного имени. Международное право как самостоятельная система права возникло в силу объективной потребности правового регулирования взаимоотношений между государствами.
Государства являются основными субъектами международного права по следующим основаниям:
— долгое время государства были единственными субъектами международно-правовых отношений;
— нормы современного международного права предполагают регулирование главным образом отношений между государствами;
— правосубъектность других субъектов международного права проявляется прежде всего в их взаимоотношениях между государствами;
— в отличие от других субъектов международного права, государство обладает универсальной правоспособностью, не ограниченной во времени.
Создавая международное право, государства закрепили в нем объективно присущее только им особое юридическое свойство — суверенитет, т. е. право в пределах собственной территории осуществлять законодательную, административную власть без вмешательства со стороны других государств, а также самостоятельно проводить свою внешнюю политику. Исходя из суверенности каждого государства, международное право признает, что суверенитет присущ любому государству с момента его возникновения. Следовательно, исключительно в результате своего существования государство становится субъектом международного права, т. е. носителем юридических прав и обязанностей. Субъектом международного права государство остается на протяжении всего периода своего существования. Правосубъектность прекращается лишь с прекращением существования данного государства в связи, например, с его вхождением в состав другого государства или разъединением его на ряд независимых государств.
Современная доктрина международного права признает, что международная Правосубъектность государств не зависит от волеизъявления других участников международно-правовых отношений. Один только факт его образования порождает его международную правоспособность. Признание или непризнание государств не влияет на международную Правосубъектность государств. Вместе с тем с исчезновением и появлением новых государств появляется ряд юридических вопросов, которые регулируются институтом международно-правового признания.
Институт международно-правового признания не кодифицирован, единого подхода и всеобщей практики нет. В современной теории международного права существуют две теории международно-правового признания: декларативная и конститутивная. Согласно декларативной теории, существование государств как субъектов международного права не зависит от их признания другими субъектами. В основе концепции принятая под эгидой ООН Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, которая констатировала, что все народы имеют право на самоопределение и в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие. По декларативной теории, признание — это лишь декларация или подтверждение существующего правового и фактического положения, поскольку правосубъектность возникла уже раньше в силу самого права. Сторонники декларативной теории также ссылаются на факт декларирования Французской Республики Наполеоном Бонапартом, декларирования Советского государства, провозглашение 21 марта 1990 г. независимости Намибии Ї последней колонии в Африке и т. д.
Согласно конститутивной теории, государство как субъект международного права возникает только после его признания другими государствами. В качестве формы международного признания традиционно признается форма письменного послания от признающего государства. Речь идет о важном внешнеполитическом акте государства, которым оно считает целесообразным вступить в юридические отношения с признаваемой стороной и установить с ней дипломатические отношения. Такими сторонами могут быть вновь возникающие государство, нация или национально-освободительное движение. Таким актом признания стали: Заявление «двенадцати» о будущем статусе России и других бывших республик СССР от 21 декабря 1991 г., Указы Президента Российской Федерации от 28 декабря 1992 г. о признании Чехии и Словакии. На современном этапе признание государств другими государствами как условие его международной правосубъектности представляется единственно возможной объективной оценкой реальной суверенности и других слагаемых статуса субъекта международного права.
Все более утверждается точка зрения, что в отличие от национального права, в котором правосубъектность (правоспособность) лиц определяется законодательно, в международном праве она определяется и устанавливается коллективно с согласия государств. Признание государств является выражением такого согласия, а следовательно, выражением утверждения реальной правосубъектности, т. е. реальной возможности обладать правами и обязанностями. Наиболее признанной и прогрессивной считается признание государств путем принятия их в круг государств Ї членов ООН (согласно утвержденной в Уставе ООН процедуре).
В качестве основных субъектов международного права выступают государства, различные по своему устройству, — унитарные и сложные (федерации, союзы). Члены подавляющего большинства современных федеративных государств, согласно конституций, не являются субъектами международного права. Федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. В ряде международных договоров (Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (ст. 28), Международном пакте о гражданских и политических правах и Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах (1966 г.) особо подчеркивается, что положения договора распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений или изъятий. Это положение отражено также в конституциях многих стран мира. Так, ст. 6 Конституции США квалифицирует заключенные от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. В то же время Конституция США, по существу, запрещает штатам осуществлять внешние сношения. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами.
При освещении вопроса о соблюдении субъектами Российской Федерации международных обязательств России в сфере защиты прав человека следует исходить из того, что любое федеративное государство выступает в межгосударственных отношениях как целостный субъект международного права. Статья 29 Венской конвенции о праве международных договоров обусловливает обязательность договора «для каждого участника», в том числе и для субъектов федеративных государств.
Статья 28 Пакта об экономических, социальных и культурных правах и ст. 50 Международного пакта о гражданских и политических правах также говорят о том, что их положения «распространяются на все части федеративных государств без каких-либо ограничений и изъятий». Аналогичный подход присущ целому ряду конституций зарубежных стран.
Специфика государственного устройства может лишь влиять на механизм реализации международной правосубъектности федеративного государства. Юридические системы различных стран мира по разному решают эти вопросы. Юридическая процедура приведения в действие норм международного договора внутри государства в разных странах различна. Об этом свидетельствует законодательное регулирование, характерное для федеративных государств.
Так, США, опираясь на свою Конституцию, пытаются ограничить распространение содержащихся в основополагающих международных актах норм в сфере зашиты прав человека на всю территорию своего федеративного государства. Они исходят из того, что федеративное государство не может гарантировать осуществление прав и свобод, в них закрепленных, на территории всех его составных частей. Статья 6 Конституции США квалифицирует заключение от имени США договоры, наравне с Конституцией и законами, как «верховное право страны», которому должны следовать судьи в каждом штате. Вместе с тем, ст. 6 Конституции США гласит, что все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления.
Конституция Австрии (ст. 9) провозглашает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.
Согласно Основному закону ФРГ, перед заключением федерацией договора, затрагивающего особое положение какой-либо земли, эта земля должна быть своевременно заслушана. Согласно ч. 3 ст. 32 Основного закона Германии, земли в сфере своей законодательной компетенции могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами. Основной закон Федеративной Республики Германии (ст. 25) гласит, что общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущества перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории федерации.
Конституция Российской Федерации относит заключение международных договоров к ведению Российской Федерации (ст. 71 п. 2к). В Конституции Российской Федерации участие ее субъектов в заключении международных договоров не стало предметом конституционного регулирования. Пункт о. ст.72 Конституции России гласит, что выполнение международных договоров Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Закон «О международных договорах РФ» (ст.4) предусматривает рассмотрение предложений заинтересованного субъекта Федерации при подготовке проекта договора.
В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы о приоритете действия международных договоров Российской Федерации на всей территории. Вместе с тем международные договоры страны, согласно Конституции, являются составной частью ее правовой системы, положения официально опубликованных международных договоров действуют на всей территории непосредственно1 [1 См.: Венская Конвенция о праве международных договоров. Комментарий. М., 1997. С. 73, а также ст.5 Федерального закона о международных договорах Российской Федерации 1995 г.].
В Советском Союзе суверенными являлись как федерация в целом, так и входящие в нее союзные республики. Каждая из союзных республик имела право вступать в отношения с иностранными государствами, заключать с ними договоры и обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами, участвовать в деятельности международных организаций. На практике это право реализовалось лишь Украинской ССР и Белорусской ССР, которые являлись членами ООН, а также ее специализированными учреждениями и органами.
В Конституции Российской Федерации нет определенно сформулированной нормы, четко регулирующей деятельность субъектов Федерации по осуществлению международных и внешнеэкономических связей, что давало бы возможность ряду субъектов осуществлять собственное правовое регулирование данной области. Самостоятельно выступая в качестве участника международной деятельности, субъекты Федерации руководствовались, как правило, своими законами, игнорируя федеральные. Этому в значительной мере способствовали договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Сложившаяся практика толкала на попытки выработки в отечественной доктрине концепции частичной международной правосубьектности субъектов Федерации или даже их всеобщего признания как особой категории субъектов международного права.
Такие предложения полностью противоречат как основным принципам международного права, так и Конституции Российской Федерации, закрепившей приоритетную роль Российской Федерации во внешней политике, международных отношениях, в заключении международных договоров. Данный подход закреплен в принятом 4 января 1999 г. Федеральном законе «О координации международных внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации». Важно то, что в законе дано официальное толкование положений Конституции Российской Федерации о совместном ведении Федерации и субъектов Федерации в плане координации международных и внешнеэкономических связей. В законе подчеркнуто, что речь идет не о международных отношениях, а лишь о международных связях, осуществление которых субъектами должно четко регулироваться и контролироваться самой Федерацией. При этом ст. 7 Федерального закона оговаривает, что соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемые органами власти субъекта Российской Федерации, независимо от формы, наименования и содержания, не являются международными договорами.
В Постановлении Правительства Российской Федерации от 1 февраля 2000 г. «О принятии Правительством Российской Федерации решений о согласии на осуществление субъектами Российской Федерации международных и внешнеэкономических связей с органами власти иностранных государств»1 [1 Собрание Законодательства Российской Федерации. 2000. № 6. Ст. 771.] закреплено положение о том, что федеральные органы государственной власти не несут ответственности по названным соглашениям, за исключением случаев, когда они заключены с согласия Правительства Российской Федерации либо когда по конкретному соглашению субъекта Российской Федерации имеются официальные гарантии Правительства Российской Федерации. На деле это также означает, что субъекты Федерации не выступают на международной арене в качестве самостоятельных субъектов международного права и, следовательно, заключаемые ими договоры не подлежат регулированию международным правом.
В последнее время во всем мире активизировалась международным правом деятельность субъектов федерации (Германия, Канада, Бельгия, Швейцария, Россия). Она включает в основном заключение договоров с иностранными государствами, открытие зарубежных представительств и отчасти участие в работе ряда межправительственных организаций. Осуществляется она в рамках конституционных компетенции и с согласия органов исполнительной власти. В ряде федераций (Германия, Канада, Швейцария) их члены — земли, провинции, кантоны — имеют определенные конституционные права вступать в международные договорные отношения. Вместе с тем круг таких вопросов ограничен, и осуществляются такие права под контролем федерации. В целом такая деятельность не всегда соответствует существующим нормам международного права и требует соответствующей кодификации. Так, Комиссия международного права ООН, рассматривая вопрос о соответствии договоров, заключаемых субъектами федерации, предложила следующее положение:
«Государства — члены федеративного союза могут обладать правоспособностью заключать международные договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не уходит за установленные ею пределы». При этом остается незыблемым, что международным правом регулируются договорные отношения только между субъектами международного права. В силу приведенных доводов договоры субъектов федерации не могут рассматриваться иначе, как в рамках государственного права той или иной страны, а субъекты существующих в современном мире федераций не являются субъектами международного права. Остается в силе принципиальное положение: одна федерация — один субъект международного права.
В отечественной науке международного права преобладает точка зрения, что субъектом международного права является само государство, а не органы и должностные лица, представляющие его. Поэтому не должны вводить в заблуждение выражения «межправительственная организация», «межправительственное» или «межведомственное соглашение». Субъектом во всех этих случаях является государство, которое несет полную ответственность за действия своих органов. Первичными субъектами современного международного права признаются также нации и народы, которые ведут борьбу за независимость. Это вытекает из права наций на самоопределение — одного из важнейших международно-правовых принципов. Борющиеся нации признаются как субъекты международного права в лице органов национального освобождения.
Концепция международно-правовой субъектности наций и народов, борющихся за независимость, появилась под влиянием национально-освободительного движения. В документах ООН национально-освободительные движения представлены как временная форма существования государств, находящихся в процессе формирования и становления. Признание права наций и народов бороться во имя самоопределения, отражено в принятой в 1970 г. на 15-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, а также в Декларации о принципах международного права, касающихся международных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН. Согласно международному праву, борющиеся нации становятся участниками международно-правовых отношений после создания на определенных территориях определенных властных структур, способных выступать от имени населяющих эту территорию населения в межгосударственных отношениях (таковыми были Фронт национального освобождения Алжира, Народное движение за освобождение Анголы, Народная организация Юго-Западной Африки, Организация африканского единства, Организация освобождения Палестины). Они могут вступать в отношения с другими государствами и международными организациями, участвовать в работе международных конференций, пользоваться защитой норм международного права.
Производными субъектами международного права являются международные (межправительственные) организации. Они создаются государствами на основе международного соглашения (учредительного документа), который и свидетельствует об объеме их правосубъектности. Правосубъектность международных организаций выражается в их способности участвовать в международных отношениях от имени государств-членов, а также заключать международные договоры с государствами и другими международными организациями.
К субъектам международного права относятся также международные органы универсального характера, как, например, Международный суд ООН.
Практика современных международных отношений свидетельствует о том, что на приобретение статуса субъекта международного права все более активно претендуют международные неправительственные организации, а также физические лица (индивидуумы). Вопрос об их международной правосубъектности остается дискуссионным в отечественной науке международного права. В частности, самое большее число противоречий, различных подходов и оценок, существует о международно-правовом статусе международных неправительственных организаций. Преобладает точка зрения, что статус неправительственных организаций должен регулироваться исключительно внутренним правом. Это можно объяснить тем, что еще до конца не осознана роль этих организаций на наиболее важных участках международной жизни. Не учитывается то, что в настоящее время многие аспекты их международной деятельности регламентируются межправительственными актами. Отдельные неправительственные организации получают на основе международного права консультативный статус при ООН и его специализированных учреждениях, Совете Европы и других международных организациях. Это свидетельствует о том, что неправительственные организации, будучи субъектом внутригосударственного права, обладают определенными элементами международной правосубъектности. Получая консультативный статус, неправительственные организации получают определенные права и наделяются определенными обязанностями. В случае их невыполнения неправительственная организация может быть подвергнута соответствующей санкции, например, в виде лишения консультативного статуса.
Особенностью современного международного права является признание того факта, что физические лица как его субъект играют все более значительную роль. В таких отраслях международного права, как права человека, гуманитарное право, уголовное право, появляется значительное число норм, свидетельствующих о том, что физические лица обладают или могут обладать совершенно конкретными правами и обязанностями, регулируемыми международным правом. Правовые доктрины западных государств не только относят индивидуумов к субъектам международного права, но ставят их в центр всей международно-правовой системы.
Отечественная доктрина международного права, признавая реальные возможности индивидуума выступать на международной арене в защиту своих прав (в Комитете ООН по правам человека и других комитетах ООН, в Европейском суде, Суде Европейского союза), не выработала единую концепцию в отношении международной правосубъектности индивиддуумов. Вместе с тем точка зрения о признании физических лиц субъектами международного права (хотя и с ограниченной правосубъектностью) все более утверждается.

Нормы и принципы современного международного права

Международное право, являясь одним из компонентов межгосударственной системы, представляет собой целостную самостоятельную систему. Система современного международного права, которая базируется на комплексе юридических норм, как и всякая целостная система, характеризуется принципиальным единством входящих в нее компонентов и одновременно упорядоченным подразделением на относительно самостоятельные части.
Компонентами системы международного права являются: цели международного права; международно-правовые нормы; принципы международного права; источники международного права; отрасли международного права; институты международного права.
Международно-правовая цель Ї это модель желаемого состояния той или иной сферы мирового сообщества в будущем, которую субъекты согласились реализовать совместными усилиями. Основные цели международного права определены в Уставе ООН. Это: поддержание мира; и безопасности, развитие дружественных отношений; между государствами сотрудничества в разрешении международных проблем; защита прав человека и др.
Норма международного права является первичным элементом системы международного права. Она является согласованным субъектами и юридически закрепленным правилом поведения в определенных международных отношениях.
Под нормой международного права следует понимать правило поведения, которое создается государствами и другими субъектами международного права и признается ими в качестве юридически обязательного.
Нормы международного права следует отличать от норм международной вежливости (морали), к которым, например, относится большинство правил дипломатического протокола. Эти нормы также соблюдаются субъектами международного права, однако, если нарушение норм международного права дает основание для международно-правовой ответственности, то нарушение моральной нормы такой ответственности не предполагает.
Международно-правовая норма, выполняя регулятивную функцию, упорядочивает поведение участников международных отношений. В отличие от норм внутригосударственного права, которые создаются органами государства, нормы международного права создаются самими субъектами международного права, поскольку в межгосударственной системе нет надгосударственного законодательного органа. Создание норм международного права достигается путем соглашения между государствами или другими субъектами международного права (например, международными организациями). Во многом на них влияют юридические нормы, действующие в отдельных странах, а также обычаи, что доказывает процесс взаимозависимости международного и внутригосударственного права. С другой стороны, нормы, международного права могут воздействовать на национальное право. Они могут быть использованы для регулирования отношений внутри государства. Однако происходит это исключительно по воле самих государств.
Формы согласования норм международного и внутригосударственного права, как и механизм реализации норм международного права отдельными государствами, могут быть разными. Наибольшее распространение получила форма национально-правовой имплементации. Как форма осуществления взаимосвязи не менее эффективно применяется форма инкорпорации.
Несмотря на различие направлений, наука международного права признавала юридическую обязательность норм международного права. Исключением являлась немецкая доктрина конца XIX Ї начала XX в., отстаивающая точку зрения, согласно которой отсутствие в международных отношениях власти, стоящей над государствами, означает, что международное право не имеет юридической силы как обычное право, а его нормы являются лишь моральными предписаниями, «правилами мудрости, а не нормами права». Современной концепцией. по существу отрицающей обязательную юридическую силу норм международного права, является концепция американского юриста М. Макдугала.
Санкции за невыполнение международно-правовой нормы. В общей теории права применительно к внутригосударственному праву под санкцией обычно понимается указание на те меры государственного принуждения, которые применяются к нарушившему запрет или не выполнившему веление нормы права. Санкции в международном праве предполагают ответственность субъекта международного права за нарушение норм международного права. Санкции, как правило, применяются международными организациями, главным образом Организацией Объединенных Наций. Все большее значение приобретает международный контроль и инспектирование (инспекции международных организаций, инспекции государств — участников договора, взаимные инспекции). Способы классификации международных норм могут быть различными в зависимости от положенных в их основу признаков. Если в качестве базового критерия выбрать происхождение нормы, то можно говорить о нормах договорных и нормах обычных.
Договорные нормы — это нормы, согласованные, признанные и закрепленные международным соглашением.
Обычные нормы возникают и признаются в качестве юридически обязательных правил поведения в результате повторяющихся действий субъектов международных отношений. Это сложившиеся в практике неписаные правила, за которыми субъекты международного права признают юридическую силу. Статут Международного суда (ст. 38) определяет международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы.
Так, в течение длительного времени только международным обычаем регулировались процедура и порядок подготовки и заключения международных договоров. Точно так же на протяжении многих веков существовал в виде международного обычая принцип добровольного исполнения международных обязательств («pacta sunt servanda»), ныне закрепленный в Уставе ООН и Венской конвенции о праве международных договоров.
Квалификация обычая как нормы международного права является сложным вопросом. В отличие от договорных норм, обычай не оформляется каким-либо единым актом в письменном виде. Поэтому для установления существования обычая используются вспомогательные средства: судебные решения и доктрины, решения международных организаций, односторонние акты и действия государств. Вместе с тем обычные нормы имеют такую же юридическую силу, как и договорные.
Круг субъектов международного права, на которых распространяется действие тех или иных норм, обуславливает их разделение на универсальные и партикулярные.
Универсальные международно-правовые нормы регулируют отношения всех субъектов международного права и составляют общее международное право.
Партикулярные международно-правовые нормы регулируют отношения между субъектами, составляющими ограниченный, строго определенный круг участников международных отношений. Таковы, например, нормы международного права, установленные Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод, другими соглашениями, принятыми в рамках Совета Европы. Это также нормы, принятые в рамках Европейского союза, Организации американских государств. Это нормы, заключенные в двусторонних соглашениях, специальных международных договорах. Такие нормы имеют обязательную юридическую силу лишь для субъектов международного права, являющимися сторонами договора.
По способу правового регулирования международные нормы подразделяются на диспозитивные и императивные.
Диспозитивная норма международного права позволяет субъектам в ее рамках избирать параметры своего поведения, определяя в зависимости от обстоятельств объем и содержание взаимных прав и обязанностей в конкретных правоотношениях. Так, согласно общему международному праву, территориальные воды являются частью территории государства и иностранное рыболовство в них запрещается. Конвенция ООН по морскому праву определяет также правовой статус континентального шельфа прибрежного государства (морское дно и недра подводных районов, простирающиеся за пределы его территориального моря на всем протяжении естественного положения его сухопутной территории на расстояние 200 морских миль), закрепляет суверенные права прибрежного государства над континентальным шельфом (разведку и разработку природных ресурсов). Никто не может делать этого без разрешения прибрежного государства. Однако это не исключает право двух государств договориться (заключить соглашение) по поводу совместного ведения дел в этих районах.
Диспозитивной является норма, которая содержится в п. 2 ст. 9 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. Она гласит, что текст договора принимается на международной конференции путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании. Однако государства тем же большинством голосов вправе решить вопрос о применении другого правила: принимать текст договора простым большинством, квалифицированным или единогласно.
Императивная норма международного права (jus cogens) устанавливает конкретные формы и пределы действий субъектов, которые не могут по своему усмотрению изменить установленные объем и содержание прав и обязанностей. К таким нормам относятся прежде всего нормы договоров, учреждающих международные организации, договоры о границах и т. д.
Наиболее точное определение норм jus cogens — императивных норм общего международного права, имеющих высшую юридическую силу, — дано в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., в соответствии с которой императивная норма общего международного права является нормой, которая принимается и признается международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо и которая может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер.
Особенность императивных норм заключается в том, что любое отклонение от них делает действия государств ничтожными. На основании ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров договор является ничтожным, если в момент заключения он противоречит императивной норме международного права.
Выделение норм jus cogens было вызвано признанием государствами ряда международно-правовых норм, которые составляют основу мирового правопорядка. Отклонение от таких норм рассматривается как посягательство на общее международное право.
К категории jus cogens относятся принципы международного права, которые являют собой наиболее общее выражение установившейся практики международных отношений, юридически закрепленные начала современного международного права, его фундамент. Принципы международного права способствуют стабилизации международных отношений, ограничивая их определенными нормативными рамками, и закрепляют все новое, что появляется в практике международных отношений, и таким образом способствуют их развитию.
Основные принципы современного международного права не могут быть отменены государствами ни индивидуально, ни коллективно. Соблюдение принципов международного права является строго обязательным для всех участников международных отношений. Их действие распространяется даже на те области отношений субъектов, которые по каким-либо причинам не урегулированы конкретными нормами. Следовательно, любые попытки не соблюдать принципы международного права недопустимы, так как наносят урон сохранению и поддержанию цивилизованных отношений между государствами.
Единого документа, который исчерпывающим образом перечислял бы принципы международного права, нет. Основные принципы международного права отражены в Уставе ООН, другие — в резолюциях Генеральной Ассамблеи, третьи — в документах регионального характера. Наиболее полно содержание принципов международного права раскрыто в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами, в соответствии с Уставом ООН, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 24 октября 1970 г., и Декларации принципов, которыми государства — участники будут руководствоваться во взаимных отношениях содержащейся в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г.
Все принципы международного права взаимно связаны, и каждый из них должен рассматриваться в контексте всех других принципов.
Согласно ст. 38 Статута Международного суда, «общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», наряду с договорными нормами и обычаем, являются основным источником международного права. Суд применяет их, решая переданные ему на основании международного права споры.
Основу современных международных отношений составляет принцип суверенного равенства государств. Он нацелен на обеспечение уважения юридического равенства государств (независимо от различий экономического, социального, политического характера). Этот важнейший принцип международного права отражен в п. 1. ст. 2 Устава ООН, который гласит: «Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов». Данный принцип закреплен в уставах международных организаций системы ООН, в уставах региональных международных организаций, в многосторонних и двусторонних соглашениях государств и международных организаций.
Принцип суверенного равенства государств означает, что каждое государство обязано уважать суверенитет других государств, т. е. их право в пределах своей территории осуществлять законодательную, исполнительную, административную и судебную власть без какого-либо вмешательства со стороны других государств. Понятие суверенного равенства включает следующие элементы: обеспечение юридически равного участия государств в международных отношениях; обладание государствами принципиально равных прав и обязанностей; обладание каждым государством права на полный суверенитет; обязанность государств во взаимных отношениях уважать различия в историческом и социально-политическом развитии, разнообразие позиций и взглядов, внутренние законы и обычаи; право государств определять и осуществлять по своему усмотрению и международному праву отношения с другими государствами.
Принцип неприменения силы и угрозы силой. Согласно п. 4 ст. 2 Устава ООН, все члены Организации Объединенных Наций воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций. Следует подчеркнуть, что этот принцип распространяется не только на государства-члены ООН, но и на все государства мира. Вместе с тем Устав ООН (ст. 42—47, 41 и 50) допускает применение как вооруженной, так и невооруженной силы (полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых). Однако применение такой силы носит коллективный характер и требует одобрения Совета Безопасности. Вопросы применения принудительных мер регулируются на основании гл. VII Устава ООН. Если Совет Безопасности констатирует, что события, происходящие на территории какого-либо государства, угрожают международному миру и безопасности, такие события перестают быть внутренним делом данного государства и действия ООН в отношении этих событий не будут вмешательством во внутренние дела.
Впоследствии формула Устава ООН была конкретизирована в документах, в целом ряде деклараций, принятых в форме резолюций ООН: Декларации о принципах международного права 1970 г., Декларации об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или от ее применения в международных отношениях 1987 г. и др. международных актах.
Принцип территориальной целостности государств. Этот принцип общего международного права, который утвердился с принятием Устава ООН, действует на всех континентах, независимо от того, существуют или нет специальные соглашения по этому вопросу. Его назначение — защита территории государства от посягательств извне. Речь идет о любых действиях против территориальной целостности и неприкосновенности. Например, транзит любых транспортных средств через иностранную территорию без разрешения территориального суверена является нарушением не только неприкосновенности границ, но и неприкосновенности государственной территории в целом, поскольку именно она используется для транзита. Все природные ресурсы являются составными компонентами территории государства и также неприкосновенны. Поэтому их разработка иностранными лицами или государствами без разрешения территориального суверена также является нарушением территориальной неприкосновенности.
Принцип нерушимости государственных границ непосредственно связан с принципом территориальной целостности государств. Этот принцип составляет одну из важнейших основ безопасности европейских государств. Принцип нерушимости границ, согласно Заключительному акту 1975 г., действует только в отношении европейских государств — участников этого пакта, а также США и Канады.
Принцип мирного разрешения международных споров закрепляет юридическую обязанность государств использовать мирные средства разрешения международных споров. Этот принцип заключен в п. 3 ст. 2 Устава ООН, в которой указано, что все члены Организации Объединенных Наций разрешают свои международные споры мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость. К системе мирных средств разрешения международных споров относятся: дипломатические переговоры; обращение к третьим сторонам или международным органам; обращение в Международный суд ООН. Согласно ст. 36 Статута Международного суда, юрисдикция суда факультативна: государства могут (но не обязаны) сделать заявление об обязательности юрисдикции Международного суда.
Принцип всеобщего уважения прав человека. Становление принципа всеобщего уважения прав человека и основных свобод для всех в качестве одного из основных международно-правовых принципов непосредственно связано с принятием Устава ООН. В Уставе ООН впервые была закреплена универсальная норма, в соответствии с которой государства обязаны уважать права и свободы человека и основные свободы. Согласно ст. 55 Устава ООН, государства берут на себя обязательство содействовать «всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии». В ст. 56 Устава ООН подчеркнуто, что все члены Организации обязуются предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с Организацией для этой цели. Этот принцип в дальнейшем был конкретизирован во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., в принятых в 1966 г. Международном пакте о гражданских и политических правах, а также Международном пакте о социальных, экономических и культурных правах и десятках других международно-правовых актах.
Принцип самоопределения народов и наций. Самоопределение означает право народов выбирать такой путь развития, который в наибольшей степени соответствует их историческим, географическим, культурным, религиозным традициям. Принцип уважения права каждого народа свободно выбирать пути и формы своего развития в качестве императивной нормы современного международного права получил отражение в Уставе ООН. Одна из важнейших целей ООН, закрепленная в п. 2. ст. 1 Устава состоит в развитии дружественных отношений между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов. Указанная цель конкретизируется во многих других положениях Устава. Этот принцип получил свое подтверждение в других международно-правовых актах, в частности в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г.. Пактах о правах человека 1966 г., в Заключительном акте СБСЕ и др.
Принцип сотрудничества. Идея международного сотрудничества государств независимо от различий в политическом, экономическом и социальном строе в различных сферах международных отношений является основным положением в системе норм, содержащихся в Уставе ООН. Этот принцип зафиксирован также в уставах многих международных организаций, в международных договорах, многочисленных резолюциях и декларациях.
Принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств возник в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda, который означает, что договоры следует выполнять. В современном международном праве этот принцип является основополагающим и закреплен в Уставе ООН. Согласно Декларации о принципах международного права 1970 г., каждое государство обязано добросовестно выполнять обязательства, принятые им в соответствии с Уставом ООН, а также общепризнанными принципами международного права. Принцип добросовестного выполнения международных обязательств закреплен в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

Источники норм международного права

Источники норм международного права представляют собой установленные государствами в процессе правотворчества формы воплощения согласованных решений, формы существования международно-правовых норм.
Статья 38 Статута Международного суда содержит перечень источников международного права, которые он применяет при решении переданных ему споров. К таким источникам относятся: международные конвенции1 [1 Под международными конвенциями понимаются многосторонние международные договоры, в которых содержатся юридически обязательные нормы.], международный обычай, общие принципы права. Судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов по публичному праву применяются в качестве вспомогательного средства.
Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г., подчеркивает все возрастающее значение международных договоров как источников международного права. Международный договор характеризуется как основной источник по следующим причинам:
— договорная форма позволяет достаточно четко сформулировать правомочия и обязательства сторон;
— договорным регулированием охвачены сегодня все без исключения области международных отношений, государства последовательно заменяют обычаи договорами;
— договоры наилучшим образом обеспечивают согласование и взаимодействие международных норм и норм внутригосударственного законодательства.
Отраслью международного права принято считать совокупность согласованных юридических норм, регулирующих более или менее автономно межгосударственные отношения определенного вида. К отраслям международного права относятся: право международных договоров, право международных организаций, право международной безопасности, право внешних сношений, международная защита прав человека, международное гуманитарное право, международное морское право, международное воздушное право, международное космическое право, международное право окружающей среды, международное экономическое, социальное и культурное сотрудничество. Целый ряд отраслей международного права, как, например, международное уголовное право, международная борьба с преступностью и другие, находятся в процессе становления.
К институтам международного права относят институт признания, территорию в международном праве, институт правопреемства, институт международной ответственности.

Международный договор –
основной источник международного права

Договором называется заключенное между государствами или другими субъектами международного права соглашение, предназначенное для регулирования их взаимоотношений путем создания международно-правовых обязательств.
Международные соглашения регулируют политические, экономические и культурные отношения между государствами. Эти соглашения могут носить разные названия.
В основе признанного в доктрине международного права определении международного договора лежит соглашение. Оно служит главным методом согласования воль государств путем принятия решений и создания норм, призванных регулировать международные отношения, в которых отсутствует надгосударственная власть. Поэтому соглашение так или иначе присутствует во всех международно-правовых договорах, несмотря на различные их наименования и формы. В прошлом это могли быть трактаты, в настоящее время это чаще всего — договоры, пакты, соглашения, конвенции, акты, протоколы, статуты и уставы.
Конвенциями и пактами называются соглашения, регулирующие отношения между государствами по специальным вопросам, например Конвенция ООН по морскому праву, Венская конвенция о дипломатических сношениях, Конвенция о правах ребенка, Международный Пакт о гражданских и политических правах, Международный Пакт о социальных и экономических правах.
Протоколы, выступая в роли самостоятельного международного договора, как правило, связаны с текстом какого-либо договора. При помощи протокола дополняется, меняется, конкретизируется или расширяется содержание данного договора. Таковыми являются большинство протоколов к Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека, Протоколы к Женевским конвенциям 1949 г. Нередко в названии протокола подчеркнут его факультативный (необязательный), характер, что дает право участнику стороны основного договора воздержаться (навсегда иди на время) от принятия юридических обязательств по Протоколу (например, Факультативный протокол к Пакту о гражданских и политических правах, Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин).
Статуты и уставы — это, как правило, учредительные акты международных организаций или органов (статут Международного Суда ООН, Устав ООН, Устав Совета Европы и т.д.).
Международные договоры разделяют по числу участников (двусторонние и многосторонние); по предмету договора (по различным отраслям международного права); по срокам (срочные и бессрочные).
Декларации, резолюции международных организаций и политические соглашения относятся к не правовым формам международных актов. Не будучи юридически обязательными, эти акты обладают значительной морально-политической силой. В качестве примера можно указать на резолюции Генеральной ассамблеи ООН, региональных организаций и акты, принятые участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ныне ОБСЕ). Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. определяет следующие стадии заключения договора:
Принятие текста — это формальный акт, посредством которого устанавливаются форма и содержание предлагаемого договора. Тексты двусторонних договоров или договора с небольшим числом государств принимаются единогласно всеми участвующими в его составлении государствами. Текст многосторонних договоров принимается на международной конференции путем голосования за него двух третей государств, присутствующих и участвующих в голосовании, если тем же большинством голосов они не решили применять другое правило. Так, например, тексты, разработанные в рамках ООН, принимаются на соответствующих конференциях путем голосования резолюции об одобрении, к которой прилагается текст принятого договора.
2. Установление аутентичности текста. Предусмотренная в тексте договора или согласованная между государствами процедура фиксации того, что принятый текст международного договора является окончательным и изменениям не подлежит, называется установлением аутентичности текста. При отсутствии такой процедуры аутентичность текста устанавливается:
путем подписания (нередко установление аутентичности текста совпадает с окончательным подписанием договора);
подписания ad referendum;
парафирования (уполномоченные договаривающихся государств ставят свои инициалы под текстом договора в свидетельство того, что данный согласованный текст является окончательным и не подлежит изменению).
3. Выражение согласия на обязательность договора. Согласие государств на обязательность для него договора может быть выражено подписанием договора, ратификацией, принятием, утверждением, присоединением. Именно на этой стадии происходит рождение международного договора как источника международного права, возникают обязательные договорные нормы. Форма выражения согласия на обязательность договора предусматривается в тексте договора.
Особое место среди форм выражения согласия на обязательность договора занимает ратификация — утверждение международного договора высшим органом государства. Ратификация обычно воплощается в двух различных актах — международной ратификационной грамоте и внутригосударственном нормативном акте (законе, указе).
Международное право не устанавливает внутригосударственной процедуры ратификации. Процедура ратификации, как другие формы признания согласия на обязательность договора, регулируется конституциями и другими законодательными актами государств. Они определяют органы, осуществляющие ратификацию, их компетенцию и взаимодействие в этом процессе, устанавливают, какие договоры подлежат ратификации. Все это внутреннее дело каждого государства. Международное право не устанавливает внутригосударственной процедуры ратификации, ровно, как и перечня договоров, подлежащих ратификации.
В большинстве государств ратификация чаще всего осуществляется главой государства, иногда — самим парламентом. В Российской Федерации, согласно Конституции, ратификация производится в форме федерального закона, принимаемого Государственной Думой и подлежащего обязательному рассмотрению в Совете Федерации. Президент подписывает законы, в том числе о ратификации, а также ратификационные грамоты.
Конституция Российской Федерации, как и конституции других государств, приверженных принципам демократического правового государства, демонстрирует сближение государственного и международного права. Подтверждая приверженность упрочению международной законности, она закрепляет правовые основы взаимодействия России с мировым сообществом и предоставляет международному праву особое положение в правовой системе страны. Конституция России установила, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (договоры, участником которых она является — Прим. авт.) являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора».
Термин «правовая система» означает, что международные нормы не приравниваются к законодательству. В отличие от законодательства, в правовой системе страны международные нормы могут занимать различное положение. Устанавливаемый п. 4 ст. 15 приоритет правил международного договора по отношению к противоречащим им правилам внутренних законов означает, что в случае обнаружения противоречия суды должны применять не правила закона, а нормы, содержащиеся в договоре. Здесь есть одно исключение. Может возникнуть ситуация, когда законом предусмотрено более благоприятное регулирование по сравнению с международным договором. В этом случае, исходя из принципа, что подписание международного договора не должно ухудшать положение субъектов внутреннего права, следует руководствоваться нормами закона. В ряде международных договоров содержатся так называемые защитительные оговорки, в которых прямо говорится об этом. Например, ч. 2 ст. 5 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит, что никакое ограничение или умаление каких бы то ни было прав человека, признаваемых или существующих в каком-либо из участвующих в настоящем Пакте государстве в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме. Аналогичные защитительные оговорки присутствуют в конвенции о правах ребенка и других международных актах.
Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. подтвердил конституционное положение о том, что международные договоры являются составной частью ее правовой системы, и приверженность основополагающему принципу международного права Ї принципу добросовестного выполнения международных обязательств.
Включение заключенных Российской Федерацией международных договоров в правовую систему страны и придание им особого статуса, означает, что в своей деятельности все органы государства обязаны руководствоваться не только внутренними законами, но также и официально опубликованными и имеющими для России юридическую силу международными договорами.
Это принципиальное положение было подтверждено Конституционным судом Российской Федерации. В его постановлении от 31 июля 1995 г. говорится: «В соответствии с принципами правового государства, закрепленными Конституцией Российской Федерации, органы власти в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом»1 [1 Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 33. Ст.3424.].
Необходимо отметить, что статус, приданный международным договорам Конституцией Российской Федерации, в целом соответствует международному праву и тенденциям его развития. Статью 15 Конституции нельзя рассматривать как ограничивающую суверенитет России, так как помимо того, что она была включена добровольно, заключение тех или иных договоров определяется прежде всего национальными интересами государства и всецело зависит от его воли. Согласно Конституции, решение о согласии Российской Федерации на обязательность для нее международного договора, выраженное путем подписания, ратификации, присоединения и т. д., принимаются исключительно органами государственной власти Российской Федерации. Конституционным и не противоречащим международному праву является право Российской Федерации, как и любого другого государства, на прекращение (денонсацию) и приостановления действий международных договоров. Более того, на Конституционный суд Российской Федерации возложена обязанность обеспечивать соответствие положений не вступивших в силу международных договоров Конституции Российской Федерации. Следовательно, чтобы обеспечить фактическую реализацию приоритета нормы международного права на внутригосударственном уровне, требуется добровольное осуществление ряда мер со стороны государства, обеспечивающих конституционное признания юридической обязательности тех или иных договоров.
Принципиально важно и то, что непременным условием действия содержащихся в международном договоре норм в правовой системе Российской Федерации является вступление договора в силу. Так, согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., только действующий договор порождает юридические последствия. Постановление Пленума Верховного суда от 31 декабря 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия» (п. 5) нацеливает суды на применение именно вступивших в силу для Российской Федерации международных договоров. Ссылки на другие международные акты, могут носить только вспомогательный характер, использоваться для этого, чтобы обогатить аргументацию решения, а не как обоснование постановления по делу, как доказательство применения того или иного акта.
Важно и то, что международный договор «автоматически» не отменяет внутренние законы, которые несовместимы с ним, если только договорные постановления не являются самоисполняющимися. Чаще в тексте международного договора содержатся указания на необходимость принятия соответствующих международных актов. Так, ст. 1 и 2 Международного пакта об экономических правах говорят о том, что государства обязуются осуществлять провозглашенные в пакте права лишь в максимальных пределах имеющихся ресурсов и лишь путем принятия соответствующих законодательных мер. Конвенция МОТ № 11 (ст. 2) содержит обязательство государств проводить посредством согласованных с национальными условиями и практикой методов «национальную политику», направленную на поощрение равенства возможностей в отношении труда и занятости.
Несмотря на все демократические процедуры, обеспечивающие право государства определять, какие договорные нормы международного права станут частью его правовой системы, приходится констатировать, что в момент принятия Конституции Российской Федерации 1993 г. отечественная юридическая наука и еще в большей мере практика не были подготовлены к изменениям, вносимым Конституцией в правовую систему страны. В первые годы появились законодательные акты, по существу переистолковывающие конституционные положения.
Для избежания подобного, а также осознанного применения международных норм необходимы: конституционный механизм контроля за соответствием национального права международным обязательствам; экспертиза на соответствие законопроектных работ международному праву; внесение ясности в определение международно-правовой природы межведомственных договоров (едва ли можно предположить, что правило межведомственного договора обладает приоритетом в отношении правил закона).
Необходимо повышение квалификации практикующих юристов, включение в программы по специальности «юриспруденция» курса международного права, пропаганда внешнеполитических документов, повышение профессионализма деятельности средств массовой информации в этой сфере, а также рост уровня международно-правового сознания в целом. Без эффективной работы по всем этим направлениям международное право не в состоянии реально войти в правовую систему страны.

Соотношение и взаимодействие международного
и внутригосударственного права

В правовой доктрине применительно к трактовке соотношения международного и внутригосударственного права существуют две основные теории — монистическая и дуалистическая. Согласно монистической теории, международное и внутреннее право — части общей единой системы права. Суть дуалистической теории: международное и внутригосударственное право — две различные самостоятельные правовые системы права, не подчиненные одна другой. Признается различие в субъектах, методах нормотворчества, формах существования правовых норм, правоприменительной практикой. Для того чтобы норма международного права приобрела юридическую силу на территории государства, она должна быть трансформирована в национальный правовой акт. Генеральная трансформация заключается в установлении государством в своем внутреннем законодательстве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия. Специальная трансформация заключайся в придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально.
Признавая самостоятельность двух правовых систем, нельзя отрывать одну систему от другой, возводить между ними «китайскую стену», необходимо признать их взаимодействие. Термин взаимодействие в данном случае обозначает такую форму взаимоотношений, при которой каждая из систем не заменяет, не подменяет и не поглощает другую, не имеет характера господства и подчинения, а способствует функционированию каждой. Связь между международным и внутригосударственным правом характеризуется координацией, взаимосогласованностью, взаимодополнимостью.
Так, например, Венская конвенция о праве международного договора 1969 г. — основной международно-правовой документ, который регулирует порядок заключения, действия и приостановления действия международных договоров — уделяет большое внимание вопросам взаимозависимости международного и внутригосударственного права. Без одновременного соблюдения существенных норм обоих правопорядков заключить действительный международный договор или приостановить его действие невозможно. Более того, согласно Венской конвенции, исключительно внутригосударственным правом регулируется порядок признания юридической силы любого международного договора, в частности, его ратификации. Равно также регулируется порядок выхода из него одной из сторон (денонсации).
Международное право основано на уважении суверенности национальных правовых систем, призвано защищать их от вмешательства извне, создавать благоприятные внешние условия для их функционирования. В резолюции Института международного права, принятой в 1993 г., говорится, что в принципе именно правовая система каждого государства определяет наиболее подходящие пути и средства обеспечения того, чтобы международное право применялось на национальном уровне. Совершенно естественно, что государства мира в различных формах выражают форму взаимодействия внутригосударственного и международного права.
Так, Конституция США (ст. 6) гласит: все договоры, которые заключены или будут заключены Соединенными Штатами, являются высшими законами страны, судьи каждого штата обязаны к их исполнению, хотя бы в Конституции и законах отдельных штатов встречались противоречащие постановления.
Конституция Австрии (ст. 9) подчеркивает, что общепризнанные нормы международного права действуют в качестве составной части федерального права.
В Германии (согласно ст. 25 Основного закона ) общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права. Они имеют преимущества перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации.
Согласно Конституции Испании международные договоры, заключенные в соответствии с установленными требованиями, становятся после их публикации в Испании составной частью внутреннего законодательства. Их положения могут быть отменены, изменены или приостановлены только в порядке, установленном в самих договорах или в соответствии с общепризнанными нормами международного права.
Конституция Французской Республики (ст. 52) гласит: «договоры или соглашения, должным образом ратифицированные или одобренные, с момента опубликования имеют силу, превышающую силу внутреннего закона». Согласно ст. 54. международное обязательство, которое содержит положение, противоречащее Конституции, ратифицируется или одобряется после пересмотра Конституции.
Глава 55 Конституции Украины (ст. 9) провозглашает международные договоры частью национального законодательства. Заключение договоров, противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения изменений в Конституцию.
Весьма своеобразна практика применения норм международного права в Великобритании. Английский судья прежде чем применить принцип или норму международного права, исследует, инкорпорированы ли они в английское право. Если да, то применяет. Если нет — то продолжает исследование: не изъявила ли Корона в какой-либо форме согласие на его применение, и лишь при положительном ответе «да» притом что он не противоречит английскому праву, применит этот принцип или нормы, положив начало их инкорпорации.
Отличительной чертой принятой в 1993 г. Конституции Российской Федерации является то, что она включила определенные, наиболее значимые компоненты международного права в национальную правовую систему.
Приведенные примеры демонстрируют, что, в целом признавая приоритетность норм международного права, конституции большинства стран мира включают их либо в свои правовые системы, либо в систему законодательства, что определяет их различное положение. Одни конституции включают в свои правовые системы только международные договоры, участниками которых они являются. Другие идут дальше и наряду с договорами включают в национальные правовые системы общепризнанные принципы и нормы международного права.
В СССР на протяжении продолжительного периода международное право рассматривалось как право, содержащее положения, сформировавшееся под влиянием западных государств и соответственно не отвечающее интересам Советского Союза. Согласно утвердившейся с середины 50-х годов доктрине, СССР в своей внешнеполитической деятельности руководствовался «советским международным правом», как правом миролюбивым, свободным и независимым. Примат международного права над внутригосударственным отрицался. Что касается соотношения между нормой международного договора, в котором участвовал СССР, то до определенного времени считалось, что норма законодательства СССР имеет приоритет перед нормой международного договора. Но постепенно Советское государство пересматривало свое отношение к международному праву. Коренной переворот произошел в 1961 г., когда СССР признал приоритет нормы международного договора над нормой внутреннего права. Это нашло отражение в ст. 129 Основ гражданского кодекса Союза СССР и союзных республик. Следующим шагом позитивного развития отношения СССР к международному праву стала Конституция СССР 1977 г. В ст. 29 было указано, что отношения СССР с другими государствами строятся на основе соблюдения принципов международного права, а также выполнения обязательств, вытекающих из общепризнанных принципов и норм международного права, из заключенных СССР международных договоров.
Отличительной чертой принятой в 1993 г. Конституции Российской Федерации является то, что она определила четкую связь между международным правом и национальной правовой системой. Статья 15 (п. 4) Конституции Российской Федерации гласит: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». Как видим, принципы и нормы международного права включены не в систему российского права, а в правовую систему, т. е. в более широкую правовую категорию, включающую не только систему права и правовые нормы, но и целый ряд других компонентов. Все они - правовая норма, правовое отношение, правовая идея Ї представляют собой «три кита», на которых выстраивается правовая, т. е. нормативно-регулятивная система, называемая правом. В правовой системе эти уровни неразрывно связаны и образуют динамическое единство. Представляется, что только на основе такого «широкого» и масштабного подхода к пониманию права и правовой системы можно в полной мере оценить сущность конституционного положения, отражающего взаимозависимость российского и международного права. Включение в российскую правовую систему компонентов международного права как нормативного характера, так и не ограничивающихся определенными нормативными рамками, отражающих интернациональную общественную практику, стремление народов к справедливому миропорядку, укрепляет ее демократические основы.
Конституция Российской Федерации отразила универсальный процесс сближения конституционного и международного права. Следовательно, все предложенные в ней новеллы могут быть по достоинству оценены лишь на основе широкого взаимодействия как общей теории права, так и теории международного права как особой системы права. Необходимо учитывать, что составляющие международное право принципы и нормы выражают собой коллективную волю многих государств и основаны на презумпции их выполнения.


Контрольные вопросы

1. Что характеризует категория « национальная правовая система»?
2. Какие виды правовых семей различают?
3. В чем заключаются основные особенности развития российской правовой системы?
4. Каковы основные черты международного права как особой правовой системы?
5. На каких принципах строится процесс взаимомодействия международного и внутригосударственного права в современном мире?


Список литературы

Барциц И.Н. Типология современных правовых систем: Учеб. Пособие. М., 2000.
Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: Учебник для юридических вузов. М., 2001.
Осакве К. Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности): Учебно-практическое пособие. М., 2000.
Российское государство и правовая система: Современное развитие, проблемы, перспективы / Под ред. Ю.Н. Старилова Воронеж, 1999.
Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. М., 1996.

© Барциц И.Н., 2003
© Матвеева Т.Д., 2003




РАЗДЕЛ II



ОСНОВЫ
РОССИЙСКОГО ПРАВА



Глава I
Конституция Российской Федерации — основной закон государства


Понятие конституционного права России как отрасли права
и его предмет. Понятие и значение Конституции России.





1. Понятие конституционного права России как отрасли права и его предмет

Понятие «конституционное право» многогранно и употребляется в трех формах: как отрасль права в системе национального права, т.е. совокупность конституционно-правовых норм, действующих на территории данной страны; как наука, изучающая конституционно-правовые нормы и формирующая на их основе правоотношения и институты; как учебная дисциплина, основанная на данных науки.
Конституционное право России как отрасль права — составная часть ее национальной правовой системы, совокупность правовых норм, которые регулируют общественные отношения, возникающие в процессе осуществления народовластия, охраняют основные права и свободы человека и учреждают в этих целях определенную систему государственной власти, основанную на принципе «разделения властей».
Одним из важнейших завоеваний демократического процесса в России является внедрение в сознание народа постулата: не народ существует для государства, а государство существует для народа, чтобы охранять свободу человека и обеспечивать его благополучие. Вместе с тем необходимо соблюдать равновесие между властью и свободой, так как свобода без прочной государственности превращается в анархию, а государство, построенное на отказе своих граждан от свободы, превращается в тоталитарное.
Найти баланс свободы народа и власти государства — главная задача и смысл конституционного права России.
Конституционное право России прочно переплетено с политикой и вообще со всей политической системой страны.
Властные отношения задевают права и свободы человека и сталкиваются с коллективными действиями людей, объединенных в партии и движения, которые путем выборов влияют на эти отношения. Отсюда огромный интерес к изучению институтов конституционного права, борьба мнений вокруг политических основ этой отрасли и ее институтов.
Как любая отрасль права, конституционное право России имеет свой предмет — это общественные отношения, регулируемые нормами той или иной отрасли права.
Уяснение вопроса о предмете отрасли права является необходимой предпосылкой правильного понимания общих качеств, свойственных ее нормам и институтам; спецификой правового регулирования.
Без знания предмета каждой отрасли права невозможна правоприменительная деятельность. Надо четко уяснить, нормы какой отрасли подлежат применению.
Конституционное право регулирует отношения, складывающиеся во всех сферах жизнедеятельности общества — политической, экономической, социальной и др. Однако это распространяется не на все отношения целиком, а лишь на определенный их слой, а точнее сказать, фундамент этих отношений.
Отсюда к предмету конституционного права относятся те отношения, которые можно называть базовыми, основополагающими в каждой из указанных сфер. Они образуют как бы фундамент всего здания сложной системы социальных связей, подлежащих правовому воздействию, определяют структуру всего социального организма. Такого рода отношения выступают как системообразующие, обеспечивающие целостность общества, его единство как организованной и функционирующей структуры, основанной на общих началах политического, экономического и социального устройства общества и государства.
Предмет конституционного права России охватывает две основные сферы общественных отношений:
а) охрану прав и свобод человека (в сфере отношений человека и государства);
б) устройство государства и государственной власти (отношения в сфере власти).
Баланс этих отношений обеспечивает единство общества, которое обеспечивается:
1) лежащими в его основе принципами, выражающими его качественную определенность, формы организации и функционирования;
2) механизмом, посредством которого осуществляется управление всеми сферами жизнедеятельности общества.
Рассмотрим более подробно общественные отношения такого рода.
1. Конституционно-правовые нормы закрепляют, прежде всего, основные принципы, определяющие устройство общества: суверенитет, форму правления, форму государственного устройства, принадлежность власти, общие основы функционирования всей системы политической организации общества.
В обществе обязательно существуют единые основы экономической системы: допускаемые и охраняемые формы собственности, гарантии защиты прав собственников, способы хозяйственной деятельности, обеспечение государством потребностей в образовании, науке, культуре.
Совокупность основополагающих общественных отношений, определяющих устройство государства, закрепляющие их нормы в действующей Конституции России обобщаются понятием «основы конституционного строя».
2. Общество не может существовать без единых основ правового статуса его членов, определения принципов взаимосвязи государства, общества и гражданина.
Предметом конституционного права являются такие отношения, которые определяют гражданство, принципы, характеризующие положение человека в обществе и государстве, его права, свободы и обязанности. Эти отношения являются исходными для всех остальных сфер общественных отношений между людьми.
3. В России существует широкая сфера отношений между Федерацией в целом и ее субъектами, урегулирование которых составляет важное условие обеспечения целостности и единства государства. Эти отношения также составляют предмет конституционного права.
4. Целостность и единство общества обеспечиваются и механизмом управления социальными процессами. В обществе это выражается через систему органов государственной власти и органов местного самоуправления. Конституционно-правовые нормы закрепляют основные принципы системы органов государственной власти и органов местного самоуправления; виды органов; правовой статус органов законодательной, судебной и исполнительной власти, порядок их образования; формы деятельности. Посредством такой правовой регламентации обеспечивается система управления обществом.
К предмету конституционного права России относится регулирование отношений, связанных с системой всех представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления.
Таким образом можно сделать следующий вывод:
Конституционное право России — ведущая отрасль права России, представляющая собой совокупность правовых норм, закрепляющих и регулирующих общественные отношения, через которые обеспечивается организационное и функциональное единство общества как целостной социальной системы, т.е. основы конституционного строя Российской Федерации, статус человека и гражданина, федеративное устройство, систему органов государственной власти и органов местного самоуправления, отношения между человеком и государством.


2. Понятие и значение Конституции России

Одним из объектов изучения конституционного права является Конституция, базовый закон любого демократического государства. Что такое конституция?
Первые конституции в современном понимании этого слова появились в конце XVII — начале XV11I вв.
Во времена Римской империи термином конституцией назывались императорские указы, а в средние века акты о федеральных вольностях.
В конце XVII в. началась серия демократических революций, вызванных потребностью не простого переустройства власти, а оптимального соотношения между государством и народом, властью и свободой.
Конституция — важнейший институт демократии. Демократическое государство всегда конституционное, но не всякое государство, имеющее Конституцию, может быть названо конституционным и демократическим. Любому государству присуща тенденция к злоупотреблению властью. Поэтому мало принять Конституцию, необходимо создать режим ее неукоснительного соблюдения, но для этого она должна занимать особое место в правовой системе страны.
В самом общем виде конституция — это правовой акт (или совокупность правовых актов), обладающий высшей юридической силой и регулирующий основы организации государства и взаимоотношений государства и человека. Люди в своей массе в государстве — это народ данного государства.
В современном демократическом государстве носителем суверенитета и единственным источником власти является народ. Только он обладает учредительной властью. Именно поэтому конституции принимаются народом или от имени народа. Особенность субъекта, принимающего Конституцию, обусловливает важнейшую черту ее понятия: она носит учредительный характер. Конституция учреждает основы государственного и общественного строя, механизм осуществления государственной власти. Она носит учредительный характер и потому, что все ее предписания являются первичными и им не могут противоречить другие издаваемые государственными органами акты.
Конституцию, занимающую особое место в правовой системе каждой страны, отличают от других правовых актов и такие ее черты и свойства, как легитимность, стабильность, реальность, верховенство. Рассмотрим эти свойства подробнее.
Конституция считается легитимист тогда, когда она принята законным путем, т.е. в том порядке, который предусмотрен в действовавшей до этого Конституции. Конституции, навязанные военными хунтами и другими диктаторскими режимами вместо принятых ранее законным путем, не могут считаться легитимными.
Один из легитимных способов принятия Конституции — это референдум (всеобщее голосование) как непосредственная демократия или ее принятие представительным органом законодательной власти. Происходит это в том случае, если ранее Конституция в стране отсутствовала или действующая не исполняла свои функции и не могла быть использована для принятия новой.
Важной чертой Конституции и ее свойством является также реальность, которая характеризует Конституцию тогда, когда ее предписания исполнимы и гарантированы в условиях режима законности и правопорядка. Реальна такая Конституция, которая предусматривает и гарантирует народовластие, права и свободы человека и гражданина. Конституции, не отвечающие этим требованиям, являются фиктивными, они декларативны, наполнены социальной демагогией и реально не гарантируют элементарных гражданских прав. Фиктивные конституции характерны для стран с авторитарными и недемократическими режимами.
Одно из свойств конституции — стабильность. Самая стабильная в мире конституция — это Конституция США, принятая в 1787 г. и действующая практически без изменений до настоящего времени.
В чем проявляется стабильности конституции?
Стабильность конституции проявляется в незыблемости ее предписаний, в сохранении высокой степени устойчивости и неподверженности воздействию политических сил, меняющихся у власти. Стабильность и жесткость конституции не только не исключает возможности ее изменения, но и предполагает приведение ее в соответствие с новыми условиями социальной действительности. Поскольку конституция оказывает глубокое воздействие на весь общественный и правовой порядок, неопределенность хотя бы отдельных ее норм может привести к нестабильности в обществе. Характерным примером является трагическое событие октября 1993 г. в России.
Крайне важное значение имеет свойство верховенства конституций.
Определяя верховенство конституции в правовой системе, важно отметить, что она не просто основной закон, но такой закон, который обладает особой юридической силой по сравнению с другими законами. При этом конституция является актом наивысшей юридической силы и это особое свойство выражается в следующем: ее нормы являются основополагающим источником не только конституционного права, но и других отраслей права — гражданского, административного и др.; текущие законы и другие нормативные акты должны приниматься только указанными в конституции государственными органами и соответствовать конституции; государственные органы, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать конституцию.
Верховенство конституции в правовой системе обеспечивается эффективным механизмом ее реализации и охраны. Вопросами обеспечения конституционности законов и других нормативно-правовых актов занимаются органы конституционного контроля (надзора, суда). Им нередко принадлежит и право толкования конституционных положений. В России это Конституционный Суд РФ.
Верховенство конституции в правовой системе устанавливается не каким-либо другим нормативным актом, а ее собственными нормами.
Подобная норма есть в Конституции Российской Федерации 1993 г. в ст. 15ч. 1, которая гласит:
«Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».
Перечисленные и рассмотренные свойства конституции этим не исчерпываются. Немаловажным ее свойством является то, что конституция, вне зависимости от желания принимающих ее, еще и политический документ.
Сущность конституции заключается не только в том, что она основной закон государства и обладает высшей юридической силой, хотя это — ее первейшее и важнейшее назначение. Конституция является также политическим и идеологическим документом.
Как политический документ она отражает определенное соотношение политических сил на момент ее разработки и принятия, но такое соотношение политических сил не является неким выражением соотношения классовых интересов или «результатом классовой борьбы», что являлось незыблемой методологической основой советской науки. Конституция в демократическом государстве — результат политического согласия. Она является общественным компромиссом, в котором согласованы политические интересы, представленные различными политическими силами. Их интересы отражены в конституции в той мере, в какой их удалось отстоять и согласовать с другими политическими силами. Разумеется, больше учтены интересы тех политических сил, чье влияние в обществе оказалось более сильным или даже — определяющим. Именно это является главным, а не классовая сущность.
Кроме этого, конституция всегда должна быть идеологическим документом, так как она всегда устремлена в будущее. Ее идеологический характер заключается в том, что она выражает определенное мировоззрение. Конституция декларирует важнейшие ценности — права человека, демократические институты, частную собственность, свободу экономической деятельности и другие, составляющие основу конституционного строя. Эти ценности, будучи стержнем либерально-демократической идеологии, защищаются и охраняются.
Все вышеперечисленное и определяет значение конституции как базы для развития демократического общества. Отсюда и название — базовый закон.


Контрольные вопросы

1. В чем заключается предмет конституционного права Российской Федерации?
2. Каковы основные методы правового регулирования, применяемые отраслью конституционного права России?
3. Каковы основные источники конституционного права Российской Федерации?
4. Каковы основные признаки конституции как нормативно-правового акта?
5. Каковы основные способы принятия конституций в современном мире?


Список литературы

Конституция Российской Федерации. М.. 1993.
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юрид. вузов и факультетов. М., 2000. Глава 1. Раздел 1; раздел II.
Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2000. Раздел I. Главы: 1, 2, 3.
Комментарий к Конституции Российской Федерации / Отв. ред. Л.А. Окуньков. М., 1996.

© Яценко И.С., 2003
© Овсепян Ж. И., 2003

Глава II
Россия как федеративное государство


Конституционные принципы государственного устройства Российской Федерации. Договорное регулирование федеративных отношений. Вопросы статуса субъектов Российской Федерации.





1. Конституционные принципы государственного устройства Российской Федерации

Федерация (от позднелатинского foederatio — союз, объединение), наряду с унитарной формой, представляет собой одну из основных форм территориальной организации государства. Как форма государственного устройства она предполагает особый характер отношений между федеральными органами власти и органами составляющих федеративное государство территориальных частей — субъектов федерации.
Федерация представляет собой юридически единое союзное государство, в состав которого входят определенные государства или государственные образования, обладающие властью и полномочиями в решении тех вопросов, которые не входят в компетенцию федеральной власти. Ее характеризуют следующие признаки.
Федерация — единое союзное государство, существующее наряду и сверх тех государств, которые входят в его состав. Федерация обладает суверенитетом.
Федерация обладает необходимыми государственно-правовыми институтами, т. е. законодательными и исполнительными органами, которые избираются населением всех субъектов федерации, причем парламенты федерального типа, как правило, имеют двухпалатную структуру. Наряду с общей палатой, которая выражает интересы всего государства, существует палата, выражающая интересы субъектов федерации.
Акты федеральных органов являются обязательными на всей территории федерации. Они не подлежат рецепции, т.е. утверждению со стороны органов субъектов федерации, и адресованы непосредственно населению. Субъекты федерации не имеют права отмены актов Федерации.
Федерация обладает единой территорией и единым гражданством, причем территория федерации может состоять из территорий ее субъектов, но вместе с тем может существовать общефедеральная территория, которая в состав субъектов не входит.
Федерация обладает компетенцией компетенции. Это означает, что она сама, без согласия входящих в нее субъектов, может расширять или сужать пределы своей компетенции, что и закрепляется в ее конституции. По сути это компетенция федерации на изменение своей компетенции.
Федерация юридически нерасторжима, т.е. ее субъекты не обладают суверенитетом и не имеют права сецессии (выхода из состава федерации).
Наиболее отчетливо признаки федеративного государства проявляются в их сравнении с признаками, характеризующими конфедерацию. Конфедерация с юридической точки зрения — это постоянный союз государств, не имеющий общих органов власти и управления или же имеющий один или несколько таких органов, предназначенных для осуществления целей конфедерации. Подобными целями могут быть экономические, торговые задачи, создание единого таможенного пространства, цели внешнеполитического характера, обороны и т.п. Конфедерация — это не единое государство, а союз государств, который создан на договорной основе соответствующими субъектами, и поэтому данные субъекты обладают суверенитетом и могут выступать на международной арене самостоятельно.
Конфедерация может не иметь общих законодательных и исполнительных органов. Органы, которые в ней создаются, обусловлены целями конфедерации, и образуются они правительствами стран, входящих в конфедерацию. Акты общих органов (если они созданы) не адресованы населению непосредственно, а только правительствам государств-членов конфедерации, которые могут утвердить эти акты и распространить их действие на свою территорию (право рецепции). Вместе с тем они могут не утвердить эти акты, отвергнуть их (право нуллификации). Конфедерация не обладает единой территорией и единым гражданством. Конфедерация представляет собой расторжимый союз, иначе говоря, субъекты конфедерации как сохраняющие свой суверенитет государства обладают правом сецессии, то есть правом выхода из союза.
На примере Российской Федерации выделяются следующие конституционные принципы правового регулирования федеративных отношений:
1) суверенитет Российской Федерации над всей ее территорией (ст. ст. 4, 71);
2) верховенство на всей территории России Конституции Российской Федерации и федеральных законов (ст. 67);
3) целостность государственной территории (ст. ст.1, 3, 67);
4) прямое действие Конституции Российской Федерации на всей территории Федерации (ст. 15);
5) конституционное закрепление порядка изменения внешних и внутренних границ государства (ст.ст. 67, 71, 131);
6) единство правового режима территории Российской Федерации в вопросах экономики (единство экономического пространства), свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности (ст. 8).
В качестве основных конституционных формул построения российской федеративной государственности следует признать ч. 1 ст. 1: «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления», а также положение ч. 1 ст. 4 Конституции Российской Федерации: «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию». Эти конституционные положения определяют, с одной стороны, правовые предпосылки разграничения полномочий между федеральными органами власти и местными, с другой Ї служат однозначным подтверждением территориального единства Российской Федерации, распространения единой государственной власти на всю территорию России без изъятий, вне зависимости от позиции региональных властей.
«Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности...» (ч. 3 ст. 5 Конституции России). Федерация, в отличие от конфедерации как международно-правового по своему характеру союза государств, — единое союзное государство, в составе которого имеются определенные национально-государственные и административно-территориальные образования, обладающие властью и полномочиями в отношении тех вопросов, которые не входят в компетенцию федеральной власти.
Закрепленная Конституцией Российской Федерации 1993 г. новая система территориальной организации призвана придать неизменность старой структуре, прибавив к ней жесткость и неизменность границ между субъектами Федерации. И все же это уже не национально-государственная организация с различным статусом составляющих ее элементов, а государственно-территориальная Федерация, пусть и асимметричная. Согласно ч. 1 ст. 5 Конституции, в состав Российской Федерации входят республики, края, области, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъекты Российской Федерации.
Обращаясь к государственно-правовым механизмам разграничения полномочий и гарантиям обеспечения единства правового регулирования на всей территории Российской Федерации, следует выделить два базовых конституционных положения:
1. О высшей юридической силе и прямом действии Конституции Российской Федерации на всей территории Федерации (ч. 1. ст. 15 Конституции России).
2. О верховенстве на всей территории страны федеральных законов, принятых по предметам ведения Российской Федерации (ч. 1,3 ст. 76 Конституции России).
Исходя из принципа суверенитета государства и территориального верховенства, действие норм права на территории государства является неограниченным, безусловным и абсолютным. Под высшей юридической силой нельзя понимать большую обязательность какого-либо акта, превышающую обязательность другого акта. Нет степени обязательности какого-либо акта. Соотносительность (релятивизм) актов не в этом. Федеральное законодательство сопоставимо в этом смысле с любым другим актом, от какого бы органа субъекта Федерации он ни исходил.
Суть дела в другом: высшая юридическая сила федеральной Конституции состоит в том, что все законы и иные акты издаются на ее основе и в ее исполнение и не должны ей противоречить (ст. 15 Конституции России). Антиконституционные акты не могут порождать никаких правоотношений в силу того, что они юридически ничтожны, т.е. не являются юридическими актами.
Верховенство и единство государственной власти обеспечивается прежде всего через верховенство правовых актов Федерации. Конституция Российской Федерации и федеральные законы в полной мере закрепляют свое верховенство. Как отмечалось ранее, верховенство конституции — одна из обязательных черт правового государства. Это предопределяет юридическую ничтожность любого нормативного акта, расходящегося с конституционными установлениями, вне зависимости от органа, его издавшего, от сферы и направленности его применения.
Конституция России закрепила достаточно строгую концепцию единого суверенитета Российской Федерации, который распространяется на всю территорию страны. Однако противоречие при сочетании суверенитета России с декларируемым суверенитетом входящей в состав России республики не нашло своего конституционного разрешения. В Конституции Российской Федерации закреплены следующие принципиальные положения:
— целостность и неприкосновенность территории Российской Федерации.
— равноправие всех субъектов Российской Федерации.
— строительство и развитие Российской Федерации на двух равнозначных принципах: национально-государственном и территориально-государственном.
— суверенитет Российской Федерации (субъекты Российской Федерации не являются суверенными).
Формирование на части территории Российской империи федеративного государства Ї РСФСР Ї было продекларировано Конституцией РСФСР 1918 г. Однако разделение этого государства на составные части Ї субъекты Федерации - происходило на основе Конституции с учетом двух требований (причем именно в этой последовательности):
— удобство администрирования;
— учет этнического фактора.
Ни один субъект Федерации не входил в состав РСФСР на основе договора (с особым случаем Тывы, вошедшей в 1944 г. в Союз ССР на правах АО в составе РСФСР).
Российская Федерация является конституционной федерацией. В тысячелетней истории российской государственности нельзя найти некий нормативный акт, документ, провозглашавший создание Российского государства. Россия — исторически сформировавшееся государство, разделение которого на административные составляющие происходит на основе конституционных актов. Принятию Конституции России 1993 г., закрепившей федеративную форму ее государственного устройства, предшествовало подписание 31 марта 1992 г. Федеративного договора. Этот документ по своему содержанию не соответствует названию. Суть договора — разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Речь не шла об образовании федеративного государства. Форма Федеративного договора была использована в политических целях для стабилизации взаимоотношений центральной и региональных элит.
По сути это было соглашение между федеральными органами государственной власти России и органами власти субъектов Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий. Сопряжение двух тенденций — конституционное стремление восстановить правовое единство страны, с одной стороны, и предусмотренное Федеративным договором разграничение полномочий между Федерацией и ее субъектами по конкретным предметам ведения — с другой привели к усилению конфликта между федеральной правовой системой и правовыми системами целого ряда субъектов Федерации.
Изначально процесс разработки и обсуждение Федеративного договора проходил наряду с процессом выработки нового Союзного договора. Необходимость заключения Федеративного договора была законодательно закреплена Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1990 г. «О конкурсе на лучший вариант проекта Федеративного договора РСФСР». Но постепенно работа над проектом Федеративного договора была свернута.
С распадом в августе-декабре 1991 г. Советского Союза вопрос о взаимоотношениях республик в составе России с федеральной властью потребовал активизации работы по подготовке соглашения о разграничении полномочий. В республиках начали проявляться сепаратистские тенденции, процесс передела собственности и власти принял характер, опасный для российской государственности. Рабочая группа предложила в этих условиях подписать Соглашение по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти республик в составе Российской Федерации.
Руководители большинства республик отвергли такой подход и выступили за подписание Федеративного договора. Требования все больших прав и полномочий, раздававшиеся из столиц республик-субъектов Федерации, сводились к минимизации роли федеральных органов власти, увеличению прав местных правящих элит.
31 марта 1992 г. был подписан (а не «заключен») Федеративный договор, который на том этапе развития позволил избежать нарастания противостояния, сгладить противоречия, закрепить сложившееся на том историческом этапе соотношение сил.
Закрепленный Федеративным договором отказ республик от определения себя в качестве автономий, признание их суверенными республиками в составе России нашли свое конституционное выражение в Законе Российской Федерации от 21 апреля 1992 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики»1 [1 См.: Российская газета. 1992.]. В сравнении с текстом Конституции РСФСР 1978 г. это была кардинальная смена представлений: до внесения указанных изменений Конституция РСФСР определяла автономии как социалистические государства, самостоятельность которых обеспечивалась рядом гарантий экономического характера. Территория республики не могла быть изменена без ее согласия. Однако о суверенитете республик ранее никогда не упоминалось.
Президент РФ Путин В.В., оценивая политику российских властей в начале 90-х гг. отмечает: «В начале 90-х центр многое отдал на откуп регионам. Это была сознательная, хотя отчасти и вынужденная политика. Но она помогла руководству России добиться тогда главного и, думаю, была обоснована, она помогла удержать Федерацию в ее границах. Однако уже скоро власти некоторых субъектов Федерации начали испытывать прочность центральной власти»2 [2 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации «Государство Россия. Путь к эффективному государству (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства)». М., 2000. С. 25, 26.].
При всех сложностях, предшествовавших ее принятию, и при всей неоднозначности того этапа российской новейшей истории Конституция России 1993 г. объективно способствовала выходу страны из государственно-правового кризиса, документальным олицетворением которого стало подписание Федеративного договора. Президент РФ В.В. Путин в своем выступлении при представлении ежегодного Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации 8 июля 2000 г. был вынужден признать, что в России федеративные отношения недостроены и недоразвиты. Региональная самостоятельность часто трактуется как санкция на дезинтеграцию государства. Мы все время говорим о федерации и ее укреплении, годами об этом же говорим. Однако надо признать: у нас еще нет полноценного федеративного государства... у нас создано децентрализованное государство1 [1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации «Государство Россия. Путь к эффективному государству (О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства)». М., 2000. С. 26.].
Сегодня процесс формирования Российской Федерации еще далеко не завершен как в контексте наполнения прав и полномочий субъектов Федерации, закрепления стабильного и уверенного положения федеральных органов власти, так и в вопросе формирования самих субъектов Федерации. Российская Федерация представляет собой уникальное явление в государственно-правовой практике: это единственная страна в мире, в которой на федеральный уровень власти непосредственно выходят 89 субъектов. Отсутствие промежуточных звеньев затрудняло государственное управление страной, взаимодействие различных властных уровней снижало возможности центральной власти при осуществлении эффективного контроля над процессами в регионах, способствовало усложнению системы органов власти. Одним из вариантов преодоления подобных недостатков является формирование дополнительного уровня власти — межрегионального.
Начиная с 1994 г. в России сформировалась система межрегиональных ассоциаций, в которые входили соседствующие субъекты Федерации (были сформированы 7 ассоциаций). В 2000 г. были образованы федеральные округа: Центральный (центр Ї г. Москва), Северо-Западный (г. Санкт-Петербург), Северо-Кавказский (г. Ростов-на-Дону), Приволжский (г. Нижний Новгород), Уральский (г. Екатеринбург), Сибирский (г. Новосибирск), Дальневосточный (г. Хабаровск). Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «Об утверждении Положения о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе», которым на территории России было образовано семь федеральных округов во главе с Полномочными представителями Президента Российской Федерации, направлен на восстановление вертикали исполнительной власти.
Что касается самих федеральных округов, то на современном этапе развития Российской государственности это не оговоренный Конституцией России механизм реформирования системы государственного управления, а не изменение государственного устройства страны или территориальной организации государственной власти.
Ключевым при оценке процесса формирования реальной федеративной структуры государственного устройства страны является конституционное положение о том, что субъекты Российской Федерации находятся в составе России (ч. 1 ст. 65 Конституции), а ни в коей мере не образуют и не объединяются в Федерацию.
Среди функций Российского государства особое значение имеет обеспечение целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации. Федеративное устройство Российского государства — не самодостаточная ценность, а средство прогрессивного развития страны, осуществления эффективного управления государством.
В структуре современного российского государства федеральные власти должны быть скорее всего заинтересованы не в победе одной из постоянно действующих в любом федеративном государстве тенденций — унитаризма и федерализма, — а в нахождении некоего баланса сил, при котором в наибольшей степени будут соблюдаться принципы федеративного устройства России, закрепленные в ч. 3 ст. 5 Конституции России:
1) государственной целостности;
2) единства системы государственной власти;
3) разграничения предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации;
4) равноправия и самоопределения народов.
При этом меняется само предназначение российского федерализма, переставшего быть только и исключительно средством решения национального вопроса, превращающегося в форму демократизации управления государством.


2. Договорное регулирование федеративных отношений

Для каждого сложносоставного государства основным вопросом, который наглядно демонстрирует характер государственно-правовых связей, свидетельствует об уровне централизованности осуществления власти в стране, показывает реалии связей между субъектами Федерации, является вопрос о разграничении полномочий между федеральной властью и властью субъектов. Этот вопрос не только позволяет говорить о том или ином государственно-правовом положении государства, но и определяет характер и эффективность деятельности властей.
Федеративный договор — не государствообразующий акт, а соглашение о разграничении компетенции и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. Если после своего подписания Федеративный договор был включен в текст Конституции в качестве ее составной части, то в тексте действующей Конституции России (1993) он упоминается как один из договоров, регулирующих вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти ее субъектов (ч. 3 ст. 11 Конституции). Изданной оговорки выводится возможность заключения особых двухсторонних договоров между Российской Федерацией в целом и некоторыми ее субъектами.
Конституция Российской Федерации предусматривает возможность заключения двух видов договоров:
— договоры между Российской Федерацией и субъектом России о разграничении предметов ведения и полномочий (ч. З. ст. 11);
— соглашения между органами исполнительной власти РФ и субъекта РФ о передаче осуществления части полномочий (ч. 2, 3 ст. 78).
Закрепленная Федеративным договором 1992 г., а затем и Конституцией Российской Федерации (1993), схема распределения полномочий основана на делении всех вопросов государственной жизни на три группы.
Предметы ведения Российской Федерации. Полный их перечень дан в ст. 71 Конституции (18 пунктов): а) принятие и изменение Конституции Российской Федерации и федеральных законов, контроль за их соблюдением; б) федеративное устройство и территория Российской Федерации; в) регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; гражданство в Российской Федерации; регулирование и защита прав национальных меньшинств; г) установление системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных органов государственной власти; д) федеральная государственная собственность и управление ею; е) установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации; ж) установление правовых основ единого рынка:
финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки; з) федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития; и) федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы; федеральные транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе; к) внешняя политика и международные отношения Российской Федерации, международные договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира; л) внешнеэкономические отношения Российской Федерации, м) оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; н) определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации; о) судоустройство; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности; п) федеральное коллизионное право; р) метеорологическая служба, стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; геодезия и картография; наименования географических объектов; официальный статистический и бухгалтерский учет; с) государственные награды и почетные звания Российской Федерации; т) федеральная государственная служба.
Предметы совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Полный их перечень дан в ст. 72 Конституции (14 пунктов): а) обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам; б) защита прав и свобод человека и гражданина: защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон; в) вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами; г) разграничение государственной собственности; д) природопользование; охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; особо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры; е) общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта; ж) координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение; 3) осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий; и) установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации; к) административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды; л) кадры судебных и правоохранительных органов; адвокатура, нотариат; м) защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных этнических общностей; н) установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления; о) координация международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации, выполнение международных договоров Российской Федерации.
Предметы ведения субъекта Российской Федерации. Они определяются по принципу — «все, что остается за вычетом предметов ведения Российской Федерации и предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации». Закрепляя в ст. ст. 71 и 72 Конституции России предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов. Конституция в ст. 73 утверждает, что вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения «субъекты Федерации обладают всей полнотой государственной власти».
Схема разграничения полномочий выглядит так: Конституция определяет сферу полномочий федеральной власти и сферу, где полномочны федерация и ее субъекты, вне пределов которой субъекты обладают всей полнотой государственной власти. А посредством специальных договоров может, в частности, перераспределяться компетенция Федерации и ее субъектов, что придает системе необходимую гибкость. Так, в подписанном договоре с Татарстаном имеются три раздела: первый содержит перечень исключительных полномочий Республики Татарстан, второй определяет сферу совместного ведения республики и Федерации, а третий — сферу исключительной компетенции России.
Если проанализировать договоры между Российской Федерацией, с одной стороны, и Татарстаном, Башкортостаном, иными субъектами Федерации — с другой, то можно говорить о наличии у этих субъектов РФ определенного объема суверенных прав. Так, Татарстан, Башкортостан наряду с другими субъектами Федерации самостоятельно осуществляют учредительную власть, принимая Конституцию, формируя высшие органы государственной власти; формируют бюджет и контролируют его исполнение; собирают налоги; осуществляют внешнеэкономическую и внешнеполитическую деятельность; участвуют в работе ряда международных организаций. Указанный перечень можно было бы дополнить. Формально (если анализировать совокупность суверенных прав республик, которыми они наделяются по договорам) они могут быть действительно охарактеризованы как суверенные государства.
Все эти полномочия ограничены нахождением республики в составе Федерации. Конституция Российской Федерации предусматривает, что полновластием республики не обладают — не допускаются на территории Федерации установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств (ч. 1 ст. 74), эмиссия и введение каких-либо денег кроме единой денежной единицы Российской Федерации (ч. 1 ст. 75), федеральным законодательством определяются система федеральных налогов и сборов, принципы налогообложения (ч. 2 ст. 75). Республика не имеет права сецессии (выхода) из состава федерации.
Полномочия должны разграничиваться в соответствии с Федеральным законом № 119 от 24 июня 1999 г. «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами власти субъектов Федерации». Вопреки правовой логике, предполагающей, что сначала должен быть разработан и принят закон, регулирующий процедуру разграничения полномочий и предметов ведения, а затем уже начата сама процедура разграничения полномочий, в России с момента начала разграничения полномочий до принятия закона прошло более 5 лет.
Рассматриваемый федеральный закон закрепляет ряд важнейших положений государственного строительства:
— федеральные законы, конституции республик и нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, договоры, соглашения не могут изменять установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации, предметы совместного ведения;
— положения договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий должны соответствовать Конституции России и федеральным законам;
— не могут быть приняты федеральные законы и законодательные акты субъектов Российской Федерации, заключены договоры и соглашения, если они ведут к изменению конституционно-правового статуса субъектов Федерации, нарушению установленных Конституцией прав и свобод личности, нарушению государственной целостности Российской Федерации и единства системы государственной власти в России.
Закон закрепил предназначение договоров — конкретизация конституционно определенных предметов ведения и полномочий. Реализация закона позволит структурировать сами формы договорного процесса, избавиться от неоправданного многообразия форм договорного регулирования.
Подписанные договоры о разграничении полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами сделали значительный шаг в сторону конфедерализации отношений между указанными субъектами Федерации, исходя в ряде случаев из типично международно-правовых принципов регулирования:
уважение суверенитета, договорные принципы регулирования полномочий федеральной власти и власти субъектов.
Договор «О разграничении полномочий и предметов ведения между органами государственной власти Российской Федерации и Республики Татарстан», подписанный 15 февраля 1994 г., можно рассматривать как своеобразный пример и своего рода образец подобных двусторонних договоров.
Вместе с этим договором были подготовлены пять межправительственных соглашений: по налогам, бюджету, обороне, внешнеэкономической деятельности, координации работы правоохранительных органов. В качестве условия подписания настоящего пакета документов федеральные органы власти выдвинули требования о подписании Татарстаном Федеративного договора и проведении выборов в Федеральное Собрание России. В соответствии с договором «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» Татарстан объединен с Российской Федерацией, а не образует ее вместе с другими субъектами. Договору придана большая юридическая сила по сравнению с Конституцией Российской Федерации (ч. II ст. IV). Асимметричность федерации при этом практически перерастает в фактический конфедерализм.
1 июля 1994 г. подписывается договор между Российской Федерацией и Кабардино-Балкарской Республикой, 3 августа
1994 г. — между Российской Федерацией и Республикой Башкортостан. Процесс подписания договоров о разграничении полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации принял массовый характер. Последовали соглашения с Республикой Саха (Якутия) от 29 июня 1995 г.. Республикой Бурятия от 11 июля 1995 г., Удмуртской Республикой от 17 октября 1995 г., Республикой Коми от 20 марта 1996 г., Чувашской Республикой от 27 мая 1996 г. и т.д. Одной из причин, побудивших республики требовать новых прав и нового статуса, явилась проводимая политика по унификации статуса субъектов федерации. Вполне закономерно, что республики начали противодействовать этому процессу, переводя свои отношения с федеральным центром на договорные принципы.
За республиками пришла очередь краев и областей. Первыми договорами о разграничении полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти краев и областей выступили соглашения с Краснодарским и Хабаровским краями, Оренбургской, Ленинградской, Иркутской, Пермской и Свердловской областями. Подписание соглашений с краями и областями означало не просто новый этап договорного процесса, но и способствовало раскручиванию спирали постоянной борьбы региональных властей за все большие полномочия.
Разграничение полномочий — сложный неодномоментный процесс. Общий подход к использованию самого принципа договорных отношений должен основываться на приоритете конституционного метода правового регулирования. Вместе с тем в столь неоднородном государстве, каким является Российская Федерация, вполне закономерно использование договорных механизмов как средства учета региональных особенностей субъектов Федерации. Именно для этих целей надлежит использовать конституционное разрешение на подписание соглашений о разграничении полномочий между Федерацией и ее субъектами. Договор с органами власти субъекта Федерации призван конкретизировать вопросы осуществления единой государственной власти на данной территории с учетом ее особенностей. Подтверждая это предназначение договорного процесса, преамбулы ряда договоров, заключенных между Российской Федерацией и ее субъектами, содержат соответствующие условия: договор с Республикой Бурятия исходит из учета того обстоятельства, что «территория Республики Бурятия является водосборной зоной озера Байкал» — национального достояния Российской Федерации; договор со Свердловской областью — из учета ее «региональных особенностей»; с Калининградской областью — из учета ее «специфического географического положения»; с Ленинградской областью — из учета ее «специфических географических, природных, социально-экономических, культурно-исторических особенностей».
Постепенное изживание договорных механизмов при регулировании взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами не только отрицает, но, напротив, предполагает более активное использование договорных процедур при регулировании взаимоотношений между исполнительными органами власти Федерации и ее субъектов, а также между различными субъектами Российской Федерации. Сегодня соглашения между исполнительными органами власти Федерации и ее субъектов выступают, как правило, в качестве своего рода приложения к договорам о разграничении предметов ведения и полномочий.
Перспективным является использование договорных отношений при регулировании вопросов укрепления связей между различными субъектами Федерации, хотя ни Конституция, ни законодательство Российской Федерации не содержат регуляторов договорных отношений между субъектами Федерации.
Договоры между субъектами Федерации можно подразделить на несколько видов:
а) договоры, направленные на развитие экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации. Однако подобные соглашения, как правило, представляют собой основу для подписания в последующем соглашений по конкретным вопросам;
б) соглашения о взаимном сотрудничестве в вопросах развития культуры, образования, обмена учебной литературой, издаваемой на различных языках;
в) соглашения между субъектами Федерации в сфере правотворчества и правоприменительной деятельности.
Одним из первых заключенных соглашений между субъектами Российской Федерации стало соглашение в области природопользования и охраны окружающей среды, заключенное в 1994 г. сроком на 5 лет Правительством Кабардино-Балкарской Республики и Администрацией особо охраняемого эколого-природного региона Российской Федерации - Кавказских Минеральных Вод. Соглашением между высшими представительными органами власти Республики Саха (Якутия) и Республики Тыва предусматривается, в частности, сотрудничество сторон: 1) в разработке конституционных, законодательных и иных нормативных актов республик; 2) в осуществлении конституционного и парламентского контроля за исполнением законов. Для решения этих вопросов соглашением предусматривалось создание временных совместных групп экспертов с целью разработки проектов законодательных и иных правовых актов по вопросам законотворчества и межреспубликанского сотрудничества, осуществления информационно-правового сотрудничества.
При развитии подобного рода договорной практики следует четко определить предметы, по которым допустимо и необходимо заключение соглашений между субъектами Федерации. Вряд ли это могут быть договоры «о дружбе и сотрудничестве», подобно Соглашению о дружбе и сотрудничестве между Татарстаном и Чувашией от 24 марта 1994 г., между Чувашией и Башкортостаном от 13 мая 1994 г. И по своему названию, и по содержанию эти документы более походят на соглашения иностранных государств между собой, нежели на договор между субъектами одного и того же федеративного государства.
Анализ практики реализации разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами позволяет утверждать, что для окончательного разрешения вопроса надлежит рассмотреть возможность внесения соответствующих изменений и дополнений в ст. ст. 71, 72, 73 Конституции России. Основное предназначение изменений Ї конкретизация разделенных полномочий между органами законодательной и исполнительной власти Федерации и ее субъектов, прекращение практики заключения договоров между Российской Федерацией и ее субъектами.


3. Вопросы статуса субъектов Российской Федерации

Конституция Российской Федерации 1993 г., соблюдая преемственность с Конституцией РСФСР 1978 г., подтвердила наличие шести видов субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 5).
Конституция Российской Федерации пошла по пути унификации правового статуса субъектов Федерации, закрепив в ст. 5 их равноправие. Тем не менее республика в составе России признается государством, обладающим собственной Конституцией и собственным законодательством. Формально и фактически унифицировав правовой статус республик и иных субъектов Федерации, в ч. 4 ст. 5 Конституция России закрепляет, что во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти все субъекты Российской Федерации между собой равноправны, а в ч. 2 ст. 72 Конституция утверждает, что положения о предметах совместного ведения в равной мере распространяются на республики, края, области, города федерального значения, автономную область, автономные округа.
Остается без четкого ответа вопрос: означает ли равноправие субъектов Федерации тождественность их правового статуса? При разрешении данного вопроса удастся снять исходное противоречие между признанием республик в составе Российской Федерации государствами (по Конституции России), с одной стороны, и закреплением их равноправия с краями, областями, автономиями, которые государствами не признаются — с другой. Естественно, что республики обладают значительными особенностями в сравнении с краями и областями. Образованные в силу концепции федерализма как средства разрешения национального вопроса многие республики осознали себя национальными государствами. Поэтому приемлемым компромиссом между требованиями республик о своей исключительности и требованиями областей о равноправии может стать формула, по которой равноправие не означает абсолютной тождественности правового статуса. Республики обладают некоторыми такими символическими и действительными особенностями, которые не позволяют отождествлять их с административно-территориальными образованиями, каковыми являются края и области.
Некоторые края и области отказываются признать необходимость некоторого компромисса и закрепляют в своих уставах (конституциях) положения об абсолютном равноправии в качестве субъектов Федерации. Указанная тенденция свое наиболее яркое выражение обрела в попытках провозглашения Вологодской и Уральской республик. Так, 27 октября 1993 г. на сессии Свердловского областного Совета народных депутатов было официально объявлено об образовании Уральской Республики и принята Конституция Уральской Республики.
Юридически корректно вопрос о соотношении правового статуса области с другими субъектами Федерации закрепляется в Уставе Ленинградской области, принятом 27 октября 1994 г. Утверждая в положениях преамбулы принцип равноправия субъектов Федерации, в ч. 2 ст. 1 Устава раскрывается понимание этого принципа: во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти России Ленинградская область имеет равные с другими субъектами Российской Федерации права. Действительно, Конституция Российской Федерации, провозглашая равноправие субъектов Российской Федерации (ч. 1 ст. 5), особо выделяет их равноправие между собой во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти (ч. 4 ст. 5). Это положение о равноправии субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с Российской Федерацией развивает в ч. 2 ст. 72 Конституции России. Реализация принципа равноправия предполагает четкое соблюдение основ конституционного строя Российской Федерации: народовластие, уважение прав и свобод человека и гражданина, верховенство Конституции и федеральных законов, единство и территориальная целостность Российской Федерации, федеративное устройство, осуществление государственной власти на основе принципа разделения властей и др.
Любое сложнопостроенное государство обладает как признаками, которые позволяют выявить в его устройстве симметрию, так и характеристиками асимметрии. Феномены симметрии и асимметрии состоят в особом виде структурной организации объектов. При исследовании проблемы асимметрии в государственном устройстве надлежит различать:
объективную (естественную) асимметрию — отличия между субъектами Федерации, различными регионами государства по своему экономическому, промышленному, биологическому потенциалу, по географическим, климатическим условиям, историческим, этническим особенностям развития и т.п.;
конституционно-правовую асимметрию, характеризующуюся различиями в конституционно-правовом статусе субъектов федеративного государства. Симметричная Федерация — это такая политическая система (в плане территориального устройства), в которой субъекты (элементы) наделены Конституцией страны такими существенными (неотчуждаемыми, эквивалентными) свойствами (правами), которые не затрагиваются в результате развития системы и ее элементов.
Согласно ст. 66 Конституции России, статус республики определяется Конституцией Российской Федерации и Конституцией республики; статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией Российской Федерации и уставом края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта Российской Федерации. Статус субъектов Российской Федерации может быть изменен только по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта в соответствии с федеральным конституционным законом (ч. 5 ст. 66 Конституции России). Наиболее существенным и наиболее общим нарушением федеральных норм является закрепление в подавляющем большинстве конституций республик - субъектов Федерации (за исключением Ингушетии и Калмыкии) положения о том, что республики являются суверенными государствами.
Конституция России не содержит положений, которые можно было бы расценить как признание суверенного статуса республик. Напротив, из анализа ч. 4 п. 1 Заключительных и переходных положений Конституции, закрепляющих приоритет конституционных положений над положениями Федеративного договора, следует вывод о несуверенном статусе республик. Тезис о суверенитете республик-субъектов Российской Федерации противоречит Конституции России 1993 г. Это было подтверждено решением Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. при рассмотрении вопроса о несоответствии Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституции Республики Алтай.
Международное право не отрицает за субъектами федеративных государств права на заключение международных соглашений и международной правосубъектности в целом, но и не закрепляет ее. Как известно, вопросы заключения, исполнения и прекращения действия международных договоров определяются Венской Конвенцией о праве международных договоров 1969 г., в которой нет упоминания о праве субъектов федеративных государств участвовать в международных соглашениях.
Таким образом, международная правосубъектность субъектов федеративных государств определяется конституционными актами самого федеративного государства. Комиссия международного права ООН в 1966 г. сформулировала правило: «Государства-члены федеративного союза могут обладать правоспособностью заключать договоры, если такая правоспособность признается федеральной конституцией и не выходит за установленные ею пределы».
Хотя это правило не собрало необходимого для принятия большинства голосов на Венской конференции, по праву международных договоров 1968-1969 гг., оно является наиболее корректным как с политической, так и с юридической точки зрения. Именно оно в полной мере соответствует принципам международного права и учитывает конституционную практику известных сложнопостроенных государств, рядом ученых это правило признается в качестве нормы обычного международного права.
Конституция ФРГ устанавливает: «Поддержание отношений с иностранными государствами является компетенцией Федерации» (ч. 1 ст. 32 Конституции ФРГ); «в той мере, в какой земли обладают законодательной компетенцией, они могут с согласия федерального правительства заключать договоры с иностранными государствами» (ч. 3 ст. 32 Конституции ФРГ). Схожая формулировка, хотя и сконструированная от обратного, закреплена в Конституции США: «Ни один штат не может без согласия Конгресса... входить в соглашения или заключать договоры с другим штатом или с иностранным государством» (ч. 3 разд. 10 ст. 1 Конституции США).
Бывший председатель Международного Суда ООН Э.Х. де Аречага утверждает следующий подход: «Государство как субъект международного права характеризуется прежде всего тем, что оно имеет территорию и, следовательно, обладает, по выражению Международного Суда, «территориальным верховенством»... Территориальный суверенитет можно определить как право государства осуществлять исключительную юрисдикцию по отношению ко всем лицам и предметам на своей территории»1 [1 Аречага Э.Х. де. Современное международное право. М., 1983. С. 265.]. Отсюда выводится тезис: «Государство — член федерации не может быть субъектом международного права. Во всяком случае полноправным его субъектом, уже в силу того, что государства — члены федерации никогда на практике не обладают исключительной территориальной юрисдикцией, разделяя ее с федерацией»2 [2 Вельяминов Г.М. Правовой статус субъектов Российской Федерации и проблемы признания // Московский журнал международного права. 1995. № 2. С. 8.].
Без подтверждения федеральной конституцией выход субъектов федерации на международную арену должен быть признан неправовым, не влекущим каких-либо последствий. При запрещении федеральным законодательством субъектам федерации участвовать в международных договорах подобные правовые акты, даже будучи заключенными, являются юридически ничтожными.
Среди субъектов Российской Федерации выделяется отдельная группа тех субъектов, в состав которых входят автономные округа, в свою очередь признанные равноправными субъектами Российской Федерации. К сложносоставным субъектам Российской Федерации относятся Красноярский край, Архангельская, Иркутская, Камчатская, Пермская, Читинская, Тюменская области. Вхождение автономных округов в состав края, области РСФСР было закреплено Конституцией РСФСР 1978 г. До 1990 г. возможность выхода автономного образования из состава края (области) не предусматривалась, напротив, конституционное положение об их вхождении в состав края, области носило императивный характер.
Изменения и дополнения Конституции РСФСР, принятые 15 декабря 1990 г., предусматривали отход от жесткого требования включенности округа в состав края, области и утверждали: «Автономный округ находится в составе РФССР и может входить в край или область». Тем самым автономные округа получали право на выход из состава края, области и на непосредственное вхождение в состав Российской Федерации. О своем выходе из состава Магаданской области объявил и с соблюдением конституционных норм оформил этот выход Чукотский автономный округ. Конституционность подобной процедуры была признана Конституционным Судом РФ в постановлении по делу о проверке конституционности Закона Российской Федерации от 17 июня 1992 г. «О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации» от 11 мая 1993 г. Попытки областных органов государственной власти оспорить решения автономного округа в Конституционном Суде РФ не возымели успеха.
Ч. 4 ст. 66 Конституции России 1993 г. определяет: «отношения автономных округов, входящих в состав края или области, могут регулироваться федеральным законом и договором между органами государственной власти автономного округа и, соответственно, органами государственной власти края, области». Первым подобным соглашением стал Договор о взаимоотношениях между органами государственной власти Архангельской области и Ненецкого автономного округа, заключенный в 1994 г. сроком на два года. Документ закреплял в ст. 1 (п. 1.1) вхождение Ненецкого автономного округа в состав Архангельской области, но фиксировал наличие у области и округа исторически сложившихся территорий. В июне 1996 г. по истечении срока действия соглашения 1994 г. был заключен Договор об отношениях между Архангельской областью и Ненецким автономным округом, т.е. речь шла не о соглашении органов власти, а о взаимоотношениях субъектов Федерации. В договоре закрепляется равноправие сторон при утверждении факта вхождения Ненецкого округа в состав Архангельской области.
Значительный интерес представляет вариант урегулирования взаимоотношений, реализованный 1 ноября 1997 г. в Красноярске, где был подписан договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации, с одной стороны, и органами государственной власти трех субъектов Российской Федерации: Красноярского края и входящих в его состав автономных округов — Таймырского и Эвенкийского — с другой.
Конституционный Суд РФ в постановлении по делу о толковании содержащегося в ч. 4 ст. 66 Конституции Российской Федерации положения о вхождении автономного округа в состав края, области1 [1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 29. Ст. 3581.] подтвердил возможность распространения полномочий органов государственной власти края (области) на территорию автономных округов «в случаях и пределах, предусмотренных федеральным законом, уставами соответствующих субъектов Российской Федерации и договором между их органами государственной власти». Конституционный Суд признал неконституционным воспрепятствование в какой-либо форме участию населения автономного округа в выборах органов государственной власти края, области (п. 5 мотивировочной части постановления).
Конституционный Суд РФ отметил, что вхождение одного субъекта РФ в состав другого является реальным лишь в том случае, если происходит включение его территории и населения в состав территории и населения другого субъекта. Именно включение территории и населения автономного округа в состав края, области отличает их взаимоотношения от отношений с другими субъектами Российской Федерации. Включение территории автономного округа в состав территории края не означает, что автономный округ утрачивает свою территорию, и она поглощается краем, областью.
Вместе с тем в решении Конституционного Суда РФ содержались гарантии статуса автономных округов как субъектов Российской Федерации.
Вхождение автономных округов в состав края, области должно основываться на следующих принципиальных установках.
1. Взаимоотношения области (края) и автономного образования, распределение полномочий между органами власти края, области и автономных образований определяются Конституцией России, федеральным законодательством и лишь затем, при соблюдении требования соответствия им, договорами и соглашениями между органами власти края, области и автономного образования.
2. Автономные округа являются составной частью края, области. Территория и население края, области, в составе которого существуют автономные округа, едины.
3. Вхождение автономных округов в состав края, области означает безусловное распространение юрисдикции органов государственной власти края, области на территорию и население автономных округов.
4. Нормативные правовые акты автономных образований не могут противоречить нормативным правовым актам органов власти края, области. В случае противоречия между законами края, области и нормативными актами автономных округов действуют акты края, области.
5. Осуществление органами государственной власти края, области и органами власти автономного округа предметов совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации должно осуществляться ими совместно.
Использование приведенных принципов позволит утвердить во взаимоотношениях между краями, областями и входящими в их состав автономными округами принципы кооперативного федерализма, федеральной солидарности. Лишь совместными усилиями органов власти края, области и автономных округов при строгом соблюдении федерального законодательства, возможно выработать такие прецеденты их взаимодействия, которые обеспечат практическое разрешение ключевых вопросов, касающихся усиления эффективности государственного управления и развития федеративных отношений в сложносоставных субъектах Российской Федерации.


Контрольные вопросы

1. Каковы конституционные принципы правового регулирования федеративных отношений в Российской Федерации?
2. Каковы принципы федеративного устройства России?
3. Каковы возможности договорного регулирования федеративных отношений в Российской Федерации?
4. В чем заключается предмет ведения Российской Федерации ? В чем отличие предмета совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации от предметов ведения субъектов Российской Федерации?
5. Какова история разграничения полномочий между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации?
6. Каков статус субъектов Российской Федерации? В чем заключается современное понимание равноправия всех субъектов Российской Федерации?


Список литературы

Конституция Российской Федерации. М., 1993.
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для юрид. вузов и факультетов. М., 2000. Раздел V.
Барциц И.Н. Правовое пространство России: вопросы конституционной теории и практики. М., 2000.
Козлова Е.И., Кутафий О.Е. Конституционное право России. М., 2000. Раздел V.
Комментарий к Конституции Российской Федерации /Отв. ред. Л.А. Окуньков. М., 1996.

© Барциц И.Н., 2003

Глава III
Система государственных органов Российской Федерации


Президент Российской Федерации. Федеральное Собрание
Российской Федерации. Правительство Российской Федерации. Организация государственной власти в субъектах Федерации.
Судебная власть Российской Федерации.





1. Президент Российской Федерации

В Российской Федерации институт президентства был учрежден по результатам всенародного голосования (референдума), проведенного в марте 1991 г. Первый Президент Российской Федерации был избран путем прямых всенародных выборов 12 июня 1991 г.
Учреждение поста Президента в России определялось объективными и субъективными факторами, особенностями политической и экономической ситуации, связывалось с задачей усиления исполнительной власти в нашей стране. Устройство института Президента в России весьма специфично, отражает российские условия и не позволяет говорить о наличии президентской республики в «чистом» виде.
Российская конструкция президентской власти сочетает в себе признаки различных классических моделей института президентства.
В юридической науке выделяются три формы института президентства. Первые, так называемые президентские республики, характеризуются наличием сильного президента, имеющего широкий круг полномочий (США, Мексика и др.). Вторые, парламентские республики, имеют президента с узким объемом полномочий (не обладающего правами по формированию правительства, которым занимается парламент (Австрия, ФРГ, Индия и др.)). Третьи, смешанные, полупрезидентские республики, характеризуются тем, что парламент играет существенную роль в формировании правительства, вместе с тем, президенту республики принадлежат значительные полномочия в осуществлении государственной власти (Франция, Финляндия и др.).
По целому ряду позиций российская модель тяготеет к президентской республике. Одним из основных признаков президентской республики является контроль за формированием и деятельностью правительства. Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 83), Президент определяет структуру Правительства, назначает и освобождает от должности Председателя, заместителей Председателя Правительства, федеральных министров, принимает решение об отставке Правительства и др. Вместе с тем в Российской Федерации, в отличие от президентских республик, Президент не является одновременно главой правительства. Организация президентской власти в России основана на использовании элементов как президентской, так и парламентской республик, что дает основание говорить о наличии в нашей стране смешанной полупрезидентской республики. В печати отмечается сходство организации президентской власти России и Франции (право президента на роспуск законодательной палаты парламента).
Вместе с тем российская модель имеет ряд принципиальных особенностей, свидетельствующих о большей независимости и значимости президента в системе власти по сравнению с полупрезидентскими республиками.
Анализ устройства президентской власти в России позволяет сделать вывод о его специфичности, отражении условий российской политической действительности. Это свидетельствует об отсутствии механического копирования опыта других стран.
В Российской Федерации, в отличие от других президентских республик, глава государства не является одновременно главой Правительства. Кроме того, для России характерно наличие несвойственных для президентской республики элементов политической ответственности Правительства перед парламентом. Так, Государственная Дума может выразить недоверие Правительству.
Президент Российской Федерации является гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. Президент вправе требовать от всех федеральных государственных органов и органов государственной власти субъектов Федерации соблюдения Конституции, прав и свобод человека и гражданина. Президент Российской Федерации обладает целым рядом правовых возможностей влияния на уровень конституционной законности в стране. Так, он вправе отменять постановления и распоряжения Правительства (ч. 3 ст. 115 Конституции), приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в случае противоречия этих актов Конституции Российской Федерации и федеральным законам. Президент представляет для назначения кандидатуры на должности судей Конституционного, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, Генерального прокурора Российской Федерации; назначает судей других федеральных судов. С позиций обеспечения прав и свобод человека и гражданина Президент вправе оценивать содержание деятельности подотчетных ему государственных органов. Являясь субъектом законодательной инициативы, глава государства имеет право вносить в Государственную Думу проекты федеральных конституционных и федеральных законов. В компетенции Президента находится решение вопросов гражданства, помилования и др.
Президент Российской Федерации принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти.
Может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, а также между органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
Президент Российской Федерации избирается на основе Конституции 1993 г.. Федерального закона от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Федерального закона от 31 декабря 1999 г. «О выборах Президента Российской Федерации».
Конституция 1993 года определяет, что Президент России избирается сроком на четыре года. Одно и тоже лицо не может занимать должность Президента более двух сроков подряд. Конституция закрепляет ряд требований, предъявляемых к кандидату на должность президента России. Президентом Российской Федерации может быть гражданин Российской Федерации, не моложе 35 лет, постоянно проживающий в Российской Федерации не менее 10 лет.
При вступлении в должность Президент приносит присягу. В основном законе сформулирован текст присяги, которая приносится в торжественной обстановке в присутствии членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей Конституционного Суда Российской Федерации.
С момента принятия присяги Президент приступает к исполнению своих полномочий и прекращает их исполнение с истечением срока его пребывания в должности, с момента принесения присяги вновь избранным Президентом.
Компетенция Президента Российской Федерации. Президент обладает широкими полномочиями, вытекающими из его правового статуса. Полномочия Президента России могут быть подразделены на несколько групп.
1. Полномочия по формированию и руководству исполнительной властью.
Президент наиболее тесно взаимодействует с исполнительной властью. Президент обладает обширным кругом полномочий, дающим ему возможность формировать Правительство и контролировать его работу Президенту принадлежит право председательствовать на заседании правительства, давать поручения всем его членам, принимать решение о его отставке.
Конституция не устанавливает конкретных оснований отставки правительства, а также каких-либо временных ограничений для использования этого полномочия Президентом. Перед вновь избранным Президентом ранее сформированное Правительство слагает свои полномочия.
Президенту принадлежит конституционное право утверждения структуры федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации.
2. Полномочия по взаимодействию с федеральными органами законодательной и судебной властями.
Президент Российской Федерации располагает полномочиями, позволяющими оказывать воздействие на формирование и деятельность палат Федерального Собрания. Глава государства назначает выборы Государственной Думы. В установленных Конституцией случаях Президент вправе распускать Государственную Думу. Весьма широки полномочия Президента, предоставляющие ему возможность участвовать в законодательной деятельности. Глава государства обладает правом законодательной инициативы. Кроме того, он имеет возможность оказывать влияние и на содержание законопроектов путем отклонения законов, принятых Федеральным Собранием.
Одним из средств влияния главы государства на деятельность Федерального Собрания является и институт послания Президента парламенту.
Президент взаимодействует не только с законодательной, но и с судебной властью. Глава государства не вправе в какой-либо форме вмешиваться в деятельность судебных органов. Вместе с тем ему принадлежат широкие полномочия по формированию органов судебной власти. Согласно Конституции (п. «е» ст. 83.), Президент представляет Совету Федерации кандидатуры для назначения на должности судей Конституционного Суда, Верховного Суда, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Назначает судей этих судов Совет Федерации. Кроме того, Президенту принадлежит право назначения судей других федеральных судов.
3. Полномочия в области безопасности и обороны. Как глава государства Президент осуществляет ряд важных полномочий в этой сфере. Он формирует и возглавляет Совет Безопасности, утверждает военную доктрину России. Президент является Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами Российской Федерации, назначает и освобождает высшее командование Вооруженных Сил, присваивает высшие воинские звания.
4. Полномочия в области внешней политики и международных отношений.
Президент руководит внешней политикой. Формы руководства, используемые Президентом, весьма разнообразны: определение основных направлений внешней политики (что наиболее ярко находит выражение в послании Федеральному Собранию), назначение на должность министра иностранных дел, назначение и отзыв дипломатических представителей Российской Федерации в иностранных государствах. Президент ведет переговоры, подписывает международные договоры Российской Федерации, принимает верительные и отзывные грамоты аккредитуемых при нем дипломатических представителей.
5. Как глава государства Президент обладает и рядом других полномочий. К ним могут быть отнесены: принятие решений о назначении референдума (п. «в» ст. 84 Конституции), решение вопросов гражданства и предоставления политического убежища (ч. 2 ст. 63 Конституции), награждение государственными наградами, присвоение почетных званий Российской Федерации, осуществление помилования (ст. 89 Конституции).
Полномочия Президента реализуются посредством принятия им правовых актов. В соответствии со ст. 90 Конституции, Президент издает указы и распоряжения. Указы и распоряжения Президента обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации. Акты Президента носят подзаконный характер и не могут противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам.
Законодательством не установлены строгие юридические критерии, позволяющие четко отграничить указы и распоряжения как формы правовых актов. Вместе с тем сложившаяся практика осуществления президентских полномочий свидетельствует о том, что основным видом правовых актов Президента являются указы. Они издаются по наиболее важным и значимым вопросам государственной политики. Указы могут быть нормативными и индивидуальными.
Распоряжения Президента имеют вспомогательное значение и являются актами организационно-оперативного характера. Как правило, распоряжения не носят нормативного характера, регламентируют организационно-технические стороны деятельности Президента.
Конституция России устанавливает основания прекращения полномочий Президента.
Наиболее распространенное основание прекращения полномочий — истечение срока, на который был избран Президент. Момент окончания этого срока определяется днем принесения присяги вновь избранным главой государства.
В Конституции предусмотрены основания досрочного прекращения полномочий: отставка Президента; стойкая неспособность по состоянию здоровья осуществлять принадлежащие ему полномочия; отрешение Президента от должности.
Президент издает указы и распоряжения, которые обязательны для исполнения на всей территории Российской Федерации. Акты Президента не могут противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

2. Федеральное Собрание Российской Федерации

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ст. 94), Федеральное Собрание является парламентом Российской Федерации представительным, опосредованным выборным органом.
Федеральное Собрание является законодательным органом Российской Федерации. Это означает, что ни один законодательный акт Российской Федерации не может быть принят, минуя парламент, который обладает всей полнотой компетенции в сфере законодательства.
Федеральное Собрание является постоянно действующим органом и состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы. Государственная Дума представляет все население Российской Федерации, а Совет Федерации призван выражать интересы субъектов Российской Федерации.
Государственная Дума избирается сроком на четыре года. Порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами.
Совет Федерации. Согласно ст. 95 Конституции, в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти.
5 августа 2000 года принят Федеральный закон «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». Согласно этому закону, в Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от законодательного (представительного) и исполнительного органов государственной власти субъекта Российской Федерации.
Член Совета Федерации — представитель законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации на срок полномочий этого органа, а при формировании законодательного (представительного) органа субъекта путем ротации — на срок полномочий однократно избранных депутатов этого органа.
Член Совета Федерации — представитель от двухпалатного законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта избирается поочередно от каждой палаты на половину срока полномочий соответствующей палаты.
Представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации назначается высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) на срок его полномочий.
К ведению Совета Федерации относятся утверждение изменения границ между субъектами Российской Федерации; утверждение указов Президента Российской Федерации о введении чрезвычайного положения; решение вопроса о возможности использования Вооруженных сил Российской Федерации за пределами ее территории; назначение выборов Президента Российской Федерации; отрешение Президента Российской Федерации от должности; назначение на должность судей Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; назначение на должность и освобождение от должности Генерального прокурора Российской Федерации, заместителя Председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов.
Порядок деятельности Совета Федерации, его органов и должностных лиц определяется Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, регламентом и решениями Совета Федерации.
Деятельность Совета Федерации основывается на принципах свободного обсуждения и решения вопросов. Основной формой работы Совета Федерации являются его заседания.
Совет Федерации избирает из своего состава тайным голосованием Председателя Совета Федерации и его заместителей. Председатель и его заместители не могут быть представителями одного субъекта Российской Федерации.
Совет Федерации создает Аппарат, который состоит из Секретариата Председателя Совета Федерации, секретариатов заместителей Председателя Совета Федерации, подразделений правового, информационно-аналитического, организационного, финансово-хозяйственного обеспечения; аппаратов комитетов Совета Федерации и других вспомогательных служб. Структура Аппарата Совета Федерации определяется постановлением палаты.
Государственная Дума. Государственная Дума состоит из 450 депутатов и избирается сроком на четыре года. Депутатом Государственной Думы может быть избран гражданин Российской Федерации, достигший 21 года, имеющий право участвовать в выборах. Порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливается федеральным законом. В настоящее время действует Федеральный закон от 24 июня 1999 г. «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». В соответствии с этим законом, 225 депутатов избираются на основе мажоритарной системы по одномандатным (один округ — один депутат) избирательным округам. Остальные 225 депутатов Государственной Думы — на основе системы пропорционального представительства по общефедеральному избирательному округу.
К ведению Государственной Думы относятся: дача согласия Президенту Российской Федерации на назначение Председателя Правительства Российской Федерации; рассмотрение вопроса о доверии Правительству Российской Федерации; назначение на должность и освобождение от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации; назначение на должность и освобождение от должности Председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов; назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека, объявление амнистии, выдвижение обвинения против Президента Российской Федерации для отрешения его от должности.
Государственная Дума принимает федеральные конституционные и федеральные законы.
В случаях, предусмотренных ст. ст. 111 и 117 Конституции Российской Федерации, Государственная Дума может быть распущена Президентом Российской Федерации.
Деятельность Государственной Думы основана на принципах политического многообразия, многопартийности, свободного обсуждения и коллективного принятия решений. Заседания Государственной Думы могут быть как открытыми, так и закрытыми. Порядок деятельности Государственной Думы определяется Конституцией Российской Федерации и Регламентом Государственной Думы.
Депутаты Государственной Думы образуют депутатские объединения — фракции и депутатские группы, обладающие равными правами.
Государственная Дума избирает из своего состава Председателя и заместителей Председателя.
Правовое, организационное, документационное, информационное, материально-техническое, социально-бытовое обеспечение деятельности Государственной Думы осуществляет Аппарат Государственной Думы.
Кроме того, информационное, экспертное и иное обеспечение деятельности палат Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания осуществляют Парламентская библиотека, Парламентский центр, издательство Федерального Собрания.
Решения Государственной Думы принимаются на ее заседаниях открытым или тайным голосованием.
На основании ст. 101 Конституции Российской Федерации Совет Федерации и Государственная Дума образуют комитеты и комиссии, которые являются постоянно действующими органами палат.
Комитеты и комиссии подготавливают и предварительно рассматривают законопроекты; организуют проводимые палатами парламентские слушания; решают вопросы организации своей деятельности, рассматривают иные вопросы, относящиеся к их ведению.
Комитеты, комиссии палат вправе проводить совместные заседания.
Совет Федерации и Государственная Дума по вопросам своего ведения проводят парламентские слушания. Организация и проведение парламентских слушаний возлагаются на соответствующие комитеты, комиссии палат.
Парламентские слушания проводятся в целях всестороннего и обстоятельного рассмотрения актуальных вопросов законодательной деятельности.
Правовыми формами реализации компетенции Федерального Собрания Российской Федерации являются принимаемые ими акты, основные из которых — законы.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральное Собрание принимает федеральные конституционные и федеральные законы. Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. К их числу относятся: чрезвычайное положение (ст. 56); принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта (ст. 65); изменение статуса субъекта Российской Федерации; описание и порядок официального использования Государственных флага, герба и гимна Российской Федерации (ст. 70); референдум (ст. 84); режим военного положения (ст. 87) и ряд других вопросов.
Законы принимаются палатами Федерального Собрания в особом порядке, который реализуется в ходе законодательного процесса, представляющего собой совокупность действий, посредством которых осуществляется законодательная деятельность. Законодательный процесс состоит из нескольких последовательных стадий: законодательной инициативы, рассмотрения законопроектов, принятия закона, рассмотрения и одобрения федеральных законов Советом Федерации, подписания и обнародования закона.
Порядок опубликования и вступления в силу федеральных законов установлен Федеральным законом «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания». На территории Российской Федерации применяются только те федеральные конституционные и федеральные законы, которые официально опубликованы.
Федеральные конституционные и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после их подписания Президентом Российской Федерации. Официальным опубликованием федерального конституционного и федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации».
Федеральные конституционные и федеральные законы вступают в силу на территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу.
Еще одним видом актов, принимаемых палатами Федерального Собрания, являются постановления.
Кроме того, Государственная Дума и Совет Федерации вправе принимать заявления и обращения, которые могут оформляться постановлением палаты.
Постановления Совета Федерации и Государственной Думы принимаются большинством голосов от общего числа членов соответственно каждой палаты, если иной порядок принятия решений не предусмотрен регламентом, и подписываются председателями палат.
3. Правительство Российской Федерации

В соответствии с Конституцией Российской Федерации исполнительную власть Российской Федерации осуществляет Правительство. Правительство Российской Федерации возглавляет единую систему исполнительной власти. Полномочия Правительства закреплены Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. «О Правительстве Российской Федерации».
Как высший исполнительный орган государственной власти Российской Федерации Правительство Российской Федерации организует исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, указов Президента Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, принимает меры по устранению нарушений законодательства.
В состав Правительства Российской Федерации входят председатель Правительства, заместители Председателя Правительства и федеральные министры.
Председатель Правительства Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации с согласия Государственной Думы. Положение о кандидатуре Председателя Правительства вносится не позднее двухнедельного срока после вступления в должность вновь избранного Президента Российской Федерации или после отставки Правительства либо в течение недели со дня отклонения кандидатуры Председателя Правительства Государственной Думой.
Председатель Правительства определяет основные направления деятельности Правительства и организует его работу.
В случае временного отсутствия Председателя Правительства его обязанности исполняет один из его заместителей в соответствии с письменно оформленным распределением обязанностей.
Заместители Председателя Правительства и федеральные министры назначаются на должность и освобождаются от должности Президентом Российской Федерации по предложению Председателя Правительства Российской Федерации.
Правительство действует в пределах срока полномочий Президента Российской Федерации и слагает свои полномочия перед вновь избранным Президентом Российской Федерации. В случае сложения полномочий Правительство по поручению Президента продолжает действовать до сформирования нового Правительства Российской Федерации.
Правительство может подать в отставку. Президент Российской Федерации вправе принять и отклонить отставку Правительства. Кроме того, Президент сам вправе принять решение об отставке Правительства. Недоверие Правительству Российской Федерации может выразить Государственная Дума. В случае выражения Государственной Думой недоверия Правительству, Президент вправе объявить об отставке Правительства, либо не согласиться с решением Государственной Думы. Если в течение трех месяцев Государственная Дума вновь выразит недоверие Правительству, Президент отправляет Правительство в отставку, либо распускает Государственную Думу.
Председатель Правительства сам вправе поставить перед Государственной Думой вопрос о доверии Правительству В случае, если Государственная Дума принимает решение о недоверии Правительству, Президент обязан в течение семи дней принять решение либо об отставке Правительства, либо о роспуске Государственной Думы.
Правительство Российской Федерации в случае отставки по поручению Президента продолжает функционировать до сформирования нового Правительства.
Правительство Российской Федерации обладает широким кругом полномочий. В пределах своей компетенции осуществляет реализацию внутренней и внешней политики государства, регулирование в социально-экономической сфере, обеспечивает единство системы исполнительной власти.
Правительство Российской Федерации вправе делегировать осуществление части своих полномочий федеральным органам исполнительной власти и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, если это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам.
Полномочия Правительства Российской Федерации могут быть сгруппированы по сферам их осуществления.
В сфере экономики Правительство осуществляет регулирование экономических процессов; обеспечивает свободу экономической деятельности; свободное перемещение в стране товаров и финансовых средств; разрабатывает и осуществляет программы развития важнейших отраслей экономики; осуществляет управление государственной федеральной собственностью;
разрабатывает и реализует государственную политику в сфере международного экономического и инвестиционного сотрудничества; принимает меры по защите интересов отечественных производителей товаров, исполнителей работ и услуг и т.д.
В сфере бюджета и финансов Правительство обеспечивает проведение в стране единой финансовой, кредитной и денежной политики; разрабатывает и представляет Государственной Думе федеральный бюджет и обеспечивает его исполнение; разрабатывает и реализует налоговую политику; осуществляет управление внутренним и внешним долгом Российской Федерации, валютное регулирование и валютный контроль; разрабатывает и осуществляет меры в области единой ценовой политики.
В социальной сфере Правительство обеспечивает реализацию конституционных прав граждан в области социального обеспечения; принимает меры по реализации трудовых прав граждан; разрабатывает и реализует программы сокращения и ликвидации безработицы; обеспечивает проведение государственной миграционной политики; принимает меры по совершенствованию системы пенсионного обеспечения, по реализации прав граждан на охрану здоровья, решению проблем семьи, материнства и детства и т.д.
В сфере науки, культуры и образования Правительство разрабатывает и осуществляет меры государственной поддержки развития науки; обеспечивает поддержку фундаментальной науки, приоритетных направлений прикладной науки; обеспечивает проведение в стране единой государственной политики в области образования, определяет основные направления развития общего и профессионального образования; обеспечивает государственную поддержку культуры, сохранение объектов культурного наследия и т.д.
В сфере природопользования и охраны окружающей среды Правительство обеспечивает проведение государственной политики в области охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности; принимает меры по реализации прав граждан на благоприятную окружающую среду, по обеспечению экологической безопасности населения; обеспечивает охрану и рациональное использование природных ресурсов, принимает меры по регулированию природопользования и т.д.
В сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью Правительство разрабатывает и осуществляет меры, направленные на обеспечение безопасности личности, общества и государства, по охране собственности и общественного порядка, по борьбе с преступностью; разрабатывает и реализует меры по укреплению кадров, развитию и совершенствованию материально-технической базы правоохранительных органов.
В сфере обороны и государственной безопасности Правительство принимает меры по обеспечению обороны и государственной безопасности страны, по оснащению вооружением и военной техникой, обеспечению материальными средствами Вооруженных Сил и военных формирований Российской Федерации; разрабатывает государственные целевые программы и планы развития вооружения; принимает меры по охране государственной границы; осуществляет руководство гражданской обороной.
В сфере внешней политики и международных отношений Правительство принимает меры по обеспечению реализации внешней политики Российской Федерации; обеспечивает представительство России в иностранных государствах и международных организациях; в пределах своей компетенции заключает международные договоры Российской Федерации; обеспечивает выполнение обязательств Российской Федерации по международным договорам; осуществляет регулирование в сферах внешнеполитической деятельности, научно-технического и культурного сотрудничества.
Правительство обладает правом законодательной инициативы. Законодательную инициативу Правительство осуществляет путем внесения в Государственную Думу законопроектов.
Согласно Конституции Российской Федерации (ст. 104), Правительство дает заключения по законопроектам о введении или отмене налогов, освобождении от их уплаты, о выпуске государственных займов, об изменении финансовых обязательств государства и другим законопроектам, предусматривающим расходы, покрываемые за счет федерального бюджета.
Правительство Российской Федерации руководит работой министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. В систему федеральных органов исполнительной власти входят министерства Российской Федерации, государственные комитеты Российской Федерации, федеральные комиссии России, федеральные службы России, российские агентства, федеральные надзоры России.
Министерство Российской Федерации — федеральный орган исполнительной власти, который проводит государственную политику и осуществляет управление в определенной сфере деятельности. Министерство возглавляет входящий в состав Правительства Российской Федерации министр Российской Федерации (федеральный министр).
Государственный комитет Российской Федерации, федеральная комиссия России — федеральные органы исполнительной власти, на коллегиальной основе осуществляющие межотраслевую координацию по вопросам, отнесенным к их компетенции в определенной сфере деятельности. Государственный комитет Российской Федерации, федеральную комиссию России возглавляет соответственно председатель Государственного комитета, председатель федеральной комиссии.
Федеральная служба России, российское агентство, федеральный надзор России — федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие специальные (исполнительные, контрольные, разрешительные и другие) функции в определенных сферах деятельности. Федеральную службу России возглавляет руководитель (директор) федеральной службы России, российское агентство — генеральный директор, федеральный надзор Ї начальник федерального надзора России.
Создание федеральных органов исполнительной власти, их реорганизация и ликвидация осуществляются Президентом Российской Федерации.
Федеральный министр назначается на должность и освобождается от должности Президентом Российской Федерации по предложению Председателя Правительства Российской Федерации. Руководители федеральных органов исполнительной власти, не являющиеся федеральными министрами и их заместителями, руководители органов и организаций при Правительстве, назначаются на должность и освобождаются от должности Правительством Российской Федерации.
Правительство вправе отменять акты федеральных органов исполнительной власти или приостанавливать действие этих актов, осуществлять контроль за деятельностью федеральных органов исполнительной власти, а по вопросам исключительного ведения Российской Федерации и по вопросам совместного ведения — также за деятельностью органов исполнительной власти субъектов Федерации.
Полномочия Правительства Российской Федерации реализуются посредством его актов — постановлений и распоряжений. Эти акты Правительства издаются на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации. Постановления и распоряжения Правительства обязательны для исполнения в Российской Федерации.
Акты Правительства Российской Федерации, имеющие нормативный характер, как правило, издаются в форме постановлений. Акты по оперативным, организационным и иным текущим вопросам, не содержащие правовых норм, как правило, издаются в форме распоряжений.
Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации подписываются Председателем Правительства Российской Федерации.
Порядок опубликования и вступления в силу актов Правительства определяется Президентом Российской Федерации. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти», акты Правительства подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов, или их отдельных положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера. Акты Правительства Российской Федерации подлежат официальному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации».
Постановления Правительства, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, вступают в силу не ранее дня их официального опубликования. Иные постановления Правительства вступают в силу со дня их подписания, если самими постановлениями не предусмотрен другой порядок их вступления в силу.
Распоряжения Правительства вступают в силу со дня их подписания.
Постановления и распоряжения Правительства в случае их противоречия Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации могут быть отменены Президентом Российской Федерации.


<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>