<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

? T]
12 () 12 () 12
? ?
[ ?11??9] ?7, [ ?11??9] ?7, [ ?11??9]
9] 9]
9]
[? T]
– область допустимых значений поисковой переменной [ ?11??12 S ?[8,11??9?]6 , причем [ ?11??12 n – число
?7,
9] 9]

ИНДИВИДОВ-9 (СФЕР АТОМОВ) у данного ГЕГЕМОНА-9;
12 [ ?7T ]
= ?6 G?87T ] ( ?8 P?7,8T6] )
12 [ ? 12 [ ?
?6 G?8 (8.12-59)
?


( ))
(
P?7,8T6] =
[?
P?7,8T6]
[?
S (?p )[ ?8T ] , ?8 u[??87T ] G?87T ] ;
[?
12 12 12 12 12
(8.12-60)
?8 ? ?8 ? ?8 ?6
8


( )
[ T]
S (?p )[ ?8T ] = S (?p )[ ?8T ]
12 12 12
S ?[8,11??9]6 (8.12-61)
?
?8 ?8 [ ?11??9] ?7, ?
8 8


( )
??? : ? ?8 p?i7,min g[??86T ] , ?7 h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , 12 h[?+1T ] , 12 q[?+2T ] , 12 g[?+3T ] , +2 h?+3T ] ,
12 [
12 12 ( ) 12 12 12 12 12 12 12
?
?8 ?6 ?8 ?1 +1
0


( )
g[??86T ] , ?7 h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , 12 h[?+1T ] , 12 q[?+2T ] , 12 g[?+3T ] , +2 h?+3T ] ? ;
12 [
12
p?i7,max
() 12 12 12 12 12 12 12
?
?8 ?6 ?8 ?1 +1
0

12
(?i = 1,..., ?8 n) (8.12-62)
P?7,8T6] ,
[? 12
12
n – число Триб-9 у данного
– область допустимых значений поисковой переменной ?8 ? ?8

ГЕГЕМОНА-9;
H ?76T ] =
[?
H ?76T ] ( ?7 R[??67T ] )
[?
12 12 12
(8.12-63)
?6 ?6

( )) ;
(
R[??67T ] = R[??67T ] S (?r7)[ ?8T ] , ?7 P?(7 )[ ?7T ] , ?7 u[??76T ]
r
H ?76T ]
[?
12 12 12 12 12 12
(8.12-64)
?7 ?7 ?7 ?6


( )
[ T]
S (?r7)[ ?8T ] = S (?r7)[ ?8T ]
12 12 12
S ?[8,11??9?]6 ; (8.12-65)
?
?7 ?7 [ ?11??9] ?7,


( )
P?(7 )[ ?7T ] =
r
P?(7 )[ ?7T ]
r
P?7,8T6]
[?
12 12 12
(8.12-66)
?7 ?7 ?8 ?


( )
???? : ? ?7 r?(6) min h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , 12 h[?+1T ] , 12 q[?+2T ] , 12 g[?+3T ] , +2 h?+3T ] ,
12 [
12 12 i 12 12 12 12 12 12
?
?7 ?7 ?1 +1
0


( )? ;
h[??5T ] , ?6 q[??4T ] , ?5 g[??3T ] , ?4 h[??2T ] , ?3 q[??1T ] , ?2 g[?0T ] , 12 h[?+1T ] , 12 q[?+2T ] , 12 g[?+3T ] , +2 h?+3T ]
12 [
12 ( i ) max 12 12 12 12 12 12
r ?
?7 ?6 ?7 ?1 +1
0
12
(?i = 1,..., ?7 n) (8.12-67)
[ T]
12 12
– область допустимых значений поисковой переменной ?7 R ??67 , ?7 n – число Каст-9 у данного
ГЕГЕМОНА-9.
Таким образом, полное число АТОМОВ, входящих в один ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ, можно оценить
сверху как произведение: 12 n ? ?3 n ? ?6 n ? [ ?11??12 n . Конкретный вид зависимостей (8.12-1/-67) может
12 12
0 9]

быть установлен – после выявления в экспериментальных исследованиях необходимых количественных
соотношений – в процессе построения моделей указанных биообъектов.
8.12.9.1. Краткий комментарий
Типичный согласно зависимости (8.12-1) именно для эвриметафазы вид составляющих целевой
функции: экстремального типа +3 Q0 +1T ] , ограничений типа равенств +3 G+12T ] и ограничений типа нера-
12 [ +
12 [


венств +3 H +23T ] – соответствует наиболее сложной (по сравнению с типичными для псевдо- и квазиме-
[+
12


тафаз) структуре супраконтура оптимизации. Здесь темпы изменения указанных величин также разли-
чаются, причем на типичное характерное время (в данном случае [+1T], [+2T] и [+3T] соответственно). По-
добная ситуация ранее в практике решения технических экстремальных задач, насколько известно, тем
более не встречалась. Из чего следует сделать вывод о том, что для моделирования биологических объ-
ектов, находящихся на эвриметафазе своей метаэволюции, необходимо разрабатывать специальные по-
– 402 –
исковые оптимизационные механизмы (впрочем, обладающие теми же свойствами, что и для ранее про-
исходящих эвриметафаз).
8.12.10. Интерпретация структуры и поведения эврисупраконтура ЭВРИБИО-
ГЕОЦЕНОЗ–ОРГАНИЗМЫ-3 в биологических терминах
Логика настоящей концепции позволяет предположить, что переход биологической метаэволюции
из квазиметафазы (т.е. существования КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА) в эвриметафазу (т.е. существования
ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА) эквивалентен совершению трех определяющих событий:
новому шагу в усложнении квазияруса Квазитриб (т.е. уровня в иерархии, на котором ранее уже
сформировались «протопопуляции» и «?2-популяции») более сложных «?3-популяций»;
выделению из яруса КВАЗИГЕГЕМОНА предыдущего квазисупраконтура (т.е. яруса, на котором ра-
нее уже сформировался ряд «протопарцелл») собственно яруса Эври-БГЦ-компартментов («?3-
парцелл») вновь возникающего эврисупраконтура;
формирование структур, относящихся к собственно ярусу ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ, т.е. организованной
совокупности элементов всех входящих в него иерархических ярусов, которую можно рассматривать
как вполне эффективный механизм реализации приспособительного поведения
ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА в специфической внешней среде.
Они сопровождаются ещё девятью важными процессами – следующими шагами в усложнении:
яруса ГЕГЕМОНА-2 (ОРГАНИЗМА-2) – возникновением более сложных ОРГАНИЗМОВ-3 («?3-
организмов»);
яруса Каст-2 ОРГАНИЗМА-2 – возникновением более сложных «?3-органов»;
яруса Триб-2 ОРГАНИЗМА-2 – возникновением более сложных «?3-тканей»;
яруса ГЕГЕМОНА-5 (КЛЕТКИ-5) – возникновением более сложных КЛЕТОК-6 («?3-клеток»);
яруса Каст-5 КЛЕТКИ-5 – возникновением более сложных «?3-клеточных компартментов»;
яруса Триб-5 КЛЕТКИ-5 – возникновением более сложных «?3-клеточных субкомпартментов»;
яруса ГЕГЕМОНА-8 (ЭЛЕМЕНТОНА-8) – возникновением более сложных «?3-ультраструктурных
внутриклеточных элементов» («?3-УВЭ») эвкариотных клеток, составляющих ОРГАНИЗМ-2;
яруса Каст-8 ЭЛЕМЕНТОНА-8 – возникновением более сложных «?3-макромолекул» в этих клетках;
яруса Триб-8 ЭЛЕМЕНТОНА-8 – возникновением более сложных «?3-органических» молекул в этих
клетках.
Естественен вопрос: какой биологический объект соответствует понятию ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ?
Для ответа на него необходимо учесть следующие основные факторы:
1) время его появления, т.е. около 0,58 млрд. лет назад,
2) характерные размеры, т.е. около километров, и
3) высокую эффективность его функционирования как автономного оптимизирующегося объекта
в составе включающего его виртуального биологического образования (не системы!) высшего уровня
интеграции: «виртуальной ?3-БИОГЕОСФЕРЫ» Земли (которая, по большому счету, и называться ука-
занным термином – без приставки «?3-» – не должна была бы, поскольку системой пока не является, ибо
из всей совокупности системных свойств характеризуется только одним – пространственным размером).
Отсюда необходимо приходим к выводу о том, что указанный объект – это полноценный биогео-
ценоз, точнее его первичная форма.
8.12.10.1. Что такое полноценные биогеоценозы
С позиций предлагаемой концепции «полноценный биогеоценоз» – это «многопарцелловый» био-
геоценоз. Он представляет собой совокупность всех биологических объектов разной степени интегра-
ции, существующих и функционирующих в данном объеме пространства, вне зависимости от степени
автономности приспособительного поведения каждого из таких биообъектов.
По-видимому, даже в наши дни далеко не все существующие биогеоценозы могут быть отнесены
к «многопарцелловым». Что же касается подобных древних биогеоценозов – то информации об их кон-
кретных характеристиках в литературе найти мне не удалось. Обычно об этом периоде высказываются
различные точки зрения и гипотезы самого общего плана, относящиеся к эволюции организмов, а не
биогеоценозов. Например, по мнению А.Ю.Розанова, «основная масса скелетных организмов появилась
на Земле у границы протерозоя и фанерозоя. Количественно это явление выражено таким образом: в
самых верхах немакит-далдынского яруса обнаружено максимум десяток-полтора скелетных форм, в то
время как в отложениях томмотского яруса их сотни. Причины этого явления пока неясны, хотя высказа-
но много гипотез» [Розанов,1996].
Но в ряде работ ставятся проблемы и эволюции сообществ. Так, А.В.Марков отмечает, что «сооб-
щества тоже способны эволюционировать как особые целостные живые системы. К сожалению, теория
эволюции сообществ находится пока в зачаточном состоянии» [Марков А. 2003в].
– 403 –
С этим мнением согласен и В.В.Жерихин: «Состояние проблемы эволюции сообществ во многом
парадоксально. Её важность очевидна, число публикаций быстро растет, дискуссии исключительно ост-
ры, а концептуальный прогресс почти незаметен. Показательно, как сочувственно Ю.И.Чернов [Чернов
Ю.И. Эволюционный процесс и историческое развитие сообществ // Фауногенез и филоценогенез. М.:
Наука, 1984. С. 5-23] и А.С.Северцов [Cеверцов A.C. Направленность эволюции. М.: Изд. МГУ, 1990] ци-
тируют С.С.Шварца, писавшего в 1973 г., что удовлетворительных подходов в этой области пока нет и её
время "придет завтра"; за два десятилетия это "завтра" так и не наступило. Между тем, нет недостатка
ни в эмпирических данных по ценотическим изменениям, уже ставших практически необозримыми, ни в
гипотезах, которые по существу уже исчерпали пространство логических возможностей биоценологии. В
чем же причина концептуального тупика? По-видимому, она кроется в нестрогих исходных посылках ги-
потез, порождающих непоследовательность и логическую противоречивость теоретических моделей.
Задача заключается скорее в корректном выборе и развитии уже выдвинутых принципов, чем в поиске
радикально новых» [Жерихин,1994]. За 10 прошедших после этой публикации лет существенного про-
движения в реализации этой программы, по-видимому, не появилось. Быть может, следует всё же рас-
ширить намеченный В.В.Жерихиным спектр возможных «принципов эволюции сообществ» и обратить-
ся к более «радикальным»?
Тем более что накал дискуссии велик. Вот что, например, пишет Г.А.Заварзин: «Универсальные
законы экологии, распространяемые из опыта зоологов, представляют большую опасность возможного
заблуждения для совершенно иной системы связей. Вряд ли надежды микробиологов почерпнуть муд-
рость у экологов приведут к разумному концу. Не надстройке определять базис» ([Заварзин,2001а],
С.165). Как представляется, вряд ли стоит использовать терминологию истмата в данном контексте: тот
факт, что экосистемы (т.е., в частности, биогеоценозы) возникли в ходе метаэволюции значительно
позднее одноклеточных прокариот, не является основанием для подобной их трактовки. С позиций на-
стоящей концепции – это системы примерно одной оптимизационной мощности, несколько различаю-
щиеся числом «входов системной памяти». Хотя для современного этапа метаэволюции живого данное
мнение, в сущности, вполне справедливо, поскольку, как легко видно из соответствующих схем рис.
8.20 и 8.21, система одноклеточных прокариот (ЭЛЕМЕНТОНОВ) сейчас существенно сложнее системы
биогеоценоза (БИОГЕОЦЕНОЗА-1, рассматриваемого в следующем подразделе 8.13).
8.12.10.2. О времени появления ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА
Расчетное время появления ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА – т.е. «многопарцеллового» биогеоценоза –
0,58 млрд. лет назад.
Поскольку, насколько можно судить по литературе, никто детально не рассматривал генезис жиз-
ни в иерархическом порядке, то никто и не определял и момент возникновения биогеоценозов – считая
его совпадающим с моментом возникновения либо организмов, либо клеток, либо прокариот…
Но этот расчетный момент с весьма высокой точностью совпал с содержательными оценками па-
леонтологами момента так называемого «кембрийского взрыва/скачка/парадокса», или “биологического
Биг Бэнга”, и т.п. Более того, и оценки самой продолжительности «кембрийского взрыва» практически
совпадают с расчетной (˜ 4 млн. лет) – если интерпретировать его как эвриметафазу формирования
ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА!
А именно подобная трактовка этого процесса просто напрашивается: ведь декларируемое в рамках
настоящей концепции существенное увеличение сложности и эффективности приспособительного пове-
дения биогеоценоза при переходе его из квази- в эвриметафазу вполне соответствует тому скачкообраз-
ному изменению в разнообразии составляющих ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ многоклеточных организмов (а
также, кстати, и одноклеточных эвкариот, и прокариот), о которых говорят практически все палеонтоло-
ги. Правда, тогда необходимо разделить кембрий: его начальный этап, продолжительностью около 4
млн. лет, следует рассматривать как завершающий этап верхнего протерозоя, переименовав его в «пред-
кембрийский взрыв». Всю же остальную его продолжительность (см., напр., [Алейников,1987]), т.е. око-
ло {(80 ± 20) – 4}, т.е. (76 ± 20) млн. лет, рассматривать как собственно «кембрийский период».
Каковы же указанные содержательные оценки? Прежде всего, это наиболее часто встречающаяся
в литературе цифра 570 млн. лет назад как начало фанерозоя и одновременно его начального периода –
кембрия. Иногда приводят и несколько отличные оценки. Так, по мнению С.Б.Пашутина, «все многооб-
разие живой природы сформировалось в кембрийском периоде палеозойской эры, то есть 530-540 млн.
лет назад и за исторически короткий, по сравнению с предыдущими архейской и протерозойской эрами,
срок в 5-10 млн. лет» [Пашутин,2002б].
Ещё более краткую продолжительность «кембрийского взрыва» приводит Р.Нудельман: «Среди
всех многочисленных загадок биологического прошлого Земли кембрийский взрыв занимает особое ме-
сто. В отличие от всех прочих катастроф, неизменно связанных с вымиранием тех или иных живых ви-
дов, этот взрыв привел к стремительному появлению множества новых биологических форм. Это рожде-
ние новых форм было совершенно внезапным. Нет никаких свидетельств, будто ему предшествовало

– 404 –
длительное накопление постепенных изменений и усложнений (? – С.Г.). Далее, это непонятное появле-
ние новых форм не растянулось на всю кембрийскую эпоху или хотя бы значительную её часть, а про-
изошло почти одновременно, в течение каких-нибудь трех-пяти миллионов лет» [Нудельман,1998].
Правда, его мнение об отсутствии свидетельств «длительного накопления постепенных изменений и ус-
ложнений» в эволюции живого вызывает удивление.
Далее в этой же популярной статье он дает краткий обзор современных воззрений на «кембрий-
ский взрыв», среди которых упоминает: «… биологическое объяснение кембрийского взрыва предложи-
ли в 1994-1997 годах американские биологи Валентин, Эрвин и Яблонский. По их мнению, этот взрыв
произошел в силу того, что у некоторых примитивных предкембрийских организмов в результате случай-
ных генетических изменений появилась способность резко расширить спектр возможных телесных
структур. Действительно, одной из важнейших особенностей кембрийского эволюционного скачка было
как раз такое вот внезапное появление множества биологических форм с совершенно новыми телесны-
ми признаками. Некоторые из этих новых организмов обрели четко выраженные головы и хвосты, у дру-
гих отчетливо выделились сегменты и брюшко, у третьих возникли конечности, ещё какие-то оделись в
панцири, некоторые обзавелись усиками-антеннами или жабрами – и так далее. В общей сложности ис-
следователи насчитывают целых 37 новых телесных планов, возникших – и притом почти одновременно
– в ту эпоху бурной эволюционной активности. И все основные принципы телесной архитектуры совре-
менных организмов зародились именно тогда. При чем тут, однако, гены? На мысль о связи этого "архи-
тектурного скачка" с генами авторов новой гипотезы натолкнули последние достижения так называемой
биологии развития. Уже ранее было известно, что в ходе зародышевого развития любого многоклеточ-
ного организма его клетки проходят специализацию – из одних получаются, например, ноги, из других,
скажем, мускулы, жабры или глаза. Было известно также, что команды на специализацию клеткам дают
те или иные гены. Но в последние годы было установлено: для того, чтобы развитие шло по определен-
ному плану – например, глаз не вырос там, где должна быть нога, – необходимо, чтобы эти гены "вклю-
чались" в определенной последовательности, один за другим, в нужное время, и управляют таким пла-
номерным включением особые, так называемые регулировочные гены. Наиболее изученной их разно-
видностью являются гены группы "hox". Было установлено, что гены этой группы регулируют процесс
закладки самых основных и самых общих принципов телесной структуры организма (…) Оказалось, что
первичные гены группы hox, сходные у всех современных организмов, восходят к общим предкам этих
организмов, возникшим примерно 565 миллионов лет тому назад, то есть в эпоху, непосредственно
предшествовавшую кембрийскому эволюционному взрыву… Те планы строения тела, которые сохрани-
лись по сей день в виде самых общих принципов телесной архитектуры современных организмов, воз-
никли в кембрийскую эпоху. А теперь мы видим, что регулировочные гены, ответственные за такие об-
щие планы, появились незадолго до этого. Вполне естественно предположить, что именно появление
первой полной группы генов hox (состоявшей из восьми первичных генов) сыграло роль триггера того
уникального взрыва форм, который мы называем кембрийским взрывом (…) В кембрийскую эпоху долж-
но было произойти что-то дополнительное, сыгравшее роль “триггера” для запуска этих генов в работу,
то есть для создания множества разнообразных форм и типов, столь характерное для того времени. Ва-
лентин и его коллеги не уточняют, что могло быть таким "дополнительным триггером". Они только пи-
шут, что "предположения варьируются от резкого роста атмосферного кислорода выше некоторого
критического уровня до экологической “гонки вооружений”, в которой эволюционное взаимодействие
хищников и жертв могло породить целый спектр различных новых видов"» [там же].
С позиций предлагаемой концепции гипотеза о связи «кембрийского взрыва» с «резким расшире-
нием спектра возможных телесных структур» выглядит весьма вероятной. Более того, с этих же позиций
связь этого процесса с генами, причем именно «регулировочными», выглядит не удивительной, а абсо-
лютно необходимой. Вполне возможно, что возрастание числа «входов» системной памяти в супраси-
стеме с 56 для КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА до 67 для ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА как раз и сопровождалось
возникновением на генном уровне (ЭЛЕМЕНТОН-компартментов-9 – см. рис. 8.20) тех их групп (hox и
т.п.), которые во многом и определяют по сей день «лицо» фауны на Земле. Насчет же «дополнительно-
го триггера» следует сказать, что, как представляется, в наличии его как такового принципиальной не-
обходимости нет: достаточно самого факта «планомерного» возникновения в ходе метаэволюции новых
супрасистем, и в частности – ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА! А вот совокупность всех приведенных в цитате
примеров (плюс ряд возможных дополнительных) действительно необходима и имела место в истории –
как проявления активности живого на всех уровнях его интеграции, имманентно присущей его механиз-
му иерархической адаптивной поисковой оптимизации.
Итак, по мнению Н.Н.Иорданского, «граница между протерозойской и палеозойской эрами отме-
чается резким изменением в составе и богатстве ископаемой фауны. После в основном «немых» толщ
верхнего протерозоя, среди которых рассеяны относительно редкие местонахождения эдиакарской фау-
ны, в осадочных породах кембрия (первого периода палеозойской эры), начиная с самых нижних гори-
зонтов, внезапно возникает огромное разнообразие и обилие остатков ископаемых организмов. Среди
них помимо низших многоклеточных – губок и кишечнополостных – встречаются также представители
высокоразвитых типов животных – плеченогих, моллюсков, членистоногих и др. К концу кембрия появ-

– 405 –
ляются почти все известные типы многоклеточных животных. Этот взрыв формообразования на границе
протерозоя и палеозоя – одно из самых загадочных событий в истории жизни на Земле. Благодаря этому
начало кембрийского периода является столь заметной вехой, что нередко все предшествующее время
в геологической истории, т. е. весь криптозой, именуют “докембрием”» [Иорданский,2001].
Мне же остается выразить надежду, что предлагаемая в рамках настоящей концепции интерпрета-
ция этого «загадочного события» позволит существенно понизить степень его «загадочности».
8.12.10.3. О характерных размерах ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА
Расчетные размеры ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА («?3-биогеоценоза» парцелльного уровня организа-
ции) – порядка нескольких километров. Но здесь следует отметить, что найти в литературе числовые
характеристики размеров биогеоценозов весьма трудно (см. подпункты 8.10.10.3 и 8.11.10.3). Неудиви-
тельно, что подобные оценки для ископаемых биоценозов – ориктоценозов – вообще отсутствуют. В
имеющихся публикациях величина этих мест характеризуется лишь неопределенно-вербально («обшир-
ные» территории, «изолированные» территории и т.п.). Остается предложить использовать в качестве
ориентира его оценки сверху расчетные данные из таблицы П1 Приложения: ˜15 км.

8.12.11. Резюме
Исходя из полученной выше (см. подраздел 7.8) приблизительной оценки момента его возникно-
вения, эврисупраконтур ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ–ОРГАНИЗМЫ-3 также может быть отнесен к ?3-ряду
высших в иерархии структур (см. пункт 6.11.1). Его характеристики в терминах концепции иерархиче-
ской поисковой оптимизации живого сведены в таблицу 8.12:
Таблица 8.12. Критерии (аспекты) отнесения ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА к 12-й метафазе био-
метаэволюции (?3)
Аспекты ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ («?3-биогеоценоз») как целостное образование
1 Пространственно- Он отграничен от внешней среды специфической оболочкой, образованной
достаточно сложными растительными структурами
ограничивающий
2 Пространственно- Его характерный размер: километры
количественный
3 Спектр его характерных времен: от часов до месяцев (тот же, что и для
Относительно-
ПСЕВДО- и КВАЗИБИОГЕОЦЕНОЗА)
временной
4 Расчетная длительность его доминирования: около 4 млн. лет
Абсолютно-
Ориентировочное время его доминирования: –0,58 ? –0,57 млрд. лет назад
временной
5 Это эврибиообъект, и как таковой он демонстрирует достаточно высокую эф-
Поведенческий
фективность своего приспособительного поведения
(адаптивный)
6 Структурной Он включает в себя 12 иерархических составляющих – атомы, «?3-органичес-
сложности кие молекулы», «?3-макромолекулы», ЭЛЕМЕНТОНЫ-7 («?3-ультраструктур-
ные внутриклеточные элементы»), «?3-субкомпартменты» эвкариотических
клеток, «?3-компартменты» эвкариотических клеток, КЛЕТКИ-4 («?3-
эвкариотические»), «?3-ткани», «?3-органы», «?3-ОРГАНИЗМЫ» («?3-
мноклеточные эвкариотические»), «?3-популяции» и «?3-парцеллы»
7 Специфицирующий Определяющую роль в его деятельности играют «?3-парцеллы»
8 Его можно рассматривать как простейший «завершенный», или «полноцен-
Интерпретирую-
ный», биогеоценоз
щий
9 Формирование объединений из сом ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗА
Превалирующей
тенденции
Основные характеристики супрасистемы в составе эврисупраконтура ЭВРИБИОГЕОЦЕНОЗ–
ОРГАНИЗМЫ-3, супраконтура-3 ОРГАНИЗМ-3–КЛЕТКИ-6, супраконтура-6 КЛЕТКА-6–
ЭЛЕМЕНТОНЫ-9 и супраконтура-9 ЭЛЕМЕНТОН-9–СФЕРЫ АТОМОВ следующие:
1) число субконтуров в супрасистеме: 3+3+3+3=12
2) число «выходов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 3(1)+3(0)+ 3(0)+ 3(0)= 12(1)
3) число «входов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 6(3)+15(3)+24(3)+22(2)=67(11)
Таким образом, её условная формула может быть записана следующим образом:
?11 = <3+3+3+3 | 3(1)+3(0)+3(0)+3(0) | 6(3)+15(3)+24(3)+22(2)> либо, компактнее, <12 | 12(1) | 67(11)>.




– 406 –

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ