<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

En.: Milton-Therapy См. периоды* Эриксона.
MIME ET HYPNOSE. ПАНТОМИМА И ГИПНОЗ
En.: Pantomime and hypnosis
Примечательно, что в гипнотическое состояние можно погрузить и с помощью пантомимы (Erickson, 1980,1). Действительно, пантомима никогда не содержит элементов принуждения, и мимикой вряд ли можно передать что-либо, кроме моделей поведения в конфузион-ном* или, самое большее, игровом контекстах.
109
После вызывающего замешательство рукопожатия Эриксон следующим образом действовал с теми людьми, языка которых он не знал: «...Я осторожно поглаживаю тыльную сто-, рону своей руки и улыбаюсь, словно мне нравится это ощущение. Затем я щиплю себя за руку, выкручивая кожу, явно причиняя себе боль и изображая на лице крайнее удивление и изумление, сменяющееся довольной улыбкой, как если бы я ничего не чувствовал. Я беру ее руку и делаю то же самое. Она с удивлением поворачивается к моему переводчику. [...] Видя, как я энергично щипал и выкручивал кожу на ее руке, наблюдатели приблизились, чтобы проделать то же самое, и пациентка сама опробовала свою руку. Она спросила у присутствующих, что же случилось с ее рукой, не умерла ли она, тоном, который переводчик определил как встревоженный...» (Erickson, 1980,1).
Эриксон также доказал, что гипноз можно вызывать у глухонемых, пользуясь языком жестов (там же, стр. 337).
MOBILISATION. МОБИЛИЗАЦИЯ
En.: Mobilization
Новый гипноз* нацелен на то, чтобы мобилизовать пациента, а не указывать ему, что нужно делать. На это же направлена и эриксоновокая гипнотерапия.
Гипноз позволяет разблокировать «застывшие» ситуации (см. сценарий*). Гипнотический транс* как бы дает возможность высвободить ассоциации, которые до этого невозможно было мобилизовать (примеры Ноэми, Ундины).
Оператор может не знать причину нарушений и тем не менее иметь возможность помочь пациенту, поскольку пациент мобилизуется для совершения полезной для него работы* (см. внушение открытое* и активизирующее*) на бессознательном уровне. Такая терапия мобилизацией обескураживает многих врачей, поскольку привычная медицинская схема приучила нас к последовательности: диагностика - лечение.
motivation, мотивация
En.: Motivation
Один из факторов успешности гипноза - мотивация пациента, поэтому первостепенное значение имеют предварительные разъяснения*.
Но мотивацию не следует смешивать со «стремлением к результату», которое блокирует процесс отстраненности* или заставляет пациента подыгрывать терапевту. Сильная мотивация при хронических болях* дает хорошие результаты даже у пожилых пациентов, у которых бывают слабо выражены внешние признаки гипноза.
MOUVEMENTS. ДВИЖЕНИЯ
En.: Movements
Во время гипноза большинство пациентов остаются почти неподвижными; другие совершают как бы зачаточные движения, которые могут быть связаны с переживаемыми в это вре-
110
мя образами (например, при воспоминании о партии в теннис). Некоторые движения требуют интерпретации: возбуждение, выход из определенного состояния и т. п. Особонно подвижны бывают дети*. Эриксон и Росси, впрочем, утверждают, что ребенок, смотрящий фильм, совершает движения, но если он смотрит тот же фильм в состоянии гипноза, то остается неподвижным. Транс - это возможность диссоциации* между идеаторной и двигательной сферами (Erickson & coll., 1976).
MUSIC-HALL. ЭСТРАДА
En.: Music-hall
Гипноз как представление - это карикатура на традиционный* гипноз; гипнотизер как бы отдает приказания вдруг поглупевшему пациенту, который их исполняет (см. автомат*).
Отбор лиц, пригодных для того, чтобы служить мишенью, является определяющим фактором эстрадного гипноза. Лица внушаемые* или невнушаемые, но с установкой* на подчинение, как бы получают возможность усыпить в себе всякую способность к критике и делегировать другому свою личную инициативу.
Всегда заметно, что начальные внушения* касаются только простых, банальных идеомо-торных* актов. Но поскольку идея оформлена как приказание, ее идеодинамическая реализация выглядит как покорность. Такие импликации*, повторяясь, становятся успешнее и убедительнее и усиливают эффективность внушения*, приводя к передаче еласти гипнотизеру (см. соскальзывание при внушениях*.)
Поскольку очевидно, что на подобных спектаклях гипнотизируемые не обязательно являются «подставными лицами», эти феномены чрезвычайно интересуют психологов, несмотря на то, что речь здесь идет скорее о внушении, чем о гипнозе. Диссоциация* психических функций* и подключение бессознательных видов поведения превращают такие представления в особую разновидность гипнотического опыта*.
MYTHES. МИФЫ
En.: Myths
Мифы являются попытками объяснить трудные для понимания феномены pvi-Strauss, 1958). Миф, как правило, обращается к историям или феноменам, которые постичь проще. Нам необходимы образы*, для того чтобы мыслить.
Появление* гипноза в мире науки потребовало обращения к образам, метафорам* и мифам, с которыми прочно связаны имена великих предшественников. Некоторые мифы являются помехами, вводя в обиход небезобидные понятия; например миф об одержимости или о подчинении хозяину. «Мифы - активные элементы гипноза» (Godin, 1991a).
Образы же, напротив, хорошо вписываются в техническую мифологию нашей эпохи; их преимущество состоит в том, что они не делают акцент на власти терапевта: «Ваш мозг работает как компьютер. Вы можете научиться брать в скобки* некоторые аспекты вашего «Я», в частности, вы отключаетесь о того, что вас окружает в настоящий момент. Теперь ваша энергия полностью используется для внутренней работы*... Ваш мозг может начать поиск воспоминаний, о которых вы не подозреваете... Он способен включать программы* поиска решений, не передавая этого на экран вашего сознания, и т. д.»
N
NON-VERBAL. НЕВЕРБАЛЬНОЕ
En.: Non-verbal
В практике гипноза нельзя забывать о невербальных средствах. Невербальное сообщение обычно передается жестами: приближение или отстранение, гримасничание, поднесение руки ко рту, перекрещивание рук и т. д. - это послания, которые мы должны расшифровывать. Тон* голоса также несет сообщения помимо слов. Когда нет соответствия между вербальным сообщением (дигитальным) и сообщением невербальным (аналоговым), мы говорим, что первое диктуется сознанием, а второе отражает содержание бессознательного.
Невербальные послания могут быть сознательными. Эриксон мог вздыхать, подчеркнуто расслабляться, иногда закрывать глаза на несколько мгновений (Enckson & coll., 1976). Наконец, такие формы поведения, как каталепсия*, могут быть квалифицированы как невербальные ответы на невербальные просьбы.
В гипнотической практике невербальные бессознательные проявления касаются, по-видимому, обоих партнеров; поэтому видеозапись* незаменима.
NON-VOLITION (IMPRESSION DE). НЕПРОИЗВОЛЬНОСТЬ (ВПЕЧАТЛЕНИЕ НЕПРОИЗВОЛЬНОСТИ)
En.: Non-volition (impression de, of)
Опыт превращения содержания коммуникации* в непроизвольное* поведение является одним из признаков гипноза.
В экспериментальном гипнозе многие пациенты действительно описывают свое поведение в гипнозе как непроизвольное, хотя в разных исследованиях в зависимости от использованных гипнотических процедур цифры значительно колеблются. Согласно данным Спаноса (1989), только 45% пациентов заявили, что их поведение определенно не было произвольным (см. двойственность*). Некоторые считают, что впечатление непроизвольности поведения является ситуационно обусловленным и пропорционально понятливости пациента и его желанию сообразовываться с просьбами оператора (Lynn, 1989).
Мы считаем, что только феномены, переживаемые как непроизвольные, заслуживают названия гипнотических.
112
NOUVELLE HYPNOSE. НОВЫЙ ГИПНОЗ
En.: New hypnosis
Выражение «новый гипноз» впервые появилось в книге Даниэля Араоза (1982) Впоследствии он именно так озаглавил работу (1985), посвященную определенной области практики. Новый гипноз является прямым продолжением работ, известных под названием новая нан-сийская школа (Бодуэн*, Куэ). Он соответствует тому, что Вайтценхоффер называет нетрадиционным гипнотизмом. Новый гипноз во многом создан Милтоном Эриксоном, но в равной степени связан с именами Теодора Барбера, Сарбэна, Вайтценхоффера и др.
Наши исследования и практика, описанные здесь, соответствуют этому направлению. На протяжении многих лет мы узаконивали во Франции эту терминологию, в частности, в сообщении на международном семинаре в университете Пантера: «Традиционный гипноз и новый гипноз: разрыв или преемственность?» (Godm, 1990). Слова «новый гипноз» фигурируют также в заглавии французского журнала «Феникс».
В то же время новый гипноз является прямым преемником наблюдений и исследований в сфере гипноза, проводившихся во всем мире со времен Месмера* Однако его нередко рассматривают как частный случай гипноза, при этом исследователи порой наивно делают излишний акцент на внушении* (см. гипотезы*).
8-2917
о
OBSERVATEURE CACHE. СКРЫТЫЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ
En.: Hidden observer
Речь идет о феномене, описанном Хилгардом и Хилгардом (1975) и пролившем новый свет на гипнотические опыты*. Во время сеанса «гипнотической глухоты» кому-то пришла в голову идея задать пациенту следующий вопрос: «Несмотря на то, что вы глухи вследствие гипноза, возможно существует какая-то часть вас, которая слышит мой голос и принимает информацию. Если это так, то я хотел бы, чтобы ваш указательный палец подал мне знак». (Этот способ общения, рекомендованный Эриксоном, уже стал обычным в клинической практике.) Ко всеобщему изумлению, палец приподнялся! Пациент тут же вмешался: он был очень взволнован, так как почувствовал движение своего пальца и не мог понять причины этого. Таким образом, его состояние уже не могло быть квалифицировано как полная глухота.
Хилгард продолжил подобные эксперименты и заметил, что пациенты в гипнозе могут заявлять о своей нечувствительности к болевым раздражителям, тогда как автоматическое письмо*, которое тот же самый пациент выполнял одной из диссоциированных* рук, свидетельствовало о восприятии определенного уровня боли*, соответствующего восприятию вне гипноза. Для удобства обозначения Хилгард говорил о такой информации как о доступной скрытому наблюдателю, понимая, что это всего лишь метафора*, которая ни в коем случае не означает существования некой второй личности со своей собственной жизнью, некоего гомункулуса1 , живущего в глубинах личности.
OBSERVATION. НАБЛЮДЕНИЕ
En.: Observation
Чтобы заниматься новым гипнозом, очень важно научиться кропотливому наблюдению за пациентом - хотя бы для того, чтобы располагать адекватной обратной связью* и вовремя давать обратный ход* в случае неудачи.
Следует принимать во внимание определенный набор показателей* и минимальных признаков*: приободряется* ли пациент? Пытается ли он справиться с определенными синестезиями*? Не является ли то, что мы наблюдаем, отражением усилившихся грез? Идет ли речь об ответе или о невербальном сосбщении, которое нам нужно расшифровать? Совершается ли психологическая работа на бессознательном уровне, оез ведома пациента и не она ли определяет его мимику? (Erickson & Rossi, 1979). Это информация первостепенной важности.
Очевидно, что внимательнее всего следует наблюдать за малейшими признаками дискомфорта у пациента, чтобы соответственно реагировать (Erickson & coll., 1976). В этом смысле показателен пример с Ундиной.
1 Маленькое подобие нас самих.
114
OPERATEUR. ОПЕРАТОР
En.: Operator
В ситуации гипноза принято следующее обозначение ролей: оператор и пациент.
Термин «оператор» предпочтительнее, чем «гипнотизер», который наводит на мысль о старой практике или о выступлениях на сцене. Говорят также о гипнотерапевте, иногда о гипнологе. Было бы желательно, чтобы два последних названия в будущем стали привилегией терапевтов, получивших серьезную подготовку в рамках своей дисциплины (терапия, стоматология, акушерство, психиатрия, психология...). В самом деле эмоции - это динамит, с которым нельзя играть.
Роль оператора так определяется в новом гипнозе*: «Во время гипноза именно пациент сохраняет контроль*, в то время как терапевт яеляется поставщиком стимулов и нужных референтных рамок*, помогающих пациенту испытать и выразить новые возможности» (Erickson & Rossi, 1979).
PALO ALTO. ПАЛО АЛЬТО
Под именем «группа из Пало Альто» известны два сообщества ученых, которые часто смешивают. В 1953 г. группа исследователей под руководством Бейтсона предпринимает исследование по коммуникации; в это же время начинается их сотрудничество с Эриксоном, уже прославившимся как мастер трансов* и парадоксов*. В 1966 г. эта работа была продолжена Центром быстрой терапии под руководством Фиша, который привлек большинство участников группы из Пало Альто к изучению процессов изменения в рамках Института психических исследований. Наиболее известными из участников были Джексон, Фиш, Вацлавик, Уиклеод и Хельмик Бевин.
В своей работе (Wafelawick & coll., 1974/1975) авторы уточняют: «Очень важным, без сомнения, было то, что все мы имели подготовку в области гипнотизма и применяли ее на практике - это не только придавало нам определенную уверенность при прямых воздействиях, но и позволило соприкоснуться с захватывающими новаторскими техниками Милтона Эрик-сона, которому мы многим обязаны».
Этим исследователям мы обязаны нашими воззрениями на процессы изменения*, эффекты изменения референтных рамок* и на понятие круговой причинности. В настоящее время их исследования касаются не только гипноза как такового, но и всей совокупности процессов коммуникации, лежащих в основе терапевтического изменения (см. Аполлон де Беллак*).
PARADIGME. ПАРАДИГМА
En.: Paradigm
Значение слова «парадигма», интересующее нас в данном случае, касается границ, определяющих наше мышление: принципы, которые лежат в основе наших идей и узаконивают их, являются парадигмами. Парадигма - это последнее «почему».
Но в какой мере мы являемся хозяевами подобной энграммы? Случается, что воспринятые нами в раннем детстве послания становятся неустранимыми величинами; решения, принятые нами, когда мы были меленькими, развиваются в бессознательные сценарии*, а внушения*, воспринятые в особом эмоциональном контексте, действуют подобно постгипнотическому* внушению (см. негативный* самогипноз.)
Гипнотерапевт не может пренебрегать этими понятиями, так как терапия гипнозом - это возможность личностного упорядочивания, и все неосознаваемое должно быть объектом его исследования (см. референтные рамки*).
116
PARADOXE. ПАРАДОКС
En.: Paradox
1. Парадокс - это средство, используемое для развития заблокированной психологической ситуации.
Милтон Эриксон рассказывал, что в'возрасте восьми лет он жил на ферме своих родителей. Однажды теленок уперся перед входом в стойло, отказываясь войти туда, причем его сопротивление* было прямо пропорционально усилиям, которые прилагались, чтобы заставить его войти. Юному Милтону пришла в голову гениальная догадка: спокойно подойти к теленку сзади и потянуть его за хвост. Побуждаемый с обеих сторон, теленок ворвался в стойло, втянув ребенка за собой. В последующем паредокс получил «право на существование» и в профессиональной сфере.
Эриксон использует его, чтобы вызывать гипноз у резистентных пациентов: «Постарайтесь не входить в гипноз... пока то или иное ...»(Enckson, 1983/1986). См. также пример Нозми.
В то время, как изменение* первого порядка всегда кажется основанным на здравом смысле, на рецептах типа «побольше того же самого», изменение второго порядка кажется странным, неожиданным, противоречащим здравому смыслу; в процессе изменения присутствует парадоксальный элемент (Watzlawick & coll., 1974/1975). Вот почему использование парадокса - главный элемент эриксоновской терапии, чему можно найти множество примеров у Хейли (1973/1984). «Парадокс, как и замешательство*, способствует депотенциализа-ции* сознательных установок*» (Erickson & Rossi, 1981). Паредокс присутствует в игре, в юморе* и творчестве*, которые являются составляющими частями нашей терапии (Watzlawick & coll., 1967-1972).
2. Парадоксальные вкрапления составляют загадку гипноза. Сообщение*, адресованное пациенту, в действительности выглядит так: «Постарайтесь действовать непроизвольно*...». Другими словами: «Будьте спонтанны!» Чтобы разрешить этот парадокс, по словам Бейтсона (1975), нужно сменить уровень. Когда пациент не способен ответить на ситуацию, он может перейти на более высокий уровень абстракции, прибегнуть к благоразумию, к юмору, наконец, к психозу... (Erickson & coll., 1976). Здесь же пациент адаптируется, входя в гипнотический транс* (Haley, 1984).
PARENTHESES. «СКОБКИ»
En.: Parentheses
1. Гипноз позволяет изолировать отдельные психологические функции*, «их как бы удается взять в скобки». Другими словами, можно добиться временного «зависания» определенной психической активности в пользу другого ее вида. Пациенту нужно научиться как бы жонглировать таким избирательным частичным функционированием*.
2. Во время пересказа терапевтической истории* или сказки* с целью введения в гипноз часто приходится «открывать скобки», рассказывая историю в истории, и таким образом множество историй могут встраиваться в следующих друг за другом скобках. Этот способ хорош для фиксации* и насыщения* внимания, он также способствует структурированной* амнезии (Lankton & Lankton, T983).
117
PASSIVITE. ПАССИВНОСТЬ
En.: Passivity
Многие смешивают гипноз с состоянием пассивности. Согласно Вайтценхофферу, «пациент всегда находится в пассивном состоянии духа, тогда как оператор* - всегда в активном душевном состоянии, с начала до конца действия» (1988, II).
Отождествление гипноза с пассивным состоянием восходит к первоначальным представ'' лениям, когда гипноз считали родственным сну*. В самом деле, если пациенту внушают сон, как в традиционном* гипнозе, его установка* будет пассивной, так что приведенное выше утверждение не лишено смысла.
Новый гипноз*, напротив, стремится к развитию состояния активного сотрудничества*. Вот почему (кроме некоторых оправданных исключений) в новом гипнозе не используется терминология, подразумевающая идею пассивности.
И наоборот, состояние вызванного сомнамбулизма* (в той мере, в какой оно существует и насколько я могу судить о нем) определенно является пассивным.
PATHOLOGIE. ПАТОЛОГИЯ
En.: Pathology «
Милтон Эриксон был одним из первых, кто поставил под сомнение нозологический1 принцип. Ярлыки действительно способны закреплять страдания, ничего не разъясняя. Эриксоновский подход «не патологичен»: «Его интересует только здоровье»; «В этой области не существует истины, только полезные для дела условности» (Lankton, 1991).
Читая публикации Эриксона, можно найти несколько простых идей, которые, не претендуя на то, чтобы охватить всю область психиатрии, тем не менее выявляют его осторожное отношение к понятию патологии. Вот некоторые из них:
• Эриксон больше интересуется пациентом, чем «наукой о пациентах». В частности, он считает, что «симптом может разрешиться с помощью работы* на психодинамическом уровне, необъяснимо для пациента [и для терапевта!]» (Erickson & Rossi, 1979). Он также не придает большого значения этиологии2, поскольку «искать причину симптома означает стремиться действовать в линейной системе» (Lankton, 1991).
• Эриксона интересует развитие личности в экологических рамках более широкой системы. С этой точки зрения нарушения появляются, «когда система* (индивидуум, семья, общество и т. д.) не способна больше к самостоятельному изменению* и оказывается вовлеченной в бесконечную игру» (Watzlawick, 1974/1975).
• Нарушения возникают тогда, когда пациент сталкивается с непреодолимыми трудностями, то есть если он не научился необходимым трансакциям для перехода от одного жизненного этапа* к другому (Haley, 1973/1984).
• В основе нарушений также лежит неадекватное программирование. Пациенты - это, как правило, люди, страдающие избытком запрограммированности* и потерявшие вслед-
10снованный на классификации болезней. 2 Изучению причин.
118
ствие этого контакт со своим «Я» (Erickson & coll., 1976). Терапия должна восстановить равновесие.
Пациенты становятся пациентами именно потому, что более не находятся в раппорте со своим бессознательным (Erickson & coll., 1976), или потому, что пытаются делать то, с чем их бессознательное* справляется лучше них (Erickson & coll., 1976). В этом смысле транс* терапевтичен.
Подводя итог, можно сказать, что симптомы обычно связаны с потерей индивидуальности пациента, и поэтому лечение должно способствовать раскрытию личности (Erickson & Rossi, 1976).
PAUSES. ПАУЗЫ
En.: Pauses
Паузы в речи терапевта небезразличны для пациента. Начать фразу и не закончить ее сразу - прекрасное средство открытого* внушения или передачи скрытого смысла.
В первом случае фраза повисает в воздухе, и пациент (бессознательное* пациента, говоря словами Эриксона) начнет искать все ее возможные значения. Обратимся к лримеру с Жаком: «Это воспоминание позволит вам воспользоваться... благоприятными ассоциациями...» (окончание фразы не идет в счет). Глагол «воспользоваться» без дополнения включает поток ассоциаций* в рамках активизированного таким способом механизма поиска*. Все, что возникнет в связи со словом «воспользоваться», будет делом пациента и только его одного (Erickson & coll., 1976).
Но пауза может также изменять равновесие предложения* и служить средством напоминания о втором смысле или средством включения одного послания в другое (см. контекстуальное* внушение). В одном из примеров Эриксон говорит: «Когда вы грезите ночью...» - и делает паузу, чтобы дать время на развитие импликаций* (сексуальных) со словом «ночь». (Erickson & Rossi, 1979). Часто Эриксон останавливался после какого-нибудь слова на три-четыре минуты, чтобы дать пациенту время для внутренней работы (Rosen, 1982/1986).
О незавершенных фразах см. также Erickson & Rossi, 1979.
PAVLOV. ПАВЛОВ
Иван Петрович Павлов (1849-1936) интересовался гипнозом, который он рассматривал как промежуточное состояние между сном и бодрствованием. В этом состоянии на фоне ограниченного как топографически, так и по степени интенсивности кортикального торможения, существуют «точки бдительности», позволяющие существовать раппорту* между гипнотизером и гипнотизируемым. Сон и гипноз, таким образом, различались только количественно (Hoareau et Peigne, 1982). Эта теория основана на понятиях кортикального возбуждения и торможения.
Речь человека становится таким же материальным стимулом, как стимулы физические (см. обусловливание) (Chertok, 1963).
119
PERCEPTION (NIVEAU DE). ВОСПРИЯТИЕ (УРОВЕНЬ ВОСПРИЯТИЯ)
En.: Perception (level of)
1. Традиционный гипноз* сосредоточивает внимание на лености оператора: «Слушайте,! мой голос, только мой голос...». Эриксон научил нас поступать наоборот: «Вам не обязательно,) слушать меня, так как некоторая часть вас самих слушает меня и может отбирать из моих слов • то, что принесет вам пользу...». Уровень восприятия, таким образом, различен; мы полагаем, что при обращении к пациенту, который перестает нас слушать, феномен сознательного кри-, тического блокирования изменяется, и воспринятое предложение* оказывает иной эффект.' Бессознательные эффекты при этом максимальны. Вот почему нам нередко приходится специально утомлять* пациента, чтобы он перестал нас слушать.
2. В гипнозе пациент не всегда ориентируется в своих ощущениях и не всегда способен однозначно сказать, является ли движение, которое он только что совершил, произвольным* или нет. В предельных случаях сознание и двигательная активность диссоциированы* настолько, что после явной левитации* руки пациент скажет, что ее не было, или наоборот, будет утверждать, что чувствовал левитацию, которой на самом деле не существовало.
periode post-hupnotique. постгипнотический период
En.: Post-hypnotic period
Мгновения, следующие за пробуждением*, могут быть продолжением гипнотического состояния*, и в этот момент мы должны быть особенно бдительными.
Эриксон советует как можно яснее разграничивать состояние гипноза и постгипнотичес-кий период и как следует разделять эти два момента в сознании пациента. Для этого он предлагает при пробуждении отвлекать* внимание пациента, что способствует забыванию и разграничивает эти два момента.
Нередко в постгипнотический период пациент некоторое время пребывает в неуверенности, не зная точно, в каком он состоянии. При этом очень легко, если нужно, реиндуциро-вать гипноз простым вопросом: «Считаете ли вы, что сейчас полностью проснулись?», тоном* голоса предполагая (импликация*) сомнение. Реиндукция* при этом гарантирована.
PERIODES D'ERICKSON DANS SA PRATIQUE DE L'HYPNOSE. ПЕРИОДЫ ГИПНОТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКИ ЭРИКСОНА
En.: Periods in Erickson's pratice of hypnosis
В терапевтической практике Эриксона, связанной с использованием гипноза, можно схематически выделить три различных периода.
120
1. В первый период Эриксон пользовался понятиями, унаследованными от XIX века, достигнув при этом неоспоримой виртуозности. В это время им были изобретены стратегии*, сделавшие эту технику более эффективной и приспособленной к конкретному пациенту. Поэтому данный период можно обозначить как стратегический. Эриксон полагал, что гипноз и, в частности, постгипнотическое* внушение могут позволить пациентам приобретать опыт нового поведения и даже приступать к реорганизации своей психики. Хорошие примеры подобной практики содержатся в книге Джея Хейли (1973/1984). Этот увлекательный труд дает представление о творческой способности* Эриксона.
2. Постепенно Эриксон начал интересоваться терапевтическим действием гипнотических трансов*, что совпало с подлинной революцией в его концепции гипноза. Мы говорим об эриксоновской гипнотерапии, чтобы обозначить новый подход, который Эриксон особенно развил к концу своей жизни (Enckson & Rossi, 1976, 1979,1981).
Параллельно Эриксон старался найти средства, «способствующие» гипнозу. Эти приемы больше не были простыми внушениями*. Они представляют собой вербальные техники, приводящие в действие бессознательные психические механизмы*, позволяющие пациенту легче достигать гипнотического состояния и инициирующие желаемые изменения*.
3. Наконец, существует еще одна практика, к которой Эриксон наиболее охотно обращался ближе к концу своей жизни. Она не так явно, но вполне определенно связана с гипнозом. Эриксон использует все предыдущие открытия, но не стремится специально вызывать состояние гипнотического транса. Эта динамика может реализоваться в простой беседе; она основывается на тончайшем знании психологии и нюансов речи. Об этом оригинальном терапевтическом подходе невозможно в точности сказать, является ли он гипнотическим. Не зная, как определить его, я во время одной конференции упомянул о нем как о Милтон-терапии. С тех пор я не нашел лучшего определения. (Пример этого подхода («Заторможенность Анны») можно найти у Хейли, 1985,1,123,149; тот же пример, с комментариями приведен у Годэна, 1992а.)
Сейчас врачи любых психотерапевтических ориентации говорят, что если они и не используют эриксоновскую гипнотерапию как таковую, то все равно не работают «как раньне». В таких случаях я думаю о Милтон-терапии.
PHENOMENES SPECIFIQUES DE LHYPNOSE. СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ГИПНОТИЧЕСКИЕ ФЕНОМЕНЫ
En.: Specific phenomena of hypnosis
Гипноз способствует развитию любопытных повторяющихся феноменов, называемых специфическими гипнотическими феноменами. В действительности ни один из этих феноменов не является специфичным для гипноза, поскольку каждый из них может как бы случайно возникать в негипнотических ситуациях. Например, в определенных ситуациях человек может не чувствоваться боль* (Dousse, 1991).
Возрастная регрессия*, каталепсия*, искажение времени*, искажения восприятия*, внушенное постгипнотическое поведение, автоматическое письмо*, позитивные и негативные галлюцинации*, изменение памяти* (ретроактивная галлюцинация) являются частью этих феноменов.
121
Развиться они могут не у каждого. Возможна избирательная предрасположенность к неко- ,> торым из них, а реализация трех последних является делом исключительным. Но гипноз позво-. ляет развивать их. Кроме того, они являются разновидностями гипнотического функцио ния* и представляют собой полезный для пациента навык*, помимо всякого иного практическо- *' го использования. Поэтому сеанс гипноза призван кратко исследовать* каждое из этих состояний.
Согласно Эриксону и Росси, специфические феномены являются элементами диссоции* > рованных* видов поведения, нормальных на определенном этапе развития (Erickson & Rossi, f 1979), и становятся понятными, если считать, что гипноз базируется на активизации нервных ? связей, относящихся к детству или к младенчеству (Erickson & Rossi, 1979). , ™
Гипнотические феномены вызываются благодаря особой природе возникающей связи* и в той мере, в какой они согласуются с потребностями пациента (Erickson & Rossi, 1979).
PHRASES DE ROUTINE. ШАБЛОННЫЕ ФРАЗЫ
En.: Routine phrases
Новый гипноз* не пользуется заранее заготовленными словесными формулами. Тем не менее практика доказала полезность некоторых фраз, и они повторяются при многих индукциях*. Такие фразы призваны направлять установки* пациента подобно указателям*. Например: «Если я говорю что-то, что вам не подходит, вы можете не слышать этого...». Некоторые из рутинных фраз способствуют внутреннему поиску: «Очень хорошо, продолжайте...», «Интересно, не правда ли?» (Erickson & Rossi, 1979).
Таких шаблонных фраз довольно много, ими не следует пренебрегать. Они не заучиваются наизусть, но с приобретением терапевтического опыта легко приходят на память. Эрик-сон справедливо полагал, что стандартный набор «гипнотических» слов имеет ограниченное применение, потому что свой словарь следует приспосабливать к пациенту (Erickson & Rossi, 1981).
PHYSIOLOUIE DE L'ETAT HYPNOTIQUE. ФИЗИОЛОГИЯ ГИПНОТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ
En.: Physiology of the hypnotic state
1. Физиологические критерии гипноза
Ученые до сих пор не смогли прийти к согласию относительно физиологических критериев состояния транса*1. Физиологические критерии, использовавшиеся до настоящего времени, свидетельствуют о состоянии релаксации* (Godin, 1957). Электроэнцефалографические исследования недостаточно убедительны. Больше обнадеживают исследования дифференцированной деятельности мозговых полушарий* (Watzlawick, 1978/1980). Возможно изучение вызванных потенциалов (Comas, 1.991). Зато предметом более углубленного изучения следовало бы сделать наблюдения клиницистов: действительно, врачи, пользующиеся гипнозом для обезболивания*, свидетельствуют, что кровотечение при этом бывает менее обильным и заживление происходит быстрее (Quelet,
' Очень серьезные исследования проводятся в настоящее время во Франции в рамках C.N.R.S.
122
1991, стр. 16). Эсдайль* отмечал, что в послеоперационный период было меньше инфекционных осложнений, если использовался гипноз-, и это без специального внушения (Esdaile, 1850). Мы также знаем, что меняются процессы обусловливания* (Rojnov, 1965). 2. Возможные физиологические изменения при гипнозе Возможность появления физиологических изменений «по команде», по-видимому, значительно увеличивается при гипнотическом функционировании. В нашу задачу не входит развивать здесь эту тему, которой в исследованиях по гипнозу уделяется достаточное внимание (Edmonston, 1979; Chertok, 1979). В качестве документального свидетельства достаточно упомянуть фликтену', полученную в результате внушения (Chertok, 1979). Терапевтическая параллель этого - лечение ожогов и кровотечений (Swirsky-Sacchetti et Margolis, 1986).
Резюмируя сказанное, можно сделать вывод, что гипноз позволяет развивать воздействие психики на тело. Этим объясняется возрождение интереса врачей к данной практике.
plan dune seance dhypnose, souci de cheminement logique. план гипнотического сеанса, стремление к логическому развитию
En.: Plan of an hypnotic session
Новый гипноз должен приспосабливаться к пациенту, следовательно, он не может быть запрограммированным. Тем не менее его гибкость не бессистемна и минимум направленности все же необходим.
В качестве упражнения я предлагаю ученикам провести хотя бы один четко спланированный сеанс. Он включает в себя следующие фазы.
Предварительная часть. В этот момент забота оператора состоит в подготовке* сеанса. Ему следует:
• добиться доверия
• прояснить ожидания*;
• приспособиться к мотивации* пациента, чтобы он приобрел необходимую установку* на реализацию опыта*.
Араоз (1982) резюмирует все это аббревиатурой Т.Е.А.М. (напоминающей о работе в команде), что означает: Trust (Доверие), Expectations (Ожидания), Attitudes (Установки), Motivation (Мотивация).
Постановка. К этому времени сеанс подготовлен:
• принятием некоторых мер предосторожности*;
• предусмотренным в случае необходимости якорем* (структурированная амнезия*);
• постановкой сигналинга*. Собственно индукция. Она состоит:
• из указаний оператора: «Сядьте, пожалуйста, вот так...», «Вам не обязательно...» и т. д.;
• из выбора вида индукции*: сопровождение пациента в приятном воспоминании* довольно несложно (Жак), иногда достаточно имплицированных* указаний или последовательного принятия* (Алкмена), возможны парадоксальные* индукции (Ундина) и т. д
'Волдырь.
123
Индукция заканчивается ратификациями*. Рабочая фаза. В этой фазе:
• исследуются ответы пациента в различных гипнотических областях и возможность i терапевтического использования;
• приводятся в действие бессознательные процессы: поиск воспоминаний и ощущений, > бывших до болезни (пример Жака), обыгрывание рождающихся в душе пациента обра» { зов (травматический невроз*), осуществление открытых или мобилизующих внушений) (метафоры*) и т. д.,
• проводятся, по мере необходимости, терапевтические* внушения и постгипнотические* внушения, которые, по нашему мнению, являются внушениями открытыми*. Окончание*. В этот момент
• дается указание «выйти из состояния» со всеми его особенностями;
• внушается ощущение благополучия и восстановления того, что было изменено;
• даются указания о возможной реиндукции* и указания по самогипнозу*. Продолжение. Оно включает в себя:
• повторение якоря*, если желательна структурированная амнезия*;
• отвлечение*, чтобы лучше вьщелить «гипнотический» момент;
• интервью по поводу сеанса (вежливое, но короткое, чтобы пациент сознательно не вмешивался в начавшиеся процессы).
Разумеется, в повседневной практике все эти моменты перемешиваются, порядок может меняться в интересах используемой тактики, в частности, фаза индукции уже может включать в себя терапевтические элементы.
Демонстрацию тщательно спланированного гипнотического сеанса можно найти в примере Мадам В. (Malarewicz et Godin, 1986). Речь идет о демонстрации, проведенной мною в ревматологической клинике перед врачебной аудиторией, во время которой я намеревался наглядно, пункт за пунктом подтвердить все фасты, сообщенные мной на конференции. Вкратце следует заметить, что этот сеанс, проведенный скорее с назидательной целью, имел самый благоприятный эффект: пациентка смогла снова приступить к работе, оставленной два года назад, причем получаемая ею терапия осталась прежней, и в течение года после сеанса она не обращалась к врачам.
PLASTICITE DE LHYPNOSE. ПЛАСТИЧНОСТЬ ГИПНОЗА
En.: Plasticity of hypnosis
Конечно, было бы нелепо спрашивать, какой гипноз является настоящим, потому что гипноз может быть разным. Современные представления позволяют нам внимательнее всмотреться в то, что в прошлом было описано под термином «гипноз».
• Феномены, полученные Месмером*, вполне могут быть связаны с ожиданиями* пациентов и с немым* внушением.
• Сомнамбулические* феномены ставят перед нами нерешенную задачу. Существует ли подлинное состояние* в неврологическом смысле этого слова, как бы вырастающее из общих гипнотических проявлений, или мы имеем дело с феноменом истерического порядка, то есть с бессознательным поведением со сложной мотивацией?
124
• Многие феномены классического гипноза объяснимы в рамках гипноза культуры*.
• Наконец, на законах внушения* и психологической эксплуатации идеомоторного* феномена основана большая часть традиционного и эстрадного* гипноза.
Мы думаем, что вправе выбирать (сознательно или бессознательно) ту модель гипноза, которая больше нам подходит, в зависимости от наших знаний, целей и стремлений. Новый гипноз представляется нам особенно удачным, поскольку не вызывает ни недомолвок со стороны терапевта, ни сопротивления* со стороны пациента. Именно это мы имели в виду, когда говорили о «философии гипноза» (Godin, 1989b).
POSITION DES PARTENAIRES.
ВЗАИМНОЕ РАСПОЛОЖЕНИЕ ПАРТНЕРОВ
En.: Placement of the partners
На заре развития гипноза оператор часто стискивал колени пациента своими коленями. Я лично имею обыкновение устанавливать кресла приблизительно в семидесяти пяти сантиметрах одно от другого, развернутыми на три четверти, при этом партнеры располагаются так, чтобы было удобно вести видеозапись*. Такое расположение позволяет краем глаза наблюдать за пациентом, не беспокоя его. Желательно, чтобы кресло было удобным. Мне представляется важным, чтобы пациент сохранял сидячее положение, подразумевающее активную позицию*, а не положение лежа, которое скорее подходит для релаксации*. Руки пациента располагаются на подлокотниках или на бедрах. Эриксон рекомендовал, чтобы руки пациента не соприкасались, но никак не объяснял этот совет (Enckson & coll., 1976).
Во время сеанса голова пациента может резко наклониться, что впоследствии вызовет боли. Желательно предупредить это простой фразой: «Ваша голова может держаться сама», или: «Ваше бессознательное* способно удерживать вашу голову». После этого я всегда наблюдал, как пациент немедленно принимал нормальное положение и потом говорил, что был удивлен автоматизмом* своего движения.
position haute, позиция превосходства
En.: One-up position
Расхожее представление о гипнозе всегда предполагает превосходство оператора и подчиненность пациента.
Новый гипноз* предполагает участие взрослых партнеров, равноправных и выполняющих общую работу, один из которых сопровождает другого. В виде исключения может случиться, что оператор умышленно займет главенствующую позицию (случай Ноэми). Очень редко бывает, чтобы врач, практикующий новый гипноз, включался в игру пациента, стремящегося к подчиненности или пассивности*. Иногда именно оператор систематически занимает подчиненное положение и просит пациента помочь ему.
Распределение ролей может меняться с течением времени и становиться объектом немых «соглашений» между участниками сеанса; но оператор сохраняет бдительность и осознает эти перемены. Это не безразлично для успеха гипнотического опыта, особенно для его последствий (см. артефакт*).
125
POSITIVITE. ПОЗИТИВНОСТЬ
En.:Positiveness
1. В новой гипнотерапии существует предположение, что природа ориентирована пози-.j тивно, следовательно, наше бессознательное* призвано защищать нас. Работа терапевта 0г«| раничивается тем, что он способствует процессам*, благотворная природа которых не подле-1 жит сомнению.
2. Для получения доступа к нашим скрытым ресурсам* мы используем позитивные i смыслу слова, должным образом ориентирующие цепочки* психологических ассоциаций. Слова, ] негативные или имеющие болезненный резонанс не используются, по крайней мере, в нача-Н ле сеанса. Тем не менее иногда в психотерапевтических целях, имея в виду изменение рефе-' рентных рамок* или отреагирование*, негативные переживания с предосторожностями вызываются повторно и негативные слова могут использоваться как стимулы.
precautions, предосторожности
Fr., En.: Precautions
Гипноз не является опасным подходом. Тем не менее определенные меры предосторожности необходимо соблюдать.
Необходим минимальный анамнез*. Помимо прочего, он помогает выявлению психологических травм (см. отреагирование*).
Я советую разъяснять пациенту, что он в любой момент волен делать то, что считает нужным, в частности, самостоятельно выйти из гипноза, если пожелает. Такой ориентир* очень важен для того, чтобы избежать тревоги, которая может возникнуть в ходе сеанса. Несложно соблюдать и другую предосторожность: пациенту следует сказать, что если мы сами пожелаем остановить опыт, то слегка похлопаем его по плечу. В данном случае речь идет о невербальном сигнале пробуждения*, к которому мы можем прибегнуть в случае надобности.
Предосторожности устные, используемые входе работы, являются частью шаблонных фраз*. Многие из них бесценны, поскольку позволяют создать благоприятные условия для работы.
Определенных предосторожностей требует и прямое* внушение. Относительная «принудительность» гипноза, конечно, не достаточна для того, чтобы заставить пациента выполнить неприемлемое для него приказание, но она может вызывать напряжение и стать причиной осложнений*. Прямое терапевтическое* внушение, вделанное из лучших побуждений, рискует оказать давление на не готового к этому пациента.
Постгипнотическое* внушение следует применять с осторожностью, поскольку предполагается, что оно запечатлевает в душе пациента тип поведения, который пациент не реализовал бы спонтанно. Его нужно использовать только открыто.
Сразу после выхода пациента из гипнотического состояния следует восстанавливать то, что было изменено: мышечный тонус, ощущения, искажение времени*, возврат в настоящее время и т. д. Точно так же и укрепляющие внушения - внушение благополучия, доверия (Hartland, 1971) - являются полезными ориентирами, которыми не следует пренебрегать.
В виде дополнительной меры предосторожности при работе с пожилыми или больными людьми я советую терапевтам положить руку на запястье пациента, одновременно контролируя мышечный тонус и пульс.
126
Наконец, в отличие от Эриксона, я утверждаю, что нежелательно гипнотизировать* своих детей или родственников, поскольку старые неурегулированные отношения могут оказаться плохо контролируемым материалом (см. трансфер*).
PREDICTIONS REALISANTE. САМОИСПОЛНЯЮЩЕЕСЯ ПРЕДСКАЗАНИЕ
En.: Self-fulfilling prophecy
1. Из общей психологии известно, что предсказание (или ожидание*) склонно реализо-вываться только потому, что в него верят.
Гипноз станет тем, что о нем думает пациент, и это имеет крайне важные и зачастую непредсказуемые последствия теоретического и практического плана. В частности, если пациенты действительно верят, что попадут в зависимость от оператора, то вполне возможно, что в определенной мере так и будет (см. принуждение* в гипнозе).
Этодрамат.мщюгипнгоздеанипри
Демистифицированный гипноз, к счастью, лишен этого вредоносного свойства.
2. С другой стороны, объяснения*, даваемые пациенту по поводу возможностей его бессознательного*, также являются исполняющимися предсказаниями, из которых мы можем извлечь только пользу. В этом не следует видеть только простое внушение*. (См. также Watzlawick & coll., 1967/1972.)
PREPARATION. ПОДГОТОВКА
En.: Preparation
Гипноз, как и все психологические феномены, не существует изолированно. Он связан с тем, что ему предшествует, и его восприятие будет различным - в зависимости от существующей психической предрасположенности* и контекста. Следовательно, индукция* должна быть подготовлена.
Развитие ожидаемого гипнотического феномена также зависит от подготовки. Прежде чем добиваться даже частичной амнезии*, Эриксон учил нас беседовать с пациентом о легкости, с которой забывают. Таким же образом упоминание (в виде трюизма*) о том, что рука может стать легче, или об изумлении* подготавливает почву для каталепсии* руки (см. пример Жака).
Последовательности принятия* и отрицания* также готовят почву для формирования соответствующей установки*.
В действительности любая беседа с пациентом является подготовкой к терапевтическому подходу и помогает сделать последующий опыт* правдоподобным для пациента (см. переходы*). Акцент на ожиданиях* является частью этой подготовки.
PRISE DE CONSCIENCE. ОЗАРЕНИЕ
En.: Insight
Повторяем, что пациент никогда не теряет сознания во время гипнотического сеанса*. Содержания сознания следуют одно за другим, иногда нанизываясь друг на друга, подобно
127
фантазиям; но в конце сеанса пациент утверждает, что все время знал, что находится: одновременно отсутствуя.
Результатом бессознательной работы может стать озарение (инсайт). И наоборот, i ент может обнаруживать спонтанное желаемое изменение поведения, не осознавая этого.
И наконец, одни пациенты свое улучшение и положительные сдвиги считают : терапевта (см. эмотивный* пациент), тогда как другие не усматривают здесь никакой i или им требуется для этого от одного до нескольких месяцев (пример Нозми).
PROCESSUS INCONSCIENTS. БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ
En.: Unconscious processes
Информация обрабатывается психикой посредством бессознательных процессов. Интег-, рирование* новых данных и процесс вспоминания подчиняются определенным законам; лич- j ностный синтез осуществляется постоянно, этот процесс не доступен для волевого* вмешательства. Новый гипноз* действует на уровне бессознательных процессов, иногда ускоряя их : течение, а иногда избирательно активизируя некоторые из них (см.: ассоциативные* цепи), например, приводя в действие механизмы решения проблем.
Примером спонтанного действия целенаправленного бессознательного механизма является решение математической задачи, которое утром приходит как бы само собой, тогда как 1 накануне вечером человек безуспешно пытался его найти.
Бессознательные процессы не являются особыми* процессами.
PROCESSUS SPECIAUX. ОСОБЫЕ ПРОЦЕССЫ
En. Special processes
Традиционный взгляд на гипноз предполагает, что гипнотические феномены возникают как следствие неких механистических сил или душевных процессов, выходящих за рамки обычной психологии. Эти концепции называются теориями особых процессов (Spanos & Chaves, 1989).
Под таким углом зрения гипнотические феномены всегда воспринимаются как нечто такое, что «случается с пациентом». Гипнотические процедуры приводят к особым когнитивным изменениям (гипнотическое состояние*), которые, в свою очередь, значительно увеличивают вероятность появления автоматических ответов на внушение*.
Другое современное направление старается опровергнуть эти концепции. (См. Сарбен*, Барбер*. когнитивно-поведенческие* исследования.) «В действительности гипнотический эффект связан здесь не с особыми нейрофизиологическими механизмами и не с произвольной имитацией, а с бессознательной душевной деятельностью, направляемой сознательным стремлением достичь поставленной цели» (Widkxher, 1992).
Эти теории по-разному объясняют необычность наблюдаемых феноменов. Например: «...Постгипнотическая амнезия вызывается избирательной временной невнимательностью, затрудняющей нормальный процесс вспоминания. (...) Правильнее было бы говорить не о невнимании, а о негативном, не осознаваемом внимании, позволяющем избегать автоматической процедуры идентификации» (Widlocher, 1992).
128
Дискуссия, в которой участвовали Эриксон, Барбер, Сарбен и Вайтценхоффер в мае 1960 г. (Erickson, 1980, II), выявила взвешенную позицию Эриксона. Отвечая Сарбену, который упрекал его в определении гипноза как «внутриличностного» поведения, Эриксон намеренно упрощает свой подход к понятию «состояние сознаниях это просто данность, изменяемая в зависимости от обстоятельств. В ответ на упреки Барбера в том, что Эриксон признает существование несколько таинственного и магического состояния транса, позволяющего совершаться необычным вещам, Эриксон ответил, что в настоящее время мы не имеем адекватных концепций* и вынуждены создавать наиболее удобный язык*.
Наша работа направлена именно на уточнение нашего языка и места гипноза в концептуальных рамках современной психологии.
PROFONDEUR DE LHYPNOSE. ГЛУБИНА ГИПНОЗА
En.: Depth of hypnosis
На первый взгляд гипнотическое состояние* представляется как бы имеющим определенную глубину, сравнимую с более или менее выраженной поглощенностью каким-нибудь занятием (см. континуум*).
Существуют классические индикаторы* транса*, которые, как полагают, свидетельствуют о глубине состояния. Самоотчет пациента, самостоятельно оценивающего глубину собственного состояния, тоже иногда рассматривается как достоверный. Эта оценка может даваться и непроизвольно, посредством сигналинга*.
Наконец, мимика пациента при пробуждении и время, необходимое ему для реориента-ции*, также являются возможными элементами уточнения глубины.
Традиционный* гипноз предполагал необходимость глубокого гипноза, поскольку эффективность была пропорциональна глубине состояния. В новом гипнозе* пациенту дается возможность функционировать на таком уровне поглощенности*, который ему подходит. Во всяком случае до сих пор не было замечено соответствия между предположительной глубиной состояния транса и связанными с ним результатами. Я лично считаю, что для сознательно-бессознательной интеграции благоприятны скорее некоторые пограничные состояния, нежели так называемые глубокие состояния.
Что касается появления специфических гипнотических феноменов, то они, парадоксальным образом, не связаны с предполагаемой глубиной. Например, каталепсия* у некоторых пациентов развивается только в поверхностном состоянии, у других - только в глубоком, наконец, у третьих - только в моменты перехода от поверхностного к глубокому состоянию (Enckson, 1980,1). Иногда пациенты, у которых амнезия* развивается в легком гипнотическом состоянии, не способны достичь ее в более глубоком трансе (Erickson, 1980,1, стр. 59).
В действительности эта глубина не является одномерным феноменом. Вслед за Шором Пето предлагает создавать многомерные шкалы (1991). Эриксон утверждает, что транс может быть одновременно поверхностным и глубоким! Это не имело бы смысла, если бы речь шла о физическом феномене. «Очень важно убедиться в том, что ваш пациент может находиться в одно и то же время в очень легком и в очень глубоком трансе; в очень легком трансе в связи с одной частью реальности и в трансе глубоком - в связи с другой ее частью» (Erickson, 1983/1986). ч
Для теоретиков, отрицающих понятие особых* процессов, понятие глубины состояния не более чем артефакт*, свидетельствующий только о «понимании гипноза как явления, появив-
9-2917
129
шегося в конкретных исторических условиях и в определенном культурном контексте» (Radtke,| 1989).
Хилгард (1965), напротив, сохраняет эти понятия и различает понятия восприимчивости* (поведенческие ответы) и глубины (субъективные ответы).
PROGRAMMER. ПРОГРАММИРОВАТЬ
En.: To programm
Традиционный* гипноз претендует на программирование пациентов (на лучшую жизнь, на избавление от симптома и т. д.). Реализация постгипнотического* внушения свидетельствует в пользу возможности такого программирования. Мы более не стремимся к подобному программированию, за некоторыми исключениями (например, пациент, программирующий анестезию* на определенное время), зная о сопутствующих ему случайностях и риске (см. предосторожности*).
Вместо программирования современный гипноз предлагает пациенту помощь в обретении свободы от предшествующих, но все еще действующих программ (см. сценарии*). Такое «распрограммирование» открывает путь для творческой* способности и позволяет формиро- • вать новые модели поведения.
Эриксон и Росси отмечают, что «программа» - забавное слово для обозначения нашего призыва к пациенту использовать свои собственные возможности (ErickSon & Rossi, 1981). В эриксоновской психотерапии программирование пациента исключается; зато благодаря гипнотерапии мы можем быть у истоков открытий, которые сделает пациент «при условии, что то, что предлагается, приемлемо для его собственных референтных рамок» (Erickson & Rossi, 1981).
PROGRAMMATION NEURO-LINGUISTIQUE. НЕЙРОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ
En.: Neuro-Linguistic Programming
«Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) имеет своим объектом моделирование человеческой исключительности. Под этим я подразумеваю определение и кодирование характерных поведенческих структур известных личностей для совершенствования индивидуального поведения. Цель состоит в том, чтобы позволить заинтересованным лицам освоить эти навыки и интегрировать их в свой личный профессиональный репертуар простым и действенным способом. В избранной области личность получает возможность систематически достигать тех же успехов, что и смоделированный нами талантливейший специалист» (Джон Гриндер, основатель НЛП, 1984).
Изобретатели НЛП попытались выявить «то, что делают в действительности» Милтон Эриксон, Вирджиния Сатир и Фредерик Перлз. кроме того, у них возникла интересная идея использовать работы лингвиста Шомски для анализа того, что говорят терапевты. Они обращаются к сложным трансформациям, бессознательно осуществляющимся на речевом уровне и позволяющим переходить от глубокой структуры фразы (ее полного, идеального значения) к поверхностной структуре, существующей в реальности (усеченному и деформированному выражению). Например, анализ слов Эриксона (Bandler и Grinder, 1975) выявляет очень не-
130
полные поверхностные структуры, позволяющие пациенту самому восполнять недостающее (см. неопределенные* слова).
Несмотря на то, что многочисленные специалисты НЛП объявляют себя наследниками Милтона Эриксона, новый гипноз и НЛП не следует смешивать. Каждая из этих дисциплин имеет свой объект, свои методы, свои показания, свою квалификацию и свою клиентуру.
PROGRAMMES DE RECHERCHE. ПРОГРАММЫ ПОИСКА
En.: Research programs ,
Опыт показывает, что в гипнозе пациент способон подобно компьютеру запускать программы поиска решений проблем, и мы всегда говорим нашим пациентам, что их бессознательное* может превосходно находить решения там, где их сознание и воля* бессильны (см. бессознательный поиск*).
Это утверждение соответствует действительности, поскольку рациональный или рассудочный подход способен сосредоточиваться только на одной проблеме одновременно, тогда как аналоговое и целостное функционирование, свойственное бессознательному, почти одновременно может рассматривать бесчисленное количество возможностей. Фокусировка* и диссоциированное* функционирование психики, являющиеся видами гипнотического функционирования, делают возможным запуск таких программ поиска.
ROJETER DANS L'AVENIR. ПРОЕЦИРОВАТЬ В БУДУЩЕЕ
En.: To project in future
В новом гипнозе* пациентов почти всегда просят не только находить воспоминания*, но и проецировать свои грезы* в будущее; им нередко предлагают увидеть себя такими, какими они хотели бы быть через три или шесть месяцев. Эта практика, к примеру, успешно используется при работе со страдающими ожирением (см.: бессознательное*).
Такое предвосхищение грядущих достижений является очень мощным психотерапевтическим инструментом. Пациент как бы определяет направляющую линию и предоставляет своему бессознательному работу по ее осуществлению.
PROPOSITION. ПРЕДЛОЖЕНИЕ
En.: Proposal
Термин «предложение» намного удачнее термина «внушение*», поскольку вся современная литература по гипнозу наводит на мысль о том, что гипнотическое внушение* связано с принуждением (см. коммуникация*).
Пациенту должно быть совершенно ясно, что он волен не принимать то, что ему не подходит из сказанного терапевтом. Хорошо, если мы хотя бы между собой пользуемся языком*, отражающим наши представления.
9* 131
PSYCHANALYSE. ПСИХОАНАЛИЗ
En.: Psycho-analysis
Может ли психоанализ помочь пониманию гипноза? Фрейд изучал гипноз вместе с I ко* и Бернгеймом*, пользовался им и в итоге отказался от него. Напомним, что в ту: гипноз сводился к внушению*, ограничения которого нам известны (см.: раппорт*). По Фрейду, многие психоаналитики использовали свои знания и опыт для дешифровки гипн ческих феноменов, делая акцент на особых качествах возникающих отношений (см.: фер*). Этому предмету посвящены многочисленные труды Шертока (1963, 1979, 1984). считаем, что значимость подобных исследований весьма относительна из-за их исключи ного интереса к методам индукции традиционного гипноза (см.: артефакты*).
Гипноз, которому эти исследования тем не менее послужили на пользу, в настоящее 1 время стал целостным психотерапевтическим подходом, и многие психоаналитики принима*'; ют участие в наших размышлениях (см. Palaci, 1987).
PSYCHOTHERAPIE. ПСИХОТЕРАПИЯ
En.: Psychotherapy
В истории психотерапии гипноз играл исключительную роль. Эволюцию этого понятия* можно проследить от простого внушения выздоровления, применявшегося Льебо*, до концепций Фрейда и Павлова (Gamier, 1991) С тех пор, как отмечает Зейг, мы видим, что те, кто занимался гипнозом, создали новые виды психотерапии: гештальт-терапия Фрица Перлза, поведенческая терапия Джозефа Вольпе, трансактный анализ Эрика Берна (Zeig, 1985/1988). Напомним, что вое ученые из Института психических исследований в Пало Альто* также занимались гипнозом и посещали семинары Милтона Эриксона (Watzlawick, 1974/1975).
Отказ Фрейда от гипноза долгое время давал основание считать, что гипноз, который путали с внушением*, не является истинной психотерапией. С тех пор практика показала, что гипноз открывает иные перспективы, нежели внушение.
В чем особенность эриксоновской психотерапии? «Она не основана на анализе отношений между пациентом и терапевтом, как в психоанализе, она не является действием терапевта, как в случае поведенческого подхода. Напротив, мы полагаем, что психотерапия осуществляется самим пациентом, а терапевт только предоставляет возможность и создает соответствующий контекст для этого» (Godin, 1987).
Эриксон, предпочитавший метафоры* абстракциям, часто говорил о реке, как о примере естественного процесса, который нельзя остановить, но можно направить* в нужную сторону... Еще есть стволы деревьев, плывущие по реке и в какой-то момент застревающие. Если хватит сноровки освободить дерево, являющееся «ключевым» в этом заторе, все элементы возобновят свое движение... Эриксон любил также рассказывать о лошади, найденной однажды во владениях его семьи. Кому она принадлежала, никто не знал. Юный Эриксон вывал лошадь на дорогу, и она сама нашла нужный путь (Rosen, 1982/1986).
Эриксону было ясно, что «к психотерапии прибегают не для того, чтобы прояснить не подлежащее изменению прошлое, а потому, что не удовлетворены настоящим и хотят изменить к лучшему свое будущее. В каком направлении и до какого предела нужно меняться? Этого не знают ни пациент, ни терапевт. [...] Я воспринимал большую часть своей терапевти-
132
ческой работы как способ открыть путь потокам изменений, бурливших в пациенте и внутри его семьи» (Enckson, 1974/1975).
Отметим, что представления Эриксона очень современны В противоположность специалистам минувшего века, предпочитавшим понятие энергии (что обнаруживается, например, в психоанализе), теперь главным звеном в науке является информация, и первостепенным становится понятие системы (см. Watzlawick & coll., 1967/1972).
Подход Эриксона интегрируется со многими направлениями исследования. В настоящее время он, парадоксальным образом, находится на пересечении различных психотерапевтических подходов. Подобно психоанализу, он интересуется символами*, но идет в этом направлении дальше, поскольку использует метафорический метод общения с пациентами. Подобно поведенческой психотерапии, он обращается в своей работе к категориям обучения* и разучивания. Подобно гуманистической терапии, он доверяет возможностям развития человеческого потенциала (см.: бессознательное*). Системные* и парадоксальные* подходы, как и краткие виды терапии (Институт психических исследований в Пало Альто) многим обязаны Эриксону, и это охотно признается (Godin, 1987).
Вот сводная схема связей эриксоновского подхода с другими видами психотерапии, представленная мною на конференции в рамках курсов клинического гипноза Марка Броде-на (J. Godin, 1980, неопубликованное).
PUYSEGUR. ПЮИСЕГЮР
Арман, Мари-Жак де Шастне, маркиз де Пюисегюр (1751 - 1825) был последователем Месмера*, но в отличие от последнего никогда не наблюдал у своих пациентов конвульсий. Один из них, напротив, продемонстрировал однажды состояние «податливости», при котором он ни на мгновение не прерывал словесного диалога со своим магнетизером. При пробуждении* пациент ничего не помнил. Пюисегюр повторил этот опыт с другим пациентом и квалифицировал его как «вызванный сомнамбулизм*». Согласно Пюисепору, от десяти до двадцати пациентов давали подобные реакции; в этом случае «действие гипнотизера на пациента сравнимо с действием магнита на магнитную стрелку». Пюисегюр так объяснял наблюдаемые феномены: «Вы усыпили его волевым актом, волевым актом вы его и разбудите».

Q
QUESTIONNAIRE. ОПРОСНИК
En.: Questionnaire
Субъективные феномены особенно трудно идентифицировать с помощью слов, и мы | должны быть чрезвычайно критичны к сообщениям пациента, что подтверждает следующий | опыт:
• в рамках эксперимента Барбер, Далаль и Калверлей (1968) задавали следующий вопрос. репрезентативной группе пациентов: «Испытывали ли вы состояние* гипноза как существенно сходное с состоянием бодрствования?» Они получили 83% утвердительных ответов;
• сформулировав вопрос по-другому («Испытывали ли вы состояние* гипноза, как существенно отличающееся от состояния бодрствования?») и задав его не менее репрезентативной группе, они собрали 72% утвердительных ответов.
Без комментариев!
QUESTIONNEMENT. РАССПРОС
En.: Questioning
Расспрос является превосходным средством косвенного внушения.
1. Расспрос позволяет вводить открытые* внушения:
«Что сейчас произойдет? Как ваше бессознательное поступит с этой проблемой? Произойдет ли это? Или вот это? Или что-то другое?»
2. Расспрос способен активизировать цепочки* психологических ассоциаций: «Удовлетворены ли вы этим ощущением комфорта?» Можно предположить, что спрошенный таким образом пациент оживит свои давние воспоминания*.
3. Расспрос позволяет вводить косвенные* внушения (Enckson & coll., 1976): «Сколько времени потребуется вам, чтобы войти в транс? Как вы узнаете, что вошли в
транс? Что вы хотели бы сейчас испытать в этом трансе, пока он продолжает углубляться?» (Erickson & Rossi, 1979). Или еще: «Как вы узнаете, в какой момент вы входите в транс, Мария?» (Erickson, 1983/1986).
Умело задавая вопросы, вполне возможно произвести полную гипнотическую индукцию*. Б этом случае Эриксон советует использовать соскальзывание* в типе вопросов: вначале вопросы адресуются пациенту, обладающему сознанием и волей; постепенно в них начинают упоминаться виды поведения, не достижимые волевым усилием, так что пациенту, чтобы ответить на них, приходится переходить к гипнотическому типу функционирования.
4. Расспрос может использоваться для терапевтических целей (Cudicio.1988).
R
RAPPORT. РАППОРТ
En.: Rapport
Гипнотический опыт, предполагающий и личную вовлеченность, и отстраненность*, не может существовать без интенсивной психологической связи* между партнерами.
Месмер* говорил о раппорте, пытаясь дать определение природе «магнетической» связи, подчеркивая, что она исключает всех прочих людей. Мы сохраняем это название, сознавая однако, что природа связи может быть очень разной в каждом отдельном случае.
Мы также можем предположить, что данный опыт* будет в той или иной степени обращен к опыту более древнему, или архаическому (и укоренен там). Ференци упоминал об отцовском и материнском типах раппорта (Sabourin, 1985). Фрейд и некоторые его последователи (Gill и Brenman, 1959; Kubie и Margolin, 1944) видели в нем связь, обусловленную механизмами психологической регрессии или имеющую природу либидо. Здесь вполне уместен вопрос, правомерно ли анализировать природу гипнотической связи в терминах трансфера* (см. Erickson & Rossi, 1981).
Новый гипноз* стремится быть просто упражнением*, в котором один взрослый ведет другого через опыт, и это происходит при условии доверительных отношений. В новом гипнозе принято считать, что только поведение самих гипнотизеров лежит в основе «массивных» трансферентных феноменов (Henry Ey, 1963), которые могли быть описаны (см.: артефакты*).
RASSURER. ОБОДРЯТЬ
En.: To reassute
Необычность гипнотических феноменов может тревожить пациентов. Наблюдение* за пациентами позволяет убедиться, что в большинстве случаев они оценивают гипнотический опыт как проходящий в атмосфере доверия. Тем не менее необходимо ободрить их, сказать им, что все происходящее совершенно нормально, сообщив* эту импликацию* тоном* голоса или просто сказав: «Да», «Хорошо» или «Это интересно, не правда ли?» Пациент, как правило, отвечает легкими движениями головы. Можно добавить: «Вы видите, что по-прежнему сохраняете присутствие...» или (почему бы и нет): «Прошу вас оставаться бдительным, чтобы мы могли вместе обсудить этот интересный опыт». Фрагментированный* подход дает возможность пациенту ободриться самому.
135
RATIFIER. РАТИФИЦИРОВАТЬ
En.: To ratify
Ратифицировать означает дать пациенту заметить, что нечто происходит или пр ло (см.: признаки*).
Ратификация не обязательна, но она часто положительно влияет на продолжение опь пациент как бы говорит себе: «Что-то происходит... но все хорошо... я могу двигаться дальше... Вслух пациент, конечно же, этого не произносит (см. Erickson & coll., 1976). Обычно \ ция производится в момент окончания индукции*, если только его можно определить.
Что же в действительности ратифицируется? Все, что появляется, то есть феномены,! возникающие спонтанно. Например: «Вы заметили, что ваше дыхание стало медленнее и * ровнее? Вы знаете, что мышцы вашего лица...» и т. д. Ратифицируются также непроизволь-; ные ответы: «Видите, ваш палец подает знак «да»...» и т. д. (Erickson & Rossi, 1981). Ратифи"' кация может быть непрямой: «Если вы достигли транса, то ваше бессознательное может дать .' знак, приподняв одну из ваших рук...» (Erickson & coll., 1976).
REAMENAGEMENT. УПОРЯДОЧИВАНИЕ
En.: To rearrange
Активизация бессознательной деятельности во время гипноза идет в направлении упорядочивания множества данных, непрерывно воспринимаемых нашей психикой, то есть в направлении интеграции* личности.
«Неадаптированные фрагменты, которые представляют собой приобретенные нами запреты*, захватываются в сети психических ассоциаций*, и наша воля бессильна нас от них освободить. Состояние гипноза благодаря своему свойству «брать в скобки*» высвобождает эти ассоциации, позволяя появляться новым, более интегрированным структурам. [...] Гипноз, то есть освобожденное функционирование бессознательного, дает начало обновлению творческой способности» (Godin, 1987). К этому добавляются слова терапевта, позволяющие исследовать нужные направления и давать ход развивающимся процессам. Другими словами, гипноз - это возможность психического упорядочивания (см.: связи*.)
RE-CADRAGE.
ИЗМЕНЕНИЕ РЕФЕРЕНТНЫХ РАМОК,
ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ
En.: Refraining
Так принято называть вид вмешательства, осуществляемый с помощью или без помощи гипноза, при котором терапевт своими комментариями изменяет точку зрения пациента на переживаемую им ситуацию.
Понятийный и эмоциональный контекст оказывается измененным, будучи перемещен в другие рамки, лучше соответствующие фактам данной ситуации (изменение* второго порядка). Смысл для пациента меняется полностью (Watzlawick и coll., 1974/1975). Эти авторы говорят о сходстве данного феномена с юмором* (Koestler, 1965).
136
Например, ученик колледжа, которому угрожало исключение из учебного заведения, решил отомстить, работая как можно меньше. Его мать, следуя хорошему совету, объяснила сыну, что такая позиция только обрадует руководителя колледжа, «который, конечно, решил оставить тебя на второй год». Ученик решил отомстить, трудясь как можно лучше, чтобы надежды преподавателя не оправдались (Watzlawick и coll., 1974/1975). Ребенок писал «наоборот», и все упреки были бесполезны. Эриксон выучился писать так же, как он, и убедил ребенка, что имеет перед ним преимущество, владея двумя способами письма. И тому захотелось тоже научиться «двум способам письма» (Erickson & coll., 1976). Попросив женщину оказывать сопротивление своему мужу, страдавшему импотенцией, Эриксон «перенес преграду вовне». Ситуация психологически изменилась и в результате получилось так, будто «муж насилует свою жену» (Rosen, 1982/1986).
Говоря в терминах более отвлеченных, изменять рамки означает переносить внимание на принадлежность того же объекта к другому классу явлений. Восприняв однажды объект как относящийся к определенному классу явлений, крайне трудно увидеть его как явление другого порядка (Watzlawick и coll., 1974/1975).
Изменение рамок предполагает, что терапевт овладеет языком* пациента, а не наоборот, потому что это быстрее и экономичнее. Изменение референтных рамок не концентрирует внимание на чем бы то ни было - не приводит к осознанию, но обучает новой игре, делая правила старой недействительными (там же, стр. 126).
Изменение референтных рамок всегда используется при работе с гипнотическими трансами* (там же, стр. 123).
RECAPITULATION.
РЕЗЮМЕ, КРАТКОЕ ПОВТОРЕНИЕ
En.: Recapitulation
Вызвать повторную индукцию* гипноза можно, просто попросив пациента, уже имеющего такой опыт, вспомнить все происходившее как можно детальнее: «Не могли бы вы вспомнить комнату, где вы находились... кресло... голос, который вы слышали... воспоминания, пришедшие к вам, и т. д.»
Индукция с помощью резюме может применяться к людям, резистентным* в настоящий момент, но в прошлом имевшим удовлетворительный гипнотический опыт. Это особенно необходимо пациентам, воспринявшим от их «гипнотизера» постгипнотическое* внушение не быть гипнотизируемым другим лицом.
Мы внушаем находящемуся в гипнозе пациенту использовать резюме, чтобы обучить его самогипнозу*.
receptivite. восприимчивость
En.: Receptivity
1. Гипноз часто определяют как состояние повышенной восприимчивости - в том смысле, в каком Бернгейм* говорил о состоянии обостренной внушаемости*.
До сих пор специалисты, практикующие традиционный или полутрадиционный гипноз, полагают, что «загипнотизированный находится в состоянии восприимчивости и пассивности» (Weitzenhoffer, 1988, II).
137
Наша точка зрения несколько иная. Разумеется, в гипнозе, как и при сенсорной i ции*, пациент может стремится к поиску дополнительной стимуляции. В этом смысле i говорить об относительном повышении восприимчивости.
Но нас интересует, действительно ли пациент, будучи в гипнозе, легче воспринимает i усваивает внушаемые ему идеи или же он только соглашается принять к сведению, затем воспринять или отвергнуть те идеи, которые в обычном состоянии он постарался бы] минимизировать, то есть отказался бы рассматривать. Мы думаем, что этим и ограничив принудительный эффект гипноза и косвенного* внушения, практикуемых по нашему методу.'! Понятие готовности*, на наш взгляд, лучше определяет то, что происходит в гипнозе.
2. Нас интересует и другой аспект восприимчивости. Гипнотический опыт в действитель! ности выявляет, что:
• пациент отвечает* автоматически на произносимые оператором слова; еще более удивительно то, что телесная активность пациента как будто бы управляется его словами. Эта способность, хорошо описанная во многих трудах по гипнозу, существует также и в но-, вом гипнозе. Терапевт использует этот механизм, чтобы вызвать релаксацию* или другой нужный для медицинских целей эффект;
• гициотвтпнсиессхябсЯ интшэ1внсхлъю«резда
оператора*. В одном упражнении*, используемом при обучении, предлагается рассказывать пациснту-добровольцу детскую сказку и при этом постепенно нагнетать напряжение (медведь, чудовище, людоед...). Получаемые при этом эмоциональные реакции достойны удивления.
RECHERCHE D4CONSCIENT. БЕССОЗНАТЕЛЬНЫЙ ПОИСК
En.: Unconscious search
Порой мы не можем найти нужное слово и замечаем, что оно приходит, когда мы перестаем его искать. Таким же образом нам случалось без усилия накодить решение поставленных перед нами задач.
Это тот самый вид бессознательного поиска, который мы развиваем в гипнозе*, так как мы полагаем, что бессознательное функционирование* эффективнее сознательного усилия или по крайней мере дополняет его.
REGRESSION. РЕГРЕССИЯ
En.: Regression См.: раппорт*.
REGRESSION EN AGE. ВОЗРАСТНАЯ РЕГРЕССИЯ
En.: Age-regression
Известная способность переживать в гипнозе прошедшие события (Erickson & coll., 1976) в ответ на просьбу или спонтанно (см.: огреагирование*).
138
Под этим названием объединены различные уровни импликации - от приятного легкого фантазирования до интенсивного переживания «как наяву» определенных моментов прошлого. Любопытно отметить, что пациенты легко переходят с одного уровня на другой. Считается бесспорным, что пережитые таким образом воспоминания в действительности являются реконструкцией, осуществленной нашей теперешней психикой.
Для удобства можно назвать минимальной регрессией простое припоминание момента из прошлого и истинной регрессией - систематический возврат во времени, организованный в точной перспективе.
Чтобы добиться возрастной регрессии, как правило, достаточно попросить об этом пациента, расспросив его затем о достигнутом результате (см. пример Жака). Далее мы обычно сразу переходим от прошлого времени к настоящему (Erickson & Rossi, 1979). Чтобы способствовать развитию феномена, можно также, как это иногда делал Эриксон, попросить пациента представить себя в другой комнате пытающимся вспомнить момент из прошлого (Erickson & coll., 1976). Систематическая возрастная регрессия может потребовать специального подхода с использованием замешательства* и постепенного восхождения во времени (см. пример регрессии у артиста).
Возрастная регрессия в той или иной степени является частью любого гипноза: воспоминание может служить прекрасной индукцией*. Гипнозу способствуют любые обращения к детству*. Наконец, возрастная регрессия - это главный элемент гипнотерапииТДействительно, все эти перемещения назад и вперед во времени способствуют интеграции сознательного и бессознательного; тяжелые моменты, пережитые еще детской психикой и не интегрированные удовлетворительным образом, получают возможность быть усвоенными психикой взрослого.
Терапевтическое применение возрастной регрессии иногда требует особых подходов (см.: травматический* невроз).
REINDUCTION.
ПОВТОРНАЯ ИНДУКЦИЯ, РЕИНДУКЦИЯ
En.: Reinduction
Вызвать гипноз повторно - совсем не то же самое, что вызвать его первый раз; определенные навыки* обычно облегчают последующий опыт*.
Состояния гипноза и самогипноза* могут быть достигнуты при использовании знака*, который уже вызывался у пациента во время сеанса (постгипнотическое* внушение). Иногда это безмолвный знак (см. пример Жака).
Не следует выбирать в качестве сигнала повторной индукции то, что в повседневной жизни может появиться случайно: обратный счет, произнесение ключевого слова, пожатие руки... Если такая последовательность вдруг возникнет случайно, пациент, разумеется, не превратится в робота, но он испытает некоторое замешательство*, что в определенных обстоятельствах может стать помехой. Я рекомендую реиндукцию посредством внушения резюме*, данного во время гипноза; это предполагает сознательное решение пациента. В некоторых случаях (например, повторяющиеся терминальные боли*) можно попросить пациента автоматизировать феномен, обусловив* повторную индукцию гипнотических состояний самим появлением болей.
139
RELATION. ОТНОШЕНИЕ, СВЯЗЬ
Ail
En.: Relation ,f
Всякий гипноз существует в рамках особой связи (см.: раппорт*). Она предполагает дом верительное отношение и особый тип коммуникации* и исключает позицию превосходства*! для любого из партнеров.
В гипнотическом* сеансе забота* оператора состоит в поддержании постоянного o6w информацией с пациентом (см.: знак*). Начиная с обычного диалога, оператор постепенна! способствует установлению подсознательного* типа коммуникации [сигналинг*).
В практической работе Эриксон настаивает на несбходимости обмена между партнера-'J ми, «give and take» (Erickson & coll., 1976). «Своими действиями он [оператор] устанавливает J атмосферу положительной мотивации» (Erickson & coll., 1976) и «готовности продолжать».
Закономерен вопрос, является ли гипноз чем-то иным, кроме как одной из разновидно-: стей связи?
RELATIVISER UNE PROPOSITION. ПРИДАВАТЬ ПРЕДПОЛОЖЕНИЮ ОТНОСИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР
En.: To weigt a suggestion
Всегда лучше формулировать предположение* так, чтобы оно имело относительный характер и не смогло стать неконгруэнтным* или войти в противоречие с фактами. Вместо того чтобы говорить: «Вы испытываете чувство комфорта», лучше сказать: «Ощущение комфорта, которое вы открываете...». Такая манера изъясняться приближается к использованию неопределенных* слов или к предложениям, привязанным ко времени*. Этому необходимо научиться, чтобы практиковать новый гипноз*, поскольку любая неконгруэнтность ведет к восстановлению реакций ориентации во внешней реальности и действует в направлении, противоположном желаемому. Эта методика гораздо важнее, чем кажется на первый взгляд.
RELAXATION. РЕЛАКСАЦИЯ
En.: Relaxation
Понятие релаксации полезно для понимания и практики гипноза, но в данном случае нередко происходит ошибочное смешение двух феноменов.
Я называю релаксацией противоположный состоянию волнения тип нейровегетативной деятельности, для обучения которому существует специальная методика (Godin, 1957). Схематически, с физиологической точки зрения, это состояние соотносимо с активизацией парасимпатической системы (Benson, 1975).
В большинстве гипнотических индукций* наблюдается прохождение через состояние релаксации, которому оператор способствует, чтобы облегчить наступление гипноза В традиционном* гипнозе часто прибегают к перечислению, одного за другим, сегментов тела: «Ваш лоб расслабляется, ваша спина расслабляется, ваши руки... и т. д.» (см.: восприимчивость*). С другой стороны, Вайтцен-хоффер не водит проявлений релаксации в методах индукции с помощью левитации руки* (1988,1).
140
В начале гипнотического сеанса мы используем слова, напоминающие о снятии напряжения или о комфорте (интерконтекстуальное* внушение) и таким образом способствуем релаксации. При продолжении опыта нейровегетативная деятельность пациента начинает зависеть от вызываемых образов. Если пациент вообразит, что бежит стометровку, он обнаружит признаки симпатотонии (отсюда - предосторожности* при работе со слабыми пациентами).
Многие врачи, не осмеливающиеся произнести слово гипноз*, говорят о релаксации или используют другие выражения, напоминающие о релаксации. Некоторые смешивают в одном действии практику релаксации, предложенную, к примеру, Шульцем (Schultz, 1956/1958), и гипноз. Я же, напротив, полагаю, что следует выбирать: новый гипноз - это тонкий метод, тогда как методы релаксации имеют характеристики стандартной процедуры (см. наш пример). Тем не менее эти подходы могут успешно использоваться в ходе одного и того же сеанса. Релаксация может также служить альтернативой гипнозу в тех редких случаях, когда пациенты не достигают необходимой степени отстраненности*, которая подразумевается при гипнотическом функционировании*.
RENCONTRE. ВСТРЕЧА
En.: To meet
Традиционный* гипноз признает определение гипноза, данное Орном: «...Это состояние или условие, при котором воспринятые внушения* вызывают искажения на уровне восприятия и памяти» (Опте, 1977).
В противовес этому Араоз, первый теоретик нового гипноза, отвергает идею того, что воспринятые внушения* способны что-либо вызывать. «Только стремление пациента пережить личный опыт может вызвать изменения» (Araoz, 1982).
Данное противоречие может быть преодолено, поскольку, как мне кажется, эти два процесса не являются взаимоисключающими. Я сказал бы, что оба стремления одинаково необходимы, и только исключительный акцент на одном из них создает проблему. Стремление пациента пережить незнакомый ему опыт* встречается с предложением*, внушенным другим человеком, в рамках опыта, переживаемого ими обоими.
Важно, что предложения вначале воспринимаются без их осмысления. Только в последующем пациент использует свое критическое мышление, принимая или отвергая воспринятые данные. В таком смысле гипноз - это встреча (см.: переходное пространство*).
Нельзя рассматривать человека как изолированное существо. Мы сталкиваемся здесь с парадоксом* гипноза: чтобы воздействовать на себя, нам необходимо вмешательство другого человека
reorientation. реориентация, восстановление ориентировки
En.: Reorientation
В тот момент, когда пациент выходит из гипнотического состояния, он ресриентируется. Иногда образно говорят, что он «собирается», «просыпается» или «выходит из состояния». При этом он демонстрирует определенное типичное поведение: легкие движения рука-
141
ми и корпусом, потирание глаз и - очень часто - широкую улыбку. Если подобное i отсутствует, есть все основания сомневаться в реальности гипнотического опыта*.
REPONDRE. ОТВЕЧАТЬ
En.: To respond
Новый гипноз гарантирует, что гипноз никоим образом не подразумевает подчиненное* i ти пациента. Только вследствие иллюзии ученое сообщество могло склоняться к подобной \ точке зрения (см.: появление* гипноза).
Напротив, «гипноз - это ответ». Развитию этой идеи, предложенной Эриксоном, посвя-, щена вся данная работа.
То же самое касается и терапии: «В гипнотерапии весь вопрос состоит в том, чтобы предоставить пациенту возможность ответить на идею» (Erickson & Rossi, 1981).
Гипнотический ответ имеет особенность как объединять, так и изолировать сознательный и бессознательный виды деятельности. Это одновременно результирующая указаний терапевта и ожиданий* и потребностей пациента. Его источник - необъятный резерв навыков* пациента.
REPRISE. ВОЗВРАТ
En.: Return
Слово «возврат» употреблялось Шульцем для обозначения процедуры, соблюдаемой при выходе из состояния релаксации*.
Пациент должен вначале потянуться, потом сделать глубокий вдох и, наконец, открыть глаза. Шульц настаивал на важности соблюдения такой последовательности (Godin, 1957).
Что касается выхода из гипноза, то в данном случае чаще говорят о процедуре завершения*. Советы Шульца также могут быть полезны; они особенно показаны при самогипнозе*.
RESISTANCE. СОПРОТИВЛЕНИЕ
En.: Resistance
Для нас сопротивление - это все то, что противостоит изменению в целом и вхождению в гипнотический тип функционирования в частности. Сюда относится и сопротивление давлению со стороны другого человека.
Согласно классической схеме Эриксона, мы можем расценивать как вариант бессознательного сопротивления ситуацию, при которой пациент хочет быть загипнотизированным, но не достигает необходимой отстраненности* из-за определенной бессознательной внутренней позиции*; и наоборот, мы можем говорить о сознательном сопротивлении, когда пациент отвергает гипноз по соображениям логического порядка, но может проявить себя как «хороший пациент», как только будет использован адекватный подход (см.: интерконтекстуальное* внушение).
142
Сопротивление является для нас разновидностью установки*. В это понятие* следует также включить амбивалеитность* пациентов, которые в одно и то же время хотят и не хотят (Erickson & Rossi, 1979). Таким образом, наши слова и формулировки* должны учитывать потребность пациента двигаться вперед и его потребность сопротивляться.
Как бы то ни было, именно понятие сопротивления придает гипнотической практике ее клинический интерес. В действительности речь уже не идет о применении каких-то рецептов, важно постоянно знать,! до каких пор и как мы хотим помогать пациенту. Отметим теперь, что работа* с сопротивлением никоим образрм не является просто его устранением в целях успешного проведения гипнотического сеанса; речь всегда идет о применении терапевтического подхода.
Для преодоления сопротивления Эриксон советует нам менять подход до тех пор, пока не будет найден язык*, подходящий пациенту, с согласия пациента как бы подбираются ключи к нему. Но следует знать, что сопротивление, не будучи интеллектуальным процессом, может быть преодолено только с помощью иррациональных* подходов, близких к косвенным* внушениям. Некоторые из них немыслимы без юмора*: парадокс*, разрядка*, смещение* или использование* самого сопротивления.
RESISTANCE AUX SUGGESTIONS. СОПРОТИВЛЕНИЕ ВНУШЕНИЯМ
En.: Resistance to suggestions
Исследователи пытались опытным путем определить способность пациентов сопротивляться внушениям во время гипноза (Levitt & coll., 1990).
Так, например, чтобы усилить мотивацию пациентов, второй экспериментатор предлагал им деньги. Число пациентов, которые не могли сопротивляться, колебалось от 33 до 53%. Мы считаем этот эксперимент недостоверным, так как стремление продолжать играть роль «хорошего гипнотического пациента» может само по себе быть сильнее финансовой мотивации (Lynn, 1990).
Психологи пытались выяснить, можно ли заставить причинить неприятность себе самому или другим. Роуленд (1939) просил засунуть руку в коробку со змеями (обезвреженными, о чем пациент не знал). Некоторые делали это, другие выходили из гипноза. Он просил также плеснуть в экспериментаторов серной кислотой, что некоторые и делали. Эти эксперименты были повторены, в частности, Орном и Эвансом (1965), которые брали в качестве контрольной группы резистентных к гипнозу пациентов; они с удивлением наблюдали то же безответственное поведение в обеих группах. Экспериментаторы сделали вывод, что «неявные признаки» позволяли пациентам догадываться, что ситуация не была реальной.
Итак, внушению свойственно принуждение*, и оно сильнее, чем обычно представляется (Milgram, 1965).
Что касается гипноза, то старая точка зрения Сибли (Sibley, 1904) хорошо выражает наше мнение: «Существуют очень восприимчивые люди, которые не подозревают, что способны сопротивляться власти гипнотизера. Они ждут, что на них повлияют, и сдаются после малейшего усилия. Они могли бы сопротивляться, если бы знали, что могут это, и совершили бы необходимое усилие» (см.: самосбывающееся предсказание*).
143
RESISTANCE EXPERIMENTALE. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ
En.: Experimental resistance
Опыт с детьми* позволяет нам лучше проиллюстрировать то, что мы расцениваем i «сопротивление*, спровоцированное оператором».
Эриксон показывал ребенку разноцветные шарики и предлагал выбрать один, но : лял, что может предсказать, какой будет сделан выбор, и даже записывал его на клочке ( ги. Дети обожают подобные вызовы. Эриксон уточнял: «Видишь, ты можешь выбрать г красный, голубой с желтыми полосами, зеленый с белыми полосами, фиолетовый и т. д.» I бы случайно он называл все, кроме зеленого. Разумеется, именно зеленый и будет вь (Егюкэоп & coll., 1976).
RESONANCES DES MOTS. СЛОВЕСНЫЙ РЕЗОНАНС
En.: Resonance of words
В гипнозе крайне важен резонанс используемых слов. Резонанс конкретного слова может быть использован как психологический ориентир*.
С другой стороны, мы должны помнить, что самые нейтральные слова могут иметь отрицательный резонанс для данного пациента: услышать, что в трансе* можно чувствовать себя, как в коконе, будет катастрофой для человека, страдающего клаустрофобией.
Эриксон цитирует случай с пациенткой, у которой происходила возрастная регрессия, когда она слышала слово *doggy»', содержавшее для нее инфантильные коннотации (Erickson, I, 19).
RESPIRATION. ДЫХАНИЕ
En.: Breathing
1. Чтобы фиксировать внимание* пациента, одновременно ориентируя его внутрь самого себя, существует прекрасный и широко распространенный способ, заключающийся в просьбе сконцентрироваться на своем дыхании.
2. Приступая к гипнозу, оператор синхронизирует свой ритм дыхания с дыханием пациента (забота о гармонии*). Дыхание пациента замедляется по мере наступления релаксации*, при этом меняется и тон* голоса оператора. Если затем дыхание пациента снова ускорится, следует спросить себя: занят ли пациент в своем воображении какой-либо активной деятельностью, выходит ли он из гипноза (например, если ему что-то не подходит) или, непредвиденно для терапевта, он столкнулся с эмоционально значимым материалом в рамках спонтанной возрастной регрессии* (отреагирование*).
'Собачка (англ)
144
RESPONSABILITE. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
En.: Responsability
Недостаточно спросить себя, кто ответственен за происходящее в гипнозе. В нашей концепции гипноза (Godin, 1988a):
• ответственность за принятие решения лежит на пациенте,
• ответственность за то, «как это делается», лежит на терапевте,
• ответственность за работу* принадлежит бессознательном/ пациента.
В традиционном* гипнозе предполагается, что терапевт ответственен за работу, осуществляемую пациентом.
RESSOURSE. РЕСУРСЫ
En.: Ressources
1. Практика нового гипноза постоянно свидетельствует о том, что мы располагаем внутренними ресурсами, о которых не подозреваем. Гипнотическое функционирование - один из этих природных ресурсов, который, в свою очередь, позволяет высвобождать новые ресурсы.
Ресурсы состоят из забытых навыков*, из потенциальных незавершенных программ или еще не использованных данных. Весь наш прошлый опыт* всегда что-то дает нам; даже наши неудачи, если решиться их пересмотреть, содержат полезные составляющие. Эриксон сравнивал все эти ресурсы с «большим хранилищем», из которого мы должны научиться черпать. «Подход Эриксона нацелен на мобилизацию и использование личного репертуара возможных ответов пациента для получения терапевтически значимых ответов, ранее недостижимых для пациента» (Erickson & Rossi, 1981, предисловие).
Благодаря гипнозу становится возможным фокусирование* на этих ресурсах и появление полезных психологических ассоциаций*. Иногда перенос таких навыков является результатом сознательного намерения, иногда же включение нужных процессов происходит автоматически* и бес-сознательно. Наше умение в области гипноза далеко превосходит наши знания в этой же области.
2. Слово «ресурс» имеет, по-видимому, великолепный резонанс*. Очень многие пациенты при его упоминании «ощущают... нечто». (С этого момента их речь становится, как правило, менее ясной, но не важнее ли тот факт, что нечто начинает происходить?)
RETROACTION (FEEDBACK). ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
En.: Feed-back
Практикующие новый гипноз всегда помнят, что речь идет о сотрудничестве*, и не забывают сигнализировать пациенту о том, что им удается наблюдать. Их действительная цель -помочь пациенту реализовать то, о чем он вовсе не подозревал. При этом, как правило, происходит возврат информации:
• либо в открытой форме: «Это хорошо - позволить своему телу глубоко вздохнуть»;
• либо просто говоря «Да», как бы подтверждая, что принято некое послание. В этом слу-, чае пациент, возможно, не узнает причину комментария. Подобным же образом прибо-
10-2917
145
ры биологической обратной связи* сигнализируют пациенту о физиологической активно- & сти, не осознаваемой им, позволяя конкретизировать феномен и начать его подчинение; волевому контролю. В гипнозе этот возврат информации, или обратная связь, делает 1 возможным бессознательное обучение*, составляющее суть опыта* в трансе*.
REVEIL. ПРОБУЖДЕНИЕ
En.: Wake-up
Слово «пробуждение» используется для характеристики момента выхода из гипнотического состояния с тех самых пор, когда гипноз сравнивали со сном*.
Эта терминология, хотя и освященная практикой, не вполне адекватна, и некоторые пациенты резонно возражают, что они «не спали». Говорят также о возвращении, о восстановлении. Пробуждение происходит обычно по просьбе оператора. Иногда пациенты пробуждаются сами, в частности, если исследование затронуло чувствительные моменты (Enckson & coll., 1976). Нередко наблюдение за пациентами позволяет опережать их желания: «Теперь я знаю, ' что вы хотите проснуться...» (Erickson & Rossi, 1981).
REVEIL PARTIEL DE LA ТЁТЕ. ПАРЦИАЛЬНОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ ГОЛОВЫ
En.: Wake-up from the neck-up
В гипнозе вполне возможно обращение к пациенту с просьбой «разбудить одну только голову и оставить в гипнозе все остальное тело» (как будто это имеет смысл). Если объяснить пациенту, что это возможно, он, как правило, начинает разговаривать, иногда открывает глаза, полностью сохраняя свое состояние внутренней поглощенности*. Нередко голос пациента при этом меняется (см. пример с хондрокальцинозом); следует помнить, что некоторым пациентам не удается заговорить до полного выхода из гипноза (см. пример возрастной регрессии у артиста). Данная процедура интересна тем, что пациент может сообщать нам информацию сразу и словесно, в отличие от сигналинга*, когда он должен выбирать только между «да» и «нет». Это также упражнение, обучающее новому виду гипнотического функционирования*.
REVE. ГРЕЗЫ
En.: Dream
Обращение в гипнозе к грезам всегда очень продуктивно, поскольку грезы переводят человека на уровень бессознательного функционирования.
Если говорить о грезах, появляющихся в процессе гипноза, то они могут напоминать простую задумчивость, связанную с воспоминаниями* или сновидениями. Возможен переход от одного к другому, описаны также промежуточные состояния.
Грезы появляются в ответ на просьбу, оставаясь при этом полностью аутентичными для пациента и, парадоксальным образом, связанными со словами, произносимыми оператором*.
146
Можно также попросить пациента, находящегося в гипнозе, вновь увидеть сновидения прошедшей ночи, даже если он забыл их. Нередко пациент выполняет эту просьбу вплоть до того, что, вздрогнув, просыпается в тот же момент, что и прошедшей ночью.
кроме того, можно попросить пациента, находящего в гипнотическом состоянии, чтобы он увидел определенный сон следующей ночью. Чтобы получить информацию, вы можете попросить пациента, чтобы его сон был связан с тем, что он думает о гипнотическом подходе, который вы используете при работе с ним. Вайтценхоффер рассказывал случай с пациенткой, говорившей, «что ее преследовал паук, опутывавший ее паутиной». Терапевт может также попросить пациента, чтобы его грезы были связаны с его проблемами, о которых он мог бы затем рассказать. Нередко этот простой способ дает терапевту* довольно ясную и полезную информацию.
Можно предположить, что некоторые образы, некоторые грезы, появляющиеся во время гипноза, являются свидетелями психологической работы*, совершающейся на бессознательном* уровне.
RIRE. СМЕХ
En.: Laugh
1. Родство между смехом и гипнозом очевидно:
• смех, как и гипноз, является непроизвольным феноменом;
• смех - это также ослабление бдительности*, отстраненность*;
• как и гипноз, смех редко возникает у человека в одиночестве, кроме тех случаев, когда он вспоминает какую-нибудь предшествовавшую ситуацию;
• невозможно принудить кого бы то ни было смеяться.
2. Часто можно наблюдать, как пациенты смеются в начале гипнотического сеанса. Оператор должен использовать этот феномен, просто сказав, к примеру: «Смеяться - это хорошо... хорошо, что вы сохраняете чувство юмора...»
3. Любопытно, что если пациентам под гипнозом внушать, что они смотрят смешной фильм их зачастую охватывает непреодолимый смех. Некоторые при этом видят смешные картины, другие - нет.
10*
SARBIN. САРБЭН
Сарбэн первым отказался от объяснения гипноза в терминах измененного состояния сознания* (Sarbin, 1950). Он отмечает, что используемые для гипноза метафоры* являются производными от уровня развития науки в данную эпоху. Первоначально гипнотические метафоры заимствовались из мира машин или медицины, и все они «помещали» причинный фактор внутрь личности (Sarbin, 1989).

...Академия Знакомств (Soblaznenie.Ru) - это практические тренинги знакомства и соблазнения в реальных условиях - от первого взгляда до гармоничных отношений. Это спецоборудование для поднятия уверенности, инструктажа и коррекции в горячем режиме. Это индивидуальный подход и работа до положительного результата...

Сарбэн же, напротив, заимствует свои новые метафоры из области социальной психологии: в жизни мы, как актеры, руководствуемся взятыми на себя социальными ролями; эти роли - продукт соглашения и молчаливого их признания в рамках конкретной ситуации. В гипнозе все точно так же (Sarbin, 1954). Словами и тоном голоса оператор выявляет некий статут, которому пациент должен отвечать. В этом случае индукция - это формальная церемония, облегчающая вхождение личности в роль гипнотизируемого пациента. Когда оператор говорит то, что противоречит очевидному, пациент вступает в игру «чур, это серьезно...» и участвует в действиях, создающих иллюзии (Sarbin, 1989).
Гипнотическая ситуация разыгрывается как «мини-драма», в зависимости от укоренившихся в культуре концепций. Согласно Сарбэну и в противоположность тому, что говорят сами пациенты, здесь не идет речь о чем-то, что «происходит с ними». Эти формы поведения кажутся странными не потому, что имеют необычные причины, а потому, что гипнотическая ситуация определена как «лежащая в основе необычного поведения». Сарбэн отмечает, что, объявляя свое поведение бессознательным, они проявляют уважение к правилам игры, поскольку получали указания, в которых, по меньшей мере, молчаливо подразумевалось, что происходящее носит непроизвольный характер.
Эти концепции полезны нам для критического осмысления упрощающих воззрений прошлого века. Мы полагаем, что в новом гипнозе пациенты имеют дело со своими собственными фактами, собственными образами и собственными механизмами.
SATURER. НАСЫЩАТЬ
En.: To saturate
Насыщение - это одна из техник, направленная на депотенциализацию сознательного*. Она состоит в том, что пациенту предлагается задание, тробующес такого уровня психического функционирования, который трудно поддерживать долго.
Например, пациента просят сосчитать в уме от ста в обратном порядке. (Hartland, 1971; Erickson & coll., 1976). Оператор беседует с занятым подобным образом пациентом. Эриксон иногда просил своих пациентов-музыкантов вспомнить какую-то мелодию, в то время как сам беседовал с ними (Erickson & Rossi, 1979).
148
Существует метод индукции*, при котором два оператора одновременно говорят с пациентом. В результате происходит психическое насыщение, очень часто облегчающее наступление гипнотического состояния.
SCENARIO. СЦЕНАРИЙ
En.: Script
В психологии этим термином принято обозначать повторяющиеся типы поведения некоторых пациентов.
Они как бы стремятся снова и снова проигрывать одну и ту же сцену, чтобы доказать что-то себе самим или другим людям. Эти сценарии, будучи детально проработаны, остаются неизвестными самому пациенту и, подобно парадигме*, не обсуждаются и не подлежат обсуждению.
В таких случаях гипноз имеет терапевтическое значение, если позволяет изменить установку* пациента. Пример Ноэми показывает, как она открывает в себе самой возможность нового поведения, чего ей не удавалось сделать усилием воли*. Пример Ундины позволяет увидеть, что она идет теперь в бассейн не для того, чтобы доказать свою неспособность плавать, а для того, чтобы наконец попытаться чему-нибудь научиться.
SENSORIALISATION. СЕНСОРИАЛИЗАЦИЯ
En.:Sensory involvement
Воспоминание, замысел или любой феномен воображения* может переживаться по-разному - с большей или меньшей интенсивностью. Если взять на себя труд и потратить время, чтобы вызвать в памяти зрительные, слуховые, кинестетические образы и соответствовавшее им окружение (погода, одежда и т. д.), воображаемое становится более чувственным, то есть пациент вспоминает все намного интенсивнее, кроме того, по замечанию Араоза, поскольку все каналы коммуникации* мобилизуются, мы получаем все условия для возникновения гипнотического состояния.
Нередко можно видеть, как в сноподобном состоянии у пациента возникают двигательные феномены (движения рук и т. д.).
SEQUELLEDE LHYPNOSE. ОСЛОЖНЕНИЯ ГИПНОЗА
En.: Sequalae of hypnosis
Специалисты иногда описывают отрицательные последствия гипнотических сеансов: мигрени, головные боли, головокружения, тошноту, тоску, различные виды напряжения... Такие проявления часто возникают после эстрадных* гипнотических сеансов (Laurence & Perry, 1988). Наш опыт показывает, что эти феномены появляются чаще всего тогда, когда во время сеанса имело место принуждение.
Прямое* внушение не способно заставить пациента под гипнозом делать все что угодно, но у нас есть основания думать, что некоторые внушения* создают условия для душевного
149
конфликта. В частности, постгипнотическое* внушение способно создавать напряжение, особенно если оно не было реализовано.
В новом гипнозе* подобные феномены больше не наблюдаются. Как только пациент сообщает нам о легкой тревоге или некотором дискомфорте, что бывает очень редко, мы повторно вызываем гипноз и очень осторожно его завершаем. В подобных случаях мы предлагаем пациенту научиться легко преодолевать такие явления (см.: Ундина). Для этого пациента просят вызывать у себя какое-нибудь приятное воспоминание всякий раз, как появляется негативная эмоция, и объединяют это с сигналингок?. Таким образом пациенту помогают приобрести полезный навык*, применимый и в других ситуациях.
Состояние дискомфорта может наступить, если пренебречь завершением гипноза.1 Час или два спустя после завершенного с коллегой упражнения* молодая сотрудница попросила меня вмешаться. Оператор предложил ей вообразить путешествие на самолете, что она охотно сделала. Но быстрый возврат не оставил ей времени «приземлиться». Простая повторная индукция и корректное завершение все поставили на свои места. Хорошее средство для завершения гипноза - сказать пациенту, что он может вернуться «как по волшебству*». При такой предосторожности* любая инконгруэнтность* станет невозможной.
SEQUENCE D'ACCEPTATION. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ ПРИНЯТИЕ
En.: Yes set
Последовательное принятие относится к косвенным* внушениям. Оно заключается в констатации очевидных фактов, с которыми пациент может только соглашаться: «Вы сидите здесь... вы можете слышать... и т. д.», и в «сцеплении» с ними предложения*, к реализации которого мы стремимся, например: «...Вы можете внимательно следить за...» Использование последовательного принятия - одно из самых эффективных средств утилизации внушения* и в этом смысле оно носит характер манипулирования* (см.: Enckson & coll., 1976).
В новом гипнозе* последовательные принятия особенно часто используются для сосредоточения пациента на собственной кинестетике* («Вы можете ощутить, что происходит сейчас в вашем теле...», или «...ощущать состояние комфорта и релаксации по мере того, как они развиваются» и т. д.). В последнем случае последовательное принятие способствует достижению феноменов, которые нельзя получить одним усилием воли.
Последовательное принятие - это частный случай психической предрасположенности*.
SEQUENCE DE NEGATION. ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОЕ ОТРИЦАНИЕ
En.: No set
В противоположность последовательному принятию, построенному так, чтобы пациент много раз подряд сказал «да», последовательное отрицание позволяет добиваться ответа «нет».
Например: «Вы не любите такую плохую погоду?», или: «Вас не затруднит расположиться в этом кресле?» Для последовательности отрицания не имеет значения конкретное содержание фраз.
150
Использование отрицания - это средство разрядить* сопротивление* пациентов. Некоторые люди в детстве, находясь в атмосфере принуждения, не имели возможности говорить «нет», и теперь они как бы стремятся наверстать упущенное: «Отрицание использует негативизм некоторых пациентов таким образом, что они освобождаются от сопротивления и направляют свою энергию в другое русло» (Erickson & coll., 1976).
SIGNAL. СИГНАЛ
En.: Signal
Сигнал позволяет привести в действие запрограммированные во время традиционного гипноза установки*.
В эстрадном гипнозе сигналы широко используются: «Когда я сделаю это, вы впадете в гипноз!» В экспериментальном гипнозе (см.: шкалы*) сигнал приводит в действие постгипнотическое* внушение.
Для достижения вторичного самогипноза* во время гипнотического сеанса используется сигнал. Для получения первичного самогипноза, необходимого при хирургическом вмешательстве, пациент решает, что сигналом станет контакт скальпеля с его брюшной стенкой, добиваясь этим максимума мотивации* (Rausch, 1980).
SIGNALING. СИГНАЛИНГ, ПОДАЧА СИГНАЛОВ
En.: Signaling
Мы оставили это английское слово без перевода для обозначения практики, часто используемой в современном клиническом гипнозе.
Его формулировка проста: «Ваше бессознательное может подать мне знак... слегка приподняв этот палец...» (Erickson & Rossi, 1981). На практике мы рекомендуем придерживаться определенного порядка (см.: пример Жака), чтобы не встревожить пациента неожиданным характером этого метода.
С 1938 года Эриксон осваивал использование спонтанных движений головы и рук пациента и с юмором говорил, что политики предпочитают задавать вопросы тем, чьи головы покачиваются в вертикальном направлении. Практика сигналинга была разработана в ходе семинара с участием Эриксона и Ле крона в 1952 г. Именно Ле крон (1954) опубликовал первую статью на эту тему (Erickson & Rossi, 1981). Примеры можно найти в многочисленных публикациях Эриксона и других исследователей, а также в наших упражнениях.
Движения* пальцев при сигналинге отличаются от произвольных движений. Иногда Ле Крон предлагал пациентам помочь движению пальца усилием воли. Что оставалось думать, если в ответ на подобное предложение начинал приподниматься другой палец? Такой ответ, возможно, означал, что задание не было понято или что на него нельзя ответить в рамках «да/ нет». Тогда для разрешения этого «темного пункта» пациенту были заданы другие вопросы (Erickson & Rossi, 1981).
Метод подачи сигналов является достоверным индикатором* гипноза и может также рассматриваться как средство его углубления (Erickson & Rossi, 1981).
151
Что же касается утверждения о том, что сигналинг - это «истинный голос бессознательного*», то Эриксон и Росси предпочитают говорить, что «ответ исходит от подсистемы нашей психики, диссоциированной* от сознательного ядра личности» (Erickson & Rossi, 1979).
SIGNE. ЗНАК
En.: Sign
Для получения информации от пациента в начале гипнотического сеанса знак часто предпочтительнее, чем речь, которая сильнее беспокоит пациента. Например: «Как только вы удобно устроитесь... как только вы найдете приятное воспоминание... вы подадите мне знак пальцем...» Здесь речь идет о сознательном и произвольном ответе. Желательно, чтобы коммуникация* постепенно становилась автоматической, вовлекающей в работу бессознательные уровни (сигналим*).
SILENCES. МОЛЧАНИЕ
En.: Silence
Паузы, соблюдаемые оператором* во время гипнотического сеанса, позволяют пациенту отдаваться свободному «движению души», не будучи потревоженным разговором, который всегда рискует оказаться неконгруэнтным*. Однако при этом следует не позволять тревожному пациенту чувствовать себя брошенным.
Можно также предупредить пациента, что временами потребуется молчание. После установления такого ориентира* пациент начинает использовать эти паузы для углубления своей поглощенности*. Кроме того, такие мгновения тишины часто необходимы пациенту для совершения внутренней работы*. Можно внушить ему, чтобы он подал знак*, когда будет готов продолжать.
В некоторых случаях молчание оператора, в соединении с позицией ожидания*, становится для пациента внушением, указывающим, что от него чего-то ждут. Практика некоторых терапевтов (Эрнест Росси) характеризуется такой позицией невмешательства во внутреннюю работу пациента.
SIMPLICITY. ПРОСТОТА
En.: Simplicity
Практика гипноза проста. Тем не менее не следует забывать:
• чтобы понять, что такое гипноз, необходимы определенный уровень культуры и знакомство с основными понятиями (здесь мы даем определение тремстам пятидесяти понятиям); с другой стороны, рискованно заниматься терапией без достаточной профессиональной подготовки;
• гипнозом не следует заниматься, не испытав этот опыт на себе и не узнав значение задействованных в нем факторов (формулировки* и т. д.).
152
Трудности, с которыми приходится сталкиваться, практикуя два основных типа гипноза, о которых мы говорили, отличаются:
• новый гипноз* относительно сложнее, он требует тонкости формулировок;
• традиционный гипноз* и прямое* внушение проще для практического применения. Вместе с тем воздействовать на другого - означает решиться на определенный шаг, что часто заставляет колебаться.
Когда читают об удивительных эффектах, которых можно добиться с помощью гипноза, возможно, задаются вопросом, какие же словесные ухищрения при этом используются. Рискуя разочаровать читателя, повторю, что нет ничего проще. Достаточно в простых выражениях попросить пациента, «если он не возражает», сделать то-то или то-то (см. Joseph Barber, 1989).
SIMULATION. СИМУЛЯЦИЯ
En.: Simulation
Симулировать гипноз*, как правило, несложно. В современных опытах используют контрольную группу пациентов, симулирующих гипноз, отобранных среди людей, предположительно, наименее гипнабельных. Наблюдателям не удается обнаружить различия.
Интересно также, что симуляция транса* для некоторых является способом его достижения. Эриксон порой рассказывал некоторым резистентным* пациентам историю* Долли (Rosen, 1982), молодой резистентной пациентки, которую он попросил симулировать транс, детально описывая свои ощущения. Ей полностью удалось достичь удовлетворительного гипнотического состояния. Пациенты идентифицировали себя с Долли и сами входили в транс.
Означает ли это, что всякий гипноз - это бессознательная симуляция? Поскольку определенные так называемые внутренние гипнотические установки* позволяют добиваться терапевтического эффекта, который до этого был невозможен, обращение к понятию* симуляции не представляет интереса
После опыта некоторые пациенты заявляют, что симулировали гипнотическое состояние или утверждают, что не знают, было ли это симуляцией (см.: неопределенность*). «Такое объяснение они дают опыту, который не могут осмыслить... Это интерпретация в рамках рационального мышления» (Erickson & Rossi, 1981).
SOMMEIL. СОН
En.: Sleep
Гипноз долгое время считали разновидностью сна. Месмер* и Пюисепор* сообщали о случаях «усыпления», позже говорилось о «сомнамбулизме»; в дальнейшем операторы использовали представление о сне, иногда открыто, как Фариа*, иногда косвенным методом, как Брэйд*, добивавшийся спонтанного закрытия глаз. Льебо* внушал сон, прежде чем приступить к более специфичным внушениям. Такой вызванный сон, согласно Льебо, имел ту же природу, что и естественный. Впрочем, замечает он, можно производить те же внушения в момент засыпания.
153
Бернгейм* допускал, что сон, естественный или вызванный, способствует появлению гипнотических феноменов (Bemheim, 1916).
Мы теперь хорошо знаем, что гипноз - это не сон. Но во время традиционной* индукции повторяют слова, внушающие мысли о сне (см. экспериментальная индукция*), до тех пор, пока пациент не закроет глаза и не уронит голову как человек, который уснул.
В принципе (кроме редких исключений) в новом гипнозе больше не упоминается о сне, поскольку терапевт не стремится к подразумеваемой* пассивной установке* пациента.
SOMNAMBULISME (OU ЁТАТ SOMNAMBULIQUE).
СОМНАМБУЛИЗМ
(ИЛИ СОМНАМБУЛИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ)
En.: Somnambulism
В медицинской литературе со времен Месмера* и Пюисепора* описывались гипнотические «состояния» такой интенсивности и специфичности, что их стали называть вызванным сомнамбулизмом. На эстраде* именно эти проявления демонстрируются в ходе представления.
В настоящее время слово «сомнамбулизм» употребляется редко, как критерий высокой внушаемости* в сочетании с повышенной физиологической реактивностью и спонтанной амнезией* содержания сеанса, возникающей на выходе из состояния (Weitzenhoffer, 1988, 2). Эриксон использует этот термин, «когда кто-то способен действовать в трансе, как в состоянии бодрствования, полностью сохраняя связь с гипнотизером» (Erickson & Rossi, 1979). В подобных случаях, замечает он, пациенту недостает душевной инициативы и он сохраняет слишком тесную связь с оператором (Erickson & Rossi, 1979).
Сомнамбулические состояния особенно интересуют практикующих традиционный гипноз*, тогда как сторонники нового гипноза* стремятся избежать этого феномена и действительно почти не сталкиваются с ним (мы, конечно, можем наблюдать явления сомнамбулизма, если пациент в него верит). Еще недавно Вайтценхоффер полагал, что сомнамбулические состояния могут иметь другую природу, нежели гипнотические состояния вообще (см.: континуум*).
Лично я не думаю, что сомнамбулические состояния представляют собой завершающую стадию гипноза, на самом деле идет о завершенной форме внушения*. Сомнамбулические состояния, по моему мнению, появляются только в определенном контексте, в частности, они возникают в рамках особого ожидания*; другими словами, они являются завершением определенной установки* на самопрограммирование.
SOPHROLOGIE. СОФРОЛОГИЯ
En.: Sophrology
Иногда термины «гипноз» и «софрология» употребляют как синонимы. А между тем «д-р Сэйседо, основатель софрологии, сразу отмежевался от гипноза как от слишком директивного* и ограниченно доступного. Софрология Сэйседо на самом деле претендует на то, чтобы быть чем-то большим, чем терапия, чем-то более «гуманистическим», не исключающим ни |
154
философских рассуждений, ни социальных соображений. Она становится «наукой о человеческом сознании и его изменении» в сторону гармоничной формы сушествования и включает в себя, помимо терапевтического применения, такие методы развития личности, как динамическая релаксация, основанная на восточных подходах (йога, тибетские практики, дзен), Со-фрология предполагает активизацию динамического потенциала и позитивных сил, присущих каждому индивиду. [...] Не будучи направленной на диссоциацию*, она [софрология] стремится дать человеку возможность испытать целостность личности в как можно более гармоничном едином переживании тела-сознания, порожденном снижением уровня бдительности. Она не столько стремится к депотенциализации сознательного*, сколько к расширению поля сознания при повышении восприимчивости*, достигаемом путем расслабления, и переживании физических и душевных явлений без дихотомии» (Etchelecou, 1992).
SOUCIS DE LA NOUVELLE HYPNOSE. ТРЕБОВАНИЯ НОВОГО ГИПНОЗА
En.: Considerations of new hypnosis
Основная задача оператора в новом гипнозе* заключается не в использовании каких-либо методов, а в выборе адекватной внутренней позиции*.
Для этого оператор постоянно держит в уме ряд требований (при обучении новому гипнозу на их основе создаются упражнения):
• забота о другом*, выражающаяся, в частности, во внимательном отношении к словесному резонансу*, в стремлении использовать по возможности неопределенные* слова и выражения;
• забота о коммуникации* и об обмене информацией, что выражается прежде всего в установлении регулярной обратной связи*;
• забота о гармонии*, что означает выбор определенных видов поведения;
• забота о невторжении*, означающая осторожное использование прямого внушения*;
• забота о формулировках, то есть внимание к тонкостям речи, умение оценить их воздействие во время внушения;
• забота о поступательном движении, то есть о логическом развитии событий во время сеанса (см.: план*);
• забота о невербальной коммуникации (см.: запись*);
• забота о проблеме пациента, которая должна задавать направление работы, начиная с этапа индукции (см.: тема*).
SOUVENIR. ВОСПОМИНАНИЕ
En.: Memory
Выбор приятных воспоминаний в начале гипнотического сеанса очень важен, поскольку мы собираемся иметь дело с ресурсами*.
В тех случаях, когда пациент во время сеанса очень бурно или шумно отреагирует*, необходимо уметь контролировать эти проявления, противопоставляя им приятные воспоминания, за которые пациент смог бы ухватиться, как за спасательный круг. Иногда пациент заяв-
155
ляет о своей неспособности найти приятное воспоминание или о том, что все приятные воспоминания вызывают у него противоположные, неприятные чувства (ситалинг* может подтверждать это). Я думаю, что начинать гипноз при таких условиях не нужно. Поиск приятного воспоминания или фантазии, сколько бы это ни отнимало времени, сам по себе уже является психотерапевтической работой*, которой не стоит пренебрегать.
Во время гипноза пациент обычно возвращается к забытым воспоминаниям, имеющим самую разную аффективную тональность. Иногда стоит использовать возможность эмоционального контроля для восстановления в памяти тягостных и травмирующих ситуаций с целью их реинтеграции, но уже в рамках взрослой психики (см.: возрастная регрессия*).
Используемые при этом формулировки очень просты. Вот пример, взятый у Даймонда (1989): «Чтобы суметь вновь пережить опыт пятнадцатилетней давности, вы можете начать вспоминать вашу партнершу по танцам, затем запах горящего в Вермонте леса и затем вы позволяете себе вообразить, что какая-то часть вашей личности способна к восхождению во времени, тогда как другая, критическая, просто наблюдает за экспериментом, без всякой потребности вмешиваться...»
SPONTANEITE. СПОНТАННОСТЬ
En.: Spontaneity
Невозможно приказать «быть спонтанным», однако замечено, что гипнотическое функционирование ощутимо приближает нас к спонтанности (см.: непроизвольные* виды поведения).
В рамках психотерапии цель гипноза - помочь пациентам вновь обрести утерянную или не испытанную по-настоящему спонтанность.
STRATEGIE. СТРАТЕГИЯ
En.: Strategy
Для терапевта стратегический подход заключается в принятии на себя инициативы в действиях, в установлении их программы и в прояснении перспектив в ходе этих действий (Haley, 1973/1984). Тогда знания и опыт терапевта позволяют ему надеяться на успешные психологические изменения у его пациента.
Стратегическая терапия в том виде, как ее изобрел и практиковал Милтон Эриксон, заключалась главным образом в том, что пациенту предлагалось осуществлять определенные виды поведения, порой странные, даже если он не понимал их смысла. Гипноз* Эриксон тоже использовал стратегически, то есть так, чтобы помогать преодолевать возникающие при этом опасения и затруднения. В таком контексте постгипнотическое* внушение играло очень важную роль. Можно сказать, что в этот период Эриксон стремился добиваться изменений в поведении, рассчитывая, что за этим последует психическая перестройка.
Можно найти множество впечатляющих примеров стратегического подхода Эриксона в книге Джея Хейли (1973/1984). Но следует помнить, что стратегический подход легко может привести к злоупотреблениям и к достойным сожаления манипуляциям* (Boot, 1988).
156
STRUCTURATION DUNE TRANSE. СТРУКТУРИРОВАНИЕ ТРАНСА
En.: Structuring the trance
Эриксон высказал предположение, что гипнотический транс* соответствует психологическим феноменам, развертывающимся в определенной динамике (которую, как и Росой, он предпочитал называть «микродинамикой»). Это понятие очень важно, поскольку здесь мы приближаемся к определению того, чем является гипнотический опыт*. С этой точки зрения всякий гипноз, в собственном смысле слова, может быть схематично представлен, как пять последовательных этапов, составляющих, некоторым образом, его структуру (Errckson & coll., 1976). Не следует смешивать эту структуру с планом* сеанса. Такая динамика действительно обнаруживается в каждый момент гипнотического сеанса. Эти пять этапов существуют всегда, даже если они сжаты и плохо различимы. Их последовательность такова:
1. Фиксация внимания* (этап очень хрупкий, который легко может прерваться, если не перейдет в следующую стадию).
2. Депотенциализация сознательных процессов*, которая может наступить спонтанно, но чаще вызывается оператором.
3. Запуск бессознательных* процессов, обычно в зависимости от услышанных слов.
4. Бессознательные процессы, которые остаются невидимыми и предположительно определяются тем, что им предшествует.
5. Гипнотический ответ, видимый или субъективный, но всегда непроизвольный.
SUBJECTIVITE (EXPERIENCE DE LA). СУБЪЕКТИВНОСТЬ (ОПЫТ СУБЪЕКТИВНОСТИ)
En.: Subjective (experience)
Любой гипноз* - это уникальный субъективный опыт, не сравнимый ни с каким другим.
Психика взрослого человека (но с реликтами детства*), как и контекст* опыта* создают нечто неожиданное. Наиболее важным в гипнозе является не то, что понимают, а то, что испытывают. Определенное психическое содержание получает новые аффективные ассоциации. Ощущение защищенности позволяет встретить лицом к лицу то, что казалось небезопасным. Игровой контекст, часто сопутствующий гипнозу, дает возможность принять к рассмотрению новые данные. И, наконец, особый характер межличностных отношений*, основанный на раппорте, для некоторых также может явиться совсем новым субъективным опытом и источником обновления.
Пациенты могут связывать полученный ими опыт с гипнотическим трансом. Но иногда они не знают или забывают, что «были в трансе» (Enckson, 1983/1986).
suggestibilite. внушаемость
En.: Suggestibility
Согласно Бернгейму (1916), внушаемость проявляется путем принятия внушений* и их реализации (см.: идеодинамизм*). Он отмечает, что в некоторых случаях эти два параметра
157
расходятся, когда пациенты легко принимают внушения, но затем плохо их выполняют и наоборот (Bemheim, 1916).
Для традиционалистов гипноз - это прежде всего состояние повышенной внушаемости по двум параметрам: принятию и выполнению. Принятие - производное от доверчивости* или легковерности пациентов. Я добавил бы: от впечатления, производимого сильной личностью (Godin, 1990a). Склонность к принятию внушений сильнее проявляется в детстве или на фоне некоторых эмоциональных состояний.
В практике нового гипноза мы констатируем, что пациент свободен в любой момент отвергнуть произведенное внушение; другими словами, способность к принятию внушения в новом гипнозе не изменяется. И напротив, облегчается реализация уже воспринятых внушений (идесдинамизм*). С 1932 года Эриксон, к тому времени уже тысячи раз погружавший пациентов в транс, заявлял, что не отмечал у них усиления склонности к принятию внушений. Это был бы артефакт* (Erickson & coll., 1976).
Склонность смешивать гипноз и ответ на внушение так велика потому, что гипнотические процедуры в течение долгого времени были ничем иным, как лавиной внушений. Кроме того, гипноз и внушение могут вызывать общие эффекты (см.: пластичность* гипноза).
SUGGESTION. ВНУШЕНИЕ
En.: Suggestion
Внушение - это банальнейшее явление повседневной жизни. Как говорил Огурлайан (1982), «если я повторяю жест другого человека, то уже можно сказать, что этот жест мне внушен».
В гипнозе пациент слышит обращенную к нему речь, поэтому невозможно, говоря о гипнозе, не прибегать к понятию внушения. Но слово «внушение» скрывает различные реальности: между предоставлением возможности получения нового опыта* с позиции* готовности*, как это предлагается новым гипнозом*, и фундаментальной гипотезой традиционного гипноза* - верой в то, что состояние гипноза позволяет навязывать чужие идеи, - лежит целая пропасть непонимания (Godin, 1990a).
Согласно Вайтценхофферу, то, что мы называем внушением, в гипнозе является сообщением* или чередой сообщений, имеющей целью вызвать видимые действия или невидимый ответ пациента. Эти коммуникации названы внушениями, поскольку их эффекты не являются произвольными ответами и/или ответы чаще всего неосознанны (см. Wertzenhoffer, 1989,1). Такие коммуникации принципиально отличаются от приказов, требований, инструкций, которые подразумевают сознательное сотрудничество и произвольный ответ. Это определение, сформулированное применительно к прямому* внушению, может относиться и к другим видам внушений: открытому*, активизирующему* и непрямому*.
Действительно, внушение имеет нечто общее:
• с гипнотической индукцией*;
• с феноменами, появляющимися во время гипноза;
• с типом связи* протагонистов во время гипнотического состояния.
Это касается гипноза в тех случаях, когда он определяется соответствующей установкой по отношению к внушениям оператора (см.: шкалы*.) Напротив, с точки зрения нового гипноза отнюдь не ставится задача забивать голову внушениями, идущими извне (см.: классификация внушений*).
158
SUGGESTIONS (CLASSIFICATION). ВНУШЕНИЯ (КЛАССИФИКАЦИЯ)
En.: Suggestions (classification)
Классификация внушений, основанная на их разделении на прямые* и косвенные*, кажется мне недостаточной: при коммуникации вообще и при гипнозе в частности оказывается, что вербальные предложения*, которые мы используем, действуют на психику нашего собеседника очень no-разному. Первостепенное значение здесь имеет понятие влияния*, а в области гипноза - в особенности, так как мы обязаны знать, где начинается вторжение*.
Я предлагаю следующую классификацию внушений.
- Прямые* внушения имеют объект, упоминаемый четко и определенно: «Я сосчитаю до пяти и ваши глаза закроются». Эффект может последовать (нас интересуют только непроизвольные эффекты) или не последовать. Они могут приниматься или отвергаться.
- Косвенные* внушения в собственном смысле слова тоже могут иметь определенный объект, подобно прямому внушению, но могут и оставаться нераспознанными; они могут удаваться и не удаваться; они более разработаны; они, в свою очередь, могут быть классифицированы: последовательное принятие*, импликации*, связки и дублирование*, трюизмы*, расспрос* и т. д. часто попадают в эту категорию, сохраняя некоторый опенок принудительности получаемых эффектов. Замечено, что косвенные по форме внушения иногда приобретают значение активизирующих внушений, о которых будет сказано ниже.
- Другие внушения, по сути, являются намеками и в перспективе могут стать активизирующими. Типичный пример - метафорическое* внушение. У оператора есть гипотеза. Если она оправдается, пациент сможет активизировать свою душевную энергию. Если нет, то пациент не примет внушение, и ничего не произойдет.
- Еще один вид внушений - открытые*. В них говорится: что-то должно произойти, но не уточняется, что именно. Это внушения мобилизующие. Все ответы (непроизвольные) в этом случае хороши и всецело принадлежат пациенту. У оператора может не быть никакой идеи по поводу того, что должно произойти. Типичный пример: «Подождем и увидим...» Некоторые внушения, охватывающие все возможности одного класса*, и некоторые внушения, использующие паузы*, относятся сюда же.
В традиционном гипнозе использовались в основном прямые внушения. Новый гипноз преимущественно ориентирован на внушения открытые, активизирующие или косвенные.
SUGGESTION PAR ABSENCE DE CITATION. ВНУШЕНИЕ ПОСРЕДСТВОМ ПРОПУСКА
En.: Suggestion by «lost» quotes
При перечислении можно, намеренно пропустив что-либо, парадоксальным образом именно это внушить пациенту: элемент, который не был упомянут, тем самым приобретает рельефность. Другими словами, таким наиболее косвенным способом, незаметно для пациента активизируются цепочки бессознательных ассоциаций*.
Возникает вопрос о целесообразности столь тонкого подхода. Вот пример, взятый из терапии Эриксона. Терапевт предполагает, что в основе имеющихся нарушений - приступов удушья, возникающих в спальне, лежат сексуальные проблемы. Перечисляя находящиеся в
159
спальне вещи, он старательно избегает упоминать кровать или, точнее, он напоминает о ней тем, что избегает говорить открыто (Enckson, 1985). Эриксон напоминает о ней, не упоминая; не упоминая о ней, он приносит удовлетворение пациентке.
Другой пример внушения посредством пропуска можно найти в опыте с экспериментальным сопротивлением*. Эта тонкая формулировка может использоваться в гипнозе.
suggestion activatrice. активизирующее внушение
En.: Activating suggestion
Активизирующее внушение основывается на предположениях, которые делает терапевт. Оно не является полностью открытым* и не имеет точной направленности, как прямые* или косвенные* внушения.
Среди активизирующих внушений преобладают аллюзии*, метафорические* внушения и многоуровневая речь*. Эффекты этих внушений частично предсказуемы, в зависимости от исходного предположения. Пациент может их принять или отвергнуть, исходя из своих собственных данных.
Как и при других видах внушения, эти предложения* не являются собственно гипнотическими, но в рамках гипноза они порождают особый вид активности, возможно, только потому, что это соответствует установке* пациента.
suggestion par apposition des contraires. внушение путем противопоставления противоположностей
En.: Suggestion with apposition of opposites
Для внушения* можно использовать биполярностъ, свойственную мышлению и речи: белое напоминает о черном и т. д. (Enckson & coll., 1976). В примере Ноэми уточняется, что когда рука поднимается, веки могут опуститься.
SUGGESTION, QUI ENVISAGE LES POSSIBILITES D4JNE CLASSE. ВНУШЕНИЕ, ОХВАТЫВАЮЩЕЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОДНОГО КЛАССА
En.: Suggestion covering all possibilities of response
Внушение, обращенное на все возможности внутри одного класса явлений, близко к открытому* внушению, поскольку пациент неосознанно выбирает то, что ему подходит. Здесь, как и в открытом внушении, все ответы хороши по определению.
Например: «Я не знаю, стала ли ваша рука легче... или тяжелее, онемела ли она или вы испытываете в этой области особые ощущения, может быть, вы ее перестали чувствовать или
160
вообще ничего особенного с ней не происходит .»В новом гипнозе промах или несовпадение с действительностью невозможны!
Вот терапевтический пример такого внушения: «Какое средство поможет вам сбросить вес? Забудете ли вы просто поесть или потеряете терпение при виде множества блюд, потому что это отвлекает вас от более интересного занятия? Перестанут ли вам нравиться по той или иной причине некоторые слишком сытные блюда? Откроются ли вам достоинства других продуктов или других способов приготовления пищи, так что вы удивитесь, потеряв в весе и при этом ни в чем себе не отказывая?» (Enckson & Rossi, 1979).
SUGGESTION COMPOSEE. СОСТАВНОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Compound suggestion
Составное внушение заключается в соединении множества предложений, порой не имеющих между собой логической связи.
Они как бы взаимно усиливаются. Наиболее простой связью является использование союза «и», с помощью которого объединяются все фразы во время гипнотического сеанса. Более смелым будет употребление оборотов типа' «поскольку..., по мере того, как..»(см. Enckson & coll., 1976 и Enckson & Rossi, 1979)
Иллюстрации можно найти и в наших примерах. Составное внушение является частью косвенного* внушения, со всеми вытекающими из этого преимуществами, неудобствами и возможностями.
suggestion directe. прямое внушение
En.: Direct suggestion
«Прямое внушение используется для получения эффектов, о которых упоминается конкретно и прямо» (Weitzenhoffer, 1989).
Вот типичный пример: «Отныне, когда вы будете есть, вы станете очень быстро наедаться и вам будет тяжело съесть больше» (Weitzenhoffer, 1988, 2)
Прямое внушение типично для традиционного гипноза*. Мы считаем, что его главные недостатки заключаются в следующем:
• прямое внушение не оставляет пациенту выбора;
• прямое внушение часто вызывает сопротивление* со стороны пациента;
• оно может быть неудачным и опабным, будучи эффективным, Вайтценхоффер (1988) сообщает о случае брикомании1, при котором врач внушил несчастной пациентке, что ее язык будет находиться между зубами (постгипнотическое* внушение). Когда пациентка проснулась утром, ее язык был серьезно поврежден;
• оно представляется нам опасным еще и потому, что предполагает способность пациентов к адаптированному поведению, к которому они на самом деле не готовы: «Вы больше не будете бояться воды...» Другие, менее карикатурные внушения, требуют изменений, к которым пациенты также не готовы (Enckson & Rossi, 1979);
1 Ночное скрежетание зубами 11-2917
161
• в любом случае старательно внушать человеку то, что может быть хорошо для другого, по меньшей мере рискованно и не может не создавать этических* проблем;
• этот тип внушения неудобен для терапевта, если пациент не склонен подчиняться. Терапевт, разумеется, стерпит это; другое дело - пациент, который долго будет переживать еще одну неудачу;
• в случае прямого внушения никогда нельзя быть уверенным, что пациент не старается просто быть любезным (Erickson & coll., 1976).
Стоит ли выносить приговор прямому внушению? Думаю, что нельзя дать однозначный ответ. Всегда существуют особые случаи; прямое внушение может быть полезно, если требуется воздействовать на тело, а также в некоторых случаях, когда нужно разорвать порочный круг. Эриксон отмечает, что ему приходилось пользоваться прямым внушением, иногда даже авторитарно, при работе с нерешительными пациентами: «Нельзя сказать, что они принимают внушение без критики, но они соглашаются, чтобы их слегка подталкивали» (Erickson & coll., 1976).
SUGGESTION DIRECTE CAMUFLEE. ЗАМАСКИРОВАННОЕ ПРЯМОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Camouflaged direct suggestion
Льебо ограничивался тем, что внушал выздоровление. Возможно, будет более правильным или предложить пациенту, сумевшему достичь состояния комфорта, вспомнить (souvenir*) телесное ощущение, которое он испытывал в период, предшествовавший болезни, или сказать, «что это ощущение может быть использовано для замещения чувства дискомфорта» (см.: пример Жака). Существуют и другие формулировки, имеющие силу прямого* внушения, но не обладающие его недостатками.
Если пациенту не говорят прямо, что он не будет больше страдать, то в этом случае можно говорить о замаскированном прямом внушении. С нашей точки зрения, здесь речь идет скорее не о подчинении внушению*, а о приобретении особого навыка*.
Другие внушения (например, «ваше бессознательное может успешно приняться за эту деятельность») в некотором смысле тоже являются замаскированными прямыми внушениями или, точнее, эти внушения не поддаются классификации из-за своей двойственности*.
Очевидно, что замаскированное прямое внушение не вызывает такого сопротивления, как просто прямое внушение.
suggestion indirecte. косвенное внушение
En.: Indirect suggestion
1. Согласно Эриксону, любое непрямое внушение является косвенным. В частности, Эриксон включает в это понятие открытое* внушение и то, что мы здесь называем активизирующим* внушением. Я думаю, что следует называть косвенными только те внушения, которые нацелены на нечто определенное, даже если пациент не признает это таковым (см.: параметры* внушения).
Непрямое внушение связано с проблемой вторжения* или психологического манипулирования*, то есть существования процедуры, «трюка», изменяющего ход коммуникации*, что-
162
бы внедрить (хотя бы и в позволительной форме) в голову другого человека некую идею. Среди косвенных внушений в гипнозе встречаются: последовательное принятие*, импликация*, некоторые виды расспроса*, негативное* парадоксальное внушение, двойная связь*, контекстуальное* внушение, составное* внушение и т. д.
Функция косвенного внушения в новом гипнозе чрезвычайно тонка. Оно часто служит только для того, чтобы увлечь пациента в определенном направлении, которого тот спонтанно избегал, - и на этом принуждение заканчивается. Цель косвенного внушения часто заключается в приведении в действие психологических процессов* (Erickson & Rossi, 1979). Часто речь Идет о том, чтобы «расшевелить» душевные ассоциации слушающего (Erickson & coll., 1976) или нарушить привычную установку, блокируя референтные рамки* (Erickson & coll., 1976).
Только в некоторых исключительных случаях может проявиться принудительный эффект этого внушения: последовательное принятие может быть использовано, чтобы помочь резистентному* пациенту преодолеть собственный антагонизм, который он не в силах контролировать. Это способ управления ассоциативными процессами, недосягаемыми для самого пациента. Другими словами, когда проблемы пациента определяются запретами*, не позволяющими ему использовать собственные ресурсы, косвенное внушение становится средством для продолжения работы (Erickson & Rossi, 1979).
Использование косвенного внушения требует от терапевта хорошей клинической практики и владения формулировками*. Как говорил Эриксон, «косвенные внушения, сделанные во время транса, действуют как ключи, поочередно подбираемые для активизации ассоциативных процессов внутри замков, которыми являются референтные рамки* пациентов» (Erickson & Rossi, 1979)
2. Многие виды эриксоновской терапии используют косвенный суггестивный подход и обращаются к тому, к чему пациент не в силах повернуться лицом. Работая с пациенткой, страдавшей от фригидности, Эриксон долго говорит с ней о подростковой мужской сексуальности (ночные поллюции и т. п.), прежде чем внезапно перейти к разговору о женской природе (Rosen, 1982/1986).
SUGGESTION INTERCONTEXTUELLE. КОНТЕКСТУАЛЬНОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: In tercontextual suggestion
Контекстуальное внушение - это внушение косвенное*, позволяющее человеку, не готовому слушать, услышать нечто; оно позволяет задействовать психологические ассоциации* собеседника внезапно, одной фразой.
Для этого оператор помещает сообщение* внутрь предложения. Часто он выделяет определенные слова интонационно, чтобы бессознательное* пациента улавливало эти данные вне общего смысла произносимой фразы.
Если я говорю, например: «Лучший способ, чтобы вы начали расслабляться, это...», то бессознательное пациента слышит отдельно: вы начали расслабляться. (Следует отметить, что в этом случае речь идет о поведении, которое пациент не может осуществить волевым усилием.) В английском языке неопределенная форма и повелительное наклонение одинаковы. Во французском языке использование этого способа требует большей тонкости (Quelet, 1990).
В классическим случае из практики Эриксона старый Джо, пациент, умиравший от рака, слышать ничего не хотел ни о психиатре, ни тем более о гипнозе. Джо был огородником, и
11*
163
Эриксон стал говорить с ним о томатах, усеивая свою речь терминами, обозначающими благополучие и контроль. Бессознательное Джо взяло из этой беседы, независимо от ее внешне го содержания, то, что ему подходило и, как и предвидел Эриксон, само создало благотворное для больного гипнотическое состояние.
SUGGESTION INVERSEE. ОБРАТНОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Reverse suggestion
В некоторых случаях для пациентов, стремящихся делать все наоборот, оправдано менять внешнее содержание внушения на обратное.
Во время одной демонстрации (Erickson, 1969) Эриксон так обратился к бурно проявлявшему свое сопротивление* пациенту: «А этот пусть замолчит, хватит ему говорить, он не посмел бы подняться, [...] он все равно не рискнул бы подвергнуться гипнозу, [...] он не посмел бы подняться на эстраду, он побоялся бы дружески пожать руку оператору, у него не хватило бы смелости молчать, и т. д.» Эриксону не составило труда вызвать гипноз у этого пациента, удовлетворив его глубинную потребность в мятеже (Erickson & coll., 1976).
Эриксон, освободивший гипноз от функций манипулирования*, тем не менее доказал, что прекрасно умеет манипулировать!
suggestion, liee au temps, внушение, привязанное ко времени
En.: Suggestion linked to time
Произвести внушение, сказав, что эффект наступит позже, не уточнив, когда именно, не просто семантическая уловка. В этом случае невозможна ошибка.
Например, при постановке сигналинга* подразумевается, что этот феномен проявится, когда будет нужно или когда пациент будет готов к этому. Поступая таким образом, мы часто бываем удивлены, увидев во время сеанса, как палец, говорящий «да», приподнимается, явно что-то обозначая, тогда как у него ничего больше не спрашивали. Точно так же при завершении последовательного принятия* нужное внушение формулируется следующим образом: «...И вы сможете начать чувствовать комфорт... по мере того, как это ощущение охватывает вас, по мере того, как оно будет длиться...» Подобная относительность* внушения позволяет избежать инконгруэнтности* для пациента, и такое предложение пациент может использовать по своему усмотрению и тогда, когда будет готов к этому (Erickson & Rossi, 1981).
suggestion metaphorique. метафорическое внушение
En.: Metaphoric suggestion
В новом гипнозе принято использовать метафоры* для внушений* на бессознательном уровне.
Л64
Эти активизирующие* внушения доставляют бессознательному* пациента нужный материал, и тем эффективнее, что метафора (в противоположность аналогии*) не распознается как таковая. Метафорическое внушение может таиться в одном слове или в его резонансах*. Оно может укладываться в пустотах одной фразы. Оно, наконец, может быть невысказанным выводом из рассказанной истории* или сказки*.
Метафорические внушения могут предлагать решение данного типа проблем, содержать намек на возможную счастливую развязку или быть более конкретными. Вот почему более или менее удачные метафоры являются непременной частью нашего терапевтического гипноза (см.: пример Солен). Чтобы дать пищу нашему воображению*, я всегда советую врачам публиковать свои метафорические внушения. Процитирую для примера: большая весенняя уборка (Turner, 1989), вскрытие коробки (Adrian, 1991); истории садовника в траве (Gamier, 1990) или принцессы, страдающей насморком (Courtial, 1989), адресованные малышам, страдавшим энурезом; плавание шаланды рассказано пациентке, страдавшей вагинизмом (Ribes, 1989); история желудя, придуманная для неуверенного в себе подростка (Thouret, 1989), история Митридата и луны (Joussellin, 1989) и т. д. Эти истории, нередко поэтические, были оценены пациентами, хотя, очевидно, и не восприняты ими как подход.
Миллс и Кроули (1986) дают практические советы по использованию метафор для детей.
Тем не менее следует помнить, что хотя и полезно упражняться в поиске метафор для поддержания творческой способности, все же лучшим метафорическим внушением является то, которое приходит в голову в присутствии пациента, то есть то, которое «навеяно» пациентом.
SUGGESTION NEGATIVE PARADOXALE. НЕГАТИВНОЕ ПАРАДОКСАЛЬНОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Negative paradoxical suggestion
Эта форма непрямого* внушения состоит в том, что в представлении пациента вызывается некий факт или идея, причем оператор заявляет, что это не должно происходить:
«Я прошу вас не думать о розовом слоне...» Будет ли результат иным, если бы я попросил вас думать о розовом слоне? Этот способ имеет множество вариантов: «Вам нет необходимости...», или: «Я не уверен, возможно ли...»
В сеансе нового гипноза* можно только удивляться обилию всего, что неизвестно оператору! Это косвенное внушение немного сродни парадоксу* или обратному* внушению, используемым при некоторых случаях резистентное™*: «Ни в коем случае не входите в гипноз, пока...»
SUGGESTION NON VERBALE. НЕВЕРБАЛЬНОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Non-verbal suggestion
Внушение может быть сделано без помощи слов. Внешнее выражение позиции оператора* служит для пациента неосознанной моделью, и невербальные виды поведения могут быть носителями коммуникаций.
165
Например, чтобы добиться каталепсии*, Эриксон советует осторожно взять пациента заi запястье, как бы без слов прося его сохранять положение руки.
Невербальное внушение может передаваться тоном голоса: можно способствовать j тации* руки, слегка приподнимая свою собственную голову и повышая тон голоса.
SUGGESTION OUVERTE. ОТКРЫТОЕ ВНУШЕНИЕ
En.: Open-ended suggestion
Во время открытого внушения утверждается, что что-то должно произойти, но не ' говорится, что именно. Это внушение является методом мобилизации, не больше и не меньше.
Чтобы вызвать гипноз, достаточно предложить пациенту подождать и понаблюдать за тем, что будет происходить (то, что будет происходить, разумеется, зависит от того, что пациент держит в голове, отсюда и важность демистификации*). Сказать, что бессознательное пациента трудится над разрешением его проблем, это тоже будет открытым внушением. В том же духе можно использовать паузы* или остановки на некоторых словах, чтобы подчеркнуть связь между открытым внушением и произнесенным словом.
При открытом внушении выбор в конечном счете остается за пациентом. Не так важно вложить что-либо в голову пациента, как попытаться извлечь оттуда нужные ему ресурсы (Godin, 1991; Erickson & Rossi, 1979).
SUGGESTIONS (PARAMETRES DES). ВНУШЕНИЕ (ПАРАМЕТРЫ)
En.: Suggestion (parameters)
Для того чтобы проанализировать предложения* терапевтов и особенно косвенные* внушения, я предложил однажды (Godin, 1988) ответить на следующие вопросы:
1. Является ли внушение полностью навязанным извне или оно как бы ретранслируется пациентом? Другими словами, идет ли внушение извне или нечто вызывается внутри пациента ?
2. Является ли внушение видимым и узнаваемым для пациента?
3. Является ли форма внушения разрешающей или авторитарной?
4. Основана ли эффективность внушения на использовании бессознательных механизмов? (Не будет ли утопией пытаться определить в этом случае степень принуждения?)
5. Насколько определенно внушение адресовано бессознательному пациента?
Эти параметры использовал Эриксон. Для него было достаточно наличия хотя бы одного из них, чтобы говорить о косвенном внушении. Можно сказать точнее: если предложение терапевта помечать символами, соответствующими каждому из пяти вышеозначенных параметров, то каждое предложение предстанет в виде пятизначной формулы. Такой анализ, примененный к записи Эриксона, датированной 1974 годом, показал, что возможны любые сочетания этих признаков, но некоторые встречаются чаще (Godin, 1988b). Этот анализ, будучи применен к каждому автору, позволит выявить его излюбленные методы работы и его стиль (и, может быть, его эволюцию во времени).
166
suggestion post-hypnotique. постгипнотическое внушение
En.: Post-hypnotic suggestion
Возьмем знаменитый пример: в прошлом веке пациенту под гипнозом нередко говорилось, что завтра он трижды раскроет свой зонт в определенном месте. На другой день наблюдатели имели возможность с удивлением убедиться, что пациент подчинялся внушению* и находил для своего поведения приемлемое объяснение. Эриксон уточняет, что в случае постгипнотического внушения пациент, как правило, не осознает, что совершено внушенное действие (Erickson & Erickson, 1958). Это превоаодный пример прямого постгипнотического внушения, считающегося типичным для гипноза.
В психику пациента как бы вписывается без его ведома предстоящее ему поведение. Остается открытым вопрос: всякое ли поведение можно таким образом внедрить в психику пациента?
Традиционный гипноз широко использует прямое постгипнотическое внушение в терапевтических целях; вот некоторые удачные показания для этого, рекомендованные Вайтцен-хоффером (Weitzenhoffer, 1988, II): уменьшить мышечный спазм, улучшить аппетит, вызвать и усилить лактацию, контролировать приступы потливости, контролировать тошноту, помочь поддерживать неудобное и утомительное положение тела, облегчить исследование тазовых органов, вызвать сновидения и т. д.
Новый гипноз ставит под сомнение обоснованность использования подобных автоматических эффектов, когда смешиваются гипноз и внушение, считая более корректным сказать, например: «Вы забудете все, что в этом опыте окажется ненужным для вас». Мы полагаем, впрочем, что в некоторых случаях, таких, как контроль хронических болей, подходят все средства, в том числе и прямое массированное постгипнотическое внушение. Что касается открытого постгипнотического внушения, то оно уместно во всех случаях, например: «Ваше бессознательное в ближайшие дни найдет решение вашей проблемы...»
Современные авторы (Spanos, 1989) полагают, что при этом эффект, не будучи автоматическим, окажется поведением, активно «направляемым на достижение цели». Параллельно пациент использует особую стратегию, чтобы забыть о своем собственном действии; другими словами, обработка информации в постгипнотической ситуации происходит так же, как и во всех прочих ситуациях (Lynn & coll., 1989). В этом смысле поучительны следующие опыты: Фишер (1954) просил пациекгов после окончания гипнотического сеанса почесывать уко всякий раз, как они услышат слово «психология». Опыт удавался, только если это слово произносилось в контексте эксперимента, а не всякий раз, когда его слышали случайно, вне связи с экспериментом; следовательно, данное поведение вряд ли было по-настоящему автоматическим.
SUGGESTION, QUI PASSE LES BORNES DU CONSCIENT. ВНУШЕНИЕ, ПЕРЕХОДЯЩЕЕ ГРАНИЦЫ СОЗНАТЕЛЬНОГО
En.: Suggestion getting past conscious boundaries
Согласно нашему определению, «за границы сознательного» выходит любое внушение*. Тем не менее особого внимания заслуживает следующее.
167
Эффект внушения под гипнозом (см. гипотезы*) у некоторых исключительных пациентов превосходит все ожидания. В то время, как защититься от обычного внушения кажется вполне возможным, проблема в корне меняется, когда пациент перестает осознавать применяемое по отношению к нему внушение. В какой же мере гипноз способен усиливать власть внушения? Рассмотрим несколько примеров, признанных классическими:
- постгипнотическая амнезия*: некоторые пациенты сообщают, что ничего не помнят о гипнотическом опыте после явно или безмолвно* внушенной амнезии. Я отмечал такие случаи в те времена, когда занимался традиционным гипнозом*, но не встретил ни одного подобного случая на протяжение двадцати лет занятий новым гипнозом*. Не помнить себя в течение некоторого времени - это, без сомнения, вызывает тревогу!
- постгипнотическое внушение* - это более высокая степень предыдущего опыта; пациент не только не знает, что с ним происходило, но и не может знать о вложенных в его голову идеях-паразитах, способных выразиться в действиях, причину которых он не будет знать!
- изменение памяти* является новым шагом. У некоторых пациентов можно изменить воспоминания о событиях таким образом, что они будут искренне утверждать невероятные вещи!
Внушение в большей степени, чем гипноз, ответственно за такие феномены, которые именуются «гипнотическими» благодаря своему автоматическому и бессознательному характеру; для их осуществления без сомнения требуется вера, принятие со стороны пациента, что более характерно для прошлого века. Тем не менее носителем этих проявлений остается гипноз, и это настораживает нас и укрепляет в убеждении, что гипноз должны практиковать только профессионалы со строгими этическими* установками.
SUGGESTION ТАСГГЕ. ВНУШЕНИЕ БЕЗ СЛОВ
En.: Tacit suggestion
Некоторые внушения делаются без слов. Пациент зачастую уже обладает идеей, которой предстоит воплотиться во время гипнотического сеанса.
Классические гипнотизеры имеют обыкновение играть на не полностью сформулированных внушениях*.
Внушение не нуждается в формулировании, если для него существует подходящий контекст*. После гипнотического опыта, включавшего каталепсию*, мой пациент (пример Жака) заявил, что согласен начать снова; мне оставалось только приподнять его руку, повторяя: «Не позволяй себе беспокоиться...» Рука осталась в каталепсии, и вскоре повторилось предыдущее состояние.
Итак, невербальные внушения встречаются очень часто, некоторые из них могут остаться незамеченными.
suggestion therapeutique. терапевтическое внушение
En.: Therapeutic suggestion
1. Проводимое в рамках гипнотического сеанса или вне его, внушение обладает особыми достоинствами.
168
Гассне (по наблюдению Месмера), веря, что обращается к демонам, посредством авторитарного внушения контролировал деятельность органов пациента, например, мог изменять его пульс (Laurence & Perry, 1988).
Разумно ли совершенствовать терапевтическое внушение, если оно уже и так доказало свою полезность? Следует ли опасаться нежелательных или чисто симптоматических эффектов? Такая постановка вопроса слишком схематична: если принять во внимание, что простое внушение*, сделанное во время общего наркоза, заметно уменьшало количество послеоперационных осложнений, придется согласиться с тем, что использование внушения заслуживает обсуждения в каждом конкретном случае.
2. Гипноз, несомненно, усиливает воздействие психики на тело через посредство бессознательных механизмов. Таким образом, он является основным способом определенных типов воздействия на телесном уровне (Rossi, 1990).
3. Внушение в психотерапии. Со времен Фрейда терапевты не считали такую психотерапию* удовлетворительной. С другой стороны, методы Куэ (1915) и Бодуэна* (1951), для которых внушение состояло в активизации бессознательных процессов, гораздо более тонки и сохраняют свою актуальность (см.: самовнушение*). Для приверженцев нового гипноза* простое терапевтическое внушение сохраняет свое значение только в определенных случаях, когда требуется разорвать порочный круг, например, в сексопатологии. Психотерапевты-эриксо-нианцы крайне критичны и бдительны в этом отношении. К счастью, гипноз обладает и иными возможностями, кроме терапевтического внушения.
SURPRISE. НЕОЖИДАННОСТЬ
En.: Surprise х
1. Неожиданность - одно из средств, широко используемых в гипнотической индукции* для депотенциализации сознательного*, как и замешательство*, которому она сродни. Менее заметную роль она играет в некоторых других подходах, таких, как парадоксальная* индукция или индукция с помощью левитации* руки.
2. Во время гипнотического сеанса употребление слова «сюрприз» часто бывает желательно: оно обладает резонансом* с миром детства*, что, как уже было сказано, способствует гипнотическому функционированию*, кроме того, оно перекликается с необычностью данного опыта; наконец, его использование подготавливает* почву для появления вероятных специфических* феноменов или для неожиданных изменений (Erickson & coll., 1976).
3. Эффект неожиданности способствует изменениям*, поскольку «речь идет о движении, которому, чтобы проявиться, необходим неожиданный, нелогичный и внезапный жест терапевта» (Erickson, 1974-1975). «Несжиданность всегда вознаграждается. Результат далеко превосходит ожидаемое» (Rosen, 1982/1986).
susceptibilite hypnotique. восприимчивость к гипнозу
En.: Hypnotic susceptibility
1. В классическом варианте так обозначают степень выраженности ответа на внушение*, выказанную пациентом в рамках традиционной* гипнотической индукции*. Было доказано,
169
что способность быть загипнотизированным не изменяется с годами и является одним из наших врожденных качеств. Чтобы измерить эту способность, существуют шкалы*. Все это не представляет интереса для практики нового гипноза.
2. С другой стороны, способность к визуализации*, то есть к использованию образов*, содействует тому, что мы называем гипнотическим функционированием*. С этой целью разработаны новые шкалы (Тест поглощенности*, Tellegen & Atkinson, 1974.) Они прекрасно отражают восприимчивость к гипнозу, несмотря на то, что этот термин в них обычно не используется.
3. Отметим, что когда Эриксону требовалось выбрать пациента для демонстрации, он интересовался прежде всего степенью расположенности* по отношению к другому, и такая позиция служила для него лучшим критерием восприимчивости к гипнозу (Erickson, 1983/1986).
Новый гипноз* доказывает, что каждый способен осуществить гипнотический опыт, впечатляющий или скромный, и что поддающийся учету результат, часто неожиданный, не пропорционален внешним проявлениям. Проявление феномена зависит от аккомпаниатора, который должен уметь надлежащим образом направлять пациентов, какими бы качествами они ни располагали и какие бы потребности ни обнаруживали (см.: функциональный* подход).
SYMBOLE. СИМВОЛ
En.: Symbol
Символ - это условное выражение чего-либо. Символический образ может занимать первостепенное место в терапии, если Он обращен к наиболее глубоким слоям «Я», по ту сторону словесного обозначения.
1. Символический образ - не просто отражение психической деятельности, он является носителем, материалом, с помощью которого совершается работа*. Эриксон приводит в пример молодую женщину, которая во время гипноза видела себя плавающей под водой. Она видит пустые раковины. Некоторые из них напоминают драгоценные камни, она выбрасывает их на поверхность и т. д. Согласно Эриксону, здесь мы имеем дело с первой психотерапевтической* попыткой, позволяющей затронуть эмоциональный материал. Ее сознательная часть пока не знает, что процесс выздоровления начался. Языки пламени, обычные камни, драгоценные камни, раковины - все это средства, чтобы выразить процесс изменения. Процесс созревания можно описать на тысячу ладов, используя язык каждого пациента... В процессе терапии мы можем усиливать значение этого опыта, разговаривая с пациентом, даже если точно не знаем, на что обращены его мысли (Enckson & Rossi, 1979).
Эта интерпретация близка к концепции Юнга (1956), для которого символ является наилучшим выразителем чего-то, что находится еще только на пути к осознанию (Erickson & Rossi, 1979).
2. Терапевт и сам пользуется символическим языком или словами, имеющими символический резонанс. Во время сеанса гипноза*, говоря с пациенткой {арфисткой), у которой он предполагал сексуальную проблематику, Эриксон использует в своей речи символические сексуальные созвучия. Бессознательное пациентки может использовать этот материал для совершения психологической работы или отвергнуть его (Erickson & Rossi, 1979).
3. Гипнотический способ функционирования активизирует психические структуры, которые принято связывать с правым полушарием (см.: полушария*). «В трансе* мои пациенты понимают значение снов*, символов и других выражений бессознательного*» (Rosen, 1982/1986).
170
SYMPTOME. СИМПТОМ
En.: Symptom
Аналитическая психотерапия* не стремится к немедленному устранению симптома, тогда как поведенческий подход нацелен именно на это. Эриксоновский подход в этом смысле очень дифференцирован.
Процитируем Джея Хейли (1973, 1984):
«Его точка зрения состоит в том, что симптом проявляется в той области, которая для человека, имеющего проблему, является доминирующей и в которой он способен реагировать наиболее значительно и интенсивно. Именно эта локализация сулит терапевту максимум возможностей для того, чтобы вызвать изменение*».
Эриксон не отрицает вклада, сделанного Фрейдом в понимание смысла симптома, но считает интерпретацию симптомов излишней. Этиология симптома мало интересует его, поскольку, по его наблюдениям, решение проблемы очень часто не связано с тем, что послужило ее причиной (Haley, 1973/1984). Наконец, он считает, что невозможно понять симптом как изолированное поведение, вне контекста, в котором оно совершается (Watzlawick & coll., 1967/ 1972).
Эриксон одним из первых отметил, что симптомы занимают определенное место в социальном равновесии (см.: системный*) и, следовательно, все окружение пациента должно стать объектом внимания (см.: Haley, 1973/1984).
Практика Эриксона показывает, что он помогал пациентам соблюдать определенную экономию: «Работа по разрешению симптома может быть такова, что пациент не поймет, почему исчез симптом, кроме того, происходит как бы спонтанное решение задачи развития, выражавшейся этим симптомом, что способно только удивлять пациентов, не подозревавших, что терапевт занимался этими проблемами» (Erickson & Rossi, 1979).
Иногда следует позволить симптому существовать, но по-иному, то есть переработать его. «Слишком многие терапевты, стремясь успокоить своих пациентов, пытаются избавить их от реальности их симптомов, вместо того чтобы работать с этой реальностью» (Erickson, 1983/ 1986; см. также Wen, 1991).
systemique. системный
En.: Systemic
Эриксон одним из первых отметил, что пациент существует в состоянии равновесия в широком комплексе родственных и иных связей (D'Assignies, 1988). Формы поведения и симптомы вписываются в систему наравне с другими ее элементами (Haley, 1973/1984).
кроме того, действующие величины достаточно сложны, так как «система имеет не линейную, а круговую причинность» (Watzlawick & coll., 1974/1975).
Дон Джексон (Jackson, 1957) описал то, что он назвал семейным гомеостазом, Здесь набор форм поведения в действительности отражает сопротивление* данной группы изменениям (Watzlawick & coll., 1974/1975). С другой стороны, положительные эффекты в системе могут нарастать, как это видно на примере юного Генри (Rosen, 1982/1986): «Уменьшение
171
онигофагии у Генри придало ему уверенности в себе, что, в свою очередь, выразилось в более уверенном поведении. Освобождение одного из членов семьи от иррациональной навязчивости послужило к освобождению его близких, одного за другим. Лаже исключительно тревожные родители явно освободились от неоправданной требовательности к детям». Все изменения пациента связаны с каждым лицом из его мира, или его системы.
Хотя иногда кажется, что гипнотерапевт адресуется только к одному лицу, на самом же деле он пытается изменить взаимодействия в рамках окружения пациента; только такая динамика и является по-настоящему психотерапевтичной*. Терапевт, находясь вне системы, способен дать ей то, что сама она породить не в состоянии, - изменение ее правил (Watzlawick & coll., 1967/1972).
TERMINAISON. ОКОНЧАНИЕ
En.: Ending
Окончание гипнотического сеанса должно производиться очень тщательно (см.: примеры). Следует помнить, что пациенту часто требуется определенное время для завершения текущей работы*, и обрывать его нежелательно.
Процедура с использованием опускания руки (Жак, Ноэми, Ундина) хороша тем, что пациент сам определяет ее продолжительность в соответствии со своими потребностями (иногда многие минуты). Терапевт может ускорить выход из состояния, начав, например, считать до пяти и попросив пациента пробуждаться постепенно, с каждым произнесенным числом. В это время всегда очень важно делать позитивные внушения*, которые Джон Хартланд (1971) называл «укрепление «Я». В этот момент пациенту говорят, что он будет чувствовать себя хорошо, будет владеть собой и т. п.; необходимо также восстановить то, что могло быть нарушено во время сеанса (например, сказать, что мышечный тонус восстановится, если наблюдалась каталепсия*). (См.: ориентиры*.)
Обычно при окончании сеанса прибавляют несколько рутинных* фраз: «Вы сможете вспомнить то, что полезно для вас, и забыть остальное...», «Вы сможете рассказать или не рассказывать, как сочтете нужным ...»Неплохо также на этой стадии дать указания по самогипнозу*. Наконец, обычным приемом (при необходимости) является внушение реиндукции*.
Что делать, если пациент не просыпается? Чаще всего это связано с тем, что он просто очень хорошо себя чувствует. В таком случае достаточно сказать ему, что он мажет повторить опыт, когда пожелает. Чтобы мотивировать пациента, годятся любые уловки. Интересен американский метод: «Вы можете продолжать отдых... за сто долларов в час!» Эриксон иногда уточнял, что это состояние очень благотворно, и выражал надежду, что пациенту не нужно в туалет, - идею, которая, возникнув, стремится реализоваться. Наконец при необходимости всегда можно начать расспрос пациента. Однажды в университете Ниццы мне пришлось расспрашивать студента (у которого я проверял потерю чувствительности с помощью иглы от шприца), не желавшего просыпался. Несмотря на смазанную речь, из его ответов я понял, что после уколов он часто терял сознание. После этого мне нетрудно было убедить его, что все позади и пора очнуться.
Многочисленные опыты (Evans & One, 1971) показали, что, если терапевт молчит, ничего не объясняя, пациенты приблизительно через двадцать минут сами дают себе указание проснуться.
TESTS. ТЕСТЫ
En.: Tests
Перед началом гипнотического сеанса некоторые используют тесты, являющиеся клиническими эквивалентами экспериментальных шкал*.
173
Мои коллеги практикуют тест падения назад, внушая, что некая сила потянет пациента назад, когда оператор положит руки ему на лопатки. Эти тесты, на самом деле измеряющие только внушаемость*, несут в себе идею воздействия терапевта на пациента, какие бы ни использовались ораторские предосторожности.
Единственный тест, вызывающий приемлемое представление о гипнозе, - это тест сближения рук, так как в нем эффективность гипноза может быть соотнесена с воздействием психики на тело: «Теперь я хочу [заметьте: «я хочу» - формулировка совсем не обязательная], чтобы вы представили себе, что некая сила притягивает ваши руки друг к другу, стягивает их вместе. Пока вы размышляете об этой силе, сближающей ваши руки... Они начинают одновременно двигаться, вначале медленно... Они все больше и больше приближаются друг к другу, все ближе и ближе, как будто какая-то сила действует на них... Они сближаются, сближаются... все ближе, ближе...» Вайтценхоффер рекомендует этот тест, и если получен хороший ответ, то использование индукции посредством левитации руки* (Weitzenhoffer, 1988.)
Тесты не кажутся нам необходимыми, поскольку сеанс гипноза сам по себе уже является продолжением ряда исследований*, в котором, кстати, внешние проявления никоим образом не свидетельствуют о качестве совершенной психологической работы*'.
ТНЁМЕ. ТЕМА
En.: Theme
Анализ наших примеров показывает, что гипнотический сеанс имеет своего рода название или лейтмотив. Основная тема берется из культурной среды пациента или из того, что его занимает.
В случае с артистом (см. пример возрастной регрессии) упоминается о том, «что реально или нереально», эта тема должна его интересовать; кроме того, она созвучна гипнотическому сеансу.
Тема может иметь отношение к проблемам пациента: для пациентки, страдающей от навязчивых состояний, тема сконцентрирована на всевозможных автоматизмах, присущих людям; для тревожного пациента, который боится экзаменационной комиссии (см. пример), преобладающая тема - незначительность наблюдателя... и так далее.
Тема может не быть очевидной для пациента: когда Эриксон предположил, что у его пациентки возможны сексуальные проблемы, о которых она не сказала, он начал употреблять в своей речи многочисленные сексуальные коннотации, которые она не могла распознать {Арфистка, Enckson & Rossi, 1979).
theorie. теория
En.: Theory
Мы, как и Эриксон, полагаем, что факты часто подвергаются бессознательной обработке, чтобы быть заключенными в рамки наших теорий.
«В мифе о Прокрусте людей растягивали или обрубали, чтобы они соответствовали длине кровати; ученые поступают так же!» (Zeig, 1985/1988).
Напротив, интуитивные постижения Эриксона чрезвычайно значимы, так как они вписываются в психологическую реальность, пережитую неутомимым тружеником и исследовате-
174
лем. Можно сказать, что Эриксон замечал эффективность некоторых установок* и действий раньше, чем успевал задаться вопросом, почему это работает (Erickson & Rossi, 1979).
Мы высоко ценим критическое мышление и законное стремление к тесретизации современных исследователей; они поймут ту несколько иную, прежде всего прагматическую позицию, которая лежит в основе данной работы.
THERAPEUTE (RULE DE). ТЕРАПЕВТ (ЕГО РОЛЬ)
En.: Therapist (role of)
В рамках проведения гипнотического сеанса с учетом наших психотерапевтических* концепций задача терапевта представляется многообразной и не сводится к какому-либо ритуалу.
Вот несколько комментариев Эриксона, касающихся рассмотренных нами и разбросанных в этой книге принципов.
• Не существует жестко контролируемого или строго научного метода для получения желаемого поведения у одного или нескольких пациентов в одинаковых условиях в различные моменты времени... (Erickson & Rossi, 1979).
• Роль терапевта [...] будет состоять в стимулировании пациента (Erickson & Rossi, 1979).
• Во время транса пациентов в широком смысле слова мобилизуют* [bouncing and whirling), чтобы разрушить их стереотип мышления и позволить проявиться их творческой способности*. Следует поддерживать состояние непрерывного потока (Erickson & Rossi, 1976).
• Терапевту не обязательно [все] знать [о пациенте] (Erickson & Rossi, 1979).
• Предполагается, что терапевтический потенциал уже присутствует в пациенте, но он блокирован неадекватными референтными рамками* (Erickson & Rossi, 1979).
• Роль терапевта состоит в том, чтобы понять, принять и использовать индивидуальные особенности пациентов, для того чтобы помочь им преодолеть их ограничения и достичь поставленных ими целей (Erickson & Rossi, 1979).
• Позиция терапевта состоит в передаче ответственности* пациенту (Erickson & Rossi, 1976).
• Психотерапевтический подход основан именно на возможности для пациента в состоянии гипноза решиться вызвать то, на что он не способен в обычном состоянии (Erickson & Rossi, 1976), так как в гипнозе он чувствует себя защищенным.
• [Задача] состоит в привлечении навыков*, уже имеющихся у пациента, и в их применении в другой области. Это не добавление нового, а использование и развитие того, что уже существует (Erickson & Rossi, 1976).
• Психотерапия состоит в том, чтобы позволить психике пациента и психике терапевта спонтанно взаимодействовать* (Erickson & Rossi, 1976).
• Вся терапия осуществляется внутри пациента, а не между терапевтом и пациентом (Erickson & Rossi, 1979).
• Работа в гипнозе будет заключаться в ослаблении ригидности пациента (Erickson & Rossi, 1976).
• Можно ограничиться минимальными изменениями. Улучшение будет лавинообразным (Erickson & Rossi, 1976).
TON DE LA VOIX. ТОН ГОЛОСА
En.: Voice tone
Тон голоса в гипнозе очень важен, и это тем более верно, что он плохо поддается анализу.
1. В том, что касается оператора: в традиционном гипнозе* голос чаще звучит
важно, торжественно и внушительно. В новом гипнозе* голос звучит немного искусственно,
175
чтобы подчеркнуть разницу между обычным и гипнотическим состоянием. По мере продолжения сеанса речь оператора, синхронно с дыханием* пациента, становится медленнее; предполагается, что психическая деятельность пациента при этом тоже замедляется. Тон голоса иногда служит для выделения некоторых слов или выражений (контекстуальное* внушение, паузы*). Тон голоса может меняться и по аналогии: он становится выше, когда рука поднимается.
И наоборот, терапевт начинает говорить обычным голосом, если предполагает, что обращается к сознательному и бодрствующему пациенту, напримар, когда рассказывает о сопротивлении* (Erickson, 1983/1986, стр.174.)
Наконец, тоном голоса оператор* передает пациенту чувство доверия, что особенно важно при прямом* внушении (контроль над болью*). Практикуясь, терапевты значительно повышают процент успешных случаев. Наш друг Жак Келе, заинтересовавшись этим феноменом, заметил, что начинающие терапевты повышали тон голоса к концу фразы, тогда как опытные, напротив, скорее понижали его. Повышение тона, заключает он, равносильно превращению предложения в вопрос.
2. Что касается пациента, то нередко приходится слышать, как он говорит измененным голосом, как бы в стремлении к «экономии средств». Этот феномен, обнаруживающийся у пациентов, охотно разговаривающих в состоянии гипноза, особенно заметен при парциальном пробуждении* головы. При возрастной регрессии* пациент зачастую начинает говорить детским* голосом.
TOUCHER. ПРИКОСНОВЕНИЕ
En.: Touch
Первые экспериментаторы доказали, что прикосновение способствует гипнозу (см. Месмер*, Эсдайль*, Льебо*). Даже теперь многие наши коллеги часто касаются своих пациентов (пациенток) на уровне висков, волос, рук, груди или бедер...
Мы придерживаемся иного мнения. Я думаю, что прикосновения отнюдь не безобидны именно потому, что они эффективны с точки зрения гипноза. Мы не знаем точно, как они могут быть истолкованы или «метаболизированы»1 пациентами. Это ингредиенты* риска, которые в дальнейшем могут только усложнить нашу задачу (см. артефакт*).
Единственное прикосновение, которое мы себе позволяем, это прикосновение к запястью пациента во время каталепсии* руки; оно нейтрально и всегда уместно, поскольку является аналогом исследования пульса.
TRADITIONNEL (HYPNOTISME). ТРАДИЦИОННЫЙ' (ГИПНОТИЗМ)
En.: Traditional (hypnosis)
Следуя Вайтценхофферу, мы можем отнести к традиционному гипнотизму все, что делалось после Бернгейма, до появления нового гипнотизма, который Вайтценхоффер предпочитает именовать «нетрадиционным гипнотизмом» (Weitzenhoffer, 1989).
'Усвоены
176
Традиционный гипнотизм предполагает использование авторитарного подхода, в противоположность новому, так называемому разрешающему гипнозу. Кроме того, традиционный подход базируется в основном на прямых внушениях, тогда как новый подход использует преимущественно предложения* и косвенные* внушения.
На наш взгляд, главные различия между традиционным и новым подходами объясняются лежащими в их основе гипотезами*. Невысказанное не остается без эффекта, а эффекты различны.
Вайтценхоффер определяет свой собственный Подход как «полутрадиционный», он остается на полпути между названными выше подходами, то есть использует разрешающую и косвенную тактику, сохраняя относительную верность традиционной гипотезе.
TRANSE. ТРАНС
En.: Trance
Мы используем слово «транс» как синоним гипноза; особенность состоит в том, что транс подразумевает определенное узнаваемое поведение (малоподвижность, экономию движений). Слово «транс», к сожалению, имеет такие негативные коннотации, как «транс одержимости», «истерический транс» и т. п. Но оно освящено временем и обычаем, поэтому мы сохраняем его, пока не найдено лучшее.
Мы можем схематично выделить три разновидности транса:
- транс повседневный, простой период задумчивости, в которую мы погружаемся много раз за день;
- транс усиленный, представляющий собой усиленный вариант предыдущего феномена, осуществляемый намеренно и, как правило, с помощью другого лица. Для нас это и есть гипноз (иногда называемый обычным гипнозом);
- транс сомнамбулический", существование которого весьма спорно и который в любом случае не кажется нам представляющим клинический интерес.
Транс - это такой тип функционирования, который вовлекает одновременно уровни сознательного и бессознательного (Erickson & coll., 1976) и является медиатором между ними. «[В своем крайнем выражении] глубокий* транс - это такой уровень гипноза, который позволяет пациенту целенаправленно и непосредственно действовать на бессознательном уровне, без вмешательства сознания» (Erickson, 1980,1).
Пациент, как правило, не осознает, что он находится в состоянии транса; но он может научиться узнавать его (Erickson & coll., 1976).
TRANSE DANS LA TRANSE. ТРАНС В ТРАНСЕ
En.: Interpolated trance
Предположим, что во время первой беседы с пациентом гипноз не использовался. Во время следующего сеанса первую беседу восстанавливают в памяти, прибавляя к этому воспоминанию* представление о гипнотическом трансе* (которого в действительности не было). Эриксон и Росси считают, что подобный способ иногда представляет клинический интерес (Erickson & Rossi, 1979).
12-2917
177
Иногда нам приходится использовать эту практику в упрощенном виде. В нашем примере с Ундиной она грезит* о том, что прогуливается в горах, потом, растянувшись на земле, засыпает, и ей снится... снится, что она прогуливается в горах. Этот способ создает избыточную дополнительную дистанцию между обычным состоянием и состоянием гипнотическим и таким образом способствует погруженности* в воображаемое...
TRANSE THERAPEUTIQUE. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ТРАНС
En.: Therapeutic trance
Во время транса* психическое функционирование* изменено, поскольку «реакция ориентации на реальность обычно блокирует субъективные ассоциации* и психические механизмы*». Во время транса все иначе (Erickson & coll., 1976).
При обычном психическом функционировании приобретенные запреты* задерживают бессознательную психическую работу*, тогда как транс позволяет активно действовать всей психике в целом. В этом благоприятном состоянии пациент приступает к новому синтезу, используя в качестве материала слова терапевта. Следовательно, терапевтический транс должен быть активным процессом благодаря постоянному вмешательству терапевта (Erickson & coll., 1976).
Облетается интеграция* личности. Гармонично сочетаются сознательные и бессознательные элементы. Транс в целом является для пациентов, особенно для наиболее интеллектуальных, возможностью снова научиться предоставлять свободу действий своему бессознательному (Erickson & coll., 1976). Транс - это личный опыт*, в котором пациенты могут использовать свои, единственные в своем роде, жизненные достижения и свои собственные, присущие только им ассоциации, чтобы изменить себя изнутри (Erickson & coll., 1976). В терапевтическом трансе пациенты получают нечто из глубины самих себя (Erickson & coll., 1976). Наконец, благодаря трансу пациенты высвобождают свою творческую* активность для расширения круга своих возможностей. Это момент свободы, когда индивидуальность может развернуться (Erickson & coll., 1976).
Иногда то, что обычно находится вне досягаемости нашего сознания, становится достижимым (Rosen, 1982/1986).
TRANSFEREE ПЕРЕНОСИТЬ
En.: To transfer
Одной из основополагающих идей эриксоновской гипнотерапии* является представление о том, что имеющиеся в наличии, но забытые навыки* пациента, то есть ресурсы, могут быть перенесены в новые ситуации.
Лейтмотив Эриксона: «Мы знаем больше, чем думаем, что знаем». Для этих манипуляций с ресурсами инструментом выбора является гипноз.
i
1. С точки зрения сознательного функционирования может оказаться полезным и желательным восстановление в памяти прошлых ситуаций, которыми мы успешно овладели. Про-
178
шлые ощущения, предшествовавшие болезни, можно актуализировать, чтобы противопоставить их имеющимся страданиям. Могут быть удачно использованы различные ассоциации идей (Erickson & Rossi, 1979).
2. Однако наиболее важные навыки, которые могут быть перенесены, это навыки бессознательные*.
«Гипноз - это техника коммуникации, благодаря которой вы получаете доступ к обширным запасам приобретенных навыков, особенность которых в том, что они являются автоматическими ответами» (Erickson & Rossi, 1981).
TRANSFERT. ПЕРЕНОС
En.: Transference
В некоторых случаях при гипнотическом взаимодействии могут проявляться элементы давнего прошлого (Petot, 1990), и периодически возникает вопрос, должен ли использоваться в гипнозе термин «перенос».
Лучше всего нашу точку зрения выразил Рустан (Roustang, 1990): «Когда используется гипноз, анализировать перенос нет никакой нужды, поскольку внимание занято вовсе не тем, какие формы принимает отношение к терапевту. В психоанализе, напротив, это необходимо, поскольку трансферентная связь является главным средством выявления того типа отношений, который пациеит воспроизводит в своей жизни постоянно, то есть формы его неароза; к тому же такое выявление - основная цель метода. Гипнотерапия в манере Милтона Эриксона направлена в основном на то, чтобы пациент превратил свою пассивность по отношению к симптомам в активность. Гипноз - всего лишь пространство, в котором он испытывает свою реальную ситуацию, для того чтобы овладеть ею. [...] Терапевт здесь присутствует не для того, чтобы терпеливо ждать, пока у пациента возникнут свободные ассоциации и в награду за ожидание завяжется трансфер. Он [Эриксон] не перестает давать пациенту свободу действовать сейчас, в меру своих возможностей, для того, для чего он пришел, а именно для изменения своего существования».
Милтон Эриксон, имевший обыкновение пользоваться только теми понятиями*, которые необходимы для его практики, к понятию трансфера (или переноса) остался безразличен.
TRANSITIONS. ПЕРЕХОДЫ
En.: Transitions
Гипнотическое* состояние - неустойчивая психологическая реальность, и любая неожиданность способна вернуть пациента к предыдущему типу функционирования*. Следовательно, в гипнозе нужно следить за вербальными переходами с той же заботливостью, с какой кандидат в бакалавры избегает утомлять своего корректора.
Словесное заявление о том, что нечто должно произойти, способствует реализации ожидаемого и вызывает доверие пациента к продолжению опыта*. Полезно также предупреждать пациента о появлении чего-либо неожиданного*.
Во время терапевтического лечения такие предосторожности обязательны. «Внушать расслабление в то время, как пациеит страдает от сильных болей, означает заведомую неуда-
12*
179
чу. [Наоборот], он должен сосредоточиться на своей боли и постепенно переходить к воспоминанию о прошлом благополучном состоянии. Объем внимания, которым мы располагаем, ограничен» (Erickson, 1983/1986; см. также Erickson & Rossi, 1981).
TRAUMATIQUE (NEVROSE). ТРАВМАТИЧЕСКИЙ (НЕВРОЗ)
En.: Traumatic (neurosis)
Подходы, использующие гипноз, показаны после психологических травм, особенно при состояниях, называемых травматическим неврозом.
1. Возрастная регрессия* позволяет пациенту пережить травмирующие события заново, с перспективой отреагирования*, но более упорядочение и не с такими массивными проявлениями, как, например при амфетаминовом растормаживании1. Травмирующие детские переживания могут повторно интегрироваться взрослой психикой, возможно, столь же мучительно, но с иной интерпретацией (например, изнасилование).
2. Дистанцированная регрессия дает возможность добиваться того же результата, но с меньшим эмоциональным напряжением. Достаточно попросить пациента созерцать происходившее, «как в кино», то есть со стороны. Пациент предупрежден, что он может при желании остановить «фильм» или «выйти из зала». В некоторых случаях можно попросить пациента не узнавать себя в действующем персонаже (Erickson & Rossi, 1981).
3. Диссоциированная регрессия. Еще одна возможность, предоставляемая гипнозом, -попросить пациента снова пережить опыт, диссоциировав* эмоции, то есть пережить события без сопровождавших их чувств. В последующем можно попросить пациента вспомнить и эмоции, но без зрительных образов*. Эти опыты* лежат в основе дробного отреагирования, позволяющего в дальнейшем пережить событие полностью, но менее драматично (Erickson & Rossi, 1979).
4. Гипноз может позволить пациенту с помощью терапевта представить себе воображаемые альтернативные решения независимо от исторической правды. В некоторых случаях возможно изменениечувствапереживаемой катастрофы, когдакомпульсивный2 сценарий* теряет свою власть.
5. И наконец, что очень важно, терапевт может помочь пациенту научиться мапулировать образами, например, замещая образы пережитого воображаемыми фотографическими образами; последние могут стать объектами манипуляции и трансформации. Этот несколько хитроумный подход очень эффективен (Reiner, 1990). Он позволяет пациенту реинтегрировать ряд личных моментов.
TRAVAIL PSYCOLOGIQUE. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАБОТА
En.: Psycological work
В той мере, в какой гипноз позволяет добиться того, что ранее было невозможным, мы вправе говорить, что совершена определенная психическая работа.
1 Внутривенное введение барбитуратов и амфетаминов
2 Неконтролируемый
180
Мы можем предположить, что эта работа является результатом приведения в действие определенных психологических ассоциативных* цепей. Речь идет о бессознательной работе.
Навыки* или перенос* навыков как результат гипнотического сеанса также могут быть результатом работы.
Рассуждая таким образом, мы следуем размышлениям, сформулированным Жаком Па-ласи (личное сообщение): «Это не просто внушение, вы предоставили пациенту свою психику для совершения работы, которая ранее была для него невозможной...» (Palaci, 1987).
TROMPER LES SUJETS.
ВВОДИТЬ ПАЦИЕНТОВ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ
En.: To trick the subject
1. Установлено, что гипноз, даже самый традиционный, может заставить пациента совершить не все что угодно, а только то, на что пациент способен вне гипноза. Но тогда возникает вопрос: можно ли с помощью гипноза обмануть пациента во вред ему?
Поскольку гипноз позволяет изолировать психические элементы от их контекста, такая возможность определенно существует. Такой риск явно присущ традиционному* гипнозу, поскольку в нем оператор просит пациента отбросить всякую инициативу и всякую критику. Классические примеры можно найти у Лоуренса и Перри (Laurence & Perry, 1988); в частности, случаи с полковником медицинской службы (стр. 308), с соблазнителем женщин (стр. 309), С приходящей няней (стр. 310) и знаменитый «случай Пальмера» (стр. 313).
2. Новый гипноз, напротив, требует от пациентов сохранять присутствие, достаточное для сотрудничества. В этих условиях риск относительно невелик. Во всяком случае, это касается уже этической* стороны нашего подхода.
TRUISME. ТРЮИЗМ
En.: Truism
Трюизмом мы называем повторение общеизвестного, очевидного.
Очевидно, что в практике гипноза трюизм используется не случайно, поскольку одно только словесное обозначение феномена уже способствует его осуществлению (идеодина-мизм*) (Erickson & coll., 1976.)
Пример: «Когда мы устаем, наши глаза начинают потихоньку слипаться и иногда сами собой закрываются», или: «Большинство людей испытывают удовольствие, ощущая на коже приятное прикосновение легкого свежего бриза», или еще: «Мы знаем, что когда вы засыпаете, ваше бессознательное может рождать образы», или, наконец: «Вы знаете, как легко нам забыть...»
Употребление этих трюизмов не обязательно ведет к реализации того, что произнесено, но делает это гораздо более вероятным. Трюизмы входят в состав косвенного* внушения (Erickson & Rossi, 1979).
и
UTILISATIONS MEDICALES DE LHYPNOSE. МЕДИЦИНСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ГИПНОЗА
En.: Medical uses of hypnosis.
. - При использовании в медицине новый гипноз предоставляет те же возможности, что и более традиционные* виды гипноза, которые хорошо описаны в классических трудах (Crasilneck, Н. & Hall, J., 1975; Cheek & Le Стоп, 1968; Croger, 1977; Pratt, Wood & Alman, 1988; Rager, 1973; Spiegel & Spiegel, 1978). В основном речь идет о том, что оператор добивается усиления воздействия психики пациента на тело, умело используя свой голос. В зависимости от особенностей случая бывает показан более или менее прямой подход*. Часто отсутствует пояснительное звено, как при травматической аносмии1, вылеченной во время выполнения учебного упражнения (Phoenix, дек. 1991).
Область применения гипноза далеко не ограничена снятием болевых синдромов. Много лет назад профессор Ласснер (Lassner, 1967) сообщил нам об удивительных результатах: при задержках мочи гипноз часто помогал пациентам избежать катетеризации. Показания для гипноза во многом определяются творческим потенциалом каждого. Одна из еще мало используемых возможностей заключается в облегчении побочных эффектов химиотерапии и в улучшении переносимости болезненных исследований (Bourgeois, 1992).
Кроме того, при психосоматических проявлениях гипноз позволяет получить доступ к лежащей в их основе психической динамике, что весьма перспективно с точки зрения терапии. Гипноз может одновременно иметь различную направленность. Например, в сексопатологии гипноз является эффективным средством, потому что способен одновременно нейтрализовать негативный самогипноз, изменить некоторые представления пациента из разряда мифических и восстановить физиологию желания и удовольствия (Tordjman, 1989).
Обнадеживает тот факт, что некоторые терапевты добились результатов в тех областях, где лечение затруднено. Приведем всего несколько примеров: ихтиоз (Masson, 1952), гемофилия (Swirsky-Sacchetti & Magolis, 1986), подавление аллергических реакций (Ikemi & Nakagawa, 1962), генитальный герпес (Longo, Clum & Yaeger, 1988) и т. д. Новая наука, получившая название психонейроиммунологии, могла бы в равной степени использовать возможности, предоставляемые гипнотическим подходом (Black, 1969).
UTILISATIONNELLE (APPROCHE). УТИЛИЗИРУЮЩИЙ (ПОДХОД)
En.: Utilisational (approach)
Как и в педагогике, способов обучить пациента новому типу функционирования* существует много. Новый гипноз предлагает в качестве отправной точки использовать то, что уже
' Потеря обоняния.
182
наличествует в психике пациента и/или то, что данный пациент уже умеет делать. Как в дзюдо, в гипнозе поведение и энергия пациента направляются, чтобы он мог добиться того, для чего пришел.
1. Утилизирующий подход в индукции* гипноза.
Он заключается в том, чтобы ничего не навязывать, а только использовать язык* пациента, его идеи, его образы* и его внутреннюю позицию*. После этого пациент может научиться новому, следуя информации, получаемой от нас. Чтобы завладеть его вниманием*, мы используем то, что уже занимает его: если у вашего пациента болит колено, то именно это его интересует, и бесполезно предлагать ему помечтать о красавицах... Фиксируйте его внимание на колене, и гипнотическая индукция не будет сложной. «Я понял, что не требуется особой техники, если вы готовы использовать внимание вашего пациента» (Ericksan, 1983/1986). Отметим, что наведение транса путем сопровождения в приятных воспоминаниях, которую мы используем для начального обучения новому гипнозу, уже является утилизирующей, поскольку воспоминание предоставляется самим пациентом.
(Можно найти примеры использования желаний, взглядов, сопротивления, поведения пациентов в Erickson & Rossi, 1979.)
2. Утилизирующий подход в терапии.
Психотерапевтический* подход Эриксона также состоит в том, чтобы направлять пациента в его работе* и использовать в качестве отправной точки то, что уже есть в наличии. Для этого Эриксон всегда вначале просил пациентов продолжать делать то, что они хорошо умеют. Постепенно изменяя и обогащая их опыт, он делал возможным изменение* их поведения. «Важно пенять, что сказанное нами - это стимулы, вызывающие собственный ответ пациента. Мы таким образом помогаем пациенту использовать эти ответы по-новому, чтобы он понял, в каком направлении ему двигаться к выздоровлению» (Erickson & Rossi, 1979).
V
VISUALISATION. ВИЗУАЛИЗАЦИЯ
En.: Visualisation
Способность по собственному желанию зрительно представлять себе некую ситуацию, воспоминание* или замысел - это визуализация в широком смысле слова. Визуализация может быть более или менее интенсивной - в зависимости от числа задействованных каналов коммуникации*, от времени, которым располагает пациент, и от его готовности погрузиться* в воображаемое.
Некоторые врачи, вслед за Саймонтоном (Simonton & coll., 1978), используют визуализацию вне всякой связи с гипнозом, для достижения нужных физиологических изменений и повышения защитных сил, например при раке (Job, 1988).
В рамках взаимодействия двух личностей, когда один из них направляет другого, правомерно говорить о гипнозе. В спортивной практике визуализация используется для улучшения результатов (Missouri & Lhabouz,1990).
volontaire, non volontaire,
involontaire.
произвольное, невольное, непроизвольное
En.: Volontary/ non volontary
Непроизвольной называют активность, которая не может контролироваться волей, как, например, деятельность вегетативной нервной системы или физиологические функции.
Невольными называют действия, которые могут контролироваться волей, но в данный момент, по-видимому, ею не контролируются.
Эриксон не делает различия в употреблении слов «невольное» и «непроизвольное».
Гипнотическое поведение, по нашему мнению и по определению, является невольным, или непроизвольным (Erickson & coll., 1976). Результат гипнотического сеанса также не может быть достигнут усилием вели (Erickson & coll., 1976).
С другой стороны, стремление быть вежливым может побудить к превосходной симуляции* гипноза; эта же установка* может послужить и для индукции гипноза. Интересно отметить, что граница здесь очень зыбкая, и ситуация может быть двойственной*. При углублении гипноза непроизвольный характер поведения становится более отчетливым.
w
WHITE. УАЙТ
Роберт Уайт стал первым, кто предложил концептуализацию гипноза, шедшую вразрез с мнениями его эпохи и быстро забытую (1942). Он утверждал следующее:
• гипноз предполагает наличие измененного состояния сознания*, и это состояние позволяет превысить обычные возможности;
• гипнотические ответы являются социальными видами поведения, обусловленными ожиданиями и в конечном счете направляемыми самим пациентом, даже если это происходит без его ведома. «Гипнотическое поведение осмысленно, направлено к цели, которая заключается главным образом в том, чтобы вести себя как загипнотизированный человек, так, как это определено оператором и понято пациентом» (White, 1942).
Спанос и Чейвес (Spanos и Chaves, 1989) считают, что эти два положения противоречат друг другу. Мы не согласны с этим: поскольку мы считаем, что внутренние установки, вызванные определенными процедурами, позволяют проявляться новым возможностям, говорить или нет об измененном состоянии - вопрос семантики (достаточно расплывчатый по своей природе). Остальное - вопрос относительности феноменов и бессознательного поведения.

Часть II
ПРИМЕРЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ГИПНОЗА
С КОММЕНТАРИЯМИ И КЛЮЧЕВЫМИ СЛОВАМИ

Приведенные ниже иллюстрации - это не модели, а примеры, показывающие, что не обязэтельно быть Эриксоном, чтобы практиковать новый гипноз. Они относятся к 1985-1986 годам и выбраны по принципу простоты. Как введение в практику нового гипноза или как материал для размышления, они предпочтительнее других случаев, более поздних, более сложных или более разработанных.
Эти иллюстрации дополняют предшествующие им теоретические определения и приближают их к реальной практике.
Возможно, некоторые предпочли бы начать чтение этой книги с иллюстраций. Для них мы приводим ключевые слова, отсылающие к разъяснениям в предыдущей части.
1. Простейшая индукция.
2. Классическая индукция (Жак).
3. Парадоксальная индукция. Терапия без внушения (Ундина).
4. Индукция левитацией руки (Ноэми).
5. Подход при функциональных болях (Солен).
6. Подход при болях органического происхождения (случай хондрокальциноза).
7. Упорядоченная возрастная регрессия (актер).
8. Подход для эмотивного пациента (девушка с виолончелью).
9. Индукция/обучение релаксации.
10. Традиционный гипноз.
«Часто случается, что мы не осознаем важных фактов до тех пор,
пока не упраздним вопрос почему»
Вацлавик, Уикленд и Фиш, 1974/1975
«Если я не знаю, что не знаю, я думаю, что знаю;
если я не знаю, что знаю, я думаю, что не знаю».
Лэйнг, цит. по: Вацлавику, Уикленду и Фишу, 1974/1975
1. ПРОСТЕЙШАЯ ИНДУКЦИЯ
Эта индукция наиболее проста, ее терапевтические параметры элементарны. Речь идет о простом сопровождении в приятном воспоминании*, включающем контекстуальное* внушение. При такой простоте становится сомнительной необходимость гипноза как понятия.
Латентная тетания1 (запись, 1984)
Молодая женщина работает секретарем. Она обратилась к моему коллеге-психиатру по поводу приступов тетании, повторявшихся много раз за неделю. Она говорила, что чувствует себя очень связанной, так как не осмеливается удаляться далеко от дома и от места своей работы.
После этого сеанса пациентка чувствовала себя здоровой в течение семи или восьми месяцев. Затем она попросила повторить сеанс, так как боялась, что приступы могут повториться. После второго сеанса она решилась поехать в Соединенные Штаты, где, как мы знаем, новая и интересная жизнь завершила ее выздоровление.
Не изменено ни одно слово. Пациентка никогда раньше не подвергалась гипнозу и не присутствовала на гипнотическом сеансе.
Терапевт. Сейчас я попрошу вас устроиться ПОУДОБНЕЕ, потому что только если чувствуешь себя УДОБНО, сможешь погрузиться в себя...
Мягкое указание, подразумевающее*, что сейчас наступит гипнотическое состояние. Выделенные заглавными буквами слова призваны вызывать релаксацию*, способствовать ей.
...вы вспомните ПРИЯТНЫЙ эпизод, когда вам было ХОРОШО... Итак... вы совершали путешествие, во время которого вам было ХОРОШО... в то время; итак... вы проживете заново один день... Вы сейчас увидите, как вы проснулись, что-то делаете... мне не важны детали... Главное - почувствовать заново ту атмосферу, может быть, запахи лета, ясно представить себе пейзажи, звуки, хорошо восстановить это чувство БЛАГОПОЛУЧИЯ В СОБСТВЕННОМ ТЕЛЕ, которое у вас было... существования на лучшем уровне, заинтересованности, любопытства к тому, что должно произойти, к тому, что еще предстоит узнать... Вы воскрешаете это... ПРИЯТНОЕ ощущение ДОВЕРИЯ, НЕПРИНУЖДЕННОСТИ, БЛАГОПОЛУЧИЯ с друзьями, и быть может, вы снова увидите этих друзей, увидите их лица, какими они были... может быть, услышите их, может быть, мой голос станет их голосами... а посторонние звуки, если они есть, будут включены* в ваши грезы; важно хорошо почувствовать... хорошо все увидеть...
Здесь мы имеем дело с индукцией посредством простого сопровождения в воспоминании*. Во время предварительной беседы девушка говорила о путеше-
1 Мышечные судороги.
191
ствиях, которые она совершила или мечтала совершить. Достаточно было ис-' пользовать неопределенные* слова, чтобы она почувствовала себя в воображаемом путешествии (забота о другом*). Следует отметить важность некотрых слов,' произносимых здесь с особой интонацией. Их произносят по-иному, чтобы они спин контекстуальным* внушением.
...вы можете не закрывать глаза, потому что глаза могут оставаться открытыми и не видеть... Вы можете позволить им закрыться, если они хотят закрыться... если они закрываются сами; просто вспомните атмосферу... чтобы восстановить ощущение КОМФОРТА, РЕЛАКСАЦИИ, БЛАГОПОЛУЧИЯ...
Аллюзия * по поводу глаз способствует их закрытию, если ничто этому не препятствует. Гипнотическое состояние возможно и при открытых глазах, если пациент в достаточной мере переключает свое внимание с того, что его окружает. Долгая пауза.
...может быть, вы видите себя идущей и видящей пейзаж с необычной растительностью, может быть, вы ощущаете несколько нереальный климат этих удивительных и необычных мест, и вы в полной мере чувствуете в себе эту радость открытия... чего-то нового, чего-то неизведанного, радость проникновения в совсем неизвестную для вас область... СОПРОВОЖДАЕМУЮ... в полном СПОКОЙСТВИИ, вдали от мира, вдали от забот... Быть может, ваше сердце бьется немного быстрее, потому что вы оживлены, может быть, наоборот, оно бьется медленнее, поскольку здесь вы РАССЛАБЛЯЕТЕСЬ, так как вы можете одновременно находиться здесь и там, вы можете слышать мой голос, не слушая его, вы просто можете ПОГРУЗИТЬСЯ в это путешествие и забыть вое остальное...
Под предлогом возобновления сопровождения здесь используются метафоры гипнотической* ситуации: немного нереальная, необычная, неожиданная, сопровождаемая, спокойная и т. д. Следует отметить паузу* после слова «открытие».
...через несколько мгновений я попрошу вас постепенно возвратиться вместе со мной сюда, чтобы мы могли немного поговорить об этом первом опыте... Итак, я сейчас сосчитаю до пяти, чтобы вы постепенно вернулись: раз... два... три... четыре... и пять!
Работая с пациентом, которого еще мало знаешь, всегда полезно быстро собрать отзвуки пережитого им только что (фрагментированный* гипноз).
Терапевт. Вы туда действительно отправились? Пациентка: Да, это было там... Т.: Это было приятно?
ПЛ Да...
Т.: Что вы чувствовали?
П.: Мне было хорошо... мне просто было хорошо.
Т.: Вы были спокойны, вы доверились...
П.: Вполне; мне было хорошо.
192
Т.: Тогда нужно использовать это как РЕСУРС. Нужно научиться вызывать в себе нечто подобное... способное вмешаться и заместить другие чувства, да! И чтобы вы полностью сохранили вою свою эффективность, но в эмоциональном контексте ДОВЕРИЯ, БЕЗОПАСНОСТИ, РЕЛАКСАЦИИ, БЛАГОПОЛУЧИЯ; это очень просто и очень ЛЕГКО. Итак, мы делаем первый шаг... Вы хорошо ощущаете свое тело и все...
Постгипнотический период* относится еще к гипнозу. Терапевт продолжает прежнюю стратегию.
П.: Да, но это было любопытно... тело и... что-то такое, что проникает внутрь, и не знаешь, что это.
Г.: Можно пойти дальше в этом направлении, если хотите; я могу помочь вашему бессознательному выразить себя... бессознательное, эта наиболее важная часть вас самих, именно оно должно быть главным, именно оно управляет всеми вашими автоматизмами и прочим... Если эта часть не выполняет свою работу, значит, ей что-то мешает, стрессы и все такое... Следует вернуть ей ее место... Именно в этом направлении я и работаю.
Речь с использованием терминов диссоциации*. Упоминание об автоматизмах не случайно: терапевтическое* внушение.
Так что, если что-то вам кажется необычным, я постараюсь помочь вам понять, что это нормально. Это просто связано с тем, что происходит внутри вас, с вашим бессознательным... Это может быть также связано с моими словами, так как и то и другое гармонирует между собой, но все является производным от происходящего в вашей голове, и если кажется неожиданным, то только потому, что вы частично ослабили контроль, и то, что «происходит в голове, в точности воспроизводится в ваших ощущениях. Это может быть неожиданно, даже забавно, но нет причины для беспокойства, наоборот. Для меня, если хотите, это показатель того, что бессознательное находит свое истинное место...
Здесь повторяются объяснения, данные в основном перед началом сеанса. Слово «неожиданность*» подготавливает* дальнейшее. Пауза.
...Итак, если это было приятно, повторим?
Вам нет необходимости двигаться, нет необходимости говорить, нужно просто ждать, когда ваш организм найдет определенное равновесие... сможет действовать как бы сам собой, так же, как автоматизмы действуют внутри вас, так же, как ваше дыхание осуществляется без вашего участия. И вы способны отвлечься от посторонних шумов, от помех, таких, как моя собака (собака ворчит), которую можно включить в ваши грезы, или от других шумов, вы можете забыть обо всем этом, поскольку знаете, что способны забывать... Иногда забывать - это плохо, но часто забвение - это благо, и следует помнить только о том, что может быть полезно для нас, и забыть все остальное.
Шаблонные* фразы, сообщающие пациенту, что ему не обязательно что-либо делать, нужны для того, чтобы вызвать положительный внутренний настрой*.
13-2917
193
Мы видим здесь простые терапевтические' внушения. Кроме тою, приступам твтании несомненно способствует подразумеваемая ими проекция в будущее", отсюда эти упоминания о возможности забывать.
Терапевт (разговаривает с собакой): Ты не понимаешь, ты не понимаешь, что мы делаем, давай, давай, уходи!
Вы подробно вспоминаете все детали этого дня, вы просто позволяете воспоминаниям появляться... Вам не нужно ничего делать... особенно стараться усилить... И когда вам хорошо удастся восстановить эмоциональную атмосферу БЛАГОПОЛУЧИЯ, вы позволите воспоминаниям образовать цепочку, воспоминания образуют последовательность, будучи отсеяны по принципу БЛАТОПОЛУЧНОСТИ, и может быть, за этим последуют образы БЛАГОПОЛУЧИЯ с контекстом ПРИЯТНОГО, контекстом КОМФОРТА, контекстом ДОВЕРИЯ, может быть, ОТДЫХА, может быть, усталости... Но усталость тоже бывает ПРИЯТНОЙ, и образы могут нанизываться у вас в уме, как это бывает в грезах... Один образ вытесняется другим, но их совокупность остается ПРИЯТНОЙ и КОМФОРТНОЙ. Все образы, которым вы позволите всплыть в вашей памяти, это ПРИЯТНЫЕ образы ПОКОЯ, /.БЛАГОПОЛУЧИЯ... И вы можете забыть, что находитесь здесь, продолжая сохранять в уголке сознания знание о том, что вы находитесь здесь... Вы можете забыть все детали, это не важно, вам не обязательно видеть обстановку, не обязательно слышать уличный шум... Наоборот... хорошо слышать звуки оттуда, хорошо почувствовать то окружение, ту атмосферу, хорошо почувствовать... всю непривычность обстановки, открытие чего-то неизвестного и ваш интерес к этому неизвестному, которое обогащает вас, которое является для вас дополнительной возможностью понять, понять людей, понять мир... просто испытав нечто новое... Это также контроль над собой, это путешествие явилось для вас возможностью самоовладения, возможностью нового опыта, понимания людей, которых вы никогда не надеялись понять, возможностью заметить, что... вы способны на многое, что вы ясно можете представить себе все это, тепло дружеского присутствия, которое всегда много значило для вас... И вы ясно можете ощутить его, вы хорошо слышите их голоса в моем голосе, который меняется, и то, что я говорю, может стать тем, что они говорят вам, они могут говорить с вами, советовать вам, и вы можете их слышать.
Возобновление сопровождения* с исследованием* мира образов*. Поскольку пациентка поглощена* воспоминаниями, она невнимательна к тому, что ей творят, но резонанс* слов сохраняется. Следует отметить паузы* после «вновь почувствовать» и «заметить»...
...И если вы вновь почувствовали себя очень УДОБНО, вы можете позволить, к примеру, Одному из ваших пальцев ответить мне, как если бы он мог отвечать... Например, указательный палец вашей правой руки может слегка пошевелиться... вы видите... пошевелиться сам, как бы отвечая мне на этот вопрос, на вопрос УДОБНО ли вам... Вы видите... вы позволили ему, и движение этого пальца очень отличается от произвольного движения... это все спонтанно и очень-удивительно...
Введение такого языка общения*, который мог бы быть использован непроизвольно (сигналинг*).
194
...Этот опыт вам интересен, и вы даете свободу своему бессознательному... так как ваше бессознательное существует, чтобы защищать вас... Оно существует, чтобы объединять различные части вашей личности, существует, чтобы находить для вас решения. Это ваше бессознательное упорядочивает ваши внутренние автоматизмы и ваш метаболизм, обмен кальция и прочее... Все эти автоматизмы бессознательны, и вы Предоставляете свободу своему бессознательному, и если вы не вмешиваетесь, если вы полагаетесь на ваше бессознательное, оно будет лучше действовать в ваших интересах... Оно создано для этого и ено работает очень и очень хорошо. И в этот момент вы не осознаете, что находитесь в процессе обучения, но вы обучаетесь, вы учитесь не мешать ему... И после завершения этой работы ваше бессознательное будет продолжать работать для вас, даже после сеанса...
Терапевтические* внушения. Это способ воздействия на тело.
Вы также знаете, что можно весь вечер искать решение математической задачи и не найти его, а утром при пробуждении убедиться, что решение пришло само. В подобном случае ваше бессознательное работало для вас, тогда как вы не подозревали об этом. Это программа, согласно которой ваше бессознательное способно продолжать преодолевать... трудности, с которыми вы сталкиваетесь, даже не понимая их причины, и ваше сознание не способно разрешить эту проблему, так как может охватить не более одной идеи за раз, а этого часто недостаточно... Напротив, ваша бессознательная интуиция... может это сделать, и вы передаете инициативу вашему бессознательному, так как оно будет находить решения... Может быть, это решение предстанет как очевидное в данный момент... Может быть, оно вовсе не появится перед вами, но вы поведете себя так, что разрешите данную проблему, даже не зная об этом... Все это должно произойти само собой, все это может произойти без вас... Это программа, которая должна продолжать действовать после этого сеанса.
Простая метафора*.
Но вы не слушаете меня потому, что то, что я говорю, неинтересно... Вы полностью остаетесь в вашем путешествии, чтобы черпать, чтобы вдоволь черпать ощущение этого КОМФОРТА, этого ДОВЕРИЯ, этого прекрасно сбалансированного мышечного тонуса, быть одновременно в состоянии тонуса и релаксации, вы ясно ощущаете это... Это легче ощутить в более подходящих условиях, таких, как отпуск, и вы воспользуетесь этим. Ваше бессознательное в состоянии прибегать к этому ресурсу... чтобы использовать его всякий раз, когда необходимо это ощущение... БЛАГОПОЛУЧИЯ, ЛЕГКОСТИ, волнующего открытия и интереса... Это все то, что вы сможете сохранить в себе после этого опыта, что же касается проблем, которые жизнь ставит перед вами, как и перед всеми остальными, то вы разрешите их... одну за другой... день за днем, учитывая обстоятельства, видя то, что жизнь предлагает вам, пользуясь возможностями, если сочтете их полезными... И вы... вы будете организовывать каждый свой последующий день, как это делают все, и даже увидите, что это и составляет интерес жизни... Вы полностью остаетесь в этом путешествии и не позволяете себе отвлекаться на меня, вы не интересуетесь тем, что я хотел бы проверить кое-что, вы не позволяете себе отвлекаться и не вникаете в это - вы остаетесь в своем путешествии...
13*
195
Терапевт приподнимает запястье (пациентки), и рука застывает в каталепсии*.
...Что-то может происходить в этом путешествии - впрочем, вы, может быть, больше не находитесь в нем, может быть, вы уже в других грезах... Возможно, на несколько мгновений вы перенесетесь в будущее, и если вы в будущем, пусть оно будет неизменно ДОВЕРИТЕЛЬНЫМ, РАССЛАБЛЯЮЩИМ, пусть это всегда будет совершенно ОСВОЕННОЕ будущее, которое вы могли бы видеть, могли бы чувствовать; что-то может происходить, как в грезах... И если в вашем теле происходит что-то странное, или вы способны забыть о своей руке, или если происходят движения в вашем пальце, или где-то еще, или одна рука становится легче или тяжелее, - все это совершенно нормально, вы просто позволяете совершаться этому... И продолжаете ваши воспоминания, ваши грезы и ваши путешествия и не позволяете себе отвлекаться...
На этот раз терапевт приподнимает всю руку, и она остается в каталепсии*. Слова, следующие за этим, нужны, чтобы ободрить* данную пациентку.
...Вы можете обратить внимание на то, что вы ощущаете в своем теле - тяжесть или легкость... Может быть странное впечатление, как будто ваша рука не принадлежит вам, все это не имеет значения...
Через несколько мгновений вы позволите вашей руке опуститься, но только тогда, когда ваше бессознательное хорошо поймет, как оно может помогать вам, как оно может... находить решения, чтобы помочь вам... И когда ваша рука совсем опустится, в этот самый момент вы снова окажетесь здесь, в этой комнате, расслабившейся, отдохнувшей, полностью владеющей собой. '
И ваше бессознательное находится на пути к пониманию такого типа работы, такого способа поиска решений, и без всякого вашего участия ваша рука сможет сама спокойно опуститься. Когда она опустится туда, где была раньше, вы почувствуете себя совершенно умиротворенной, расслабившейся и отдохнувшей, снова здесь, вы сможете сделать глубокий вдох и потянуться, если нужно.
Рука опускается. Пациентка реориентируется*. Она трет глаза и потирает руки.
Т.: Вы совершили то же путешествие или другое?
П.: Нет, то же самое...
Пауза. Пациентка кажется растерянной.
Т.: Это забавно, я делаю это, только чтобы понять, где вы.
Я: На самом деле я совсем ничего не делаю...
Г.: Вы ничего не делаете, но вы находитесь не здесь...
П.: Я не могу узнать мою правую руку и мою левую руку...
Т.: Да, но это не важно... Вы видели, как все само двигалось?
П.: Я чувствовала движение, хотя на самом деле ничего не делала... Это не я заставляла их
двигаться... Т.: Это та часть вас самих, которую я называю для удобства вашим бессознательным... Это
непроизвольно действующая часть, временно отключаемая, чтобы дать возможность чему-
196
то развиться, проявиться, организоваться... Это можно использовать для релаксации. Вы можете делать пятиминутное упражнение. Достаточно, чтобы вы вспомнили то, что мы делали...
Ключевые слова:
Поглощенность, сопровождение в воспоминании, намек, установка, каталепсия, коммуникация, объяснение, исследование, неопределенные (слова), фрагментированный гипноз, образы, импликация, метафора, забвение, паузы, подготовка, проекция в будущее, ободрение, релаксация, реориентация, словесный резонанс, сигиалинг, забота о другом, контекстуальное внушение, терапевтическое внушение, изумление.
2. классическая индукция при симпаталгии
(Васкулярные лицевые боли)
, Этот сеанс интересен тем, что он достаточно «классический». Речь идет о диагностически ясных и подвергавшихся лечению васкулярных болях. Пациент не был ни особенно легким, ни резистентным. Тот факт, что пациент был хорошо знаком терапевту, никак не сказался ни на образе действий, ни на результатах. Был использован мягкий, но относительно прямой подход и предложено несколько открытых внушений.
Жак, 1984
Жак страдает сосудистыми болями в области лица (периодичность - дважды в день), возникшими три недели назад. Лечение он получал по всем правилам. В прошлом было два аналогичных, но менее интенсивных эпизода. Приступы очень острые. После первого сеанса (получасового), запись которого приведена ниже, боли не повторялись. Второй сеанс был проведен на следующий день и еще один сеанс - на третий день. В течение шести лет все идет нормально.
Не изменено ни одного слова. .Данный пациент никогда не подвергался гипнозу и никогда не присутствовал на гипнотическом сеансе.
Т.: Итак, ты знаешь, что у тебя находят вазомоторные лицевые боли, то есть они зависят только от вегетативной нервной системы, иначе говоря, от симпатической и парасимпатической систем. Стало быть, есть показания для контролирования симпатической системы. Это, кстати, сходно с методикой контролирования боли, используемой в некоторых случаях...
Минимум объяснений* необходим пациенту, чтобы он понял смысл опыта и мог сотрудничать.
> ...Итак, происходить все будет очень просто: если хочешь, ты можешь поставить ноги ровно, чтобы поза была удобной, затем руки вот так... спокойно!
Структурирование ситуации, делающее акцент на ожиданиях*.
Итак, я полагаю, что для начала тебе следует просто найти среди своих воспоминаний что-нибудь ПРИЯТНОЕ, возможно, воспоминание о КАНИКУЛАХ...
Выделенные большими буквами слова произносятся другим юном (контекстуальное* внушение, основанное на принципе двухуровневого* языка).
198
...оно может быть недавним или старым... это не так важно. Это нужно отчасти для того, чтобы ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ... всеми сопутствующими ассоциациями, и в очень небольшой степени - как разминка для вхождения в свой внутренний мир.
Простые пояснения", делающие опыт правдоподобный.
Итак, когда ты хорошо представишь себе эту картину, увидишь ее ярко, во всех деталях, ты подашь знак, слегка приподняв указательный палец правой руки... Совсем-совсем небольшой знак, показывающий, что ты ясно вспомнил это ощущение... и эти чувства... которые сопутствуют этому воспоминанию... возможно о каникулах... Да [палец двигается], вое хорошо... Итак... ты даешь себе свободу действия.
Просьба к пациенту сотрудничать и отвечать' перемещает опыт в контекст общения, что является первостепенной задачей. Здесь в одном и том же действии знак*, о котором просит терапевт, подготавливает* почву для постановки сигналинга*.
Т.: Это на море? П.: Да.
Сопровождать пациента в воспоминании* проще, если есть минимум информации о выбранной теме.
Т.: Хорошо! Итак, ты ясно видишь детали; ты ясно видишь, какая стоит погода, солнце... Я полагаю, что день солнечный! Я думаю, что ты, быть может, видишь море, ты пытаешься услышать его, а также вдохнуть... запах... моря... И постепенно тебе удается ощутить контакт с почвой, то ли спиной, то ли ступнями, я не знаю, и это не важно... важно просто хорошо погрузиться в это воспоминание, чтобы удалось ВОСПОЛЬЗОВАТЬСЯ...
Вот пример сопровождения в воспоминании с использованием неопределенных* слов и ревизией разных каналов сенсорной коммуникации*. Пауза* после слова «воспользоваться» является открытым* внушением, так как у пациента запускаются цепи ассоциаций*, связанных с этим словом. Терапевт делает паузу, равную одному вдоху.
...приятными ощущениями, которые приносит это воспоминание... ПРИЯТНЫМИ ощущениями, связанными со СНЯТИЕМ НАПРЯЖЕНИЯ, с РЕЛАКСАЦИЕЙ... с БЛАГОПОЛУЧИЕМ... ПРЕКРАСНЫМ ОЩУЩЕНИЕМ СЕБЯ В СОБСТВЕННОМ ТЕЛЕ., оставив все заботы и... находясь там только для того, чтобы ясно почувствовать КОМФОРТ этой ситуации... Ты и сейчас тоже можешь ощутить КОМФОРТ, присущий этой ситуации и...
Позитивные* слова здесь, как это часто происходит в гипнозе, связаны с телесными ощущениями комфорта и релаксации*. Без сомнения, такой образ действия способствует ослаблению внешнего внимания и успокоению вегетативной нервной системы. Кажется, что для проявления релаксации недоставало только слов оператора.
199
...когда ты ясно ощутишь КОМФОРТ в своем теле, сейчас... снова... ты позволишь двигаться указательному пальцу твоей правой руки... как только КОМФОРТ будет ЯСНО чувствоваться...
Повторяется с небольшими изменениями недавнее указание. Но на этот раз импликация* позволяет предположить, что палец может приподниматься сам.
Да, очень хорошо (палец двигается).
Новый ответ' пациента, про который нельзя в точности сказать, является ли он произвольным' или нет. В данный момент это не важно. Имеет место обратная связь' поскольку пациенту требуется подтверждение, что его поведение воспринято оператором.
Ты полностью остаешься в этой ситуации, и затем в течение нескольких мгновений ты вернешься сюда, чтобы мы смогли обсудить все это, а еще через несколько мгновений, если хочешь, ты сможешь вернуться в это ПРИЯТНОЕ место... которое теперь всегда будет нашей отправной точкой для этого проникновения внутрь себя. Итак, сейчас не спеша возвращайся сюда, в эту комнату, полностью обретя присутствие... ты не торопишься...
Желательно без промедления вернуть пациента, если он встревожен или выдал очень мало информации во время сеанса. Это позволит убедиться, что все идет хорошо, получить информацию, которую можно здесь же использовать (словарь, выражения, образы), и главное — пуститься в дальнейший путь в лучших условиях (фрагментированный* гипноз).
Т.: Итак, это было ПРИЯТНО? Ты это ясно ощутил? Мне кажется, что тебо удалось это ясно представить...
П.: Да, это было на берегу Средиземного моря... в Каннах, в маленьком отеле... Это одна вилла... ты знаешь, которая служит отелем. Это было очень приятно, потому что не было впечатления, что ты находишься в отеле, чувствовалось, что попал на виллу...
Т.: Ты почувствовал все это... Ты очень любишь море, ты ясно смог его увидеть?
Я: Да, и потом я снова ясно увидел сельский вид, все...
Т.: Хорошо... Тогда в виде упражнения или гимнастики ты снова не спеша вернешься туда...
Начать снова очень просто. Достаточно вежливо попросить об этом.
Т.: Ты устраиваешься С КОМФОРТОМ, потому что только в КОМФОРТНОМ СОСТОЯНИИ ты можешь по-настоящему погрузиться в себя... Ты сейчас принял позу...
Простые импликации*.
...которая позволяет тебе... легко совершить это путешествие... Итак... по своему желанию... ты можешь... или закрыть глаза... или оставить их открытыми... это не важно... Тем более, что даже если глаза открыты, ты вполне можешь не видеть...
200
Эти предложения* имеют целью сделать более вероятным закрытие глаз, или, по меньшей мере, устранить фиксацию взора. Кто-то предпочтет говорить о внушении негативной* галлюцинации.
...Ты можешь полностью оставаться... в этом путешествии во времени... Опять не торопись, и когда обретешь прежний контекст... истинный жар этого средиземноморского солнца, когда ты ХОРОШО... почувствуешь все, что сопутствует этому... ПРИЯТНОЕ ощущение КАНИКУЛ, СНЯТИЯ НАПРЯЖЕНИЯ, очень ГЛУБОКОЕ, когда ты ясно представишь вое это, ты сможешь сделать мне знак указательным пальцем своей правой руки, хотя, возможно, ты и будешь удивлен, увидев, как твой палец перемещается сам по себе...
Вот самый простой способ постановки сигналинга *. Пациент принимает предложение, поскольку оно представлено как часть уже происходящего и как простая возможность.
...Как только ты ясно воспроизведешь все эти ощущения... все богатство этих ощущений... звуки... цвета, жару... всю эту обстановку...
(Палец двигается таким образом, что становится ясно, что речь идет о непроизвольном движении*.) Да, очень хорошо...
Утверждение*, что происходит нечто.
...Теперь ты ненадолго задержишься там... Теперь... все это позволит тебе РАССЛАБИТЬСЯ... Это значит, что... все твое тело ощутит РЕЛАКСАЦИЮ, которую ты чувствовал в этой обстановке, твоя спина РАССЛАБЛЯЕТСЯ, твои плечи РАССЛАБЛЯЮТСЯ, ноги, колени, ступни... затылок... вое мышцы лица РАССЛАБЛЯЮТСЯ, и ты погружаешься еще сильнее внутрь себя... Ты можешь спуститься так глубоко, как хочешь... С каждым вдохом ты можешь погружаться в состояние КОМФОРТА, все более и более ПРИЯТНОЕ...
Маленькое упражнение на релаксацию, очень простое, но способствующее вхождению в гипноз.
...другими словами, в ГРЕЗЫ, которые ты желаешь, которые ты можешь выбрать, которые легко приходят к тебе...
Предложение более тонкое, чем предыдущее, менее прямое, учитывающее возможность диссоциации*.
...Эти грезы могут приблизиться к ночным сновидениям... то есть стать немного более причудливыми, подобно сновидениям... Они могут приходить совершенно СПОНТАННО... это не так важно... Ты также можешь выбрать только ГРЕЗЫ на тему каникул или обратиться к воспоминаниям о других каникулах...
Упоминание о грезах является аналогией* гипнотического состояния*.
201
...постепенно обратиться к каникулам, когда ты был маленьким... может быть, тоже на берегу моря... Это вполне возможно... Ты можешь представить море, каким ты увидел его в первый раз, С ИЗУМЛЕНИЕМ, что подобное существует в твоей жизни... Я не знаю, в каком это было возрасте, но это не имеет значения... Ты можешь представить это изумление, когда ты в первый раз увидел море... Ты можешь также представить вое памятные подробности того времени... Думаю, что поскольку ты очень любишь море, это должно быть связано для тебя со множеством ПРИЯТНЫХ впечатлений, открытием нового, каникул, СНЯТИЯ НАПРЯЖЕНИЯ, и ты прекрасно можешь странствовать и позволить странствовать своей душе среди всего этого...
Ребенок легко входит в состояние гипноза, и любое упоминание о воспоминаниях детства* должно способствовать гипнозу (минимальная* возрастная регрессия).
...Впрочем, самое лучшее в этом то, что тебе хорошо удается представлять себе все эти подробности, так что, если я говорю, тебе даже не обязательно слушать меня...
Эта слегка смущающая* фраза наводит на мысль о том, что пациент диссоциирован* между своим сознательным «Я» и своим бессознательным. Это будет способствовать гипнотическому функционированию.
...Существует часть твоего «Я», которая слушает и которая способна взять из всего, что я говорю, то, что может быть полезным, то есть она способна отобрать то... что может быть использовано твоим подсознанием, твоим бессознательным, как принято говорить...
Эти шаблонные* фразы являются оборотами речи*, позволяющими избежать инконгруэнтности*, поскольку пациент получает возможность не слышать то, что ему не подходит.
...тогда как твой сознательный ум не готов справляться с такого рода командами... Напротив, бессознательное... именно оно занимается всем этим и прекрасно может взять под контроль... подобную ситуацию... И твое бессознательное... постепенно возьмет контроль над ситуацией... в то время как твой ум может странствовать повсюду, где ему ПРИЯТНО.
Подкрепляется идея полезного бессознательного, которое необходимо освободить, — идея, нужная для того, чтобы вызвать состояние гипноза и избежать проекции симптомов в будущее* (самореализующееся предсказание*).
Бессознательное работает... подобно тому, как иногда вечером безуспешно ищут решение математической задачи, а утром первое, что приходит на ум, оказывается нужным решением, потому что бессознательное совершило свою работу... Оно всю ночь искало решение; примерно то же самое начинает происходить и сейчас. Это твое бессознательное приступает к поиску, как если бы произошла авария и бессознательное принимается за поиск... решения... позволяющего... организму, который требует только возможности действовать
202
очень ХОРОШО, совершенно нормально... возобновить... свою работу... Как будто бы ты очень долго ехал на своей машине в неблагоприятных погодных условиях, например, в сильную жару, в слишком сильную жару, автомобиль перегревался, и в какой-то момент ты вынужден остановить машину, потом оставить ее... чтобы она отдохнула, чтобы все встало на свои места... Постепенно, если очень жарко, ты можешь даже немного уменьшить давление в шинах, потом ты оставляешь... и все приходит в порядок... И наконец, можно снова пуститься в путь... очень хорошо, в прекрасных условиях... Примерно такую же работу совершает твое бессознательное... Все становится на свое место... СПОКОЙНО... очень, очень спокойно, и это - работа твоего бессознательного...
Цепочка метафорических* внушений.
(Кажущееся непроизвольным* движение* пальца. Это важный ответ.) Да... Я вижу легкое движение твоих пальцев... Это ОЧЕНЬ ХОРОШО... Твое бессознательное является причиной этих движений... Ты позволяешь этому происходить... Это ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ ХОРОШО, ты полностью позволяешь своему бессознательному делать то, что оно хочет...
С ратификацией* соединяется* терапевтическое* внушение того, что бес* сознательное уже в работе*.
...Да... Рука может сделаться легче, это бывает часто, и тебе по-прежнему очень КОМФОРТНО, потому что все это вполне хорошо, вполне нормально... И если это тебя ИЗУМЛЯЕТ, ты можешь воспринять это изумление с веселым вниманием... Видишь, пальцы становятся легче...
Эти предложения готовят почву* для последующей каталепсии*. Слово «изумление»* всегда уместно.
...Не давай себе беспокоиться, пока я бору тебя за руку... (Оператор приподнимает предплечье пациента.)
...Ты не обращаешь на это внимания, ты остаешься погруженным в себя... Ты поглощен... путешествием и всем, что может там тебя интересовать... Не отвлекайся ни на меня, ни на что другое... Ты просто продолжаешь это путешествие и можешь забыть обо всем остальном... Твое бессознательное вполне способно забыть об этой руке... И всем своим существом ты продолжаешь быть под солнцем и максимально используешь это ощущение комфорта...
Занимая внимание пациента, мы помогаем ему забыть* о руке.
...очень, очень большого комфорта... И обретенный тобой комфорт - это РЕСУРС*, РЕСУРС, который теперь может быть восстановлен... И это ПРИЯТНОЕ ощущение может занять место дискомфорта... И чувство КОМФОРТА, которое может преобладать, - это ресурс, который ты учишься использовать- И этот комфорт очень приятен, это тот комфорт, который должен заместить все остальные ощущения...
203
Каталепсия предполагает повышение восприимчивости* или готовности*. Это удобный момент для проведения терапевтического внушения, которое в данном случае является скрытым* прямым внушением.
...Теперь через несколько мгновений ты еще раз вернешься сюда, в эту комнату, как это было недавно, пока мы не решим вместе провести повторный опыт, может быть, сразу же, чтобы еще больше усилить твой личностный контроль...
Подобная фраза предположительно способствует реиндукции* посредством постгипнотического* внушения.
...Я сосчитаю до семи, не давай себе беспокоиться... Рука занимает свое место, и ты постепенно будешь приходить в себя по мере того, как я буду считать до семи, чтобы полностью вернуться сюда, спокойно, вместе со мной, и здесь мы сможем разговаривать, обсуждать этот опыт настолько свободно, насколько ты пожелаешь.
Счет способствует постепенной реориентации*, пациент с каждым счетом как бы восстанавливает ее на одно деление.
И за это время твое бессознательное совершает работу по интеграции* всех частей твоего организма, чтобы они снова заработали полностью автоматически, как и должны работать.
Удачный момент для постгипнотических* внушений — непосредственно перед пробуждением*.
Один... два... три... четыре... пять... шесть... и семь! Ты совершенно спокойно возвращаешься. Сначала ты потягиваешься... Это было приятно?
П.: Прекрасное самочувствие... надо же! У меня было впечатление, ты понимаешь... я чувствовал... я представлял себе, что нахожусь на солнце и согреваюсь, и ты знаешь, ведь веки закрыты, и сквозь них как бы проникает свечение...
7!: Как будто солнце...
Я: Да, вот-вот. Оно то появлялось, то исчезало...
Т.: Как будто на солнце находили облака?
Я: Вот-вот, похоже... и больше с правой стороны.
Т.: Да.
П.: Так может быть?
Г.: Да, знаешь, все возможно...
Я: В некоторые моменты я чувствовал, как мои пальцы...
Г.: Так... так.
Я: ...раздвигаются, но непроизвольно!
Т.: Да, это забавно...
П.: Раздвигаются, а потом я почувствовал, что моя рука стремится... не знаю... оторваться от опоры, что ли...
7".: Временами бывает впечатление, что их больше не чувствуешь, и это...
Ь\
204
Я: Нет, у меня впечатление, что я чувствовал...
Т.: Это часто случается. Вначале в принципе делать ничего не надо... Это немного напоминает
запуск программы, и эта программа развивается самостоятельно... Хочешь повторить
небольшое упражнение? Прямо сейчас? Я: Если хочешь... Г.: Не думай обо мне...
Оператор приподнимает предплечье пациента, и оно остается в воздухе. Ре-индукция* очень легко происходит после каталепсии, даже без определенного внушения*. Очевидно, немое* согласие является результатом принятия соответствующей внутренней позиции*.
...не заботься обо мне... Ты думаешь о жаре, о солнце, которое согревает твою кожу... Ты вновь передаешь управление своему бессознательному, потому что с того момента, как твое бессознательное берет управление на себя, все приходит в порядок... Твое бессознательное существует, чтобы защищать тебя, твое бессознэтельное существует, чтобы интегрировать множество вещей и находить решения всех проблем... тогда как ты можешь думать о другом... Это никак не накладывается одно на другое, так как вся работа - это просто работа по программе, которую твое бессознательное задает само себе... чтобы находить решения ПРОБЛЕМ, возможных ЗАТРУДНенИЙ, и особенно для того, чтобы интегрировать всю телесную деятельность, являющуюся автоматической и бессознательной и требующую только самостоятельного функционирования, только самостоятельного интегрирования...
Краткое повторение всего, что говорилось раньше. Упоминание о бессознательной деятельности связано с гипнотической* установкой. Это также дает возможность для скрытого прямого внушения".
...Твое бессознательное способно заставить тебя грезить, так как именно бессознательное заставляет нас видеть сны, именно оно делает так, что вспоминается одно и забывается другое, чтобы удерживать только то, что может быть полезным, и забывать остальное... Можно грезить... что бодрствуешь, можно грезить, что грезишь, все это - работа бессознательного... И бессознательное заставляет нас совершать незаметные для нас жесты, делать головой утвердительные или отрицательные движения, не осознавая этого... Все это - работа бессознательного... И к тебо легко приходят грезы, как было только что, и быть может, грезы более давние... так как чаще всего грезы, приходящие к нам, являются мечтами нашего детства, и если они приходят, то потому, что они также выпел-няют бессознательную функцию... И ты позволяешь этим грезам появляться, если они стремятся появиться, даже грезам самого раннего детства, самым давним, какие ты только можешь вспомнить... самым давним образам...
Переход*, позволяющий перейти от бессознательного к грезам, от грез - к возрастной регрессии*.
...Вполне возможно, что когда ты только учился ходить, все необыкновенные открытия этого периода... этот мир, такой восхитительный, такой иитересный, впервые открываю-
205
щийся маленькому ребенку, который становится на ноги... все эти образы могут вполне появиться сейчас, со всем богатством сопутствующих им ощущений... которые сохраняются всю жизнь и являются частью наших ресурсов... И все эти навыки в значительной степени определяют нашу телесную деятельность, протекающую без нашего ведома и, между прочим, протекающую гораздо лучше без нашего вмешательства... так как чем - , меньше этим занимаются, тем успешнее это само происходит. Вся эта деятельность... ' очень-очень сложная, но осуществляющаяся спонтанно, бессознательно... Твое бессознательное вновь берет эту деятельность на себя... приступает к интеграции всего этого, даже без твоего участия... поскольку неизвестно, что это за работа, совершающаяся бессознательно... А между тем это гигантская работа... которая никогда не прекращается... и если в нее не вмешиваться... она всегда совершается наилучшим образом...
Снова терапевтические* внушения, кажущиеся многословным повторением '>\ сказанного раньше. В действительности предполагается, что пациент, уже утомленный, перестает слушать. Послания могут восприниматься им на другом уровне*.
...Не обращай на меня внимания, тебе по-прежнему хорошо, ты продолжаешь прогуливаться в своих грезах, позволяя им появляться... Не обращай на меня внимания... ты позволяешь свободно приходить своим грезам... не давай себе беспокоиться...
На этот раз оператор добивается каталепсии обеих рук, которые сохраняют неудобное положение.
...И эта странная поза не утомляет тебя, поскольку и здесь тоже эстафета принята твоим бессознательным... Это совсем не утомляет тебя.
Окончание*, которое последует, использует движение руки.
Теперь ты позволишь своей руке спокойно опускаться, очень осторожно, в присущем тебе ритме... И по мере того, как рука будет опускаться, ты будешь возвращаться сюда, полностью проснувшимся, в ясном сознании, после того, как бессознательное поняло... какую работу... оно должно будет проделать... хорошо поняло эту работу взятия под контроль... Очень осторожно, и когда твоя рука коснется бедра, ты опять полностью проснешься после этого небольшого, очень приятного, снимающего напряжение путешествия... Очень хорошо... Потом ты почувствуешь себя очень хорошо, очень спокойно.
Рука начинает опускаться.
Ты не должен торопиться, используй столько времени, сколько нужно, чтобы как следует проснуться, чтобы полностью прийти в себя, как это было недавно, и ты сможешь хорошенько потянуться, как человек, который хорошо выспался, который хорошо отдохнул.
Рука опустилась, но пациент остается неподвижным.
Когда ты захочешь, ты сможешь сделать глубокий вдох (изображается вдох), и вот...
206
Руки пациента двигаются, но глаза остаются закрытыми.
Теперь ты полностью расслабился, полностью отдохнул... Ты можешь вернуться, пока мы не решим вместе проделать новый опыт, чтобы еще усилить твой самоконтроль... Итак, ты. постепенно приходишь в себя, не торопясь, я буду считать до семи, и ты можешь приходить в себя совсем понемногу, очень постепенно, на счет семь ты сможешь потянуться и почувствовать себя расслабившимся, отдохнувшим настолько, что мы могли бы вместе посмотреть фильм, который мы отсняли.
Пациента заинтересовывают, чтобы ускорить процесс пробуждения.
Один... два... три... четыре... пять... шесть... и семь! Ну, как? (Пациент шевелится, но не открывает глаза.) ...Тебе так хорошо...
Пациент реориентируется*.
(Между моментом, когда пациента попросили проснуться, и моментом, когда он открыл
глаза, прошло три с половиной минуты.) П. (глубоко вздыхает...): Я укодил, чтобы выспаться...
(Пациент потягивается.) Т.: Ты уходил далеко!
Ключевые слова:
Сопровождать (в воспоминании), аналогия гипнотического состояния, ассоциировать, ожидания, установка, скрытое (внушение), каналы коммуникации, каталепсия, цепи ассоциаций, замешательство, готовность, диссоциация, детство, состояние (гипноза), упражнение, опыт, неопределенные (слова), негативная галлюцинация, фрагментированный гипноз, импликация, инконгрузнтность, интегрировать, отстраненность, речь на двук уровнях, позитивные слова, движение, уровень (восприятия), забвение, паузы, шаблонные фразы, приемы (речевые), самоисполняющееся предсказание, подготовить почву, восприимчивость, возрастная регрессия, реиндукция, реориентация, отвечать, ресурсы, обратная связь, пробуждение, подача сигиалов, внушение, контекстуальное внушение, метафорическое внушение, открытое внушение, постгипнотическое внушение, терапевтическое внушение, изумление, окончание, переход, работа, произвольный/непроизвольный.
3. парадоксальная* индукция, терапия без внушения
Эта запись интересна тем, что во время сеанса не предлагалось никакого прямого внушения. Пациент знал, для чего пришел, и этого было достаточно для того, чтобы сеанс позволил что-то изменить. Использование парадоксальной индукции было оправдано, поскольку находившиеся в бессознательном идеи-паразиты, активизированные недавними беседами, уже занимали сознание пациента.
История «Ундины», не осознававшей своей одаренности
Пациентка, молодая женщина 27 лет, не могла научиться плавать из-за неудержимого страха перед водой. Никаких других проявлений не было. После этого сеанса, длившегося полчаса, она попыталась научиться плавать. Пять дней спустя инструктор по плаванию уже предложил ей тест: проплыть 33 метра туда и обратно в большом бассейне на спине, так как за такое короткое время ему еще не удалось научить ее правильно дышать!
Итак, она оказалась очень способной, но не знала об этом! Пациентка никогда ранее не была гипнотизирована и никогда не видела гипноз. Ни одно слово в записи не изменено.
Краткий анамнез*
Г. Для начала расскажи в нескольких словах о своих проблемах с водой.
П.: Когда я погружаюсь, мне кажется, что я захлебнусь, и я не могу удержать голову под водой, особенно уши.
Т.: Ты говоришь, что погружаешься... Сколько же гребков тебе удается сделать?
П.: Я не умею плавать. Совсем. Я хочу сказать, когда я погружаю голову в воду...
Т.: Ну хорошо. Ты можешь попытаться вкратце описать, какие чувства это у тебя вызывает? Описать и пережить заново эти чувства.
Я: Прежде всего я не могу быть спокойной, если не достаю ногами дна. Я не могу так оставаться, мне кажется, что сейчас все провалится, все исчезнет.
Т.: Что ты всякий раз чувствуешь?
П.: Страх перед водой, страх задохнуться... Все мои мышцы сокращаются.
7!: Бывают ли другие ситуации, когда ты так же страдаешь, не находясь в воде? Существуют ли другие ситуации, места, куда ты не любишь ходить? Горы? Гроза?
Эти сведения очень важны.
П.: Горы я очень люблю, грозу - нет.
Т.: Что еще действует на тебя так же, вызывает это чувство напряжения, неуверенности и т. д.?
П.: Темнота. Темное всегда пугало меня, еще с детства.
208
Собственно сеанс
Т.: Хорошо. Вот о чем я хочу тебя попросить... Вначале... постарайся усилить это ощущение, которое ты не любишь, и напрягись как следует... Хорошо?
Пациентка знает, что пришла для того, чтобы занимались ее проблемой с водой. Она неспокойна, и зга подсознательная озабоченность помешает ей сконцентрироваться. Но эта же мысль-паразит и послужит для фиксации внимания*.
Ты ясно представляешь это чувство, которое ты не любишь, и ты в самом деле напрягаешься... Иди дальше... Усиливай это... Напрягись изо всех сил. Ты станешь такой напряженной... какой только можешь быть. Этого недостаточно... Усиль это еще... Ты вспомнишь об этом во всех деталях... Ты думаешь только об этом и не слушаешь меня, потому что думаешь единственно о том, как сжаться... и совсем не думаешь о том, что я здесь и говорю с тобой. Тебе нет нужды слушать меня. Тебе не... нужно ничего. Ничего не нужно делать, ничего не нужно говорить... просто... хорошо проделать этот опыт* и это упражнение*... И это продолжается, это продолжается... это продолжается... это продолжается еще... и это действительно совсем не ПРИЯТНО... совсем не ПРИЯТНО...
Подобная просьба со стороны психиатра вызывает замешательство* (депо-тенциализация сознательного*). Формулировка* «не приятно» предпочтительнее, чем «неприятно», так как позволяет осуществить контекстуальное* внушение, сделав акцент на слове «приятно».
Когда это тебе по-настоящему надоест, ты сможешь сделать глубокий вдох и после этого РАССЛАБИТЬСЯ... полностью... Когда тебе это по-настоящему надоест, ты сделаешь глубокий вдох, вернее, ты позволишь своему телу сделать глубокий вдох...
Формулировка, использующая термины диссоциации*.
...и в этот момент ты сможешь РАССЛАБИТЬСЯ так, как тебе хочется, так ГЛУБОКО, как тебе хочется. Тебе нет нужды елушать меня... Когда ты захочешь... очень глубокий вдох... и ты сможешь в этот момент РАССЛАБИТЬСЯ... так глубоко, как тебо хочется...
Пауза*, чтобы дать пациентке время отреагировать.
...Итак, сейчас, поскольку ты любишь горы, ты можешь прогуляться в горах. Итак, там... в горах... ты совершенно РАССЛАБЛЕНА... полностью РАССЛАБЛЕНА... Тебе очень ПРИ-ЯТНО... когда хорошая погода и когда светит солнце, как это прекрасно и как... это... УСПОКАИВАЕТ... очень... потому что пейзаж является не обычным пейзажем. Это совсем... НЕРЕАЛЬНО...
Метафора* ситуации гипноза*, которая также несколько нереальна, но приятна,
...Ты будешь прогуливаться в горах... где ты увидишь... сначала... лиственные деревья... потом... хвойные деревья... По мере того, как ты поднимаешься... появляются большие
14 - 2917
209
равнины... с короткой травой, как на газонах... полные цветов, цветов, цветов... и небольших ручьев. Ты пересекаешь некоторые из них...
Горы — это успокаивающий для пациентки контекст, он напоминает о неглубоких потоках воды, в которых не рискуешь потерять дно. Задействованы резо-нансы* слов.
...Итак, как ты продолжаешь подниматься, ты найдешь места, где почва скалистая, ты даже сможешь подниматься на гребни, чтобы заглянуть на другую сторону. Прогулка полностью зависит от твоего желания, и если ты видишь дороги, то можешь пойти по ним. Ты можешь оказаться не одна, а с друзьями, которые были бы приятны тебе во время этой прогулки...
Предложения по возможности объединены* между собой, хотя бы союзом «и». Это составные* внушения. Заметны метафоры* ситуации гипноза*.
...Ты также можешь слышать их, то есть ты можешь изменить мой голос, который станет их голосом... если только мой голос не превратится в простой шум, более или менее отдаленный... Это не имеет значения... ты сама делаешь все, что хочешь, на этой прекрасной прогулке... на которой тебе хорошо...
Шаблонные* фразы, передающие пациенту полномочия и способствующие гипнотическому состоянию и привнесению в него пациентом личного содержания.
...И когда у тебя появится желание... может быть, вместе с друзьями... если хочешь... если солнце достаточно жаркое, ты сможешь удобно растянуться на солнце, ощутить почву-своей спиной, ясно почувствовать солнце на своей коже, ясно услышать умиротворяющие звуки окружающей природы... Ты сможешь сделать это, когда захочешь, когда пройдешь достаточно и когда достаточно УСТАНЕШЬ. Ты сможешь... позволить своему сознанию блуждать... грезить... и ты сможешь мечтать обо всем, о чем захочешь, преимущественно о приятном.
Предложение* растянуться сделано условно. Если это не подходит пациентке, она может решить не делать этого. Упоминание о грезах* должно способствовать внутренней позиции* отстраненности. Но грезы должны быть приятными.
...Я не знаю, в какой момент ты глубоко вздохнешь. Когда это произойдет... ты можешь повторить вздох несколько раз, это не имеет значения... ты позволишь воспоминаниям подняться...
Косвенное* внушение непроизвольного* поведения (имплицированное* указание). Ответ на подобную просьбу — это, по сути, единственный тест гипноза* в нашем понимании (гипноз — это «ответ*»)-
...И может быть, ты сможешь снова увидеть эту прогулку, все тропинки... так как за несколько мгновений к тебе может вернуться множество воспоминаний. Эта прогулка может казаться тебе очень долгой, даже если для нас она длится всего несколько мгнове-
210
ний... и ты можешь за это время детально вспомнить все цветы, названия которых ты знаешь или не знаешь... Ты можешь запросто заглянуть внутрь цветка, ведь они очень красивы. Ты сможешь также смотреть на легкие облака, которые могут быть там, и следить за ними взором... смотреть, как они странствуют, так же, как странствует твоя душа, она способна находить воспоминания...
В этот момент пациентка грезит, что она грезит (транс в трансе*). Используется смещение времени*. Это в одно и то же время является сопровождением* и последовательным принятием*.
...Может быть, воспоминания о том времени, когда ты была маленькой девочкой, выбирающей хорошие ПРИЯТНЫЕ воспоминания... и может быть, воспоминание о моменте, когда ты НАУЧИЛАСЬ шить, так как это тебе НРАВИЛОСЬ. И я думаю, что это также казалось тебо ужасно трудным, может быть, невозможным... держать иглу прямо... Это что-то очень трудное - делать точные и выверенные движения там, где это нужно... это трудно. Знать, как кроить из большого бесформенного куска ткани... это кажется совершенно невозможным... И может быть, ты можешь вспомнить, как... постепенно... твое бессознательное усвоило эту способность, так что теперь ты можешь шить, думая о другом, смеясь с друзьями, даже не зная в точности, как ты это делаешь, и удивляться, видя всю проделанную тобой работу, весь пройденный путь. Твое бессознательное проделало эту работу* для тебя... Таким же образом... сейчас ты в состоянии научиться чему-то и ты не знаешь, что это. Ты не знаешь, что готова научиться... в то же время твое бессознательное борется за эту иитересную задачу научиться тому, о чем ты не имеешь представления...
Любое упоминание о детстве* способствует гипнозу (минимальная* возрастная регрессия). Здесь используется «упоминание о начальных* навыках».
...Я не знаю, в каком моменте прогулки ты сейчас находишься... но ты могла бы обращать внимание на все ощущения, которые появляются в твоем теле, может быть, запахи зелени, может быть, легкий ветерок на твоей коже, свежий или теплый, или солнце, может быть, прикосновение земли... возможно нежной, как пыль, или местами твердой... я не знаю. Ясно почувствовать все это... Ты больше не слушаешь меня... и ты слушаешь то, что интересует тебя намного сильнее...
Негативное парадоксальное* внушение включает сопровождение, направленное на сенсориализацию*.
...И бывает ВОДА, которая очень СИМПАТИЧНА, эти маленькие потоки, вода прекрасная и чистая, это очень красиво, это ласкает взор, вид воды... которая НИСПАДАЕТ. Когда хочется пить... какое удовольствие пить эту воду, глядя на солнце, глядя на бегущие облака. (Ундина прикрывает глаза.)
Новое упоминание о воде, ничем не напоминающей ту, которая пугает.
Теперь, через несколько мгновений, я попрошу тебя вернуться, быть здесь, со мной, совершенно СПОКОЙНОЙ, пока мы не решим вновь отправиться в другое ПРИЯТНОЕ
\ 14* 211
путешествие. Я сосчитаю до пяти, и ты вернешься, очень постепенно... Один... два... три... четыре... и пять!
(Потребовалось полторы минуты для того, чтобы Ундина реориентирова-лась'.)
П.: Я немного прогулялась.
Т.: Это было приятно?
П.: Временами, но знаешь, иногда словно сжимало здесь. (Показывает на грудь и сердце.)
Т.: Вначале?
Я: Да.
Г.: Видишь ли, вначале я нарочно дал тебе неприятное упражнение. <
П.: Но лотом это продолжало быть немного неприятным.
Г.: Ладно.
П.: Но вообще было очень хорошо.
Т.: Тепарь я тебя попрошу вот о чем... Если тебе будет почему-либо ПРИЯТНО... ты ничего не делай... ты позволь указательному пальцу твоей правой руки приподняться, а если почувствуешь дискомфорт, позволь указательному пальцу твоей левой руки приподняться, идет?
Постановка «сигналинга*», для того чтобы минимальные знаки* не остались незамеченными терапевтом, как произошло перед этим (несомненно, в результате парадоксальной* индукции).
Я: Да.
Т.: ...потому что ты НАУЧИШЬСЯ прогонять неприятное чувство... когда тебо неприятно, вызывая... то, которое ПРИЯТНО. В этой прогулке есть моменты более приятные, чем остальные, и... ты вызываешь наиболее приятные моменты, чтобы избавиться от дискомфорта. Ты НАУЧИШЬСЯ делать это. НАУЧИШЬСЯ прогонять неприятные чувства. Ты легко их узнаешь, потому что проработала их вначале.
Дальнейшее представлено как обучение* (сравнимо с десенсибилизацией в поведенческой терапии).
Т.: Где ты находилась? Ты лежала? Ты видела горы? Ты видела цветы? Ты чувствовала их?
П.: Да, там были васильки, ведь это было август. Я была там однажды, и мне очень понравилась.
Т.: Он был ПРИЯТНЫМ, этот опыт?
П.: Да.
Г.: Тогда им следует воспользоваться, чтобы отгонять то, что может быть неприятным. Когда будет неприятно, ты вспомнишь эту прогулку... сама, без меня... СПОКОЙНО, В СОБСТВЕННОМ РИТМЕ, оставив глаза открытыми или закрыв их... Ты знаешь, что и с открытыми глазами можно не видеть... но это не имеет значения. Наоборот, ты снова увидишь васильки или поля васильков...
Используются собственные слова пациентки. Затем в течение минуты наступает молчание*, чтобы позволить пациентке вжиться в ситуацию.
212
Может быть, ты смогла бы найти ПРИЯТНЫЕ воспоминания детства... в прекрасной стране Португалии. Там должны быть, я уверен, моменты очень ПРИЯТНЫЕ... которые так и просятся стать РЕСУРСАМИ*. Потому что воспоминание о ПРИЯТНОМ может, в свою очередь, напомнить нечто ПРИЯТНОЕ, еще более ПРИЯТНОЕ..
Поведение пациентки явно показывает, что она обрела хорошее состояние внутренней поглощенности*.
...И ты полностью остаешься внутри себя, и ты не позволяешь себе беспокоиться из-за меня... Это только для того, чтобы кое-что проверить. Не думай обо мне...
Терапевт приподнимает всю руку пациентки и придает ей неудобное положение.
...ты пересчитываешь лепестки василька. Ты не обращаешь внимания на меня... Ты даешь свободу своему бессознательному. И в моем голосе ты узнаешь голоса своих друзей. Ты импровизируешь... ты идешь куда тебе хочется... так свободно, как тебе хочется...
Рука остается на весу, в каталепсии*.
...Позволь своим воспоминаниям перемешаться, приятным воспоминаниям, воспоминаниям детства. Почувствуй солнце на твоей коже. Пить, когда тебе жарко, свежую ВОДУ...
После минутою промедления пациентка отвечает* глотательным движением.
...это очень ПРИЯТНО, и ты вспоминаешь, как тебе было ХОРОШО... и СПОКОЙНО... очень, очень хорошо и... СПОКОЙНО... И ты сможешь обрести это УСПОКОенИЕ, когда захочешь, как РЕСУРС. (Лает собака.) Не позволяй себе беспокоиться... Ты используешь шумы в своих грезах... ты их включаешь в свои грезы, если возникает шум...
Использование* посторонних элементов (пациентка услышала лай собаки, которая была у нее в детстве).
...И... когда твое бессознательное поймет, что ты умеешь использовать воспоминания как РЕСУРСЫ, чтобы УСПОКАИВАТЬСЯ... в этот момент ты позволишь своей руке осторожно опуститься... И когда твоя рука вернется на прежнее место... ты полностью вернешься к нам... УСПОКОЕННОЙ и отдохнувшей после этого освежающего опыта, который позволяет тебе НАУЧИТЬСЯ УСПОКАИВАТЬСЯ и РАССЛАБЛЯТЬСЯ... полностью СНИМАТЬ НАПРЯЖЕНИЕ. Тебо будет ХОРОШО... ты будешь совершенно УСПОКОЕНА и РАССЛАБЛЕНА... и ты полностью проснешься... с хорошим самочувствием и ясной головой...
Классическое окончание*, содержащее шаблонные* фразы.
...Ты используешь столько времени, сколько нужно, чтобы твое бессознательное полностью отдало себо отчет, что ты располагаешь этими РЕСУРСАМИ, что эти РЕСУРСЫ могут вытеснять неприятные ощущения, которые иногда возникают...
213
Общее открытое* внушение.
...И чтобы ты могла расслаблять твои мышцы... когда это необходимо... РАССЛАБЛЯТЬ их... И ты очень постепенно начинаешь пробуждаться*... возвращаться сюда... так что когда твоя рука вернется на место... Ты полностью проснешься, будешь полностью с нами, будешь чувствовать себя совершенно КОМФОРТНО... И ты сможешь вспоминать или не вспоминать об этом опыте, о том, что может быть полезно тебе... это не важно. Ты будешь успокоенной и отдохнувшей. Ты сможешь потянуться, как после сна, пока мы не решим еще раз повторить опыт, чтобы еще увеличить твой личностный контроль...
Идет ли речь о расслаблении мышц в состоянии релаксации* или имеется в виду обучение плаванию? Удачная неопределенность*.
Т.: Ну вот!.. Это приятно?
Я: Да.
(Она располагает руку по-другому.)
Т.: У тебя странное ощущение в руке?
Я: Да.
Т.: Что это за впечатление?
П.: Она более холодная. Знаешь, когда собака залаяла, я услышала свою. Это забавно, когда мы были на каникулах в Португалии, там была гора; летом, когда миндаль зреет, там всегда гуляют... И была маленькая собачка по имени Ласси... Мы поднимались, было очень жарко... [Далее следует многоминутный рассказ о собачке, евшей виноград и т. д]
Г.: Ты не испытывала дискомфорта на этот раз? >
П.: О! нет. Рука стала холоднее.
Г.: Это является частью любопытного явления. Тебя удивило, что рука в таком положении?
П.: Да, это странно.
Т.: Но это не мешало тебе?
П.: Нет, совсем нет.
Комментарии
Эта запись дала пищу для многочисленных комментариев.
Могу сказать определенно, что мне представляется бесполезным употреблять термин «фобия». Скажем просто, что эта девушка по неизвестным причинам не могла научиться плавать. Создавалось впечатление, что каждый раз, когда друзья приводили ее в бассейн, она заново разыгрывала свой детский сценарий*, стремясь доказать, что она права, что она не может, что ее мышцы сокращаются... Благодаря сеансу гипноза, как мы его понимаем, этот сценарий сделался «доступным мобилизации*», и она отправилась в бассейн, чтобы проделать новый опыт*, стремясь найти «точки опоры».
Интересной метафорой* в данном случае является сам гипнотический сеанс. Обучение гипнозу происходит успешно, когда не стараешься специально ничего делать. Чтобы держаться на воде, требуется то же самое.
214
Часто задают вопрос: почему не использовать прямое* внушение? Лично я думаю, что данный сеанс является показательным для иллюстрации нашего подхода. Пациенты сами совершают работу* с проблемой, которую они принесли с собой.
Прямое внушение неудобно тем, что может побуждать пациента демонстрировать поведение, к которому он не готов. В данном примере это очевидно: предположим, что прямых внушений оказалось достаточно для того, чтобы пациентка отправилась на большой водоем... где она могла бы утонуть...
Не лучше ли ей идти туда после того, как она найдет свои точки опоры? Не так ли и с другими видами патологии?
Празднуя это событие, я в шутку назвал эту девушку Ундиной. Это прозвище осталось за ней, и я думаю, что каждый раз, как она его слышит, в ней оживают приятные чувства, сопутствующие открытию того, что ты «талантлив, не подозревая об этом».
Ключевые слова:
Поглощенность, сопровождение, неопределенность, краткий анамнез, начальные навыки, ассоциировать, объединять, установка, каталепсии, замешательство, депотенциализация сознательного, имплицированное указание, диссоциация (термины), искажение времени, детство (упоминание о нем), упражнение, опыт, фиксация внимания, формулировка, включение, минимальные знаки, парадоксальная индукция, непроизвольный (феномен), отстраненность, метафора (гипнотической ситуации), мобилизация, шаблонные фразы, предложение, минимальная возрастная регрессия, релаксация, реориентация, отвечать, резонанс (слов), ресурсы, грезы, пробуждение, сценарий, последовательное принятие, сенсориализация, сигналинг, молчание (пауза), составное внушение, прямое внушение, косвенное внушение, контекстуальное внушение, негативное парадоксальное внушение, открытое внушение, окончание, гипнотический тест, транс в трансе, работа.
4. индукция посредством левитации руки*
Этот сеанс интересен тем, что иллюстрирует все разновидности внушения, которые мы используем (открытые*, активизирующие*, внушения косвенные*, прямые*, прямые замаскированные* и т. д.). Здесь используется индукция с помощью левитации руки. В этом подходе, очень давно предложенном Эриксоном, есть два периода: индукция и затем рабочая фаза.
Ноэми, или раскрытие возможностей. 1985
Речь идет о молодой женщине, не выносившей директивное™*. Ситуация становилась драматичной при поисках работы; возникали серьезные профессиональные проблемы. Этот сценарий* тянулся с детства, когда она была исключена из пяти колледжей.

<<

стр. 2
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>