стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

Глава 1. Основы дифференциации уголовного судопроизводства


1.1. Понятие и критерии дифференциации уголовного судопроизводства


В теории уголовного процесса большое внимание традиционно
уделялось проблеме оптимальности уголовно- процессуальной формы. В
рамках разрешения этой проблемы в юридической литературе
продолжительное время велась дискуссия о допустимости дифференциации
уголовного процесса. В ее ходе многие известные процессуалисты начисто
отвергали возможность дифференциации уголовного судопроизводства.
Возможность для развития и совершенствования уголовно-процессуальной
формы сторонники данной позиции видели лишь в дальнейшей унификации
уголовного судопроизводства.1
Другие же ученые указывали на допустимость дифференциации
уголовного процесса, возможность и даже необходимость существования
различий в уголовно- процессуальных формах, регламентирующих
производство по уголовным делам.2


1
- См., например, Строгович М. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах
ее дифференциации. // Социалистическая законность. 1974. № 9. С.50 - 53; Строгович М.С.
Уголовно - процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. // Развитие и
совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.83 - 92; Каз Ц. О
единстве и дифференциации уголовного судопроизводства.// Социалистическая законность.
1975. № 1. С. 65; Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве. // Сибирские
юридические записки. Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С. 143 - 159; Элькинд П.С. Цели и
средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Ленинград. Изд-во
ЛГУ. 1976. С. 68 -85.
2
- См., например, Арсеньев В.Д., Метлин И.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей
дифференциации порядка производства по уголовным делам. // Правоведение. 1986. № 1.
С.78 - 83; Арсеньев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его
дифференциации. // Вопросы борьбы с преступностью. Труды Иркутского государственного
университета. Т. 85. Серия юридическая. Выпуск 10. Ч. 4. Иркутск. 1970. С.63 - 71; Гуляев
А. Единый порядок предполагает дифференциацию.// Социалистическая законность. 1975. №
3. С.64 - 65; Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства. //
Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С. 141 -
147; Рахунов Р.Д. Проблемы единства и дифференциации уголовно- процессуальной формы.
// Вопросы борьбы с преступностью. Вып.29. М. 1978. С. 83 - 91; Пашкевич П.Ф.
Эффективность уголовного судопроизводства. В кн: XXV съезд КПСС и дальнейшее
укрепление социалистической законности. М. 1977. С. 97 – 104; Пашкевич П.Ф.
Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М.: Юрид. лит. 1984.
С. 8 – 48; Якуб М.Л. О совершенствовании уголовно- процессуального законодательства. //
Вестник МГУ. 1964. Серия X. Право. С. 11- 19, и др.
При этом в юридической литературе не определялось понятие
«дифференциация». Она воспринималась (и воспринимается поныне) как нечто
общеизвестное, не нуждающееся в формализации. Однако на самом деле
значительная часть споров вокруг проблемы дифференциации уголовного
судопроизводства связана с тем, что различные ученые неоднозначно трактуют
это понятие.
Так, одни из них отождествляют дифференциацию уголовного
судопроизводства исключительно с упрощением уголовного процесса,
гарантий.3
ликвидацией части процессуальных Другие понимают
дифференциацию как такую тенденцию развития уголовного процесса, которая
приводит (или может привести) к сосуществованию внутри уголовного
процесса различных производств:4 обычного производства, а также
упрощенных производств и производств с более сложными процессуальными
формами.5


3
- См., например, Строгович М. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах
ее дифференциации. // Социалистическая законность. 1974. № 9. С.50 - 53; Строгович М.С.
Уголовно - процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. // Развитие и
совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.83 - 92; Каз Ц. О
единстве и дифференциации уголовного судопроизводства.// Социалистическая законность.
1975. № 1. С. 65; Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве. // Сибирские
юридические записки. Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С. 143 - 159; Элькинд П.С. Цели и
средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Ленинград. Изд-во
ЛГУ. 1976. С. 68 -85; Алексеев И.С., Лукашевич В.З. Претворение ленинских идей в
советском уголовном судопроизводстве (стадия судебного разбирательства). Л. Изд-во ЛГУ.
1979. Практически также понимает дифференциацию и П.Ф. Пашкевич. См., например,
Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М.:
Юрид. лит. 1984. С. 8 - 48, 65; Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных
стадиях советского уголовного судопроизводства. // Проблемы совершенствования
советского законодательства // Труды ВНИИСЗ. М. 1974. С.160 - 173.
4
- Под термином "производство" в настоящей работе понимается как деятельность,
урегулированная нормами уголовно- процессуального права, так и (в данном контексте)
институт уголовно- процессуального права, разновидность порядка судопроизводства. См.
об этом подробнее: Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном
процессе России. Томск. Изд-во ТГУ. 1994.
5
- См., например, Арсеньев В.Д., Метлин И.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей
дифференциации порядка производства по уголовным делам. // Правоведение. 1986. № 1.
С.78 - 83; Арсеньев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его
дифференциации. // Вопросы борьбы с преступностью. Труды Иркутского государственного
университета. Т.85. Серия юридическая. Выпуск 10. Ч. 4. Иркутск. 1970. С.63 - 71; Гуляев А.
Единый порядок предполагает дифференциацию.// Социалистическая законность. 1975. № 3.
С.64 - 65; Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства. // Развитие
и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С. 141 - 147;
Рахунов Р.Д. Проблемы единства и дифференциации уголовно- процессуальной формы. //
Вопросы борьбы с преступностью. Вып.29. М. 1978. С. 83 - 91; Якуб М.Л. О
Многие ученые- процессуалисты, указывая на наличие
дифференциации в российском уголовном процессе, приводят в качестве
доказательств ее существования такие различия в производстве по тем или
иным делам, как возможность осуществления предварительного расследования
либо в форме следствия, либо в форме дознания, наличие родовой и
предметной подсудности, подследственности, обязательное участие защитника,
переводчика, законного представителя, прокурора, предусмотренное законом в
некоторых случаях (в зависимости от свойств личности участников процесса) и
др.6
Другие же утверждают, что далеко не всякая особенность в
производстве по определенным категориям уголовных дел свидетельствует о
проявлении дифференциации уголовного судопроизводства.7 В противном
случае следовало бы признать, что в действующем уголовном процессе
существует значительное число производств, разнящихся зачастую лишь
мелкими деталями. О дифференциации же следует вести речь только тогда,
когда в системе судопроизводства имеются производства, существенно
различающиеся между собой по степени сложности процессуальных форм.8
Наконец, по- разному понимается, в чем могут заключаться внешние
проявления дифференциации уголовного процесса. Например, по мнению В.П.
Нажимова, дифференциация уголовного процесса может выражаться в
уменьшении или увеличении количества стадий по различным категориям дел,
в зависимости от степени сложности, ответственности, объема деятельности по


совершенствовании уголовно- процессуального законодательства. // Вестник МГУ. 1964.
Серия X. Право. С. 11- 19, и др.
6
- См.: Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессуальной формы по делам о
малозначительных преступлениях. // Советское государство и право. 1975. № 12. С. 60 - 68;
Арсеньев В.Д., Метлин Н.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей дифференциации порядка
производства по уголовным делам. // Правоведение. 1986. № 1. С. 78 - 83; Даев В.Г.
Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом. // Развитие и
совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж. 1979. С. 45 - 52; Якуб
М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: Юрид. лит.
1981. С. 71 - 74.
7
- Здесь и далее термины "уголовный процесс" и "уголовное судопроизводство" будут
пониматься как равнозначные. О тождественности понятий уголовного процесса и
уголовного судопроизводства см., например, Строгович М.С. Курс Советского уголовного
процесса. М. Изд-во "Наука". Т.1. 1968. С.37.
8
- Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий и система
производств. Основные и дополнительные производства. Томск. Изд-во ТГУ. 1991;
Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. Томск. Изд-во
ТГУ. 1999.
делу.9 Совершенно иную позицию занимает, М.К. Свиридов, который
указывает, что в зависимости от сложности и важности дела различным
может быть инструментарий (наполнение стадии), а не количество этапов
деятельности. И хотя в одном случае - по делам частного обвинения -
количество стадий действительно становится меньше, за счет отсутствия по
этим делам (по общему правилу) досудебного производства, однако
количество стадий по остальным уголовным делам (а их абсолютное
большинство) должно быть неизменным, так как неизменными остаются как
конечные, так и промежуточные задачи, которые должны быть разрешены по
каждому уголовному делу.10
Таким образом, становится очевидным, что, несмотря на кажущуюся
простоту понятия «дифференциация уголовного процесса», различными
учеными в это понятие вкладывается самое разное содержание. Попробуем
предложить собственное определение дифференциации уголовного процесса.
Во- первых, отождествление дифференциации лишь с упрощением
уголовного процесса представляется нам совершенно необоснованным. В
общеупотребительном значении термин «дифференциация» означает
«разделение, расчленение целого на различные части, формы и ступени».11
Таким образом, дифференциация уголовного процесса есть не что иное, как
наличие в его составе различных производств, отличающихся друг от друга по
каким-то критериям. Каких - либо логических оснований для отождествления
дифференциации только с упрощением уголовного судопроизводства нет.
Напротив, представляется несомненным то, что дифференциация может (и
должна) выражаться в существовании наряду с обычным производством как
упрощенных производств, так и производств с более сложными
процессуальными формами. Более того, дифференциация уголовного
судопроизводства, как видится авторам настоящей работы, не сводится только
к упрощению или усложнению уголовно- процессуальных форм, а представляет
9
- См.: Нажимов В.П. Использование учения об уголовно-процессуальных функциях для
совершенствования расследования и рассмотрения уголовных дел. // Связь юридической
науки с практикой. М. 1986. С.284. Практически такой же позиции придерживаются И.С.
Алексеев и В.З. Лукашевич, отождествляя упрощение уголовного судопроизводства с
устранением досудебных стадий процесса. См.: Алексеев И.С., Лукашевич В.З. Претворение
ленинских идей в советском уголовном судопроизводстве (стадия судебного
разбирательства). Л. Изд-во ЛГУ. 1979.
10
- См.: Свиридов М.К. О сущности и основаниях дифференциации уголовного процесса. //
Актуальные вопросы государства и права в период совершенствования
социалистического общества. Томск. Изд-во ТГУ. 1987. С.241 - 242.
11
- Современный словарь иностранных слов. Москва: «Русский язык». 1992. С.209.
собой нечто большее.12 Она подразумевает такое построение уголовного
процесса, при котором в его рамках существует целый ряд отличающихся
производств, приспособленных для различных потребностей, для различных
категорий дел.
Второй вопрос - это вопрос о том, в чем должна выражаться
дифференциация. Кажется верной та точка зрения, в соответствии с которой
под дифференциацией следует понимать возможность выделения внутри
уголовного процесса относительно самостоятельных производств, и далеко не
всякая особенность в производстве по тем или иным уголовным делам
свидетельствует о наличии дифференциации уголовного процесса. Но
насколько существенными должны быть отличия в построении различных
производств внутри уголовного процесса для того, чтобы считать их именно
отдельными, самостоятельными производствами, а не мелкими отличиями,
существующими в рамках одного производства. Что вкладывается в понятие
самостоятельного производства, какие черты его характеризуют?
При определении признаков самостоятельного производства следует
отталкиваться от сущности дифференциации, как такого построения
уголовного судопроизводства, при котором для различных категорий дел,
исходя из их существенных особенностей, приспосабливаясь к ним,
существуют, выделяются различные виды производств.
Первый признак самостоятельного уголовно- процессуального
производства - это наличие определенной материально- правовой базы,
существование определенного круга дел, обладающих некоторыми
существенными особенностями, объективно требующими отличий в порядке
производства по этим делам. Так, существование уголовных дел о
преступлениях, в качестве меры наказания за которые закон предусматривает
назначение в виде наказания смертной казни, объективно требует, ввиду особой
опасности ошибки по таким делам, существования особых форм
судопроизводства, позволяющих обеспечить наиболее взвешенный,
объективный, беспристрастный подход к их разрешению. В то же время, ряд
уголовных дел характеризуется значительным преобладанием частного
интереса над публично- правовым. Характерные особенности таких дел
требуют, чтобы процедура судопроизводства по ним отличалась от обычной в
сторону более глубокого проявления черт диспозитивности, предоставления


12
- Подробнее об этом см. ниже.
потерпевшему возможности более существенно влиять на ход и результаты
процесса.
Отметим также, что уголовно- процессуальное законодательство
регулирует не только порядок деятельности государственных органов и
должностных лиц по установлению «права карательных органов на наказание
привлеченного к ответственности лица и о размере этого права»13. Кроме этой,
чрезвычайно важной, но отнюдь не единственной, сферы, уголовно-
процессуальный закон регламентирует также деятельность по разрешению
вопросов, возникающих в процессе исполнения наказания, а также включает
производство по некоторым вопросам, вообще лежащим вне сферы
регулирования уголовного права (применение принудительных мер
медицинского характера, наложение денежных взысканий и штрафов, судебная
проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания
под стражей). Особенности вопросов, подлежащих разрешению при
осуществлении каждого из этих видов деятельности, диктуют и наличие
значительных различий в порядке ее осуществления. Исходя из этого, ряд
авторов указывает на существование в системе уголовного процесса видов
производств, выделенных в зависимости от их направленности (то есть
основных, дополнительных и особых производств).14
13
- Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. М. 1956. С.260.
14
- Об этом см.: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система
стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. Томск. Изд-во
ТГУ. 1991; Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе
России. Томск. Изд-во ТГУ. 1994; Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных
судебных производств. Томск. Изд-во ТГУ. 1999. Из аналогичной или сходной позиции
исходят и ряд других авторов. См., например, Добровольская Т.Н. Деятельность суда,
связанная с исполнением приговора. М. 1979. С.17 - 19; Пышнев Д.И. Судебное
разбирательство по делам об условном освобождении из мест лишения свободы с
обязательным привлечением осужденного к труду. Автореферат диссертации на соискание
ученой степени кандидата юридических наук. Харьков. 1981. С.3 - 4; Ларин А.М. Уголовный
процесс: структура права и структура законодательства. М. "Наука". 1985. С. 62 - 66;
Мартыняхин Л.Ф. Проблемы повышения эффективности судебной деятельности по делам об
условно- досрочном освобождении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Томск. 1991; Солодилов А.В. Судебный контроль за
проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования,
ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе
России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических
наук. Томск. 1999 и др.
В то же время данная точка зрения не является общепринятой. Более того, один из
авторов настоящей работы ранее критиковал ее. См.: Ленский А.В. Досудебное
(предварительное) производство в современном уголовном процессе России и его
эффективность. Томск. изд-во ТГУ. 1998. С. 8 – 13. Однако в последующем А.В. Ленский
изменил свою позицию.
Второй признак самостоятельного уголовно- процессуального
производства, это - его комплексность, то есть наличие определенных
особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех (или хотя
бы на нескольких) стадиях уголовного процесса. «Разовые» особенности,
характерные лишь для одной стадии уголовного процесса, сколь бы
существенными они ни были, не могут рассматриваться в качестве признаков
самостоятельного производства, проявлений дифференциации процесса.
Так, в соответствии со ст. 271 ныне действующего УПК РСФСР, если
деяние, предусмотренное гл.23 УК РФ, причинило вред интересам
исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся
государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда
интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или
государства, привлечение к уголовной ответственности осуществляется по
заявлению руководителя этой организации или с его согласия. И неважно,
будем ли мы считать, что привлечение к уголовной ответственности
осуществляется в момент возбуждения уголовного дела, или же в момент
привлечения в качестве обвиняемого, или в какой то иной момент уголовного
судопроизводства. Независимо от этого, особенность, предусмотренная ст. 271
УПК РСФСР, реализуется однократно, на одном этапе уголовного
судопроизводства, и не затрагивает дальнейшего хода производства по делу, а
потому не свидетельствует еще о существовании самостоятельного уголовно-
процессуального производства по делам о преступлениях, предусмотренных
гл.23 УК РФ.
Таким образом, о дифференциации уголовного процесса
свидетельствует лишь возможность выделения внутри системы
судопроизводства таких производств, которые представляют собой ее
составные части, характеризуясь при этом комплексностью, внутренней
целостностью, определенным внутренним единством.
И, наконец, третьим признаком самостоятельного уголовно-
процессуального производства является наличие существенных отличий в
порядке деятельности по определенной категории дел, по сравнению с
обычным порядком судопроизводства. Но какие же различия в порядке
уголовного судопроизводства могут считаться существенными? Может быть
действительно, о дифференциации уголовного процесса возможно вести речь
лишь тогда, когда в его составе имеются производства, различающиеся
количеством стадий?15
Представляется, что более верной является иная точка зрения. В самом
деле, если под стадией уголовного процесса понимается определенная часть,
ступень судопроизводства, характеризующаяся специфичными условиями,
субъектами и формами уголовно-процессуальной деятельности, а
соответственно и специфическими уголовно-процессуальными отношениями,
своеобразным выражением принципов уголовного судопроизводства; имеющая
свои непосредственные конкретные задачи и завершающаяся вынесением
итогового правоприменительного акта,16 то совершенно неясно каким же
образом при производстве какого-либо дела можно обойтись без одной или
нескольких таких ступеней, или же каким образом могут появиться новые
этапы судопроизводства со всеми признаками, характерными для стадий
уголовного процесса.
Впрочем, если исходить из традиционных наименований стадий
уголовного процесса, то точка зрения В.П. Нажимова представляется вполне
логичной. Действительно, если считать, что одной из стадий уголовного
судопроизводства является предварительное расследование, то следует
сделать вывод о том, что при производстве по делам частного обвинения, а
также по делам, досудебная подготовка по которым производится в
протокольной форме, такая стадия отсутствует. Другой возможный вывод
состоит в том, что обычное наименование данной стадии не вполне
соответствует ее содержанию. На несоответствие названия ряда стадий
уголовного процесса их содержанию неоднократно обращалось внимание в
юридической литературе.17
Нам, однако представляется несомненным то, что стадия уголовного
процесса представляет собой закономерный, необходимый этап производства
по делу и характеризуется определенными, свойственными только ей задачами.

15
- См.: Нажимов В.П. Указ. Соч. С. 284.
16
- О понятии стадии см., например, Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса.
М. Изд-во "Наука". Т.1. 1968. С. 66; Якимович Ю.К. Структура советского уголовного
процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства.
Томск. Изд-во ТГУ. 1991. С. 24.
17
- См., например, Михайленко А.Р. О сущности и значении стадий советского уголовного
процесса. // Вопросы уголовного процесса. Саратов. 1977. Вып. 1. С.119; Бородин С.В.
Разрешение вопроса о возбуждении уголовного дела. М. 1970. С.6 - 7; Якимович Ю.К.
Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств.
Основные и дополнительные производства. Томск. изд-во ТГУ. 1991. С.24.
При таком понимании стадий уголовного процесса, одни и те же стадии будут
характерны для любых производств в уголовном процессе, хотя в зависимости
от особенностей материально- правовых отношений, лежащих в основе того
или иного производства, могут отличаться формы их внешнего выражения.
Подтверждается данное положение и на практике. Так, по делам, по
которым применяются производства с более сложными процессуальными
формами, к числу которых относятся производство по делам
несовершеннолетних и производство в суде присяжных, количество стадий и
их последовательность такие же как обычно, варьируется лишь их конкретное
наполнение. В случае же применения такой упрощенной формы, какой
является протокольная форма досудебной подготовки материалов, дело обстоит
несколько сложнее. Здесь также наличествуют все обычные стадии уголовного
процесса, однако в несколько видоизмененной форме. Вместо стадии
возбуждения уголовного дела в таком производстве имеется стадия
возбуждения производства по делу. Данная стадия не урегулирована уголовно-
процессуальным законом, однако ее сущность от этого не меняется. На этой
стадии проверяется, есть ли повод и основания для возбуждения производства,
а затем начальником органа дознания принимается соответствующее решение
(дается указание о проведении досудебной подготовки в протокольной форме).
С этого момента у работника органа дознания, которому поручено
производство такой досудебной подготовки, возникают процессуальные
полномочия, позволяющие производить сбор необходимых материалов. С этого
момента начинает и течь срок, отведенный на досудебную подготовку в
протокольной форме.18 Следующей стадией уголовного процесса в данном
случае является досудебное (предварительное) производство или, иначе говоря,
подготовка необходимых материалов для рассмотрения дела в суде,
заключающаяся в установлении органом дознания обстоятельств совершения
преступления, а также личности правонарушителя и характеризующих ее
данных, а также в составлении итогового документа (протокола об
обстоятельствах правонарушения). Собственно же возбуждение уголовного
дела принимает в данном производстве характер некоей формальности.



18
- Следует отметить также, что существуют и точки зрения, в соответствии с которыми
отсчет времени в производстве с протокольной формой досудебной подготовки материалов
следует начинать с момента поступления органу дознания соответствующей информации
или с момента ее регистрации. Подробнее об этом – в главе 2 настоящей работы.
Таким образом, в производстве с протокольной формой досудебной
подготовки материалов для деятельности органов дознания и суда характерны
те же самые этапы, что и при производстве в обычном порядке, и решаются при
этом те же самые задачи, характерные для тех же самых стадий процесса.
Для дел частного обвинения, как уже было указано, действительно
характерно то, что по ним может не производиться досудебное производство
ни в виде предварительного расследования, ни в форме досудебной подготовки
материалов в протокольной форме. Однако хочется отметить, что, во -
первых, эта их черта вызывает немалые нарекания со стороны судей. По
данным, приведенным в работе О.И. Андреевой, более 90% опрошенных судей
негативно относятся к такой особенности производства по делам частного
обвинения19. Во-вторых, даже если по делу не производится ни дознания, ни
следствия, ни подготовки материалов в протокольной форме, это не означает,
что сторонами не проводится определенная работа по собиранию
доказательств. Такая деятельность не урегулирована уголовно-
процессуальными нормами, при ее осуществлении невозможно применение ни
одного средства из того внушительного арсенала, что предусматривает
законодатель для производства досудебной подготовки, осуществляемой
органами следствия и дознания. Но, тем не менее, нельзя заявить, что никакой
досудебной подготовки по этим делам нет.20 То же самое можно сказать и о
дополнительных производствах (изменение условий содержания осужденных,
изменение и замена наказания, досрочное освобождение от отбывания
наказания). В них судебной деятельности также предшествует досудебное
производство, не являющееся ни дознанием, ни следствием в традиционном
понимании этих терминов. Это досудебное производство не урегулировано
нормами УПК, и тем не менее оно существует.
Итак, для любого уголовно- процессуального производства характерны,
как правило, одни и те же стадии. Однако, в то же время все вышесказанное не
означает, что никаких различий в количестве стадий для различных видов
уголовно-процессуальных производств не существует или не должно
существовать.


19
- См.: Андреева О.И. Пределы проявления диспозитивности в уголовном
судопроизводстве. Томск. Изд-во ТГУ. 2000. С. 44 - 45.
20 - Подробнее см.: Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по делам частного
обвинения в уголовном процессе России. М.: «Юристъ». 1998, а также главу 2 настоящей
работы.
В соответствии с Федеральным законом РФ от 07.08.2000 г. № 119 - ФЗ,
в УПК РСФСР внесены изменения, регламентирующие порядок производства
по уголовным делам, отнесенным к компетенции мировых судей. В результате
для данной категории дел появилась новая стадия уголовного процесса (в
дополнение к обычным) - производство в апелляционной инстанции, которое
будет теперь существовать для рассматриваемых дел наряду с производством в
кассационной инстанции и пересмотром дел в порядке надзора.
Если законодателем будет расширена возможность заочного разрешения
уголовных дел, то для дел, рассмотрение которых было произведено в заочном
порядке, также фактически может добавиться новая, дополнительная, стадия
процесса (назовем ее «повторное рассмотрение дела по первой инстанции»).
Таким образом, различия в количестве стадий для отдельных видов
уголовно- процессуальных производств возможны, но при этом количество
стадий отнюдь не определяется степенью сложности уголовно- процессуальной
формы, и упрощенное производство может, напротив, содержать
дополнительные стадии, отсутствующие в производствах с более сложной
процессуальной формой.
Итак, дифференциация уголовного процесса не связана исключительно с
различием в количестве стадий в том или ином производстве. Тогда какие же
особенности уголовно- процессуальных производств могут свидетельствовать о
ее наличии?
С одной стороны, как уже было отмечено, в систему уголовного
процесса входят производства с различными задачами, и даже основанные на
отношениях различной материально- правовой природы. Существование
настолько различных производств безусловно является проявлением
дифференциации уголовного процесса.
С другой стороны, и в рамках производств, направленных на
достижение одних и тех же целей, могут существовать очень серьезные
различия. Эти различия могут заключаться в изменении конкретных форм
деятельности правоохранительных органов, изменении правоотношений,
исчезновении одних и появлении других процессуальных гарантий.
Затруднительно, однако, предложить формализованные критерии такого
признака самостоятельного уголовно- процессуального производства, как
«существенные различия» в порядке деятельности в пределах одного вида
производств. Этот признак, как представляется, носит оценочный характер. О
выделении самостоятельного уголовно- процессуального производства можно
говорить лишь в тех случаях, когда изменения в порядке, формах деятельности
в уголовном судопроизводстве в их совокупности дают новый качественный
уровень. Проиллюстрируем приведенное утверждение на примере.
Ст. 16 Закона «О статусе судей в РФ» предусматривает определенные
особенности уголовного судопроизводства в отношении судей. Эти
особенности касаются порядка возбуждения уголовного дела в отношении
судьи, порядка привлечения судьи к уголовной ответственности и заключения
его под стражу, а также определения подсудности уголовного дела в
отношении судьи. Можно ли считать самостоятельным уголовно-
процессуальным производством производство по делам о преступлениях,
совершенных судьями? С одной стороны, мы имеем определенную
материально- правовую базу для выделения самостоятельного производства
(определяемую указанием на характеристики субъекта уголовного
преследования), а также тот факт, что изменения в порядке деятельности по
этой категории дел распространяются на несколько стадий уголовного
процесса. С другой стороны, все эти особенности производства по данной
категории дел не затрагивают сущностных характеристик уголовно-
процессуальной деятельности, и не приводят поэтому к появлению нового
уголовно- процессуального производства.
Для сравнения, в уголовно- процессуальном законе содержится
(количественно) не слишком много отличий производства по делам частного
обвинения. Однако отличия эти столь существенны, столь связаны с
особенностями самих этих дел, что это неизбежно влечет за собой изменения в
самих формах деятельности суда, прокурора, органов предварительного
расследования, других участников процесса по этим делам. Вот это изменение
форм деятельности при осуществлении уголовного судопроизводства
(возможно и не оговоренное в законе, но вытекающее из сущностных
характеристик определенной категории дел, следующее из особенностей этих
дел) и является тем важнейшим признаком, тем пробным камнем, который и
позволяет выделять самостоятельные уголовно- процессуальные производства.
А существование таких производств в рамках уголовного процесса и означает
наличие его дифференциации.
Таким образом, под дифференциацией уголовного процесса авторы
настоящей работы предлагают понимать существование в системе уголовного
процесса самостоятельных производств, которые характеризуются наличием
определенной материально- правовой базы, объективно требующей отличий в
законодательном регулировании, комплексностью и наличием существенных
различий по сравнению с обычным порядком производства, приводящих в
конечном итоге к изменению форм деятельности по этим делам.
Следующий вопрос, который представляется необходимым рассмотреть
в данном параграфе – это вопрос о критериях дифференциации уголовного
судопроизводства.
Традиционно термин «критерии (или основания) дифференциации»
употребляется для указания на такие свойства уголовных дел, от которых
зависит использование для них упрощенной формы судопроизводства.21 Так,
например, многие авторы предлагают использовать в качестве одного из
критериев дифференциации уголовного судопроизводства степень
общественной опасности преступления и тяжесть меры наказания,
предусмотренной за него законом.22
Думается, однако, что термину «критерии дифференциации» лучше
придать несколько иное значение. Дело в том, что, по нашему мнению,
уголовно- процессуальные производства возможно разбить на группы не
только в зависимости от степени сложности их уголовно- процессуальной
формы, но и по другим основаниям, в зависимости от иных их особенностей.
Для их обозначения требуется собственный термин. Более всего здесь подходит
как раз термин «критерии дифференциации». Именно в таком значении этот
термин будет использоваться в настоящей работе.
Далее, под дифференциацией понимается обычно либо выделение в
системе процесса упрощенных производств,23 или производств с более
сложными процессуальными формами,24 либо, и то и другое.25 Таким образом,


21
- См., например, Маршев С.А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства. //
Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.141 -
147; Гуляев А. Единый порядок предполагает дифференциацию. // Социалистическая
законность. 1975. № 3. С.64 - 65; Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве. //
Сибирские юридические записки. Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С.149 - 152.
22 - См.: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.:
Юрид. лит. – 1981. С. 103 – 104.
23
Пашкевич П. Ф. Указ. Соч.
24
- См., например, Петровская Е. Нужно ли изменять процессуальную форму в
уголовном судопроизводстве. Отчет о заседании в институте государства и права АН СССР
// Социалистическая законность. 1974. С. 65 - 66; Петрухин И.Л. Оптимальная уголовно-
процессуальная форма. В кн.: XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление
социалистической законности. М. 1977. С. 104 -113; Божьев В. Всесторонность, полнота
и объективность исследования обстоятельств уголовного дела. // Советская юстиция. 1991.
№ 19. С. 2 - 3.
традиционно выделяется только один критерий дифференциации уголовного
процесса –степень сложности уголовно- процессуальных форм. По этому
критерию все уголовно- процессуальные производства можно поделить на
обычное производство (в рамках которого осуществляется расследование и
рассмотрение уголовных дел по общему правилу), упрощенные производства26
и производства с более сложной процессуальной формой (производство по
делам несовершеннолетних, производство по делам, рассматриваемым судом
присяжных).
Однако если мы будем пользоваться только указанным критерием, то
заметим, что не все уголовно- процессуальные производства четко
укладываются в эту жесткую схему. Так, например, положение в указанной
схеме производства по делам, рассматриваемым судом присяжных,
осложняется тем, что в соответствии со ст. 446 УПК РСФСР, в суде присяжных
допускается сокращение или почти полная ликвидация судебного следствия с
согласия всех участников процесса, в случае, если все подсудимые признали
себя полностью виновными. Такая возможность явно противоречит положению
данного производства как производства с более сложными процессуальными
формами.
С другой стороны, при изучении практики рассмотрения судом дел
частного обвинения и рассмотрения судом дел единолично, было установлено,
что хотя производство и по тем и по другим категориям дел можно отнести к
числу упрощенных производств, между ними имеются существенные различия.
Так, судебные заседания по делам частного обвинения много чаще
откладываются, зато оказываются в итоге более хорошо организованными,

25
- См., например, Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном
судопроизводстве. М.: Юрид. лит. 1981; Рахунов Р.Д. Проблемы дифференциации
уголовно-процессуальной формы по делам не представляющим большой общественной
опасности. // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. (Сборник
научных трудов). М. Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер
предупреждения преступности.1976. Ч.2. С. 3 - 51.
26
- Под упрощенными уголовно- процессуальными производствами в данной работе
понимаются производства по делам, для которых объективно требуются быстрота
осуществления уголовно процессуальной деятельности и простота уголовно-
процессуальной формы, осуществляемые в большинстве случаев быстрее и с меньшими
затратами, чем производство, осуществляемое в обычном порядке, что достигается за счет
внесения в уголовно- процессуальную форму существенных изменений,
распространяющихся на несколько стадий уголовного процесса. К числу упрощенных можно
отнести производство по делам, досудебная подготовка по которым осуществляется в
протокольной форме, производство по делам частного обвинения, производство по делам,
рассматриваемым судьей единолично, производство по делам, подсудным мировому судье.
отличаются более частым участием защитника и прокурора, лучшей явкой
свидетелей, чем дела, рассматриваемые судьей единолично.27
Таким образом, очевидно, что только сложность уголовно-
процессуальной формы не может описать всех характерных черт производства
по делу, не исчерпывает их. Думается, что можно с уверенностью заявить, что
совершенно необходимо выделять еще один критерий дифференциации
уголовно- процессуальных производств. Их возможно сгруппировать в
зависимости от степени соотношения в них государственно- властного начала и
диспозитивных начал. Собственно говоря, в такой классификации нет ничего
нового. Законодательство Российской Империи предусматривало весьма
широкий перечень деяний, преследуемых в порядке частного обвинения.28
Советская юридическая наука выделяла, фактически признавая такой критерий
дифференциации, производство по делам частного, частно- публичного и
публичного обвинения. Представляется, кстати, что столь жесткая схема
соответствовала условиям своего времени, отражая крайне небольшое
воплощение диспозитивных начал в советском уголовном процессе. Но уже в
настоящее время она не соответствует изменившемуся уголовно-
процессуальному законодательству. Целый ряд категорий уголовных дел
невозможно отнести ни к делам частного, ни к делам частно- публичного
обвинения, хотя очевидно, что по степени воплощения в них начала
диспозитивности они существенно отличаются и от дел публичного обвинения.
Например, в соответствии со ст. 9 УПК РСФСР, суд, прокурор, а также
следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе на основании
соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в
отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести,
если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему
вред. Очевидно, что такие дела нельзя отнести ни к одной из указанных
категорий в их традиционном понимании.
В юридической литературе встречаются, правда, попытки создать для
этих дел свою собственную категорию, категорию дел публично- частного
обвинения. Однако если мы пойдем по этому пути, то рискуем очень быстро
зайти в тупик. Например, в действующем законодательстве есть еще одна
категория дел, прямо не подпадающая ни под одну из указанных категорий, а

27
- Подробнее об этом см. в гл.3 настоящей работы.
28
- Подробнее см.: Таубер Л.Я. Жалоба потерпевшего при преступлениях неофициальных.
Харьков. 1909. С. 403.
именно, дела о преступлениях, предусмотренных главой 23 УК РФ. Не создать
ли тогда для них свою собственную категорию, придумав для нее свое
собственное название? Между тем не исключено и появление в законе других
категорий дел, характеризующихся различным сочетанием начал публичности
и диспозитивности при решении вопроса о том, было ли совершено
преступление, при возбуждении уголовного дела и его прекращении. Поэтому
представляется более верным не создавать для каждой группы дел,
отличающихся теми или иными особенностями в данной сфере свою
собственную категорию, а дать более широкое, чем в настоящее время,
определение категории дел частно- публичного обвинения. К числу дел частно-
публичного обвинения следует, на наш взгляд, относить не только дела,
возбуждаемые по инициативе потерпевшего, но не подлежащие прекращению
за примирением потерпевшего с обвиняемым, но и другие категории дел, не
включенные в число дел частного обвинения, но характеризующиеся наличием
большей, чем по делам публичного обвинения, возможности потерпевшего или
гражданского истца в той или иной степени распоряжаться предметом
уголовного процесса.
Возвращаясь к вопросу о сочетании публичных и диспозитивных начал
как критерии дифференциации уголовного процесса, следует отметить, что в
настоящее время в рамках действующего уголовно- процессуального закона
возможно выделить только два самостоятельных производства, отличающихся
различным сочетанием официальности и диспозитивности. Это – производство
по делам публичного обвинения и производство по делам частного обвинения.
Производство же по различным категориям дел, относящимся к числу дел
частно- публичного обвинения, обладает некими «разовыми» особенностями по
сравнению с производством по делам публичного обвинения, не
позволяющими сегодня отнести такие производства к числу самостоятельных
уголовно- процессуальных производств. Однако не исключено, что в будущем
законодателем будут внесены такие изменения в порядок производства по
каким- то делам частно- публичного обвинения, которые будут означать
появление нового самостоятельного уголовно- процессуального производства,
способного занять самостоятельное место в системе уголовного процесса.
Подчеркнем, что когда мы предлагаем в качестве нового критерия
дифференциации уголовного судопроизводства степень соотношения в
производстве государственно- властных и диспозитивных начал, то вовсе не
хотим просто еще раз обратить внимание на существование в уголовном
процессе дел частного обвинения. Данная проблема несколько шире.
Соотношение в производстве по делу частных и публичных интересов может
зависеть не только от такого материально- правового основания, каким
является отнесение определенной категории дел к числу дел частного
обвинения, то есть к делам, по которым «…одни только потерпевшие от них и
могут знать, в какой степени виновно совершившее проступок лицо»29. Роль
частного лица, возможность оказания им воздействия на предмет и движение
уголовного процесса может зависеть и от наличия или отсутствия по делу
материально- правового спора.
Примером тому может быть уже упоминавшаяся выше возможность
влиять на продолжительность судебного следствия по делам, рассматриваемым
судом присяжных, имеющаяся у подсудимых и их защитников. Эта
возможность появляется у них в случае отсутствия материально- правового
спора, то есть в случае, если все подсудимые полностью признают свою вину и
сделанные признания не оспариваются какой- либо из сторон и не вызывают
сомнения у судьи.
Отсутствие материально- правового спора может стать основанием и для
появления самостоятельных уголовно- процессуальных производств,
характеризующихся возможностью обвиняемого (подозреваемого,
подсудимого) повлиять на течение и предмет уголовного процесса. Примеры
тому достаточно широко распространены. К числу таковых возможно отнести,
например, институт устранения судебного разбирательства в случае
добровольной уплаты обвиняемым максимального размера штрафа,
следующего за совершенное им деяние. Такой институт действовал в
Российской Империи с 1889 года. В настоящее время такое производство
существует во Франции и Бельгии.30 В США существует институт «сделок о
признании вины», представляющих собой соглашение, посредством которого
защита и обвинение приходят к договоренности о разрешении дела.31 В
Германии, Италии, Австрии применяется институт судебного приказа о

29
- Судебные Уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений на коих они основаны,
изданные Государственной канцелярией. СПб. Ч. I-V. Изд-е 2-е, дополнит. 1867 г.
30
- См.: Волынская О.В. Ускоренное производство в уголовном процессе: Пособие. М. 1994.
С. 44 – 45; Стойко Н.Г., Шагинян А.С. Уголовный процесс Англии и Уэльса, Бельгии и
Дании: сравнительно- правовой аспект: Учебное пособие. Красноярск: Краснояр. гос. ун-т.
1997. С.63.
31
- См.: Махов В., Пешков М. Сделка о признании вины. // Росс. юстиция. 1998. № 7. С.17 –
19; Тейман Стивен. Сделки о признании вины или сокращенные формы судопроизводства:
по какому пути пойдет Россия? //Росс. юстиция. 1998. № 10. С. 35 – 37.
наказании, имеющего силу приговора в случае, если лицо, в отношении
которого он вынесен соглашается с ним.32 Аналогичный порядок существовал и
в Российской Империи.
Таким образом, хотя в современном Российском уголовном процессе и
нельзя отыскать самостоятельных уголовно- процессуальных производств,
характеризующихся наличием у обвиняемого большей, чем обычно
возможности влиять на течение и результаты процесса, однако такие
производства широко применяются в мировой практике и могут, а некоторые
из них и должны появиться в России.
Еще один критерий дифференциации уголовного судопроизводства –
это направленность и материально- правовой характер производства.
Сторонники выделения такого критерия33 делят все уголовно-
процессуальные производства на основные – направленные на решение
вопроса о наличии или отсутствии уголовно- правового отношения и его
содержании (то есть все производства по уголовному делу), дополнительные –
направленные на изменение или досрочное прекращение установленного и
закрепленного приговором суда уголовно- правового отношения (условно-
досрочное освобождение от отбывания наказания, замена неотбытой части
наказания более мягким видом наказания, рассмотрение ходатайств о снятии
судимости, и т.д.) и особые – в основе которых лежат отношения, не имеющие
уголовно- правового характера, но которые тем не менее в силу особых причин
урегулированы нормами уголовно- процессуального права и осуществляются в
уголовно- процессуальной форме. К числу особых производств относится,
например, производство по применению принудительных мер медицинского
характера. По мнению некоторых ученых, к числу особых производств можно
отнести также производство по жалобам на применение заключения под стражу
в качестве меры пресечения и на продление срока содержания под стражей, и

32
- См.: Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск, Издательство Красноярского
ун-та. 1988. С. 132 - 133; Единоличное рассмотрение уголовных дел судьями по
законодательству социалистических государств. В кн.: Законодательство зарубежных стран.
Реферативный сборник. Вып. 143. М. 1977. ВНИИ советского законодательства. С. 6 - 11;
Филимонов Б.А. Уголовный процесс ФРГ. М. Изд-во МГУ. 1974; Волынская О.В.
Ускоренное производство в уголовном процессе: Пособие. М. 1994. С. 46.
33
- К их числу относятся, в частности, авторы настоящей работы См.: Якимович Ю.К.
Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств.
Основные и дополнительные производства. Томск. Изд-во ТГУ. 1991; Якимович Ю.К.
Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России. Томск. Изд-во ТГУ.
1994; Трубникова Т.В. Теоретические основы упрощенных судебных производств. Томск.
Изд-во ТГУ. 1999.
производство по жалобам на иные незаконные действия и решения прокурора и
органов расследования, нарушающие конституционные права и свободы
граждан в ходе уголовного судопроизводства.34
Противники же выделения указанного выше критерия дифференциации
уголовного процесса35 считают, что производства, относимые его
сторонниками к числу дополнительных и особых, не имеют самостоятельного
характера, а следовательно, единственные производства, существующие в
рамках уголовного процесса – это производства по уголовным делам.
Существует и другое возражение - более частного характера. Некоторые
авторы, не опровергая самостоятельного характера ряда производств,
относимых нами к числу особых (производство по жалобам на применение
заключения под стражу в качестве меры пресечения и на продление срока
содержания под стражей, а также производство по жалобам на действия и
решения органа дознания, следователя или прокурора, связанные с
производством обыска, наложением ареста на имущество и пр.), выводят
данные производства за пределы уголовного процесса, относя их к
административному или конституционному судопроизводству.
Не аргументируя пока самостоятельный характер указанных
производств и их принадлежность к уголовному процессу (это будет сделано
ниже), укажем лишь, что, как нам представляется, данные мнения, не
соответствуют фактам, не учитывают сложного, комплексного характера
уголовного процесса и входящих в его состав производств.
Таким образом, из изложенного представляется возможным сделать
следующие выводы:
1.Под дифференциацией уголовного процесса следует понимать
существование в системе уголовного процесса ряда самостоятельных
производств, приспособленных для различных потребностей.
2.Признаками самостоятельного уголовно- процессуального
производства при этом являются:


34
- См.: Трубникова Т.В. Указ. соч. С. 88 – 90; Солодилов А.В. Судебный контроль за
проведением следственных действий и решениями прокурора и органов расследования,
ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном процессе
России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических
наук. Томск. 1999. С. 10 – 12.
35
- Ранее аналогичную позицию поддерживал и один из авторов настоящей работы. См.:
Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в современном уголовном
процессе России и его эффективность. Томск. Изд-во ТГУ. 1998. С. 8 – 13.
• наличие у данного производства определенной материально- правовой
базы, объективно требующей отличий в законодательном регулировании;
• комплексность производства, то есть наличие определенных
особенностей в деятельности правоохранительных органов на всех (или хотя
бы на нескольких) стадиях уголовного процесса;
• наличие существенных различий по сравнению с обычным
порядком производства, которые в конечном итоге приводили бы к изменению
форм деятельности по этим делам.
3.Уголовно- процессуальные производства возможно дифференцировать
в зависимости от различных критериев, к числу которых можно отнести:
• направленность производства, его задачи, материально- правовые
отношения, лежащие в его основе;
• степень сложности уголовно- процессуальной формы;
• степень соотношения в производстве публичных и диспозитивных
начал.

1.2. Уголовно- процессуальная форма и допустимость дифференциации
уголовного судопроизводства.


Поскольку дифференциация уголовного судопроизводства, как нам
представляется, всегда связана с существованием существенных отличий в
порядке, формах деятельности по уголовным делам (то есть с изменениями,
различиями в уголовно- процессуальной форме), то разговор о том, допустимо
ли такое явление в уголовном процессе России, следует начать с рассмотрения
вопроса о понятии уголовно- процессуальной формы и предъявляемых к ней
требованиях.
Вообще уголовно-процессуальная деятельность, производство по
конкретному делу осуществляется непременно в рамках установленной
законом процедуры. Такую процедуру принято называть процессуальной
формой судопроизводства.
Однако, среди ученых - правоведов, посвящающих свой работы
проблемам процессуальной формы, нет единодушия по вопросу о том, что же
все таки следует понимать под уголовно-процессуальной формой, что
конкретно включает в себя это понятие. Так, по мнению части из них,
процессуальная форма «представляет собой совокупность процессуальных
условий производства по уголовному делу в целом и каждого отдельного
судебного действия».36
следственного и Причем она во-первых,
регламентирует порядок деятельности как органов расследования,
прокуратуры и суда, так и участников процесса и иных лиц, вовлеченных в
орбиту уголовного судопроизводства, и во-вторых, непременно должна быть
урегулирована уголовно-процессуальным законом.37
Другие же процессуалисты рассматривают данное понятие как нечто
более широкое, включающее в себя не только условия осуществления
уголовно-процессуальной деятельности, но и регламентированные правом
порядок, принципы и систему такой деятельности, отождествляя тем самым
уголовно-процессуальную форму со всем сводом законов об уголовном
судопроизводстве.38
И, наконец, третьи считают оба эти определения слишком широкими.
Процессуальную форму, на их взгляд, образуют формы деятельности по
уголовному делу, сама процедура. «Условия же совершения действий, а тем
более принципы деятельности определяют процессуальную форму, но сами в ее
содержание не входят».39
Наиболее предпочтительной представляется нам первая точка зрения.
В самом деле, включение в форму уголовного судопроизводства принципов
уголовного процесса кажется неоправданным. Как верно отметила Т.Н.
Добровольская: «Принципы или основы - это обобщенное выражение сути
соответствующего явления, отражающее объективно существующую
реальность и действующие в ней закономерности».40 Но если принципы
отражают сущность уголовного процесса, то форма уголовного
судопроизводства представляет собой ту совокупность средств и приемов, с
помощью которой принципы процесса реализуются в ходе движения
конкретного дела. Следовательно, уголовно-процессуальная форма
определяется нормами- принципами уголовного процесса. А стало быть

36
- Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве.(Понятие и
свойства). В кн.: Сибирские юридические записки. Вып.3. Иркутск-Омск. 1973. С. 161.
37
- См.: Якуб М.Л. Указ. соч. С. 8; а также Строгович М.С. Курс советского уголовного
процесса. М. 1968. т.1. С.51.
38
- См.: Рахунов Р.Д. Проблемы единства и дифференциации уголовно-процессуальной
формы. Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 29. М. 1978; Рахунов Р.Д. Дифференциация
уголовно-процессуальной формы по делам о малозначительных преступлениях. //
Советское гос-во и право. 1975. № 12. С.60 – 68.
39
- Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного
процесса. Воронеж. Изд-во Воронежского ун-та. 1980. С. 31- 32.
40
- Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М.: Юрид. лит. 1971.
С.6.
включение их в содержание процессуальной формы означало бы
пренебрежение законами логики.
С другой стороны, вызывает сомнение и чрезмерное сужение
содержания уголовно-процессуальной формы, исключение из него условий, в
которых осуществляется деятельность суда, органов расследования и
прокуратуры по возбуждению уголовных дел, их расследованию и
разрешению, а также деятельность граждан, участвующих в производстве по
уголовному делу, и ограничение его собственно процедурой. Впрочем, не
совсем ясно, что понимается сторонниками такой точки зрения под условиями
совершения действий. Авторы поддерживаемого нами определения уголовно-
процессуальной формы предлагают термин «условия» в значении: правила
производства действий, обстановка, в которых они совершаются. Если
говорить об условиях уголовно-процессуальной деятельности в данном
смысле, то их исключение из объема содержания формы уголовного
судопроизводства ни в коей мере не может быть оправдано. Кроме того, такое
разделение на процедуру и условия осуществления деятельности вообще
представляется практически невозможным.
Рассмотрим, например, правило, содержащееся в ст. 159 УПК РСФСР, о
необходимости вызова педагога при допросе свидетелей в возрасте до
четырнадцати лет. Содержит ли эта норма условия проведения данного
следственного действия? Или же она предусматривает порядок его
производства? Неясно. Если же понимать условия деятельности как
необходимые предпосылки для производства какого-либо следственного
действия (например, наличие поводов и оснований к возбуждению уголовного
дела является необходимым условием для вынесения соответствующего акта),
то такие требования закона конечно могут быть отграничены от требований,
предъявляемых к самому процессу соответствующей деятельности, но и такие
основания для производства конкретных действий не могут быть, на наш
взгляд, выведены за пределы уголовно-процессуальной формы.
Представляется, что в отличие от принципов они не имеют прямого отношения
к сущности уголовного процесса и являются, также как и уголовно-
процессуальная форма в целом, производными от действующей системы
принципов процесса, от исторических условий, в которых складывалось его
развитие, от преобладающих теоретических воззрений.
Так, например, в уголовном процессе Австрии существуют совершенно
иные основания для привлечения лица в качестве обвиняемого, чем те, что
предусмотрены в нашем уголовно-процессуальном законодательстве.
Необходимым условием для этого является предшествующее производство
предварительного следствия. И лишь если предварительное следствие
окончено, и производивший его судья пришел к выводу, что расследование
произведено полно и имеются достаточные доказательства виновности, а
также имеются все возможности для успешного исследования имеющихся
доказательств в судебном заседании, материалы расследования передаются
обвинительного акта.41 Таким образом, иные
прокурору для составления
исторические предпосылки для построения уголовного процесса привели и к
отличиям в процедуре производства такого процессуального действия, каким
является привлечение в качестве обвиняемого, и к отличающимся основаниям
для его производства.
Таким образом, условия осуществления уголовно- процессуальной
деятельности и тот порядок, в котором такая деятельность осуществляется,
тесно взаимосвязаны, взаимозависимы и не могут быть отделены друг от друга.
Поэтому, как нам кажется, условия, в которых проводится уголовно-
процессуальная деятельность, обязательно должны быть включены в
содержание формы уголовного судопроизводства.
Следующая проблема, касающаяся определения уголовно-
процессуальной формы, это вопрос о том, должна ли быть включена в
содержание этого понятия правовая форма отношений, связанных с
процессуальной деятельностью, или же последняя представляет собой
«внутреннюю форму» уголовного процесса, в отличие от его «внешней»
формы, представляющей собой процедуру, процессуальный порядок
деятельности.42 Вторая точка зрения представляется нам неверной. Как
правильно заметил М.Л. Якуб, нельзя «процессуальные формы разделить на
две группы, одна из которых облекает отношения в процессе, а другая -
деятельность следственных и судебных органов, а также участвующих в деле
лиц. В силу неразрывной, органической связи между процессуальной
деятельностью и отношениями единое целое представляет собой и

41
- См.: Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск. Издательство Красноярского
университета. 1988. С.87 - 110.
42
- Данной точки зрения придерживаются например: Элькинд П.С., Шпилев В.Н. и др.
См., например, Элькинд П.С. Категории "содержание" и "форма" в сфере уголовно-
процессуального регулирования. В кн.: Развитие и совершенствование уголовно-
процессуальной формы. Воронеж. 1979. С. 34 - 45; Шпилев В.Н. Содержание и формы
уголовного судопроизводства. Минск. Изд-во БГУ. 1974.
процессуальная форма, - она облекает как процессуальную деятельность, так
и отношения».43
Характерной чертой уголовно-процессуальной формы является ее
единство. Но, как нам представляется, единство формы не означает ее
единообразия, безразличного применения одних и тех же приемов ко всем
делам без исключения, независимо от их свойств. О единстве процессуальной
формы речь идет лишь постольку, поскольку она построена на единых
принципах и направлена на достижение одних и тех же целей по всем
уголовным делам без исключения.
Следует отметить, что кроме выделенного нами, учеными предлагаются
и другие критерии единства формы уголовного судопроизводства. Так, М.Л.
Якуб говорит о единстве процессуальных средств, используемых для
установления фактических обстоятельств дела, и единстве способов их
исследования, а также о единстве форм решений, условий их постановления и
требований, которым они должны отвечать.44 Р.Д. Рахунов считает, что единая
уголовно-процессуальная форма предполагает также: равенство прав
участников судебного разбирательства, общий регламент для всех органов
дознания, для всех следователей, а также для всех судов первой инстанции и
для кассационных и надзорных инстанций.45
Представляется, что такие дополнения носят несколько вторичный
характер по отношению к первому критерию: единству целей и принципов
построения. Да и, добавим, такой критерий как единая форма решений,
условий их постановления и требований, которым они должны отвечать,
представляется нам не вполне обоснованным. Это требование превращает
единство уголовно- процессуальной формы в ее единообразие. Между тем
никакого логического или теоретического обоснования такое требование не
имеет. В практике же оно неосуществимо и нигде не реализуется.
Ведь даже в действующем российском уголовно-процессуальном
законодательстве предусмотрены некоторые отличия для принятия решений
по делам, досудебная подготовка по которым производится в протокольной
форме. В частности, решение о возбуждении дела принимается начальником
органа дознания, при этом не составляется отдельного постановления о

43
- Якуб М.Л. Указ. соч. С.18.
44
- Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. (Понятие
и свойства). В кн.: Сибирские юрид. записки. Вып. 3. Иркутск-Омск. 1973. С.167.
45
- Рахунов Р.Д. Проблемы единства и дифференциации уголовно-процессуальной формы. В
кн.: Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 29. М. 1978. С. 83- 87.
возбуждении уголовного дела. Однако, как нам кажется, нет никаких оснований
говорить при этом о нарушении единства уголовно-процессуальной формы.
В связи с введением в уголовно- процессуальное законодательство
особых правил производства по делам, подсудным мировым судьям, для таких
дел также стали характерными существенные отличия от общего порядка
принятия решений о возбуждении уголовного дела, его прекращении и
привлечении лица в качестве обвиняемого. Так, в соответствии со ст. 468 УПК
РСФСР, дела частного обвинения возбуждаются путем подачи жалобы. В
соответствии со ст. 469 УПК РСФСР с момента принятия такой жалобы к
производству мировым судьей, лицо, в отношении которого подана жалоба,
становится обвиняемым. В соответствии со ст.ст. 469, 470 УПК РСФСР
решение судьи о прекращении уголовного дела оформляется постановлением
об отказе в принятии жалобы к производству, причем данные нормы
устанавливают ряд дополнительных оснований для принятия такого решения.
Более того, в России существовали, а в большинстве стран и ныне
существуют отличающиеся требования к приговорам, вынесенным по делам,
рассмотренным в суммарном (упрощенном) порядке, по сравнению с
приговорами, выносимыми по делам, рассмотренным в общем порядке.46 В
частности, допускается (в случае применения упрощенного порядка
судопроизводства) отсутствие в приговоре мотивировочной части. Подобные
предложения (допустить составление в некоторых случаях лишь резолютивной
части приговора) достаточно часто высказываются в настоящее время в
России.47 Не вдаваясь пока в подробное исследование допустимости такой
меры, скажем пока лишь, что, на наш взгляд, она не нарушает единства
уголовно-процессуальной формы и может быть воспринята законодателем.
Поэтому подчеркнем еще раз, что основной критерий единства
уголовно-процессуальной формы - это ее построение на единых
демократических принципах, ее направленность на достижение общих целей
уголовного судопроизводства. Только в этом смысле, в смысле наличия только
одной системы таких принципов, в смысле отсутствия параллельного порядка
судопроизводства и следует понимать указание статьи 1 УПК РСФСР.
Единство процессуальной формы в таком его понимании вовсе не исключает

46
- См., например, Бутов В.Н. Уголовный процесс Австрии. Красноярск. Изд-во Красноярск.
ун-та. 1988. С. 28.
47
- См., например, Симкин Л., Алексеева Л. О повышении оперативности судебной
процедуры. // Сов. юстиция. 1986. № 19. С.25-26; Дубинин А. Упростить судебный
процесс. // Росс. юстиция. 1994. № 10. С. 15 - 16 и др.
наличия особенностей в порядке производства по различным категориям
уголовных дел.
Должна ли процессуальная форма соответствовать каким либо другим
требованиям? П.С. Элькинд в качестве требований, которым должны отвечать
уголовно-процессуальные средства вообще, а стало быть и процессуальная
форма, выделяет:
1. Законность.
2. Этичность (то есть соответствие нормам морали).
3. Научность.
4. Эффективность.
5. Экономичность.48
М.Л. Якуб обоснованно, как нам представляется, утверждает, что такая
характеристика требований, предъявляемых к процессуальному порядку,
является недостаточной, так как может быть отнесена не только к уголовно-
процессуальной форме, но и ко всем правовым формам государственной
деятельности, в этих требованиях не отражена специфичность уголовно-
процессуальной формы. Сам он выделяет две группы свойств, характерных для
формы уголовного судопроизводства.
К первой из них он относит те требования, которым она должна отвечать
как любая форма государственной деятельности, а именно: целесообразность
процессуальной формы, ее демократизм, обеспечение ею соблюдения режима
законности в уголовном судопроизводстве, рациональность и простота,
соответствие принципам нравственности, научность.
Вторая группа, по его мнению, состоит из свойств, специфичных
именно для процессуальной формы уголовного судопроизводства: ее
урегулированности именно законодательными нормами, единства, обрядности
процессуальной формы, а также наличия законодательной регламентации
компетенции государственных органов и должностных лиц, принимающих
участие в производстве по делу, наличия процессуальных гарантий охраны
прав и законных интересов граждан, регламентации условий возбуждения и
последовательности движения производства по делу, условий постановления
решений и их правового режима.49



48
- См.: Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно-
процессуальном праве. Изд-во ЛГУ. 1976. С.62 -67.
49
- См.: Якуб М.Л. Указ. соч. С.39.
Не возражая в целом против предложенных особенностей
процессуальной формы, хочется отметить следующее. Во-первых, вряд ли
стоит выделять в качестве характерной черты, или требования к форме
уголовного судопроизводства, наличие ее законодательной регуляции,
поскольку уже исходя из определения процессуальной формы следует, что это
- совокупность установленных процессуальным законом условий, в которых
проводится деятельность по возбуждению уголовных дел, их расследованию и
разрешению, а также реализуются связанные с этой деятельностью
отношения. Потому же нет необходимости и выделять в качестве особенности
уголовно- процессуальной формы то, что она регламентирует порядок
производства по делу, так как это прямо следует из ее определения.
Во-вторых, обеспечение режима законности уголовного
судопроизводства, на наш взгляд, не может быть сочтено свойством
процессуальной формы, поскольку от нее самой не зависит, будет ли
установленный законом порядок соблюдаться.
Остальные свойства процессуальной формы, как нам представляется,
выделены М.Л. Якубом обоснованно и равным образом могут быть названы и
в качестве требований, предъявляемых к построению уголовно-
процессуальной формы.
В самом деле, как мы уже сказали, форма уголовного
судопроизводства должна быть целесообразной. Но она должна также и
учитывать и общегражданские ценности, отвечать правовому положению
личности в обществе. Форма уголовного судопроизводства должна быть также
простой и рациональной. Она должна обеспечивать быстроту осуществления
судопроизводства. Эти требования связаны как с необходимостью
экономичного, оптимального использования имеющихся ресурсов, так и с
целями процесса. Речь идет о том, что те средства, которые государство может
потратить на осуществление судопроизводства, и людские ресурсы и ресурсы
времени не беспредельны. Поэтому следует распределять их наиболее
рациональным образом.
Из этого следует то, что, во-первых, процессуальная форма не должна
содержать ничего лишнего, сверх того, что необходимо для успешного
достижения целей процесса, и что, во-вторых, необходимо наличие
разнообразных, различающихся процессуальных форм, с тем, чтобы наиболее
сложным делам или же делам, по которым ошибка может привести к более
опасным последствиям, возможно было уделить и больше времени, и
больше сил, и больше средств, за счет некоторого упрощения процедуры по
тем делам, где в столь сложной процессуальной форме нет необходимости.
С другой стороны, материальный критерий здесь не единственный.
Быстрота осуществления процесса является одной из необходимых его черт, и
потому судопроизводство должно осуществляться настолько быстро,
насколько это возможно, при том непременном условии, что это не повредит
достижению других целей процесса. Безусловно, наличие формальностей и
обрядов судопроизводства - одна из гарантий соблюдения прав личности в
процессе, но излишнее количество таких формальностей, существование
которых не является необходимостью, может повлечь за собой, напротив,
затруднение реализации гражданином своих прав. Излишние формальности и
неоправданная медлительность судопроизводства способны привести к
недоверию граждан к способности государства защитить их от
правонарушителей. Хотя не менее опасен и крен в другую сторону.
Представляется, что в данном отношении равно непригоден как пример
осуществления правосудия в США, где в судах низшего звена длительность
рассмотрения одного дела составляет в среднем менее одной минуты50, так и
пример Италии, где минимально возможный срок рассмотрения наиболее
простого дела единоличным судьей составляет более полугода, а
рассмотрение дела коллегиальным составом в суде следующего звена занимает
более полутора лет.51
Процессуальные формы безусловно должны отвечать требованиям
морали, соответствовать нравственным началам, и вместе с тем они должны
быть и теоретически оправданными, быть продуманными и обоснованными,
должны учитывать условия и своеобразие именно нашей страны.
Таким образом, подводя итог вышесказанному, следует отметить, что
к форме уголовного судопроизводства предъявляется множество требований,
которые зачастую могут противоречить друг другу. Поэтому представляется
совершенно необоснованным стремление к унификации уголовно-
процессуальных форм, к созданию одной, единственной и идеальной формы
уголовного судопроизводства. То, что такая единообразная форма должна
будет применяться по всем категориям уголовных дел, независимо от их
своеобразия, ведет к «усреднению» требований к процессуальной форме. Такая
единая форма возможно будет оптимальной для части уголовных дел. В то же

50
- См.: Судебные системы западных государств. М. "Наука". 1991. С. 69.
51
- См.: Судебные системы западных государств. М. "Наука". 1991. С.197.
самое время для других дел она может быть или чересчур сложной,
медлительной, или, напротив, слишком упрощенной, не содержащей
гарантий, необходимых для данной категории уголовных дел, слишком
«официальной», «публичной», не учитывающей интересов лиц, участвующих в
уголовном судопроизводстве, или, наоборот, слишком «диспозитивной»,
идущей вразрез с интересами государства и общества в целом.
Вот поэтому и представляется совершенно необходимым
существование различных уголовно-процессуальных форм, приспособленных
для различных категорий дел.
Следует отметить, однако, что вопрос о допустимости дифференциации
уголовного судопроизводства так и не решен однозначно в юридической
литературе, хотя, добавим, в последнее время вряд ли можно найти работы, в
которых бы высказывались аргументы, направленные против дифференциации
уголовного процесса.
Однако современная законодательная практика свидетельствует о том,
что недоверие к разнообразию уголовно- процессуальных форм, стремление к
единообразию процедуры уголовного судопроизводства живо и по сей день.
Так, для проекта УПК РФ, принятого в первом чтении Государственной Думой
Федерального Собрания РФ, характерны фактический отказ от протокольной
формы досудебной подготовки материалов и отсутствие существенных отличий
в предполагаемой процедуре рассмотрения уголовных дел мировыми судьями,
по сравнению с обычным порядком. Не появились такие отличия в уголовно-
процессуальном законодательстве РФ и в ходе законодательной регламентации
деятельности мировых судей.
Проанализировав доводы как противников, так и сторонников
дифференциации, мы постараемся обосновать допустимость такого явления в
уголовном процессе России.
Итак, в ходе уже упоминавшейся дискуссии, посвященной
дифференциации уголовного судопроизводства, сформировалось две точки
зрения. Сторонники первой из них начисто отвергали возможность
дифференциации уголовного судопроизводства, отождествляя ее с упрощением
уголовного процесса, а стало быть и с ликвидацией части процессуальных
гарантий. Возможности развития и совершенствования уголовно-
процессуальной формы сторонники данной позиции видели лишь в
дальнейшем усложнении и усилении процессуальных гарантий по всем делам,
в дальнейшей унификации уголовного судопроизводства.52 Более того, одной
из основных тенденций советского уголовного процесса была провозглашена
тенденция к унификации уголовно-процессуальной формы,53 а П.С. Элькинд
выделяла в качестве самостоятельного принципа уголовного процесса
единство порядка уголовного судопроизводства, понимая его как
единообразие форм и процедур по всем уголовным делам, независимо от их
особенностей.54
Другая точка зрения заключается в признании за дифференциацией
уголовного судопроизводства значения тенденции развития советского
уголовного процесса. Этой позиции придерживались, в частности, такие
ученые, как П.Ф. Пашкевич, В.Д. Арсеньев, И.Ф. Метлин, А.В. Смирнов, А.
Гуляев, В.Г. Даев, С.А. Маршев, Р.Д. Рахунов, М.Л. Якуб.55 Однако и в лагере
сторонников дифференциации имелись существенные разногласия по вопросу,
в чем же должна заключаться дифференциация. Понимая дифференциацию
только как выделение в системе процесса упрощенных производств, либо
производств с более сложными процессуальными формами, различные авторы
либо склонялись в пользу только упрощения уголовного судопроизводства,56


52
- См., например, Строгович М. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах
ее дифференциации.// Социалистическая законность. 1974. № 9. С.50 - 53; Строгович М.С.
Уголовно - процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. // Развитие и
совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.83 - 92; Каз Ц. О
единстве и дифференциации уголовного судопроизводства. // Социалистическая
законность. 1975. № 1. С. 65 - 68; Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве.
// Сибирские юридические записки. Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С.143 - 159; Элькинд П.С.
Цели и средства их достижения в советском уголовно- процессуальном праве. Ленинград.
Изд-во ЛГУ. 1976. С.68 - 85; Алексеев И.С., Лукашевич В.З. Претворение ленинских идей в
советском уголовном судопроизводстве (стадия судебного разбирательства). Л. Изд-во ЛГУ.
1979.
53
- См.: Строгович М.С. О единой форме уголовного судопроизводства и пределах ее
дифференциации. // Социалистическая законность. 1774. № 9. С. 53.
54
- Элькинд П.С. К вопросу о суммарном судопроизводстве. // Сибирские юридические
записки. Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С.159.
55
- Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства.
М.: Юрид. лит. 1984; Пашкевич П.Ф. О процессуальной экономии в досудебных стадиях
советского уголовного судопроизводства. // Проблемы совершенствования советского
законодательства Труды ВНИИСЗ. М. 1974; Арсеньев В.Д., Метлин И.Ф., Смирнов А.В.
Указ соч.; Даев В.Г. Взаимосвязь процессуальной формы с материальным правом. // Развитие
и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.45 - 52; Маршев
С.А. Указ. соч.; Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно- процессуальной формы по делам о
малозначительных преступлениях.// Советское государство и право. 1975. № 12. С.60 - 68;
Якуб М.Л. Указ. соч.
56
- Пашкевич П. Ф. Указ. Соч.
либо в пользу только появления производств с более сложными формами,57
либо, наконец, считали, что дифференциация процесса должна развиваться в
двух направлениях: в направлении усложнения процессуальной формы,
введения дополнительных гарантий законности для одних категорий
уголовных дел и в направлении ускорения производства, некоторого
упрощения процессуальной формы для других.58
Как представляется, во всех этих позициях имеется один существенный
недостаток. Все указанные авторы понимали дифференциацию слишком узко -
либо только как упрощение уголовного судопроизводства, либо как движение в
двух направлениях: как в сторону упрощения, так и в сторону усложнения
процессуальных форм. Между тем понятие дифференциации имеет более
глубокое содержание. Дифференциация уголовного процесса - это
существование в его системе различных самостоятельных производств. Эти
производства не обязательно должны отличаться друг от друга степенью
сложности процессуальных форм, они могут различаться и в зависимости от
степени воплощения в них государственно- властного начала, и от их
направленности, материально- правовых отношений, лежащих в их основе.
Самое главное, что это разные производства, приспособленные для
различных потребностей.
Например, выделение в рамках уголовного процесса производства по
делам частного обвинения, существенно отличающегося от производства по
делам публичного обвинения, уже прямо свидетельствовало о наличии
дифференциации российского уголовного процесса. Между тем даже в те же
годы никто из авторов не возражал против существования особенностей в
судопроизводстве по делам частного обвинения, поскольку такое явление
представлялось к тому времени совершенно закономерным и необходимым.

57
- См., например, Петровская Е. Нужно ли изменять процессуальную форму в
уголовном судопроизводстве. Отчет о заседании в институте государства и права АН СССР
// Социалистическая законность. 1974. С. 65 - 66; Петрухин И.Л. Оптимальная уголовно-
процессуальная форма. В кн.: XXV съезд КПСС и дальнейшее укрепление
социалистической законности. М. 1977. С. 104 -113; Божьев В. Всесторонность, полнота
и объективность исследования обстоятельств уголовного дела. // Советская юстиция. 1991.
№ 19. С. 2 - 3.
58
- См., например, Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном
судопроизводстве. М.: Юрид. лит. 1981; Рахунов Р.Д. Проблемы дифференциации
уголовно-процессуальной формы по делам не представляющим большой общественной
опасности. // Проблемы совершенствования уголовного судопроизводства. (Сборник
научных трудов). М. Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер
предупреждения преступности. 1976. Ч.2. С. 3 - 51.
Все споры в юридической науке были сосредоточены лишь вокруг
вопроса о том, допустима ли дифференциация процесса в зависимости от
степени сложности уголовно- процессуальной формы.
Основные доводы против дифференциации уголовно-процессуальной
формы вообще заключались в следующем:
1. Дифференциация недопустима, ибо она нарушает единство
уголовного процесса, необходимость которого диктуется единым понятием
преступления, единством судебной системы и единством принципов
процесса.
2. Стремление к унификации представляет собой устойчивую
историческую тенденцию; все сокращения процессуальной формы не
выдержали испытания временем и потому были отменены.
3. Ныне действующий порядок уголовного судопроизводства
представляет собой закономерный итог развития уголовно-процессуального
законодательства, и если он не знает сокращенных производств, то стало быть,
их и быть не должно.59
Сложно, однако, безоговорочно согласиться с данными положениями.
Так, наличие единого понятия преступления отнюдь не исключает
классификации преступлений в зависимости от степени их общественной
опасности. Действующее уголовное законодательство (ст. 15 УК РФ) прямо
предусматривает четырехчленную классификацию преступлений в зависимости
от степени их тяжести. Кроме того, наличие единого понятия преступления не
мешает ни различиям в форме предварительного расследования (по одним
делам предварительное следствие обязательно, тогда как по другим возможно
ограничиться производством дознания), ни разграничению дел по
подследственности.
То же и с наличием единой системы принципов процесса. Безусловно,
нет и не может быть места такому изменению уголовно-процессуальной
формы, которое находилось бы в противоречии с принципами процесса, либо
вело к образованию второй, параллельной системы принципов. Но это вовсе не
означает, что невозможна и сама дифференциация уголовного процесса.
Просто принципы уголовного процесса служат теми границами, за которые не


59
- См.: Строгович М.С. Уголовно- процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого.
// Развитие и совершенствование уголовно- процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.91;
Элькинд П.С. К вопросу о суммарном производстве. Сибирские юридические записки.
Вып.3. Иркутск - Омск. 1973. С.146.
вправе заходить законодатель при установлении упрощенного порядка
судопроизводства, как впрочем и при введении порядка производства с более
сложными процессуальными формами. Однако, не следует и воспринимать
систему принципов уголовного процесса как нечто вечное, застывшее, не
подлежащее изменению. Из какого бы определения понятия принципов
уголовного процесса мы не исходили, будем ли мы считать принципами
основные, наиболее общие, положения, руководящие идеи, независимо от их
закрепления в законе, или же примем за аксиому, что принципы обязательно
должны получить свое отражение в законе, или же должны быть прямо
предусмотрены им, в любом случае система принципов достаточно подвижна.
Она может видоизменяться, могут появляться новые принципы, меняться
старые.
Безусловно, система принципов не может изменяться произвольно, по
прихоти законодателя, поскольку бесспорным представляется положение, в
соответствии с которым в основе принципов процесса лежат определенные
идеи, некие теоретически обоснованные положения. Но все же это не
застывшая система, и она может меняться в связи с изменением
господствующих теоретических воззрений, а стало быть, будут изменяться и
пределы дифференциации форм уголовного судопроизводства. Но в любом
случае, и в рамках действующей системы принципов уголовного процесса
безусловно возможно появление новых разновидностей производств,
отличающихся от обычного производства как более сложными, так и более
простыми процессуальными формами.
Наконец, единство судебной системы подразумевает единство целей и
задач, стоящих перед всеми судами, единство принципов их организации и
деятельности, единство законодательства, регулирующего их организацию и
деятельность, а также осуществление высшими судебными органами судебного
надзора за деятельностью нижестоящих судов. Но это не означает ни
единства их полномочий, ни неизбежности единообразия в порядке
рассмотрения различных категорий уголовных дел. Более того, и само по себе
единство судебной системы - это не единственно возможный способ ее
построения. Истории России и мировой практике известны и другие варианты.
Так, институт мировых судей будет создаваться и действовать на несколько
иных началах, чем федеральные суды.60 Таким образом, имеется основа для
существования двух различающихся систем судебных органов.61
Второй довод, используемый противниками дифференциации форм
уголовного судопроизводства, - это наличие исторической тенденции,
направленной в сторону унификации уголовного процесса. Так, М.С.
Строгович писал: «Вся история советского уголовно-процессуального права
свидетельствует об одной ... тенденции развития уголовно-процессуальной
формы. Эта тенденция, принимающая характер определенной закономерности,
выражается в устранении всяческих сокращений, сжатий и упрощений
процессуальной формы, процессуальных гарантий в отдельных звеньях
судебной системы и для отдельных категорий уголовных дел, в виде создания
наряду с обычной... уголовно-процессуальной формой и сокращенной,
суммарной формы»62.
Представляется, однако, что историческая действительность не дает
оснований для такого вывода. Не рассматривая здесь подробно историю
развития и изменения уголовно-процессуальных форм, отметим лишь, что как
в уголовном процессе дореволюционной России, так и в советском уголовном
процессе практически на протяжении всей его истории, существовали
различные формы уголовного судопроизводства, существовал суммарный
(упрощенный) порядок для дел о преступлениях, не представляющих большой
общественной опасности. Конкретные формы такого судопроизводства
неоднократно изменялись, так же как вносились изменения и в обычный
порядок. Единая же, унифицированная форма уголовного судопроизводства
была введена лишь с принятием Основ уголовного судопроизводства Союза
ССР, не была полной (были допущены определенные исключения из
единообразной формы (например, производство по делам
несовершеннолетних и т.д.)) и просуществовала недолго. Уже в 1966 году, 6
лет спустя после принятия нового УПК РСФСР, в него были внесены
изменения Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26.07.1966 г. «Об

60
- Об этом подробнее см.: Трубникова Т.В., Якимович Ю.К. Организация и деятельность
мировых судей в России. Томск. Изд-во ТГУ. 1999.
61
- Более того, следует вспомнить и о том, что система арбитражных судов в нашей стране
создана на несколько отличающихся началах, чем система судов общей юрисдикции, и
руководствуется при рассмотрении экономических споров несколько отличающимися
принципами, по сравнению с теми, что обязательны для судов общей юрисдикции при
рассмотрении последними дел в порядке гражданского судопроизводства.
62
- Строгович М.С. Уголовно-процессуальная форма и обеспечение прав обвиняемого. //
Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж. 1979. С.91.
усилении ответственности за хулиганство», изменившие порядок
производства по этим делам. Введенный этим Указом порядок производства
по делам о хулиганстве послужил прообразом современной протокольной
формы уголовного судопроизводства.
Следовательно, представляется неоправданным вывод о том, что
тенденцией развития советского уголовного процесса было стремление к
унификации. Скорее напротив, унифицированная форма уголовного
судопроизводства для всех дел об уголовных преступлениях была исключением
из обычного положения, при котором для различных категорий дел существуют
отличающиеся порядки их производства.
Таким образом, ни один из аргументов в пользу унификации
уголовного процесса не исключает возможности дифференциации, ни один из
них не доказывает, что единообразие процессуальной формы действительно
необходимо.
Однако, как уже отмечалось, некоторые ученые, не возражая против
существования в законе различных уголовно- процессуальных форм, считали,
что дифференциация уголовного судопроизводства должна заключаться
исключительно в появлении производств с более сложными процессуальными
формами, либо указывают на недопустимость упрощений на стадии судебного
разбирательства.63
Поэтому рассмотрим сейчас основные доводы противников
существования в рамках уголовного процесса РФ упрощенных, в том числе

стр. 1
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>