<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Q[[??11??9] =
8T ]
Q[[??11??9]
8T ]
11 11 11
S ?[8,11??9]6 (8.11-44)
?
?6 ?6 [ ?11??9] ?7, ?


(
[ T] [ T]
? [[?11T??9] , [ ?11??9]? [[?11T ] 9] , [ ?11??9] K[[?14??12] ,
T]
]
11
S ?[8,11??9?]6 = [ ?11??11 S ?[8,11??9]6 11 11 11
? ? ?10 ?9
?11
[ ?11??9] ?7, ?7, ? [ ?11??9] ??
9]


))
(
u[[ ?811??9]
? T]
Q[[??11??9]
8T ]
11 11
(8.11-45)
[ ?11??9] ?6


( )
[ T]
? [[?11T??9] = [ ?11??9]? [[?11T??9]
] ]
11 11 11
S[ ??11??12] (8.11-46)
[ 14??
?11 ?11
[ ?11??9] [ ?14 ??12] 9]


( ? [[?11T??9] )
? = [ ?11??9]? [[??11T ] 9]
11 [ ?10T ] ]
11 11
(8.11-47)
?11
10
[ ?11??9] [ ?11??9] ?? [ ?11??9]

( )
?
K[[??14??12] = [ ?11??9] K[[??14??12]
9T ] 9T ] 11 [ ?10T ]
11 11
(8.11-48)
[ ?11??9] [ ?11??9] [ ?11??9]

( )
A? :{ [ ?11??9], ?11 A? q[[ ?711??9] },
? T]
11 11
[ ?11??9], ?6 [ ?11??9]
6

( )
A?? :{ ?8,?11 A?? 11 [ ?6T ] 11
, h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??53T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ] },
11 [
11 11 11 11 11 11 11
g
?8, ?6 ?8 ?8 ?7
6 0


( )
A??? :{ ?7, ?11 A??? h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??53T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ] } – множества
11 [
11 11 11 11 11 11 11 11
?7, ?6 ?7
6 0

характерных для 11-й метафазы метаэволюции механизмов иерархической поисковой оптимизации, за-
данных на субконтурах, образуемых ярусами ИНДИВИДОВ-8 «-11?-9» – ГЕГЕМОНА-8 «-6», Триб-8 «-
8» – ГЕГЕМОНА-8 «-6» и Каст-8 «-7» – ГЕГЕМОНА-8 «-6» соответственно;
( )
q[[ ?711??9] = [ ?11??11 q[[ ?711??9]
? T] ? T]
Q[[??11??9]
8T ]
11 11
(8.11-49)
[ ?11??9] ?6
9]

( )
11 [ ?6T ] 11 [ ?6T ]
G?87T ]
[?
11
=
g g (8.11-50)
?8 ?8 ?8 ?8 ?6

( )
h[??5T ] = h[??5T ] H ?76T ]
[?
11 11 11
(8.11-51)
?7 ?7 ?6


( ) ( )
?? : ? [ ?11??9] s?i8,min?6 q[[ ?711??9] ? ; (?i = 1,..., [ ?11??9] n)
q[[ ?711??9] , [ ?11??9] s?i8,max?6
? T] ? T]
11 11 ( ) 11 11 ( ) 11 11
(8.11-52)
? ?
[ ?11??9] ?7, [ ?11??9] ?7, [ ?11??9]




– 385 –
[ T]
11 11
S ?[8,11??9?]6 , причем n – число
– область допустимых значений поисковой переменной ?
[ ?11??9] ?7, [ ?11??9]

ИНДИВИДОВ-8 (СФЕР АТОМОВ) у данного ГЕГЕМОНА-8;
11 [ ?7T ]
= ?11G?87T ] ( ?8 P?7,8T6] )
[? 11 [ ?
?6 G?8 (8.11-53)
?
6


( ))
(
P?7,8T6] =
[?
P?7,8T6]
[?
S (?p )[ ?8T ] , ?8 u[??87T ] G?87T ] ;
[?
11 11 11 11 11
(8.11-54)
?8 ? ?8 ? ?8 ?6
8


( )
[ T]
S (?p )[ ?8T ] = S (?p )[ ?8T ]
11 11 11
S ?[8,11??9]6 (8.11-55)
?
?8 ?8 [ ?11??9] ?7, ?
8 8


( )
??? : ? ?11 p?i7,min 11 [ ?6T ] 11
, h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ] ,
11 [
11 () 11 11 11 11 11 11
g
?
?8 ?6 ?8 ?8 ?7
8 0


( )
, h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ] ? ;
11 [ ?6T ] 11 11 [
11
p?i7,max
() 11 11 11 11 11 11
g ?
?8 ?6 ?8 ?8 ?7 0

(?i = 1,..., ?11n) (8.11-56)
8

P?7,8T6] ,
[? 11
11
n – число Триб-8 у данного
– область допустимых значений поисковой переменной ?8 ? ?8

ГЕГЕМОНА-8;
H ?76T ] =
[?
H ?76T ] ( ?7 R[??67T ] )
[?
11 11 11
(8.11-57)
?6 ?6

( )) ;
(
R[??67T ] = R[??67T ] S (?r7)[ ?8T ] , ?7 P?7 )[ ?7T ] , ?7 u[??76T ]
11 ( r
H ?76T ]
[?
11 11 11 11 11
(8.11-58)
?7 ?7 ?7 ?6


( )
[ T]
S (?r7)[ ?8T ] = S (?r7)[ ?8T ]
11 11 11
S ?[8,11??9]6 ; (8.11-59)
?
?7 ?7 [ ?11??9] ?7, ?


( )
P?7 )[ ?7T ] =
(r
P?7 )[ ?7T ]
(r
P?7,8T6]
[?
11 11 11
(8.11-60)
?7 ?7 ?8 ?


( )
???? : ? ?11r?(6) min h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ] ,
11 [
11 i 11 11 11 11 11 11 11
?
?7 ?7
7 0


( )? ;
h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , ?1 h[?+1T ] , 11 q[?+2T ] , +1 l?+3T ]
11 [
11 ( i ) max 11 11 11 11 11 11 11
r ?
?7 ?6 ?7 0

(?i = 1,..., ?11n) (8.11-61)
7
[ T]
– область допустимых значений поисковой переменной ?7 R ??67 , ?11n – число Каст-8 у данного
11
7
ГЕГЕМОНА-8.
Таким образом, полное число АТОМОВ, входящих в один КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ, можно оце-
нить сверху как произведение: 11n ? ?3 n ? ?6 n ? [ ?11??9] n . Конкретный вид зависимостей (8.11-1/-61)
11 11 11
0

может быть установлен – после выявления в экспериментальных исследованиях необходимых количест-
венных соотношений – в процессе построения моделей указанных биообъектов.
8.11.9.1. Математическое представление оптимизационных процессов в возможных
структурных композициях квазисупраконтура
Для первого варианта композитной структуры квазисупраконтура КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ–
ОРГАНИЗМЫ-2, представляющего собой «композитный» подконтур ПРИМИТИВНАЯ ПАРЦЕЛЛА
КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА-Квазипопуляции-ОРГАНИЗМЫ-2, итеративные процессы поисковой оптими-
зации могут быть записаны следующим образом (см. рис. 8.19):
11' (1)
A?

( )
0,+2
[ 0T ]
? 11' S '* 1, +2
Q '[0+ !T ]
11' 11'
>
S '+1,+2 min
+2 +
0 0
11' [ 0T ] 11' (1)
0 S '+1,+2 ? 0 ??
(8.11-62)
11' ( 2)
A'

( )
+1,+2
[ +1T ]
G '[++12T ]
11' 11'
> canon = 0
P '+2
+2 +1
11' [ +1T ]
?11' ? '( 2)
+1 P '+2 +1

Функциональные ограничения типа неравенств в таком «композитном» подконтуре отсутствуют.
Второй вариант является обобщением первого за счет добавления над ним «надстройки» вида:
11??
A ''

( )
+2,+3
[ +2T ]
11?? 11?? ??
??[ S??3 > min ? 112 S??*
Q+2 +3T ] (8.11-63)
+3 +2 + + +3

Функциональные ограничения типа равенств и типа неравенств в подконтуре такой «надстройки» отсут-
ствуют.
??
??
Межъярусная системная память возникает в обоих вариантах: в первом 111 q?[ +3T ] , во втором –
+
11?? 11??
q?? q??
[ +3T ]
[ +4T ]
и .
+2 ? +1 ?




– 386 –
Что же касается «встраивания» обоих перечисленных стабильных подконтуров в общую супраси-
стему природы или хотя бы в её часть – что дает возможность завершить рассматриваемую квазимета-
фазу метаэволюции живого и осуществить переход к последующей, эвриметафазе, – то это может про-
изойти только тогда, когда поисковым образом будут «поведенчески нащупан» и структурно закреплен
необходимый спектр соотношений темпов изменения поисковых переменных и целевых функций всех
элементов формирующейся системы. Поскольку даже для варианта б) налицо крайнее рассогласование
темпов изменения управляющей («извне, вниз по иерархии») переменной [ +4?+6] K[[++2T ] 3] , действующей на
11 6
?+

ярус ГЕГЕМОН наивысшего в рассматриваемой иерархии подконтура, и поисковой переменной
11??
??[ +3T ] («вовне – вверх по иерархии»), генерируемой этим же ярусом, но выступающим в роли ИНДИ-
+3 S +4
ВИДА супраконтура последующего высшего уровня в супрасистеме (для другого варианта это рассогла-
сование ещё больше).
Это крайнее рассогласование указанных величин с их потребными значениями, задаваемыми сис-
темой природы с её потенциально фиксированными спектрами пространственных и временных характе-
ристик, представляют огромную трудность для встраивания указанного подконтура в такую систему.
Реально необходимо, чтобы соотношение изменения темпов этих величин составляло не 3 единицы в
моих обозначениях (т.е. свыше 3-х порядков), а всего одну единицу. Как уже было показано выше, это
достигается с помощью продолжения формирования природой специальной структуры иерархической
поисковой оптимизационной системы: введения на следующей метафазе ещё одних функциональных
ограничений, типа неравенств. По-видимому, для формирования именно такой структуры на каждом
новом уровне интеграции живого природе всякий раз и требуется несколько десятков миллионов лет…
8.11.9.2. Краткий комментарий
Типичный согласно зависимости (8.11-1) именно для квазиметафазы вид целевой функции: её со-
ставляющая экстремального типа [ +2?+3] Q0 +1T ] и отражающая её составляющие типа равенств и типа не-
11 [

11 [ +3T ]
L
равенств величина – соответствует существенно более сложной (по сравнению с типичной
[ +2 ?+3] +1

для псевдометафазы) структуре супраконтура оптимизации. Здесь темпы изменения указанных величин
различаются, причем сразу на два типичных характерных времени (в данном случае [+1T] и [+3T]). По-
добная ситуация ранее в практике решения технических экстремальных задач, насколько известно, не
встречалась. Из чего следует сделать вывод о том, что для моделирования биологических объектов, на-
ходящихся на квазиметафазе своей метаэволюции, необходимо разрабатывать специальные поисковые
оптимизационные механизмы (впрочем, обладающие теми же свойствами, что и для ранее происходя-
щих квазиметафаз).
8.11.10. Интерпретация структуры и поведения квазисупраконтура КВАЗИ-
БИОГЕОЦЕНОЗ–ОРГАНИЗМЫ-2 в биологических терминах
Логика настоящей концепции позволяет предположить, что переход биологической метаэволюции
из псевдометафазы (т.е. существования ячейки ПСЕВДОБИОГЕОЦЕНОЗА) в квазиметафазу (т.е. суще-
ствования ячейки КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА) эквивалентен совершению двух определяющих событий:
выделению из яруса ПСЕВДОГЕГЕМОНА псевдосупраконтура (т.е. яруса, на котором ранее уже
сформировался ряд «протопопуляций»), более сложных «?2-популяций», могущих, в частности, вы-
ступить в роли субстрата для границы (отграничивающей поверхности) между
КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗОМ и внешней по отношению к ней средой; это означает формирование яру-
са Квази-БГЦ-субкомпартментов квазисупраконтура;
возникновению на ярусе ПСЕВДОГЕГЕМОН псевдосупраконтура неких «протопарцелл».
Они сопровождаются ещё девятью важными процессами – следующими шагами в усложнении:
яруса ГЕГЕМОНА-1 (ОРГАНИЗМА-1) – возникновением более сложных ОРГАНИЗМОВ-2 («?2-
организмов»);
яруса Каст-1 ОРГАНИЗМА-1 – возникновением более сложных «?2-органов»;
яруса Триб-1 ОРГАНИЗМА-1 – возникновением более сложных «?2-тканей»;
яруса ГЕГЕМОНА-4 (КЛЕТКИ-4) – возникновением более сложных КЛЕТОК-5 («?2-клеток»);
яруса Каст-4 КЛЕТКИ-4 – возникновением более сложных «?2-клеточных компартментов»;
яруса Триб-4 КЛЕТКИ-4 – возникновением более сложных «?2-клеточных субкомпартментов»;
яруса ГЕГЕМОНА-7 (ЭЛЕМЕНТОНА-7) – возникновением более сложных «?2-ультраструктурных
внутриклеточных элементов» («?2-УВЭ») эвкариотических клеток, составляющих ОРГАНИЗМ-1;
яруса Каст-7 ЭЛЕМЕНТОНА-7 – возникновением более сложных «?2-макромолекул» в этих клетках;
яруса Триб-7 ЭЛЕМЕНТОНА-7 – возникновением более сложных «?2-органических» молекул в этих
клетках.
– 387 –
Естественен вопрос: какой биологический объект соответствует понятию
КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ? Для ответа на него необходимо учесть следующие основные факторы:
1) время его появления, т.е. около 0,64 млрд. лет назад,
2) характерные размеры, т.е. от гектометров до километров, и
3) малую эффективность его функционирования как целого, как оптимизирующегося объекта, т.е.,
в частности, в составе включающего его виртуального биологического образования (не системы!) выс-
шего уровня интеграции: «виртуальной ?2-БИОГЕОСФЕРЫ» Земли (которая, по большому счету, и на-
зываться указанным термином – без приставки «?2-» – не должна была бы, поскольку системой пока не
является, ибо из всей совокупности системных свойств характеризуется только одним – пространствен-
ным размером).
Дополнительно следует учесть и фактор возможности спорадического возникновения поисковых
(внутренних) структур КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА с меньшими размерами – «?2(1)-примитивных парцелл»
или «?2(1)-среднеразмерных примитивных биогеоценозов» (порядка гектометров) – но с большей эффек-
тивностью приспособительного поведения.
Отсюда, опять-таки, необходимо приходим к выводу о том, что указанный биообъект близок к то-
му, который также можно было бы назвать объединениями многоклеточных организмов, но уже более
сложного характера, чем типичные для предыдущей псевдометафазы метаэволюции живого.
Данная 11-я метафаза является промежуточной между прошедшей 10-й метафазой процветания
протоколоний многоклеточных организмов и будущей 12-й метафазой, на которой впервые возникнут
простейшие – но полноценные – биогеоценозы. Следовательно, характерные для неё биообъекты пред-
ставляют собой нечто, более примитивное, чем даже простейшие полноразмерные биогеоценозы, но су-
щественно более структурированное и сложное, чем просто совокупность «?2-организмов».
Что же это за биообъект? Это ещё не полноценный биогеоценоз, но уже не просто протоколония
многоклеточных организмов. Важнейшая его характеристика – появление стабильной «популяционно-
сти» (то, что для организмов выше названо «тканевостью»). По-видимому, это первичное симбиотиче-
ское объединение нескольких, относительно автономных, простейших колоний многоклеточных орга-
низмов (каждая из которых имеет собственный тип, отличающийся от остальных) в единое целое – но-
вый этап последовательного эндосимбиоза живого. При этом как минимум одна из колоний (крупной
растительности) обычно реализует общую поверхностную оболочку КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА.
8.11.10.1. Что такое КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗЫ
При ответе на этот вопрос мы опять сталкивается с проблемой терминологии: и в плане различий
«колония многоклеточных» – «биогеоценотическая особь», и в плане отличий спорадических образова-
ний КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА «?2(1)-среднеразмерных примитивных биогеоценозов» от спорадических
образований ПСЕВДОБИОГЕОЦЕНОЗА «?1(2)-среднеразмерных протобиогеоценозов».
Вот что пишет о близком периоде в истории живого на Земле К.Ю.Еськов: «В 1947 г. Р.Спригг
сделал в местечке Эдиакара в Южной Австралии одно из самых замечательных открытий за всю исто-
рию палеонтологии. Им была найдена и описана богатая фауна удивительных бесскелетных организ-
мов, получившая название эдиакарской. Первоначально эту фауну сочли кембрийской, однако в 1959 г.
М.Глесснер правильно датировал её концом докембрия – вендом (620-600 млн. лет назад)… В то время
как все многочисленные группы многоклеточных, появившиеся в начале кембрия (540 млн. лет назад),
были представлены мелкими организмами (миллиметры или первые сантиметры), эдиакарская фауна
состояла из крупных или очень крупных беспозвоночных, размером до полутора метров. Среди них были
как радиально-симметричные формы, называемые “медузоидами”, так и билатерально-симметричные;
одни из них (петалонамы) внешне напоминают современные кораллы морские перья (Pennatularia),
другие (дикинсония и сприггина) – кольчатых червей и членистоногих (…). Первые исследователи
эдиакарской фауны (Спригг и Глесснер) считали эти формы реальными предками современных кишеч-
нополостных и червей и включали их в состав соответствующих типов и классов животных. Эта точка
зрения имеет сторонников и поныне (“австралийская школа”), однако большинство исследователей счи-
тает, что сходство тут чисто внешнее, и эдиакарские организмы представляют собой нечто совершенно
особенное. А.Зейлахер (1984) ввел для этих существ специальное собирательное название – вендоби-
онты» [Еськов, 1999]. С позиций настоящей концепции совершенно неудивительно, что в период, ко-
торый я называю 11-й метафазой метаэволюции живого, или квазиметафазой формирования биогеоце-
нозов, сформировавшиеся к тому времени соответствующие многоклеточные организмы (ОРГАНИЗ-
МЫ-2) являются полноразмерными, т.е. существенно более близкими по своим размерам к верхней
оценке ˜4,2 м, чем к средней ˜28 см или нижней ˜18 мм. Удивительнее здесь другое: утверждение, что
«все (? – С.Г.) многочисленные группы многоклеточных, появившиеся в начале кембрия (540 млн. лет
назад), были представлены мелкими организмами»… Быть может, более крупные пока не найдены?
Продолжаю цитировать К.Ю.Еськова: «Прежде всего, вендобионты имеют отличный от фанеро-
зойских животных план строения. Почти у всех билатерально-симметричных вендских организмов эта
– 388 –
самая симметрия несколько нарушена; у “членистых” форм правые и левые половинки “сегментов” сме-
щены друг относительно друга – примерно так, как в застегнутой молнии или на автомобильном протек-
торе-елочке (…). Эту асимметрию принято было приписывать деформациям тел в процессе захороне-
ния, пока М.А.Федонкин (1983) не обратил внимание на то, что данные нарушения подозрительно регу-
лярны и единообразны. Он доказал, что для вендобионтов характерен особый план строения, который
математики называют симметрией скользящего отражения; среди многоклеточных же животных
этот тип симметрии встречается крайне редко (таково, например, взаиморасположение мышечных эле-
ментов – миомеров и миосепт – у ланцетника). С другой стороны, Б.Раннегар (1982) показал, что у
изученных им вендобионтов увеличение размеров тела в ходе онтогенеза (индивидуального развития
организма) достигается за счет изометрического роста, когда все пропорции тела остаются неизмен-
ными (как при простом увеличении изображения предмета). Между тем все известные Metazoa, включая
кишечнополостных и червей, обладают не изометрическим, а аллометрическим ростом с закономер-
ной сменой пропорций тела (например, у человека в ряду зародыш-ребенок-взрослый абсолютный раз-
мер головы увеличивается, тогда как относительный – уменьшается).
Против отнесения эдиакарских организмов к современным таксонам животных есть возражения и
более частного характера. Так, например, попытка напрямую связать вендских медузоидов с настоящи-
ми медузами наталкивается на отсутствие у этих вендобионтов стрекательных клеток, которые, по идее,
должны сохраняться в ископаемом состоянии. Под давлением подобных аргументов сторонники прямого
родства между эдиакарскими и фанерозойскими животными начали “сдавать” вендобионтов по одному
(“Да, похоже, что сприггина все-таки не настоящее членистоногое...”), и это продолжалось до тех пор,
пока Зейлахер (1984) не предложил принципиально иное решение проблемы. Суммировав отличия
вендских животных от их современных аналогов, он привел и общую для них черту: они представляют
собой различные варианты широкой ленты со вздутиями (…). Этот тип организации (Зейлахер назвал
его “стеганое одеяло”) совершенно отличен от всех ныне существующих. Судя по всему, такой план
строения – это особый путь к достижению больших размеров тела именно бесскелетными формами.
При увеличении размеров тела происходит относительное уменьшение его поверхности. По-
скольку многие функции организма (газообмен, питание) прямо связаны с его поверхностью, её относи-
тельный размер нельзя уменьшать до бесконечности: есть определяемый “из физики” так называемый
физиологический предел размеров тела. Одно из решений этой проблемы нашли современные (фа-
нерозойские) многоклеточные: сохранить в общем округлое сечение тела, но развить выросты или впя-
чивания с большой поверхностью – жабры или легкие, сложноскладчатую пищеварительную систему и
т.д. Однако возможно и принципиально иное решение – превратить все тело в плоскую ленту, приблизив
таким образом внутреннюю поверхность к внешней; тогда можно достигнуть больших размеров и не соз-
давая сложных внутренних структур. Это решение используется ныне очень редко (по этому пути пошли
некоторые крупные кишечные паразиты). Зейлахер полагает, что форма тела вендобионтов (“стеганое
одеяло”) с её очень высоким отношением поверхность/объем позволяла им поглощать из воды кислород
и метаболиты всей поверхностью тела. Эта идея находится в полном соответствии с тем обстоятельст-
вом, что у самых крупных эдиакарских организмов нет никакого подобия рта. Питаясь за счет диффузии
через поверхность тела, эти существа не нуждались во внутренних органах; возможно, они даже были
не многоклеточными, а синцитиальными (многоядерными). Кроме того, многие исследователи пола-
гают, что эти плоские (и, видимо, прозрачные) существа были буквально нашпигованы симбиотическими
одноклеточными водорослями, что делало их практически независимыми от внешних источников пищи.
Их современным экологическим аналогом могут служить так называемые “автотрофные животные”– глу-
боководные погонофоры и некоторые моллюски, использующие при питании симбиотических бактерий-
хемоавтотрофов (…) Во второй половине венда в … амфибиотических ландшафтах (“ни суша, ни море”)
место цианобактериальных матов, с их потрясающим по совершенству балансом в производстве и по-
треблении органики, занимают сообщества водорослей (главным образом – нитчатых), которые иногда
называют “водорослевыми болотами”» [там же]. По мнению А.Ю.Розанова, «основной отличительной
особенностью вендо-эдиакарской фауны является то, что она представлена только отпечатками бесске-
летных организмов. И хотя некоторые из этих животных имеют размер до 1 м в длину, они, вероятно,
состояли из желеподобного вещества точно так же, как и сегодняшние медузы» [Розанов,1996].
М.А.Федонкин пишет: «Ряд видов вендских животных при всей их необычности представляет
предковые линии кембрийских и даже современных беспозвоночных. Другие формируют четко обособ-
ленные группы, но они не находят места среди современных типов. Несомненно тканевый уровень (! –
С.Г.) организации, сложность строения этих организмов говорят о том, что мы имеем дело с группами
весьма продвинутых и даже специализированных животных, которые, однако, прекратили свое сущест-
вование уже в венде, то есть более чем 545 млн. лет назад» [Федонкин,2000]. В свою очередь,
Н.Н.Иорданский отмечает, что фауна венда не сводится только к эдиакарской: «Местонахождения венд-
ской фауны, по богатству не уступающие эдиакарскому, были найдены на реке Сюзьма на Онежском по-
луострове и на Зимнем берегу Белого моря. Здесь были обнаружены ископаемые остатки свыше 30 ви-
дов бесскелетных многоклеточных животных, размеры которых варьировали от 3 мм до 30 см. Среди
них вероятные представители кишечнополостных, плоских и кольчатых червей, членистоногих, иглоко-
жих, а также ряд форм, принадлежащих к каким-то неизвестным группам» [Иорданский,2001].

– 389 –
Наконец, Г.А.Заварзин констатирует: «оказывается, что привычная картина эволюции живого мира
сложилась в результате анализа наиболее дифференцированных организмов, история которых начина-
ется с кембрия. Все, что было раньше трилобитов, находилось в области фантазий, близких филогене-
тическим построениям Э.Геккеля. Открытие живого мира венда Б.С.Соколовым и исследование его
М.А.Федонкиным показали, что обнаруженные там организмы ближе всего к условной группе Parazoa
(губки и подобные им животные)» [Заварзин,2002].
К сожалению, очевидная скудость и фрагментарность имеющейся сегодня палеонтологической
информации об эдиакарской и подобных ей вендских фаунах не отвечает на вопрос, интересующий нас
в данном подразделе: о структуре развивающегося КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА. Даже если использовать
при поиске для обозначения древних биоценозов термин ориктоценоз, т.е. «совокупность окаменевших
остатков ископаемых организмов в данном местонахождении» [БСЭ, т.18, 1974, С.513].
Таким образом, пока остается ориентироваться только на предлагаемое теоретическое представле-
ние о структуре и приспособительном поведении рассматриваемого квазибиобъекта – в том числе и по
аналогии с квазибиобъектами иных уровней интеграции живого. Скажем, по аналогии с многотканевы-
ми квазиорганизмами, характерными для квазиметафазы развития КВАЗИОРГАНИЗМОВ, и многосуб-
компартментальными квазиклетками, характерными для квазиметафазы развития КВАЗИКЛЕТОК,
можно говорить о «многопопуляционных» квазибиогеоценозах, характерных для рассматриваемой в дан-
ном подразделе квазиметафазы развития КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗОВ, и т.д.
8.11.10.2. О времени появления КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА
Расчетное время появления КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА – т.е. объединений многоклеточных орга-
низмов более сложного характера – 0,64 млрд. лет назад.
Этот расчетный момент с более чем высокой точностью совпал с содержательными оценками па-
леогеологами и палеонтологами момента начала венда, или вендского периода, непосредственно пред-
шествующего кембрийскому периоду – начальному в фанерозое. В таблице 8.11-1 приведены несколько
таких оценок, и моя расчетная оценка (строка выделена полужирным шрифтом и желтым цветом фона):
Таблица 8.11-1. Оценки момента начала венда
Момент начала венда, млн. лет назад Источник
690-650 ± 20 [Биология,1999,С.127]
680 ± 20 [Алейников,1987]
650 [Милановский,2001]
расчетная оценка (с позиций предлагаемой концепции)
636
620-600 [Еськов,1999]
610 [Аплонов,2001]
Столь точное совпадение теоретически рассчитанной оценки с ориентировочными содержательными
оценками позволяет сделать предварительный вывод о том, что критерии выделения венда как важного
геологического и биологического этапа в истории БИОГЕОСФЕРЫ неявно совпадают с критериями вы-
деления КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА как конкретной метафазы метаэволюции живого. Как следствие этого
вывода возникает задача проведения сравнительного анализа этих методологических процессов – задача
для совместной работы палеогеологов, палеобиологов и биокибернетиков нового поколения.
8.11.10.3. О характерных размерах КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА
Расчетные размеры КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА («?2-биогеоценоза») – от гектометров до километ-
ров. Они включают в себя два размерных предела: средний и высший.
Средний размерный предел (согласно таблице П1 Приложения его расчетная оценка ˜970 м) соот-
ветствует размерам «?2(1)-среднеразмерных примитивных биогеоценозов». Важно, что эти последние не-
обходимо отличать от сформировавшихся на предыдущей метафазе и теперь эволюционирующих «про-
тобиогеоценозов» («?1(2)-среднеразмерных протобиогеоценозов», т.е. «?1(2)-протопарцелл», или «?1(2)-
структурированных, или трехъярусных, колоний ?1-организмов»).
Здесь следует отметить, что найти в литературе числовые характеристики размеров ареала групп
взаимодействующих популяций различных биообъектов – задача ещё более трудная, чем то же для от-
дельных популяций (см. подпункт 8.10.10.3). Неудивительно, что подобные оценки для ископаемых
биоценозов – ориктоценозов – вообще отсутствуют. В имеющихся публикациях величина этих мест ха-
рактеризуется лишь неопределенно-вербально («обширные», «изолированные» территории и т.п.).
8.11.11. Резюме
Исходя из полученной выше (см. подраздел 7.8) приблизительной оценки момента его возникно-
вения, квазисупраконтур КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ–ОРГАНИЗМЫ-2 также может быть отнесен к ?2-ряду

– 390 –
высших в иерархии структур (см. пункт 6.11.1). Его характеристики в терминах концепции иерархиче-
ской поисковой оптимизации живого сведены в таблицу 8.11-2:
Таблица 8.11-2. Критерии (аспекты) отнесения КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА к 11-й метафазе био-
метаэволюции (?2)
Аспекты КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ («?2-биогеоценоз») как целостное образование
1 Пространственно- Он отграничен от внешней среды специфической оболочкой, образованной
простыми растительными структурами
ограничивающий
2 Пространственно- Диапазон его размеров: от гектометров до километров
количественный
3 Спектр его характерных времен: от часов до месяцев (тот же, что и для
Относительно-
ПСЕВДОБИОГЕОЦЕНОЗА)
временной
4 Расчетная длительность его доминирования: около 62 млн. лет
Абсолютно-
Ориентировочное время его доминирования: –0,64 ? –0,58 млрд. лет назад
временной
5 Это квазибиообъект, и как таковой он демонстрирует незначительную эффек-
Поведенческий
тивность своего приспособительного поведения
(адаптивный)
6 Структурной Он включает в себя 11 иерархических составляющих – атомы, «?2-органичес-
сложности кие молекулы», «?2-макромолекулы», ЭЛЕМЕНТОНЫ-7 («?2-ультраструктур-
ные внутриклеточные элементы»), «?2-субкомпартменты» эвкариотических
клеток, «?2-компартменты» эвкариотических клеток, КЛЕТКИ-4 («?2-эвкарио-
тические»), «?2-ткани», «?2-органы», «?2-ОРГАНИЗМЫ» и «?2-популяции»
7 Специфицирующий Определяющую роль в его деятельности играют «?2-популяции»
8 Его можно рассматривать как структурированную колонию многоклеточных
Интерпретирую-
организмов
щий
9 Формирование примитивных объединений: в 1-ю очередь из Квазикаст (попу-
Превалирующей
ляций) – примитивных парцелл, во 2-ю очередь из последних – примитивных
тенденции
сом КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА
Основные характеристики супрасистемы в составе квазисупраконтура КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗ–
ОРГАНИЗМЫ-2, супраконтура-2 ОРГАНИЗМ-2–КЛЕТКИ-5, супраконтура-5 КЛЕТКА-5–
ЭЛЕМЕНТОНЫ-8 и супраконтура-8 ЭЛЕМЕНТОН-8–СФЕРЫ АТОМОВ следующие:
1) число субконтуров в супрасистеме: 2+3+3+3=11
2) число «выходов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 2(1)+3(0)+ 3(0)+ 3(0)= 11(1)
3) число «входов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 3(2)+12(3)+21(3)+20(2)=56(10)
Таким образом, её условная формула может быть записана следующим образом:
?11 = <2+3+3+3 | 2(1)+3(0)+3(0)+3(0) | 3(2)+12(3)+21(3)+20(2)> либо, компактнее, <11 | 11(1) | 56(10)>.




– 391 –

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ