<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

общекооперативных нужд.
Земельные участки, не переданные в паевой фонд кооператива, могут
оставаться полностью или частично в пользовании его членов или передаваться в
пользование кооперативу. Каковы же права самого коопхоза как юридического лица
на те земельные участки, которые переданы ему для осуществления деятельности по
производству сельскохозяйственной продукции? Здесь возникает та же самая
ситуация, что и в сельскохозяйственных коммерческих организациях, ведущих
сельхозпроизводство на землях, которые юридически им не принадлежат, поскольку
являются общей долевой (или совместной) собственностью членов (участников) этих
организаций. Очевидно, коопхоз, как и любая другая коммерческая организация,
обязан заключить с собственниками земельных участков договоры аренды этих
участков со всеми вытекающими отсюда последствиями.
В связи со сказанным трудно согласиться с мнением, что порядок
использования земельных участков в коопхозе должен регулироваться его уставом, а

14
СЗ РФ. 1999.№ 1. Ст.
также с утверждением, что члены коопхоза вряд ли будут заинтересованы в
проведении мелиоративных работ и других земельных улучшений, поскольку они не
будут уверены, что данный земельный участок сохранится в составе коопхоза15.
Разве может быть, чтобы члены кооператива - главы крестьянских хозяйств не были
заинтересованы в улучшении земли, которая является их собственностью?
Подчеркнув недопустимость передачи земельных участков крестьянских
хозяйств в паевой фонд кооператива, Закон в то же время допускает исключение из
этого правила. Оно касается земель, предназначенных для общекооперативных нужд.
Здесь обращает на себя внимание, во-первых, нечеткость самого термина
"общекооперативные нужды", который может трактоваться очень широко и
произвольно. Во-вторых, неясно, почему участок, предназначенный для этих нужд,
следует передавать в паевой фонд кооператива, почему он не может быть передан
ему в аренду, и т.п. Во всяком случае закон не обязывает (да, наверное, и не может
обязать) граждан -собственников земли передать этот земельный участок (часть его)
в собственность кооператива. Это право граждан.
Порядок наследования земельных участков, предоставленных для ведения как
крестьянского, так и личного подсобного хозяйства, до сих пор четко не
урегулирован. Этот вопрос будет рассмотрен нами в следующем параграфе.
2. Имущественные отношения в крестьянском
(фермерском) и личном подсобном хозяйстве
Актуальная проблема приведения статуса крестьянского хозяйства в
соответствие с нормами ГК РФ обычно сводится на практике лишь к вопросу о
сохранении или утрате крестьянским хозяйством прав юридического лица, однако
она этим не исчерпывается. Членам хозяйства следует одновременно решить и
вопрос о правовом режиме имущества хозяйства, в том числе земельного участка,
поскольку эти отношения такж регулируются в Гражданском кодексе (ст. 257) иначе,
чем г Законе РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве".
Имущество крестьянского хозяйства, как и земельный участок, является по ГК РФ
общей совместной собственностью членов хозяйства, если законом или договором
между ними не установлено иное. Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. предусматривал
прямо противоположные нормы. В нем было сказано, что имущество крестьянского
хозяйства принадлежит его членам на праве долевой собственности. Режим
совместной собственности члены крестьянского хозяйства могли установить только
по единогласному решению. Земельный же участок по названному Закону являлся
собственностью главы крестьянского хозяйства.
Это означает, что в крестьянских хозяйствах, созданных до 1 января 1995 г.
(т.е. до введения в действие ГК РФ), "законным режимом имущества" (по
терминологии Семейного кодекса РФ) будет режим долевой собственности, а в
хозяйствах, созданных после указанной даты, — режим совместной собственности.
При приведении статуса крестьянского хозяйства в соответствие с нормами
ГК РФ его члены (если они решили продолжать ведение крестьянского хозяйства без
образования юридического лица16) могут либо установить на все имущество
хозяйства, в том числе землю, режим совместной собственности (при этом должна
быть произведена замена ранее выданных главе хозяйства документов,
удостоверяющих его права на земельный участок, на новые и регистрация прав
сособственни-ков на недвижимое имущество), либо сохранить в хозяйстве долевую

15
См.: Вершинин В. Ф., Шаффланд Ю. Комментарий к Федеральному закону "О
сельскохозяйственной кооперации". М., 1997. С. 23.
16
Если на базе имущества крестьянского хозяйства образуется хозяйственное товарищество или
производственный кооператив (ст. 259 ГК РФ), то общая собственность членов хозяйства передается в
собственность вновь созданного юридического лица, а вещные права членов хозяйства
трансформируются в обязательственные.
собственность его членов на имущество и индивидуальную собственность главы
хозяйства на землю.
Если же в процессе изменения правового статуса крестьянского хозяйства
(или, как иногда говорят, перерегистрации) его члены не затронули вопросов
собственности, то в этом случае режим совместной собственности возникает лишь на
имущество хозяйства, приобретенное или созданное после такой перерегистрации.
Другое имущество, в том числе земельный участок, подчиняется режиму, который
существовал до перерегистрации, поскольку ст. 257 ГК РФ не придана обратная сила.
Установление по желанию членов крестьянского хозяйства их совместной
собственности на все имущество хозяйства, включая землю, не противоречит
действующему законодательству, в частности ст. 257 ГК РФ, хотя в литературе
высказывалось мнение, что "участники долевой собственности не могут выбирать
совместную собственность для этого имущества"17 и что "соглашением сторон
совместная собственность установлена быть не может"18. Е.А. Суханов высказался
еще более жестко: "Возникновение совместной собственности по договору
исключается как противоречащее требованиям закона"19.
На наш взгляд, образование совместной собственности по соглашению
сособственников возможно. В обоснование этого вывода приведем такие аргументы.
Согласно п.З ст. 244 ГК РФ, общая собственность на имущество является долевой, за
исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной
собственности на это имущество. Однако законодатель иногда прямо устанавливает
режим совместной собственности для того или иного имущества (собственность
супругов, собственность крестьянского хозяйства), а иногда разрешает гражданам
самим выбирать форму (вид) собственности — долевую или совместную. Это
касается установления собственности членов семьи на приватизированные квартиры,
а также на все имущество супругов, на отдельные его виды или на имущество
каждого из супругов при заключении брачного договора (ст. 42 Семейного кодекса
РФ). В этих случаях совместная собственность фактически образуется по
соглашению (договору) между гражданами, однако возможность заключения такого
соглашения прямо закреплена законом.
Естественно, в крестьянских хозяйствах, созданных после введения ГК РФ в
действие, на основании ст. 257 ГК РФ по соглашению между членами хозяйства
может быть установлена их долевая собственность на имущество хозяйства. Режим
долевой собственности целесообразно вводить в крестьянских хозяйствах, членами
которых являются лица, не состоящие между собой в родственных отношениях.
Таким образом, договор (соглашение) между членами крестьянского
хозяйства обязательно заключается между ними во всех случаях, когда происходит
отступление от законного режима имущества крестьянского хозяйства. Если же
договор не заключен, то будет действовать диспозитивная норма закона.
В литературе высказано мнение о необходимости заключения соглашения
между членами крестьянского хозяйства с определением в нем доли каждого члена
хозяйства в имуществе хозяйства, порядка распределения между членами хозяйства
прибыли и убытков, а также срока, в течение которого выходящему члену хозяйства
будет компенсироваться его доля в имуществе хозяйства20. На мои взгляд, такой
договор (соглашение) обязательно следует заключать в партнерских крестьянских
хозяйствах, а также при вступлении в существующее крестьянское хозяйство новых

17
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой. М., 1995. С. 288.
18
Хохлов С.А. Право собственности и другие вещные права // Вести. Высшего Арбитражного Суда РФ.
1995. № 8. С.129.
19
Суханов Е. Право собственности в Гражданском кодексе // Закон. 1995. № 11. С. 29.
20
См.: Мельников Н. Необходимость и особенности заключения соглашения между членами
крестьянского хозяйства // Твоя земля. 1999. № 4. С. XIII-XIY.
членов21. Что касается семейных крестьянских хозяйств, то, поскольку их члены
связаны между собой "лично-доверительными отношениями"22, нет нужды и в таком
соглашении. Для таких хозяйств наиболее адекватным является режим совместной
собственности и вытекающее из него равенство имущественных прав членов.
Помимо указанного договора, ГК РФ упоминает также соглашение об
использовании плодов, продукции и доходов, полученных в результате деятельности
хозяйства (п.З ст. 257), и соглашение о долях членов крестьянского хозяйства в праве
совместной собственности в случае ее раздела (п.З ст. 258). В первом случае это
вполне может быть "неформальное" соглашение (например, глава крестьянского
хозяйства сам решает, кому реализовать произведенную продукцию, а члены
хозяйства "молчаливо" соглашаются с ним, не оспаривают его действия). Во втором
случае, если члены хозяйства хотят отступить от равенства долей, они обязательно
должны заключить об этом письменное соглашение.
Правовая природа такого соглашения не совсем понятна. В принципе оно не
соответствует самому понятию совместной собственности. Ведь если есть
соглашение о неравенстве долей, значит, доли участников общей собственности
определены и, следовательно, собственность является не совместной, а долевой.
Именно так трактует п.З ст. 258 ГК РФ Е.А. Суханов, указывая, что при разделе
имущества крестьянского хозяйства доли его членов как субъектов права совместной
собственности признаются равными, "если только иное не установлено их
соглашением, например не определен режим общей долевой собственности с
неравенством долей в зависимости от трудового или имущественного вклада в
хозяйство"23. Однако из формулировки ГК РФ следует, что здесь допускается
возможность отступления от принципа равенства долей именно в праве совместной, а
не долевой собственности.
Можно предположить, что такое соглашение возможно в период
функционирования крестьянского хозяйства лишь в самой общей форме. Члены
хозяйства могут записать в нем лишь общий принцип: при разделе имущества
крестьянского хозяйства должен быть учтен вклад каждого члена (трудовой и
имущественный) в "приращение" общей собственности, но сами доли заранее не
определяются. Кроме того, как соглашение с ртступлением от принципа равенства
долей можно рассматривать и добровольный раздел имущества крестьянского
хозяйства (или выдел имущественной доли либо ее стоимости одному из членов
хозяйства) в тех случаях, когда никто из членов против такого раздела (выдела) не
возражает.
В ранее действовавшем законодательстве (ст. 126-134 ГК РСФСР 1964 г.)
существовал институт колхозного двора, в котором имущество производственно-
хозяйственного назначения принадлежало всем его членам на праве совместной
собственности. Тогда отношения по определению доли в имуществе двора и
проблемы разделов и выделов регулировались более детально. На мой взгляд, вместо
малопонятных положений о возможности отступления по соглашению между
членами хозяйства от принципа равенства долей в праве совместной собственности
при ее разделе было бы целесообразно воспроизвести в действующем Гражданском

21
Нельзя согласиться с мнением, что новый член при вступлении в крестьянское хозяйство может
быть принят на особых условиях, без права на имущество, что отражается в специальном договоре,
заключаемом с этим новым членом хозяйства (см.: Максимов Е.Л. Основания возникновения прав на
землю крестьянских (фермерских) хозяйств. Автореф. дис. ...канд. юрид. наук. М., 1997. С.15-16).
Договор должен, во-первых, заключаться не с "новым членом", а между всеми членами хозяйства
(включая нового члена), а во-вторых, невозможно полностью лишить нового члена прав на
имущество, так как в этом случае неясно, какие права он имеет и чем отличается от наемного
работника.
22
См.: Суханов Е. Указ. соч. С. 29, 31.
23
См.: Там же. С. 32. 108
кодексе некоторые положения ГК РСФСР 1964 г. В частности, это касается нормы о
возможности уменьшения доли члена хозяйства ввиду непродолжительности его
пребывания в составе двора либо незначительности участия своим трудом или
средствами в хозяйстве двора. Важно подчеркнуть, что такое отступление от
принципа равенства долей можно допустить по соглашению членов хозяйства (при
отсутствии споров между ними) либо по решению суда по иску заинтересованного
лица (или лиц). Это позволило бы защитить имущественные права "старых" членов
крестьянского хозяйства от вновь вступивших, проработавших в хозяйстве недолго, и
в то же время не нарушало бы права последних.
Следовало бы также восстановить в гражданском законодательстве или по
крайней мере в новом Законе о крестьянском (фермерском) хозяйстве понятие
"выдел из крестьянского хозяйства". Сейчас ГК РФ говорит лишь о разделе
крестьянского хозяйства и о выходе из него одного из членов. Введение наряду с
понятием раздела крестьянского хозяйства еще и понятия "выдел доли из имущества
хозяйства" позволило бы более определенно урегулировать имущественные
отношения между членами хозяйства в зависимости от цели выхода из крестьянского
хозяйства.
Говорить о выделе доли в имуществе хозяйства можно в том случае, если один
или несколько членов, выходящих из его состава, не собираются в дальнейшем
заниматься сельскохозяйственной деятельностью. Они имеют право лишь на
денежную компенсацию своей доли. Денежная компенсация, выплачиваемая
выходящему члену хозяйства, должна быть соразмерной его доле в праве общей
собственности на имущество хозяйства. Срок выплаты компенсации при этом не
должен превышать пяти лет. Такой порядок направлен на обеспечение стабильности
деятельности крестьянского хозяйства как "предпринимательской структуры",
"производственной единицы", на сохранение его имущественной базы.
В случаях, когда один или несколько членов хозяйства выходят из него с
целью образования самостоятельного крестьянского хозяйства, они вправе требовать
раздела имущества крестьянского хозяйства (в том числе земли) в натуре, если это не
скажется на жизнеспособности того хозяйства, из которого они выходят (особенно
если между членами хозяйства нет споров по этому поводу). Критерии определения
жизнеспособности крестьянского хозяйства могут быть закреплены в общем виде в
законодательстве (в частности, в плане установления минимальной площади
земельного участка крестьянского хозяйства, о чем было сказано выше).
В ст. 257 ГК РФ указывается, что режим имущества, отличный от совместной
собственности, может быть установлен не только договором между членами
крестьянского хозяйства, но и законом. Данная норма вызвала неоднозначное
толкование в литературе. Есть мнение, что в качестве закона, устанавливающего
"иной" режим собственности на имущество крестьянского хозяйства, выступает
Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", где закреплена
индивидуальная собственность главы хозяйства на землю и долевая собственность
членов хозяйства на имущество; отсюда следует, что в современных условиях
возможно существование крестьянских хозяйств с имущественным режимом,
основанным на этом Законе, и с имущественным режимом, основанным на ГК РФ24.
С такими выводами нельзя согласиться. Упоминание о законе в контексте п.1
ст. 257 ГК РФ следует признать недоразумением, которое должно быть из Кодекса
исключено. В других статьях данного раздела ГК РФ, когда говорится о "законе,
устанавливающем иное", все время речь идет об ином регулировании для отдельных
видов общей собственности (п.4 ст. 253, п.З ст. 254). Это означает, что к другим
видам общей собственности применяются положения ГК РФ. Иначе говоря, нормы

24
См.: Земля и право. Пособие для российских землевладельцев. М., 1997. С. 74.
ГК РФ выступают как общие, а нормы законов, "устанавливающих иное", - как
специальные для определенного круга отношений. За пределами этого круга
продолжают действовать общие нормы, они не отменяются полностью. В
рассматриваемой же ситуации картина совершенно другая, так как "иной"
(специальный) Закон фактически отменяет в этой части действие ГК РФ. Если бы в
ст. 257 говорилось об "отдельных видах имущества", на которые иным законом
устанавливается режим, отличный от режима совместной собственности, тогда это
было бы логично.
Таким образом, сегодня нормы Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве", устанавливающие режим индивидуальной собственности главы
хозяйства на землю и долевой собственности на остальное имущество, следует
признать недействующими, как противоречащие ГК РФ (ст. 4 Федерального закона
от 30 ноября 1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса
Российской Федерации")25. Однако в крестьянских хозяйствах, созданных до
принятия ГК, может сохраниться прежний режим долевой собственности, поскольку,
во-первых, закон не имеет обратной силы, а во-вторых, норма ст. 257 ГК является
диспозитивной и позволяет самим членам хозяйства на основе договора между ними
отступить от установленных в ней правил. Как правильно указывает Ю.К. Толстой,
это имущество не может "считаться переведенным на режим общей совместной
собственности"26.
В совместной собственности членов крестьянского хозяйства находятся
предоставленный в собственность этому хозяйству или приобретенный земельный
участок, насаждения, хозяйственные и иные постройки, мелиоративные и другие
сооружения, продуктивный и рабочий скот, птица, сельскохозяйственная и иная
техника и оборудование, транспортные средства, инвентарь и другое имущество,
приобретенное для хозяйства на общие средства его членов.
Как видно из приведенного перечня, объектом общей собственности в
крестьянском хозяйстве является имущество производственно-хозяйственного
назначения (средства производства). Поэтому не случайно в этом перечне
отсутствует жилой дом (жилые дома), хотя ранее - по Закону РСФСР "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве" - жилые дома относились к имуществу
крестьянского хозяйства.
Е.А. Суханов специально подчеркивает, что, поскольку жилой дом, предметы
потребления и иное имущество не относятся к имуществу крестьянского хозяйства,
они могут быть объектом общей собственности супругов или быть собственностью
отдельного участника хозяйства. Здесь, следовательно, возможно сосуществование
различных видов общей собственности27. Вместе с тем в литературе встречаются и
суждения, основанные на противоположных посылках. Так, Е. Чефранова полагает,
что "жилой дом не подлежит разделу в натуре между супругами-фермерами, судом
может быть определен лишь порядок пользования им"28. Представляется, что это
утверждение не основано на законе.
На практике возник вопрос: могут ли отдельные члены крестьянского
хозяйства построить для себя жилой дом на земле, принадлежащей главе
крестьянского хозяйства на праве индивидуальной собственности, и
зарегистрировать его? В такой ситуации оказываются многие крестьянские

25
Иная точка зрения высказана Ю.К. Толстым. См.: Гражданское право. Учебник. Часть 1//Под ред.
А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С.432.
26
Там же. С. 432.
27
См.: Комментарий части первой ГК РФ для предпринимателей /Под ред. В.Д. Карповича. М., 1996.
С.258.
28
Чефранова Е. Правовое регулирование имущественных отношений супругов // Росс, юстиция. 1996.
№ 7. С.36.
хозяйства, в состав которых входят по нескольку семейных пар (например, глава
хозяйства с женой и их взрослые женатые (замужние) дети) либо вообще лица, не
связанные родственными отношениями.
С согласия других членов хозяйства супруги или отдельные граждане,
входящие в состав хозяйства, строят для себя жилой дом, а когда обращаются в БТИ
и в комитеты по земельной реформе с просьбой зарегистрировать права на этот дом,
у них возникают проблемы в связи с отсутствием у указанных граждан прав на
земельный участок, который юридически принадлежит только главе хозяйства.
Таким образом, получается, что дом как объект недвижимости стоит на земельном
участке, принадлежащем другому лицу. В принципе Гражданский кодекс РФ (ст.
271) предусматривает, что собственник здания, сооружения или иной недвижимости,
находящейся на земельном участке, принадлежащем другому лицу, имеет право
пользования предоставленной таким лицом под эту недвижимость частью земельного
участка. Однако сложность заключается в том, что данная статья включена в гл. 17
ГК РФ, которая пока еще не введена в действие.
В просьбе главы крестьянского хозяйства закрепить права на земельный
участок за владельцами жилого дома в размере, необходимом для обслуживания
данного жилого дома, отказывают также на том основании, что эти действия
рассматриваются как раздел земельного участка крестьянского хозяйства, который
действующим законодательством (ст. 258 ГК РФ) запрещен. Главе крестьянского
хозяйства обычно предлагают зарегистрировать построенные жилые дома на свое
имя, однако это нарушает права лиц, построивших жилые дома на свои средства.
Для разрешения возникшей юридически неопределенной ситуации можно
посоветовать членам крестьянского хозяйства переоформить право на землю (что
допускается ст. 257 ГК РФ), т.е. заключить договор о том, что земельный участок
признается не индивидуальной собственностью главы хозяйства, а общей совместной
(или долевой) собственностью всех членов хозяйства. В таком случае вновь
возведенный ("спорный") жилой дом будет уже стоять не на чужой земле, а на земле,
в том числе и принадлежащей членам хозяйства, построившим этот дом. Вероятно,
возможна и передача главой крестьянского хозяйства (собственником земли) части
земельного участка, необходимого для обслуживания жилого дома, в аренду
собственникам данного дома. При этом право собственности на землю сохраняется за
главой крестьянского хозяйства, и раздела имущества (выдела доли) крестьянского
хозяйства не происходит.
В целях более полного обеспечения прав членов крестьянского хозяйства,
построивших с согласия других членов хозяйства жилой дом на "чужой" земле,
необходимо четко закрепить право этих лиц зарегистрировать свои права на жилой
дом и земельный участок, необходимый для его обслуживания, и подчеркнуть, что
эти действия, если указанные граждане не выходят из состава крестьянского
хозяйства, не могут рассматриваться как раздел земельного участка крестьянского
хозяйства.
Плоды, продукция и доходы, полученные в результате деятельности
крестьянского хозяйства, являются общим имуществом членов крестьянского
хозяйства и используются по соглашению между ними.
На этапе становления крестьянских хозяйств основными источниками
формирования их имущества являются денежные и материальные средства членов
хозяйства, банковские кредиты, дотации из бюджета, а также благотворительные
взносы организаций и отдельных граждан. Со временем общая собственность
крестьянского хозяйства будет умножаться за счет доходов, полученных от
реализации собственной продукции, работ, услуг, доходов от ценных бумаг и иных
источников, не запрещенных действующим законодательством.
Имущество крестьянского хозяйства, находящееся в совместной
собственности его членов, не поделено на доли. Доли участников совместной
собственности определяются лишь в момент ее прекращения (полного раздела
хозяйства в связи с прекращением его деятельности), при выходе из хозяйства одного
из его членов или при обращении взыскания кредиторов на личные обязательства
одного из членов хозяйства.
Владение, пользование и распоряжение общей собственностью в
крестьянском хозяйстве осуществляется по взаимному согласию его членов (п.2 ст.
15 Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"). Сделки по
распоряжению общим имуществом хозяйства совершает его глава. Эта норма
является изъятием из общего правила гражданского законодательства, согласно
которому сделки по распоряжению имуществом, находящимся в совместной
собственности, может совершать любой из ее участников. Но такое изъятие вполне
допустимо, так как в соответствии с п.4 ст. 253 ГК РФ указанный выше порядок
применяется постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности
Кодексом или другими законами не установлено иное.
Недостаточно четко урегулированы в законодательстве имущественные
отношения при вхождении крестьянских хозяйств в кооператив. В частности, неясно,
какое (чье?) имущество вносится в кооператив (в данном случае неважно,
производственный или потребительский) в качестве паевого взноса — личное
(индивидуальное) имущество главы хозяйства или общее имущество членов.
Логично предположить, что поскольку кооператив призван обслуживать
производственные интересы всего крестьянского хозяйства, то и паевые взносы в
этот кооператив должны делаться за счет общего имущества членов хозяйства. В
этих отношениях, равно как и в отношениях по распределению прибыли кооператива
(начисление кооперативных выплат и дивидендов), крестьянское хозяйство следует
рассматривать как семейно-трудовое объединение (совокупного предпринимателя, о
чем говорилось в первой главе монографии), а главу хозяйства считать лишь
представителем этого хозяйства.
В личном подсобном хозяйстве используются практически те же самые
имущественные объекты, что и в крестьянском хозяйстве, однако какого-либо
закона, в котором бы употреблялся термин "имущество ЛПХ", давался его
примерный перечень, а также закреплялась общая собственность на это имущество
членов личного подсобного хозяйства, в настоящее время не существует. Это
имущество (как и любое другое), если оно нажито во время брака, принадлежит на
праве совместной собственности супругам либо является индивидуальной
собственностью отдельных членов хозяйства.
Вместе с тем в литературе иногда утверждается, что "имущество, источником
приобретения которого являются совместный труд и индивидуальные вложения,
принадлежит членам семьи работников сельского хозяйства на праве общей
совместной собственности"29. Это положение было справедливо до принятия части
первой Гражданского кодекса РФ, да и то в отношении не всех "работников
сельского хозяйства", а лишь членов колхозного двора. Однако после вступления в
силу нового ГК РФ эти нормы Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. утратили силу.
Кроме того, режим общей совместной собственности всех категорий граждан,
ведущих личное подсобное хозяйство (а не только членов колхозного двора), на
имущество ЛПХ действительно существовал (хотя и очень недолго) в нашем
законодательстве в самом начале аграрной реформы. Он был закреплен в Законе


29
Аграрное право. С.236, 239 и др. Аналогичные положения см.: Личные подсобные хозяйства:
участие в приватизации земли и кооперирование. Дополнения к проекту "Приватизация земли и
реорганизация сельхозпредприятий в России". М, 1998. С.4.
СССР от 6 марта 1990 г. "О собственности в СССР" 30, п.2 ст. 9 которого определял,
что имущество крестьянского хозяйства принадлежит его членам на праве общей
совместной собственности, если иное не предусмотрено законодательными актами
союзной и автономной республик, а п.З той же статьи распространял те же правила и
на личное подсобное хозяйство граждан. Однако с введением в действие с 1 января
1991 г. Закона РСФСР "О собственности", в котором аналогичной нормы не было,
названный союзный акт перестал применяться на территории России.
Сейчас ни в гл. 16 ГК РФ, ни в Семейном кодексе РФ не упоминания об
имуществе личного подсобного хозяйства, однако это не может служить
препятствием для введения общей собственности всех членов хозяйства на
имущество ЛПХ в Законе "О личном подсобном хозяйстве". Согласно п.З ст. 244 ГК
РФ, общая собственность на имущество являетсядолевой, за исключением случаев,
когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это
имущество. Пункт ст. 253 ГК РФ также допускает возможность принятия
отдельныхзаконов, устанавливающих особый порядок владения, пользования и
распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности, для
отдельных видов совместной собственности. Но это должен быть именно
федеральный закон (например, Закон "О личном подсобном хозяйстве"), а не закон
субъекта Федерации (об этом уже говорилось выше применительно к собственности
на землю).
Признание субъектами права общей совместной собственности на это
имущество не супругов, а всех членов хозяйства обусловлено спецификой
отношений, складывающихся в личном подсобном хозяйстве как не просто
семейном, а семейно-трудовом объединении. В таком объединении свой посильный
вклад в производство продукции, а следовательно, и в создание и преумножение
общего имущества вносят все совместно проживающие члены семьи, как подростки,
так и престарелые. Это существенное отличие внутренних отношений в семьях,
ведущих личное подсобное хозяйство, от других семей, где нет совместной
производственной деятельности всех членов семьи. С учетом этой специфики ЛПХ, а
также названных положений ГК РФ установление правового режима совместной
собственности всех членов ЛПХ на его имущество в специальном Федеральном
законе "О личном подсобном хозяйстве" представляется обоснованным и не
противоречащим действующему гражданскому законодательству.
Такой подход к регулированию имущественных отношений в ЛПХ
предлагался и ранее. Он имел как своих сторонников (P.O. Халфина, В.Н.
Демьяненко, М.И. Козырь и др.), так и противников (В.Н. Никитина, Г.Н. Полянская,
Я.Я. Страутманис)31. Сегодня вывод о том, что имущество ЛПХ должно находиться в
общей совместной собственности всех его членов, а не только супругов, также
находит поддержку32.
Имуществом ЛПХ, если оно принадлежит на праве совместной собственности
супругам, может распоряжаться любой из них. Однако в п.З ст. 35 Семейного кодекса
РФ установлено специальное правило о том, что для совершения одним из супругов
сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального
удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо
получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Если же такое
согласие не было получено, супруг вправе требовать признания совершенной сделки
недействительной в судебном порядке. Правило о нотариальном удостоверении

30
См.: Ведомости Съезда нар. депутатов СССР и Верхов. Совета СССР. 1990. №11. Ст. 164.
31
Подробно см.: Устюкова В.В. Личное подсобное хозяйство: правовой режим имущества. М., 1990.
С. 94-102.
32
См.: Кузьмин И П. Развитие законодательства Республики Беларусь о личном подсобном хозяйстве
граждан // Государство и право. 2000. № 4. С. 98.
согласия членов хозяйства на совершение названных выше сделок целесообразно
было бы распространить и на крестьянские хозяйства.
Имущественные разделы и выделы в ЛПХ в случае установления в нем
режима совместной собственности всех членов должны регулироваться так же, как и
в крестьянском хозяйстве. Установленный в проекте Закона "О личном подсобном
хозяйстве" принцип, что раздел имущества ЛПХ осуществляется с учетом
продолжительности членства в ЛПХ и объема участия в нем трудом и средствами,
представляется спорным.
Напомню, что в ГК РСФСР 1964 г. (ст. 129) также была предусмотрена
возможность уменьшения доли члена колхозного двора в его имуществе в связи с
непродолжительностью пребывания в составе двора либо ввиду незначительности
участия своим трудом и средствами в хозяйстве двора. Однако, во-первых, это
касалось лишь трудоспособных членов, а во-вторых, это все-таки было отступлением
от общего правила, которое гласило, что размер доли члена двора устанавливается
исходя из равенства долей всех членов двора, включая не достигших
совершеннолетия и нетрудоспособных. В проекте Закона "О личном подсобном
хозяйстве" этот основополагающий принцип отсутствует. Сейчас правилом стало
именно определение доли исходя из продолжительности членства в хозяйстве и
участия в нем трудом или средствами, а иной порядок определения доли члена
личного подсобного хозяйства в имуществе ЛПХ может устанавливаться лишь по
соглашению между ними. Такой подход противоречит характеру совместной
собственности, которая предполагает равенство долей ее участников.
Выше говорилось о том, что косвенно закон допускает образование
совместной собственности по договору между сособ-ственниками. Из этого можно
сделать вывод, что в Законах о крестьянском (фермерском) хозяйстве и о личном
подсобном хозяйстве также следует предусмотреть возможность сохранения
имущества хозяйства в совместной собственности его членов после выхода из
хозяйства одного из членов или после выдела доли наследникам - не членам
хозяйства.
Нынешний правовой подход, когда совместная собственность в любой момент
при желании одного из членов хозяйства может быть превращена в долевую,
наверное справедлив для случаев, когда гражданин, потребовавший преобразования
совместной собственности в долевую, продолжает оставаться членом хозяйства.
Такое требование может быть обусловлено тем, что данный член хозяйства вносит в
создание и преумножение имущества хозяйства значительно больший вклад, чем
остальные, и, соответственно, хочет получить и большую долю в общей
собственности, и больший доход.
Однако если член хозяйства, потребовавший выдела доли, выходит из состава
хозяйства, то спрашивается, почему закон лишает оставшихся членов возможности
сохранить оставшееся после выдела доли имущество хозяйства в совместной
собственности, которая существовала в хозяйстве до такого выдела? Это было бы
вполне разумно и справедливо. При ином подходе получается, что совместная
собственность носит временный (иногда даже кратковременный) характер и
превращение ее в долевую необратимо.
Неопределенность правового статуса крестьянского хозяйства порождает
различные точки зрения и по поводу того, каким имуществом крестьянское
хозяйство отвечает по своим обязательствам. Так, Ю. Вольдман пишет, что в случае
признания главы крестьянского хозяйства банкротом, согласно п.З ст. 25 ГК РФ,
требования кредиторов "удовлетворяются не за счет имущества крестьянского
хозяйства, то есть всех его членов, а только за счет имущества, принадлежащего
главе крестьянского хозяйства - индивидуальному предпринимателю"33.
О.А. Макарова занимает по данному вопросу во многом сходную, но довольно
противоречивую позицию. С одной стороны, она признает, что "крестьянское
хозяйство - это гражданин, семья или группа граждан, осуществляющих
сельскохозяйственную деятельность в предпринимательских целях и
34
зарегистрированных в порядке, определенном законами" , и неоднократно называет
его то "специфической формой предпринимательской деятельности в сельском
хозяйстве", то "особым хозяйствующим субъектом". По ее мнению, Федеральный
закон "О несостоятельности (банкротстве)" не учитывает специфику крестьянского
хозяйства. Однако тут же О.А. Макарова указывает, что речь должна идти о
признании банкротом не крестьянского хозяйства, а его главы, и, стало быть,
отвечать он должен всем своим имуществом в соответствии со ст. 24 ГК РФ35 (т.е.
она не учитывает специфику, о которой сама говорила выше).
Все обстоит как раз наоборот: Закон о банкротстве гораздо лучше, чем ГК РФ,
отражает специфику крестьянского хозяйства как особого субъекта
предпринимательской деятельности, хотя следует согласиться с Е.П. Горбуновой в
том, что в данном Законе не следовало бы так упорно называть главу крестьянского
хозяйства индивидуальным предпринимателем36.
Если рассматривать главу хозяйства как индивидуального предпринимателя,
то, вероятно, действительно должны применяться нормы ст. 24,25 ГК РФ. Однако
представляется, что в самом ГК заложены внутренние противоречия, поскольку
специальное выделение в нем норм о регистрации крестьянского хозяйства как
хозяйствующего субъекта (п.2 ст. 23) и об общей собственности членов
крестьянского хозяйства (ст. 257, 258) должно влечь за собой и закрепление в
Кодексе правила о том, что взыскание кредиторов по обязательствам такого субъекта
обращается в первую очередь на это общее имущество.
В противном случае получается абсурдная ситуация: крестьянское хозяйство
сообща ведут все его члены, но когда дело доходит до ответственности, то в
соответствии со ст. 255 ГК РФ взыскание обращается на личное имущество главы
хозяйства и лишь при его недостаточности оно может быть обращено на долю главы
в праве общей собственности крестьянского хозяйства. Члены же крестьянского
хозяйства остаются в стороне.
Чтобы снять это внутреннее противоречие, следует внести в ГК РФ
изменения, о которых говорилось в главе I настоящей монографии: признать
крестьянское хозяйство особым субъектом предпринимательской деятельности без
образования юридического лица, правовой статус и ответственность которого по
своим обязательствам определяется специальными Законами "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" и "О несостоятельности (банкротстве)".
В Федеральном законе "О несостоятельности (банкротстве)" вопросы
ответственности крестьянского хозяйства решены в основном правильно. В ст. 171
данного Закона сказано, что по обязательствам крестьянского хозяйства отвечают все
его члены имуществом, находящимся в их общей собственности или приобретенным
для хозяйства на общие средства его членов. Некорректным представляется лишь
употребление союза "или". Ведь если имущество приобретено членами хозяйства на

33
Вольдман Ю. Об особенностях правового регулирования труда в крестьянском (фермерском)
хозяйстве // Хозяйство и право. 1998. № 4. С. 40.
34
Макарова О.А. Правовое положение крестьянского (фермерского) хозяйства // Кодекс-info. 2000. №
1. С. 10.
35
См.: Там же. С. 13.
36
См.: Горбунова Е.П. Особенности правового положения и государственной регистрации
крестьянских (фермерских) хозяйств // Кодекс-info. 2000. № 1 . С. 7.
их общие средства, то оно уже является их общей собственностью; в приведенной
же редакции это имущество противопоставляется общей собственности, что
неверно. Ключевыми же в данной статье следует считать указание на то, что члены
хозяйства отвечают имуществом, "приобретенным для хозяйства", т.е. имуществом
производственно-хозяйственного назначения, перечисленным в ст. 257 ГК РФ. Это
означает, что крестьянское хозяйство несет по своим обязательствам ограниченную
ответственность.
Важно подчеркнуть, что сказанное должно относиться и к крестьянским
хозяйствам, состоящим из одного члена (главы). Возлагать в этом случае на главу
хозяйства полную ответственность всем имуществом только на том основании, что
он - единственный член хозяйства, было бы нелогично. Действительно, если супруги
- члены крестьянского хозяйства не отвечают по обязательствам хозяйства
имуществом культурно-бытового назначения (поскольку оно приобретено не для
хозяйства, а для обеспечения потребительских нужд семьи), то почему для
единственного члена крестьянского хозяйства должен быть другой подход?
Отношения ответственности крестьянского хозяйства как особой формы
предпринимательства граждан включаются в его правосубъектность, и в данном
случае количественный состав хозяйства не может иметь существенного значения.
В п.З ст. 171 Закона о банкротстве специально подчеркивается, что
имущество, принадлежащее главе или членам хозяйства на праве собственности, а
также иное имущество, в отношении которого доказано, что оно приобретено на
доходы, не являющиеся общими средствами крестьянского хозяйства, не включается
в конкурсную массу. Применительно к земельному участку крестьянского хозяйства,
признанного банкротом, в Законе повторена формула ст. 129 ГК РФ о том, что он
может отчуждаться или переходить к другому лицу, Российской Федерации,
субъекту РФ или муниципальному образованию в той мере, в какой его оборот
допускается земельным законодательством. Однако здесь должно приниматься во
внимание не только земельное, но и гражданско-процессуальное законодательство.
В связи с обновлением последнего возникает, в частности, вопрос, следует ли
включать земельные участки крестьянского (да и личного подсобного) хозяйства в
перечень имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание.
Отмечу, что ранее Перечень видов имущества, на которые не может быть
обращено взыскание по исполнительным документам (Приложение № 1 к ГПК
РСФСР) и Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда
(Приложение к УК РСФСР 1960 г.), практически совпадали. С 1 июля 1997 г. между
ними появились некоторые различия, поскольку с указанной даты вступил в силу
новый Перечень имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда
(Приложение к Уголовно-исполнительному кодексу РФ), а ГПК остался старым.
Если предположить, что законодатели и далее будут придерживаться
принципа идентичности обоих названных Перечней, то в Перечень имущества, на
которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам,
должны попасть и земельные участки, на которых расположены жилой дом и
хозяйственные постройки, на которые не может быть обращено взыскание, а также
земельные участки, необходимые для ведения сельского или подсобного хозяйства,
поскольку теперь по Уголовно-исполнительному кодексу РФ они также не подлежат
конфискации.
Если же в Приложении к ГПК сохранится упоминание об инвентаре,
необходимом для продолжения профессиональной деятельности должника и членов
его семьи, то возникает вопрос, каким же имуществом будет реально отвечать
фермер по своим обязательствам? Необоснованное расширение указанного Перечня
приведет к нарушению прав кредиторов крестьянского хозяйства, поэтому на этот
вопрос следует обратить особое внимание при разработке нового ГПК (Приложения
к нему).
Наследование имущества крестьянского хозяйства имеет свои особенности.
Так, Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском (фермерском) хозяйстве"
предусматривал различный порядок для наследования земельного участка и
наследования другого имущества крестьянского хозяйства (кроме земли), поскольку
по названному Закону земельный участок имел другой правовой режим, нежели
остальное имущество: имущество принадлежало всем членам хозяйства на праве
общей долевой (или совместной) собственности, а земля являлась индивидуальной
собственностью главы хозяйства (либо закреплялась за ним на праве пожизненного
наследуемого,владения или аренды). Отсюда следовало, что после смерти главы
хозяйства земля переходит к одному из наследников (новому главе хозяйства), а
имущество может наследоваться несколькими лицами.
Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. "О приведении земельного
законодательства в соответствие с Конституцией Российской Федерации"37 ст. 26
Закона РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" была признана
недействующей,однако во многом дублирующая ее ст. 61 ЗК РСФСР оставлена в
силе. Согласно этой статье, после смерти гражданина, ведущего крестьянское
хозяйство, земельный участок передается по наследствуодному из членов данного
хозяйства пс согласованию с другими членами хозяйства.
В связи с тем, что Закон РСФСР от 22 ноября 1990 г. разрешает создавать
крестьянское хозяйство не только членам одной семьи, но и лицам, не состоящим в
родственных отношениях, наследником земельного участка в таком партнерской
крестьянском хозяйстве после смерти главы хозяйства становился не кто-то из его
близких родственников, а совершенно постороннее умершему лицо, которое
являлось членом хозяйства. Таким образом, вводился порядок наследования по
закону, отличный от того, который установлен Гражданским кодексом РСФСР 1964
г. Это еще можно было бы как-то понять, если бы при сохранении земельного
участка в натуре за членами партнерского крестьянского хозяйства
предусматривалась выплата членам семьи - наследникам главы хозяйства в смысле
гражданского законодательства компенсации стоимости приходящейся на их долю
части земельного участка. Однако ни названный Закон (ст. 26), ни ЗК РСФСР (ст. 61)
о такой компенсации не упоминают. Тем самым существенно ущемляются
конституционные права членов семьи наследодателя и в случае применения
указанных статей в конкретном деле Закон может быть оспорен ими в
Конституционном Суде РФ. В принципе сказанное относится и к наследникам - не
членам хозяйства в семейных крестьянских хозяйствах.
Закон РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве" и ЗК РСФСР,
закрепляя такой порядок наследования земельного участка ("одним из членов
крестьянского хозяйства" либо при отсутствии членов хозяйства "одним из
наследников имущества умершего, изъявившим желание вести крестьянское
хозяйство"), исходили из того, что участок может находиться лишь в
индивидуальной собственности главы хозяйства. Сегодня в этой части ст. 61 ЗК
РСФСР применяться не может, так как противоречит принятой позднее ст. 257 ГК
РФ, допускающей общую собственность на землю в крестьянском хозяйстве38. Таким
образом, сегодня, во-первых, речь может идти не только о наследовании участка,

37
САПП РФ. 1993. N 52. Ст. 5085.
38
Ю.К. Толстой придерживается иного мнения, утверждая, что "порядок наследования земельного
участка, находящегося в собственности или пожизненном наследуемом владении граждан, ведущих
крестьянское (фермерское) хозяйство, определяется ст. 61 Земельного кодекса РФ" (Гражданское
право. Учебник. Часть I/ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 434). Тот факт, что ст. 61 ЗК
РСФСР исходит из принципа "единонаследия", его не смущает.
принадлежащего его главе на праве индивидуальной собственности, но и о
наследовании доли главы (члена) хозяйства в праве общей собственности на землю.
Во-вторых, в результате наследования также возникает общая собственность
наследников на земельный участок или на долю умершего в праве собственности на
землю, которая входит в общую наследственную массу и наследуется по правилам
ст. 27 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г.
При этом среди наследников, круг которых определяется в соответствии с
очередностью, установленной ст. 532 ГК РСФСР 1964 г., могут одновременно
оказаться как члены хозяйства (например, жена и сын умершего), так и не члены
хозяйства (например, родители умершего или другие дети, проживающие отдельно).
В связи с этим весьма спорным представляется утверждение, что "если члены
крестьянского хозяйства владеют, пользуются и распоряжаются землей на праве
общей совместной собственности, то часть имущества умершего наследуют
оставшиеся члены хозяйства"39. Во-первых, что значит "часть имущества"? Ведь
наследники (как члены, так и не члены хозяйства) наследуют все имущество
умершего. Если же автор имела в виду, что "часть имущества", относящаяся к
имуществу производственно-хозяйственного назначения, сохраняется в натуре в
крестьянском хозяйстве (наследуется "оставшимися членами"), а другие наследники
получают лишь денежную компенсацию стоимости своих наследственных долей в
этом имуществе, то нужно было так и написать, поскольку и эту "часть имущества"
наследуют все-таки не только "оставшиеся члены хозяйства", но и другие
наследники, только первые - в натуре, а вторые - в стоимостном выражении.
Некорректность приведенной выше формулировки Е.А. Галиновской
позволяет трактовать ее и по-другому. В частности, из нее можно сделать вывод, что
наследники - не члены хозяйства вообще устраняются от наследования "части
имущества умершего", которое составляет имущество крестьянского хозяйства,
поскольку ее "наследуют оставшиеся члены хозяйства". Такой подход, по существу,
означает распространение на имущество крестьянского хозяйства, принадлежащее
его членам на праве совместной собственности, правового режима имущества
колхозного двора, в котором, согласно ст. 560 ГК РСФСР 1964 г., наследование
открывалось только после смерти последнего члена двора, а до этого имущество
сохранялось в собственности оставшихся членов двора.
Отметим, что аналогичное толкование совместной собственности как
собственности "ненаследуемой", переходящей после смерти одного из
сособственников лишь к остальным участникам совместной собственности,
сложилось на практике и в отношении приватизированных квартир. Такое
толкование давало, в частности, Управление юстиции Москвы, вводя граждан в
заблуждение40. Однако для отождествления режима любой совместной
собственности (кроме собственности супругов) с режимом имущества колхозного
двора нет никаких правовых оснований, особенно если учесть, что ст. 560 ГК РСФСР
1964 г. признана не соответствующей Конституции РФ (и, следовательно, не
подлежащей применению) Постановлением Конституционного Суда РФ от 16 января
1996 г. в связи с жалобой А.Б. Наумова41.
Вместе с тем при рассмотрении данного дела Конституционный Суд РФ
признал право законодателя учитывать при регулировании отношений наследования
специфику земельных отношений и вводить в целях защиты законных интересов
членов крестьянского хозяйства соразмерные ограничения конституционного права
наследования, связанные с сохранением целостности имущества крестьянского


39
Земля и право. С. 87 (автор параграфа - Е.А. Галиновская).
40
См.: Невинная И. Расприватизируйте мою квартиру обратно! // Росс. газ. 2000. 14 апр.
41
СЗ РФ. 1996. № 4. Ст. 408.
хозяйства или личного подсобного хозяйства42. В этих целях в разрабатываемую в
настоящее время часть третью Гражданского кодекса РФ было бы целесообразно
включить следующие принципиальные положения:
1. В случае смерти члена крестьянского или личного подсобного хозяйства его
доля в праве собственности на имущество (в том числе земельный участок)
наследуется на общих основаниях в порядке, установленном гражданским
законодательством. При этом наследники - члены крестьянского или личного
подсобного хозяйства, продолжающие его ведение, имеют преимущественное право
на наследование имущества хозяйства (в том числе земельного участка) в натуре.
Наследникам - не членам хозяйства в счет их наследственной доли выделяется другое
имущество наследодателя либо выплачивается денежная компенсация. Было бы
целесообразным также законодательно закрепить правило, согласно которому после
определения долей наследников - не членов крестьянского хозяйства (равно как и
доли выходящего члена хозяйства) имущество крестьянского хозяйства сохраняется
в совместной собственности членов крестьянского хозяйства, продолжающих его
ведение (т.е. их совместная собственность не превращается в долевую).
2. Если после смерти последнего члена крестьянского хозяйства или личного
подсобного хозяйства два или более наследников захотят образовать два или более
хозяйств, земельный участок и имущество могут быть разделены между ними, если
образовавшиеся после раздела земельные участки будут по площади не меньше
минимальных норм, установленных для данного вида землепользования.
3. Если после смерти последнего члена крестьянского хозяйства не остается
наследников, желающих вести это хозяйство, земельный участок должен быть
отчужден наследниками в течение года со дня открытия наследства без изменения
его целевого назначения. По истечении этого срока орган местного самоуправления
района (города) вправе обратиться в суд с иском о принудительной продаже этого
земельного участка с публичных торгов в порядке, установленном
законодательством РФ. Полученные от продажи земельного участка средства
распределяются между наследниками пропорционально их наследственным долям
(за вычетом затрат на организацию и проведение публичных торгов).
Реализация последнего предложения потребует также внесения
соответствующих уточнений в ст. 258 ГК РФ, так как, согласно этой статье, в
настоящее время земельный участок может быть разделен в этом случае между
наследниками, поскольку деятельность крестьянского хозяйства прекращается.
Исходя из ст. 61 ЗК РСФСР, следует признать, что наследникам, не желающим далее
вести крестьянское хозяйство, земельный участок передается по наследству в
размерах, установленных для ведения личного подсобного хозяйства, для
обслуживания жилого дома либо для садоводства или животноводства. Стоимость
остальной части земельного участка, на который не переходит право собственности,
возмещается наследникам. Кем она возмещается, ст. 61 ЗК не определяет. Вероятно,
соответствующим муниципальным образованием, в собственность которого
переходит "ненаследуемая" (сверхнормативная) часть земельного участка. Нет ответа
в действующем законодательстве и на такие вопросы: всегда ли у муниципальных
образований будут финансовые возможности для выкупа сверхнормативных
участков у наследников? применяется ли указанный порядок в тех случаях, когда в
наследственную массу умершего последнего члена крестьянского хозяйства наряду с
земельным участком для ведения крестьянского хозяйства входит еще и
приусадебный земельный участок? как быть наследнику, если у него уже есть свой
собственный участок предельного размера для ведения ЛПХ?



42
См.: Земельное право. Учебник для вузов. М., 1998. С. 382 (автор главы - Г.А. Гаджиев).
Предложенный выше вариант наследования земельного участка крестьянского
хозяйства в случаях, когда никто из наследников не желает продолжать ведение
крестьянского хозяйства, представляется более предпочтительным с точки зрения
рационального использования земель сельскохозяйственного назначения.
Сказанное относится прежде всего к наследованию по закону. Что касается
наследования по завещанию, то в части третьей ГК РФ прежде всего должна быть
четко закреплена сама возможность наследования по завещанию имущества,
находящегося в совместной собственности (доли в праве на него), поскольку сейчас
это подвергается сомнению, в том числе и чиновниками довольно высокого ранга. В
частности, начальник Управления регистрации прав на недвижимость Московской
областной регистрационной палаты Е. Киндеева утверждает, что поскольку при
совместной собственности доли ее участников не определены, то никто не может
составить завещание на свою долю в этой собственности43. Такой подход
представляется спорным. Наследодатель может передать наследнику по завещанию
те имущественные права, которыми обладал он сам, в том числе и свою долю в праве
собственности на имущество (приватизированную квартиру, имущество
крестьянского хозяйства), пусть и не определенную в количественном отношении.
Она будет определена после смерти наследодателя исходя из принципа равенства
долей участников совместной собственности на основании ст. 254 и 258 ГК РФ.
Вместе с тем свобода завещания земельного участка (доли в праве на него)
должна быть ограничена. Ранее мною было высказано предложение, чтобы при
наличии членов крестьянского хозяйства, продолжающих его ведение, завещание
участка (доли в праве на него) не члену хозяйства признавалось ничтожным44.
Видимо, этот подход все же очень жесткий и нарушает права граждан-наследников.
Правильнее предусмотреть, что в таких случаях наследник - не член хозяйства
приобретает лишь право на получение денежной компенсации стоимости
завещанного ему имущества хозяйства (доли в праве на него), а не само имущество в
натуре.
Срок выплаты компенсации наследникам, не являющимся членами хозяйства,
стоимости их доли в праве на наследуемое имущество, не должен превышать пяти
лет. Это правило закреплено в п. 3 ст. 15 Закона РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве". Однако это право наследников никак не
гарантировано. Не решен в законодательстве и вопрос оценки наследственного
имущества. Между тем в начале XX в. в германских законах в целях упрочения
положения "преимущественного наследника" (т. е. наследника или наследников,
продолжающих ведение крестьянского хозяйства) действовало правило, что при
определении выплат, которые ложатся на преимущественного наследника в пользу
остальных сонаследников, участок оценивается не по продажной стоимости его, а по
доходности, которая обычно значительно ниже. Объясняется это тем, что при
нормальных условиях "наследник получает имение не для того, чтобы продать его,
ликвидировать хозяйство, а для того, чтобы продолжать вести его. В этом случае он
может получать только обычный доход, и обязанность выплатить сонаследникам их
доли по расчету продажной стоимости неминуемо приводит к разорению его"45. Эти
положения следовало бы принимать во внимание. Кроме того, необходимо помнить,
что к наследникам переходят не только активы (имущество), но и пассивы (долги)
наследодателя. Последние также должны учитываться при определении стоимости
наследственной доли каждого из наследников, принявших наследство, и
соответственно размера ее компенсации.

43
См.: Киндеева Е. Есливходишь в долю, береги ее!//Росс. газ. 1999. 23 июля.
44
См.: Устюкова В В Земельная правосубъектность крестьянского (фермерского) хозяйства // Право
собственности на землю в сельском хозяйстве Российской Федерации. М., 1996. С. 31.
45
Вормс А.Э. Проекты закона о наследовании в крестьянских землях. М., 1913. С. 10-11.
Интересно отметить, что в одном из широко обсуждавшихся в период
проведения столыпинской аграрной реформы проектов Закона о наследовании в
крестьянских землях предусматривалось право сонаследников требовать, чтобы
участок неисправного наследника, не погасившего в срок причитающиеся с него
выплаты, был сдан в аренду с публичных торгов на срок не свыше трех лет с
обязательством арендатора вносить арендные платежи в депозит подлежащего суда
для распределения денег между наследниками. Правда, А.Э. Вормс называет это
право "довольно призрачным": "Достаточно представить себе сложность всего этого
производства, чтобы уяснить почти полную практическую непримиримость его"46.
Однако наше законодательство вообще не затрагивает эту проблему.
Установленные в Законе и предлагаемые ограничения по выделу наследникам
- не членам хозяйства их наследственных долей в имуществе крестьянского
хозяйства в натуре направлены на сохранение основных средств производства
крестьянского хозяйства как хозяйствующего субъекта за лицами, продолжающими
его ведение, т.е. в конечном счете на обеспечение устойчивости и стабильности
деятельности крестьянского хозяйства. Однако эти ограничения касаются лишь
имущества производственно-хозяйственного назначения. Личное имущество
умершего члена крестьянского хозяйства или его доля в совместной собственности
супругов на предметы культурно-бытового назначения наследуется по общим
нормам гражданского законодательства, в том числе это имущество может быть
разделено между наследниками в натуре.
Возникает также вопрос (особенно применительно к крестьянским
хозяйствам, созданным "группой граждан" - не родственников), как быть в случаях,
когда наследник умершего члена крестьянского хозяйства пожелает войти со своей
долей в состав данного хозяйства. Обязаны ли другие члены хозяйства принять этого
наследника в хозяйство? Ответ на этот вопрос не так однозначен, как кажется на
первый взгляд. Надо иметь в виду, что отношения между членами хозяйства носят
лично-доверительный характер, поэтому они вроде бы сами вправе выбирать, с кем
им работать, и если наследник их по каким-либо причинам не устраивает, они могут
отказать ему в приеме в хозяйство. С другой стороны, согласно п.4 ст. 252 ГК РФ,
выплата участнику долевой собственности остальными сособст-венниками
компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается лишь с его согласия.
Поэтому если наследник не согласен на получение денежной компенсации стоимости
свой доли, а желает вступить во владение наследственным имуществом
крестьянского хозяйства, став его членом, то ему, по смыслу ст. 252 ГК РФ, может
быть отказано в этом лишь в том случае, если его доля в общей собственности
незначительна и он не имеет существенного интереса в использовании общего
имущества. Но "принудительная" выплата компенсации стоимости доли в общем
имуществе без согласия сособственника допускается лишь по решению суда.
Согласно п.5 ст. 252 ГК РФ, собственник утрачивает право на долю в общем
имуществе с получением компенсации его стоимости. Действующий Закон "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве" устанавливает, что компенсация может
выплачиваться в течение пяти лет. Получается, что в течение всего этого периода
наследники продолжают оставаться участниками общей собственности на имущество
крестьянского хозяйства, однако можно ли на этом основании считать их членами
крестьянского хозяйства? На мой взгляд, нет, поскольку они не принимают участия в
ведении хозяйства, не указаны в таком качестве ни в каких документах хозяйства и
т.п. Положение таких наследников-сособственников в какой-то степени аналогично
положению ассоциированных членов кооператива или вкладчиков в товариществе на
вере - участия в хозяйственной деятельности они не принимают, однако имеют право

46
Там же. С. 12.
на получение дополнительных доходов, полученных хозяйством, поскольку эти
доходы получены также в результате использования и их имущества.
Но может возникнуть вопрос: теряют ли наследники свое право на
компенсацию стоимости доли, если крестьянское хозяйство понесло убытки или
вообще становится банкротом? Представляется, что нет. Их права должны быть
защищены (ведь не их вина, что компенсация не была выплачена), но это, вероятно,
также потребует внесения изменений в действующие нормативные правовые акты (в
частности, в Законы "О несостоятельности (банкротстве)", "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" и др.). Сейчас в законодательстве нет норм, которые могли
бы защитить сонаследников от злоупотреблений со стороны членов крестьянского
хозяйства - от распродажи ими инвентаря или обесценивания участка. Не было их и в
проектах законов о наследовании в крестьянских землях, обсуждавшихся в начале
XX в., что рассматривалось как их существенный недостаток47.
Неопределенность правового статуса крестьянского хозяйства накладывает
свой отпечаток и на наследственные отношения. Так, в литературе приводились
примеры, когда после смерти главы крестьянского хозяйства налоговые и другие
административные органы требовали ликвидации крестьянского хозяйства, несмотря
на наличие других членов, продолжающих ведение хозяйства, на том основании, что
субъектом предпринимательства является именно глава как предприниматель, а не
само хозяйство48. Выше уже отмечалось, что такие же необоснованные требования о
ликвидации хозяйства выдвигаются и в тех случаях, когда его члены хотят сменить
главу хозяйства по собственной инициативе. Необходимо еще раз подчеркнуть
неправомерность такой постановки вопроса. Следует согласиться с Н.Н.
Мельниковым в том, что "то обстоятельство, что глава признается
предпринимателем, всего лишь юридическая конструкция, которая дает возможность
крестьянскому хозяйству выступать самостоятельным субъектом права, не являясь
при этом юридическим лицом. Поэтому смерть главы крестьянского хозяйства
следует рассматривать как смерть обыкновенного члена хозяйства ... а свидетельство
о государственной регистрации фермерского хозяйства заменяется новым, с
указанием нового главы К(Ф)Х"49.
Что касается наследования земли и имущества личного подсобного хозяйства,
то в настоящее время оно подчиняется общим правилам наследования другого
имущества граждан, поскольку по действующему законодательству правовой режим
имущества ЛПХ не отличается от режима иного имущества, а ст. 65 ЗК РСФСР,
определявшая особенности наследования земельного участка для ведения ЛПХ,
признана недействующей Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. Если же, как
предполагается по проекту Федерального закона "О личном подсобном хозяйстве",
имущество ЛПХ будет признано общей совместной собственностью не только
супругов, но и других членов семьи, совместно ведущих ЛПХ, то порядок
наследования этого имущества может быть аналогичен порядку наследования
имущества крестьянского хозяйства, что также нужно будет отразить в части третьей
Гражданского кодекса РФ.

3. Правовое регулирование труда в крестьянском
(фермерском) и личном подсобном хозяйстве
Ведение крестьянского хозяйства должно осуществляться преимущественно
трудом его членов (ст. 58 ЗК РСФСР). Трудовые отношения членов крестьянского
хозяйства возникают не на основе заключения трудового договора (контракта)

47
См.: Там же.
48
См.: Мельников Н. Наследование имущества крестьянского (фермерского) хозяйства // Твоя земля.
1999. № 4. С. XY.
49
Там же.
работника и работодателя, а вытекают из факта членства в крестьянском хозяйстве.
Такой подход находит отражение и на практике. Так, в Инструкции по применению
Закона Российской Федерации от 29 июня 1995 г. "О подоходном налоге с
физических лиц" (с последующими изменениями и дополнениями)50 выделяются
трудовые и приравненные к ним обязанности, под которыми понимается выполнение
гражданином работ по конкретной специальности, квалификации, должности на
основании заключенного им с организацией или с другим работодателем (например,
с частнопрактикующим нотариусом) трудового договора (контракта) либо
выполнение трудовой функции в связи с членством в кооперативе, колхозе,
крестьянском (фермерском) хозяйстве, общественной или религиозной организации,
адвокатуре, а также в связи со службой или учебой.
Необходимо подчеркнуть, что приравнивание выполнения трудовой функции
в крестьянском хозяйстве к трудовым обязанностям осуществляется в целях
налогообложения, ведения налоговой отчетности и т.п., но это вовсе не означает
распространения на членов хозяйства КЗоТ РФ и других актов трудового
законодательства. Согласно Закону РСФСР от 22 ноября 1990 г. "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве", трудовые отношения в крестьянском хозяйстве
определяются и регулируются членами хозяйства. В связи со сказанным
представляется ошибочной запись, содержащаяся в проекте новой редакции Закона
"О крестьянском (фермерском) хозяйстве", принятом в первом чтении
Государственной Думой, о том, что "трудовые отношения членов крестьянского
хозяйства ... регулируются законодательством о труде".
В литературе было высказано мнение, что для предотвращения споров между
членами крестьянского хозяйства и учитывая, что это могут быть не только члены
одной семьи, необходимо заключение соглашения между ними об их труде в
хозяйстве. В нем следует указать, в частности, на каких условиях (полной или
частичной занятости) член крестьянского хозяйства своим трудом принимает участие
в его деятельности, и если частичной, то что под этим следует подразумевать. Кроме
того, нужно указать, по какой профессии будет работать или какую работу
выполнять каждый член хозяйства, условия его перевода с одной работы на другую,
как будет вестись учет его трудовой деятельности: поденный, недельный или
суммированный за определенный период (неделя, месяц и т.д.), кто и как будет
оценивать труд члена хозяйства и как будет (если будет) поощряться выполнение им
особых заданий. В соглашении могут быть предусмотрены и другие вопросы,
например ответственность члена хозяйства за недобросовестный труд51.
Представляется, что если считать крестьянское хозяйство семейным
хозяйством, то эти все требования излишне формализованы, хотя для хозяйств
"группы граждан" это, вероятно, оправдано. Вместе с тем важно подчеркнуть, что
даже в таких хозяйствах это должно быть именно соглашение между членами
хозяйства, а не соглашение работодателя (главы хозяйства) и работников (членов).
Утверждения, что по отношению к членам хозяйства его глава выступает
работодателем и что на трудовые отношения наемных работников распространяется
не трудовое законодательство, а законодательство о крестьянском хозяйстве52,
представляются в равной степени спорными и не соответствующими действующему
законодательству.
Ю. Вольдман также считает, что "особенности правового регулирования труда
главы крестьянского хозяйства вытекают из особенностей его правового положения.

50
Законодательство и экономика. 1998. № 3. С. 37.
51
См.: Вольдман Ю. Указ. соч. // Хозяйство и право. 1998. № 3. С.50. Примерный договор о труде
между членами крестьянского (фермерского) хозяйства см.: Он же. Указ. соч. // Хозяйство и право.
1998. № 4. С. 40-41.
52
См.: Макарова О.А. Указ. соч. С. 12.
В настоящее время это единственный индивидуальный предприниматель, который
работает не только "на себя", но и на членов крестьянского хозяйства"53. Но с таким
же успехом можно сказать, что члены крестьянского хозяйства работают на его
главу, т.е. все работают друг для друга, ведь у них существует общая собственность
на имущество и доходы.
В связи со сказанным представляются надуманными предложения о
закреплении в договоре о труде между членами крестьянского хозяйства трудового
распорядка (времени начала и окончания работы, перерыва на обед, мер поощрения и
воздействия на нерадивых работников), порядка учета трудовой деятельности членов
крестьянского хозяйства, оснований их имущественной ответственности за ущерб,
причиненный хозяйству, и т.п.54
В крестьянском хозяйстве, все члены которого одинаково заинтересованы в
его экономической эффективности и получении доходов, как правило, не возникает
вопроса, когда начинать рабочий день, когда его заканчивать и когда делать перерыв
на обед, поскольку глава и члены хозяйства, как было сказано выше, работают на
себя. То же касается и имущественной ответственности: член хозяйства,
причинивший ему ущерб, причиняет ущерб в том числе и самому себе. И даже если
причинение ущерба вызвано какими-либо негативными процессами (например,
пьянство и т.п.), то это проблема скорее социальная и семейная, чем
производственная, и в данном случае тоже сложно говорить об "имущественной
ответственности" мужа и отца перед членами своей семьи. Так что в семейном
крестьянском хозяйстве в заключении такого "трудового" договора между членами
хозяйства большого смысла нет. В партнерских же хозяйствах постановка вопроса об
урегулировании в соглашении имущественной ответственности членов хозяйства в
случае причинения ими ущерба хозяйству вполне оправдана.
Наряду с трудом членов хозяйства Закон РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" допускает применение и наемного труда. Но по этому
Закону, напомню, крестьянские хозяйства имели статус юридического лица. В связи
с изменением в конце 1994 г. гражданского законодательства возникли сомнения:
сохраняют ли право найма работников фермеры, осуществляющие свою
деятельность без образования юридического лица?
Между тем для таких сомнений не было никаких оснований. Во-первых, с
принятием ГК РФ утратила силу норма Закона РСФСР "О предприятиях и
предпринимательской деятельности", где содержался запрет на применение лицами,
осуществляющими индивидуальную трудовую деятельность, наемного труда (в этом
случае они должны были регистрироваться как предприятие). Во-вторых, в самом ГК
РФ были нормы, косвенно свидетельствовавшие о допустимости найма работников
по трудовому договору индивидуальными предпринимателями (п.З ст. 25 ГК РФ).
Наконец, это право фермеров было подтверждено п. 1.1 Инструкции о порядке
начисления, уплаты страховых взносов, расходования и учета средств
государственного социального страхования, утвержденной 2 октября 1996 г. Фондом
социального страхования РФ, Министерством труда и социального развития РФ,
Министерством финансов РФ и Государственной налоговой службой РФ55. Причем
по смыслу данного пункта крестьянские хозяйства подлежат регистрации в качестве
страхователей в обязательном порядке, независимо от того, есть в хозяйстве наемные
работники или нет.
Этот вопрос решен также Федеральным законом от 6 мая 1998 г. "О внесении
изменений и дополнений в статью 15 Кодекса законов о труде Российской


53
Вольдман Ю. Указ. соч. // Хозяйство и право. 1998. № 4. С. 38.
54
См.: Там же. С.41.
55
См.: Экономика и жизнь. 1996. №48. С.26.
Федерации"56. По этому Закону сторонами трудового договора признаются теперь не
"трудящийся и предприятие, учреждение, организация", а "работник и работодатель",
причем последним в равной мере может быть как юридическое лицо, так и
физическое.
Согласно Закону РСФСР от 22 ноября 1990 г., крестьянскому хозяйству
разрешается использовать наемный труд лишь в случаях производственной
необходимости. При этом само понятие "производственная необходимость" в Законе
не сформулировано. Очевидно, что трактовка этого понятия, которая дается в ст. 26
КЗоТ РФ, неприменима к крестьянским хозяйствам даже по аналогии. Здесь это
понятие может толковаться очень широко.
Можно согласиться с мнением о неконституционности ограничения приема в
хозяйство наемных работников лишь случаями производственной необходимости.
"Неконституционным это ограничение является в силу ст. 9 Конституции, согласно
которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина
независимо от имущественного и должностного положения и других обстоятельств.
При этом запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам
социальной принадлежности"57. Ю. Вольдман подчеркивает также, что "ни для
какого иного предпринимателя России такие ограничения не установлены. Не
установлены они и для любых юридических лиц"58. Кроме того, "за время действия
Закона о крестьянском хозяйстве не было ни одного случая привлечения главы
крестьянского хозяйства к ответственности за прием на работу наемных работников
при отсутствии в этом производственной необходимости и ни одного случая
проверки самой производственной необходимости в использовании крестьянским
хозяйством наемных работников"59. Таким образом, в новой редакции Закона "О
крестьянском (фермерском) хозяйстве" воспроизводить указанную норму
нецелесообразно.
Доля наемного труда в крестьянских хозяйствах различна.
Так, в Инжавинском районе Тамбовской области в среднем на одно хозяйство
приходилось 1,2 наемных работников (возможно, эта цифра столь невелика потому,
что "большая часть фермерских хозяйств района прибегает в процессе производства
к различным формам сотрудничества с родственниками и соседями на неформальной
основе"60). Вместе с тем в крупных фермерских хозяйствах используется
значительное число наемных работников, для которых фермеры даже строят
специальные жилые дома. Например, в хозяйстве Пешехоновых из Орловской
области было 14 постоянных работников, в хозяйстве Зотовых в Шолоховском
районе Ростовской области - 1561.
Естественно, что в этих условиях регулирование трудовых отношений
крестьянского хозяйства со своими наемными работниками приобретает особую
актуальность.
В ряде практических пособий по организации и оплате труда фермерам
рекомендуется заключать с наемными работниками срочные трудовые договоры62.
Такая практика находит поддержку и в юридической литературе63. Причем речь идет
вовсе не о сезонной или временной работе. Так, например, в брошюре "Оплата труда
в фермерском хозяйстве" приведены в качестве приложений некоторые трудовые

56
СЗ РФ. 1998.№ 19. Ст. 2065. 140
57
Вольдман Ю. Указ. соч. // Хозяйство и право. 1998. № 3. С. 55.
58
Там же.
59
Там же. С. 56.
60
Кузьмин В.Н. Передовой опыт ведения фермерского хозяйства. М., 1996. С. 24-25.
61
См.: Там же. С.14, 31.
62
См.: Лубков А.Н., Лубков Д.А. Оплата труда в фермерском хозяйстве, М., 1996. С. 36-45.
63
См.: Кагирова Э.А. Особенности применения трудовых контрактов в сельском хозяйстве //
Организационно-правовые проблемы фермерства. Уфа, 1994. С.178.
договоры крестьянских хозяйств - с дояркой, трактористом-машинистом и
бухгалтером, и все они заключаются сроком на пять лет.
Такая практика противоречит действующему законодательству, так как,
согласно ст. 17 КЗоТ РФ, срочный трудовой договор (контракт) заключается в
случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный
срок с учетом характера предстоящей работы, или условий ее выполнения, или
интересов работника, а также в случаях, непосредственно предусмотренных законом.
Отношения, складывающиеся между крестьянским хозяйством (его главой) и
наемным работником, под перечисленные случаи не подпадают.
Заключение срочного трудового договора на длительный срок, во-первых, как
уже говорилось, противоречит законодательству, во-вторых, может отрицательно
сказаться на предпринимательской деятельности хозяйства, так как могут возникнуть
сложности с увольнением работника (при отсутствии его согласия на увольнение),
хотя потребность в таком работнике уже миновала. Например, в связи с падежом
скота доярка в хозяйстве больше не нужна. Кроме того, пятилетний срок трудового
договора несопоставим с более короткими сроками договоров аренды земельных
паев, которые составляют 1-3 года. Зачем же фермеру будут нужны лишние
работники, если договоры аренды земельных паев не будут возобновлены и,
соответственно, уменьшится площадь обрабатываемого участка и объем
выполняемых в хозяйстве работ?
С другой стороны, сложности с расторжением срочного трудового договора
могут быть и у работника, поскольку досрочно расторгнуть его он сможет лишь по
уважительной причине или по соглашению сторон.
Отсюда следует вывод, что если и заключать в крестьянском хозяйстве
срочный трудовой договор, то лишь на время выполнения определенной работы либо
как договоры о временной или сезонной работе, которые также являются
разновидностью срочных трудовых договоров. Однако надо иметь в виду, что лица,
принимаемые на сезонную или временную работу, должны быть предупреждены об
этом при заключении договора64.
Необходимо также отметить, что действующий КЗоТ, несмотря на то что в
него периодически вносятся изменения, не рассчитан на регулирование отношений с
участием индивидуальных предпринимателей. Поэтому многие его статьи могут
применяться в отношениях фермеров и наемных работников лишь по аналогии. Так,
например, во многих статьях речь идет об администрации предприятия. Главу
хозяйства лишь условно можно рассматривать как администрацию. В п. 1 ст. 33 КЗоТ
РФ говорится о ликвидации предприятия, учреждения, организации. Крестьянское
хозяйство таковым не является. Следует либо включить в новое трудовое
законодательство специальный раздел о регулировании трудовых отношений
индивидуальных предпринимателей со своими работниками (отношения с участием
крестьянского хозяйства можно выделить в отдельную главу), либо предусмотреть в
нем норму, аналогичную положениям п.З ст. 23 ГК РФ, о том, что к
предпринимателям и крестьянским хозяйствам применяются нормы, касающиеся
юридических лиц.
Отметим также, что рассмотренные выше договоры крестьянских хозяйств с
наемными работниками, опубликованные в качестве образцов65, на самом деле
таковыми служить не могут, так как в них содержится слишком много противоречий
действующему законодательству. Приведем лишь некоторые из них:
- в договорах закреплены основания расторжения трудового договора, не
соответствующие КЗоТ РФ;

64
См.: Комментарий к Кодексу законов о труде Российской Федерации /Колл. авт. Ю.Н. Коршунов,
М.И. Кучма, И.О. Снегирева, Б.А. Шеломов. М., 1997. С. 38, 375.
65
См.: Лубков А.Н., Лубков Д.А. Указ. соч. С. 36-45.
- оплата вынужденного прогула в случае незаконного увольнения
предусматривается лишь за три месяца, хотя на момент издания брошюры
действовала норма КЗоТ РФ об оплате времени вынужденного прогула не более чем
за один год, а в соответствии с Федеральным законом от 17 марта 1997 г. "О
внесении изменений и дополнений в статью 213 Кодекса законов о труде Российской
Федерации" оплачивается все время вынужденного прогула66;
- споры, вытекающие из трудового договора, предлагается разрешать не
только в суде, но и в арбитражном (!) суде.
Есть в этих договорах и другие несоответствия законодательству, что может
повлечь нарушение прав наемных работников и их обращение в судебные органы, а
это в свою очередь отрицательно скажется на предпринимательской деятельности
фермеров. Они будут вынуждены тратить время и силы на участие в судебных
заседаниях и нести дополнительные расходы по оплате работникам времени
вынужденного прогула в связи с незаконным увольнением, а также сумм
компенсации морального вреда, что предусмотрено при незаконном увольнении или
незаконном переводе на другую работу в новой редакции ст. 213 КЗоТ РФ от 17
марта 1997 г.
В литературе высказывалось мнение, что при регулировании найма труда на
первом этапе развития фермерского движения следует отдать предпочтение
интересам фермера по сравнению с интересами наемного работника и временно
ограничить применение ряда статей КЗоТ РФ о социальных гарантиях работникам67.
С такими предложениями нельзя согласиться. Если фермер не в состоянии
обеспечить работнику соответствующие социальные гарантии, он может заключить с
ним гражданско-правовой договор. Но если работник принят в крестьянское
хозяйство по трудовому договору, то он должен быть социально защищен, как и
другие рабочие и служащие. Фермер не должен решать свои проблемы за счет других
граждан.
Некоторые авторы рекомендуют включать в трудовые договоры условия о
взаимной имущественной ответственности сторон на случай досрочного
расторжения контракта и о возмещении работником фермеру убытков, понесенных
им в результате несчастного случая, происшедшего исключительно по вине
работника (например, расходы по найму другого работника для обеспечения
непрерывного хода работ в напряженные периоды сезона)68. Конкретизируя
названные условия, С.А. Калужный указывает, что в контракте может быть
оговорено, что "при вынужденном досрочном расторжении контракта работником
(нарушении фермером законодательства о труде или условий контракта) фермер
должен нести ответственность в виде выплаты работнику заработной платы за
предусмотренное контрактом время (не менее, скажем, трех среднемесячных
окладов) и возмещения других убытков (полностью или частично), понесенных
работником вследствие вынужденного увольнения. При досрочном расторжении
контракта фермером из-за прогулов или других серьезных нарушений дисциплины
труда работником последний должен возместить фермеру все убытки, вызванные
остановкой работы, вплоть до дня найма другого работника, возвратить заработную
плату за дни прогула и др."69.



66
СЗ РФ. 1997. № 12. Ст. 1382.
67
См.: Чумакова Л. П. Основные теоретические проблемы крестьянских (фермерских) хозяйств
(цивилистический аспект). Автореф. дисс. ...канд. юрид. наук. Томск, 1993. С. 22-23.
68
См.: Калужный С.А. Правовое регулирование наемного труда в фермерских хозяйствах //
Организационно-правовые проблемы фермерства. Уфа, 1994. С. 159-160; Кагирова Э.А. Указ. соч. С.
178-179.
69
См.: Калужный С.А. Указ. соч. С. 160-161. 146
Однако все эти соображения не выдерживают критики. Во-первых, потому,
что фермер, как отмечалось, не может заключать с наемными работниками срочных
трудовых договоров (кроме договоров о временной и сезонной работе), а должен
заключать их на неопределенный срок. Следовательно, о досрочном увольнении уже
не может быть и речи. Во-вторых, в отношении увольнения других наемных
работников ничего подобного трудовое законодательство не предусматривает.
Подобные обязанности, согласно КЗоТ РФ, не возлагаются по контракту ни на
работодателя, ни на работника. Так, работодатель не возмещает работнику убытки,
понесенные последним вследствие увольнения. Точно так же работник-прогульщик
не возмещает организации ущерб за простой, вызванный его увольнением, и т.п.
Ущерб от простоя представляет собой, по сути дела, упущенную выгоду
(неполученные доходы), трудовое же законодательство (ст. 118 КЗоТ РФ) позволяет
взыскивать с работников лишь прямой действительный ущерб, да и то лишь при
наличии в действиях работника вины.
Что касается взаимной имущественной ответственности фермера и работника,
то такие нормы можно было бы (в несколько иной редакции) закрепить в
соответствующем договоре, однако это должен быть не трудовой договор
(контракт), а гражданско-правовой договор (в обиходе часто именуемый трудовым
соглашением). Условия о зависимости оплаты труда от качественного и
своевременного конечного результата, которые тоже предлагается отражать в
трудовом контракте70, также характерны для гражданско-правовых, а не трудовых
договоров.
Фермеры и их работники могут не понимать разницы между трудовыми и
гражданско-правовыми договорами, но юристы это понимать обязаны и не должны
вводить граждан в заблуждение, ориентируя их на то, чтобы включать в трудовые
договоры условия, не соответствующие трудовому законодательству, а
следовательно, и не имеющие для судов (в случае возникновения споров)
юридической силы.
Недостаточно урегулирован в действующем законодательстве вопрос о
внесении записей в трудовые книжки членов крестьянского хозяйства и наемных
работников. Согласно Закону РСФСР "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", эти
записи вносятся главой хозяйства и подтверждаются местной администрацией.
Однако такое право было предоставлено главе крестьянского хозяйства в то время,
когда само хозяйство было наделено правами юридического лица. Сейчас, когда
деятельность крестьянского хозяйства осуществляется без образования
юридического лица, а глава хозяйства признан предпринимателем, возникли
определенные сложности.
Согласно разъяснению Правового департамента Министерства труда РФ от 4
февраля 1997 г.71, индивидуальные предприниматели, хотя они и могут заключать
трудовые договоры с наемными работниками, не вправе в то же время вести
трудовые книжки этих работников, а трудовой стаж последних у индивидуальных
предпринимателей подтверждается справками, расчетными книжками и другими
документами. Представляется, что эта Инструкция о порядке ведения трудовых
книжек должна быть изменена в плане предоставления индивидуальным
предпринимателям и главам крестьянских хозяйств права ведения трудовых книжек.
Целесообразно было бы разработать и специальный Порядок ведения трудовых
книжек членов крестьянского хозяйства. Пока такой Порядок отсутствует, по
мнению Ю.В. Молькова, может быть применена аналогия с ведением трудовых



70
См.: Кагирова Э.А. Указ. соч. С. 179.
71
См : Экономика и жизнь. 1997. Апрель. № 15.
книжек на членов кооператива, поскольку оба эти образования (кооператив и
крестьянское хозяйство) основаны на институте членства72.
Ю.В. Мольков также полагал, что в целях регулирования внутренних
отношений в крестьянском хозяйстве, образованном лицами, не являющимися
родственниками, его члены могли бы принимать на общем собрании Правила
внутреннего трудового распорядка. Он приводил примерную схему разделов этих
Правил и кратко раскрывал их содержание. С этой схемой в основном можно
согласиться. Однако один из разделов вызывает ряд вопросов. Речь идет о разделе
"Порядок приема и прекращения членства в крестьянском хозяйстве", в котором
предлагалось закрепить процедуру приема работников в члены хозяйства, условия
приема, в том числе испытательный срок, порядок ведения трудовых книжек,
основания прекращения членства и процедуру выхода по собственному желанию,
основания и процедуру исключения из членов крестьянского хозяйства73.
Нетрудно заметить, что в данном случае основное внимание уделяется
вопросам, связанным с трудом членов крестьянского хозяйства, и раздел,
соответственно, строится по аналогии с порядком заключения и прекращения
трудового договора по КЗоТ РФ, включая испытательный срок, а также увольнение
(выход из хозяйства) по инициативе члена хозяйства и по инициативе самого
хозяйства (исключение). Однако членские отношения включают в себя помимо
трудовых также и другие отношения (земельные, имущественные и т.п.). С этой
точки зрения предлагаемый подход совершенно недостаточен и прекращение труда в
хозяйстве еще не означает прекращение членства.
В связи с этим возникает вопрос: а когда же прекращается членство в
хозяйстве, т.е. каким числом должна быть внесена соответствующая запись в
трудовую книжку члена крестьянского хозяйства? Ответа на него в действующем
законодательстве нет. Сейчас он решается в каждом конкретном случае по
договоренности между членами крестьянского хозяйства. Представляется, что
членство в хозяйстве следует считать прекратившимся со дня, с которого выходящий
член просит признать его вышедшим из состава хозяйства. С этого же дня начинается
исчисление 5-летнего срока, установленного Законом РСФСР "О крестьянском
(фермерском) хозяйстве" для выплаты выходящему члену крестьянского хозяйства
денежной компенсации его доли в праве общей собственности на имущество
хозяйства. Таким образом, членские и трудовые отношения прекращаются, а
отношения общей собственности с бывшим членом хозяйства сохраняются до
полной выплаты ему компенсации стоимости его доли.
Исходя из сказанного, следует признать, что основания и порядок вступления
в крестьянское хозяйство и прекращения членства в нем должны быть
урегулированы не в локальном нормативном акте типа Правил внутреннего
трудового распорядка, а в новой редакции Закона "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве".
При обсуждении проекта названного Закона возник также вопрос о том,
следует ли вводить ограничения на наем рабочей силы фермерами. В результате
появилась запись, которая поддерживается далеко не всеми членами рабочей группы,
о том, что "средняя за отчетный период численность граждан, работающих по
трудовым договорам (контрактам) в крестьянском (фермерском) хозяйстве, не
должна превышать численность работоспособных членов крестьянского хозяйства".
При этом огрваривается, что указанные ограничения не распространяются на
сезонных работников, а также на лиц, выполняющих определенные работы для
крестьянского хозяйства по гражданско-правовым договорам.


72
См.: Комментарий к законодательству о крестьянском (фермерском) хозяйстве. М, 1994. С. 108.
73
См.: Там же. С. 105-106.
Вводить подобные ограничения численности наемных работников
нецелесообразно. Приведенная формулировка ставит различные крестьянские
хозяйства в неравное положение: там, где хозяйство состоит из двух членов, можно
нанять только двух постоянных работников, а там, где в хозяйство входят 5-6
человек, увеличиваются и возможности найма постоянных работников, что
несправедливо. Первому хозяйству работники, вероятно, не менее (а может быть, и
более) нужны, чем второму74.
Вынуждая фермеров заключать со своими работниками не трудовые, а
гражданско-правовые договоры, законодатель тем самым во многом ухудшает
положение самих этих работников, так как они лишаются права на оплату отпусков и
периодов временной нетрудоспособности. На заказчика по гражданско-правовому
договору не возлагается обязанность обеспечить подрядчику безопасные условия
труда, а у работодателя по трудовому договору такая обязанность есть (ст. 139 КЗоТ
РФ). Определять количество необходимых им работников должны сами фермеры
исходя из принципов экономической выгоды. В условиях безработицы на селе
фермеров, создающих новые рабочие места для граждан, необходимо скорее
поощрять, чем ограничивать.
В личном подсобном хозяйстве наемный труд, как правило, не используется,
поскольку в этом нет надобности. Отдельные работы при необходимости
выполняются для владельцев ЛПХ отдельными гражданами или юридическими
лицами (сельскохозяйственными коммерческими организациями) на основе
гражданско-правовых договоров (договор подряда, договор возмездного оказания
услуг и т.п.). Труд же самих членов ЛПХ никак не регулируется и не учитывается,
поскольку осуществляется как бы для себя (для удовлетворения собственных
потребностей в продовольствии). Он во многом аналогичен труду по ведению
домашнего хозяйства.
Как отмечалось выше, труд в ЛПХ для многих категорий граждан
трудоспособного возраста выступает как форма вторичной занятости. Вместе с тем
личное подсобное хозяйство нередко именуется в печати средством обеспечения
занятости (самозанятости) сельского населения. В данном контексте обычно речь
идет уже не о вторичной, а о первичной, основной занятости в ЛПХ лиц, потерявших
работу в сельскохозяйственных коммерческих организациях или в других отраслях
экономики. Такой подход не совсем правилен, если иметь в виду, что обиходное
понятие занятости и юридическое не совпадают.
Ни для кого не секрет, что сельские жители, даже фактически потеряв работу
в так называемом общественном производстве, крайне редко обращаются в службу
занятости для поисков другой подходящей работы. Однако в тех немногочисленных
случаях, когда они все же хотят встать на учет в службе занятости в качестве
безработных, им порой отказывают в этом (основываясь на актах некоторых
субъектов Федерации) по той причине, что у них есть земельные и имущественные
паи или личное подсобное хозяйство75. В результате они теряют не только право на
получение пособия по безработице, но и другие права, гарантированные законом (
право на зачет периода безработицы в общий трудовой стаж, право на бесплатную
профессиональную ориентацию, профессиональную подготовку, переподготовку и
повышение квалификации по направлению органов службы занятости и т.п.).


74
Сейчас существуют партнерские крестьянские хозяйства, где количество членов исчисляется
десятками, а иногда и сотнями человек. По проекту нового Закона "О крестьянском (фермерском)
хозяйстве" такие хозяйства будут создаваться на семейной основе и, следовательно, количество
членов в них будет ограничиваться естественными размерами семьи.
75
Такая практика складывается, например, в Татарии (см.: Сенчев Н Можно ли быть безработным на
земле // Росс. газ. 1997. 13 сент.).
Федеральная служба занятости разъяснила, что к числу занятых относятся
лица, использующие земельные и имущественные паи для организации
крестьянского (фермерского) хозяйства, предпринимательской деятельности либо

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>