стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

В современных условиях политической и экономической жизни нашего
общества российское законодательство переживает бурное развитие. Переход от
плановой экономики к рыночным отношениям вызвал значительные изменения
правового статуса участников гражданского оборота. Приняты законы о многих
видах коммерческих и некоммерческих организаций (об акционерных обществах,
обществах с ограниченной ответственностью, производственных кооперативах, о
сельскохозяйственной кооперации, о садоводческих, огороднических и дачных
объединениях граждан и др.). Вместе с тем правовое положение
крестьянских(фермерских)иличных подсобных хозяйств до сих пор четко не
определено, что вызывает множество споров в теории и на практике.
В нормативных правовых актах, регулирующих деятельность крестьянских
хозяйств, и прежде всего в ГК РФ,не учитываются их существенные особенности. В
результате некоторые виды взаимоотношений - как внутренних (между главой и
членами крестьянского хозяйства), так и внешних (с налоговыми органами, с
различными внебюджетными фондами и т.п.) - остаются либо вообще вне сферы
правового регулирования, либо регулируются недостаточно четко. Что касается
личного подсобного хозяйства, то важно определить критерии, позволяющие
отграничить его как хозяйство потребительского типа от крестьянского хозяйства как
формы предпринимательской деятельности.
Многие проблемы, возникающие на практике, обусловлены тем, что в теории
аграрного и гражданского права недостаточно разработаны концептуальные подходы
к названным формам хозяйствования. Так, в кандидатских диссертациях по
правовым проблемам организации и деятельности крестьянского (фермерского)
хозяйства исследовались лишь некоторые аспекты правового статуса этих хозяйств
(земельные, имущественные отношения), причем большинство из них выполнено до
введения в действие ГК РФ. Правовое положение личных подсобных хозяйств в
последние годы практически не было предметом специальных юридических
исследований. В лучшем случае эти вопросы затрагивались в работах экономистов и
социологов. По актуальным проблемам правового статуса фермеров также
опубликованы лишь отдельные статьи, в которых подчас высказываются
диаметрально противоположные взгляды и подходы. Проблемы фермерства
мимоходом затрагиваются в работах по более общим темам (правовой статус
индивидуальных предпринимателей или субъектов предпринимательской
деятельности), что нередко приводит к отождествлению крестьянских хозяйств с
другими формами предпринимательства. Различная трактовка правового статуса
крестьянских хозяйств проявилась даже в постановлениях Конституционного Суда
РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Все это свидетельствует о сложности и
неоднозначности исследуемой проблемы и необходимости ее всестороннего
осмысления.
В настоящей монографии анализируется действующее законодательство,
регулирующее порядок создания и деятельности этих двух основных форм
сельскохозяйственной деятельности граждан, практика его применения. Автор
пытается найти приемлемые решения по совершенствованию правового статуса
крестьянских и личных подсобных хозяйств.
Глава I
СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГРАЖДАН И ЕЕ
ПРАВОВЫЕФОРМЫ

1. Правовые основы сельскохозяйственной
деятельности граждан в условиях аграрной реформы
Согласно Конституции Российской Федерации, человек, его права и свободы
являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод
человека и гражданина -обязанность государства (ст. 2). Среди неотъемлемых прав и
свобод человека и гражданина Конституция называет право на свободное
использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не
запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34). Это конституционное
положение в полной мере проявляется и в сфере сельскохозяйственной деятельности
граждан.
Уже первые законодательные акты, обеспечивающие проведение земельной и
аграрной реформы, были направлены на развитие творческой инициативы граждан,
предоставление им более широких возможностей для осуществления
сельскохозяйственной деятельности в различных формах Закон РСФСР от 23 ноября
1990 г. "О земельной реформе"1 гарантировал гражданам право на получение в
собственность (а также в пожизненное наследуемое владение и в аренду) земельных
участков для ведения личного подсобного хозяйства (далее - ЛПХ), крестьянского
хозяйства, садоводства, животноводства, а также для иных целей, связанных с
ведением сельскохозяйственного производства.
Необходимо сразу же оговориться, что из всех форм сельскохозяйственной
деятельности граждан в настоящей работе мы рассматриваем лишь деятельность по
ведению крестьянского (фермерского) и личного подсобного хозяйства. Другие
формы - ведение коллективного и индивидуального садоводства, огородничества,
дачного хозяйства - также вносят определенный вклад в пополнение
продовольственных ресурсов страны (главным образом за счет самообеспечения
населения продуктами питания, поскольку товарность таких форм незначительна), но
они имеют ряд существенных особенностей, которые требуют самостоятельного
исследования.
Личное подсобное хозяйство — традиционная форма сельскохозяйственной
деятельности граждан. Для ее активизации на первом этапе реформы требовалось
снять необоснованные ограничения и признать эту деятельность социально
значимой, полезной, важной, что и было отражено в принятых в ходе аграрной
реформы нормативных правовых актах. Крестьянское (фермерское) хозяйство было в
начале 90-х годов относительно новой (а на деле - возрождающейся) формой
организации сельскохозяйственного производства, поэтому в целях правового
обеспечения процесса организации и деятельности таких хозяйств 22 ноября 1990 г.
был принят специальный Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"2.
В последующие годы было принято значительное количество нормативных
правовых актов, которые в той или иной мере регламентировали права граждан в



1
Ведомости Съезда нар. депутатов РСФСР и Верхов. Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 327; 1991. № 1.
Ст. 4; Ведомости Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1992. № 34. Ст. 1966; № 50. Ст. 2962;
1993. № 21. Ст. 748. В настоящее время этот Закон признан недействующим Указом Президента РФ от
24 декабря 1993 г. "О приведении земельного законодательства Российской Федерации в соответствие
с Конституцией Российской Федерации" (САПП. 1993. № 52. Ст. 5085).
2
Ведомости Съезда нар. депутатов РСФСР и Верхов. Совета РСФСР. 1990. № 26. Ст. 324; 1991. № 1.
Ст. 5; Ведомости Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1992. № 34. Ст. 1966; № 50. Ст. 2962;
1993. № 21. Ст. 748. Частично признан недействующим Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г.
области сельскохозяйственной деятельности. Это Земельный кодекс РСФСР 1991 г.3,
Закон РФ от 23 декабря 1992 г. "О праве граждан Российской Федерации на
получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения
личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального
жилищного строительства"4, Указы Президента РФ от 27 декабря 1991 г. "О
неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР"5, от 27 октября
1993 г. "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в
России"6, от 7 марта 1996 г. "О реализации конституционных прав граждан на
землю"7, от 7 июня 1996 г. "О государственной поддержке садоводов, огородников и
владельцев личных подсобных хозяйств"8 и др.
В развитие перечисленных Законов и Указов принят также ряд постановлений
Правительства РФ, которые будут названы при рассмотрении конкретных отношений
с участием крестьянских хозяйств и ЛПX.
Значительным шагом в регулировании экономических отношений стал новый
Гражданский кодекс РФ (части первая и вторая), который, в частности, внес
существенные изменения в правовой статус крестьянского (фермерского) хозяйства.
Таким образом, на первый взгляд, в настоящее время существует достаточная
правовая база для развития сельскохозяйственной деятельности граждан в различных
формах. Однако нетрудно заметить, что большинство принятых актов касается
отдельных аспектов этой деятельности (в частности, прав на землю, определения
размеров землепользования и т.п.) и не определяет правового положения той или
иной формы в комплексе. В частности, Закон о крестьянском (фермерском) хозяйстве
в значительной степени устарел и не способствует углублению аграрной реформы.
Кроме того, сейчас он действует лишь в части, не противоречащей ГК РФ.
Следует также сказать, что в самом Гражданском кодексе РФ нормы о
крестьянском хозяйстве включены в ст. 23, которая называется
"Предпринимательская деятельность гражданина", что неоднозначно воспринимается
на практике. Конечно, толкование п.2 ст. 23 ГК в совокупности с другими нормами
действующего законодательства позволяет прийти к выводу, что крестьянское
хозяйство - особая форма предпринимательской деятельности без образования
юридического лица, требующая самостоятельного правового регулирования. Однако
недостаточная четкость формулировок данной статьи приводит к тому, что даже в
нормативных актах специфика крестьянского хозяйства игнорируется, а деятельность
этого хозяйства сводится к индивидуальной предпринимательской деятельности его
главы, что нельзя признать правомерным. Подробнее об этом будет сказано ниже, а
здесь отметим лишь, что несовершенство законодательства создает значительные
трудности в правоприменительной практике. Поэтому настоятельной потребностью
становится принятие Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" в новой
редакции, который бы четко определил правовой статус данной формы ведения
сельскохозяйственного производства, что в свою очередь потребует одновременно
уточнения редакции ст. 23 ГК РФ. Проект такого Закона был разработан еще в 1994 г.
В 1997 г. он внесен в Государственную Думу, 13 февраля 1998 г. прошел первое
чтение и с тех пор не рассматривался (по состоянию на сентябрь 2000 г.).


3
Ведомости Съезда нар. депутатов РСФСР и Верхов. Совета РСФСР. 1991. № 22. Ст. 768; Ведомости
Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1993. № 21. Ст. 748. Частично признан
недействующим Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г.
4
Ведомости Съезда нар. депутатов РФ и Верхов. Совета РФ. 1993. № 1. Ст. 26.
5
Ведомости Съезда нар. депутатов РСФСР и Верхов. Совета РСФСР. 1992. № 1. Ст. 53.
6
САПП РФ. 1993. № 44. Ст. 4191.
7
СЗ РФ. 1996. № 11. Ст. 1026.
8
Там же. № 24. Ст. 2875. В настоящее время данный Указ утратил силу (см.: Указ Президента РФ от 2
декабря 1998 г. № 1457//СЗ РФ. 1998. №49. Ст. 6013).
Что касается личного подсобного хозяйства, то сегодня это чуть ли не
единственная форма организации производства, правовое положение которой
законодательно никак не определено. Между тем предложения о разработке
специального нормативного правового акта о личном подсобном хозяйстве
неоднократно высказывались в юридической и экономической литературе. При этом
до принятия ГК РФ речь шла об актах различной юридической силы: о законе,
положении, утверждаемом постановлением Правительства, указе Президента9. В
настоящее время по смыслу ГК РФ многие важные для личного подсобного
хозяйства нормы (о режиме собственности, отличном от режима собственности
супругов, об особенностях раздела и выдела имущества, в том числе земли, и т.п.)
могут быть закреплены только в федеральном законе.
Учитывая, что в последние годы сложилась практика принятия статутных
законов для различных организационно-правовых форм хозяйствования (законы об
акционерных обществах, о сельскохозяйственной кооперации, о производственных
кооперативах, о крестьянском (фермерском) хозяйстве и т.п.), было бы
целесообразно принять именно Закон "О личном подсобном хозяйстве". Названным
выше Указом Президента РФ от 7 июня 1996 г. Правительству РФ было поручено
разработать и внести в Государственную Думу проект такого Закона.
Однако уже в ходе обсуждения проекта в Государственной Думе возник
вопрос об уровне законодательного регулирования отношений по ведению ЛПХ. В
частности, представитель Президента РФ в Государственной Думе А.А. Котенков
отметил, что федеральный закон о личном подсобном хозяйстве вообще не нужен,
поскольку отношения по ведению данной формы хозяйствования могут и должны
быть урегулированы именно на региональном уровне10, тем более что такая практика
начала складываться: в некоторых субъектах РФ уже приняты свои законы о личном
подсобном хозяйстве11, а в ряде других (Башкирия, Татария, Орловская и Пензенская
области и др.) аналогичные законы находятся в стадии разработки.
Как это ни парадоксально, но именно анализ уже принятых региональных
законов об ЛПХ или их проектов убеждает нас в ошибочности такого подхода. Во-
первых, Закон о личном подсобном хозяйстве должен быть комплексным
нормативным правовым актом; он не может не затрагивать как вопросы,
относящиеся к исключительно федеральному ведению (гражданское
законодательство, в частности право собственности на землю и имущество ЛПХ), так
и предметы совместного ведения РФ и ее субъектов (права владения, пользования,
распоряжения землей, социальная защита, защита прав и свобод человека)12. Нормы
законов субъектов РФ, регулирующие отношения собственности на землю и
имущество ЛПХ в плане установления общей совместной собственности членов
ЛПХ, в настоящее время противоречат действующему гражданскому
законодательству РФ.



9
См., напр.: Быстрое Г.Е. Источники сельскохозяйственного права. М, 1985. С. 130; Устюкова В.В.
Личное подсобное хозяйство: правовой режим имущества. М., 1990. С. 14; Черноморец А.Е. Право
собственности в сельском хозяйстве Российской Федерации. М., 1993. С.37, 139; Шмелев Г.И.
Требуется новая тактика в аграрной сфере // Аграрная экономика и политика: история и
современность. М., 1996. С.62; и др.
10
См. Алтухов И. Закон хозяину не подмога // Социальная защита. 1998 № 3. С. 101.
11
См.: Закон Тюменской области от 20 апреля 1998 г. "О личном подсобном хозяйстве" // Вестник
Тюменской областной Думы. 1998. № 4; Закон Читинской области от 22 апреля 1999 г. "О личном
подсобном хозяйстве"// Забайкальский рабочий. 1999. 30 апр. № 84-85; Закон Челябинской области от
10 сентября 1999 г. "О личном подсобном хозяйстве"// Южноуральская панорама. 1999. № 45. В
Томской области действует Закон от 6 октября 1998 г. "О личном хозяйстве в Томской области" (см.:
Официальные ведомости Администрации Томской области (специальный выпуск). 1998. № 6).
12
См.: Там же.
Во-вторых, федеральный закон о личном подсобном хозяйстве необходим еще
и потому, что по крайней мере понятие (определение) ЛПХ и принципы подхода к
нему также должны быть едиными для всего федеративного государства. Для
сравнения отметим, что деятельность и таких субъектов, как некоммерческие и
общественные объединения, также на первый взгляд могла бы быть урегулирована
законодательством субъектов РФ, однако федеральный законодатель счел
целесообразным основные моменты организации и деятельности этих объединений
закрепить едиными для всей Федерации законами. То же необходимо сделать и для
ЛПХ.
В связи с этим определенный интерес представляет Постановление
Конституционного Суда РФ от 4 марта 1997 г. по делу о проверке
конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1995 года "О
рекламе"13. Субъекты РФ, обратившиеся в Конституционный Суд, отстаивали свое
право на регулирование рекламной деятельности "в полном объеме", поскольку
законодательство о рекламе не упомянуто ни в ст. 71 Конституции РФ (предметы
ведения РФ), ни в ст. 72 (предметы совместного ведения РФ и ее субъектов).
Рассмотрев эти обращения, Конституционный Суд указал, что рекламная
деятельность является объектом комплексного нормативного правового
регулирования: законодательство о рекламе, регулирующее гражданско-правовые
отношения в сфере рекламной деятельности, не может находиться ни в совместном
ведении РФ и ее субъектов, ни в ведении субъектов РФ, и они не вправе
осуществлять собственное правовое регулирование в этой сфере. Если же те или
иные вопросы рекламы выходят за рамки гражданско-правовых отношений, то
субъекты РФ могут осуществлять их законодательное регулирование в рамках,
определенных Конституцией РФ.
Сказанное в полной мере относится и к регулированию отношений по
ведению личного подсобного хозяйства (равно как и крестьянского хозяйства).
Вместе с тем необходимо оговориться, что специальный Закон об ЛПХ не
должен повторять (дублировать) уже имеющееся гражданское, земельное,
социальное и иное законодательство. В него следует включать лишь нормы,
развивающие его. В частности, если Закон не внесет ничего нового в регулирование
отношений собственности (а Гражданский кодекс РФ позволяет для отдельных видов
совместной собственности устанавливать особое регулирование), то он может
ограничиться лишь отсылочными нормами. В таком случае основное содержание
Закона должно сводиться именно к определению концептуального подхода к данной
форме хозяйствования.
Следует сказать, что законопроект, принятый обеими палатами Федерального
Собрания и отклоненный Президентом РФ14, подвергался справедливой критике
(подробнее об этом будет сказано ниже), однако его низкое качество, на мой взгляд,
не должно ставить под сомнение саму необходимость принятия названного акта.
В последние годы в печати появилась точка зрения, согласно которой между
личными подсобными и крестьянскими хозяйствами много общего, поэтому "есть все
основания рассматривать обе эти группы сельских товаропроизводителей как
хозяйства одного и того же типа, именуемые "малыми семейными фермами
(хозяйствами)"15, и следовательно, их правовой режим должен быть единым.
Такие предложения представляются достаточно спорными. Между ЛПХ и
крестьянским хозяйством действительно есть много общего, особенно если исходить

13
СЗ РФ. 1997. № 11. Ст. 1372.
14
Вето Президента РФ на Закон см.: Дополнительными требованиями нельзя нарушать права граждан
// Росс. газ. 1999. 4 февр.
15
Прауст Р.Э. Сельские товаропроизводители в условиях рыночной экономики // Аграрная экономика
и политика: история и современность. М., 1996. С.125.
из того, что крестьянское хозяйство ведется преимущественно на семейной основе.
Известный социолог Т. Шанин относил семейные производственные единицы к
"эксполярной реальности", т.е. реальности, не укладывающейся в рамки логики, не
вписывающейся в уже существующие рамки представлений. "Эксполярность"
семейной производственной единицы заключается, по мнению Т. Шанина, в том, что
в ней "логика практических действий диктуется взаимной, не оговоренной ни в каких
договорах долгосрочной поддержкой и ожиданием лояльности, но не денежной
платой за труд"16.
Сказанное в равной мере относится как к ЛПХ, так и к крестьянскому
хозяйству, однако задача законодателя и ученых-юристов — вписать обе эти
"эксполярные" формы в действующую систему права, обеспечить им адекватное
правовое регулирование. И в этом случае нужно уже видеть не только общие черты
этих двух форм, но и существенные различия между ними. Это различия не только
количественные (по размерам земельных участков и объемам производимой
продукции и получаемого дохода), но и качественные. Установление, как
предлагается, единого правового режима для этих форм хозяйствования может
отрицательно сказаться прежде всего на личных подсобных хозяйствах и привести к
снижению их товарности.
На мой взгляд, "совместить" в одном законе регулирование
предпринимательской и потребительской формы ведения хозяйства довольно трудно,
так как многие нормы, касающиеся крестьянского хозяйства (требования к
претендентам на создание хозяйства, преимущественное право на создание
крестьянского хозяйства, обязанность выйти из сельскохозяйственной организации
при создании крестьянского хозяйства и др.), объективно не могут быть
распространены на ЛПХ. По-видимому, есть лишь одна возможность для такого
"совмещения" - при принятии нового закона, определяющего порядок создания и
деятельности крестьянского хозяйства, отдельные его статьи распространить и на
личные подсобные хозяйства. В первую очередь это могли бы быть нормы,
регулирующие имущественные отношения, а также, вероятно, нормы о членстве в
хозяйстве и некоторые другие. В частности, в преамбуле Закона о крестьянском
хозяйстве можно было бы записать: "В случаях, специально предусмотренных
настоящим Законом, его действие распространяется и на личное подсобное хозяйство
граждан, под которым понимается..." - и здесь же дать понятие ЛПХ. Либо это можно
сделать в заключительных положениях Закона, прямо указав, какие именно нормы
распространяются и на личные подсобные хозяйства.
В печати высказывалось также мнение, что понятие крестьянского хозяйства
"становится все более неопределенным. В стране уже есть несколько сотен хозяйств,
зарегистрированных как фермерские, но обрабатывающие несколько тысяч гектаров
земли и привлекающие к работе несколько сотен работников Это, по сути, крупные
коммерческие фермы, основанные на аренде земли и наемном труде.
С другой стороны, среди 280 тысяч фермеров 12% имеют в обработке менее 3
гектаров земли. Такие хозяйства мало отличимы от личных подсобных хозяйств,
которые в ряде регионов страны достигают уже 10 гектаров. Есть немало фермерских
хозяйств, в действительности имеющих форму партнерств или кооперативов, но
зарегистрированных как КФХ, чтобы иметь некоторые налоговые и прочие
льготы"17. В юридической литературе также отмечалось, что разница между
крестьянским хозяйством и ЛПХ "подчас заключается только в названии. Но, как ни
странно, именно это название играет для права огромную роль"18.

16
Шанин Т. Иное всегда дано... // Знание - сила. 1990. № 9. С.16.
17
Серова Е. Катализатор обновления. Роль фермерских хозяйств в реформе // Крестьянские
ведомости. 1999. № 6. 8-14 февр.
18
Земля и право. Пособие для российских землевладельцев. М, 1997. С. 88.
Конечно, такое положение вряд ли можно признать нормальным, но трудно
согласиться и с предлагаемым выходом из создавшейся ситуации: "уйти от этого
путаного и слишком идеологизированного разделения — сельхозпредприятия,
фермеры, ЛПХ", а вместо этого "ввести, как это принято во всех развитых странах,
понятие сельхозпроизводителя с четкими количественными критериями"19.
Во-первых, понятие сельскохозяйственного товаропроизводителя уже есть в
некоторых законодательных актах, например в Федеральных законах от 8 декабря
1995 г. "О сельскохозяйственной кооперации"20 и от 8 января 1998 г. "О
несостоятельности (банкротстве)"21. Во-вторых, это понятие является собирательным
и включает в себя и коммерческие организации, и фермеров, и ЛПХ. Никакой
идеологизации здесь нет.
Видимо, выход заключается в том, чтобы более четко определить юридические
признаки крестьянского хозяйства и ЛПХ и предоставлять им соответствующие
льготы лишь в тех случаях, когда хозяйство, претендующее на эти льготы, отвечает
перечисленным признакам. Все это можно было бы сделать в федеральных законах,
определяющих правовой статус этих форм хозяйствования.
В последнее время в юридической литературе появился термин "личное
хозяйство граждан". В частности, Ф.М. Раянов, говоря о важности оказания
финансовой помощи личному хозяйству, подчеркивает, что эта помощь должна
оказываться "не личному подсобному хозяйству, а личному хозяйству граждан"22. Из
дальнейшего изложения видно, что автор противопоставляет личное хозяйство не
только личному подсобному, но и фермерству. Таким образом, неясно, что же все-
таки понимается под личным хозяйством?
Поскольку земельные участки, на которых велось личное подсобное
хозяйство, ранее назывались в законодательстве приусадебными (см., например, ст
50-52 и др. ЗК РСФСР 1970 г.), то в печати вместо термина ЛПХ как синоним
нередко употребляется термин "приусадебное хозяйство" (выходит даже журнал с
таким названием). Г.И. Шмелев также считает термин "личное подсобное хозяйство"
устаревшим и вводит вместо него понятие "приусадебное крестьянское хозяйство"23.
Правда, сам он не всегда оперирует именно этим понятием, а использует также
термины "семейные подсобные хозяйства", "приусадебные семейные хозяйства",
"крестьянские семейные подворья"24.
В литературе были попытки разграничить понятия "трудовое крестьянское" и
"предпринимательское фермерское" хозяйства25. Такой подход не нов. Он основан на
учении А.В. Чаянова, который выделял шесть основных социальных типов
крестьянских хозяйств, а затем объединял их в две большие группы —
капиталистические товарные хозяйства и семейные товарные хозяйства или просто
товарные крестьянские хозяйства26. Но со времен А.В. Чаянова многое изменилось. В
частности, появилось понятие "личное подсобное хозяйство", которого не было
ранее, а также единое понятие "крестьянское (фермерское) хозяйство", делающее
противопоставление слов "крестьянское" и "фермерское" юридически некорректным.

19
Серова Е. Указ. соч.
20
СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4870; 1997. № 10. Ст. 1120; 1999. № 8. Ст. 973.
21
Там же. 1998. № 2. Ст. 222.
22
Проблемы теории аграрного, природоресурсового и экологического права и методики преподавания
в юридических вузах России аграрно-правовых и эколого-правовых дисциплин (Материалы
международного научно-методологического семинара) // Государство и право. 1999. № 5. С. 56.
23
Сельскохозяйственная кооперация: теория, мировой опыт, проблемы возрождения в России. М,
1997. С. 172.
24
Там же. С. 169-177.
25
См.: Сазонов С. Трудовое крестьянское и предпринимательское фермерское хозяйства // Межд.
сельскохозяйственный журнал. 1996. № 6. С. 24-26; Земельное право России. М., 1995. С. 172; и др.
26
См.: Чаянов А.В. Избранные труды. М., 1993. С.275.
Некоторые авторы не ограничиваются констатацией того, что "крестьянское и
фермерское хозяйства являются терминами, имеющими различное экономическое и
социальное содержание", и предлагают закрепить более точные определения этих
понятий в законодательстве27. Аналогичную позицию занимает и И.Ф. Панкратов.
Говоря о необходимости закрепления правового статуса ЛПХ либо в Гражданском
кодексе, либо в самостоятельном акте, он именует эти хозяйства то крестьянскими
дворами, то крестьянскими хозяйствами. Фермерские же хозяйства, по его мнению,
не должны именоваться крестьянскими, ибо и так ясно, что фермер — это и есть
крестьянин. В таком плане и нужно разработать новый Закон о фермерском
хозяйстве28.
С такими предложениями трудно согласиться. При их оценке следует иметь в
виду, что, как уже отмечалось, в действующем Законе РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве" термины "крестьянское хозяйство" и
"фермерское хозяйство" используются как синонимы. За 10 лет применения данного
Закона эта терминология устоялась. Она же воспроизводится в Гражданском кодексе
РФ (ст. 23, 257-259), Семейном кодексе РФ (ст. 33), налоговых законах и многих
других нормативных правовых актах не только на федеральном уровне, но и на
уровне субъектов РФ. Те же хозяйства, которые по предложению названных ученых
нужно будет относить к крестьянским, до сих пор традиционно назывались личными
подсобными хозяйствами. Последний термин широко применяется и в
законодательстве.
Принятие приведенных выше предложений потребует внесения изменений в
многочисленные нормативные правовые акты, в чем нет никакой практической
необходимости. Кроме того, такое существенное изменение терминологии внесло бы
большую путаницу и в деятельность правоприменительных органов и должностных
лиц, которые по старинке продолжали бы руководствоваться сложившимися у них
представлениями о каждой форме хозяйствования, а не "новой терминологией"
законов. Все это, по крайней мере на первом этапе, может повлечь за собой
существенные нарушения прав граждан (как фермеров, так и владельцев личных
подсобных хозяйств).
В некоторых странах СНГ также ставится вопрос о принятии специального
Закона "О личном подсобном хозяйстве"29. В Республике Узбекистан 30 апреля 1998
г. приняты одновременно Законы "О фермерском хозяйстве" и "О дехканском
хозяйстве"30. Последнее определяется в Законе как семейное мелкотоварное
хозяйство, осуществляющее производство и реализацию сельскохозяйственной
продукции на основе личного труда членов семьи на приусадебном земельном
участке, предоставленном главе семьи в пожизненное наследуемое владение.
Дехканское хозяйство - это некий аналог нашего ЛПХ, хотя прямых аналогий
провести все же нельзя, поскольку, согласно названному Закону, деятельность в
дехканском хозяйстве относится к предпринимательской, подлежит государственной
регистрации и может осуществляться по желанию его членов как с образованием, так
и без образования юридического лица. Такой подход представляется неприемлемым
для России, о чем подробнее будет сказано ниже.
Что касается Законов "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", то они были
приняты во многих республиках бывшего СССР еще в конце 80-х — начале 90-х

27
См.: Девяткина Л.Н. Становление и повышение эффективности фермерских хозяйств в Российской
Федерации. Автореф. дисс. ...канд. экон. наук. Н. Новгород, 2000. С. 10-11.
28
См.: О субъектах предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве: (Материалы "круглого
стола") // Государство и право. 1997. № 4. С.ЗЗ.
29
См.: Кузьмин И. П. Развитие законодательства Республики Беларусь о личном подсобном хозяйстве
гравдан // Государство и право. 2000. № 4. С. 98.
30
Ведомости Олий Мажлиса Республики Узбекистан. 1998. № 5-6. Ст. 86-89.
годов. Многие из них продолжают действовать (с изменениями и дополнениями), но
некоторые уже утратили силу31.




31
Подробнее об этих законах см.: Аграрное и экологическое законодательство в Россини СНГ
(сравнительно-правовой анализ). М., 1999. С.23-37.
2. Крестьянское (фермерское) хозяйство как форма
предпринимательской деятельности граждан
Статья 1 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве" определяет крестьянское хозяйство как самостоятельный хозяйствующий
субъект с правами юридического лица, представленный отдельным гражданином,
семьей или группой лиц, осуществляющий производство, переработку и реализацию
сельскохозяйственной продукции на основе использования имущества и
находящихся в их пользовании, в том числе в аренде, в пожизненном наследуемом
владении или в собственности земельных участков.
Это определение уже неоднократно подвергалось критике в юридической
литературе32. Основные его недостатки сводятся к следующему:
- не сформулированы признаки, отличающие крестьянское хозяйство от
других организационно-правовых форм, в частности не обозначен в качестве
определяющего "семейный" признак крестьянского хозяйства, что позволило
создавать так называемые партнерские крестьянские хозяйства, организованные
группой лиц, не состоящих между собой в родственных отношениях. При этом одни
авторы считали это недостатком Закона33, а другие рассматривали такой подход как
правомерный и считали целесообразным сохранить его и в новой редакции Закона "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве"34;
- не определено соотношение понятия крестьянского хозяйства с понятием
предприятия; в связи с этим в литературе развернулась дискуссия о том, можно ли
относить крестьянское хозяйство к индивидуальным (семейным) предприятиям,
создание которых было предусмотрено Законом РСФСР "О предприятиях и
предпринимательской деятельности"35, или это самостоятельная организационно-
правовая форма, не подпадающая под действие данного Закона36. Сегодня этот
старый теоретический спор приобрел новое значение в связи с проблемой
приведения статуса крестьянского хозяйства в соответствие с нормами Гражданского
кодекса РФ, о чем будет сказано ниже;



32
См.: Устюкова В.В. Крестьянское хозяйство. М., 1992. № 3. С. 7-9; Комментарий к законодательству
о крестьянском (фермерском) хозяйстве. М., 1994. С. 9; Аграрное право. М., 1996. С. 197-198
33
См.: Комментарий к законодательству о крестьянском (фермерском) хозяйстве. С. 10-11; Проблемы
совершенствования правового положения крестьянских (фермерских) хозяйств в Российской
Федерации: (Материалы "круглого стола")//Государство и право. 1994. №2. С. 17, 20, 26 (выступления
З.С. Беляевой, М.И.Козыря, Л.Н. Девяткиной); Аграрное право. С. 203; Земля и право. С. 85.
34
См.: Государство и право. 1994. № 2. С. 22 (выступление А.Е. Черноморца); О субъектах
предпринимательской деятельности в сельском хозяйстве: (Материалы "круглого стола") //
Государство и право. 1997. № 4. С.ЗЗ (выступление И.Ф. Панкратова).
35
Такая позиция изложена в следующих работах: Предпринимательское право. Курс лекций. М., 1993.
С. 62 (автор главы - Д.Б. Орехов), Аграрное право. С. 196-198 (автор главы - Г.Е.Быстров); Жариков
Ю.Г., Клюкин Б.Д., Панкратов И.Ф. Комментарий к Закону о крестьянском (фермерском) хозяйстве //
Законодательство и экономика. 1993. № 7-8. С. 19; Танчук И.А. Понятие, виды и структура
индивидуальных предприятий // Правовое положение производственных предприятий, М., 1993. С.98;
и др.
36
См.: Мисник Н.И. Способы осуществления права собственности трудового хозяйства//Правоведение.
1992. №4. С. 17; Комментарий к Гражданскому кодексу. Ростов н/Д., 1995. С.269-270.
А.Е. Черноморец занимает по этому вопросу противоречивую позицию. С одной стороны, он пишет,
что крестьянское хозяйство "занимает самостоятельное место в экономической системе наряду с
государственными, коллективными, индивидуальными и другими предприятиями и организациями", с
другой - замечает, что "в тех случаях, когда крестьянское хозяйство ведется гражданином или семьей,
это хозяйство может быть отнесено к индивидуальному (семейному) предприятию..." (Черноморец А.
Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (Комментарий разделов I и II) // Хозяйство и
право. 1991. № 10. С.38). Отметим, что и позиции названных выше сторонников признания
крестьянского хозяйства разновидностью индивидуального (семейного) частного предприятия также
достаточно противоречивы.
- понятие слишком усложнено перечислением возможных титулов прав на
землю, которые никак не влияют на определение сущности той или иной
организационно-правовой формы хозяйствования.
Подвергалась сомнению и целесообразность наделения крестьянского
хозяйства правами юридического лица37.
С принятием нового Гражданского кодекса РФ понятие крестьянского
хозяйства тем более требует уточнения, учитывая то обстоятельство, что п.2 ст. 23
рассматривает ведение крестьянского хозяйства как предпринимательскую
деятельность граждан без образования юридического лица. В ГК РФ (ст. 23) так и
записано: "Глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего
деятельность без образования юридического лица (статья 257), признается
предпринимателем с момента государственной регистрации крестьянского
(фермерского) хозяйства".
Лингвистический анализ ст. 23 ГК (согласование слов) дает основания
полагать, что деятельность без образования юридического лица осуществляет именно
крестьянское (фермерское) хозяйство, а не его глава (в противном случае было бы
сказано: "глава ... , осуществляющий деятельность..."). Само крестьянское хозяйство
как субъект предпринимательской деятельности подлежит государственной
регистрации. Однако регистрирующие (как, впрочем, и налоговые и другие) органы
не воспринимают крестьянское хозяйство как особый, самостоятельный субъект
хозяйствования, отличный как от юридического лица, так и от индивидуального
предпринимателя. Из ст. 23 ПС РФ они принимают во внимание лишь слова, что
глава хозяйства признается предпринимателем со всеми вытекающими отсюда
выводами. То же самое происходит и в законодательной практике как на
федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации.
Так, в Законе Московской области от 1 февраля 1996 г. "О единой системе
государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности,
имущественных прав и связанных с ними неимущественных прав и сделок на
территории Московской области"38 нет даже упоминания о крестьянском хозяйстве.
Там говорится либо о юридических, либо о физических лицах. Крестьянское
хозяйство осуществляет свою деятельность без образования юридического лица, и в
этом смысле это безусловно предпринимательская деятельность физических лиц, но
все же в большинстве случаев это не индивидуальная предпринимательская
деятельность одного гражданина, а совместная предпринимательская деятельность
нескольких граждан без образования юридического лица на базе общей, как правило,
совместной собственности.
Говоря о статусе крестьянского (фермерского) хозяйства, нельзя не обратить
внимание на Постановление Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. № 18-
П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1,2, 4 и 6
Федерального закона от 4 января 1999 года "О тарифах страховых взносов в
Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования
Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской
Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" и
статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1999 года "О внесении изменений и
дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд
37
См., напр.: Устюкова В.В. Правосубъектность крестьянского (фермерского) хозяйства // Сов.
государство и право. 1992. № 1. С 54-61; Суханов Е. А. Право собственности в Гражданском кодексе //
Закон. 1995. № 11. С. 31; Проблемы совершенствования правового положения крестьянских
(фермерских) хозяйств в Российской Федерации. С. 18, 20 (выступления З.С. Беляевой и М.И.
Козыря); Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной
экономике. М., 1992. С. 87; Андреев Ю.Н. Судебная защита прав участников сельскохозяйственных
коммерческих организаций. Воронеж, 1999. С.63-65.
38
Вестн. Московской областной Думы. 1996. № 3. 22
Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации,
Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды
обязательного медицинского страхования на 1998 год" в связи с жалобами граждан,
общественных организации инвалидов и запросами судов39.
Как видно из содержания Постановления, предметом рассмотрения
Конституционного Суда были порядок и размеры тарифообложения отдельных
категорий граждан-предпринимателей и юридических лиц, а не собственно правовой
статус крестьянского хозяйства. Однако в Постановлении имеются положения и по
этому вопросу.
С толкованием Конституционным Судом законодательства, определяющего
правовой статус крестьянского хозяйства, нельзя согласиться. Ведь в нем
указывается, что п. "б" ст. 1 Федерального закона от 4 января 1999 г. в числе
плательщиков страховых взносов в Пенсионный фонд РФ называет крестьянские
(фермерские) хозяйства. Между тем в соответствии с другими законодательными
актами применительно к крестьянскому (фермерскому) хозяйству субъектами
тарифообложения могут выступать индивидуальный предприниматель - глава
крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющего деятельность без
образования юридического лица, хозяйственное товарищество или
производственный кооператив в сельском хозяйстве. Таким образом, по мнению
Конституционного Суда, используя в п. "б" ст. 1 Федерального закона от 4 января
1999 г. не согласующееся с организационно-правовыми формами
предпринимательской деятельности, предусмотренными в ГК РФ и Налоговом
кодексе РФ, понятие "крестьянское (фермерское) хозяйство", законодатель тем
самым не дает точного определения такого существенного элемента
тарифообложения, как его субъект.
Из этих положений Постановления можно сделать вывод, что
Конституционный Суд допускает существование крестьянских хозяйств в форме
хозяйственного товарищества или производственного кооператива, а крестьянское
хозяйство, осуществляющее деятельность без образования юридического лица,
отождествляется с его главой, поскольку далее по тексту Постановления везде
говорится лишь об уплате взносов во внебюджетные фонды главами крестьянских
(фермерских) хозяйств.
Недостатки конструкции "крестьянское хозяйство в одной из организационно-
правовых форм коммерческих организаций" будут проанализированы ниже. Здесь же
важно доказать, что нельзя ставить знак равенства между крестьянским хозяйством и
его главой, поскольку такая позиция не основана на действующем законодательстве.
Пункт 2 ст. 23 ГК РФ выделяет крестьянское хозяйство особо, говоря о
государственной регистрации самого хозяйства как такового, а не его главы.
Крестьянское хозяйство как коллективное образование граждан, совместно ведущих
предпринимательскую деятельность, обладает имуществом, имеющим особый
правовой режим, что закреплено в ст. 257-258 ГК РФ. Учитывают специфику
крестьянского хозяйства как субъекта, отличного от юридического лица и от
индивидуального предпринимателя, и Федеральный закон "О несостоятельности
(банкротстве)", и некоторые другие нормативные правовые акты.
Таким образом, крестьянское хозяйство, особенно состоящее из нескольких
членов, не может сводиться к индивидуальной предпринимательской деятельности
его главы. Этот вывод, находящий поддержку в литературе40, справедлив и для
крестьянских хозяйств, состоящих из одного лица. Нельзя согласиться с точкой
зрения, что если крестьянское (фермерское) хозяйство ведется одним человеком, то

39
СЗ РФ. 2000. № 3. Ст. 353.
40
См.: Лаптев В.В. Проблемы предпринимательской (хозяйственной)
правосубъектности//Государство и право. 1999. № 11. С. 19.
он является обычным индивидуальным предпринимателем, с особенностями,
вытекающими из сферы его предпринимательской деятельности41.
Даже если в момент создания крестьянское хозяйство состоит только из главы
хозяйства, а другие члены отсутствуют, все равно должно быть зарегистрировано
именно хозяйство как таковое, а не просто индивидуальный предприниматель. Это
важно подчеркнуть, так как земельный участок выделяется целевым назначением для
ведения крестьянского хозяйства; именно этому хозяйству (его члену или членам), а
не индивидуальному предпринимателю предоставляются определенные льготы (по
налогам, кредитам и т.п.); после создания крестьянского хозяйства его членский
состав может меняться (одни члены хозяйства могут выходить из него, другие -
вступать и т.п.). Взыскание по обязательствам обращается также на имущество
хозяйства (об этом будет подробнее сказано ниже), а не на все имущество главы как
предпринимателя.
В юридической литературе высказано мнение, которое представляется
обоснованным: лиц, совместно ведущих крестьянское хозяйство без образования
юридического лица, можно рассматривать как совокупного предпринимателя42, а
крестьянское хозяйство как "особая организационно-правовая форма аграрного
предпринимательства" должно признаваться носителем "гражданских прав и
обязанностей в области пред-принимательской деятельности как самостоятельный
участник гражданских и иных правоотношений с момента его регистрации без
приравнивания его к гражданину, индивидуальному предпринимателю или
юридическому лицу"43.
Возвращаясь к названному Постановлению Конституционного Суда РФ от 23
декабря 1999 г., необходимо отметить, что, занимаясь благородным делом защиты
прав граждан (в частности, их права на справедливое тарифообложение и права
собственности), Конституционный Суд одновременно невольно нарушил права
членов крестьянского хозяйства. Под сомнением оказалось право членов хозяйства
на занятие предпринимательской деятельностью в составе крестьянского хозяйства
совместно с его главой, их право собственности на имущество и доходы, поскольку
члены хозяйства фактически приравнены к наемным работникам или подрядчикам44,
и т.п. Конституционный Суд дал толкование действующего законодательства, в
частности ст. 23, 257-259 ГК РФ (как отмечалось выше, толкование довольно

41
См.: Зверева Е. Индивидуальные предприниматели: индивидуальный статус предафинимателя-
гражданина // Право и экономика. 1998. № 6. С.20.
42
См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно-практический комментарий
/Отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. М., 1996. С. 55 (автор комментария — З.С.
Беляева).
43
Чубуков Г.В. О правовом статусе крестьянских (фермерских) хозяйств (федеральные и региональные
аспекты // Проблемы развития экологического, аграрного, земельного законодательства в субъектах
РФ. Сб. тезисов Всерос. научно-практ. конференции. Оренбург, 1997. С. 22-23. Г.В. Чубуков называет
крестьянское хозяйство также "нетрадиционным субъектом, который должен иметь свой
самостоятельный правовой статус" (Государство и право. 1997. № 4. С.ЗО). См. также: Лаптев В.В.
Указ. соч. С. 19.
44
Исходя из Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", трудовые отношения в крестьянском
хозяйстве основываются на членстве, а не на трудовом договоре; они определяются и регулируются
самими членами хозяйства (ст. 22). Глава хозяйства выступает нанимателем (заказчиком) лишь в
отношении посторонних хозяйству лиц, а не в отношении членов хозяйства. Однако, согласно
толкованию Конституционного Суда, Федеральный закон от 4 января 1999 г. якобы предусматривает,
что глава крестьянского (фермерского) хозяйства как индивидуальный предприниматель
осуществляет прием на работу по трудовому договору или заключает с работниками-членами
крестьянских (фермерских) хозяйств гражданско-правовые договоры. На самом деле в Законе от 4
января 1999 г. нет упоминания о том, что трудовые и гражданско-правовые договоры заключаются
между главой хозяйства и его членами. Нет такой записи и в Законе "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве", который Конституционный Суд почему-то полностью игнорирует, хотя этот Закон
продолжает действовать в части, не противоречащей ГК РФ.
спорное), поэтому до тех пор, пока эти статьи останутся неизменными, любая работа
по совершенствованию правового статуса крестьянского хозяйства (в том числе по
защите прав членов крестьянского хозяйства) обречена на провал, так как
Постановление Конституционного Суда является окончательным, не подлежит
обжалованию и действует непосредственно.
Выход из создавшегося положения видится в том, чтобы как можно скорее
внести соответствующие изменения в Гражданский кодекс РФ, а также в
Федеральный закон о введении его в действие. Такая необходимость ощущалась и
ранее45, однако после принятия Постановления Конституционного Суда от 23
декабря 1999 г. эта задача становится особенно актуальной. Изменение же
гражданского законодательства повлечет за собой корректировку и ряда других
нормативных правовых актов. В частности, для крестьянского хозяйства необходимо
будет разработать особые формы учета и отчетности, особые правила уплаты взносов
во внебюджетные фонды, особую форму налоговой декларации.
Применительно к юридическим лицам в литературе отмечалось, что
"универсальный характер нормальных коммерческих структур позволяет
осуществлять в форме, допустим, акционерного общества или общества с
ограниченной ответственностью в принципе любую производственно-хозяйственную
деятельность"46. Особенности сельскохозяйственных кооперативов учтены в
Федеральном законе от 8 декабря 1995 г. "О сельскохозяйственной кооперации", а
специфика сельскохозяйственных закрытых акционерных обществ и обществ с
ограниченной ответственностью должна быть отражена в специальных законах47.
Соответственно, если бы ГК РФ предусматривал принятие закона о
предпринимательской деятельности граждан (а подобного рода предложения уже
вносились48), то особенности крестьянского хозяйства могли бы быть учтены в нем.
Но предпочтительнее все же принятие новой редакции Закона "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве", тем более что в отличие от других абстрактных
(универсальных) организационно-правовых форм форма крестьянского хозяйства
используется лишь в сельском хозяйстве. Однако для того, чтобы должным образом
отразить в Законе "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" специфику данной
формы предпринимательства граждан, следует уточнить ряд формулировок ГК РФ.
Основные черты правового статуса крестьянского хозяйства как особой
формы предпринимательской деятельности граждан следует закрепить в
самостоятельной статье Гражданского кодекса РФ, исключив соответствующие
положения из ст. 23, которая называется "Предпринимательская деятельность
гражданина". Это как раз и открывает возможность для отождествления
деятельности крестьянского хозяйства с деятельностью его главы, что неверно.
Поскольку ст. 23, 24 и 25 неразрывно связаны между собой, нормы о крестьянском
(фермерском) хозяйстве следует поместить после ст. 25 - как ст. 251, тем более что
банкротство крестьянского хозяйства имеет ряд особенностей, установленных
Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)". В ст. 251 необходимо
сделать отсылку к Федеральным законам "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" и
"О несостоятельности (банкротстве)", что позволит рассматривать названные Законы
как специальные по отношению к ГК РФ.


45
См.: Устюкова В. В. Гражданско-правовое регулирование создания и функционирования
крестьянских (фермерских) хозяйств как субъектов предпринимательской деятельности //
Предпринимательская деятельность в сельском хозяйстве России. Правовые вопросы. М., 1998. С. 32.
46
Суханов Е.А. Система юридических лиц // Сов. государство и право. 1991. №11. С. 45.
47
См.: Беляева З.С. Правовое положение сельскохозяйственных коммерческих организаций//Аграрная
реформа в Российской Федерации: правовые проблемы и решения. М, 1998. С. 14-16.
48
См.: Лаптев В.В. Указ. соч. С. 18 (у автора предлагаемый Закон называется Законом об
индивидуальных предпринимателях).
Правоспособность крестьянского хозяйства, по моему мнению, является
общей, что вытекает из ст. 16 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" и
налоговых законов, допускающих, что крестьянское хозяйство, как и
сельскохозяйственные организации, может иметь доходы и от
несельскохозяйственной деятельности. В юридической литературе имеются и иные
точки зрения.
Ю.В. Мольков считал, что для индивидуальных предпринимателей Законом от
7 декабря 1992 г. "О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся
предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации" предусмотрена
специальная правоспособность49, и то же самое должно быть установлено и для
крестьянского хозяйства. Он критиковал ст. 16 Закона "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве", закрепляющую право таких хозяйств заниматься любым видом
деятельности, не запрещенным действующим законодательством (т.е. установление
общей правоспособности). По его мнению, такая запись может касаться лишь
сельскохозяйственной деятельности крестьянского хозяйства и деятельности,
связанной с переработкой и реализацией сельскохозяйственной продукции, а вот к
несельскохозяйственной деятельности она не должна относиться50.
Д.Б. Орехов, напротив, полагает, что для крестьянского (фермерского)
хозяйства уже сейчас установлена специальная правоспособность, но, с его точки
зрения, "это не означает, что фермерское хозяйство обязано заниматься только
сельхозпроизводством"51.
По мнению Т.Д. Левшиной, правоспособность индивидуального
предпринимателя является универсальной (общей), а правоспособность крестьянских
(фермерских) хозяйств — специальной, так как законодательством четко определены
цели их создания и деятельности: производство, переработка и реализация
сельскохозяйственной продукции52. Иная точка зрения у О.А. Макаровой, которая
полагает, что правоспособность и крестьянского хозяйства, и гражданина является
общей53.
Обоснованной представляется позиция по этому вопросу С. Григоренко,
согласно которой установление Законом от 7 декабря 1992 г. правила о специальной
предпринимательской правосубъектности граждан-предпринимателей противоречит
ст. 55 Конституции РФ и не соответствует принципу гражданского права о равенстве
субъектов гражданского оборота, учитывая закрепление в действующем
Гражданском кодексе РФ общего характера правосубъектности (правоспособности -
по терминологии ГК) большинства коммерческих организаций54. С полным правом
все это можно отнести и к правоспособности крестьянского хозяйства.
Но если по этому вопросу нет ясности в юридической литературе, то тем
более нет ее и на практике. Так, постановлением мэра г. Краснодара от 31 июля 1998
г. было утверждено Положение о порядке регистрации крестьянских (фермерских)



49
См.: Комментарий к законодательству о крестьянском (фермерском) хозяйстве. С.63-64 (автор главы
— Ю.В. Мольков). См. также: Зинченко С., Лапач В., Газарьян Б. Новый Гражданский кодекс и
предпринимательство: проблемы регулирования//Хозяйство и право. 1995. № 10. С.96-97.
50
См.: Комментарий к законодательству о крестьянском (фермерском) хозяйстве. С.63-64.
51
Предпринимательское право. Курс лекций. С. 64 (автор главы - Д.Б. Орехов).
52
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой / Отв. ред О.Н. Садиков. М., 1995.
С.47. Аналогичную точку зрения о правоспособности индивидуального предпринимателя см:
Григоренко С. Проблемы гражданско-правового статуса индивидуального предпринимателя //
Хозяйство и право. 1999. № 6. С.20.
53
См.: Макарова О.А. Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства// Кодекс-info.
2000. № 1. С. 10.
54
См.: Григоренко С. Указ. соч. С.20; Лаптев В.В. Указ. соч. С. 18.
хозяйств на территории г. Краснодара55 и образец Свидетельства о регистрации
крестьянского (фермерского) хозяйства.
В Положении указывается, что основным видом деятельности главы хозяйства
как предпринимателя56 является сельскохозяйственная деятельность, т. е.
производство, переработка и реализация сельскохозяйственной продукции. Это
может повлечь за собой нарушение прав фермеров, так как нельзя исключить случаев
толкования несельскохозяйственной деятельности крестьянского хозяйства (его
главы) как противоправной, выходящей за пределы правоспособности крестьянского
хозяйства, хотя запрета заниматься такой деятельностью для фермеров нет. Более
того, в Законе о подоходном налоге такая деятельность прямо предполагается (там
говорится об освобождении от налога в течение пяти лет доходов от
сельскохозяйственной деятельности, из чего следует, что могут быть и доходы от
несельскохозяйственной деятельности, которые облагаются налогом на общих
основаниях).
Предпринимательская деятельность крестьянского хозяйства без образования
юридического лица иногда рассматривается как простое товарищество или договор о
совместной деятельности57. Такая точка зрения представляется спорной При наличии
определенного сходства крестьянское хозяйство все же существенно отличается от
простого товарищества по очень многим признакам.
Так, членов крестьянского хозяйства (особенно семейного) вряд ли
целесообразно считать "товарищами". Субъектами этого договора являются либо
граждане-предприниматели, либо юридические лица. Граждане, организующие
крестьянское хозяйство, в момент его создания предпринимателями не являются58.
По договору о совместной деятельности общее имущество товарищей принадлежит
им на праве долевой собственности, а в крестьянском хозяйстве "законным"
режимом имущества является совместная собственность. В крестьянском хозяйстве
возможно, но не обязательно, заключение договора между его членами; если же
такой договор не заключается, то о каком простом товариществе можно говорить?
Крестьянское хозяйство подлежит регистрации, а договор простого товарищества —
нет. Основания прекращения договора простого товарищества (ст. 1050 ПС РФ)
также не могут быть распространены на крестьянское хозяйство И, наконец,
последнее соображение: если деятельность крестьянского хозяйства считать
договором простого товарищества, то и сами нормы п.2 ст. 23 и ст 257-259 ГК РФ
лишаются всякого смысла, поскольку в этом случае следует руководствоваться
соответствующей главой ГК РФ о простом товариществе.
Таким образом, сегодня крестьянское хозяйство можно рассматривать как
самостоятельную, особую организационно-правовую форму предпринимательской
деятельности граждан в сельском хозяйстве без образования юридического лица на
индивидуальной (семейной) или мелкогрупповой основе. Их правовой статус не
имеет аналогов в действующем законодательстве59. В новом Законе следовало бы

55
Краснодарские известия. 1998. 12 авг.
56
Здесь также наглядно проявляется отождествление на практике деятельности крестьянского
хозяйства с деятельностью его главы и противоречивость такого подхода, ведь Свидетельство все же
выдается о регистрации самого крестьянского хозяйства.
57
См.: Комментарий части первой ГК РФ для предпринимателей / Под ред. В.Д. Карповича. М., 1995.
С.302 (автор комментария — Е. А. Суханов), Макарова О.А. Указ. соч. С. 9-10.
58
После создания крестьянского хозяйства, как отмечалось выше, всех его членов следует
рассматривать как совокупного предпринимателя.
59
См.: Горбунова Е.П. Особенности правового положения и государственной регистрации
крестьянских (фермерских) хозяйств // Кодекс-info. 2000. № 1. С.5. Е.П. Горбунова называет
крестьянские хозяйства также "неопределенным субъектом предпринимательской деятельности" (Там
же. С. 6), а О.А. Макарова - "специфической формой предпринимательства в сельском хозяйстве"
(Макарова О.А. Указ. соч. С. 10).
закрепить лишь крестьянские хозяйства семейного типа, исключив из него указание
на возможность создания таких хозяйств "группой лиц". Целесообразно было бы
отразить в законе и "профессиональный" признак крестьянского хозяйства, указав,
что хотя бы для одного из его членов (главы хозяйства) ведение такого хозяйства
должно быть основным видом деятельности ("местом работы").
Другой "профессиональный" признак крестьянского хозяйства косвенно
закреплен в ст. 4 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. и ст. 58 ЗК РСФСР,
устанавливающих требования к будущим фермерам. В них, в частности, говорится,
что земельный участок для ведения крестьянского хозяйства может быть
предоставлен лицу, достигшему 18-летнего возраста и имеющему опыт работы в
сельском хозяйстве и сельскохозяйственную квалификацию либо прошедшему
специальную подготовку. Эти формулировки подвергались обоснованной, на мой
взгляд, критике60 на том основании, что употребление в данном контексте
соединительного союза "и" означает, что для создания крестьянского хозяйства
гражданину недостаточно только опыта работы в сельском хозяйстве или только
сельскохозяйственной квалификации, а требуется наличие одновременно обоих
условий. Третьим условием, которое противопоставляется (при помощи союза
"либо") первым двум, является "специальная подготовка". Получается, что опыта,
даже многолетнего, мало, а краткосрочных курсов "специальной подготовки"
достаточно. Такая нечеткость формулировок открывает возможности для
злоупотреблений со стороны тех органов, от которых зависит реализация права
граждан на создание крестьянского хозяйства. Поэтому следует согласиться с А.Е.
Черноморцем, что достаточным для создания крестьянского хозяйства следует
признать соответствие главы хозяйства хотя бы одному из перечисленных условий.
Одновременно в новой редакции Закона "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве" следовало бы конкретно определить, к кому предъявляются названные
выше квалификационные требования: только к главе хозяйства61 или ко всем членам
хозяйства. По моему мнению, если крестьянское хозяйство создается несколькими
лицами, то предъявляемым требованиям должен соответствовать по крайней мере
один из членов хозяйства (не обязательно это должен быть глава). Вместе с тем в
литературе предлагалось вообще исключить из законодательства положения о
квалификации потенциальных фермеров, как не соответствующие ст. 2 ГК РФ,
определяющей допустимые пределы ограничения гражданских прав. Эта точка
зрения аргументируется еще и тем, что глава хозяйства, если он сам не обладает
необходимыми знаниями, может всегда пригласить к себе на работу опытных
агрономов, зоотехников и других специалистов, которые будут оказывать ему
помощь в ведении крестьянского хозяйства62; сам же глава хозяйства может
выполнять чисто представительские функции63.
С такой позицией согласиться трудно, ведь тем самым нарушается сам
концептуальный подход к фермеру как собственнику, управляющему и труженику в
одном лице. Предъявление к нему определенных "профессиональных" требований
соответствует ст. 2 ГК РФ, поскольку это необходимо в целях защиты прав и
законных интересов других лиц (всего общества), которым не безразлично, кому
передается земля, кому оказывается государственная поддержка и т.п. Поэтому
"минимум" знаний, по крайней мере в объеме "специальной подготовки", должен
иметь все же хотя бы один из членов хозяйства. Это так же естественно, как наличие

60
См.: Черноморец А. Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" (Комментарий
разделов I и II). С. 39-40; Макарова О.А. Указ. соч. С.11.
61
На такой позиции стоит А.Е. Черноморец (см.: Черноморец А. Закон РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" (Комментарий разделов I и II). С. 39.
62
См.: Мельников Н. Некоторые аспекты правового статуса КФХ // Твоя земля. 1999. №2-3. С.13.
63
См.: Макарова О.А. Указ. соч. С. 10.
прав на управление автомобилем у шофера или медицинского диплома у врача.
Безусловно, фермер может нанять соответствующих специалистов, но должным
образом организовать их деятельность он сможет лишь при условии, что сам
обладает некоторыми знаниями в области сельского хозяйства и сельской экономики.
В ряде субъектов РФ к фермерам предъявляются еще более строгие
требования. Так, в Краснодарском крае земельные участки для организации
крестьянского хозяйства предоставляются гражданам РФ, получившим право на
постоянное проживание в крае и проработавшим в сельском хозяйстве по месту
постоянного проживания не менее пяти лет. Ясно, что такая норма краевого Закона
существенно ограничивает право граждан на создание крестьянского хозяйства64 и
может быть обжалована гражданами в Конституционном Суде, как это уже сделано в
отношении некоторых других положений названного краевого Закона65.
Члены (участники) сельскохозяйственных коммерческих организаций,
желающие создать крестьянское хозяйство за счет своего земельного и
имущественного пая, должны, как сказано в Законе "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве", выйти из состава этих организаций, т.е. прекратить с данной
организацией членские (в производственных кооперативах) или трудовые (в иных
организациях) отношения. Иначе говоря, ведение крестьянского хозяйства должно
стать для них (по крайней мере для главы крестьянского хозяйства) основным
"местом работы", основной сферой приложения сил (что, впрочем, не исключает
возможности их работы по совместительству, в том числе и в прежней
сельскохозяйственной организации)66. Таким образом, фермерство — это
определенный род занятий (профессия), что вытекает из характеристики
крестьянского хозяйства как формы предпринимательской деятельности.
Любая предпринимательская деятельность подлежит государственной
регистрации. Не является исключением и фермерство. Важно еще раз подчеркнуть,
что в соответствии со ст. 9 Закона "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" и п.2 ст.
23 ГК РФ государственной регистрации подлежит именно крестьянское хозяйство,
что автоматически влечет признание главы крестьянского хозяйства
предпринимателем. В литературе делались обоснованные, на наш взгляд, выводы,
что дополнительной регистрации главы крестьянского хозяйства в качестве
индивидуального предпринимателя законодательство не предусматривает67. Однако
из ст. 173 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", к сожалению,
следует совершенно противоположное, поскольку в ней сказано, что с момента
принятия решения о признании крестьянского (фермерского) хозяйства банкротом и
об открытии конкурсного производства государственная регистрация главы
хозяйства в качестве индивидуального предпринимателя утрачивает силу.
Арбитражный суд должен направить копию решения о признании крестьянского
хозяйства банкротом и об открытии конкурсного производства в орган,
зарегистрировавший его в качестве индивидуального предпринимателя. Правильнее
было бы говорить, что утрачивает силу государственная регистрация самого

64
См.: Ст. 10 Закона Краснодарского края от 8 августа 1995 г. "Об особом порядке землепользования в
Краснодарском крае" // Информационньш бюллетень Законодательного собрания Краснодарского
края. 1995. № 5. С.73.
65
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 3 февраля 2000 г.//Росс. газ. 2000. 16 мая.
66
Утверждения, что глава крестьянского хозяйства даже в порядке частичной занятости не может
быть участником другого трудового коллектива (см.: Черноморец А. Закон РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" (Комментарий разделов I и II). С.40), что для него крестьянское хозяйство
Должно быть единственным местом работы (см.: Аграрное право. С.205; Макарова О.А. Указ. соч. С.
10), являются неверными, не вытекают из законодательства и неправомерно ограничивают
правоспособность гражданина.
67
См.: Суханов Е.А. Новый Гражданский кодекс о старых проблемах // Экономика и жизнь. 1995. №
15. С. 30.
крестьянского хозяйства и что соответствующая копия решения направляется в
орган, зарегистрировавший хозяйство. Такое уточнение следовало бы ввести в Закон.
В связи с изменением по ГК РФ статуса крестьянского (фермерского)
хозяйства в литературе было высказано мнение, что "поскольку Кодекс не
предусматривает возможности регистрации самого хозяйства, следовательно, речь
идет о регистрации хозяйства до вступления в силу ГК, то есть на основании Закона
РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"68. Такое толкование Гражданского
кодекса представляется некорректным. Если бы речь шла о крестьянских хозяйствах,
созданных до введения в действие ГК РФ, то соответствующая норма, как носящая
"временный", "переходный" характер, должна была бы находиться не в самом
Кодексе, а в Федеральном законе от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части
первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее — Вводный закон).
Однако она помещена в самом Кодексе, т. е. Кодекс прямо говорит о регистрации
крестьянских (фермерских) хозяйств, осуществляющих деятельность без образования
юридического лица.
Государственная регистрация крестьянского хозяйства имеет отличия от
регистрации индивидуальных предпринимателей, поскольку оно создается и
регистрируется в порядке, установленном ст. 9 Закона РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве": хозяйство регистрируется районной (городской)
администрацией (в современных условиях — регистрационной палатой) по месту
нахождения земельного участка после выдачи документов, удостоверяющих права на
землю (индивидуальные предприниматели, как известно, регистрируются по месту
жительства). Как плательщики взносов в Пенсионный фонд РФ крестьянские
хозяйства также регистрируются по месту нахождения, а индивидуальные
предприниматели - по месту жительства либо по месту осуществления
предпринимательской деятельности69. После регистрации хозяйство может
открывать расчетный и другие счета, включая валютный, в учреждениях
коммерческих банков, иметь печать, вступать в договорные отношения с другими
субъектами предпринимательской деятельности и т.п.
В связи с обсуждаемой проблемой хотелось бы обратить внимание на опыт
некоторых стран СНГ, в которых органы государственной власти более оперативно
реагируют на изменение законодательства. Так, например, по Закону Республики
Молдова от 3 января 1992 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"70
крестьянские хозяйства были наделены правами юридического лица, но
республиканским Законом от 27 февраля 1998 г. в названный Закон внесено
изменение, согласно которому они этот статус утратили71. Теперь ст. 1 Закона звучит
следующим образом: "Крестьянское (фермерское) хозяйство является
самостоятельным субъектом экономической системы республики с правом
физического лица, производящим, перерабатывающим и реализующим
сельскохозяйственную продукцию на основе использования находящихся в частной
собственности или взятых в аренду земли и иного имущества". В этом не вполне
редакционно удачном определении ("с правом физического лица") обращает на себя
внимание тот факт, что крестьянское хозяйство названо самостоятельным субъектом.
Меньше чем через год - 24 марта 1999 г. - Правительство Республики Молдова
приняло Постановление "Об утверждении Положения о регистрации крестьянских
(фермерских) хозяйств".

68
Григоренко С. Указ. соч. С. 25.
69
Федеральный закон от 2 января 2000 г. "О внесении изменений и дополнений в Порядок уплаты
страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации
(России)" // СЗ РФ. 2000. № 2. Ст. 159.
70
Монитор Парламента Республики Молдова. 1992. №1. Ст. 2.
71
Официальный Монитор Республики Молдова. 1998. № 44-46. Ст. 326.
Названным Положением (с изменениями от 20 августа 1999 г.)72 довольно
четко определен порядок регистрации самого крестьянского хозяйства (под
собственным наименованием) в специальном регистре, определены документы,
представляемые для регистрации, сроки ее осуществления, основания для отказа в
регистрации и т.д. Положением утверждена форма Свидетельства о регистрации
крестьянского (фермерского) хозяйства и форма Регистра их учета. Согласно
Положению, регистрационный номер и фискальный код также присваиваются
самому крестьянскому хозяйству.
К сожалению, в России аналогичного акта федерального уровня до сих пор
нет, хотя со времени принятия Гражданского кодекса прошло уже почти шесть лет. В
результате субъекты РФ вынуждены осуществлять регистрацию крестьянских
хозяйств по собственному разумению, что зачастую ведет к нарушению прав
фермеров. Так, названным выше Положением о порядке регистрации крестьянских
(фермерских) хозяйств на территории г. Краснодара, по существу, предусмотрена
двойная регистрация - сначала само крестьянское хозяйство (без образования
юридического лица) регистрируется управлением сельского хозяйства и
продовольствия мэрии г. Краснодара, а затем глава хозяйства "должен обратиться в
регистрационную палату г. Краснодара для оформления документов,
подтверждающих право на ведение предпринимательской деятельности".
Соответственно, неясно, почему крестьянское хозяйство считается образованным со
дня регистрации в управлении сельского хозяйства и продовольствия, а при
прекращении деятельности оно снимается с учета регистрационной палатой г.
Краснодара.
В Московской области с августа 1997 г. действует Временная инструкция о
порядке государственной регистрации крестьянских (фермерских) хозяйств на
территории Московской области, утвержденная областной Регистрационной палатой.
Инструкция предусматривает ведение отдельного государственного реестра
крестьянских (фермерских) хозяйств Московской области, утверждает форму
Свидетельства о государственной регистрации хозяйства. При отсутствии
соответствующего федерального нормативного правового акта значение этой
инструкции очень велико, хотя она и страдает рядом существенных недостатков, о
которых будет сказано ниже при рассмотрении других вопросов.
Справедливости ради следует отметить, что Закон о государственной
регистрации юридических лиц, предусмотренный ст. 51 ГК РФ, также до сих пор не
принят. Что касается индивидуальных предпринимателей, то о том, как должна
осуществляться их регистрация, ГК РФ вообще умалчивает. Действующее в
настоящее время Положение о государственной регистрации субъектов
предпринимательской деятельности утверждено Указом Президента РФ от 8 июля
1994 г., т.е. еще до принятия ГК РФ. В связи со сказанным возникает вопрос о
тождестве понятий "государственная регистрация юридического лица" и
"государственная регистрация субъекта предпринимательской деятельности".
В литературе отмечалось, что "органы юстиции еще не готовы сосредоточить
в своих руках государственную функцию регистрации юридических лиц. А в работе
регистрационных палат нет и не может быть единообразия. Иногда даже в одной и
той же палате разные чиновники устанавливают в меру своего понимания, а скорее
непонимания, собственные требования к уставам"73. В отношении крестьянских
хозяйств все эти проблемы усугубляются во много раз, учитывая неоднозначное
толкование в теории и на практике их правового статуса.


72
Там же. 1999. № 31-32. Ст. 206; № 94-95. Ст. 829.
73
Бондарев А.К. Регистрация предприятий: неурегулированные вопросы // Законодательство. 1998. №
5. С.65.
Есть разница и в порядке прекращения деятельности (ликвидации)
крестьянского хозяйства и индивидуального предпринимателя. Согласно названному
Положению от 8 июля 1994 г., государственная регистрация гражданина в качестве
индивидуального предпринимателя утрачивает силу в день получения
регистрирующим органом заявления предпринимателя об аннулировании его
государственной регистрации в качестве предпринимателя и ранее выданного ему
свидетельства. Для фермеров этого недостаточно, поскольку одновременно
необходимо решить вопрос о дальнейшей судьбе земельного участка,
предоставленного для ведения крестьянского хозяйства.
Особенностью крестьянского хозяйства является то, что оно ведется, как
правило, несколькими лицами сообща. Обычно это глава крестьянского хозяйства и
члены его семьи, однако, как уже отмечалось, Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве" допускает существование крестьянских
хозяйств, членами которых являются граждане, не связанные между собой
родственными отношениями. Отсюда следует, что понятие "член хозяйства" не
тождественно понятию "член семьи". Член хозяйства не всегда является членом
семьи, и наоборот, член семьи может не быть членом хозяйства. Поэтому во
избежание ненужных споров в решении администрации и документах
(регистрационной карточке и др.) должны быть названы все члены хозяйства.
К членам хозяйства указанный Закон относит трудоспособных членов семьи и
других граждан, совместно ведущих хозяйство. Из этого положения ясно лишь то,
что в отличие, например, от колхозного двора членами хозяйства не признаются
малолетние дети. А вот вопрос, с какого возраста гражданин может считаться членом
крестьянского хозяйства, не столь очевиден. Исходя из общих начал гражданского
(ст. 26 ПС РФ) и трудового (ст. 173 КЗоТ РФ) права, несовершеннолетних, вероятно,
можно включать в состав членов крестьянского хозяйства уже с 14 лет. Но поскольку
в Законе РСФСР от 22 ноября 1990 г. это четко не закреплено, некоторые субъекты
РФ самостоятельно восполняют указанный пробел федерального законодательства.
Так, например, в Башкирии членами крестьянского хозяйства могут быть члены
семьи, достигшие 16 лет74.
Употребление в ст. 1 вышеупомянутого Закона термина "трудоспособные
члены семьи" исключает из числа членов крестьянского хозяйства пенсионеров по
возрасту и инвалидов, которые формально-юридически считаются
нетрудоспособными. Смысл этой нормы не поддается никакому логическому
объяснению. Действующее законодательство не запрещает пенсионерам и инвалидам
работать в качестве рабочих и служащих, быть членами производственных
кооперативов. Поэтому совершенно неясно, с чем связан такой запрет на членство в
крестьянском хозяйстве. Представляется, что данную запись в ст. 1 следует признать
ошибкой законодателя, тем более что другая норма этого же Закона (п.8 ст. 25)
допускает участие в деятельности крестьянского хозяйства пенсионеров и инвалидов
именно в качестве членов хозяйства, провозглашая, что за членами крестьянского
хозяйства сохраняется ранее назначенная пенсия. Таким образом, исходя не только
из "духа" Закона, который не должен без достаточных к тому оснований
ограничивать права граждан, но и из его "буквы" (п. 8 ст. 25), следует признать право
нетрудоспособных граждан быть членами крестьянского хозяйства, тем более что
они признаются таковыми и на практике.
В связи со сказанным представляется спорной точка зрения, что утрата
трудоспособности вследствие болезни или достижения пенсионного возраста влечет

74
См.: Ст. 3 Закона Башкирской ССР от 21 марта 1991 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве в
Башкирской ССР" в редакции Указа Президиума Верховного Совета Республики Башкортостан от 22
июня 1993 г. // Земельное законодательство Республики Башкортостан. Сб. нормативных документов
в двух частях. Уфа, 1993. Ч.П. С. 125.
за собой прекращение членства в крестьянском хозяйстве75. Во-первых, как уже
отмечалось, нельзя исходить лишь из неудачной формулировки ст. 1 Закона РСФСР
от 22 ноября 1990 г., которая, по сути, опровергается другими статьями этого же
Закона. Во-вторых, в названном Законе нигде не оговорены случаи прекращения
членства в крестьянском хозяйстве, а тем более по указанному основанию. В-
третьих, неясно, как это должно происходить реально: автоматически, на следующий
день после установления инвалидности или достижения пенсионного возраста?
Очевидно, что это невозможно, особенно учитывая тот факт, что прекращение
членства влечет за собой и прекращение отношений собственности. Между тем в ст.
235 ГК РФ, содержащей исчерпывающий перечень оснований прекращения права
собственности, такого основания, как утрата трудоспособности, нет.
Как уже отмечалось, члены крестьянского хозяйства должны быть указаны в
документах о государственной регистрации хозяйства. И хотя в законодательстве
этот вопрос не решен, здравый смысл требует, чтобы при изменении членского
состава крестьянского хозяйства (в связи с принятием новых членов или выбытием
из состава хозяйства) в эти документы также вносились соответствующие изменения,
поскольку с признанием гражданина членом крестьянского хозяйства связано
наделение его рядом прав и обязанностей (в частности, членам крестьянского
хозяйства принадлежит имущество хозяйства и т.п.).
Иногда приходилось слышать, что в крестьянском хозяйстве,
осуществляющем свою деятельность без образования юридического лица, не может
быть членства, так как это не организация и Гражданский кодекс якобы говорит
лишь о главе хозяйства. Это совсем не так. Во-первых, потому, что нельзя напрямую
связывать понятие "членство" лишь с организациями, имеющими права
юридического лица, так как в нашу жизнь и в законодательство давно вошли понятия
"член семьи", "член совета трудового коллектива", "член профкома" и т.п. Во-вторых,
упоминания о членах крестьянского хозяйства нет в ст. 23 ГК РФ, но оно есть в ст.
257-259 этого же Кодекса, а также в других нормативных правовых актах. Так, ст.
257 ГК РФ закрепляет право общей совместной собственности членов крестьянского
хозяйства на имущество хозяйства, Федеральный закон "О несостоятельности
(банкротстве)" защищает их имущественные права при открытии в отношении
хозяйства конкурсного производства и т.п.
В Законе РСФСР от 22 ноября 1990 г. также есть ряд статей, закрепляющих
статус членов хозяйства, и они сохраняют свое действие и для крестьянских
хозяйств, осуществляющих деятельность без образования юридического лица. Это,
например, ст. 1, определяющая, кто может быть членом крестьянского хозяйства; ст.
22, регулирующая труд в крестьянском хозяйстве не только наемных работников, но
и членов хозяйства; ст. 25, касающаяся отношений по государственному
социальному страхованию и социальному обеспечению членов крестьянского
хозяйства.
Следовательно, только на том основании, что в ст. 23 ГК РФ говорится лишь о
главе хозяйства, нельзя утверждать, что в крестьянском хозяйстве не может быть
членства и что статус членов хозяйства в настоящее время не определен, хотя он
безусловно нуждается в уточнении и совершенствовании.
Важно подчеркнуть, что в отношениях внутри крестьянского хозяйства все его
члены обладают равными правами и несут равные обязанности: они сообща ведут
хозяйство с соблюдением норм земельного, экологического и иного
законодательства, владеют и пользуются общим имуществом крестьянского
хозяйства, трудовые отношения в крестьянском хозяйстве определяются и
регулируются членами хозяйства, все члены хозяйства подлежат государственному

75
См.: Земля и право. С.76. 42
социальному страхованию и т. п. Вместе с тем на главу хозяйства возлагается ряд
дополнительных обязанностей как во внутренних, так и особенно во внешних
отношениях крестьянского хозяйства. Так, глава хозяйства заключает различные
гражданско-правовые сделки и трудовые договоры с наемными работниками,
распоряжается общим имуществом крестьянского хозяйства (но с согласия всех
членов), представляет интересы хозяйства в суде и арбитражном суде и т.п. Таким
образом, глава крестьянского хозяйства выступает как его законный представитель76,
причем это справедливо и для крестьянских хозяйств, осуществляющих деятельность
без образования юридического лица, поскольку и в них глава хозяйства выступает во
внешних отношениях не от своего имени, а от имени крестьянского хозяйства. В
противном случае не было бы никакого смысла регистрировать крестьянское
хозяйство как таковое. Отметим, что до Октябрьской революции 1917 г. домохозяин
также рассматривался как законный представитель крестьянского двора77.
Многие авторы воспроизводили в своих статьях положение ст. 23 ГК РФ, что
глава крестьянского хозяйства "признается предпринимателем". Однако четкого его
толкования до сих пор не дано. Неясно, кем (каким органом) глава хозяйства
"признается" таковым, в каком порядке и главное - для чего? Позиция ученых по
этому вопросу достаточно противоречива. С одной стороны, высказывается мнение,
что глава крестьянского хозяйства - это единственный предприниматель, который
признается предпринимателем в силу закона, и специалъной его регистрации в
качестве индивидуального предпринимателя не предусмотрено78. С другой стороны,
те же авторы указывают, что глава хозяйства для получения свидетельства о
государственной регистрации его в качестве предпринимателя вместо заявления
может подать письменное уведомление администрации соответствующего района,
подтвержденное остальными членами хозяйства79.
Возникает вопрос, чем так уж существенно "заявление" отличается от
"уведомления" и так ли это на самом деле, ведь на практике граждане, создающие
крестьянское хозяйство, подают в администрацию именно заявление о
предоставлении земельного участка для ведения крестьянского хозяйства (и другие
необходимые документы), в котором указываются глава и члены хозяйства. Таким
образом, соответствующее заявление можно одновременно рассматривать и как
"уведомление". Если же речь идет об "уведомлении", которое подается в связи с
изменением статуса ранее созданного крестьянского хозяйства, то, во-первых, глава
хозяйства уже фигурирует в таком качестве в ранее принятых решениях, а во-вторых,
подает он все же именно заявление о приведении статуса хозяйства в соответствие с
ГК РФ. Но этот вопрос не имеет существенного значения. В приведенной выше
позиции остается неясным главное: подлежит ли все же глава крестьянского
хозяйства государственной регистрации или нет, ведь поставить знак равенства
между понятием "признается" и понятием "зарегистрирован" невозможно80. И хотя в
ГК РФ глава крестьянского хозяйства "признается предпринимателем", в реальной
жизни глава такого хозяйства индивидуальным предпринимателем не только не

76
В литературе имеются и другие мнения по этому вопросу. В частности, утверждается, что глава
крестьянского хозяйства не является представителем хозяйства, а отношения главы и членов
хозяйства основаны на презумпции согласия всех членов хозяйства на осуществление главой
различных действий от своего имени, хотя права и обязанности возникают для всех членов, хозяйства
(см.: Чумакова Л.П. Основные теоретические проблемы крестьянских (фермерских) хозяйств
(цивилистический аспект). Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Томск, 1993. С. 7, 13-14).
77
См : Витте С.Ю. Записка по крестьянскому делу. СПб., 1904. С. 37; Дружинин Н.П. Право и
личность крестьянина. Б/м., 1912. С. 113, 182.
78
См : Вольдман Ю. Об особенностях правового регулирования труда в крестьянском (фермерском)
хозяйстве // Хозяйство и право. 1998. № 3. С.52; Макарова О.А. Указ. соч. С. 11.
79
См.: Там же.
80
См.: Горбунова Е.Л. Указ. соч. С. 7.
регистрируется, но и не является, так как он не осуществляет собственную
предпринимательскую деятельность, отличную от деятельности крестьянского
хозяйства.
Это вновь подтверждает вывод, что предпринимателем (совокупным)
выступает само крестьянское хозяйство (т.е. все его члены сообща), а глава лишь
"признается" таковым для того, чтобы он мог осуществлять представительские
функции от имени хозяйства в договорных отношениях, в арбитражном суде и т.п.
Это в целом не противоречит ст. 2 ГК РФ, согласно которой участниками
регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и
юридические лица, а предпринимательская деятельность осуществляется лицами
(физическими либо юридическими). Ведь крестьянское хозяйство, если
рассматривать его как семейно-трудовое объединение, - это и есть граждане
(физические лица), совместно осуществляющие сельскохозяйственную деятельность
без образования юридического лица. Именно в этом качестве оно и должно
регистрироваться как субъект предпринимательской деятельности. Такой подход к
понятию крестьянского хозяйства, порядку его регистрации, правовому статусу его
главы и членов следует в общих чертах закрепить в ПС РФ (путем внесения в него
соответствующих изменений), а более подробно раскрыть в новой редакции Закона
"О крестьянском (фермерском) хозяйстве".
Проблема определения правового статуса главы крестьянского хозяйства
представляет не только теоретический, но и практический интерес. Ведь
отождествление крестьянского хозяйства лишь с его главой как предпринимателем,
действующим от собственного имени (а не от имени хозяйства), влечет за собой
невозможность смены главы крестьянского хозяйства по желанию его членов без
ликвидации самого хозяйства. Этого требуют, в частности, налоговые органы,
поскольку у них на учет ставится не крестьянское хозяйство, а его глава как
предприниматель. Такая практика распространена в Тюменской, Омской областях и
многих других регионах81. Она вытекает из неопределенности статуса крестьянского
хозяйства и его главы и соответствует нынешним правилам постановки на налоговый
учет налогоплательщиков, однако требует изменения. Хозяйствующим субъектом
выступает само крестьянское хозяйство как семейно-трудовое (партнерское)
объединение граждан, его деятельность не прекращается, хозяйство сохраняет все
договорные связи и т.п. В этих условиях требовать ликвидации хозяйства (с
соблюдением всех необходимых в этом случае процедур) только на том основании,
что меняется глава хозяйства, не только нерационально и лишено всякого смысла, но
и нарушает права граждан, ведущих крестьянское хозяйство. Сразу после принятия в
конце 1994 г. части первой Гражданского кодекса РФ на практике возник вопрос о
правовом статусе крестьянских хозяйств, созданных до введения ГК в действие.
Выявились две основные точки зрения. Согласно одной из них, после вступления в
силу части первой ГК РФ все ранее созданные крестьянские хозяйства - юридические
лица автоматически утратили этот статус и теперь рассматриваются как
предпринимательская деятельность без образования юридического лица82.
Однако есть и другое мнение, разделяемое и нами: автоматически права
юридического лица не утрачиваются и пока изменения правового статуса
крестьянского хозяйства не зарегистрированы в установленном порядке, оно


81
См. Информационный бюллетень Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ. 1998. №
11-12. С.22; Правовые проблемы реформирования сельскохозяйственных предприятий: (Материалы
"круглого стола") // Государство и право. 1996. № 6. С.75-76 (выступление Н.И. Ковальчук).
82
См.: Давыденко Д. Статус фермерского хозяйства//Росс, фермер. 1997. 11 апр.; Он же. К вопросу о
юридических лицах и крестьянских хозяйствах // Там же. 16 мая; Вольдман Ю. Указ. соч. С.50-52;
Григоренко С. Указ, соч. С. 24-26; Макарова О.А. Указ. соч. С. 11.
продолжает оставаться юридическим лицом83. Такой вывод следует прежде всего из
ст. 7 Вводного закона, в которой говорится о необходимости регистрации изменений
правового статуса крестьянских хозяйств в связи с приведением его в соответствие с
нормами части первой ГК РФ и об освобождении фермеров при этом от уплаты
регистрационного сбора. Иначе говоря, речь идет о совершении фермерами
определенных активных действий. При этом они имеют возможность выбора — стать
предпринимателями по ст. 23 ГК или преобразовать крестьянское хозяйство в
коммерческую организацию на основе ст. 259 ГК. Если же исходить из того, что
крестьянское хозяйство утрачивает права юридического лица автоматически, то по
сути дела никакая "регистрация изменений статуса" просто не нужна.
Эта проблема во многом возникла "благодаря" неудачной редакции ст. 7
Вводного закона. Для других организационно-правовых форм в данном Законе либо
были названы конкретные сроки приведения их статуса в соответствие с ГК РФ, либо
сделаны отсылки к соответствующим федеральным законам, которые определят эти
сроки. В отношении крестьянских хозяйств не установлено ни того, ни другого, что и
вызвало неоднозначное толкование Вводного закона.
Вывод об "автоматической" утрате крестьянскими хозяйствами прав
юридического лица обосновывают также и тем, что новое законодательство (ГК РФ)
прекращает действие старого (Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве") в той части, в которой оно противоречит ГК. И это правильно, но лишь с
той оговоркой, что действие противоречащих ГК норм прекращается на будущее
время. Статуса ранее созданных крестьянских хозяйств это ни в коей мере не
касается.
Для сравнения отметим, что, согласно Вводному закону, полностью (за
исключением ст. 34, 35, посвященных регистрации предприятий) утратил силу Закон
РСФСР от 25 декабря 1990 г. "О предприятиях и предпринимательской
деятельности", однако, например, индивидуальные (семейные) частные предприятия,
созданные по этому Закону, вправе были продолжать свою деятельность в этом
качестве до 1 июля 1999 г. (п. 5 ст. 6 Вводного закона), хотя в новом ГК такой
организационно-правовой формы коммерческой организации нет. То же самое
происходит и с крестьянскими хозяйствами - юридическими лицами.
Таким образом, сейчас легально существуют два типа крестьянских хозяйств.
Те из них, которые были организованы после 8 декабря 1995 г., осуществляют свою
деятельность без образования юридического лица. Глава такого крестьянского
хозяйства является предпринимателем со дня государственной регистрации
хозяйства. Что касается крестьянских хозяйств, созданных до введения в действие
ПС РФ и пока не перерегистрировавшихся, то они остаются юридическими лицами.
Автоматически их правовой статус не изменяется. Однако постепенно число таких
хозяйств будет сокращаться. При этом часть фермеров перейдет на положение
предпринимателей без образования юридического лица, другая часть создаст на базе
имущества крестьянского хозяйства коммерческую организацию в одной из
организационно-правовых форм, предусмотренных ГК.
Особенно быстро пойдет этот процесс после того, как законодателем будут
определены "последний срок" перерегистрации и последствия его несоблюдения.
Такие нормы могут быть предусмотрены, в частности, в новой редакции Закона "О

83
См.: Линин Ю., Узун В., Матигина Е., Ткаченко Б. Новый статус фермера // Росс, фермер. 1997. 25
февр.; Беляева 3., Устюкова В. Еще раз о статусе крестьянского хозяйства // Там же. 25 апр.; Сумина
Г.А. О практике рассмотрения споров о ликвидации крестьянских (фермерских) хозяйств в
Федеральном арбитражном суде Дальневосточного округа // Вести. Высшего Арбитражного Суда РФ.
1998. № 6. С.95-96; Ляхов В.А., Петрунин В.В. Сельскохозяйственные товаропроизводители:
особенности определения правового статуса, действующие налоговые льготы, порядок расчета
выручки // Законодательство. 1998. № 1. С.47.
крестьянском (фермерском) хозяйстве" или в другом федеральном законе. Требовать
перерегистрации крестьянских хозяйств в условиях, когда новый Закон об этой
форме предпринимательской деятельности еще не принят и их правовой статус в ГК
четко не определен, было бы преждевременно, так как после принятия данного
Закона, возможно, потребуются еще какие-то изменения правового статуса
крестьянского хозяйства. Такая схема (принятие Закона о соответствующей
организационно-правовой форме и определение в нем сроков приведения статуса той
или иной организации в соответствие с ним) была принята в отношении
сельскохозяйственных кооперативов, акционерных обществ, обществ с ограниченной
ответственностью, и неясно, почему нужно отказываться от нее, когда речь заходит о
крестьянском хозяйстве.
В связи со сказанным представляется неверным вывод о том, что
"законодатель устанавливает единый статус крестьянских (фермерских) хозяйств"84
на основе анализа Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)",
который предусмотрел особенности банкротства крестьянских хозяйств по
сравнению с иными индивидуальными предпринимателями и обычными
гражданами, но не указал на особенности банкротства данных хозяйств как
юридических лиц. Конечно, названный Закон исходит из того, что крестьянское
хозяйство представляет собой деятельность граждан без образования юридического
лица. Однако необходимо вспомнить, что по некорректной формулировке Закона
РСФСР от 22 ноября 1990 г. имущество крестьянского хозяйства, имеющего статус
юридического лица, принадлежало не юридическому лицу на основании какого-либо
вещного права, а самим членам крестьянского хозяйства на праве общей
собственности. Следовательно, в настоящее время нормы Закона о банкротстве,
исходящие из тех же посылок, основанных на ГК РФ, вполне могут быть применены
и к ранее созданным крестьянским хозяйствам, имеющим права юридического лица.

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>