СОДЕРЖАНИЕ

Приамурье – центр мира 21 века
Автор: Крупнов Юрий Васильевич (kroupnov@kroupnov.ru)
Дата публикации: Пн, 27 Октябрь 2003 22:09:23
Категория: Авторские публикации

 
Приамурье – центр мира 21 века
В последние месяцы внимание всего мира приковано к Ираку. А полтора года назад – к Афганистану. А ещё пять лет назад – к Югославии и Балканам.
Однако эти регионы Ближнего и Среднего Востока и, тем более, Европы, являются важными, но не определяющими для мира в 21 веке.
Ключевым регионом – центром мира 21 века – станет Северо-Восточная Азия, т.е. наш Дальний Восток, Северная и Южная Корея, Монголия и Китай. Именно лежащая вокруг Амура территория - Приамурье - станет самым ближним и самым важным для всего мира Востоком.
Почему?
Во-первых, реальное столкновение главных геополитических и геостратегических сил ближайших десятилетий будет происходить именно здесь.
Для России это столкновение сегодня связано с ответом на вопрос о том, сумеет ли она удержать и сохранить свой Восток. Я убеждён, что на практике это возможно только через перенесение Россией своего стратегического внимания на тихоокеанское побережье и через превращение его в главный регион страны.
Для Китая подобное столкновение означает, прежде всего, недопущение проникновение на наш Дальний Восток и в Корею США и Японии, а также Великобритании, Германии и Франции, Европы в целом.
Для США и Японии Приамурье является зоной прямых национальных интересов: как мировая кладовая и как плацдарм для сдерживания Китая или, при необходимости, нападения на Китай.
Во-вторых, ситуация в Приамурье является критической для России в целом. Качество жизни и характер развития здесь – на далёкой, казалось бы,  окраине - являются базовыми и отправными для всей страны.
Сегодня рядом глубоких исследователей (в частности, директором Центра региональной и инновационной политики Ириной Бойко, работающей в Санкт-Петербурге и имеющей интересный опыт работы на Дальнем Востоке)  выявлена и доказана следующая закономерность: все регионально-модельные ситуации в Российской Федерации «зарождаются», «идут» и «приходят» на Запад страны именно с Дальнего Востока. Это касается и ситуаций с электроснабжением, и с кризисом ЖКХ, и с демографией, и с миграцией, и с занятостью населения. Поэтому все регионы России и, особенно, Москва и Санкт-Петербург должны определиться насчёт того, что именно они хотят «получать» с российского Дальнего Востока: кризисы и разруху – или передовой опыт и перспективные решения.
Вне опережающего развития тихоокеанской России никаких чудес ожидать не следует.
Не надо быть особым аналитиком, чтобы заметить, что на Дальнем Востоке уже почти сформировалось поколение, которое не раз бывало в Китае или Японии и ни разу в столице собственной страны, в Москве. Это поколение, вместе с подобным же поколением в Калининградской области, составит ту силу, которая  уже совсем скоро открыто поставит вопрос о ненужности такого закрытого от своих окраин московского центра и, возможно, о  ненужности и самой такой страны.
Не удастся в ближайшее десятилетие превратить Амурскую область и Хабаровский край в самые развитые и процветающие[1] земли страны – значит, жизнь в России в целом останется малоперспективной, а страна, вероятно, станет неудавшейся[2].
В-третьих, тотальный слом миропорядка последних столетий, который так или иначе строился на европоцентризме, технологическом доминировании и протестантском усердии Запада, требует определения и «выращивания» принципиально нового миропорядка, основанного на мировом цивилизационном сдвиге, на новой лидирующей и неконфронтационной цивилизации[3].
Наконец, в-четвёртых, именно наш Дальний Восток является самым ближним Востоком для США и, разумеется, для соседа Китая.
Давно уже пора нашим доморощенным геополитикам перестать по инерции называть США атлантистами и начинать звать их чистыми пасификистами (тихоокеанистами). В связи с евроазиатскими и средневосточными задачами для США Азиатско-Тихоокеанский регион давно стал приоритетным и, выступая в январе 2002 года в парламенте Японии, Дж. Буш открыто заявил не только проект «зачистки» восточно-азиатского крыла «оси зла» (Северная Корея), но и построения «содружества свободных тихоокеанских наций»  («the future of the Asia Pacific region as a fellowship of free Pacific nations»[4]).
Стратегия США очевидна: сейчас - сдвиг с Ближнего Востока (Персидский залив) – к Каспийскому Среднему Востоку через удержание Афганистана и бывшей нашей Средней Азии, а следующий шаг – к азиатскому берегу Тихого океана, к Восточной Азии, к нашим, корейским и китайским берегам через свержение руководства Северной Кореи тем или иным  - скорее всего, к великому сожалению, путем развязывания скоротечной бесконтактной войны.
Именно здесь – на этом геополитическом театре, в российской части акватории Великого океана – будет решаться судьба человечества в 21 веке. Либо Россия тут построит мощную и процветающую «русскую Калифорнию», либо США совместно со специально созданным туземным правительством  – Калифорнию-2.
А что здесь – на тихоокеанском краю своей земли - у России?
Говорить об этом вслух просто неприлично. Ничего и даже хуже – брошенная земля, до которой почти никому в стране нет дела.
Как сказал один умный человек про наши российские Севера – люди уже забыли, зачем они там живут. То же самое касается и Дальнего Востока.
Исчерпывающий приговор дееспособности России в Северо-Восточной Азии и прямые рекомендации по экономическому подкупу России в  обмен на её окончательное прекращение  продажи оружия Китаю и вообще активности в регионе представлены, к примеру, в монографии РЭНД «Стратегия США в меняющейся Азии» (U.S. Strategy for a Changing Asia)[5], а также в уже рассматриваемых мною «трудах» Брукингского института.
Если Россия хочет оставаться Россией, главным её ответом в области географии присутствия должна стать срочная – чрезвычайная! - программа развития российского Дальнего Востока – решительная, мощная Восточная политика России. На берегу Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть восточные границы страны.
Необходимо создать рубеж или своего рода «засечную черту», которая бы являлась фактором сдерживания американской экспансии или прямой агрессии в Азии и на Востоке в целом и, в частности, соединить остатки Тихоокеанского флота с Северным флотом в целях создания на их основе нового единого Северо-Восточного подвижного щита и форпоста России.
Более того, Россия должна на своем тихоокеанском побережье создать не только мощную оборонительную инфраструктуру, важную не только для России, но и для всей Азии, но и превратить Дальний Восток в форпост развития России, а для этого перенести на это побережье столицу России или, по меньшей мере, создать там вторую столицу страны.
Подобные действия также выступят важным фактором для преодоления стратегического замысла экстремистского крыла в военно-политической элите США  - сталкивания России с Китаем[6].
Если сегодня американский университет нередко определяют как место, в котором российские профессора учат китайских студентов, то общая линия геополитического разыгрывания в ближние годы будет сводиться, вероятно, к тому, чтобы превратить Китай в страну, в которой многомиллионные китайские выученные военные «лупят» и «мочят» жалкое малограмотное российское население, одетое в чужие масхалаты.
Впрочем, русская погибель  состоит, прежде всего, не в том, что, к примеру (не дай Бог!), Россия и Китай начнут стрелять друг в друга, а в том, что Россию сумеют загнать в угол, навязать ей недобрую волю увидеть в Китае (как, впрочем, и в США) врага, главного противника, или, как минимум, поверить в то, что России, на самом деле, можно и нужно выбирать между США или Китаем как единственными стратегическими партнерами и противниками.
Как отменно ясно это сформулировал в своем программном выступлении на съезде СПС 14 декабря 2001 года А.Б. Чубайс: «Я рискну сказать, что в последние годы для нормального гражданина России вопрос о том, кого мы больше поддерживаем - Соединенные Штаты или Китай, был довольно абстрактным. Существовали гораздо более насущные вопросы. Но мы обязаны думать о том, что будет самым важным, вызывающим острейшую полемику, если не противостояние, внутри российского общества через полтора-два года»[7].
Очень опасной с этой точки зрения является и талантливо написанная статья Александра Шаравина «Третья угроза. Военное строительство России ведется без учета опасности, исходящей с Востока», опубликованной в «Независимой газете» 28 сентября 2001.
Опасным и прямо провокационным, по крайне мере крайне двусмысленным,  являются заявления депутата А. Арбатова «Угрозой для России может стать Китай»[8].
Вся эта «аналитика» (а количеству подобных статей сегодня уже нет числа – см., к примеру, сайт www.eraa.ru/ ) является примером целенаправленных действий по заталкиванию России в конфронтацию и  враждебные отношения с Китаем. Соответственно, данные агитационные материалы и персональные «каналы» их «вбрасывания» в российское общественное сознание являются прямыми элементами информационно-психологической или, точнее, консциентальной (т.е. направленной на поражение сознания) войны против России.
В указаниях А. Чубайса и рассуждениях А. Шаравина и А. Арбатова перед нами важнейшее свидетельство той ловушки и того тупика, куда Россию будут в ближайшие годы загонять, прекрасный образчик ложной дихотомии: либо с Китаем, либо с США.
России ни в коем случае нельзя в одностороннем порядке становиться в блок с Китаем против США или в блок с США против Китая. Политика России должна быть многовекторной, а действия – самостоятельными и направленными на собственное и мировое развитие с приоритетом решительного развития в Приамурье.
России нужно выстраивать прочный и опережающим образом, сверхинтенсивно развивающийся Дальний Восток, делать русскую «Калифорнию».
Вообще Восток и, особенно, Восточная Азия рассматриваются  сегодня как быстро развивающееся и чрезвычайно перспективное «пространство»[9]. Приоритетность так называемого Азиатско-Тихоокеанского региона стала даже своего рода расхожей банальностью. Другое дело, что на практических действиях России это почти никак не отразилось и Дальний Восток продолжает быть одновременно и падчерицей и пасынком Москвы.
Да, Восточная Азия и, прежде всего Китай, в очередной раз, в то время, как мы продолжаем опускаться на дно, поднимаются. Но из этого очевидного факта России ни в коем случае не следует проявлять себя в реакциях глупых и несостоятельных чиновников и обслуживающих их «аналитиков», самих ни на что не способных и поэтому не представляющих рядом с собой умных и сильных партнеров и потому всяческими правдами и неправдами думающих лишь о том, как бы ослабить сильного соседа, как бы посплетничать по его поводу, и, самое выгодное, как бы пристроиться к могущественным (по крайней мере, пока) США.
Наоборот, в этом подъеме Китая, подлинная Россия должна видеть для себя уникальную возможность в выстраивании собственной геометрии геополитических отношений, перспективной для себя и для мира.
Затем, «поднимающийся Восток» нельзя сегодня рассматривать  как единое целое. С позиции России и организации мироразвития следует, считаю, выделять два принципиально разных субъекта миропорядка. Есть Восток «старый» и «новый».
Для меня существует огромный, абсолютно недооцененный сегодня, смысл в интенсивных контактах России с Востоком «новым», представленным, в первую очередь, Малайзией и Индонезией. При этом важно не забывать, что этот «новый  Восток» насквозь пронизан Востоком «старым»: так, в Малайзии, до 40 % от численности населения составляют китайцы (хуацяо) и до 15 % индусы.
С другой стороны, я не согласен с модной в последние годы идеей особой геополитической близости России, Китая и Индии.
Такая идея вырастает из смеси советской великодержавности, якобы определявшей ситуацию в половине мира, и постсоветской провинциальности, забившейся внутрь своих «мировых несчастий» и по слабости старающейся себя уверить, что у нас точно есть «естественные» союзники и друзья, которые помогут, которых, с другой стороны, можно использовать и разыграть в противовес «плохому НАТО»…
Отсюда идеи некоего «особого союза» России с Китаем или стратегического геополитического треугольника Россия – Китай – Индия являются не самоценными внешнеполитическими идеями и конструкциями, а инструментом демонстрации (проще, показухи) США и Западу якобы потенциальных для него угроз. Тут очень опасно не переиграть и не заиграться, и, главное, самим не поверить в придуманную по случаю фантазию.
А вот разозлить Китай мы уже успели, особенно даже не допущением присутствия войск США и НАТО в Средней Азии после 11 сентября 2001 года, а отсутствием адекватной реакции на это[10].
При этом, повторюсь, я считаю абсолютно неправильным рассматривать Китай как потенциально враждебное и тем более «органически» враждебное России государство. Правильная политика России на Дальнем Востоке и в Сибири никогда не спровоцирует страны Восточной и Юго-Восточной Азии на какие-либо экспансионистские замыслы. Более того, многие аналитики (например, полковники Генерального штаба  - дореволюционного,  Е.А. Едрихин (Вандам) и советского, Андрей Девятов[11], а также и наш национальный гений Д.И. Менделеев[12]) однозначно указывают на естественный южный – а не северный - вектор китайского давления и экспансии.
Другое дело, если Россия будет и далее продолжать свою бездарную  политику по отношению к своему восточному форпосту, к своей русской «Калифорнии». Но тогда дело заключается вовсе не в Китае,  а в продолжении нашей неспособности осваивать собственную жизнь на собственной территории. Тогда, как ни горько это произносить, справедливы слова Константина Леонтьева ещё конца 19-го века: «И пусть тогда русских завоюют китайцы».
В конце концов, надо  учиться лучше и умнее торговать с Китаем, поскольку именно допущение экономической экспансии Китая представляет определенную угрозу,  что можно прекрасно видеть на примере  Юго-Восточной Азии, особенно Малайзии и Индонезии, где экономическое влияние хуацяо уже сегодня является доминирующим.
Но при этом ни в коем случае нельзя считать и, тем более, пропагандировать идею, что великая многотысячелетняя китайская цивилизация и сами размеры этой цивилизации несут в себе самих угрозу России и миру.
Нет. Ни какой-то дружбы «взасос», ни угрозы. Реальное новое мировое будущее в Китае, занятом исключительно собственным будущим,  сегодня не рождается. Это – факт, а не оценка великой страны, великого соседа. Величие Китая – подлинно великой «срединной империи», отдельного автономного материка - в том и состоит, что он – самодостаточен и никогда не будет чьим-либо союзником, как бы ни призывали наши фантазеры и строители геополитических «естественных» союзов и «треугольников».
Но отсюда получается, возвращаясь к вопросу о новом мировом центре грядущего 21 века, что будущее мира -  в правильной мирополитике России, т.е. в союзе тех мировых держав, которые окажутся в состоянии быть мировыми державами и на деле складывать и поддерживать справедливый для всех народов и стран мира миропорядок.
Но этот союз и правильная мирополитика должны иметь предельно конкретный предмет совместной работы.
Приамурье и должно стать мировым центром как регионом стратегических и капитальных вложений самой России и всех ведущих мировых держав.
Вообще, чтобы мало-мальски серьёзно участвовать в обсуждении и решении проблемы нового мирового центра, необходимо кардинально пересмотреть наши стереотипные представления о геополитике.
Так, по привычке, все геополитики рассуждают о «сердцевинной земле», о знаменитом хартлэнде (heartland) – т.е. о том, что ввёл в оборот один из основателей геополитики Х. Маккиндер. При этом он имел в виду исключительно британскую точку и угол зрения, основанную на представлении о Великобритании как владычице морей, всего мирового океана, и выражающуюся в идее непримиримой борьбы «моря» и «суши», т.е. прежде всего самой России – традиционной и непримиримой сопернице Великобритании на всём протяжении Азии и Кавказа весь 19-й и первую половину 20-го веков[13].
Это «сердце мира» по Маккиндеру можно примерно представить следующим образом[14].

Рис.1. Первая геополитическая модель Макиндера (1904 г.)
Однако, через 25 лет Х. Маккиндер кардинально изменил своё представление о том, где именно находится хартлэнд. «Сердце мира», как он показал в 1943 году, опять же, с позиции Великобритании и США, перемещается в Северо-Атлантический  регион.
«Сердце мира» с точки зрения британского классика геополитики стало  с тех пор находиться здесь – так фактически было положено начало НАТО[15].
На рисунке это можно представить следующим образом:

Рис.2. Вторая геополитическая модель Макиндера (1943 г.)
Но главное – что это не наш угол зрения и вообще смотрение не с российской позиции.
С точки зрения – в буквальном смысле – тысячелетней российской государственности, «сердце мира», центр мира в ближайшие десятилетия будет находиться на тихоокеанском побережье России.
Таким образом, России необходимо перейти из ситуации западноцентричной модели мира и миропорядка – к восточноцентричной модели миропорядка.
Западноцентричная модель организуется примерно таким образом:

Приамурье как центр мира примерно можно изобразить следующим образом:

Рис.3. Центр мира в 21-м веке
… Эти слова я пишу с Запада. С Большой Земли.
И в этих названиях – «Запад», «Большая Земля» - один из самых главных парадоксов России нашего времени.
Богатые и гигантские по территории просторы Сибири и Дальнего Востока и Сибири в нашей северной и восточной стране привыкли называть «Малой Землёй». А относительно небольшую европейскую Россию  - «Большой Землёй».
Да, плотность населения на «Западе» несравнимо большая, чем на Востоке Евразии. Однако, если думать о восстановлении и развитии России, если, наконец, просто  внимательно всмотреться в карту, то каждому очевидно: так называемый «Запад» – это всего лишь небольшой придаток Дальнего Востока.
Если в 18-м веке Пётр I основал Петербург и  «прорубил» России «окно» в Европу, а Екатерина II отвоевала Крым и основала Новороссию, открыв прямой путь в тёплые моря, если Николай I и великие Невельской и Муравьёв заново утвердили Россию на тихоокеанском берегу в середине 19-го века, если Александр III и Николай II в конце 19-го века впервые связали Транссибом всю великую Россию, а великие СССР и Сталин в 20-м веке окончательно превратили нашу восточную окраину в цивилизованный регион, то теперь, в начале 21 века мы и весь мир стоит перед задачей создать на Дальнем Востоке новую цивилизацию, в котором будут хотеть жить все граждане России и мира, на получение права поселиться в которой по всему миру будут очереди стоять.
Будет ли мировой центр 21 века на нашем или чужом Дальнем Востоке  - зависит только от нас.

 

[1] См., например, работу Б.А. Виноградова «Сделаем Амурскую область процветающей».
[2] См. мою статью «Неудавшаяся страна?..» в интернет-журнале «Русский Переплёт» - www.pereplet.ru/krupnov/18.html#18  .
[3] О необходимости новой Северной Цивилизации и нового отношения к Тихому океану как колыбели новой цивилизации см. главу «Столица России должна стоять на Тихом океане», а также мои статьи «Северная цивилизация» - www.p-rossii.ru/articles/statshow.php?37=1  -  и «Почему Россия Россия? (Северная цивилизация – 2) - www.kroupnov.ru/5/46_1.shtml .
[4] Речь Дж. Буша 19.02.2002 перед  Japanese Diet, Japan's legislative assembly.
[5] The Role of Russia in Northeast Asia. Russian power in its Far East has been declining, and Moscow is unable at present to play a major role in the politics of Northeast Asia.
Whether this will change depends heavily on  developments in European Russia. Until Russia is able to complete its transition to a market economy and establish the legal institutions to support such a transition, it seems unlikely that the Russian Federation will even be able to support its current posture in the Far East, much less reinvigorate it.
Russia and Japan have both voiced the intention to solve the long-standing problem of the Northern Territories—the four disputed islands and island groups stretching north from Hokkaido. Although the two sides failed to reach an agreement on the issue during Russian President Vladimir Putin’s September 2000 visit to Japan, such an agreement should be encouraged both for economic reasons (to facilitate Japanese investment in the Russian Far East) and to give both parties more diplomatic flexibility vis-a-vis China should that be required in the future.
One area in which Russia has been active is in arms sales to China. Unable to find reliable suppliers in the West, China has turned to Moscow for advanced weapon systems. Chinese purchases of Russian equipment include Su-27 fighters, Kilo-class submarines, SA-10 surface-to-air-missile systems, Sovremenny destroyers, SS-N-22 “Sunburn” missiles, and, reportedly, airborne warning and control system (AWACS) aircraft. This relationship has proved beneficial to both sides, with China acquiring advanced military hardware and the Russian arms industry remaining afloat by virtue of Beijing’s purchases.
However, the relationship poses problems for the United  States in that Russian weapons at least modestly  trengthen China’s military power, which could in turn be used to create mischief in Asia to the detriment of American interests. At the same time, Russian arms sales to China are probably motivated more by economic concerns than by a “strategic partnership” designed to bolster the two countries’ leverage vis-a-vis the United States. Some Russian military leaders have in fact expressed concern that these weapons could one day be used against Russia. Hence, U.S. policy toward Russia should pivot on encouraging Russia not to sell certain types of weapons to China.1 Russia’s further economic development and integration with Western economies could be used as a leverage on this issue». -   U.S. Strategy for a Changing Asia,  p. 49 -50
[6] Достаточно подробно и интересно представлено понимание с позиции США «большой китайской стратегии в прошлом, настоящем и будущем»[6]  в монографии Interpreting China's Grand Strategy: Past, Present, and Future. Michael D. Swaine, Ashley J. Tellis. -
2000 RAND,  -http://www.rand.org/publications/MR/MR1121/. См. также The United States and Asia: Toward a New U.S. Strategy and Force Posture. Zalmay Khalilzad, David Orletsky, Jonathan Pollack, Kevin Pollpeter, Angel Rabasa, David Shlapak, Abram Shulsky, Ashley Tellis. - 2001 RAND
[7] Текст выступления Анатолий Чубайса на Съезде СПС 14 декабря 2001 года и резолюции Съезда  "России нужно определить свое место в мировом сообществе". Публикуется по "Нашей газете" от 11.01.2002, C.4, 5 - http://www.chubais.ru/current/020211_1.htm
[8] А.Арбатов: «Угрозой для России может стать Китай»: «Пока выход США из договора по противоракетной обороне (ПРО) от 1972 года не представляет опасности для России, однако никто не может гарантировать, что такая угроза не возникнет через 10 лет.
Такое мнение высказал сегодня заместитель председателя комитета Государственной думы по обороне Алексей Арбатов. По его словам, все будет зависеть от состояния российско-американских отношений, от того, какого типа системы ПРО удастся развернуть США, и какими вооруженными силами будет располагать в это время Россия.
Алексей Арбатов полагает, что американцы вышли из договора по ПРО, поскольку потеряли интерес к переговорам на эту тему. Хотя с их стороны было бы предпочтительней пойти навстречу России и не выходить из договора с тем, чтобы Москва чувствовала себя "спокойно". По мнению депутата, решение американцев заставит Китай наращивать свои стратегические вооружения. Это связано с тем, что создание Соединенными Штатами национальной системы ПРО не позволит реализовать планы китайского руководства по созданию потенциала минимального ядерного сдерживания в отношении США.
Парламентарий подчеркнул, что увеличение Китаем своих стратегических вооружений станет негативным фактором для России, поскольку ей придется граничить с державой, обладающей мощными ядерными силами. По его словам, если сейчас КНР обладает 20 единицами стратегических ядерных вооружений, то через 10 лет их количество может достигнуть 500-1000 единиц, что, с учетом сокращения российских стратегических вооружений, создаст для России серьезную проблему. Кроме того, наращивание Китаем своего ядерного потенциала вызовет цепную реакцию: по его пути пойдут Индия, а затем и Пакистан. По мнению Алексея Арбатова, Россия не должна идти на сотрудничество с Китаем в области стратегических ядерных вооружений, поскольку этим самым она сама себе через несколько лет создаст угрозу.
Вообще же, после выхода США из договора по ПРО Россия должна пересмотреть свою программу развития стратегических вооружений. Алексей Арбатов считает, что такой пересмотр не обязательно должен быть направлен в сторону увеличения числа боевых зарядов, однако необходимо сосредоточить все силы на тех направлениях, где Россия имеет некоторое преимущество (прежде всего, это ракеты наземного базирования, расположенные как в шахтах, так и на грунтово-мобильных комплексах), восстановить ракетные войска стратегического назначения, а также модернизировать военно-космические силы. От всего остального, по-видимому, придется отказаться. По словам депутата, необходимо открыто заявить о том, что Россия намерена отказаться от выполнения некоторых положений договоров СНВ-1 и СНВ-2, которые после выхода США из договора по ПРО утратили силу. В то же время, указал Алексей Арбатов, Россия не должна отказываться от сотрудничества с США в других областях, в том числе, и при проведении антитеррористической операции» ( top.rbc.ru/index2.shtml  ).
[9] См., например, следующие работы: Wallerstein Immanuel "The Rise of East Asia, or The World-System in the Twenty-First Century", 1997. (Iwaller@binghamton.edu), Halloran R. The  Rising East. – Foreign Policy. Spring 1996. ,
[10] RUSSIAN PRESIDENT PUTIN MADE A "STUPID MISTAKE" IN OPENING THE DOORS TO U.S. MILITARY PRESENCE IN CENTRAL ASIA, said a well-informed Chinese observer. As a result, "the region is headed into a period of great instability." - EIR - ICLC BRIEFING INTERNATIONAL VERSION, Feb. 22, 2002 
[11] Вандам А.Е. (Едрихин А.Е.) «Наше положение» - в книге Вандама А.Е. (в самой книге опечатка и на обложке даны инициалы «Е.А.») «Геополитика и геостратегия»,  - Жуковский – Москва, 2002. Девятов А. Россия и Китай в 21 веке. – М.: Алгоритм, 2002.
[12] «По моему посильному мнению, китайцы современные в существе своём смирный, земледельчески трудолюбивый, торговый, промышленный и во всех отношениях весьма способный народ, только лишённый организационной способности и мало склонный к воинским приключениям. Мне кажется затем, что сами они при всём избытке народонаселения если куда и пойдут, то не к нам в холодные страны, а уж скорей в такие теплые места, как Индия, Зондские острова, Австралия и т.п.» (Менделеев Д.И. Глава Пятая «По поводу японской войны» - в  Менделеев Д.И. Заветные мысли. – М., Мысль, 1995, стр. 206 – 207).
[13] Достаточно подробно и просто идеи Х. Маккиндера излагаются в  работе Моро-Дефарж Ф. Введение в геополитику. – М.: Конкорд, 1996. Лучшими работами по геополитике в России последних 10-ти лет являются работы В.Л. Цымбурского.
[14] Мы используем здесь наглядные отличные рисунки из работы «геополитика» Г.А. Зюганова (Зюганов Г.А. География победы: Основы российской геополитики. – М., 1997 ). Рисунки непосредственно взяты из текстов замечательной политологической электронной библиотеки М.Н. Грачёва  - http://grachev62.narod.ru/Lib_Catalog.html
[15] См. мои статьи «Вселенская монархия – завещание Тютчева»  (http://www.pereplet.ru/krupnov/15.html#15) и «Незаконный Запад» (http://www.pereplet.ru/krupnov/11.html#11 ).
  
Крупнов Юрий Васильевич



СОДЕРЖАНИЕ