<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

Q?1 0T ] (8.8-47)
?1
0 0 0

Функциональные ограничения типа равенств и типа неравенств в подконтуре такой «надстройки» отсут-
ствуют.
Межъярусная системная память возникает в обоих вариантах: в первом ?82?? q?[ 0T ] , во втором –
??
8?? 8??
q?? q?? . [ 0T ]
[ +1T ]
и
?1 ? ?2 ?

Что же касается «встраивания» обоих перечисленных стабильных подконтуров в общую супраси-
стему природы или хотя бы в её часть – что дает возможность завершить рассматриваемую квазимета-
фазу метаэволюции живого и осуществить переход к последующей, эвриметафазе, – то это может про-
изойти только тогда, когда поисковым образом будут «поведенчески нащупан» и структурно закреплен
необходимый спектр соотношений темпов изменения поисковых переменных и целевых функций всех
элементов формирующейся системы. Поскольку даже для варианта б) налицо крайнее рассогласование
темпов изменения управляющей («извне, вниз по иерархии») переменной [ +1?+3] K[[?+1T 0] , действующей на
3]
8
?
??
ярус ГЕГЕМОН наивысшего в рассматриваемой иерархии подконтура, и поисковой переменной 80 S??10
[ T]
+
(«вовне – вверх по иерархии»), генерируемой этим же ярусом, но выступающим в роли ИНДИВИДА
супраконтура последующего высшего уровня в супрасистеме (для другого варианта это рассогласование
ещё больше).
Это крайнее рассогласование указанных величин с их потребными значениями, задаваемыми сис-
темой природы с её потенциально фиксированными спектрами пространственных и временных характе-
ристик, представляют огромную трудность для встраивания указанного подконтура в такую систему.
Реально необходимо, чтобы соотношение изменения темпов этих величин составляло не 3 единицы в
моих обозначениях (т.е. свыше 3-х порядков), а всего одну единицу. Как уже было показано выше, это
достигается с помощью продолжения формирования природой специальной структуры иерархической
поисковой оптимизационной системы: введения на следующей метафазе ещё одних функциональных
ограничений, типа неравенств. По-видимому, для формирования именно такой структуры на каждом
новом уровне интеграции живого природе всякий раз и требуется несколько десятков миллионов лет…
8.8.9.2. Краткий комментарий
Типичный согласно зависимости (8.8-1) именно для квазиметафазы вид целевой функции: её со-
ставляющая экстремального типа [ ?1?0] Q?32T ] и отражающая её составляющие типа равенств и типа нера-
8 [?

8 [ 0T ]
L
венств величина – соответствует существенно более сложной (по сравнению с типичной для
[ ?1? 0] ?2

псевдометафазы) структуре супраконтура оптимизации. Здесь темпы изменения указанных величин раз-
личаются, причем сразу на два типичных характерных времени (в данном случае [-2T] и [0T]). Подобная
ситуация ранее в практике решения технических экстремальных задач, насколько известно, не встреча-
лась. Из чего следует сделать вывод о том, что для моделирования биологических объектов, находящих-
ся на квазиметафазе своей метаэволюции, необходимо разрабатывать специальные поисковые оптими-
зационные механизмы (впрочем, обладающие теми же свойствами, что и для ранее происходящих ква-
зиметафаз).
8.8.10. Интерпретация структуры и поведения квазисупраконтура КВАЗИОР-
ГАНИЗМ–КЛЕТКИ-2 в биологических терминах
Логика настоящей концепции позволяет предположить, что переход биологической метаэволюции
из псевдометафазы (т.е. существования ячейки ПСЕВДООРГАНИЗМА) в квазиметафазу (т.е. существо-
вания ячейки КВАЗИОРГАНИЗМА) эквивалентен совершению двух определяющих событий:


– 333 –
выделению из яруса ПСЕВДОГЕГЕМОНА псевдосупраконтура (т.е. яруса, на котором ранее уже
сформировался ряд «прототканей»), более сложных «?2-тканей», могущих, в частности, выступить в
роли субстрата для границы (отграничивающей поверхности) между КВАЗИОРГАНИЗМОМ и внеш-
ней по отношению к ней средой; это означает формирование яруса Квази-О-субкомпартментов ква-
зисупраконтура;
возникновению на ярусе ПСЕВДОГЕГЕМОН псевдосупраконтура неких «протоорганов».
Они сопровождаются ещё шестью важными процессами – следующими шагами в усложнении:
яруса ГЕГЕМОНА-1 (КЛЕТКИ-1) – возникновением более сложных КЛЕТОК-2 («?2-клеток»);
яруса Каст-1 КЛЕТКИ-1 – возникновением более сложных «?2-клеточных компартментов»;
яруса Триб-1 КЛЕТКИ-1 – возникновением более сложных «?2-клеточных субкомпартментов»;
яруса ГЕГЕМОНА-4 (ЭЛЕМЕНТОНА-4) – возникновением более сложных «?2-ультраструктурных
внутриклеточных элементов» («?2-УВЭ») эвкариотических клеток, составляющих
КВАЗИОРГАНИЗМ;
яруса Каст-4 ЭЛЕМЕНТОНА-4 – возникновением более сложных «?2-макромолекул» в этих клетках;
яруса Триб-4 ЭЛЕМЕНТОНА-4 – возникновением более сложных «?2-органических» молекул в этих
клетках.
Естественен вопрос: какой биологический объект соответствует понятию КВАЗИОРГАНИЗМ?
Для ответа на него необходимо учесть следующие основные факторы:
1) время его появления, т.е. около 1,65 млрд. лет назад,
2) характерные размеры, т.е. от дециметров до метров, и
3) малую эффективность его функционирования как автономного оптимизирующегося объекта в
составе включающих его виртуальных биологических образований (не систем!) высших уровней инте-
грации: «виртуальных ?2-БИОГЕОЦЕНОЗОВ» и «виртуальной ?2-БИОГЕОСФЕРЫ» Земли (которые, по
большому счету, и называться указанными терминами – без приставки «?2-» – не должны были бы, по-
скольку системами пока не являются, ибо из всей совокупности системных свойств характеризуются
только одним – пространственным размером).
Дополнительно следует учесть и фактор возможности спорадического возникновения поисковых
(внутренних) структур КВАЗИОРГАНИЗМА с меньшими размерами: «?2(1)-примитивных органов» или
«?2(1)-среднеразмерных примитивных организмов» (порядка дециметров).
Отсюда, опять-таки, необходимо приходим к выводу о том, что указанный биообъект близок к то-
му, который также можно было бы назвать объединениями эвкариотических клеток, но уже более
сложного характера, чем типичные для предыдущей псевдометафазы метаэволюции живого.
Данная 8-я метафаза является промежуточной между прошедшей 7-й метафазой процветания про-
токолоний эвкариот и будущей 9-й метафазой, на которой впервые возникнут простейшие многоклеточ-
ные – в истинном смысле этого слова – организмы. Следовательно, характерные для неё биообъекты
представляют собой нечто, более примитивное, чем даже простейшие полноразмерные многоклеточные
организмы, но существенно более структурированное и сложное, чем просто совокупность «?2-
эвкариотических» клеток.
Что же это за биообъект? Это ещё не многоклеточный организм, но уже не просто протоколония
одинаковых эвкариот. Важнейшая его характеристика – появление стабильной «тканевости». По-
видимому, это первичное симбиотическое объединение нескольких, относительно автономных, про-
стейших колоний эвкариот (каждая из которых имеет собственный тип, отличающийся от остальных) в
единое целое – новый этап последовательного клеточного эндосимбиоза. При этом как минимум одна из
колоний реализует общую поверхностную оболочку КВАЗИОРГАНИЗМА.
8.8.10.1. Что такое многоклеточные КВАЗИОРГАНИЗМЫ
При ответе на этот вопрос мы опять сталкивается с проблемой терминологии: и в плане различий
«колония одноклеточных» – «многоклеточная особь», и в плане отличий спорадических образований
КВАЗИОРГАНИЗМА «?2(1)-среднеразмерных многоклеточных примитивных организмов» от спорадиче-
ских образований ПСЕВДООРГАНИЗМА «?1(2)-среднеразмерных многоклеточных протоорганизмов».
В аналогичной ситуации К.Ю.Еськов также задается терминологическим вопросом: «…какой ор-
ганизм следует считать многоклеточным? Если даже не брать в расчет чисто терминологические про-
блемы (следует ли называть “колонией” Volvox, у которого есть дифференциация между клетками пе-
реднего и заднего полушарий, зародыши, возникающие путем палинтомии – деления без последующе-
го увеличения размеров клеток, и который к тому же смертен), здесь существует и проблема вполне
объективная. А именно: соответствует ли строгим критериям многоклеточности строение тела макроско-
пических водорослей и грибов? Большинство биологов ныне отвечают на этот вопрос отрицательно, ос-
тавляя термин “многоклеточные” лишь за зелеными растениями (Metaphyta) и животными (Metazoa);
Дж.Корлисс (1983) ввел для этих двух групп удачный термин – многотканевые организмы. Таким обра-

– 334 –
зом, достижение живыми организмами макроскопических размеров может происходить различными спо-
собами, а истинная многоклеточность (многотканевость) – лишь один из них. В любом случае, многокле-
точность (в широком смысле) почти наверняка возникала в процессе эволюции многократно и независи-
мо: во многих типах водорослей – красных (Rhodophyta), зеленых (Chlorophyta), золотистых
(Chrysophyta) – или высших грибов-аскомицетов (Ascomyceta) можно выявить преемственные ряды от
одноклеточных форм через колонии (например, нитчатые формы) к макроскопическим организмам с
аналогами тканевой дифференцировки» [Еськов, 1999].
Е.Н.Панов замечает: «“Много-клеточность”, как таковая, ещё не является сама по себе свидетель-
ством высокой и совершенной организации (…) основной конструктивный принцип строения высших
многоклеточных (в строгом смысле этого слова) есть объединение однокачественных клеток в функцио-
нальные ансамбли – ткани. Разнокачественные ткани делят между собой разные обязанности, то есть
они взаимодополнительны и лишь в содружестве друг с другом способны обеспечить существование
организма как целого. Поэтому тот тип организации, который мы можем назвать “истинной многоклеточ-
ностью”, было бы точнее обозначить как “разнотканевость”» ([Панов,2001], стр. 73).
Наконец, Г.А.Заварзин заключает: «Только после выключения части генома, обеспечивающей ав-
тономность компонентов, произошел переход от колонии к истинной многоклеточности, критерием кото-
рой служит тканевое строение. Клетки дифференцируются и перестают быть аналогами клетки-
организма протист, даже объединенных в колонии или многоядерных. Эволюция тканей контролируется
общими законами морфологической дифференциации, установленными на основании принципа парал-
лелизма [Заварзин А.А. Труды по теории параллелизма и эволюционной динамике тканей. Л., 1986] и
прослеженными у разных групп тканевых организмов. Появление тканей резко ограничивает обмен гене-
тической информацией внутри организма. Эту функцию выполняет система полового воспроизведения,
которая обеспечивает гетерофобию и сохраняет единство и постоянство вида. Лишь в некоторых случа-
ях клетки, в особенности у паразоа (Parazoa), способны превращаться в целый организм» [Заварзин,
2002]. Здесь хочется возразить лишь на одно высказывание обоих цитируемых авторов, а именно: с по-
зиций предлагаемой концепции «истинной многоклеточностью» всё же следовало бы называть не «мно-
готканевость» или «разнотканевость» (термины, которые, кстати, с успехом заменяют термин «истинная
многоклеточность»), а «многоорганность» (новый термин, логически напрашивающийся с позиций
предлагаемой концепции). Важно, что многоорганность возникает лишь на следующей метафазе мета-
эволюции живого – метафазе формирования ЭВРИОРГАНИЗМА. А «многотканевость» – это свойство
как раз рассматриваемого в данном подразделе КВАЗИОРГАНИЗМА.
Процесс же возникновения многоорганности, по-видимому, близок к описываемому ниже:
«А.А.Заварзин [Заварзин А.А. Об эволюционной динамике тканей // Арх. биол. наук, 1934, т. 36, сер. В,
вып. 1, С.3-64] обнаружил, что в ходе эволюции различные ткани (эпителиальная, нервная и т.д.), кото-
рые раньше имели многочисленные функции, на поздних стадиях эволюции распадаются на, так ска-
зать, более частные, отдельные ткани, каждая уже с меньшим количеством функций» [Малинов-
ский,1984]. Здесь стоит высказать вполне логичное (опять-таки с позиций настоящей концепции) пред-
положение, что, если не как правило, то, по крайней мере, в отдельных случаях, первичные многофунк-
циональные ткани и являются прообразами будущих органов.
Ещё на один факт, весьма принципиальный в рамках предлагаемой концепции, указывает
Е.Н.Панов, отмечая: «В каком же отношении друг с другом находятся индивидуальность клетки и инди-
видуальность особи у губки, которая знаменует своим существованием некий переходной этап между
“добровольным” содружеством суверенных клеток, с одной стороны, и жестко интегрированным много-
клеточным организмом, с другой? Вот что писал по этому поводу крупнейший русский зоолог
В.Н.Беклемишев: “… тело наиболее примитивного многоклеточного (например, губки) представляет
в какой-то мере интегрированную и индивидуализированную систему, органический индивид высшего
порядка, подчиняющий себе жизнедеятельность входящих в него клеток, ограничивающий их само-
стоятельность (! – С.Г.). И чем выше организация многоклеточного, чем выше степень его инте-
грации, тем сильнее выражена его собственная индивидуальность, тем более подчиняет он себе
отдельные клетки, тем больше стирается индивидуальность этих последних” [Беклемишев В.Н. Ос-
новы сравнительной анатомии беспозвоночных. Т.1. Проморфология (Глава 9. Колонии Bilateralia и
общие принципы развития колониальности у многоклеточных животных). С.394-429. М.: Наука, 1964].
Эти слова В.Н.Беклемишева касаются, на первый взгляд, лишь некой особой, весьма своеобразной ка-
тегории живых существ, раскрывая конкретную взаимозависимость между потенциями отдельной клетки
и судьбой их целостного ансамбля. Однако в действительности в приведенной цитате высказан один из
самых важных принципов устройства любой сложной системы, построенной на взаимодействии между
достаточно активными, в той или иной степени автономными составляющими. По-существу, сказанное в
равной степени относится и к способам функционального устройства всех без исключения “низших” ор-
ганизмов, среди которых численно преобладают организмы модулярные; и к необычайно многообраз-
ным способам социальной организации в коллективах “высших” животных, организмы которых построе-
ны по унитарному типу; и, наконец, тот же принцип легко обнаружить при анализе событий, происходя-
щих в человеческих коллективах» ([Панов,2001], стр. 49).

– 335 –
С позиций концепции иерархической поисковой оптимизации в системах «достаточно высокой»
сложности все эти выводы представляются более чем верными: как для конкретных биообъектов, так и в
расширенной трактовке. Поскольку упомянутые авторы не приводят (по крайней мере, в данном отрыв-
ке) формального определения понятия индивидуальности, его вполне можно интерпретировать (по
смыслу цитируемого текста) как степень «неподчинения» поведения соответствующего биообъекта
управляющим сигналам со стороны структур, иерархически – «высших», а «метаэволюционно» – более
поздних. Указанные влияния как раз и осуществляют переменные супрасистемы, отражающие: 1) функ-
циональные ограничения типа равенств и типа неравенств; 2) системную память на всех ярусах её ие-
рархии. А как мы видим, по мере хода метаэволюции живого число «входов» этой памяти на каждом из
ранее возникших ярусов, вложенных в формирующийся – т.е. степеней проявления «канализируемости»
поисковой активности этих ярусов – растет. Таким образом, свойство био- и социосистем, на которое
указывают В.Н.Беклемишев и Е.Н.Панов, является проявлением процесса их метаэволюции – формиро-
вания соответствующих механизмов иерархической адаптивной поисковой оптимизации, информатико-
кибернетически в основном сходных как для иерархии живого, так и для иерархии социально-
технологической системы Человечества [Гринченко,2001з].
Конкретно же для квазисупраконтура, характерного для рассматриваемой метафазы метаэволюции
живого, функции ограничения поисковой активности осуществляют задаваемые КВАЗИГЕГЕМОНОМ
(КВАЗИОРГАНИЗМОМ, или «?2-организмом») ограничения типа равенств и типа неравенств [ ?1?0] L[?02 ] ,
T
8

[ T]
8
и системная память Квазитриб («Квазитканей», «?2-тканей») ?2 l?0 . Последнее влияние, наряду с други-
ми подобными влияниями системной памяти, осуществляется и на все иерархически вложенные в
КВАЗИИНДИВИД (КЛЕТКУ-2, или «?2-клетку») «живые» структурные элементы (рис. 8.13).
Обсуждая трудности используемой (в современной биологии) терминологии применительно к по-
нятиям «индивид» и «колония», Е.Н.Панов отмечает: «Биологи уже давно поняли, что не суждено избе-
жать путаницы и разнобоя мнений, если не отказаться от понятий “индивид” (или “особь”) и “колония” в
применении к (кораллам, мшанкам, губкам и т.п. морским беспозвоночным животным)… Э.Геккель ещё в
1866 году посчитал полезным заменить эти слова другими, очищенными от груза наших повседневных,
обыденных представлений. Ученый предложил именовать собрание многоклеточных животных, возни-
кающее путем вегетативного размножения, кормусом (греч. “тело”), а части объединения, интуитивно
воспринимаемые нами в качестве “отдельных особей” – зооидами. Кроме того, удобно называть группу
зооидов, обладающую известной независимостью внутри колонии-кормуса, кормидием (“тельцем”). К
примеру, кормус у многих асцидий можно рассматривать как объединение нескольких кормидиев, каж-
дый из которых включает в себя примерно с десяток зооидов (…) Необходимо, однако, откровенно при-
знаться в том, что даже с помощью этой, бесспорно, полезной терминологии, нам все ещё приходится
зачастую брести на ощупь (…) Поистине нескончаемы варианты компромисса между суверенными пра-
вами отдельных кирпичиков-зооидов и индивидуальностью сконструированного из них целого» ([Па-
нов,2001], стр. 132-134).
Остается надеяться, что предлагаемый в рамках настоящей концепции информатико-
кибернетический язык (и соответствующая терминология) внесут свою лепту в понимание биологами
структуры и поведения сложных биосистем. В частности, упомянутый выше пример, по-видимому, по-
зволяет определить кормус этих асцидий (размером достигающий 50 см [Иванов,БСЭ,1974]) как
КВАЗИОРГАНИЗМ, в роли Квазитканей которого и выступают кормидии.
8.8.10.2. О времени появления КВАЗИОРГАНИЗМА
Расчетное время появления КВАЗИОРГАНИЗМА – т.е. объединений эвкариотических клеток бо-
лее сложного характера – 1,65 млрд. лет назад. Почти общепринятая оценка времени появления много-
клеточных организмов как таковых – много более поздняя и составляет около 900-700-650 млн. лет на-
зад (более подробно этот вопрос будет рассмотрен ниже, в подпункте 8.9.10.2). Очевидно, что при таком
разбросе оценок длительность собственно квазифазы метаэволюции в ˜62 млн. лет особой роли не игра-
ет, и можно относить указанные оценки к моменту возникновения также и КВАЗИОРГАНИЗМА.
Но для данного момента времени начинают появляться и собственные оценки. Так, на сайте Па-
леонтологического института РАН размещено следующее сообщение со ссылкой на публикацию
Э.Ехельсона и М.Федонкина: «Многоклеточные эвкариотные организмы тканевого уровня организации
существовали на Земле уже 1500 миллионов лет назад! К этому сенсационному выводу привели поле-
вые и лабораторные исследования загадочных окаменелостей из серии Белт, Национальный леднико-
вый парк, штат Монтана. Отпечатки, напоминающие обрывки ожерелий различной длины и размера, со-
хранились в огромном количестве на плоскостях напластования тонкозернистых песчаников, накопив-
шихся в относительно мелководном морском бассейне. Эллис Ехельсон (Национальный музей естест-
венной истории, Смитсоновский институт, Вашингтон) и Михаил Федонкин (Палеонтологический институт
РАН) формально описали новый вид ископаемого и реконструировали образ жизни и морфологию орга-

– 336 –
низма. Это была колония индивидов конической формы, полупогруженных в осадок и соединенных тон-
ким стебельком-столоном. В пределах каждой колонии конуса имеют равный размер и расположены
весьма регулярно. Сохранившиеся фрагменты колоний достигают 30-40 см в длину. Древнейший много-
клеточный организм назван Horodyskia в честь безвременно умершего Р. Хородиски, много лет посвя-
тившего исследованию органического мира протерозоя, изучавшего и эти загадочные окаменелости. В
сентябре 2000 года Ехельсон и Федонкин приняли участие в экспедиции в Западную Австралию, где ав-
стралийские геологи обнаружили похожие окаменелости в древних песчаниках близкого возраста. На
протяжении почти 400 км в пределах бассейна Бангемол собрана большая коллекция, изучение которой
прольет свет на происхождение сложных форм жизни на Земле [Yochelson, Ellis L. and Mikhail A. Fe-
donkin. A new tissue-grade organism 1.5 billion years old from Montana. Proceedings of the Biological Society
of Washington, volume 113, number 3, pages 843-847. 1 November 2000]» [Многоклеточные… ,2000] (см.
также [Fedonkin,2003]). Эта – причем верхняя – оценка возникновения многоклеточных многотканевых
организмов, порядка 1,5 млрд. лет назад, уже гораздо ближе к расчетной, полученной на базе предлагае-
мой концепции. Можно отметить и близкое совпадение размеров найденных фрагментов колоний (30-40
см) с расчетными для КВАЗИОРГАНИЗМА (см. следующий подпункт).
8.8.10.3. О характерных размерах КВАЗИОРГАНИЗМА
Расчетные размеры КВАЗИОРГАНИЗМА («?2-организма») – от дециметров до метров. Они вклю-
чают в себя два размерных предела: средний и высший.
Средний размерный предел не слишком сильно ограничивает число представленных здесь прими-
тивных организмов («?2(1)-среднеразмерных многоклеточных примитивных организмов»). Важно, что
эти последние необходимо отличать от сформировавшихся на предыдущей метафазе и теперь эволюцио-
нирующих «протоорганизмов» («?1(2)-среднеразмерных многоклеточных протоорганизмов»).
Именно эти прото- и примитивные организмы являются прототипами множества современных их
аналогов. Это и Простейшие (вида Nummulites – вымершие фораминиферы палеогенового периода, дли-
ной до 32 см), и Кишечнополостные: гидроидные (медузы Aequorea sp., длиной до 40 см) и мадрепоро-
вые кораллы (Fungia sp., длиной до 25 см), и немертины (Lineus longissimus, длиной до 30 см), и моллю-
ски брюхоногие (Semifusus sp., длиной домика до 60 см) [Flindt,1988(1992)]. Это и значительная часть
Членистоногих (Arthropoda): паукообразных (Arachnoidea), ракообразных (Crustacea), многоножек
(Myriapoda), насекомых (Insecta) и других, а также и Иглокожих (Echinodermata) и крупных Птиц (Aves).
Среди современных млекопитающих (Mammalia) к среднеразмерным относятся Насекомоядные
(Insectivora), с длиной тела от 3 см (бурозубка-крошка, малая белозубка) до 39 см (тенрек), Шерстокры-
лы (Dermoptera), с длиной тела около 40 см, Рукокрылые (Chiroptera), с длиной тела от 3 до 42 см, часть
приматов (Primates) с размером тела от 13-15 см (мышиные лемуры и карликовые игрунки), часть Зай-
цеобразных (Lagomorpha) с длиной тела 12-75 см, часть Грызунов (Rodentia), с длиной от 5 см (мышь-
малютка) до 1,25 м (водосвинка), и ряд других [БСЭ].
Таким образом, среднеразмерные организмы представляют собой доминирующую группу среди
современных многоклеточных эвкариот (ведь число видов только насекомых достигает, по разным оцен-
кам, от 1,5 до 2 млн.). Вполне можно считать, что их размеры тяготеют «в среднем» к ориентиру в 28 см,
рассчитанному на основании соображений, выдвинутых в рамках предлагаемой концепции. Что же ка-
сается ископаемых среднеразмерных организмов, подходящих «на роль» КВАЗИОРГАНИЗМА («?2-
организма» тканевого уровня организации), то их выявление требует специальных исследований, прово-
димых совместно палеозоологами и биокибернетиками нового поколения.
Примеры организмов высшего размерного предела по причинам, упомянутым ранее, целесообраз-
но рассмотреть ниже, в подпункте 8.9.10.3.
8.8.11. Резюме
Исходя из полученной выше (см. подраздел 7.8) приблизительной оценки момента его возникно-
вения, квазисупраконтур КВАЗИОРГАНИЗМ–КЛЕТКИ-2 относится к ?2-ряду высших в иерархии
структур (см. пункт 6.11.1). Его характеристики в терминах концепции иерархической поисковой опти-
мизации живого сведены в таблицу 8.8:
Табл. 8.8. Критерии (аспекты) отнесения КВАЗИОРГАНИЗМА к 8-й метафазе био-метаэволюции (?1)
Аспекты КВАЗИОРГАНИЗМ («?2-организм») как целостное образование
1 Пространственно- Он отграничен от внешней среды специфической оболочкой, образованной
простыми покровными структурами (протокожей, протошкурой, etc.)
ограничивающий
2 Пространственно- Диапазон его размеров: от дециметров до метров
количественный
3 Относительно- Спектр его характерных времен: от секунд до часов (тот же, что и для
ПСЕВДООРГАНИЗМА)
временной

– 337 –
4 Абсолютно- Расчетная длительность его доминирования: около 62 млн. лет.
Ориентировочное время его доминирования: –1,65 ? –1,59 млрд. лет. назад
временной
5 Поведенческий Это квазибиообъект, и как таковой он демонстрирует незначительную эффек-
тивность своего приспособительного поведения
(адаптивный)
6 Структурной Он включает в себя 8 иерархических составляющих – атомы, «?2-
сложности органические молекулы», «?2-макромолекулы», ЭЛЕМЕНТОНЫ-5 («?2-
ультраструктурные внутриклеточные элементы), «?2-субкомпартменты» эвка-
риотических клеток, «?2-компартменты» эвкариотических клеток, КЛЕТКИ-2
(«?2-эвкариотические») и «?2-ткани»
7 Специфицирующий Определяющую роль в его деятельности играют «?2-ткани»
8 Интерпретирую- Его можно рассматривать как структурированную колонию эвкариотических
клеток
щий
9 Превалирующей Формирование примитивных объединений: в 1-ю очередь из Квазикаст (тка-
ней) – примитивных органов, во 2-ю очередь из последних – примитивных
тенденции
сом КВАЗИОРГАНИЗМА
Основные характеристики супрасистемы в составе квазисупраконтура КВАЗИОРГАНИЗМ–
КЛЕТКИ-2, супраконтура-2 КЛЕТКА-2–ЭЛЕМЕНТОНЫ-5 и супраконтура-5 ЭЛЕМЕНТОН-5–СФЕРЫ
АТОМОВ следующие:
1) число субконтуров в супрасистеме: 2+3+3=8;
2) число «выходов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 2(1)+ 3(0)+ 3(0)=8(1);
3) число «входов» системной памяти (в том числе «вырожденной»): 3(2)+12(3)+14(2)=29(7).
Таким образом, её условная формула может быть записана следующим образом:
?8 = <2+3+3 | 2(1)+3(0)+3(0) | 3(2)+12(3)+14(2)> либо, компактнее, <8 | 8(1) | 29(7)>.




– 338 –

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ