<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

вытекающих из самых различных факторов. При рассмотрении этих
предпосылок в их совокупности становится очевидным, что существование
таких производств, также как и производств, отличающихся повышенной
степенью сложности уголовно- процессуальной формы, объективно
необходимо и неизбежно.

1.4. Виды производств в действующем уголовном процессе России. Их
соотношение и место в системе уголовного процесса


Первое, что нам необходимо знать об уголовно- процессуальном
производстве для того, чтобы разобраться в его роли, месте в уголовном
процессе и определить, каким требованиям оно должно отвечать, какой должна
быть его процессуальная форма – это то, является ли оно производством по
уголовному делу (то есть основным) или же относится к другому виду
производств (например, к числу дополнительных или особых).
Поэтому, как представляется, наиболее важным, основным критерием
дифференциации уголовного процесса является направленность производства
(то есть его предмет и задачи) и тип материально- правовых отношений,
лежащий в его основе.
Как уже неоднократно указывалось в настоящей работе, по этому
критерию все уголовно- процессуальные производства можно подразделить на
три вида:
1) основные производства;
2) дополнительные производства;
3) особые производства.
При этом к группе основных производств относятся все производства по
уголовному делу. Предметом таких производств является вопрос о наличии или
отсутствии уголовно- правового отношения и о его содержании, а его задачи
сформулированы в ст.2 УПК РСФСР.
Совершение преступления является юридическим фактом, влекущим за
собой возникновение уголовно- правового отношения между государством и
лицом, совершившим такое преступление. Уголовное судопроизводство
направлено прежде всего на установление наличия (или отсутствия) уголовно-
правового отношения, а также на его конкретизацию (то есть четкую
квалификацию совершенного деяния и определение меры наказания лицу, его
совершившему), производимую на основе точного установления всех фактов,
имеющих значение для дела.
Выводы о наличии и содержании этого уголовно- правового отношения
закрепляются в приговоре суда. Кассационная и надзорная инстанции могут
вносить в определенных законом пределах изменения в содержание
установленного судом первой инстанции уголовно- правового отношения.
Однако эти изменения могут основываться только на обстоятельствах, имевших
место в реальной действительности до вынесения приговора, но не учтенных
или неверно оцененных судом первой инстанции. Точно также при решении
вопроса о возобновлении дела по вновь открывшимся обстоятельствам
принимаются во внимание лишь факты, имевшие место до вынесения
приговора.
Наконец, в стадии исполнения приговора имеет место распорядительная
деятельность суда по обращению приговоров к исполнению и деятельность
суда по решению некоторых иных вопросов, например, зачет времени
пребывания в лечебном учреждении в срок отбытия наказания (ст. 366 УПК
РСФСР), предоставление отсрочки исполнения приговора (ст. 361 УПК
РСФСР) и т.д.
На этом производство по уголовному делу оканчивается.106 Уголовный
процесс выполнил свое предназначение. Непосредственная же реализация
уголовно- правового отношения не требует уголовно- процессуального
опосредования.
Итак, подчеркнем еще раз, что основные уголовно- процессуальные
производства предназначены для реализации норм уголовного права, их
предметом является установление наличия или отсутствия уголовно- правового
отношения и его содержания (то есть в них решаются вопросы о том, было ли
совершено преступление и какое, виновно ли в его совершении конкретное
лицо, и если да, то подлежит ли это лицо уголовной ответственности и в какой
мере). Задачами же этих производств является быстрое и полное раскрытие
преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения
закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут
справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к
уголовной ответственности и осужден.
Дополнительные производства также созданы для реализации уголовно-
правовых норм (а кроме того, для реализации норм уголовно- исполнительного
законодательства). Однако, в отличие от основных производств, они
направлены не на установление, а на изменение или досрочное прекращение
установленного и закрепленного приговором суда уголовно- правового
отношения. В этих производствах не рассматриваются вопросы о
преступлении, виновности и наказании, в них не ставится под сомнение
законность и справедливость вынесенного и вступившего в законную силу
приговора. Предметом их является установление наличия или отсутствия
обстоятельств, с которыми уголовный закон связывает возможность и
необходимость изменения, замены или прекращения реализации уголовного
наказания либо изменения условий содержания лиц, осужденных к лишению

106
- См. об этом также: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М. 1970. Т.2.
С. 424; Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением приговоров. М.
1979. С.18.
свободы. Причем такие обстоятельства должны возникнуть непременно уже
после вступления приговора в законную силу.
Соответственно, задачами дополнительных производств является
обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы в каждом случае,
когда для этого имеются основания, было произведено изменение или замена
уголовного наказания, либо было досрочно прекращено его исполнение и не
было ни одного случая неосновательного изменения, замены или досрочного
прекращения исполнения наказания.
В соответствии с действующим уголовно- процессуальным
законодательством к числу дополнительных уголовно- процессуальных
производств, как представляется, следует отнести производства по решению,
таких вопросов как:
1. Освобождение от отбывания наказания:
1) освобождение от отбывания наказания в связи с болезнью (ст.362
УПК РСФСР);
2) освобождение от отбывания наказания по инвалидности условно
осужденного к лишению свободы, условно освобожденного из мест лишения
свободы и осужденного к исправительным работам (ст.3621 УПК);
3) условно- досрочное освобождение (ст.363 УПК);
4) освобождение от наказания осужденного, в отношении которого
исполнение приговора отсрочено (ст.3623 УПК).
5) отмена условного осуждения до истечения испытательного срока и
снятие судимости (ст. 74 УК РФ).
2. Замена наказания:
1) замена неотбытой части наказания в виде лишения свободы более
мягким видом наказания (ст. 363 УПК, ст. 80 УК РФ);
2) замена исправительных работ ограничением свободы, арестом или
лишением свободы (ст.365 УПК, ст. 50 УК РФ);
3) замена штрафа - обязательными работами или арестом (ст.365 УПК,
ст. 46 УК РФ);
4) замена обязательных работ ограничением свободы или арестом
(ст.365 УПК, ст. 49 УК РФ);
5) замена ограничения свободы лишением свободы (ст.365 УПК, ст.
53 УК РФ).
3. Решение вопросов о реальном применении наказания:
1) отмена отсрочки отбывания наказания к лишению свободы и
направление осужденного для отбывания лишения свободы, назначенного
приговором;
2) отмена условного осуждения и исполнение наказания,
назначенного приговором (ст. 368 УПК, ст. 74 УК РФ).
4. Изменение условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы,
во время отбывания наказания (ст. 364 УПК, ст. 78 УИК РФ):
1) перевод осужденных из тюрьмы в исправительную колонию;
2) перевод из исправительных колоний общего и строгого режимов в
колонию- поселение;
3) перевод из колонии - поселения в исправительную колонию, вид
которой был ранее определен судом;
4) перевод осужденных из колонии- поселения, в которую они были
направлены по приговору суда, в исправительную колонию общего режима;
5) перевод из исправительных колоний общего и строгого режимов в
тюрьму на срок не свыше трех лет.
5. Изменение условий условного осуждения (ст. 368 УПК, ст.ст. 73, 74
УК РФ):
1) отмена или дополнение ранее установленных для осужденного
обязанностей;
2) продление испытательного срока.
6. Рассмотрение ходатайств о снятии судимости (ст. 370 УПК, ст. 86
УК РФ).
7. Освобождение от наказания и смягчение наказания вследствие
издания уголовного закона, имеющего обратную силу (ст.3611 УПК).
Данные производства, думается, нельзя считать составной частью
стадии исполнения приговора. Это вполне самостоятельные производства, о
чем свидетельствует:
1. Наличие самостоятельной материально- правовой базы. Эти
производства созданы не для реализации положений особенной части
уголовного кодекса РФ, а для воплощения в жизнь отдельных положений его
общей части, в частности ст.ст. 46. 49, 50, 74 УК РФ и т.д., а также для
реализации отдельных норм уголовно- исполнительного законодательства – ст.
78 УИК РФ. Причем особенности материально- правовых отношений, лежащих
в основе данных производств, определяют наличие собственного предмета
доказывания, не связанного с предметом доказывания по уголовному делу. В
ходе данных производств, как уже сказано выше, не ставится под сомнение
законность и обоснованность приговора суда, уже вступившего в законную
силу и обращенного к исполнению.
2. Эти производства полистадийны. Судебной деятельности в них
предшествует досудебная подготовка, осуществляемая в определенных
пределах в уголовно- процессуальной форме. Судебная деятельность
начинается с подготовительных действий суда. Затем следует стадия судебного
разбирательства. Возможно и кассационное производство (хотя такое
производство может осуществляться не во всех случаях, а по некоторым
производствам - только по протестам прокурора, но не по жалобам
заинтересованных лиц). По таким делам возможно надзорное производство и
производство по вновь открывшимся обстоятельствам. Кроме того, в
определенном смысле в таких производствах существует и стадия исполнения
постановления судьи.
3. Порядок производства по таким делам существенно отличается
от порядка, определенного для основных производств. В частности,
отличаются поводы и основания возбуждения производства, участвуют иные
субъекты уголовно- процессуальной деятельности, возникающие сомнения не
всегда толкуются в пользу осужденного и т.д.107
Данные производства именуются, по терминологии, предложенной Ю.К.
Якимовичем, дополнительными. Это подчеркивает тот факт, что они, являясь
самостоятельными, в то же время возникают всегда на базе оконченного
основного производства, в их результате изменяется или прекращается
уголовно- правовое отношение, установленное и закрепленное ранее в ходе
основного производства.
В отличие от них особые производства вообще не направлены на
установление или изменение уголовно- правового отношения (за исключением
случая, когда решается вопрос о применении принудительных мер
медицинского характера к лицу, заболевшему душевным заболеванием после
совершения преступления – тогда устанавливается наличие уголовно-
правового отношения, но не его содержание). В их основе лежат либо
отношения, урегулированные уголовным правом, но не связанные с

107
- Подробнее см.: Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система
стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. Томск.
Издательство Томского университета. 1991; Якимович Ю.К. Дополнительные и особые
производства в уголовном процессе России. Томск. Изд-во ТГУ. 1994.
совершением преступления, либо отношения, не имеющие уголовно- правового
характера, которые, тем не менее в силу особых причин урегулированы
нормами уголовно- процессуального права и осуществляются в уголовно-
процессуальной форме.
К числу особых производств можно отнести:
1. Производство по применению принудительных мер медицинского
характера.108 Предметом этого производства является установление наличия
или отсутствия оснований для применения принудительных мер медицинского
характера. Его задача – обеспечение правильного применения закона с тем,
чтобы в каждом случае, когда для этого имеются основания, принудительные
меры медицинского характера были применены, и не было ни одного случая
необоснованного применения принудительных мер медицинского характера.
2. Особым (а не дополнительным) будет являться одно из производств,
упомянутых в ст. 368 УПК РСФСР (среди перечня вопросов, связанных с
приведением приговора в исполнение). Это производство «о применении,
продлении, об изменении и о прекращении применения принудительных мер
медицинского характера» (ст. 368 УПК, ст.ст. 97 и 102 УК РФ, ст. 18 УИК РФ).
Данное производство нельзя отнести к числу дополнительных судебных
производств, поскольку оно не связано с изменением или досрочным
прекращением уголовно- правового отношения, в его рамках осуществляется
применение норм, не являющихся уголовно- правовыми по своей природе
(норм уголовно- исполнительного законодательства). Единственное, что
объединяет его с дополнительными производствами - это то, что начинается
оно после вступления приговора в законную силу. Данное производство,
думается, следует отнести к числу особых производств, также как и вообще
производство по применению принудительных мер медицинского характера.
Причем процессуальный порядок его осуществления должен быть не менее
сложным, чем порядок применения принудительных мер медицинского
характера, закрепленный главой 33 УПК РСФСР.
3. Производство по жалобам на применение заключения под стражу в
качестве меры пресечения и на продление срока содержания под стражей, а
также производство по жалобам на действия и решения органа дознания,
следователя или прокурора, связанные с производством обыска, наложением
ареста на имущество, приостановлением производства по уголовному делу и

108
- Подробнее об этом см.: Якимович Ю.К. Дополнительные и особые производства в
уголовном процессе России. Томск. Издательство Томского университета. 1994.
продлением срока предварительного расследования109. В самом деле, такие
производства следует отнести к числу особых производств110, так как, прежде
всего, в их основе лежат отношения административно- правового характера,
основанные на властных полномочиях следователя и прокурора,
предоставленных им для обеспечения надлежащего хода расследования.
Производства эти по существу отношений, составляющих их природу,
аналогичны производству по делам о жалобах на действия государственных
органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающие права и
свободы граждан, осуществляемому в порядке, установленном ГПК РСФСР.
Тем не менее, несмотря ни на административно- правовой характер
отношений, лежащих в основе таких производств, ни на то, что в большинстве
случаев такие производства возникают по поводу прав и свобод граждан,
закрепленных в Конституции РФ, ни на то, что в гражданско-процессуальном
законодательстве закреплен уже порядок рассмотрения судом жалоб на
действия и решения должностных лиц, рассматриваемые производства следует
признать самостоятельными уголовно- процессуальными производствами (а не
проявлениями административного, гражданского или конституционного
судопроизводства).
Дело в том, что характер материально- правовых отношений, лежащих в
основе того или иного производства, далеко не всегда может и должен
соответствовать форме судопроизводства. Во- первых, таких форм всего 4
(конституционное, уголовное, гражданское и административное), тогда как
число типов материально- правовых отношений значительно больше. Ряд из
них не имеет «своей» формы судопроизводства (например, трудовое право,
уголовно- исполнительное право и пр.). Отсюда - необходимость
существования в рамках одного процесса (как системы производств)

109
- Такое производство не урегулировано самостоятельно в уголовно- процессуальном
законодательстве, оно появилось в соответствии с Постановлением Конституционного Суда
от 23 марта 1999 г. № 5 – П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133,
части первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с
жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и
общества с ограниченной ответственностью «Моноком». Такие жалобы, по- видимому,
будут рассматриваться в порядке, аналогичном тому, что предусмотрен законодателем для
рассмотрения жалоб на арест и продление срока содержания под стражей.
110
- Аналогичная точка зрения высказана А.В. Солодиловым. См.: Солодилов А.В. Судебный
контроль за проведением следственных действий и решениями прокурора и органов
расследования, ограничивающими конституционные права и свободы граждан в уголовном
процессе России. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Томск. 1999. С.10 – 12.
производств с различной материально- правовой базой (так в рамках
гражданского судопроизводства рассматриваются дела, возникающие из
гражданско- правовых, трудовых, административно- правовых отношений,
норм избирательного права и права социального обеспечения и пр.).
Во- вторых, отнесение производства к той или иной форме
судопроизводства должно осуществляться не автоматически (в зависимости
только от характера материально- правовых отношений, лежащих в его основе),
но и с учетом характерных черт конкретной категории дел, а также
особенностей этих форм судопроизводства, принципов, лежащих в их основе,
свойственных им гарантий и т.д.
Так, вследствие того, что в рассматриваемых случаях должностным
лицом принимается решение, существенно ограничивающее важное
конституционное право гражданина (право на свободу и личную
неприкосновенность, на неприкосновенность жилища и пр.), спор о законности
и обоснованности такого решения должен быть рассмотрен как можно быстрее,
а это более осуществимо в условиях уголовно- процессуального производства.
Кроме того, включение данного производства в число уголовно-
процессуальных связано с тем, что речь в них идет о защите прав граждан,
чрезвычайно значимых для них – права на свободу и личную
неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность
жилища. А уголовный процесс, со всеми его принципами и гарантиями,
предназначен именно для разрешения ситуаций, решения споров, последствия
которых являются наиболее важными для гражданина. И, наконец, еще одна
причина придания этим производствам статуса уголовно- процессуальных в
том, что они связаны с производством по уголовному делу, не могут
возникнуть в отсутствие последнего.
Таким образом, место данных производств - именно в уголовном
процессе, они должны осуществляться именно в форме уголовного
судопроизводства. а не в какой-либо иной.
Направлены эти производства не на установление наличия или
отсутствия уголовно- правового отношения и не на его изменение, а на
разрешение вопроса о соблюдении всех норм уголовно- процессуального
законодательства, регламентирующих порядок принятия того или иного
процессуального решения либо совершения того или иного процессуального
действия.
Так, предметом производства по жалобам на арест и продление срока
содержания под стражей является установление наличия или отсутствия
сведений подтверждающих законность и необходимость применения
заключения под стражу в качестве меры пресечения и продления его срока. При
этом судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности в
совершении преступления лица, содержащегося под стражей (п.10
Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 3 от 27.04.1993 г.).
Задачей данного производства является обеспечение правильного
применения закона, с тем, чтобы ни одно лицо, обжаловавшее применение к
нему заключения под стражу в качестве меры пресечения или продление срока
содержания под стражей, не находилось под стражей незаконно или
необоснованно.
Соответственно определяются предмет и задачи производства по
жалобам на действия и решения органа дознания, следователя или прокурора,
связанные с производством обыска, наложением ареста на имущество,
приостановлением производства по уголовному делу и продлением срока
предварительного расследования.
Таким образом, производство по жалобам на применение заключения
под стражу в качестве меры пресечения и на продление срока содержания под
стражей, а также производство по жалобам на действия и решения органа
дознания, следователя или прокурора, связанные с производством обыска,
наложением ареста на имущество, приостановлением производства по
уголовному делу и продлением срока предварительного расследования нельзя
отнести ни к числу основных, ни к числу дополнительных производств.
Кроме того, данные производства можно отнести к числу
самостоятельных производств. Конечно, как уже было указано, они всегда
возникают в связи с производством по уголовному делу. Однако из этого
нельзя сделать вывод, что вопросы, лежащие в их основе, разрешаются в
рамках производства по уголовному делу, или что они являются всего лишь
частью обеспечительного механизма основного производства. Вообще любое
производство по жалобам на действия должностных лиц или государственных
органов, возникает в связи с осуществлением определенного вида
административной деятельности, однако это ведь не препятствует выделению
производства по жалобам на действия должностных лиц, нарушающие права и
свободы граждан, в качестве самостоятельного гражданско-процессуального
производства. Нельзя сделать вывод о том, что производство по жалобам на
применение заключения под стражу в качестве меры пресечения и на
продление срока содержания под стражей и производство по жалобам на
действия и решения органа дознания, следователя или прокурора, связанные с
производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением
производства по уголовному делу и продлением срока предварительного
расследования, не имеет самостоятельного характера, и из того факта, что
данные производства развиваются одновременно с основным производством
по уголовному делу, точно также, как из того факта, что дополнительное
производство по времени следует после основного, не следует, что оно
является продолжением основного производства.
Производство по жалобам на применение заключения под стражу в
качестве меры пресечения и на продление срока содержания под стражей и
производство по жалобам на действия и решения органа дознания, следователя
или прокурора, связанные с производством обыска, наложением ареста на
имущество, приостановлением производства по уголовному делу и продлением
срока предварительного расследования, являются самостоятельными уголовно-
процессуальными производствами, так как обладают всеми необходимыми
признаками, характерными для самостоятельного производства. В частности
они имеют собственную определенную материально- правовую базу, в основе
их лежит определенный круг отношений, они являются полистадийными и
комплексными (то есть имеют определенные особенности в деятельности
правоохранительных органов на всех (или хотя бы на нескольких) стадиях
процесса111)
уголовного и обладают существенными отличиями,
позволяющими отграничить их от других производств. Отметим также, что и
порядок оформления соответствующих материалов также свидетельствует о
самостоятельном характере соответствующих производств. В самом деле,
указанные материалы не подшиваются к уголовному делу, с производством по
которому связано производство по жалобам на применение заключения под
стражу в качестве меры пресечения и на продление срока содержания под
стражей либо производство по жалобам на действия и решения органа
дознания, следователя или прокурора, связанные с производством обыска,
наложением ареста на имущество, приостановлением производства по
уголовному делу и продлением срока предварительного расследования, но
формируются в самостоятельное дело.

111
- Подробнее об особенностях уголовно- процессуальной деятельности, характерных для
этих производств, см.: Солодилов А.В. Указ. соч.
3. В настоящее время можно сказать и о том, что следует выделить в рамках
уголовного процесса еще одно самостоятельное особое уголовно-
процессуальное производство – производство по продлению или
прекращению применения к несовершеннолетнему принудительной меры
воспитательного воздействия (ст. 4021 УПК РСФСР).
Кроме того, есть основания говорить о необходимости появления в
уголовном процессе РФ еще одного особого уголовно- процессуального
производства. В соответствии с Федеральным законом РФ «Об основах
системы профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних» от 24.06.1999 г., несовершеннолетние в возрасте от 11 до
18 лет могут быть принудительно помещены в специальное учебно-
воспитательное учреждение закрытого типа, если они:
1) совершили общественно опасное деяние до достижения возраста, с
которого наступает уголовная ответственность;
2) достигли возраста, предусмотренного частями первой или второй
статьи 20 Уголовного кодекса Российской Федерации, совершили общественно
опасное деяние и не подлежат уголовной ответственности в связи с тем, что
вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим
расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не могли в
полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность
своих действий (бездействия) либо руководить ими;
3) осуждены за совершение преступления средней тяжести и
освобождены судом от наказания в порядке, предусмотренном частью второй
статьи 92 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Причем, только последний случай предусмотрен УК РФ (ст. 92), и в
этом случае вопрос о применении к несовершеннолетнему такой серьезной
принудительной меры воспитательного характера решается одновременно с
вынесением приговора (с освобождением от уголовного наказания) в порядке,
предусмотренном уголовно- процессуальным законодательством.
Для остальных же случаев (когда не совершено преступления)
процедура применения к несовершеннолетним данной принудительной меры
воспитательного характера урегулирована вышеуказанным законом, который
тем самым кладет начало новому производству, не отнесенному ни к одному из
известных видов производств и не предусмотренному Конституцией РФ.
Это производство включает в себя несколько стадий, к которым
относятся:
• принятие решения ходатайствовать перед судом о помещении
несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение
закрытого типа (возбуждение производства);
• досудебная подготовка материалов;
• судебное рассмотрение материалов;
• производство по жалобам, протестам на постановление судьи;
• исполнение постановления судьи.
Причем в ходе досудебной подготовки материалов возможно
производство медицинского, в том числе психиатрического
освидетельствования (которое в ряде случаев может производиться только на
основании постановления начальника органа внутренних дел), применение к
несовершеннолетнему мер пресечения в виде помещения его под надзор
родителей или законных представителей, либо под надзор администрации
детского учреждения, а также помещение несовершеннолетнего на срок до 30
суток в центр временной изоляции для несовершеннолетних
правонарушителей.
Только по окончании досудебной подготовки материалов в указанном
законе предусмотрено появление адвоката (для ознакомления с собранными
материалами). Причем совершенно неясен статус этого адвоката (защитник или
представитель), объем его правомочий.
Указанным выше Федеральным законом РФ предусмотрен порядок
пересмотра постановления судьи, который неизвестен ни одной из
предусмотренных Конституцией РФ форм судопроизводства (все
постановления судьи по соответствующим материалам, должен пересматривать
председатель вышестоящего суда).
В результате изучения Федерального закона РФ «Об основах системы
профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»
представляется возможным сделать следующие выводы:
1) Он ведет к появлению новой процедуры, не стыкующейся ни с
одним из известных видов процесса, что неоправданно и необоснованно.
2) Наиболее оптимальным является отнесение порядка применения к
несовершеннолетнему, совершившему общественно- опасное деяние,
принудительных мер воспитательного воздействия, к числу уголовно-
процессуальных производств, урегулирование его в уголовно- процессуальном
законодательстве. Связано это прежде всего с тем, что под угрозой в случае
решения такого вопроса находятся чрезвычайно важные права
несовершеннолетнего, возможная ошибка чревата для него очень серьезными
последствиями (его свобода может быть ограничена путем помещения его в
специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа на срок до
трех лет).
3) Отнесение производства по вопросу о применении принудительных
мер воспитательного воздействия к числу уголовно- процессуальных
производств будет более предпочтительным, так как уголовный процесс
наиболее застрахован от ошибок, в большей мере гарантирует соблюдение прав
несовершеннолетних при применении мер принуждения в ходе такого
производства. Более того, представляется, что применение к
несовершеннолетнему каких- либо мер принуждения (принудительное
освидетельствование, а тем более помещение его в центр временной изоляции
для несовершеннолетних правонарушителей) совершенно недопустимо вне
рамок уголовного процесса, как средства обеспечивающего соблюдение прав
граждан в ходе применения такого рода мер.
4) Наконец, это исключит ситуацию неравенства прав
несовершеннолетних. На настоящий момент несовершеннолетние,
совершившие преступление, находятся в более выгодном положении, более
защищены процессуально, по сравнению с несовершеннолетними,
совершившими общественно- опасное деяние, не являющееся преступлением
(так как вопрос о помещении в специальные учебно-воспитательные
учреждения закрытого типа по отношению к ним решается сейчас в порядке
уголовного судопроизводства).
5) С другой стороны, такое производство в уголовном процессе должно
быть надлежащим образом, с достаточной полнотой урегулировано, для чего
желательно перенести в УПК РСФСР из упомянутого выше Федерального
закона РФ нормы, предусматривающие процессуальный порядок возбуждения
производства, подготовки и рассмотрения материалов, распространить на это
производство общие правила уголовно- процессуального производства.
Таким образом, представляется совершенно необходимым введение в
уголовный процесс производства по применению принудительных мер
воспитательного воздействия. Если наше предложение будет принято и данное
производство появится в уголовном процессе, то его безусловно необходимо
будет отнести к числу особых уголовно- процессуальных производств (его
материально- правовая основа – нормы ФЗ РФ «Об основах системы
профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»,
предмет – установление наличия или отсутствия оснований для помещения
несовершеннолетнего в специальное учебно- воспитательное учреждение
закрытого типа и т.д.).
Стоит дополнительно отметить, что границы между основными,
дополнительными и особыми производствами являются строгими и
нерушимыми. Другие разновидности производств, выделенные в зависимости
от иных критериев дифференциации, характеризуются несколько размытыми
границами, причем одно производство, благодаря особенностям конкретного
дела, может перетечь в другое (так производство, начатое как производство по
делу частного обвинения, может перерасти в публичное производство и
наоборот).
В отличие от этого, отнесение каждого конкретного производства к
числу основных, дополнительных или особых четко и однозначно задается
особенностями вопросов, для решения которых оно возникает. Возбужденное
производство при этом продолжает развиваться исключительно в рамках
данной разновидности производства – основное производство не может
перерасти в дополнительное, а дополнительное – в особое.
Это, правда, не исключает возможность возникновения в ходе ведения
основного производства или по его окончании дополнительных и (или) особых
производств, с участием тех же лиц, что являются субъектами основного
производства. Но такие «дочерние» производства не являются при этом ни
составной частью, ни даже продолжением основного, а представляют собой
совершенно самостоятельные производства.
Перейдем теперь к рассмотрению разновидностей производств,
выделяемых в уголовном процессе РФ в зависимости от степени сложности их
процессуальной формы.
Как уже было неоднократно оговорено в зависимости от данного
критерия дифференциации все производства можно поделить на:
1) обычное;
2) упрощенные;
3) производства с более сложной процессуальной формой.
Однако для того, чтобы определить, какие производства следует отнести
к той или иной группе, попытаемся дать определение соответственно
упрощенного производства и производства с более сложной процессуальной
формой.
Начнем с понятия упрощенного производства. Давая понятие
дифференциации, мы уже оговорили, что под дифференциацией уголовного
процесса будем понимать существование в системе уголовного процесса
самостоятельных производств, которые характеризуются наличием
определенной материально- правовой базы, объективно требующей отличий в
законодательном регулировании, комплексностью и наличием существенных
различий по сравнению с обычным порядком производства, приводящих в
конечном итоге к изменению форм деятельности по этим делам. В том числе
такие свойства самостоятельного уголовно- процессуального производства
характерны и для упрощенных производств.
Следующий важный признак упрощенного производства - это его
направленность, задача, которая имелась в виду при его введении. Думается,
что первая из этих целей состоит в максимальном уменьшении промежутка
времени между моментами совершения преступления и назначения наказания
виновному лицу.
Но каким же образом достигается эта цель, какие средства могут быть
использованы для этого законодателем?
Первое, что приходит на ум, - это сокращение процессуальных сроков
производства по соответствующим категориям дел. Однако такой путь
представляется в корне неверным и неспособным привести к хоть сколько-
нибудь положительным результатам. Единственное к чему может привести
такой способ - это интенсификация деятельности органов предварительного
расследования и судей, которые и так перегружены работой.112 Об этом говорят
и статистические данные, свидетельствующие, что судьи и так не справляются
с существующей нагрузкой. Так, в Томской области нагрузка судей по
рассмотрению уголовных дел росла следующим образом:

Количество 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998
поступивших год год год год год год год год год
уголовных дел (на 1
судью в месяц)
Томская область 5,7 5,9 6,3 8,9 10,2 8,7 10,1 10,9 11,8

112
- См. об этом, например, Бердычевский В. Актуальные проблемы правосудия.//
Советская юстиция, 1993. №13. С.4 - 5; Дубинин А. Упростить судебный процесс.//
Российская юстиция. 1994. № 10. С. 15 - 16; Бобров М. Зигзаги судебной реформы //
Законность. 1993. № 10. С. 22 - 24.
Таким образом, нагрузка судей по рассмотрению уголовных дел
увеличилась в Томской области за последние 9 лет более чем в два раза.
Аналогичные процессы происходили и в РФ в целом.
В 1998 году на одного судью в Томской области в среднем
приходилось 11,8 уголовных, 24,8 гражданских дел и 6,7 административных
материалов в месяц. Субъективно судьи оценивают свою нагрузку еще выше.
По результатам опроса судей, они в среднем рассматривают 14 уголовных дел в
месяц. 89% судей указали на то, что их рабочий день составляет более 8 часов,
причем у 67% из числа опрошенных рабочий день длится более 9 часов, а 24%
опрошенных трудятся более 10 часов в день.
Причем суды не в состоянии рассмотреть все поступающие дела. В
результате в судах год за годом растет остаток неоконченных дел. Так, в
Томской области он составил:

Остаток 1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998
неоконченных год год год год год год год год год
уголовных дел (на
начало года)
Томская область 325 384 534 891 1468 2072 3159 3959 4012


Аналогичное положение, по- видимому, характерно и для других
областей. Так, остаток нерассмотренных дел увеличивался в Кемеровской
области следующим образом: 3.419 уголовных дел на начало 1995 года, 4.335
уголовных дел на начало 1996 года и 5.481 уголовное дело на конец 1996 года.
Еще хуже обстоит дело в Алтайском крае. В суды края поступило в 1995 году
23.192 уголовных дела, остаток нерассмотренных дел составлял на начало года
4.888 уголовных дел. В 1996 году поступило в суды уже 30.557 дел, а остаток
нерассмотренных дел увеличился, составив на начало 1996 года 6.734 дела, а на
конец этого же года - уже 10.986 уголовных дел!
Эти данные, свидетельствуют о том, что суды просто не справляются с
существующей нагрузкой. В таких условиях нарушаются даже существующие
процессуальные сроки, установленные законом для обычного порядка
уголовного судопроизводства. Так, в 1996 году рассмотрено с нарушением
процессуальных сроков судами Кемеровской области 23% уголовных дел,
судами Томской области - 31%, а судами Алтайского края - 34% уголовных
дел. В 1998 году в Томской области рассмотрено с нарушением
процессуальных сроков уже 37% уголовных дел.
Таким образом, попытка интенсифицировать работу судей путем
установления более коротких процессуальных сроков для рассмотрения дел без
изменения процедуры уголовного судопроизводства просто не может дать
положительных результатов. Более того, попытка ускорения судопроизводства
исключительно за счет сокращения сроков производства по уголовному делу
обречена на провал. Сроки, отводимые на производство по делу, должны быть
соизмеримы со сложностью уголовно- процессуальной формы по этим делам.
Невозможно требовать от человека, чтобы процедура, на нормальное
проведение которой законом отводится, скажем, месячный срок, по некоторым
из дел проводилась, например, за неделю. В результате чистого сокращения
процессуальных сроков (без изменения уголовно- процессуальной формы по
данным делам), мы получим либо резкое увеличение числа дел, рассмотренных
с нарушением процессуальных сроков (теперь уже новых), либо рост случаев
нарушения судьями (мы все же говорим прежде всего о судебном
производстве) порядка деятельности по этим уголовным делам, установленного
законом.
Единственный реальный путь для достижения намеченной цели
(сокращения временного промежутка между моментами совершения
уголовного преступления и наложения наказания) - это такое изменение
порядка производства по соответствующим категориям дел, которое
объективно приводило бы к сокращению сроков судопроизводства. При этом,
такое ускорение судопроизводства, очевидно, произойдет не по всем делам. В
конкретном случае судопроизводство, произведенное в упрощенной форме,
может продолжаться и дольше, чем производство по аналогичному делу,
осуществляемое в обычном порядке. Так, на практике встречается нарушение
процессуальных сроков и по делам, производство по которым велось в
упрощенной форме. Например, если в 1998 году в Томской области судами
рассмотрено с нарушением сроков в целом 37% уголовных дел, то по делам
частного обвинения процессуальные сроки нарушены в 30% случаев, по делам,
рассмотренным судьей единолично - в 24% случаев.
То есть быстрота здесь - это цель, к которой стремится законодатель,
внося изменения в процессуальный порядок. В отдельных случаях эта цель
может и не достигаться, однако порядок судопроизводства по
соответствующим категориям дел должен отличаться такими свойствами,
которые объективно приводили бы к сокращению сроков уголовного
судопроизводства по основной массе таких дел.
Единственный же действенный способ, с помощью которого возможно
сократить время производства по большинству дел определенной категории,
состоит в том, чтобы изменить уголовно- процессуальную форму такого
производства.113
Вторая же задача, стоящая при введении упрощенного производства,
которая состоит в ликвидации ненужных процессуальных формальностей, -
также объективно требует соответствующего изменения уголовно-
процессуальной формы.
Напомним, что под уголовно- процессуальной формой мы понимаем
урегулированный законом порядок уголовно- процессуальной деятельности.
Таким образом, изменение уголовно- процессуальной формы означает
изменение порядка деятельности правоохранительных органов, изменение тех
конкретных форм, в которые эта деятельность выливается.
Однако одним из самых серьезных возражений против введения
упрощенных производств всегда было указание на то, что упрощение
судопроизводства, якобы, всегда связано с ликвидацией части процессуальных
гарантий по этим делам. Но, во- первых, далеко не все предусмотренные
законом условия, способы осуществления уголовно- процессуальной
деятельности являются процессуальными гарантиями. Следует различать
гарантии и формальности, гарантиями не являющиеся.
Возьмем для примера такое предусмотренное в законе условие, как
оглашение обвинительного заключения в начале судебного следствия (ст. 278
УПК РСФСР). Что гарантирует эта процедура? Обеспечение права
подсудимого знать, в чем он обвиняется? Но он уже ознакомлен с
113
- Поэтому представляется неверным понятие ускоренного производства,
сформулированное Р.Д. Ашировым, в соответствии с которым ускоренным является
производство, обладающее хотя бы одним из следующих признаков:
1) сжатые сроки;
2) отсутствие отдельных стадий;
3) упрощенная процессуальная форма. (См.: Аширов Р.Д. Институт ускоренного
производства как средство повышения эффективности советского уголовного процесса. //
Вопросы эффективности советского уголовного процесса. Казань. Изд-во Казанского
университета. 1976. С. 62.)
Как уже указано, одного только сокращения процессуальных сроков не достаточно для
отнесения конкретного производства к числу ускоренных производств. Что же касается
отсутствия отдельных стадий, то этот признак является свидетельством наличия упрощенной
уголовно- процессуальной формы, а, следовательно, не имеет значения самостоятельного
основания выделения ускоренного производства.
обвинительным заключением. Ознакомление других участников процесса с
обвинением и подтверждающими его доказательствами? Но они уже
ознакомились с материалами дела (или имели возможность с ними
ознакомиться). Обеспечение воспитательного воздействия судебного
разбирательства путем ознакомления присутствующих с сущностью того
обвинения по поводу которого будет производиться судебное следствие? Но
оглашение всего текста обвинительного заключения со всеми выводами
органов предварительного расследования и со всеми доказательствами может
лишь, напротив, создать у присутствующих впечатление, что результат
судебного исследования уже предрешен, а судья, зачитывающий
обвинительное заключение, разделяет изложенные в нем выводы. Это не только
не повышает воспитательное воздействие судебного разбирательства, но и
способно оказать противоположное воздействие на присутствующих.114 Таким
образом, данная процедура, данная составляющая уголовно- процессуальной
формы, не является гарантией и может быть безо всякого вреда изъята из
уголовного процесса.
Во- вторых, как верно заметил М.Л. Якуб: "Было бы неправильно
допускать "ослабление" гарантий или говорить об "усиленных" гарантиях по
делам о тех или иных преступлениях: порядок уголовного судопроизводства
по всем категориям дел должен содержать необходимые и достаточные
гарантии эффективного расследования и правильного разрешения дела,
неуклонного соблюдения прав и законных интересов личности".115 Однако, так
как сами уголовные дела отличаются по своим свойствам, то различаются и
необходимые процессуальные гарантии.
В самом деле, что представляют собой процессуальные гарантии? Это те
установленные уголовно- процессуальным законом средства, которые
позволяют добиваться достижения целей уголовного процесса и соблюдение в
ходе производства уголовно- процессуальных принципов. Э.Ф. Куцова
выделяет три вида гарантий:
1) гарантии - права, то есть предоставленные законом возможности
поведения лица, участвующего в уголовном судопроизводстве;
2) гарантии - обязанности государственных органов;


114
- См. об этом: Загорский Г. Совершенствование судебной процедуры рассмотрения
уголовных дел. // Советская юстиция. 1987. № 12. С.26 - 27.
115
- Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М. Юрид.
лит. 1981.
3) гарантии - принципы уголовного процесса.116
Гарантии- принципы при введении упрощенной уголовно-
процессуальной формы остаются неизменными, поскольку, как мы уже
говорили, любое изменение уголовно- процессуальной формы допустимо лишь
в рамках единой системы принципов уголовного процесса. Поэтому реально
стоит говорить о воздействии упрощения или усложнения судопроизводства на
два вида гарантий:
•гарантии как возможности осуществления гражданами своих прав и
•гарантии как обязанности государственных органов действовать четко
определенным образом.
Причем, упрощение уголовно- процессуального производства по-
разному воздействует на эти два вида гарантий.
Первый из них, собственно говоря, представляет собой правомочия,
предоставленные гражданам, которые те вправе использовать, но могут и не
использовать. Например, гарантией осуществления права на защиту, является
предоставленное обвиняемому право пригласить защитника по собственному
выбору. Однако обвиняемый может и не использовать этой возможности.
Таким образом, этот вид гарантий обладает, если можно так выразиться,
свойством диспозитивности. Эти гарантии остаются, или, по крайней мере,
должны оставаться неизменными при любом упрощении уголовно-
процессуального производства, в том числе и на его судебных стадиях. Так,
обвиняемому принадлежит право участвовать в судебном разбирательстве в
суде первой инстанции. Это правомочие является гарантией как соблюдения
его прав и законных интересов, так и одной из гарантий установления истины,
повышает воспитательное воздействие судебного разбирательства, и т.д.
Однако, в уголовном процессе большинства европейских государств, в случаях,
когда лицо обвиняется в совершении малозначительного уголовного деяния,
ему предоставляется возможность распорядиться этим правом по собственному
усмотрению. Праву этому просто не противостоит в таком случае обязанность
суда отложить рассмотрение дела в случае отсутствия обвиняемого. Если же
обвиняемый впоследствии сочтет, что он не смог воспользоваться своим
правом, закон предоставляет ему возможность требовать повторного судебного
разбирательства дела, уже с его участием. Таким образом, в случае упрощения
уголовного процесса путем установления возможности заочного рассмотрения

116
- См. об этом: Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе
(предмет, цель, содержание). М. Юрид. лит. 1973. С. 126 - 131.
дел, право обвиняемого участвовать в разбирательстве собственного дела
остается неизменным, оно никуда не исчезает, наоборот, становится правом в
полном смысле этого слова, то есть мерой возможного поведения лица.
Второй же вид гарантий, представляет собой закрепленные в законе
обязанности органов следствия, дознания, прокуратуры и суда действовать
строго определенным образом, четко указанным в законе. Так, в соответствии
со ст. 314 УПК РСФСР, суд обязан мотивировать приговор, приведя
доказательства, на которых он основывает свои выводы, и обосновав мотивы,
по которым он отвергает другие доказательства. И судья вынужден это делать,
невзирая на то, что, возможно, дело крайне несложное, фактические
обстоятельства его не вызывают сомнений, а подсудимый и потерпевший
согласны с выводами суда и не намереваются обжаловать приговор.
Вот эта группа гарантий уже испытывает непосредственное воздействие
в случае упрощения судебного производства. Состоит это воздействие в том,
что обязанности указанных государственных органов, в том числе и суда,
изменяются, становятся иными. Эти органы по- прежнему могут действовать
только тем образом, который определен в законе, все дело в том, что в законе
он определяется теперь иначе. То есть в случае появления упрощенного
судебного производства в уголовном процессе, одни обязанности
государственных органов исчезают, на их месте появляются другие, которые в
своей совокупности так же, как и раньше, гарантируют достижение целей
уголовного процесса, но делают это иначе, несколько отличающимся образом,
и с меньшей затратой сил, средств и времени. Более того, с введением
упрощенного производства на государственные органы могут быть возложены
совершенно новые дополнительные обязанности. Так, например, введение
института судебного приказа, означало бы, что в целях обеспечения все того же
права гражданина на судебный порядок применения к нему уголовного
наказания, суд обязан будет рассмотреть одно и то же дело дважды: первый раз
по письменным материалам, а второй раз, в случае несогласия обвиняемого с
судебным приказом, - в обычном порядке.
Таким образом, так как дела о преступлениях небольшой тяжести
обладают определенными особенностями, диктующими необходимость
возможно большей быстроты и простоты судопроизводства, то и
процессуальные гарантии - обязанности по этим делам, хотя и обеспечивают
соблюдение тех же принципов, обеспечение тех же прав и законных интересов
граждан, сами могут существенно изменяться, приобретать непривычный вид.
С другой стороны, усложнение процессуальной формы, на наш взгляд,
будет выражаться прежде всего в увеличении уровня процессуальных гарантий
как за счет добавления новых прав для обвиняемого (например, права требовать
рассмотрения дела судом присяжных или права безмотивного отвода
присяжных заседателей), так и за счет соответственного увеличения числа
обязанностей органов, ведущих уголовный процесс.
Подведем итог всему вышесказанному. Упрощенное производство в
уголовном процессе - это самостоятельное производство по категории дел,
обладающей особенностями, объективно требующими быстроты
осуществления уголовно- процессуальной деятельности и простоты уголовно-
процессуальной формы, осуществляемое в большинстве случаев быстрее и с
меньшими затратами, чем производство, осуществляемое в обычном порядке.
Причем ускорение и удешевление производства по большинству дел данной
категории достигается путем внесения существенных изменений в уголовно-
процессуальную форму на нескольких стадиях уголовного процесса. Эти
изменения могут выражаться в ликвидации ненужных формальностей, а также
в смене форм выражения процессуальных гарантий.
Аналогичным образом мы можем дать определение и производству с
более сложными процессуальными формами. Под ним следует понимать
самостоятельное производство по категории дел, обладающей особенностями,
требующими как можно более тщательного их расследования и рассмотрения,
что достигается путем внесения в уголовно- процессуальную форму
существенных изменений, выражающихся в увеличении уровня
процессуальных гарантий как за счет роста числа прав обвиняемых, так и за
счет увеличения обязанностей органов, ведущих уголовный процесс.
С учетом такой формулировки к числу упрощенных производств по
уголовному делу можно отнести:
1. Производство по делам, рассматриваемым единолично судьей
районного суда.
Первое, что здесь необходимо отметить, это то обстоятельство, что для
этого производства все изменения в процессуальной форме, в соответствии с
действующим законодательством, распространяются только на судебные
стадии уголовного процесса, не затрагивая процессуальной формы досудебного
производства. Следует, правда, тут же отметить, что до 1997 года дело обстояло
иначе. Единоличное рассмотрение ряда уголовных дел, в соответствии с ч.3 ст.
35 УПК РСФСР, возможно было только с согласия обвиняемого. В
соответствии со ст.201 УПК РСФСР, если уголовное дело относилось к числу
дел о преступлениях, предусмотренных ч.3 ст.35 УПК РСФСР, то следователь
при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела по окончании
предварительного расследования обязан был выяснить, согласен ли
обвиняемый на рассмотрение его дела судьей единолично. Таким образом,
изменения, которые формально касались только судебного производства,
фактически распространялись и на его досудебную стадию. Сейчас, однако, в
соответствии с ФЗ РФ от 21.12.1996 года, все уголовные дела о преступлениях,
максимальное наказание за которые, установленное законом, не превышает 5
лет лишения свободы, рассматриваются единолично (судьей районного суда
или мировым судьей). Мы, однако, рассмотрим здесь только производство по
делам, подлежащим рассмотрению судьей районного суда.
В настоящее время, все изменения в уголовно- процессуальной форме
производства по таким делам касаются только судебных стадий процесса. Но -
явный недочет в законодательной технике - следователь по- прежнему
формально обязан испросить согласие обвиняемого на единоличное
рассмотрение судьей его дела, в том случае, если соответствующее
преступление предусмотрено в ч.3 ст.35 УПК РСФСР (хотя теперь эта часть
ст.35 УПК говорит о преступлениях, максимальное наказание за которые
составляет от 5 до 15 лет лишения свободы, а также о преступлениях
несовершеннолетних, за исключением дел, подсудных мировому судье).
Чертой, позволяющей отнести единоличное рассмотрение уголовных
дел судьей районного суда к числу упрощенных производств, является сам
отказ от начала коллегиальности в рассмотрении уголовных дел.
Применительно к Российскому уголовному процессу это означает наличие
существенных исключений из двух его принципов: принципа коллегиальности
и принципа участия народных представителей в осуществлении правосудия.
Этого однако недостаточно для того, чтобы безусловно отнести такое
производство к числу упрощенных, так как наличие исключения из принципа
(или даже двух принципов) уголовного процесса не означает еще обязательно
существования упрощенного уголовно- процессуального производства. Так,
например, нельзя сказать, что существует упрощенное судебное производство
для дел, по которым открытое судебное разбирательство дела противоречило
бы интересам охраны государственной тайны, хотя в этом случае и имеется
исключение из весьма важного принципа - принципа гласности судебного
разбирательства.
Однако, в случае с единоличным рассмотрением уголовных дел судьей
районного суда, речь идет не только о наличии исключений из принципов
уголовного процесса. Хотя, действительно, никаких иных отличий в
процессуальной форме производства по таким делам законом не
предусмотрено, однако соответствующее изменение состава суда, оказывается,
имеет очень существенное влияние на те формы, в которых осуществляется
деятельность суда по делу. В частности, по соответствующим делам на стадии
назначения дела к судебному разбирательству, в соответствии со ст.228 УПК
РСФСР, судья должен принять решение о единоличном рассмотрении дела.
Единоличный порядок рассмотрения уголовного дела означает также, что
меняется конкретное воплощение начала неизменности состава суда при
разбирательстве дела, теряют всякое значение правила ст.242 УПК РСФСР о
запасном народном заседателе, а также правила отвода запасного народного
заседателя. Далее - так как предполагается неизменность состава суда, то иное
звучание получают правила, предусмотренные ст.277 УПК РСФСР. Если при
рассмотрении дела с участием народных заседателей, судья не мог быть уверен
в том, что после отложения дела оно будет рассматриваться в том же самом
составе суда, а потому не всегда имел смысл допрос явившихся свидетелей,
потерпевшего, эксперта, и.т.д., то в случае единоличного рассмотрения дела
безусловно целесообразнее допросить явившихся лиц, если иное не вызвано
необходимостью. А это повлечет за собой сокращение продолжительности
рассмотрения дела и исключит повторные, не вызываемые необходимостью
вызовы в суд лиц - участников процесса. Кроме того, при судебном
производстве по таким делам исчезает обязанность председательствующего
совещаться с народными заседателями при вынесении определений в судебном
заседании (ст.261 УПК РСФСР), да и само название соответствующих актов
меняется на «постановления». Кроме того, изменяется конкретное воплощение
деятельности судьи при вынесении приговора, отпадают правила ст.ст. 306 -
307 УПК РСФСР о порядке совещания и голосования судей и вынесения
особого мнения судьи.
Таким образом, реально порядок, формы деятельности суда по делам,
рассматриваемым единолично судьей районного суда, существенно меняются,
хотя это и не предусмотрено прямо нормами уголовно- процессуального
законодательства. А именно такое последствие авторы считают одним из
существенных признаков, позволяющих сделать вывод о наличии
самостоятельного уголовно- процессуального производства (которое
противопоставляется обычному производству, обладающему одной или
несколькими «разовыми» особенностями, не влияющими существенно на
формы процессуальной деятельности).
Кроме того, указанное производство применяется только по делам,
четко очерченным в УПК РСФСР (ст.35), и его особенности распространяются
как минимум (и в настоящее время) на две стадии процесса: стадию назначения
уголовного дела к судебному разбирательству и стадию судебного
разбирательства (ранее же особенности, связанные с этим производством
распространялись и на стадию предварительного расследования).
Итак, данное производство полностью подпадает под определение
самостоятельного уголовно- процессуального производства, предложенное в
настоящей работе. Остается убедиться, что такое самостоятельное
производство можно считать упрощенным судебным производством. Для этого
необходимо, во- первых, чтобы те категории дел, которые являются
материально- правовой основой этого производства, объективно требовали
быстроты и простоты производства по ним. Посмотрим, так ли это. С одной
стороны, очевидно, что да. Перечень дел, по которым судебное производство
может осуществляться в единоличной форме, выделен законодателем, исходя
из максимальной меры наказания, назначение которой возможно в случае
совершения соответствующего преступления, это наказание не должно
превышать пяти лет лишения свободы. Эти преступления по терминологии УК
РФ являются преступлениями небольшой и средней тяжести, а в работе уже
было показано, что именно нетяжкие преступления требуют упрощения и
ускорения судопроизводства по ним. Кроме того, из числа дел, которые могут
рассматриваться единолично судьей районного суда, законодателем исключены
все дела о преступлениях несовершеннолетних. Однако, с другой стороны, по
мнению авторов нельзя сказать, что наказание в виде 5 лет лишения свободы не
является тяжким последствием для лица, обвиняемого в совершении
преступления. Не останавливаясь подробно на этом моменте, отметим лишь,
что является неверным подход, при котором упрощение производства
распространяется на все уголовные дела о преступлениях, возможное наказание
за которые не превышает пяти лет лишения свободы, без учета свойств дела и
мнения участвующих в нем лиц. Наказание в виде 5 лет лишения свободы
слишком серьезно, чтобы быть назначенным в порядке упрощенного
производства. Таким образом, следует сделать вывод, что в общем, уголовные
дела, являющиеся материально- правовой основой единоличного рассмотрения
дел судьей, характеризуются необходимостью применения по ним ускоренного
и упрощенного порядка производства, однако верхняя граница размера
наказания, применение которого возможно в результате такой процедуры,
является слишком высокой.
Во- вторых, ускоренное производство отличается от обычного тем, что
оно, по общему правилу, обходится государству более дешево и
осуществляется быстрее. Для производства по единоличному рассмотрению
уголовных дел судьей районного суда соблюдаются оба эти условия. В самом
деле, этот порядок производства быстрее, как уже было показано в предыдущих
главах, и дешевле, так как позволяет судебным органам обходиться меньшим
количеством народных заседателей, а также уменьшает расходы государства на
судопроизводство, в связи с ускорением процесса, отсутствием необходимости
после отложения судебного разбирательства вновь исследовать все
доказательства, и.т.д.
И, наконец, в- третьих, такое ускорение и удешевление процесса
достигается благодаря существенным отличиям в порядке производства, по
сравнению с обычным производством.
Таким образом, производство по делам, рассматриваемым единолично
судьей районного суда является упрощенным основным уголовно-
процессуальным производством.
Отметим сразу, что на наш взгляд, законодательное регулирование
любого упрощенного производства должно быть комплексным, должно
охватывать как судебные, так и досудебные стадии производства, изменения на
которых должны разумно сочетаться между собой. К сожалению, этот подход
не свойственен нашему законодателю, в связи с чем порядок досудебного
производства зачастую никак не учитывает форму судебного производства. Так
обстоит дело и с производством по делам, подлежащим рассмотрению
единолично судьей. Его судебный порядок, как уже показано не соотносится ни
с какими изменениями на досудебных стадиях, не идентифицируется с какой-
либо из форм досудебной подготовки.
2. Производство по делам, досудебная подготовка по которым
производилась в протокольной форме.
Практически никем не оспаривается, что досудебное производство по
данной категории дел является упрощенным.117 Зато в данном случае возникает

117
- Хотя встречаются и иное мнение (см., например, Басков В.И. Протокольная форма
уголовного судопроизводства // Советское государство и право. 1985. № 10. С.63 - 70).
проблема, касающаяся определения степени сложности процессуальной формы
судебных стадий процесса по соответствующим делам. В самом деле, закон,
казалось бы, не предусматривает для них изменений на стадии судебного
разбирательства, лишь устанавливает сокращенный срок для рассмотрения
дела, что само по себе еще не является признаком упрощения
соответствующего производства.118 Более того, зачастую отмечается, что
судьям такая форма досудебной подготовки материалов лишь добавляет
хлопот.119 Однако, думается, что и судебное производство по делам с
протокольной формой досудебной подготовки материалов следует признать
упрощенным.
Изменения в порядке и непосредственных формах деятельности
государственных органов реально распространяются по делам о преступлениях,
перечисленных в ст.414 УПК РСФСР, практически на все стадии уголовного
процесса, касаются как досудебного, так и судебного производства.120 Так,
например, в связи с отсутствием обвинительного заключения по таким делам, у
суда исчезает обязанность ознакомления обвиняемого с таким актом. Иным
является процессуальный статус объяснений очевидцев и других письменных
материалов, прилагающихся к протоколу, по сравнению со статусом
доказательств, собранных в результате производства следственных действий,
что приводит к изменению форм деятельности суда в процессе судебного
следствия, укреплению начала непосредственности (во всяком случае, в
идеале). Резко меняются формы судебной деятельности на стадии назначения
судебного заседания, и т. д.
Кроме того, как уже было сказано, упрощенное производство должно
быть комплексным. Комплексный характер упрощенного производства и может
проявляться в том, что исчезновение процессуальных формальностей и
гарантий на одних стадиях процесса, может быть компенсировано появлением
новых гарантий, в том числе и на других стадиях уголовного процесса.


Однако такая позиция не подкрепляется никакими аргументами и исходит, большей частью
из отрицательного отношения к терминам "упрощенное" и "ускоренное" производство.
118
- См., например, Перлов И. Судебное рассмотрение дел и материалов о хулиганстве.//
Советская юстиция. 1967. № 1. С.21 -22.
119
- См., например, Басков В.И. Указ. соч. С.64.
120
- Подробно об этом см., например, Лонь С.Л. Протокольное производство в уголовном
процессе. Томск. Издательство Томского университета. 1996. С. 128 - 145; Якимович Ю.К.
Структура советского уголовного процесса: система стадий и система производств.
Основные и дополнительные производства. Томск. Издательство Томского университета.
1991. С.77 - 101.
Поэтому оценивать это производство следует в целом, а не только его судебные
или досудебные стадии.
Производство с протокольной формой досудебной подготовки
материалов, явно является упрощенным производством, так как оно
представляет собой самостоятельное уголовно- процессуальное производство,
распространяющееся на четко очерченный круг уголовных дел, отличающихся
по мысли законодателя как небольшой тяжестью совершенного преступного
деяния, так и очевидностью преступления, несложностью установления
фактических обстоятельств дела. Кроме того, данное производство
характеризуется наличием особенностей в порядке, условиях, формах
осуществления уголовно- процессуальной деятельности, распространяющихся
на все этапы движения дела и приводящих к ускорению и удешевлению
судопроизводства.
3. Производство по делам частного обвинения, рассматриваемым
районными судами.
В первую очередь отметим, что в настоящее время для дел, отнесенных
законом к подсудности мировых судей, существуют два резко различающихся
порядка производства. Предусмотренный уголовно- процессуальным законом
порядок производства по делам частного обвинения, рассматриваемым
мировыми судьями, существенно отличается как по степени сложности, так и
по соотношению диспозитивных и публичных начал, от порядка производства
по делам частного обвинения, сохраняющегося в тех субъектах РФ, где
мировые судьи не действуют. Аналогичным образом, не идентичны
производство по другим уголовным делам, отнесенным к подсудности мировых
судей, и производство по аналогичным категориям дел, рассмотрение которых
производится районными судами в единоличном или коллегиальном составе
суда. Таким образом, в действующем уголовно- процессуальном
законодательстве заложена возможность существования производств,
существенно отличающихся, в частности, степенью свободы поведения
участников процесса (потерпевшего и обвиняемого), возможностями
воздействия последних на его ход и результаты. Причем объем прав
обвиняемого и потерпевшего будет зависеть в данном случае не от категории
дела или иных факторов, объективно требующих различий в производстве, а от
причин совершенно иного рода и свойства: достаточно ли у субъекта РФ денег
для обеспечения деятельности мировых судей (ведь из федерального бюджета
оплачивается только заработная плата мировых судей), каково отношение
законодательной (представительной) и исполнительной власти субъекта РФ к
институту мировых судей и т.д. Такое положение, как нам кажется,
противоречит принципу равенства граждан в уголовном процессе.
Далее, укажем, что производство по делам частного обвинения,
рассматриваемым районными судами, в настоящее время одновременно можно
определить и как упрощенное производство и как производство,
характеризующееся повышенной свободой потерпевшего в распоряжении
предметом и ходом процесса.
Это производство является упрощенным, так как оно распространяется
на четко определенный в законе круг дел о преступлениях, которые
характеризуются, в частности, невысокой степенью общественной опасности.
Свойства этих дел, необходимость учета интересов потерпевшего, требуют
наличия особенного порядка судопроизводства для них, который отличался бы
простотой.
Далее, порядок производства по делам частного обвинения существенно
отличается от общего порядка производства по уголовному делу. Причем
отличия эти распространяются и на стадию досудебной подготовки материалов
(возможность отсутствия досудебной подготовки, урегулированной уголовно-
процессуальным законом), и на судебные стадии процесса (отсутствие
формального обвинительного акта и.т.д.). Причем эти отличия ведут к тому,
что продолжительность производства по таким делам, по общему правилу,
меньше, а само такое производство обходится государству более дешево.
Кроме перечисленных производств, достаточно давно существующих в
уголовном процессе РФ, ФЗ РФ от 07.08.2000 г. позволяет выделить еще два
упрощенных производства.
4. Производство по делам публичного обвинения, подсудным мировым
судьям.
Данное производство имеет ряд общих черт с производством по делам,
рассматриваемым единолично судьей районного суда. Так, общим является
порядок досудебной подготовки и назначения дела к слушанию, в основном, по
одним и тем же правилам производится и судебное разбирательство. Тем не
менее, производство по делам, подсудным мировому судье, имеет ряд
существенных отличий, которые позволяют считать его самостоятельным
уголовно- процессуальным производством.
В частности, мировым судьям подсудны определенные категории
уголовных дел, характеризующиеся невозможностью применения наказания,
превышающего два года лишения свободы. Кроме того, ряд уголовных дел о
преступлениях небольшой тяжести исключен из числа подсудных мировому
судье. Не высказывая здесь мнения по поводу обоснованности такого
исключения в ряде случаев, отметим, что в большинстве случаев из
подсудности мирового судьи исключены дела, характеризующиеся
повышенной степенью сложности установления по ним обстоятельств,
имеющих значение для их правильного разрешения (например,
монополистические действия и ограничение конкуренции, неправомерные
действия при банкротстве, нарушение правил охраны и использования недр и
пр.).
Далее, судебное производство по делам публичного обвинения,
осуществляемое мировыми судьями, существенно отличается от судебного
производства, осуществляемого единолично судьей районного суда тем, что
содержит возможность применения сокращенного порядка судебного
следствия. Отличается, наконец, и количество стадий, которые может пройти
дело - за счет появления по делам, подсудным мировому судье, новой стадии –
стадии апелляционного производства.
В своей совокупности, перечисленные отличия настолько меняют объем
прав участников судопроизводства и деятельность суда на нескольких стадиях
уголовного процесса, что это позволяет говорить о самостоятельном характере
данного производства.
Такое производство, кроме того, является упрощенным. Этот вывод
основывается, прежде всего, на тех его чертах, которые являются общими как
для данного производства так и для производства по делам, рассмотрение
которых производится судьей единолично. Перечисленные выше отличия
существенным образом не меняют степень сложности процессуальной формы
производства по делам публичного обвинения, подсудным мировому судье.
Так, сокращение судебного следствия представляет собой лишь возможность,
которая будет использоваться далеко не по всем делам (хотя в тех случаях,
когда она будет воплощена, производство по конкретному делу будет
значительно упрощено). Появление же дополнительной стадии процесса, как
мы уже оговорили в первом параграфе данной работы, само по себе не
свидетельствует ни о простоте, ни о повышенной сложности процессуальной
формы.
5. Производство по делам частного обвинения, подсудным мировым
судьям.
Материально- правовой базой данного производства является тот же
самый круг уголовных дел, что и для производства по делам частного
обвинения, подсудным районному суду. Однако порядок осуществления
судопроизводства по делам, подсудным мировым судьям, отличается таким
своеобразием, настолько не схож ни с обычным производством, ни с
производством по делам частного обвинения, подсудным районному суду, что
рассматриваемое производство. безусловно, должно быть признано имеющим
самостоятельный характер.121
Рассматриваемое производство подобно производству по делам
частного обвинения, подсудным районному суду, возможно отнести
одновременно к числу упрощенных производств и к числу производств,
характеризующихся повышенной свободой потерпевшего в распоряжении
предметом и ходом процесса.
Это - упрощенное производство, поскольку оно отличается, например,
крайне упрощенным порядком возбуждения уголовного дела (производится
путем подачи жалобы потерпевшим), отсутствием досудебной подготовки,
которая осуществлялась бы в форме предварительного расследования или, хотя
бы, в протокольной форме. До назначения дела к слушанию судья не обязан
выяснять вопросы, перечисленные в ст. 222 УПК РСФСР (в частности, собраны
ли по делу доказательства, достаточные для рассмотрения его в судебном
заседании). Эти и другие особенности производства по делам частного
обвинения, направлены на ускорение и удешевление судопроизводства по
таким делам, и, по-видимому, в большинстве случаев и будут приводить к
такому результату.
К числу же основных производств, наделенных более сложной
процессуальной формой, чем обычное производство, представляется
бесспорным отнесение следующих производств:
1. Производство по делам о преступлениях несовершеннолетних.
2. Производство по делам, рассматриваемым судом присяжных.
Оба эти производства являются самостоятельными, поскольку
осуществляются по четко определенному кругу уголовных дел. Причем
особенности таких дел требуют наибольшей осторожности при решении


121
- Положение, при котором для одного и того же круга уголовных дел существуют два
резко различающихся производства (выбор одного из которых зависит не от особенностей
конкретного дела, ни от желания участников судопроизводства, а от причин, имеющих
«внешний» характер, нами ранее в данной работе уже охарактеризовано как неприемлемое.
вопроса о наличии и содержании уголовно- правового отношения. Поэтому
такие производства отличаются более высоким уровнем процессуальных
гарантий, большим количеством условий и необходимых требований,
которыми сопровождается принятие того или иного процессуального решения,
более широким кругом лиц, вовлекаемых в уголовное судопроизводство (а
стало быть они протекают медленнее и обходятся государству дороже). Кроме
того, особенности производства по таким делам распространяются как на
судебные стадии процесса, так и на стадию досудебной подготовки.
Так, например, досудебная стадия процесса по делам, рассматриваемым
судом присяжных, отличается от обычного производства как появлением права
обвиняемого ходатайствовать о рассмотрении его дела судом присяжных (ст.
423 УПК РСФСР), так и появлением у следователя обязанности при
ознакомлении обвиняемого со всеми материалами уголовного дела разъяснить
ему право заявлять такое ходатайство, а также обязанности зафиксировать
позицию обвиняемого по этому поводу в отдельном протоколе (ст.424 УПК
РСФСР).
Однако, все упомянутые выше упрощенные производства и
производства с более сложной процессуальной формой представляют собой
основные производства, то есть производства по уголовному делу.
Возникает вопрос: распространяется ли классификация производств на
обычные, упрощенные и производства с более сложными процессуальными
формами, лишь на такие производства, или же дополнительные и особые
производства также можно дифференцировать в зависимости от сложности
уголовно- процессуальной формы. Если да, то с чем мы при этом сравниваем
их? С другими производствами того же вида? Или с обычным порядком
основного производства?
Представляется, что сравнение производств только внутри одного их
типа (основные, дополнительные, особые), затемняет их истинную сущность.
Так, процессуальные формы для всех дополнительных производств
практически не различаются по степени сложности. Значит ли это, что обо всех
них можно говорить как об обычных производствах? Но в этом случае мы
получим парадоксальную ситуацию, когда обычные дополнительные
производства будут много проще, чем упрощенные основные производства.
Деление производств по степени сложности в этом случае теряет всякий
практический смысл, едва мы выходим за рамки основного производства.
С другой стороны, можно ли сравнивать, скажем обычное основное
производство и производства особые по степени сложности? Думается, что
сравнение между собой двух производств, столь различных по своим задачам,
направленности, материально- правовой природе, недопустимо.
Можно, однако, поступить иначе. Представляется, что возможна
формулировка некоей идеальной модели уголовного судопроизводства. Такая
модель должна быть рассчитана на неопределенный круг дел и содержать в
себе оптимальное соответствие между двумя конкурирующими целями:
ускорением процесса с одной стороны и целью установления истины с другой.
Эта модель (особенно в приложении к судебным стадиям производства),
собственно говоря, вообще не распространяется только на уголовный процесс
одного государства Она представляет собой достижение культуры, достояние
цивилизации. Истоки ее можно проследить еще с глубокой древности, увидеть
их в той процедуре, которая была характерна еще для древнеиудейского
процесса. Недаром судебное производство во всех европейских государствах и
в США имеет чрезвычайно много общего, больше чем существенных
расхождений. Идеальная модель судопроизводства представляет собой некое
устойчивое, консервативное начало, которое и объединяет уголовные процессы
всех этих государств, несмотря на все культурные и исторические различия
между ними.
Черты такой идеальной модели можно сформулировать на основе
сравнения уголовно- процессуального законодательства и теории уголовного
процесса в различных государствах, а также, опираясь на международно-
правовые акты в области прав человека. По мнению авторов к числу наиболее
важных черт такой модели можно отнести:
I. Условия, необходимые для рассмотрения уголовного дела:
1. Наличие досудебной подготовки, проводимой с целью сбора
доказательств, которые могут стать предметом исследования в суде.
2. Проведение предварительной судебной проверки с целью
установления достаточности материалов для рассмотрения дела в суде.
3. Предварительное (то есть произведенное до судебного
разбирательства) ознакомление обвиняемого с формулировкой предъявленного
ему обвинения и с основными доказательствами обвинения.122


122
- В ст.14 Международного Пакта "О гражданских и политических правах", в числе
минимальных гарантий, предоставляемых обвиняемому, предусматривается его право "быть
4. Предоставление обвиняемому необходимого времени для подготовки
собственной защиты.123
II. Условия, относящиеся непосредственно к судебному
разбирательству.
1. Проведение гласного судебного разбирательства.
2. Предоставление подсудимому возможности мотивированного отвода
судей.
3. Присутствие подсудимого при судебном разбирательстве его дела
(право «быть судимым в его присутствии»).
4. Коллегиальность состава суда.
5. Предоставление государством подсудимому возможности
воспользоваться помощью профессионального защитника.
6. Состязательность судебного производства, то есть разделение
функций обвинения, защиты и разрешения дела и равноправие сторон.
7. Устность и непосредственность исследования доказательств в
судебном разбирательстве.
8. Полнота исследования доказательств (должны быть исследованы как
все доказательства, представленные обвинением, так и все доказательства, на
которые ссылается защита).
9. Оценка судом доказательств на основе внутреннего убеждения, а не
на основании формальных правил.
10. Предоставление сторонам возможности свободного обжалования
решения суда по делу.
11. Пересмотр дела по жалобе другим судом (или же в ином составе
суда).
Такой представляется нам идеальная модель судебного производства
(возможно недостаточно подробно и полно рассмотренная), характерная для
всей западной цивилизации, сформировавшаяся в результате многовекового
развития науки уголовного процесса. Добавим также, что ряд черт такого
производства сформулирован применительно к рассмотрению уголовного дела,
однако может быть с некоторыми оговорками отнесен и к дополнительным и
особым производствам в уголовном процессе.


в срочном порядке и подробно уведомленным на языке, который он понимает, о характере и
основании предъявляемого ему обвинения".
123
- В том же Пакте (ст.14) закреплено право "иметь достаточное время и возможности для
подготовки своей защиты и сноситься с выбранным им самим защитником".
И среди многообразия уголовно- процессуальных производств в каждом
из государств, придерживающихся сходной модели, одно из них, обычно, более
близко соответствует этой идеальной модели, чем остальные. Это - то
производство, которое и рассчитано на дела о преступлениях «средних» по
степени тяжести и сложности установления фактических обстоятельств. Так, во
Франции - это производство по делам о деликтах, в Англии - производство по
обвинительному акту, и.т.д.
Ближе всего к такой идеальной модели (не вполне однако совпадая с
ней) в нашей стране находится обычный порядок осуществления основного
производства.
Обычному судебному производству в РФ свойственны и черты,
отличающие его от общей модели идеального судебного производства как в
сторону его упрощения, так и в сторону большей сложности уголовно-
процессуальной формы. Так, обычное судебное производство в уголовном
процессе РФ несколько упрощено по сравнению с общепринятыми
положениями, так как в нем не воплощается в полной мере принцип
состязательности. С другой стороны, оно является более сложным, чем общая
его модель, так как ему свойственны такие дополнительные гарантии, как
ознакомление обвиняемого со всеми доказательствами обвинения,
обязательность судебных прений, обязательность составления
мотивированного приговора. Однако, такие отличия не слишком существенны,
и потому именно обычное основное производство является воплощением в
уголовном процессе РФ общей модели идеального судебного уголовно-
процессуального производства.
Однако, наряду с таким «средним» производством, существуют и такие
производства, формы осуществления которых более просты, или, напротив,
усложнены по сравнению с идеальной моделью. Для некоторых категорий
уголовных дел существенно отличающихся от среднего уровня либо по тяжести
возможных последствий для гражданина, либо по степени сложности
установления фактических обстоятельств, необходим перевес, преобладание
одной из этих двух ценностей. Производства по более сложным делам, где
возможно назначение строгих наказаний, должно производиться неторопливо,
без спешки, с максимальным уровнем процессуальных гарантий. Несложные
же дела, в результате рассмотрения которых не будут поставлены под угрозу
наиболее важные интересы гражданина, должны быть закончены в
максимально короткий срок.
То есть, говоря об упрощенном производстве или о производстве с более
сложными процессуальными формами, мы сравниваем его не с обычным
порядком основного производства, а с той самой идеальной моделью
оптимального судебного производства. С такой моделью можно сравнивать как
все основные, так и дополнительные, и особые производства.
Теперь следовало бы рассмотреть, с тех же позиций, что и
разновидности основных производств, производства дополнительные, чтобы
определить, к какому из типов уголовно- процессуальных производств (в
зависимости от степени сложности их процессуальной формы) можно отнести
то или иное дополнительное производство. Думается, однако, что нет
необходимости останавливаться на этом вопросе чересчур подробно.
Классификация дополнительных производств, признаки, позволяющие отнести
их к числу самостоятельных уголовно- процессуальных производств, и
существенные особенности, свойственные этим судебным производствам и
позволяющие отнести их к числу упрощенных, подробно рассмотрены в
юридической литературе.124
Отметим только, что все без исключения самостоятельные
дополнительные уголовно- процессуальные производства являются
упрощенными, по той терминологии, что предлагается авторами настоящей
работы. Эти производства имеют собственную материально- правовую базу
(отношения, лежащие в их основе, относятся частично к уголовно- правовым,
частично, на наш взгляд, к уголовно- исполнительным отношениям). Дела,
составляющие базу данных производств, сравнительно несложны, и не чреваты
особо серьезными последствиями для тех лиц, в отношении которых они
ведутся (хотя и достаточно существенно затрагивают их интересы) и требуют
скорейшего их рассмотрения. Процессуальные формы, в которых ведется

124
- См., например, Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением
приговора. М. 1979. С.17 - 19; Пышнев Д.И. Судебное разбирательство по делам об условном
освобождении из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к
труду. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук.
Харьков. 1981. С.3 - 4; Ларин А.М. Уголовный процесс: структура права и структура
законодательства. М. "Наука". 1985. С. 62 - 66; Якимович Ю.К. Структура советского
уголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные
производства. Томск. Издательство Томского университета. 1991. С.116 - 133; Якимович
Ю.К. Дополнительные и особые производства в уголовном процессе России. Томск.
Издательство Томского университета. 1994. С.3 -70; Мартыняхин Л.Ф. Проблемы
повышения эффективности судебной деятельности по делам об условно- досрочном
освобождении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
юридических наук. Томск. 1991. и др.
судопроизводство по этим делам, содержат более чем существенные изъятия по
сравнению с идеальной моделью судопроизводства, в результате чего такие
дела рассматриваются слишком уж быстро.125
И, наконец, особые уголовно- процессуальные производства.
К их числу, как уже отмечено выше, автор относит производство по
применению принудительных мер медицинского характера, производство по
применению, продлению, изменению и прекращению применения
принудительных мер медицинского характера, осуществляемое по основаниям,
возникшим после обращения приговора к исполнению, производство по
жалобам на применение заключения под стражу в качестве меры пресечения и
на продление срока содержания под стражей, производство по жалобам на
действия и решения органа дознания, следователя или прокурора, связанные с
производством обыска, наложением ареста на имущество, приостановлением
производства по уголовному делу и продлением срока предварительного
расследования и производство по продлению или прекращению применения к
несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия.
При этом производство по применению принудительных мер
медицинского характера следует отнести к числу особых производств,
характеризующихся повышенной сложностью уголовно- процессуальной
формы, по сравнению с идеальной моделью судопроизводства.
Все же другие особые уголовно- процессуальные производства имеют
существенные особенности, по сравнению с той же идеальной моделью,
отличающие их в сторону большей простоты процессуальных форм.
Так, весьма упрощена досудебная подготовка по таким делам,
отсутствует предварительная судебная проверка достаточности
представленных материалов для разрешения в судебном заседании вопроса,
стоящего перед данным производством.


125
- См. об этом, например, Любавин А.А. Процессуальный порядок разрешения дел в
стадии исполнения приговора. // Доклады по вопросам конкретной экономики и советского
права. Томск. Издательство ТГУ. 1963. С. 103 - 106; Свиридов М.К. Порядок разрешения дел
об условно- досрочном освобождении от наказания. Учебное пособие. Томск. Изд-во ТГУ.
1972. С.121 - 124; Свиридов М.К. Некоторые вопросы реализации требований условно-
досрочного освобождения. // Вопросы государства и права. Томск. Изд-во ТГУ. С. 144 - 149;
Мартыняхин Л.Ф. Проблемы повышения эффективности судебной деятельности по делам об
условно- досрочном освобождении. Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Томск. 199; Якимович Ю.К. Дополнительные и особые
производства в уголовном процессе России. Томск. Издательство Томского университета.
1994. С.66 и др.
Судебное рассмотрение жалобы на арест или продление срока
содержания под стражей проводится в закрытом судебном заседании, возможно
рассмотрение дела в отсутствие сторон, своевременно извещенных о времени
рассмотрения жалобы. Отсутствуют судебные прения, и т. д.
Наконец, последний критерий дифференциации уголовного

<<

стр. 3
(всего 4)

СОДЕРЖАНИЕ

>>