стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Алексей Блинов

ГЛАВА I.

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДО-
ВАНИЯ
НАЦИОНАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА В УСЛОВИЯХ ГЛОБА-
ЛИЗАЦИИ

§ 1.1. Особенности научного понимания
национального государства




В современной науке понятие «национальное государство» (от
франц. etat-nation – государство-нация или англ. nation-state –
нация-государство) представляет собой фундаментальную теоре-
тическую категорию, традиционно выражающую исторически сложив-
шееся, суверенное, централизованное государство (как Франция, Ита-
лия, Германия, Испания и т.д.). Так, К. Гоулдманн считает, например,
что для теории международных отношений нет более важного понятия,
чем национальное государство, потому как «государство, в смысле на-
циональное государство, – основной компонент всего «международно-
го», поскольку без государства нет и международных отношений». Од-
новременно исследователь объясняет такой довольно высокой научный
статус данной категории существующим «государственным центриз-
мом» 1.
Что понимается под национальным государ-
Отечественная
ством? Какую научную ценность представ-
традиция
ляет собой данная метакатегория? Каковы
исследования
национального содержание и признаки национального госу-
государства. дарства, отделяющие его от государства во-
обще?
Отечественная общественная наука активно оперирует словом «нацио-
нальное государство» («государство-нация») с начала 1990-х, тогда же
начались и дискуссии о содержании данного понятия и практике его
использования. Эти дискуссии привлекли внимание, в первую очередь,
философов, историков, политологов, филологов и этносоциологов. В

1
Политическая наука: новые направления / Пер. с англ. М.М. Гурвица, А.Л. Демчука,
Т.В. Якушевой / Науч. ред. Е.Б. Шестопал. М.: Вече, 1999. С. 389.

11
Национальное государство в условиях глобализации
российском правоведении того же периода понятие «государство-
нация» не нашло своего активного применения, что привело к оторван-
ности отечественной юридической науки от довольного интересного и
полезного, как с теоретической, так и с практической точек зрения, пла-
ста исследований. Это одно из самых слабых мест в отечественной
юриспруденции и, как замечает Н.Н. Деев, «в области теории нацио-
нальной государственности в отечественной теории государства прихо-
дится начинать практически с нуля, поскольку в марксистско-ленинской
теории эта проблематика фактически игнорировалась, если не считать
идеологических штампов»1.
Вместе с тем, постсоветская юридическая наука создала немало ра-
бот, исследующих и теоретически обосновывающих правовую претен-
зию на существование так называемой национальной государственно-
сти отдельных административно-территориальных образований в пре-
делах собственно национального государства (что само по себе является
нонсенсом), ставших предпосылкой для процесса региональной сувере-
низации.
Подобные исследования нельзя отнести строго к работам по изуче-
нию национального государства (государства-нации) как специфиче-
ской формы публичной власти, так как вкладываемый их авторами в
понятие «нация» смысл не только не соответствует общепринятому
значению в международной политико-правовой науке (отдельные ис-
следователи неоднократно отмечали некорректный перевод многих
терминов международного права, не соответствующий первоначально
заложенному смыслу)2 и этимологической традиции, но сводится лишь
к этнической составляющей, тем самым обедняя, делая его полностью
синонимичным слову «этнос». Эти концепции на определенных этапах
стали теоретической базой для так называемого «парада суверените-
тов», национальных движений, способствовали разжиганию межэтниче-
ской розни и политическому распаду ряда государств. Фактически они
направлены на обоснование и легитимацию этнократии, относящейся,
по нашему мнению, к разновидности тоталитарных форм политического
режима (крайним проявлением которого является фашизм, а самым
тяжким преступлением – геноцид), являются признаком деградации
государственности.



1
Деев Н.Н. Государственность и этнополитическое развитие // Политические пробле-
мы теории государства. М.: Ин-т государства и права РАН, 1993. С. 46.
2
См., напр.: Авдокушин А.В., Маюров В.Г. Право наций на самоопределение необхо-
димо конкретизировать // Московский журнал международного права, 1999. № 3. С. 20–22.

12
Алексей Блинов
Категория «национальное государство» по
Понимание
емкости своего содержания и «индексу ис-
нации.
пользования» не уступает таким понятиям,
как «демократия», «гражданское общество»
и «права человека». Между тем, в отечественной политико-правовой
науке данная категория долгое время отсутствовала вообще, и ее появ-
ление связано с процессом коренного обновления гуманитарного знания
в России. Прежде чем сформулировать дефиницию национального го-
сударства попытаемся рассмотреть основные лексические составляю-
щие данного концепта – слова «нация» и «государство», настаивая все
же на том, что данное синтетическое понятие целесообразно восприни-
мать в его изначальном семантическом единстве.
«Современный словарь иностранных слов» дает два определения на-
ции: 1) как исторически сложившейся устойчивой общности людей,
возникшей на базе общности языка, территории, экономической жизни
и психического склада, проявляющегося в общности культуры и 2) как
синоним словам «страна» и «государство»1. «Нация – большая группа
людей, которые рассматривают себя как общность или группу и кото-
рые обычно ставят лояльность к группе выше любых других конфлик-
тующих форм лояльности. Часто нации присуща одна или несколько из
следующих особенностей: язык, культура, религия, политические и дру-
гие институты, история, с которой она отождествляет себя, и вера в об-
щую судьбу. Обычно нации населяют компактную территорию», – со-
общается в «Americana»2.
Как видим, такая смысловая неопределенность слова «нация» вызы-
вает не только неправильное его первоначальное толкование, но и при-
водит к дальнейшему деформированному, некорректному пониманию
феномена национального государства.
К сожалению, искаженное восприятие широ-
Подходы к
пониманию кими слоями населения и рядом исследова-
нации. телей понятия «нация» связано с довлеющим
долгие годы прессом официальных идеоло-
гических установок, отстаивающих по большей части политические,
узкоклассовые цели (критическому осмыслению марксистско-
ленинского понимания нации посвящено немало работ)3. Это понятие
действительно не столь очевидно и примитивно в уяснении, а по накалу

1
Современный словарь иностранных слов: Ок. 20 000 слов. – 2-е изд., стер. М.: Рус.
яз., 1999. С. 320.
2
The Encyclopedia Americana. 1994. Vol. 19. P. 751–752.
3
См., напр.: Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996; Кола Д. Полити-
ческая социология / Пер. с фр. А.Б. Гофмана. М.: Весь Мир, ИНФРА-М, 2001.

13
Национальное государство в условиях глобализации
научных споров вокруг себя является, пожалуй, одним из самых проти-
воречивых и дискуссионных на протяжении столетий: менялось не
только понимание нации, но и морфологическое значение латинского
слова natio (от глагола «рождение», до существительных «племя», «со-
словие», «состояние»), не говоря о языковых различиях. Выделим не-
сколько концептуальных подходов к пониманию нации, опираясь на
теоретические разработки авторитетных отечественных и зарубежных
специалистов.
Ведущими мировыми исследователями, основателями главных тео-
ретических направлений и доминирующих взглядов на исследование
нации являются Б. Андерсон, Э. Геллнер, К. Дейч, Э.Д. Смит, Э. Хоб-
сбаум. Большой вклад в историографию вопроса о теориях нации вне-
сли С.А. Арутюнов, Ю.В. Бромлей, Л.М. Дробижева, В.В. Коротеева,
В.А. Тишков1.
Традиционно выделяют следующие подходы (школы) к пониманию
данного феномена.
1. В рамках англо-французского подхода различают этнос и нацию,
понимая под последней некую субэтническую социокультурную общ-
ность, согражданство. В России этой позиции придерживаются Ю.М.
Бородай, В.М. Межуев, В.Н. Шевченко2.
2. В русле немецкой традиции (а также в странах Центральной и
Восточной Европы) нация рассматривается как определенный тип этно-
са. Разделяют такой подход А.Г. Абдулатипов, Т.Ю. Бурмистрова, М.С.
Джунусов, Л.М. Дробижева и В. Торукало3.
3. Отождествление нации и этноса характерно для идеолого-
публицистических работ, но не для серьезных научных исследований
(по мнению В. Махнача, их синонимизация также встречается в странах
Азии и Африки, где западная формула национального государства ока-
зывается не работающей, и используется в качестве теоретической ос-
новы сепаратистских движений на этнической почве)4.
Различие между первыми двумя подходами заключается, таким об-
разом, в особенностях осмысления конечной цели процесса националь-
ного строительства: французское понимание нации направлено на асси-
миляцию, немецкое – на дифференциацию (в этом случае этничность
рассматривается как «форма социальной организации культурных раз-

1
См., напр.: Коротеева В.В. Теории национализма в зарубежных науках. М.: РГГУ,
1999.
2
Национальное государство: теория, история, политическая практика: «Круглый
стол» // Полис. 1992. № 5–6. С. 9–25.
3
Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996. С. 52.
4
Махнач В.Л. Нация и национализм // URL: <http://www.archipelag.ru/text/182.htm>.

14
Алексей Блинов
1
личий») .
Нельзя не упомянуть позицию В.А. Тишкова, отрицающего понятие
нации: «Состоя почти из одних исключений, оговорок и противоречий,
это понятие как таковое не имеет права на существование и должно
быть исключено из языка науки»2. Такой шаг вызван невозможностью
науки изменить ситуацию массового искаженного использования поня-
тия нации в качестве синонима этнической группы, ставшего «полити-
ческим лозунгом», «средством мобилизации» (манипуляции) и полити-
ческого соперничества. Понимая причины пессимизма ученого, вместе с
тем считаем, что подобный критерий вряд ли может решить проблему:
цензура научного языка (хотя и в благих намерениях) – дело неблаго-
дарное, реальные же меры могут заключаться в поиске новых, более
удачных лингвистических и теоретических конструкций, в активном и
массовом политическом просвещении.
Несколько слов об этносе, под которым мы
Нация
будем понимать «исторически сложившуюся
и этнос.
на данной территории устойчивую межпоко-
ленную совокупность людей, обладающих не только общими чертами,
но и относительно стабильными особенностями культуры (включая
язык) и психики, а также осознанием своего единства и отличия от всех
других подобных образований (самосознанием), фиксированном в са-
моназвании (этнониме)»3. По различным подсчетам на Земле существу-
ет от 3 до 4 тыс. этносов, что арифметически доказывает преимущест-
венно универсальный характер наций и государств, численно вбираю-
щих в себя, аккумулирующих более ранние формы социокультурной
организации, в том числе и родоплеменные союзы, основанные на близ-
ком родстве и непосредственном личном взаимодействии.
В этой связи нация – более символическая структура, выраженная в
чувстве принадлежности к одной группе множества индивидов, лишен-
ных возможности прямого физического контакта. В отличие от этноса,
как заметил В.М. Межуев, нация – это то, «что существует не во мне, а
вне меня, что дано мне не фактом моего рождения, а моими собствен-
ными усилиями и личным выбором. Признаки нации имеют характер



1
Альтерматт У. Этнонационализм в Европе / Пер. с нем. С.В. Базарновой. М.: РГГУ,
2000. С. 43.
2
Тишков В.А. О нации и национализме // Свободная мысль. 1996. № 3. С. 35.
3
Бромлей Ю.В. К вопросу о выделении этносов среди других человеческих общно-
стей // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С.
20.

15
Национальное государство в условиях глобализации
внешних для индивида знаковых или символических обозначений»1. В
его понимании нация – это государственная, социальная, культурная
принадлежность индивида, а не его антропологическая и этническая
определенность»2.
В.П. Торукало выделяет следующие основные определения нации,
под которой понимается: субъективно-психологическая сущность;
культурная общность людей; этносоциальный организм или социально-
этническая общность; государственное образование; цивилизация; био-
логическая или географическая сущность; единство биологического
(природного) и социального; политизированная этничность или даже
политическая организация; территориальное образование; сравнитель-
но-историческая (или конкретно-историческая, или функционально-
историческая) категория3.
В условиях подобной смысловой многовариантности сложно гово-
рить о каком-либо научном консенсусе по поводу единообразного опре-
деления нации. Поэтому постараемся выделить наиболее соответст-
вующие целям настоящего исследования, релевантные для нас признаки
нации: общность хозяйственных отношений, основанных на капитали-
стическом производстве, общности территории, языка, культуры, а так-
же национальное самосознание и государство. Нация – это наивысший
на современном историческом этапе тип надэтнической, социокультур-
ной и политической интеграции населения.
Что делает группу людей нацией? На этот вопрос пытаются ответить
многие. Так, Э. Ренан известен своей формулой «нация – это повсе-
дневный плебисцит», считая, что все существующие признаки нации
теряют смысл, если отсутствует политический момент общеграждан-
ского выражения готовности к единению. Для Э. Ренана нация – сооб-
щество людей, объединенных едиными стремлениями и чувствами, ко-
торое проходит каждодневную проверку с помощью плебисцита, то есть
это сообщество (нация) должно постоянно заново утверждать себя4.
Именно осознание общей судьбы, готовность и дальше пребывать в по-
литическом единстве отличает нацию от более ранних видов человече-
ских «универсалий».



1
Межуев В.М. Идея национального государства в исторической перспективе / Высту-
пление на «круглом столе» «Национальное государство: теория, история, политическая
практика» // Полис. 1992. № 5–6. С. 16.
2
Там же.
3
Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996. С. 51.
4
Цит. по: Торукало В.П. Нация: история и современность. М., 1996. С. 105.

16
Алексей Блинов
Другим не менее важным вопросом теории
Соотношение
является соотношение таких категорий, как
между нацией,
этносом «нация», «народ» и «этнос», а также уясне-
и народом. ние правового смысла каждого элемента
этой аналитической триады. Точное уста-
новление всех различий между указанными понятиями имеет принци-
пиальное значение для последующего формирования методик опреде-
ления на практике конкретных юридических ситуаций, фактов и обстоя-
тельств, а также избежания негативных явлений в отечественной юри-
дической технике (например таких некорректных с научной и недально-
видных с политической точек зрения юридических формулировок, как
«многонациональный народ», дающих основание утверждать наличие в
государстве еще несамоопределившихся наций).
Одной из причин подобной теоретической путаницы, с одной сторо-
ны, является процесс «импортирования» понятий из одной науки в дру-
гую, и связанный с ним болезненный процесс дисциплинарной адапта-
ции новых слов (ad hoc влияния на государствоведение этнологии, фи-
лософии, социальной антропологии), а с другой – попытка привнесения,
экстраполяции категориального аппарата одних концепций на более
широкое предметное поле без учета их реальных описательных воз-
можностей (например теории демократии и суверенитета).
Среди авторитетных противников использования понятия «нация» в
теории государства и права стоит Л.С. Мамут, признающий юридиче-
ский статус лишь за категорией «народ», которому и принадлежит роль
государствообразующего основания1. Вместе с тем, все три явления
различаются как в силу разной политико-правовой, социокультурной и
психологической природы, так и в силу времени появления данных тео-
ретических концептов и описываемых ими феноменов. Впрочем, оче-
видно и то, что они – явления не статические величины и находятся в
постоянном развитии, претерпевая кардинальные изменения.
Явное несовпадение происходящих процес-
Роль концепции
сов помогает выяснить концепция суверени-
суверенитета в
тета, с появлением которой связывают воз-
разграничении
никновение понятия «народ» в его совре-
нации и народа.
менном значении. Понятие «народ» стало
означать, в противоположность монарху-правителю (суверену), альтер-
нативный и легитимный источник власти, после того как была разруше-
на прежняя система социальной стратификации – сословный механизм.
Выступая в роли носителя суверенитета, народ по своим свойствам

1
Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М.: НОРМА, 1999. С. 27.

17
Национальное государство в условиях глобализации
является сугубо юридической категорией, своего рода правовым осно-
ванием всего государственного и публично-властного. Подобное пони-
мание слова «народ» уходит корнями к эпохе Просвещения, доктрине
народного суверенитета. Поэтому его стоит рассматривать в одном
смысловом ряду с такими однокоренными (но не односмысловыми) по-
нятиями, как демократия («власть народа») и республика («дело наро-
да»).
Первое различие между рассматриваемыми понятиями заключается
в том, что нация – качественно новая форма развития общественного
сознания, идеологический феномен и более осмысленная структура со-
циальной интеграции, в которой выражается высшая степень граждан-
ской солидарности и гражданской ответственности на современном эта-
пе исторического развития. Таким образом, народ – своего рода истори-
ческий предшественник нации, которая в свою очередь представляет
собой более позднюю социальную реальность, более зрелую «универса-
лию». Эту позицию отстаивают К. Дейч, Б.Г. Капустин, В.И. Фрейдзон.
Нация в данном случае представляет собой «народ, который добился
контроля над некоторыми институтами социального принуждения, и в
перспективе может сформироваться в полноправную нацию-
государство»1. Она – продукт государственного развития народа. Такой
же точки зрения придерживается и П.И. Симуш, который видит в нации
«организм сверхэтнический и сверхнародный»2, отличный от этниче-
ской и правовой природы соответственно этноса и народа прежде всего
своей политической составляющей. Процесс перерастания народа, этно-
са в нацию происходит по принципу гегелевского диалектического сня-
тия.
В связи с этим нельзя согласиться с позитивистской абсолютизацией
роли народа (ad hoc совокупности людей, объединенных связью с госу-
дарством и подчиненных его законам3). В процессе современного госу-
дарствообразования он – скорее некая юридическая, электорально зна-
чимая субстанция, нежели такое высокоорганизованное и социализиро-
ванное, претендующее на универсальность явление, как нация. Послед-
няя – подлинное содержание, сама суть, «психический субстрат» совре-
менного государства. Народ следует отличать и от населения (как госу-
дарство от страны), последнее – социально-демографический феномен.
В нашей триаде народ – правовой феномен, в то время как нация
суть явление политическое, а этнос – продукт социокультурного, этно-
1
Дейч К. Рост наций // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас.
М.: УРАО, 2000. С. 63.
2
Симуш П.И. Как раскрывается «код» российского народа? // Власть. 2002. № 1. С. 67.
3
Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М.: НОРМА, 1999. С. 27.

18
Алексей Блинов
демографического развития. Здесь народ выступает скорее как корпус
граждан, обладающих активным избирательным правом, участвующих
в делах государства и проявляющих высокую степень политической
активности. Но нельзя отрицать того, что предыдущая общность не пре-
кращает бесследно свое существование, напротив, ее признаки продол-
жают проявляться и дальше: происходит лишь смена функционального
назначения, переход на более высокий уровень развития. По этому ал-
горитму в качестве своеобразных пережитков-мостиков – форм архаи-
ческой преемственности – продолжают жить в современных условиях
такие общественные явления, как:
1. традиции (системы иррациональной нормативной регуляции,
санкционирования человеческой деятельности и табуирования, негене-
тической формы межпоколенной трансляции опыта), которые возоб-
новляются и играют очень важную роль, например в международном
праве;
2. религиозные чувства и мифология (наделение человеческого мира
характеристиками священного, предающими ему «предельно действи-
тельный онтологический статус» и обладающими высоким объясни-
тельным, легитимирующим статусом)1;
3. этноцентричное коллективистское сознание (культивация и до-
минирование простейших механизмов социальной идентификации по
принципу «мы – они», власть психологических стереотипов);
4. существование атомизированных социальных структур, слабость
или отсутствие формального начала в организации общества (зачастую
неформальные организации проявляют высокую степень адаптации в
формальных условиях).
Национальное самосознание, относимое к явлениям и процессам ми-
ра духовного (под духовностью мы понимаем стремление людей к ка-
кому-то надматериальному ориентиру, идеальную психологическую
потребность сообразовать свою деятельность с ценностями высшего
порядка, нормативами морали и гуманизма), сегодня, в эпоху секуляри-
зации и рационализации, по своему функциональному назначению вы-
полняет роль своеобразного «заменителя» религии, религиозных чувств
и идентичностей. Не напрасно исследователи «национализмов» видят в
последних огромную социальную силу, обладающую гигантским внут-
ренним потенциалом.
В разграничении понятий нации и народа важная роль принадлежит
не только концепции суверенитета, но и теориям демократии, террито-

1
Руткевич Е.Д. Томас Лукман // Современная американская социология. М.: МГУ,
1994. С. 239.

19
Национальное государство в условиях глобализации
рии, национального интереса и национальной идентичности. Признавая
за народом роль в процессе нациообразования, мы согласны с мнением
Т.А. Алексеевой, рассматривающей в качестве непременного связующе-
го звена между народом и нацией демократию: «С одной стороны, для
того чтобы демократия возникла, утвердилась и обрела стабильность,
уже должен существовать народ, сознающий себя в качестве некоего
единства. С другой же стороны, для того чтобы возникло то, что мы
понимаем под нацией, а не просто этносом, необходимо появление де-
мократических институтов, демократического сознания, а также граж-
данина, сознающего себя и частью целого, и индивидуальностью»1.
Алексеева, так же как и А.А. Гусейнов, считает, что нация как категория
связана с возникновением правового и демократического государства,
между которыми существует взаимообусловленность.
Однако народ является хотя и обязательным, но не достаточным ус-
ловием появления не только нации, но и государства. «В то время как
народ обнаруживается практически во все исторические периоды, на-
ционализм и нации появляются намного реже. Нация представляет со-
бой результат трансформации в народ нескольких этнических элемен-
тов в процессе социальной мобилизации»2. Того же мнения придержи-
вается и Ю.В. Бромлей, считающий что понятие «народ» «может обо-
значать совокупность людей, имеющих один этноним, однако подчас
охватывает лиц, находящихся не только на территории одного государ-
ства, но и на общей (смежной) территории разных государств»3. Для нас
же нация, исходя из предложенной теоретической схемы, не мыслится
без конкретного государства, являясь производной от последнего. Госу-
дарство представляет собой своеобразный институциональный «резер-
вуар» для данной социополитической субстанции.
В современном мире такие характеристики, как этнос, народ, нация,
становятся все больше и больше «размытыми», а реальный онтологиче-
ский статус этих сообществ подвергается сомнению. Принадлежность
индивида к той или иной референтной группе определяется, в первую
очередь, его отношением к одной из них (или одновременно к несколь-
ким). Порой чрезвычайно трудно определить, к какому на самом деле
сообществу принадлежит индивид, а тем более установить точные па-

1
«Круглый стол» «Национальное государство: теория, история, политическая практи-
ка» // Полис. 1992. № 5–6. С. 39.
2
Дейч К. Рост наций // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас.
М.: УРАО, 2000. С. 63.
3
Бромлей Ю.В. К вопросу о выделении этносов среди других человеческих общно-
стей // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С.
15.

20
Алексей Блинов
раметры внутренней однородности этой социальной структуры. Для
науки давно не секрет, что существование данных социальных единиц в
чем-то условно, «воображаемо»: они результат конвенционального при-
соединения (отношения) людей к тому или иному нормирующему их
существование пространству, их сплочения вокруг определенных смыс-
лообразов и практик1.
Давая оценку отечественной традиции понимания нации, Ю. Ару-
тюнян считает предложение В.А. Тишкова о пересмотре понятия нации
в русле гражданского, а не этнического содержания, «стратегически
меняющего прежние концептуальные построения». В пользу чего вы-
ступает «сложившаяся международная практика и доктринальный язык
современных государств, кроме советского, постсоветских и постюго-
славских»2. Действительно, после анализа ряда базовых международно-
правовых документов можно увидеть использование понятие «нация» в
значении политической, гражданской и, в частности в ООН, «государ-
ственной общности»3.
Следующим важным вопросом является
Происхождение
проблема происхождения наций. Здесь также
наций.
нет единого мнения: К. Дейч связывает ста-
новление наций прежде всего с появлением экономики обмена, соци-
альной мобильностью, ростом городов, развитием коммуникаций, кон-
центрацией капитала и появлением концепции интереса; Э. Смит рас-
сматривает формирование наций как следствие «тройственной ре-
волюции» – качественных сдвигов в сферах экономики, политики и
культуры; согласно концепции Б. Андерсона, становление наций обу-
словлено секуляризацией общественной жизни, воздействием «печатно-
го капитализма» и распространением грамотности4.
Одни считают, что нации – это продукт естественного развития и
длительной эволюции, приходящий на смену более ранним формам со-
циальной организации5. Другие (например П. Розанваллон), напротив,
убеждены, что нации – результат активной деятельности людей, про-

1
См., напр.: Anderson B. Imagined Communities. Reflections on the Origin and the Spread
of Nationalism. L., 1983; Чаттерджи П. Воображаемые сообщества: кто их воображает? //
Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др. / Пер. с англ. и нем. Л.Е.
Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского. М.: Праксис, 2002.
2
Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Этносоциология: Уч. пособ. М.:
АСПЕКТ ПРЕСС, 1999. Глава 2.
3
См.: Устав ООН // URL: <http://www.un.org/russian/documen/basicdoc/charter.htm>.
4
Anderson B. Imagined Communities. Reflections on the Origin and the Spread of National-
ism. L, 1983. P. 1–8.
5
См., напр.: Смит Э.Д. Образование наций // Этнос и политика: Хрестоматия / Авт.-
сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 88.

21
Национальное государство в условиях глобализации
дукт (или состояние) общественного сознания. «Первое: трудно рас-
сматривать нацию как нечто, возникающее само по себе. Нация есть не-
что искусственно построенное. Наций, появившихся естественным путем, не
существует. Все нации, какие знает история, были результатом созидания»1.
Взаимозависимость Нет единства и в понимании того, что сыгра-
ло решающую роль в процессе национально-
государства и
государственного строительства. Так, запад-
нации
ные исследователи М. Вебер, И. Валлерстайн, Э. Геллнер, К. Дейч, Х.
Ортега-и-Гассет и отечественные В.А. Тишков, Ю.М. Бородай, Э.А.
Поздняков, В.Н. Шевченко полагают, что в процессе нациообразования
определяющая роль принадлежит государству, вне которого мы можем
говорить об этносе, о народности, но не о нации2. Ю.М. Бородай счита-
ет, что «нация есть нечто непременно предполагающее опыт государст-
венно-правового строительства; такой опыт составляют уже не просто
нравы и обычаи, но государственное право и систематизированная
нравственность»3. Иными словами, никаких французов до Франции не
было, равно как и англичан: были каталонцы, бретонцы, галлы, шот-
ландцы, англичане, уэльсцы и пр. В рамках данной теоретической схе-
мы вполне справедливо говорить и о «безнациональных народах», и о
«безнациональных государствах»: все зависит от того, что мы понимаем
под нацией, этносом и народом, а также от того, какой конкретно исто-
рический период подразумевается.
Справедливости ради отметим, что трудно, а порой и невозможно
определить, является ли государство национальным или безнациональ-
ным. Но можно выделить критерии, по которым измерить степень внут-
ренней интегрированности конкретного общества, уровень националь-
ного единства, наконец, уровень осовременивания и демократизации
общества – степень его модернизации4.
Ряд ученых, наоборот, появление современных государств ставят в
заслугу нациям, рассматривая государства наивысшей точкой именно
национального развития5. Например, У. Альтерматт считает, что «на-
циональное государство основано на этнической группе или националь-
ности, которой удалось добиться в международном сообществе между-
1
Розанваллон П. О государстве-нации // Вестник Московской школы политических
исследований. 1995. № 1. С. 110.
2
Поздняков Э.А. Нация. Национализм. Национальные интересы. М.: АО Издательская
группа «Прогресс-Культура», 1994. С. 24.
3
Бородай Ю.М. Этнос, нация, государство / Выступление на «круглом столе»: «На-
циональное государство: теория, история, политическая практика») // Полис. 1992. № 5–6.
С. 19.
4
Об этом будет сказано в третьем параграфе текущей главы.
5
Vide: Schafer B.C. Faces of Nationalism. New Realities and Old Myths. N. Y., 1972.

22
Алексей Блинов
народно-правового признания в качестве территориально огра-
ниченного и суверенного национального государства»1. При такой по-
становке вопроса борьба за независимость, а вернее – свобода, обретен-
ная в результате насилия, превращается в единственное легитимирую-
щее и конституирующее начало, что само по себе спорно. Признание за
одними этносами статуса народа, а за другими лишь этнического мень-
шинства по меньшей мере лицемерно («двойной стандарт»), а уж тем
более лишено какого бы то ни было объективного основания. Значит,
этническая составляющая не является определяющей для утверждения
той или иной общности в качестве народа.
Безусловно, каждая из данных точек зрения интересна сама по себе –
все они обладают самостоятельным научным интересом и высоким ин-
струментальным значением. Их исследование способно внести важный
вклад в изучение генезиса современных государств, в том числе в пер-
спективных областях социального моделирования и научного прогнози-
рования (или даже программирования). Так, например, обладая соответ-
ствующими представлениями о фазах развития национально-
государственного самосознания, можно прогнозировать появление но-
вых, слияние старых государств и даже распад последних.
Учитывая практику современного развития, истинную функцию
юриспруденции и профессиональный долг правоведов (они не должны
быть только статистами) – создание наилучших форм организации пуб-
личной власти, активное участие в государственном строительстве, –
можно сознательно инициировать, участвовать в появлении новых го-
сударств (институционализация интеграционных процессов в Европе
тому доказательство) и даже новых форм государственного устройства
(под последней понимается организация государственной власти, спо-
собы и методы осуществления государственной деятельности, выра-
жающейся в форме правления, государственном и политическом режи-
ме, административно-территориальном устройстве).
Со временем нация стала синонимом государства как «территори-
альной правовой единицы» не потому, что это тождественные явления,
а потому что их границы совпали2 (кстати, это еще одно доказательство
в того, что национальное государство феномен XIX–XX вв.: ведь в эпо-
ху господства монархий и династических браков территории и границы
государств определялись законами престолонаследия, а не волей наро-
дов). В этом смысле слияние государственного и национального про-
1
Альтерматт У. Этнонационализм в Европе / Пер. с нем. С.В. Базарновой. М.: РГГУ,
2000. С. 68.
2
Коннор У. Нация – это нация, это государство, это этническая группа, это… // Этнос
и политика: Хрестоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 61.

23
Национальное государство в условиях глобализации
странства в рамках одной территории и стало точкой отсчета новой ис-
тории – эпохи господства национального государства. Вероятно, что
развитие современной политической нации будет заключаться в посте-
пенном отказе от принципа jus sanguinis («право крови») при определе-
нии принадлежности индивида к данной социальной общности, в рас-
ширении использования формулы политической и культурной преемст-
венности.
Другой компонентой теоретической конст-
Государство –
рукции национального государства выступа-
центральный ин-
ститут политиче- ет собственно государство как центральный
ской системы об- институт политической системы общества.
щества. Современная юридическая литература со-
держит огромное количество определений государства, как и мнений о
его элементном составе. Анализ всех подходов к определению понятия
государства не является целью настоящего исследования. За основу
возьмем дефиниции некоторых ученых, разделяя их подход к государ-
ству по ряду принципиальных моментов.
Так, Г.В. Мальцев предлагает под государством понимать «органи-
зацию политической власти, осуществляемой в гражданском обществе
сформированными надлежащим образом органами, выборными и на-
значенными должностными лицами, которые действуют в рамках офи-
циально установленных полномочий»1. Ценность данного определения
в акцентировании взаимосвязи организации политической власти со
структурами гражданского общества, противоположными друг другу,
но не находящимися в жестком противостоянии. Само понятие «граж-
данское общество» «не дефинируемо вне сопряжения с понятием «госу-
дарство» 2. На это же указывает и И.Л. Бачило, видя в государственной
власти «продукт и механизм всего гражданского общества, замену ко-
торому еще не изобрели и который ответственен за состояние общест-
ва»3.
Близко нам и понимание государства В.Е. Чиркина, под которым он
предлагает считать «универсальную политическую организацию в об-
ществе, обладающую особой публичной (государственной) властью и
специализированным аппаратом регулятивного (в том числе принуди-

1
Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 328.
2
Мамут Л.С. Выступление на заседании «круглого стола» журналов «Государство и
право» и «Вопросы философии» «Гражданское общество, правовое государство и право»
// Государство и право. 2002. № 1. С. 31.
3
Бачило И.Л. Государство и право в условиях глобализации // Государство и право на
рубеже веков: материалы Всероссийской конференции / Проблемы теории и истории. М.,
2001. С. 34.

24
Алексей Блинов
тельного) воздействия (включая социально-политический арбитраж),
выражающую прежде всего (но не только) интересы доминирующего
социального слоя (класса) и выполняющую общие для общества задачи.
Эта организация строится на основе разделения населения по админист-
ративно-территориальным единицам, использования института граж-
данства и права»1.
В свою очередь, В.С. Нерсесянц считает, что государство – «это пра-
вовая форма организации и деятельности публично-политической вла-
сти и ее взаимоотношений с индивидами как носителями прав и свобод
человека и гражданина»2. Достоинство подобного подхода в ориентиро-
ванности на правосубъектность отдельного/каждого индивида, вне за-
висимости от принадлежности его к гражданству того или иного госу-
дарства, права и свободы которого являются мерой должного и возмож-
ного для политической организации, под руководством которой данный
индивид находится.
В данных определениях отражены важные представления современ-
ного государствоведения, которые можно обозначить следующим обра-
зом.
а) Целью государственной деятельности является индивид, а глав-
ным критерием – человеческое измерение, выступающее в роли преоб-
разующего начала в данном социальном формировании. В этой связи
мы согласны с утверждением А.В. Васильева о том, что процесс разви-
тия государства – во многом процесс совершенствования представлений
о нем со стороны людей, отражение их экспектаций о том, каким долж-
но быть государство, чтобы приносить обществу наибольшую пользу и
отвечать его ценностным ориентациям и базовым интересам3.
б) «Исторический прогресс государственности выражается в распро-
странении государственно-правового общения на все более широкий
круг членов общества и в расширении объема свободы, гарантирован-
ной в публично-властных политических отношениях»4.
в) Государство обладает противоречивой сущностью, выступая и как
организация публичной власти (легитимное господство), и как инстру-
мент осуществления всеобщего блага (государство «всеобщего благо-
состояния»5).


1
Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. М.: Юрист, 1999. С. 48.
2
Нерсесянц В.С. Философия права. М., 1998. С. 106.
3
Васильев А.В. Теория государства и права: Курс лекций. М.: РАГС, 2001. С. 136.
4
Четвернин В.А. Понятия права и государства. Введение в курс теории права и госу-
дарства. М.: Дело, 1997. С. 111.
5
Offer С. Contradictions of the Welfare State. L.: Hutchinson, 1984.

25
Национальное государство в условиях глобализации
Традиционно среди признаков государства,
Признаки
раскрывающих его природу и социальное
государства.
назначение, выделяют:
наличие публичной политической власти,
осуществляемой на основе организованного (легитимного) принужде-
ния специальным аппаратом в интересах всего общества или его части;
обладание суверенитетом, т.е. независимостью и верховенством в
принятии политических решений и реализации своих функций во внут-
ренней и внешней сферах;
разделение населения по территориальному признаку;
регламентацию собственной деятельности и жизни общества на
правовых началах, путем официального нормотворчества.
Дополнительными признаками считают: гражданство/подданство
(наличие особой юридической связи индивида с государством, распре-
деляющей между ними взаимные права и обязанности); налоги (форма
принудительного, безвозмездного, безвозвратного и узаконенного от-
чуждения собственности на выполнение функций государства); госу-
дарственная символика (флаг, герб, гимн); государственная граница.
Например, А.Б. Венгеров, исходя из понимания государства как разно-
видности социальных систем, выделяет такие специфические черты, как
целостность, структуру, управление, связи, самоорганизацию и цели1,
считая, что именно целостность выступает условием существования
государства, выражением всех иных признаков.
Ключевые признаки государства характеризуют его глубинную при-
роду. Вместе с тем, смена представлений о социальном назначении это-
го политического института, наряду с набором его черт, отражающих
исторические типы государств, свидетельствуют об изменении его сущ-
ности и роли как в обществе, так и в мире.
Национальное государство при такой поста-
Национальное
новке проблемы можно рассматривать как
государство как
исторический тип государства, приходящий
исторический
тип государства. на смену государству сословного типа и от-
личающийся от последнего по ряду призна-
ков, главный из которых – социокультурная
и правовая однородность населения. Системообразующим же призна-
ком для него является нация. И хотя, как отмечает Ю. Хабермас, «два
компонента понятия национального государства – государство и нация
– относятся к сближающимся, но изначально разным историческим

1
Венгеров А.Б. Теория государства и права: Уч. для юрид. вузов. М.: Новый Юрист,
1998. С. 399.

26
Алексей Блинов
процессам: образованию современных государств и строительству со-
временных наций»1, в то же время нельзя не признать теснейшую взаи-
мосвязь и взаимообусловленность нации и государства, особенно на
современном этапе.
Национальное государство – результат сложного исторического раз-
вития, один из самых уникальных политических продуктов эпохи Ново-
го времени. Появившись в Европе (общепризнанно, что это европей-
ский феномен) оно пришло на смену абсолютной сословной монархии,
оформило право подданных (затем граждан) на участие в политической
жизни страны. Фактически, национальное государство является форму-
лой политического участия населения в управлении государством, ос-
новным политическим институтом современности, обеспечивающим
развитие и закрепление демократических начал в обществе. «В конце
концов, государство-нация оказалось единственной политической
структурой, удовлетворившей потребность в национальной автономии и
объединении, сопровождаемых вторжением народных масс на полити-
ческую арену и отвечавших требованиям народного суверенитета» –
пишет в своей статье Д. Битбэм2. Обеспечив историческое и политиче-
ское единство народа и воплотив его в себе, национальное государство
стало высшей ценностью современной цивилизации. Определенно, в
этом большая заслуга принадлежит именно европейской политической
культуре (Европу зачастую, и небезосновательно, считают «политиче-
ской лабораторией» мира), не раз направлявшей преобразовательную
энергию и потенциал социального инжениринга на создание новых
форм эффективного институционального дизайна. Хотя последнее вре-
мя Европа находится в известном кризисе, связанном именно с поиском
новой национальной стратегии и собственной идентичности.
Национальное государство, таким образом, становится новой ступе-
нью развития государственности, качественно новым этапом в органи-
зации публичной власти. Так, для М.В. Ильина современная нация, в
своем политическом проявлении, «представляет собой сложную поли-
тию, которая является единством статуса-состояния (нации-
государства) и гражданского общества», и, по сути, национальное госу-
дарство является образом современного государства. Чем же конкретно
мыслится рассматриваемый лексикоконцепт?

1
Хабермас Ю. Европейское национальное государство: его достижения и пределы. О
прошлом и будущем суверенитета и гражданства // Нации и национализм / Б. Андерсон, О.
Бауэр, М. Хрох и др.; Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедов-
ского. М.: Праксис, 2002. С. 366.
2
Beetbam D. The Future of the Nation State // The Idea of the Modern State / Ed. by G.
McLennan, D. Held, S. Hall. Buckingham, 1984.

27
Национальное государство в условиях глобализации
М.В. Ильин рассматривает нацию в предельно широком смысле, ви-
дя в ней не только «натуральное единство» всех аспектов существова-
ния людей, взаимодействие между которыми происходит на основе
«демопопуляционных и языковых общностей (социетальный план),
структур целедостижения (политика), механизмов адаптации (экономи-
ка) и систем общих образцов и ценностей (культура)»1, но и считая ее
более чем политической системой, рынком, хозяйством, образом жизни.
Он указывает на определенную «смысловую избыточность» (не путать с
избыточным понятием) концепта нации, которая позволяет в каждой из
сфер человеческого существования «концептуализировать свои основа-
ния чем-то внеположенным и фундаментальным, а именно естественно-
стью», что, в свою очередь, объясняет «важность естественного права
для создания современной политии, а также составляющих ее государ-
ства-статуса и гражданского общества»2. Рассмотрение М.В. Ильиным
государства (следуя англо-саксонской и романо-германской языковой
традициям) в качестве статуарного (vs. динамическому) феномена по-
зволяет вскрыть в природе данного политического союза институцио-
нальные черты, постоянные структуры и их конституирующие основа-
ния.
В эпоху кризиса абсолютных монархий, а позднее распада колони-
альной системы, национальное государство становится главным преоб-
разующим началом, обладающим колоссальной по силе социальной
энергией. Именно с помощью идеи нации появившееся гражданское
общество смогло реализовать свое притязание на политическую власть,
а последняя на суверенитет (кстати, именно в этом исторические при-
чины называния нации согражданством, а не в том, что гражданство и
национальность суть синонимы). В напряженном отношении «граждан-
ское общество – государство» нация становится своеобразным упорядо-
чивающим, амортизирующим началом, точкой политического равнове-
сия.
Гражданское общество здесь рассматривается как «сфера свободной
активности, в которой действуют индивидуальные и коллективные
субъекты, преследующие частные цели и интересы»3, как область част-
ных и общих интересов, относительно независимых друг от друга. В.М.
Межуев настаивает на том, что гражданское общество «охватывает со-

1
Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М.:
РОССПЭН, 1997. С. 243.
2
Там же.
3
Четвернин В.А. Выступление на заседании «круглого стола» журналов «Государство
и право» и «Вопросы философии» «Гражданское общество, правовое государство и пра-
во» // Государство и право. 2002. № 1. С. 18.

28
Алексей Блинов
бой преимущественно публичную сферу жизни человека в обществе,
причем в той мере, в какой она перестает быть монополией властных
элит и становится открытой, доступной для всех членов общества».1 Со
своей стороны, Т.А. Алексеева отмечает, что гражданское общество
должно не противопоставляться государству. Если рассматривать граж-
данское общество как основание и условие политического сообщества,
то оно является его источником и постоянной легитимирующей силой.
Это важное уточнение позволяет подтвердить наличие тесной связи ме-
жду гражданским обществом и государством и, по словам Т.А. Алек-
сеевой, сделать акцент на его интегрированности, а именно: «террито-
риальной интеграции, национальной интеграции, интеграции между
элитой и массами, интеграции по ценностному ряду, наконец, поведен-
ческой интеграции с точки зрения выяснения целей деятельности госу-
дарства»2.
Но чем на самом деле является национальное государство: государ-
ственно организованной нацией или национально образованным госу-
дарством. За каким элементом в этой конструкции закреплено системо-
образующее первенство? Необходимо учитывать многофакторность
процесса образования наций.
В «Словаре политической мысли» Р. Скрутона нация-государство
определяется как «организация для управления нацией (или возможно
двумя или более близко связанными между собой нациями), чья терри-
тория определена национальными границами, и чье право детерминиро-
вано, по крайней мере, частично, национальными обычаями и ожида-
ниями. Государство-нация часто сравнивается с греческим полисом, или
городом-государством, а его появление в международной юрисдикции
Европы многие расценивают как один из главных фактов современной
политической истории»3.
Многими учеными национальное государст-
Условия и
механизм во рассматривается как закономерная и обя-
возникновения зательная форма государственного устройст-
национального ва в период зарождения и укрепления бур-
государства. жуазного общества и, следовательно, как
существенное дополнение идеи буржуазно-
правового государства. По словам В.М. Межуева, «с такой точки зре-
ния, правовое государство, защищающее интересы частного лица, его
политические и экономические свободы, не может не быть одновремен-

1
Там же. С. 16.
2
Там же. С. 21.
3
Scruton R. A Dictionary of Political Thought. L.: The Macmillan Press, 1982. P. 313.

29
Национальное государство в условиях глобализации
но и национальным государством, защищающим территориальную вы-
деленность и политическую целостность нации, гарантирующим ей раз-
витие национального рынка и сохранность национальной культуры»1.
Необходимо обратиться к анализу влияния культуры на формирова-
ние такой политической общности, как национальное государство. Так,
Д. Кола считает, что в процессе нациостроительства существенная роль
принадлежит унифицированной системе образования (народного про-
свещения), призванной создать культурно однородную социальную
среду. Фактор принадлежности к тем или иным образовательным стан-
дартам, традициям определяет и потенциальную возможность выделе-
ния новой нации, в том числе и размеры ее территориального ареала.
Именно требование культурной и политической однородности спо-
собно сыграть решающую роль при формировании нации. Д. Кола де-
лает следующий вывод: «всякая группа, чей размер достаточен для соз-
дания школьной системы, обладает тем минимальным размером, кото-
рый необходим для того, чтобы попытаться возвыситься до статуса го-
сударства». Вследствие чего, по его мнению, государство-нация опре-
деляется уже не «по Веберу» – как учреждение, обладающее монополи-
ей на применение легитимного насилия в пределах определенной тер-
ритории, а «по Геллнеру» – как «учреждение, обладающее монополией
на легитимную культуру в пределах определенной территории»2.
В этой связи целесообразно обраться к идеям П. Бурдье о власти
языковой номинации – теоретической основы его концепции легитим-
ности. Суть данной концепции кроется в особенности восприятия соци-
ального мира, а также важности конструирования воззрений на мир,
которые, в свою очередь, участвуют в конструировании этого простран-
ства. Именно по поводу восприятия социального мира, возможности
монопольно влиять на него и последующие политические представле-
ния и мнения о нем – за все то, что составляет понятие символический
капитал, – разворачивается борьба на политическом поле.
Образовывать группы, формировать «здравый смысл», вырабатывать
категории и понятия представляет, по словам Бурдье, «чудовищную
социальную власть»3. Он обращает внимание на роль и значение языка
как универсального канала коммуникации, который в процессе легити-
мации призван специфическим образом организовывать познаватель-

1
Межуев В.М. Идея национального государства в исторической перспективе / Высту-
пление на «круглом столе» «Национальное государство: теория, история, политическая
практика» // Полис. 1992. № 5–6. С. 11.
2
Кола Д. Политическая социология / Пер. с фр.; Предисл. А.Б.Гофмана. М.: Весь Мир,
ИНФРА-М, 2001. С. 389.
3
Бурдье П. Социология политики / Пер. с фр. М.: Socio-Logos, 1993. C. 67.

30
Алексей Блинов
ный универсум посредством процедуры языковой номинации (называ-
ния). В процессе номинации любое явление, в том числе политическое,
получает признание и легитимируется как реально существующее –
следовательно, получает символическое обоснование. На роль «печат-
ного языка» как универсального стандартизирующего средства в строи-
тельстве национального государства одним из первых также обратил
внимание Б. Андерсен1.
Д. Кола описывает процесс массового распространения типовой
культуры в понятии энтропии, понимаемом им как уравнивание объема
информации, которой располагает каждый принадлежащий к этой куль-
туре человек. «Один из самых наглядных признаков действия такой
культурной энтропии – уменьшение количества языков, являющееся
следствием появления нации»2.
Думается, что процесс ослабления национального государства, раз-
мывания его онтологических границ имеет в своей основе тот же меха-
низм, те же закономерности что и процесс образования суверенных го-
сударств, в этом можно усмотреть определенную закономерность, логи-
ку обратного действия. Поэтому вопрос о генезисе суверенного госу-
дарства становится ключевым, способным предоставить ответы на мно-
гие вопросы современности, в том числе и о возможности исчезновения
национального государства.
Ряд исследователей склонны разделять такие концепции, как нацио-
нальное государство (нацию-государство) и государство-нацию. Этому
посвящены труды А.М. Салмина, Ф. Мейнеке и др. И если концепция
«государство-нация» оставляет за государством ведущую роль, то кон-
цепция «нация-государство», наоборот, считает нацию главной силой.
Согласно концепции «государство-нация», нации развиваются в
рамках суверенных государств и, как считает Э.А. Подняков, общий
суверенитет порождает общие институты, а возникающее новое чувство
нации устраняет существовавшие ранее культурные различия между
входящими в государство этносами. Государство-нация «представляет,
таким образом, новый культурный синтез, поднимающийся над этни-
ческими различиями, национальная же принадлежность рассматрива-
ется в этом случае как дело личного выбора», а сама эта концепция на-
шла выражение в политическом смысле в идее народного суверенитета3.

1
Anderson B. Imagined Communities. Reflections on the Origin and the Spread of National-
ism. L, 1983. P. 1-8.
2
Кола Д. Политическая социология / Пер. с фр.; Предисл. А.Б. Гофмана. М.: Весь
Мир, ИНФРА-М, 2001. С. 388.
3
Поздняков Э.А. Нация. Национализм. Национальные интересы. М.: АО Издательская
группа «Прогресс–Культура», 1994. С. 16.

31
Национальное государство в условиях глобализации
Другие исследователи отвергают попытку подобной операции из-за
недостатка аргументированности, равно как и реальной возможности
определить, какие государства могут называться национальными, а ка-
кие нет. Так, В. Тишков считает, что «можно только говорить о степени
успеха того или иного государства в осуществлении интеллектуально-
эмоциональной операции утверждения понятия единой нации среди
своих граждан, т.е. о состоянии умов, а не о реальной этнокультурной,
социальной и территориальной гомогенности и основанной на этом ти-
пологии государств»1. Единство нации он считает мифом массового
сознания, присутствующим по крайней мере на «официально-элитном»
уровне, особенно в тех государствах, в которых данный феномен суще-
ствует на фоне расового, этнического, религиозного разнообразия и до-
вольно резких регионально-территориальных различий. «Государства
больше отличаются не степенью культурного многообразия, а тем, в
какой мере этим различиям придается самодовлеющее и институцио-
нальное значение»2, – заключает В. Тишков.
Но все-таки в процессе образования национального государства наи-
более важная роль принадлежит факту внешнего, международного при-
знания, даже независимо от внутреннего состояния и уровня нацио-
нальной идентичности. Можно согласится с утверждением И.С. Тарасо-
ва о том, что сегодня каждый новый субъект международного сообще-
ства автоматически получает статус национального государства3. И как
утверждает А.М. Салмин, нацией становятся в силу признания4.
Считаем мало перспективными исследования
Критика
этнического феномена нации с позиции сугубо этническо-
понимания го понимания, как лишенные не только теоре-
феномена нации. тической и научной значимости (при таком
подходе слово «нация» выступает в качестве
синонима этносу, а следовательно, избыточным понятием), но главное –
этического, морально-нравственного основания. Стремление представ-
лять «нацию» лишь биологическим феноменом, а ее понимание сводить
к этническому аспекту, в свою очередь, приводит не только к
отрицанию ее социального и политического происхождения, но и созда-
ет теоретическую основу, обосновывающую националистические и ра-
совые теории, способствует распространению экстремистских настрое-

1
Тишков В. Забыть о нации: Постнационалистическое понимание национализма //
URL: <http://old.iea.ras.ru/Russian/personnel/Tishkov/forget.html>.
2
Там же.
3
Тарасов И.С. Закат нации-государства // Альманах «Космополис». 1999. С. 79.
4
Салмин А.М. Современная демократия: очерки становления. М.: Ad Marginem, 1997.
С. 365.

32
Алексей Блинов
ний в обществе, дестабилизации политической обстановки в стране.
Развитие мира по пути создания национальных государств по этни-
ческому, а тем более моноэтническому признаку – тупиковый вариант
развития человечества с самыми непредсказуемыми и трагическими
последствиями. И если уж исходить из вульгарного, с научной позиции,
выбора между «плохим» и «хорошим», то уж «лучше» идти по пути
отождествления национального с государственным, общегражданским
значением (или их максимального смыслового сближения), чем по пути
синонимизации национального и этнического: вреда в последнем случае
куда больше.
Мы предлагаем использовать понятие «нация» с обязательным до-
бавление предиката «политическая» (в будущем не исключено появле-
ние какого-то иного, нового слова) по аналогии применения многознач-
ного русского слова «политика» (хрестоматийным стал пример, связан-
ный с особенностью понимания английских слов «polity», «politics» и
«policy», первоначально переводимыми на русский, соответственно, как
«политика», но в последствии определяемые как «политическая систе-
ма», «политическая сфера, процесс», «политический курс»). Это необ-
ходимо для точной интерпретации данной категории, отражающей осо-
бенности языкового опыта, и для устранения имеющихся недоразуме-
ний. На том же настаивает и И.Л. Бачило, аргументируя пользу граж-
данского и политического понимания нации для России, тем что такой
взгляд – «важное условие ее выхода из изоляции, в которой она находи-
лась в коммунистический период, и оптимальной интеграции в мировое
сообщество»1.
По сути, сегодня идет речь о восстановлении исторической и науч-
ной справедливости по отношению к слову «нация», понимании его в
первоначальном конституционно-гражданском смысле, без идеологиче-
ских и примитивистских наслоений. Более того, на наш взгляд, вопрос
смыслового отделения нации от сугубо этнических трактовок для со-
временных правоведов в перспективе должно стать таким же принципи-
альным, этапным шагом, как и разграничение права и закона, – теорети-
ческой предпосылкой правового государства и одной из основопола-
гающих идей либертарного правопонимания.
На основании вышеизложенного предлагаем
Дефиниция
под национальным государством понимать
понятия
«национальное сформировавшуюся в индустриальную эпоху
государство». политическую организацию общества, леги-

1
Салмин А.М. Россия в ожидании политического воплощения: нация, государство,
федерация // Вестник Московской школы политических исследований, 1995. № 1. С. 103.

33
Национальное государство в условиях глобализации
тимность которой обеспечивается представлением и защитой инте-
ресов, включенных в нее индивидов на основе идей и ценностей социо-
культурной, духовной, исторической, языковой, территориальной спло-
ченности и единого уровня экономического развития.




34
Алексей Блинов

§ 1.2. Феномен глобализации и процессы гло-
бальных
политических изменений: основные концепции
и
методологические подходы




О
дной из главных мировых тенденций новейшего времени стал
процесс глобализации – исторический клин, рассекший привыч-
ную темпоральность политического, экономического, культур-
ного и информационного пространства. Процессы глобализации уста-
навливают рубеж между уходящей и надвигающейся эпохами, застав-
ляют все человечество по-новому воспринимать то, что до этого выгля-
дело довольно фрагментарным и недосягаемым. Глобализация – неотъ-
емлемая часть современного научного и общественно-политического
дискурса.
Что же представляет собой глобализация и какое место определено
ей в научном тезаурусе? Поддается ли строгому определению данное
понятие? Насколько глубоко и объективно можно исследовать глобали-
зацию? Стала ли она естественным результатом развития человеческого
общества или это искусственное явление, создаваемое для монополиза-
ции процесса управления международными делами, выстраивания мо-
ноцентричной картины современного мира?
Дать определение данной категории не про-
Определение сто. Процесс глобализации носит всеобъем-
понятия лющий характер. А сама глобализация стала
«глобализация». предметом изучения почти всех обществен-
ных научных дисциплин, получила статус
междисциплинарного явления. «К сожалению, юристы не проявили ин-
тереса к изучению влияния глобализации на государство и право. Это
не может не вызывать озабоченности, поскольку такое влияние возрас-
тает, сказывается на характере и функциях государства и права, как
внутреннего, так и международного, не говоря уже об их взаимодейст-
вии»1, – заявляет основоположник отечественной правовой глобалисти-
ки И.И. Лукашук.
Глобализации – не плод интеллектуального воображения, а реаль-
1
Лукашук И.И. Взаимодействие международного и внутригосударственного права в
условиях глобализации // Журнал российского права, 2002. № 3. С. 118.

35
Национальное государство в условиях глобализации
ный, необратимый, неравномерный процесс с такими же реальными, но
неопределенными последствиями. К тому же глобализация – внешне
довольно эффектный, неоднозначный процесс, способный в полной ме-
ре увлечь исследователя. Велико искушение встать на позицию «за» или
«против», обусловленное в большей степени тем плотным идеологиче-
ским фоном, «информационным шумом» и эмоциональным накалом,
которые сопровождают данную проблематику, нежели ее тонким пони-
манием. Постараемся непредвзято взглянуть на предмет и выделить как
сильные (позитивные), так и слабые (негативные) стороны глобализа-
ции.
Глобальный (от франц. global – всеобщий, лат. globus – шар): а) от-
носящийся к территории всего земного шара, охватывающий весь зем-
ной шар; всемирный; б) всесторонний, полный; всеобщий, универсаль-
ный1. Сложно определить, кто первым использовал понятие «глобали-
зация». Это признают и сами ученые, получившие общее признание в
рассматриваемой сфере и начавшие в той или иной форме изучать дан-
ные процессы с конца 60-х годов ХХ в. Например, Дж. Маклин в 1981 г.
«призвал понять и дать объяснение историческому процессу усиления
глобализации социальных отношений»2; Т. Левитт в 1983 г. обозначил
этим словом феномен слияния рынков отдельных продуктов, произво-
димых крупными транснациональными корпорациями (ТНК)3, Р. Ро-
бертсон, с которым как раз и связывают появлении самого термина4, в
1983 г. использовал понятие «globality», дав в 1985 г. определение са-
мой глобализации.
Впоследствии широкое значение новому термину придали в Гар-
вардской школе бизнеса, а главным его выразителем стал консультант
этой школы К. Омэ. Полагая, что мировая экономика отныне определя-
ется взаимозависимостью трех центров (ЕС, США и Японии), он утвер-
ждал, что экономический национализм отдельных государств стал бес-
смысленным, в роли же сильных «акторов» на экономической сцене
выступают «глобальные фирмы»5. Сегодня крупнейшими исследовате-
лями глобализации на Западе являются И. Валлерстайн, Р. Робертсон, Г.
Томсон, М. Уотерс, П. Херст, Я. Шольте.
1
Современный словарь иностранных слов: Ок. 20000 слов. – 2-е изд., стер. М.: Рус.
яз., 1999. С. 164.
2
Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация: Научное издание. М.: Academia – Наука,
1999. С. 583.
3
Глобализация: благо или угроза? // Экономическое обозрение (Узбекистан). 1998. №
3. С. 83–97.
4
Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L.: Sage, 1992.
5
Ohmae K . The End of the Nation State: The Rise of Regional Economies. N. Y.: The Free
Press, 1995.

36
Алексей Блинов
В самом общем смысле под глобализацией можно понимать процесс
усилившейся «глобальной взаимозависимости государств, экономик,
культур»1, характеризующийся «сжатием мира и интенсификацией
осознания людьми мира как единого целого», где земной шар становит-
ся «всемирной деревней»2, сопровождаемый убыстрением темпов про-
текания процессов во всех сферах общественной жизни. Существует
большое множество концептуальных определений понятия «глобализа-
ция», описать которые не только не представляется возможным, но и
видится контрпродуктивным. Приведем лишь основные из них, рас-
смотрение которых, на наш взгляд, необходимо для достижения целей
настоящего исследования.
Р. Роберсон распространение идеи национального государства как
формы институализированного сообщества считает центральным мо-
ментом, своего рода «контрольной точкой» в ускорении глобализации,
начавшемся около ста лет назад. Именно гомогенизированность как
особый признак национального государства (культурная однородность,
управляемость населения) берется во внимание и Б. Андерсеном, кото-
рый видит в нем предпосылку «строительства специфической формы
жизни»3.
По М. Элброу, глобализация включает в себя «все те процессы, по-
средством которых народы земного шара объединяются в одно всемир-
ное или глобальное общество»4. В определении В.В. Михеева глобали-
зация является «развитием экономической и политической взаимозави-
симости стран и регионов мира до такого уровня, на котором становится
возможной и необходимой постановка вопроса о создании единого ми-
рового правового поля и мировых органов экономического и политиче-
ского управления»5. М.В. Ильин под глобализацией понимает особую
фазу (стадию) мирового развития, когда качественные характеристики
современности (модерна) могут проявляться. А быть современным в его
понимании – это значит обладать способностью контролировать разви-
тие, регулировать мировые дела6.
По М. Арчер, глобализация – это процесс, который приводит к охва-

1
Featherstoune M. Global Culture: An Introduction. In: Global Culture. Nationalism,
Globalization and Modernity. L.: Sage, 1990. P. 6.
2
Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. L.: Sage, 1992. P. 8.
3
Ibid. P. 58.
4
Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из-
менения. Международные сравнения. М.: «Совпадение», 1998. С. 340.
5
Михеев В.В. Логика глобализации и интересы России // Pro et Contra. Том 4. № 4.
Осень 1999. С. 49.
6
Ильин М.В. Россия и вызовы XXI века // Доклад на пленарном заседании II Всерос-
сийского конгресса политологов.

37
Национальное государство в условиях глобализации
тывающему весь мир связыванию структур, культур и институтов1.
Глобализацию представляют и как процесс, и как новую идеологию, и
как этап развития человеческой цивилизации, и как неизбежную стадию
исторической динамики. Все эти определения имеют право на сущест-
вование. С их помощью можно объяснять те или иные процессы в зави-
симости от задач и методологических установок исследователя. Кроме
того, необходимо отметить, что различные процессы, характеризующие
общее явление – глобализацию, – становятся предметом изучения гло-
балистики. Постараемся охарактеризовать глобализацию с позиции от-
дельных гуманитарных наук и выявить главные, «отраслевые» ее при-
знаки в свете той или иной области знаний.
Так, глобализация в экономической сфере
Экономическое
измерение означает новый тип международных эконо-
глобализации. мических отношений. Он выражается в «ста-
новлении единого глобального рынка това-
ров, капитала и коммерческих услуг, но также и производственных про-
цессов, возникновении транснациональных корпораций (ТНК), вла-
деющих собственностью и управляющих производством в разных час-
тях света»2. ТНК обладают большим влиянием не только на политику
отдельных регионов и отраслей промышленности, но даже отдельных
государств.
Представители международной политэкономии Р. Гилпен и С.
Стренч уделяют большое внимание механизмам и следствиям развития
глобальной рыночной экономики; вопросам взаимозависимости эконо-
мических и политических изменений; политическим путям вступления
государств в процессы глобализации. Их позиция заключается в утвер-
ждении, что в условиях глобализации различение внутренних и внеш-
них границ теряет смысл. А все входящие в состав государства полити-
ческие силы могут стать международными акторами3. Глобализация в
экономке проявляется также:
1. в транснационализации хозяйственной жизни, деятельности хо-
зяйствующих субъектов (создании транснациональных олигархических
элит);
2. в резком отрыве экономически сильных, развитых стран (их эко-
номика отличается высокой степенью самодостаточности, фактической

1
Archer M.S. Sociology for One World: Unity and Diversity // International Sociology.
1991. Vol. 6. № 2. P. 133.
2
Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из-
менения. Международные сравнения. М.: Совпадение, 1998. С. 341.
3
Цыганков П.А. Международная политэкономия и неомарксизм // Лекция по курсу
«Теории международных отношений» в МВШСЭН, 27 марта 2000.

38
Алексей Блинов
независимостью от остального мира) от развивающихся (не самостоя-
тельных, зависимых от постоянных инвестиций);
3. в стандартизации производства и потребления;
4. в господстве экономической организации общества, основанной
на функционировании свободного рынка;
5. в постиндустриальном характере уровня общественного развития,
демонстрирующего качества информационной эпохи.
Политическое измерение глобализации, по
Политическое
измерение словам некоторых ученых, намного сложнее
глобализации. и проблематичней, чем экономическое или
культурное1. Явными чертами политической
глобализации в современном мире являются распространение демокра-
тии и утверждение прав человека как универсальной системы идеологи-
ческих ориентиров XXI века. Политическая глобализация имеет сле-
дующие аспекты:
1. наличие общепризнанных «правил игры»; формирование нового
мирового порядка и основных центров принятия политических реше-
ний, обязательных для всего мира;
2. развитие новой концепции международной безопасности, обо-
ронной политики и определение их критериев (на смену доктрине сдер-
живания приходят доктрины упреждения, превентивных ударов и асин-
хронного возмездия);
3. «экономизация политики»;
4. стирание граней между внутренней и внешней политикой, зачас-
тую подчинение первой второй;
5. уточнение и формулирование нового содержания понятий нацио-
нального интереса, национального и государственного суверенитета как
категорий политического реализма – доминирующей теории междуна-
родных отношений;
6. возрастание значения вопросов управляемости мира и регулиро-
вания международных процессов;
7. массовое политическое участие и прямое правление населения;
8. прагматическое (рациональное) отношение к государству;
9. изменение природы государственного суверенитета – основы ме-
ждународно-правовой системы.
Правовое измерение глобализации изучается
Правовое
измерение новой наукой – правовой глобалистикой.
глобализации. Глобализация в праве выражается, прежде

1
Рукавишников В.О., Халман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные из-
менения. Международные сравнения. М.: Совпадение, 1998. С. 345.

39
Национальное государство в условиях глобализации
всего, в «формировании новых юридических отношений, юридических
институтов и норм»1. Так, И.И. Лукашук считает, что глобализация (ко-
торая, по его мнению, ведет к образованию глобальной правовой систе-
мы или суперсистемы), развивающаяся в политической (и связанной с
ней правовой) сфере отличается от глобализационных процессов, кото-
рые можно наблюдать в социально-экономической области: уровень
единства в первой существенно ниже. По его мнению, «государства в
значительной мере сохраняют свою самостоятельность. Поэтому в от-
ношении государств и их правовых систем более точен термин «интер-
национализация»2. В то же время он признает, что глобализация в праве
на современном этапе не завершена, сделаны лишь первые шаги к фор-
мированию глобальной правовой системы. Это еще раз подтверждает
переходный характер современного этапа правовой глобализации.
И.И. Лукашук также обращает внимание на то, что некорректно го-
ворить как о стирании грани между международным и внутренним пра-
вом государств (ведь у каждой из этих правовых систем свои природа,
сфера действия, объект регулирования и механизм действия), так и о
прямом действии международного права (поскольку международное
право имеет прямое действие на территории государства с его санкции
и как составная часть национальной правовой системы). Наоборот, если

стр. 1
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

>>