<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ

2) 57 48
3) 60 нет данных
4) 66 60

Формы негативного поведения
потерпевших ( по нашим данным):
Нападение на причинителя вреда 29 25

Оскорбления, скандалы, издевательства, 21 19
унижения

26 16
Иные




Для того чтобы понять причины отрицательного поведения жертв,
необходимо изучить их виктимологическую характеристику.
Начнем с социально-демографических признаков.
К ним относятся: пол, возраст, национальность, социальная принадлеж-
ность, образование, семейное положение и т. п. Статистическая обработка
указанных данных раскрывает функциональную связь с фактом совершения
преступления1. Хотя эта связь носит отдаленный, не генетический характер, она
подлежит установлению, поскольку с нее начинается познание и вхождение в
предмет исследования.
Пол. Изучение уголовных дел по убийствам и причинению тяжкого вреда
здоровью вследствие отрицательного поведения потерпевших показало, что
потерпевшими чаще становятся мужчины (см. таблицу 2).
Таблица 2
Пол Данные
Г.И. Чечеля Р.И. Михеева Л.В. Франка наши
м 69 64 61 71
ж 31 36 39 29

1
См.: Коган В.М. Значение социально-демографических факторов для изучения причин преступности //
Вопросы борьбы с преступностью. Вып. 22. М., .: Филимонов В.Д. Общественная опасность личности
преступника. Томск., 1970.С.168
3
См.: Е.Овчаренко Экологические преступления Ставрополь, 1997. С. 45.

48
Данное обстоятельство объясняется тем, что мужчины ввиду меньшей
занятости в быту чаще употребляют спиртные напитки, завязывают
сомнительные знакомства. К тому же в силу психических особенностей они
чаще подвержены агрессивным реакциям на внешние раздражители.
Возраст. Данный показатель характеризует не только биологические
свойства личности, но и ее социально-психологические черты. Как показали
многочисленные исследования, возрастной состав потерпевших выглядит
следующим образом.
Таблица 3
Данные
Возраст
Г.И. Чечеля Р.И. Михеева В.С. Минской наши

14-18 лет 2,3 6 14 9
19-25 22,8 34 12 31, 5
26-40 59,6 32 44,8 38,5
свыше 40 42,3 28 29,2 21


Следовательно, чаще жертвами становятся лица третьей возрастной
группы. Данное обстоятельство можно объяснить большой социальной
активностью людей в возрасте 26-40 лет, которая «удачно» сочетается с уже
сформировавшимися личностными чертами и жизненной установкой.
Национальность. Какой-либо специфики совершения деяний,
предусмотренных в ст.ст. 105 ч. 1, 107, 108, 111, 112, 113, 114 УК РФ в за-
висимости от принадлежности потерпевших к той или иной национальности в
ходе проведенного исследования выявлено не было.
Образование. Важным показателем интеллектуального уровня
потерпевших является их образование. Оно находится в определенной связи с
характером совершаемых ими поступков. Виктимологические исследования
вскрывают общую устойчивую тенденцию: уровень образования лиц,
являющихся жертвами насильственных преступлений, обусловленных их


49
поступками, ниже, чем у граждан того же возраста с социально одобряемым
поведением. Этот факт лишний раз доказывают приведенные ниже данные.
Таблица 4
Данные
образование
Г.И. Чечеля Р.И. Михеева наши
Д.В. Ривмана
Неполное
56 47 26,9 73
среднее

Общее и
среднее 34 46 63,3 20
специальное
высшее 10 7 9,8 7


Для сравнения: если среди населения Российской Федерации доля лиц,
имеющих высшее и среднее специальное образование, превышает 40%, то
среди лиц рассматриваемой нами группы она составляет 27%.
Семейное положение. К сожалению, авторы подчас игнорируют данные о
семейном положении жертвы преступления. Между тем такая информация
важна, поскольку семья выступает фактором, стабилизирующим положение
личности и укрепляющим ее социально-ролевые функции. Не случайно, что
холостые люди чаще «вызывают» на себя преступление.
Таблица 5
холосты 63 %
Состоят в браке 37 %



Но не всякая семья создает позитивную нравственно-психологическую
атмосферу. 24% потерпевших воспитывались в неблагополучных семьях, где
царила атмосфера конфликта, совершались противоправные и аморальные
поступки.
Рассмотренные нами социально-демографические признаки изменчивы и
дают в основном исходное, первоначальное представление о потерпевшем.
Сами по себе они не раскрывают внутренней, нравственно-психологической

50
структуры личности, а следовательно, генетической связи жертвы с характером
ее поведения.
Нравственно-психологическая характеристика личности
потерпевшего. Она включает в себя широкий спектр внутренних позиций
жертвы в различных сферах социального бытия, потребности, интересы,
морально-нравственные принципы личности, развитость ее воли и чувств.
Исследования показали: у потерпевших, вызвавших преступление своим
отрицательным поведением, в нравственно-психологическом облике
доминировали следующие качества:
Таблица 6
Данные
Г.И. Чечеля Д.В. Ривмана, наши
В.С. Устинова
Агрессивность 9,1 24,5 34
Деспотизм 3 4,3 7
Алкоголизм 19,4 37,6 32
Половая
распущенность 3 7,8 4
Неразборчивость
в знакомствах 20,3 31,9 10
Грубость иные- 45,2 6,4 8
Неуживчивость 8,6 5



Рассмотрим некоторые из этих черт.
Агрессивность потерпевших проявляется многогранно. Но не следует
путать агрессивность как интегральное личностное свойство и агрессивное
поведение как таковое. Исходя из выбранного субъектом способа поведения,
психологи выделяют прямую и косвенную, вербальную и физическую агрессии,
каждая из которых имеет определенную степень проявления. По данным
П.А.Ковалева, косвенная вербальная агрессия выражается в два раза чаще, чем
косвенная физическая; кроме того, у мужчин больше всего выражена прямая
физическая агрессия, а у женщин – косвенная вербальная1.

1
Ковалев П.А. Возрастно-половые особенности отражения в сознании структуры собственной агрессивности и
агрессивного поведения: Автореферат дис.…канд. юрид. наук. СПб, 1996. С.16.

51
Агрессивность потерпевших как личностное свойство проявляется
многогранно. Именно поэтому, мы, подобно Д.Ривману и В.Устинову1,
выделяем среди агрессоров:
1) агрессивных насильников;
2) агрессивных провокаторов.
Для первой группы потерпевших характерно наличие насильственной
асоциальной установки. Их виктимное поведение, как правило, общественно
опасно и противоправно. Деяния агрессивных провокаторов менее опасны, т.к.
они не связаны с физическим насилием. Их поведение большей частью
провоцирующее, но не преступное. Данные группы, в свою очередь, делятся на
подгруппы. Так, следует различать агрессивного насильника общего плана
(4%), который реализует свои негативные качества в ситуациях, где
причинителем вреда может быть лицо, с которым его ничего не связывало, и
избирательно агрессивного насильника (12,2%), для которого субъект
преступления близкий или знакомый человек. Агрессивный провокатор также
может быть общего плана (3,8%) и избирательный (11,6%). Как видно,
наиболее распространенным среди потерпевших является избирательный тип
агрессора. Это подтверждается собранными нами данными. Так, среди всех
жертв лишь 12% не были знакомы с субъектом преступления, 19 % являлись их
супругами, 18 % - сожителями, 22 % - родственниками и 39%- знакомыми.
Но этой градацией агрессивных потерпевших виктимология не
ограничивается. Так, Д.В. Ривман и В.С. Устинов предлагают с учетом
мотивации виктимного поведения разделить всех жертв на: корыстных,
сексуальных, хулиганов, негативных мстителей, скандалистов, семейных
деспотов и психически больных.
И.А. Кудрявцев и Н.А. Ратинова, изучая природу агрессивно-
насильственного поведения, выделили типы агрессии: смысловую,
функционально-утилитарную, привычно – неконтролируемую, ситуативно –



1
Д.В.Ривман, В.С.Устинов. Виктимология. СПб, 2000. С.91.

52
оборонительную, обусловленную неадекватной актуализацией
профессиональных стереотипов, а также аффектированной целью1.
В зависимости от характера агрессии предлагаем выделить среди
потерпевших, характеризующихся отрицательным поведением, следующие
типы:
1) привычно – неконтролируемый агрессор (80%). Его характеризуют
слабая способность к самоконтролю, некоторая личностная
примитивность, склонность остро воспринимать крайне широкий
спектр внешних воздействий. Поведение таких лиц строится под
влиянием ситуативно возникающих импульсов и побуждений,
является скорее аффективно обусловленным, нежели
рациональным. Выбор средств и способов действия сужается и
стереотипизируется.
2) Ситуативно – оборонительный (10%). Потерпевший обладает
достаточными ресурсами для разрешения большинства проблемных
ситуаций. «Резкий сбой» системы саморегуляции происходит
только в экстремальных, стрессовых ситуациях, при которых угроза
значимым для него ценностям возникает неожиданно и носит
выраженный характер.
3) Лицо, агрессия которого обусловлена аффективной целью (8%).
Такому субъекту свойственна просоциальная личностная
направленность, ориентация на соблюдение общепринятых норм и
правил, но при этом его характеризует низкая эмоциональная
устойчивость и невысокий уровень самоконтроля.
4) Катастрофический агрессор (2%). Его отличает отчетливо
выраженная просоциальная направленность, позитивная установка,
стремление соблюдать традиционные правила и нормы, а также
высокий уровень самоконтроля и наименьшая агрессивность.
В зависимости от направленности агрессии потерпевших можно выделить:

1
Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А. Криминальная агрессия. М.: МГУ., 2000. С.113-131.

53
• «враждебных» агрессоров (75%), целью которых является
причинение страданий. Главное для таких потерпевших –
причинить максимальное зло или ущерб тем, на кого они
нападают;
• «инструментальных» агрессоров (25 %), для которых причинение
вреда другим не является самоцелью. Скорее, они используют
агрессивные действия в качестве инструмента для осуществления
различных желаний.
Наиболее близко к «враждебным агрессорам» примыкают потерпевшие-
деспоты (7 %). Их поведение, как правило, заключается в агрессивных и
неожиданных выходках, избиениях близких людей либо просто в плохом
отношении к ним.
Грубостью и неуживчивостью отличалось до 13 % потерпевших в то
время, как половая распущенность была характерна для 4 % жертв.
Как показало наше исследование, частое употребление алкоголя
становилось нравственно-психологической чертой потерпевшего, что
приводило к нарушению его нормальных социальных связей. Ухудшались
отношения в семье, на работе. Круг интересов суживался, утрачивались
профессиональные навыки, падала трудоспособность, не говоря уже о том, что
увеличивалась возможность агрессивных выходок с его стороны. Исследования
показывают: при совершении преступлений 57,1% потерпевших находились в
состоянии алкогольного либо наркотического опьянения, при этом 30,6% из
них распивали спиртные напитки с субъектом преступления.
В целом же всех жертв рассматриваемой нами категории объединяло одно
– своим отрицательным поведением они провоцировали преступление,
способствовали перерастанию конфликтной ситуации в преступление.
По мнению психологов, в процессе любого общения «скрыта искра»
конфликта, но чтобы «из искры возгорелось пламя», нужны провоцирующие
условия, в качестве которых могут выступать определенные черты субъекта:
обидчивость, вспыльчивость, заносчивость, «ершистость», подозрительность,

54
нетерпимость к возражениям, неуступчивость. Они создают у субъекта
предрасположенность к возникновению состояния конфликта. При этом
наибольший вклад в агрессивное поведение вносят вспыльчивость,
обидчивость, мстительность1. По мнению Л.И. Белозеровой, у жертв,
вызывающих своим поведением преступление, преобладают такие черты, как
обидчивость (74%), упрямство (68%), вспыльчивость (34%), драчливость
(33%)2. А.А. Реан дополняет этот перечень такой особенностью личности, как
«демонстративность»3. Демонстративная личность постоянно стремится
произвести впечатление на других, привлечь к себе внимание. Свои
устремления она проявляет в тщеславном поведении. Именно тщеславие
порождает в жертвах преступления обидчивость и заносчивости, роль которых
в возникновении агрессивного поведения весьма велика. Многие авторы
полагают, что агрессивность потерпевшего определяется его социальным
статусом4. Так, чаще всего провоцируют преступление лидеры или
«отверженные». В первом случае агрессия вызывается желанием защитить или
укрепить свое лидерство, а во втором – неудовлетворенностью своим
положением.
Как показывают собранные нами данные, преступления чаще всего
провоцируются эгоцентричными и агрессивными потерпевшими. Они чаще
всего становятся жертвами себе подобных в «наркотико-алкогольно-
сексуальных» преступлениях. Как отмечает Е.В.Садков, «повышается
интенсивность виктимизации так называемого маргинального слоя общества,
порой трудно бывает увидеть разницу между преступником и потерпевшим,
если они оба из маргинальной среды; у них почти одинаковые личностные
деформации и стереотипы поведения»5. В данной среде 80% лиц становятся
жертвами преступлений, в совершении которых определяющую роль играет их
1
Ковалев П.А. Возрастно-половые особенности отражения в сознании структуры собственной агрессивности и
агрессивного поведения. Автореферат. дис. …канд. псих. наук. СПб, 1996. С.21.
2
Белозерова Л.И. Работа с трудными детьми. Киров, 1992. С. 16.
3
Реан А.А. Агрессия и агрессивность личности. СПб,1996. С.56.
4
Шляхтина О.И. Взаимосвязь агрессивности с личностными особенностями и социальным статусом. СПб,
1997. С.9.
5
Садков Е.В. Предупреждение преступности в маргинальной среде молодежи. Автореферат. дис. …канд. юрид.
наук. М.,1994. С.8.

55
провокационное поведение. Такие люди, как правило, живут по принципу:
жить хочу и буду жить именно так, чтобы меня замечали. По мнению
С.Н.Абельцева, потерпевших из маргинальной среды характеризуют
«эгоистические привычки, потеря чувства ответственности, равнодушие к
проблемам других людей, цинизм. Им присущи ослабленные чувства стыда,
долга, совести, а также несдержанность и конфиктность, грубость, лживость,
ханжество, необразованность, невоспитанность»1.
Потерпевших, поведение которых носило провокационный характер,
объединяет многое, но прежде всего, наличие асоциальной установки.
По поводу понятия «установка» в науке уже долгие годы идут споры. Так,
Д.Н. Узнадзе видит в ней «готовность организма, субъекта к определенной
деятельности в соответствии с конкретными условиями, потребностью и
ситуацией ее удовлетворения»2. Автор отмечает, что «поведение, как бы и где
бы оно ни возникало, определяется воздействием окружающей
действительности не непосредственно, а прежде всего опосредованно – через
целостное отражение этой последней в субъекте деятельности, т.е. через его
установку»3. Подтверждение этому тезису можно найти и в философских
исследованиях. Так, авторы книги «Современные проблемы теории познания
диалектического материализма» подчеркивают, что «установка является не
отдельным психическим феноменом, а целостным личностным состоянием,
возникающим на основе отражения действительности. В свою очередь, она
оказывает дальнейшее влияние на процессы предстоящего отражения.
Установка создает у субъекта дифференцированное отношение, избирательную
готовность к предстоящим внешним воздействиям и влияет на протекание и
направленность последующих актов осознанного отражения и поведения4. Б.С.
Волков понимает под установкой «жизненную программу» индивида5. Исходя
из данных положений можно сделать вывод о том, что у жертв,
1
Абельцев С.Н. Личность преступника и проблема криминального насилия. М., 2000. С.44.
2
Узнадзе Д.Н. Психология установки. СПб, 2001. С.60.
3
Там же. С.158.
4
Современные проблемы теории познания диалектического материализма// Под ред. М.Б.Митина и др. М.,
1970. Т.2. С.315.
5
Волков Б.С. Мотивы преступлений. Казань,1982. С.19.

56
провоцирующих преступление, имелась асоциальная обстановка. Она
выражалась в разной форме, имела неодинаковое содержание и различную
интенсивность проявления, но у всех она была определенной «жизненной
программой». Низкий уровень правосознания, агрессивность в различных ее
проявлениях, неуважение к людям и иные негативные качества легли в основу
психологической установки изучаемой нами категории лиц и во многом
предопределили их судьбу.
В науке нет единой позиции относительно того, что же конкретно
формирует психологическую позицию индивида, побуждает его к негативному,
социально неодобряемому поведению. На наш взгляд, этому способствуют
следующие факторы:
1) недостаточное умственное развитие;
2) примитивность и неустойчивость духовных потребностей;
3) и, конечно, неправильное воспитание, приводящее к формированию
асоциальной личностной установки.
Иначе подходит к данному вопросу Ф.Патаки. Он выделяет природные и
социокультурные причины. К первым автор относит психопатические явления,
связанные с психофизиологическими нарушениями в организации поведения. А
к социокультурным причинам - своеобразные наследуемые и передаваемые по
традиции образцы и модели решения конфликта, которые в случае их
интериоризации личностью могут вызвать в ней склонность к определенному
виду девиантного поведения; это и подражание эталонам поведения,
имеющимся в определенных слоях общества, в семье, соприкоснувшейся с
криминальностью, и т.д1.
Все эти факторы, несомненно, влияют на формирование личности жертвы
и предопределяют ее жизненное поведение. Станет ли такое лицо потерпевшим
или преступником, будет зависеть от многих обстоятельств, в том числе и от
личностных особенностей противника.


1
Пакати Ф. Некоторые проблемы девиантного (отклоняющегося) поведения// Психологический журнал. 1987.
№ 5. С.12.

57
1.4. Личность субъекта преступлений, вызванных отрицательным
поведением потерпевшего


Важнейшим детерминационным фактором рассматриваемых нами
преступлений является отрицательное поведение потерпевшего. Именно оно во
многом предопределяет преступное деяние. Однако решающая роль
принадлежит причинителю вреда, его личным качествам и поведению.
Некоторые авторы, в числе которых Г.В. Антонов – Романовский и А.А.
Лютов, отмечают определенные методологические недостатки в
виктимологических и криминологических исследованиях. Прежде всего, они
указывают на искусственный разрыв между оценкой поведения преступника и
потерпевшего. А этот разрыв приводит к гиперболизации роли жертвы в
механизме возникновения преступления и принижению значения поведения
преступника1. Данное замечание справедливо. Долгое время в науке
преобладали крайние позиции. Криминологи изучали личность преступника
как «вещь в себе», а виктимологи, напротив, игнорировали причинителя вреда,
концентрируя внимание на поведении и установках жертвы преступления.
Реалии сегодняшнего дня требуют комплексного рассмотрения этих вопросов.
Та же задача ставится и перед данной научной работой.
Как показывают проведенные исследования, преступник и провоцирующая
его жертва в момент совершения преступления находились в конфликтной
ситуации. Взаимодействие между ними «детерминировалось возможностями
выбора каждым из участников конфликта определенного варианта поведения»2.
Происхождение и структурирование конфликта определялось, как правило,
личностными особенностями и преступника, и жертвы преступления.
Рассмотрев виктимологическую характеристику последнего, необходимо дать



1
Антонов – Романовский Г.В., Лютов А.А. Виктимность и нравственность // Вопросы борьбы с преступностью.
М.,1974. С.40.
2
Антонян Ю.М. Роль конкретной жизненной ситуации в совершении преступления. М.,1973. С.13.

58
криминологический анализ личности лица, совершившего преступление
вследствие отрицательного поведения потерпевшего.
Так, возрастной состав преступников немногим отличается от возраста
потерпевших. И в том и в другом случае наиболее активные группы – 19-25 лет
и 26-40. Совершение преступлений в молодом возрасте (14-25 лет) объясняется
небольшим социальным опытом, большой возбудимостью и импульсивностью
субъекта. Именно поэтому преступники данной группы составляют самую
значительную часть – 33,8%. Следует отметить также определенное затухание
агрессивности после 30 лет: если до этого возраста доля преступников больше,
чем доля потерпевших соответствующего возраста, то, начиная с 31 года,
картина полностью меняется.
Процент женщин среди осужденных невелик и составляет около 14%.
Значительно большая доля мужчин объясняется не столько биологическими,
сколько социальными характеристиками (большая склонность к употреблению
спиртных напитков, времяпрепровождению в малознакомых компаниях и т.д.).
Разница в образовательном уровне преступников и потерпевших
незначительна. Однако среди осужденных за убийство и причинение вреда
здоровью вследствие отрицательного поведения жертвы процент лиц со
средним образованием намного выше, чем среди потерпевших той же группы.
В целом же наблюдается ситуация, когда преступник образованнее жертвы.
Доля рецидивистов в изучаемом контингенте лиц незначительна и
составляет 21 % . Данное обстоятельство, на наш взгляд, объясняется тем, что
причинение вреда потерпевшему вследствие его отрицательного поведения
носит во многом «случайный» характер и не обусловливается
антиобщественной установкой личности преступника.
Как показали исследования В.Минской и Г.Чечеля1, подавляющее число
спровоцированных преступлений совершалось лицами, находящимися в


1
Минская В.С., Чечель Г.И. Виктимологический фактор и механизм преступного поведения. Иркутск, 1988.
С.89.


59
состоянии душевного волнения (71,8%) – от незначительного до аффекта. При
этом в 59,2% случаев совершения преступлений в состоянии аффекта его
возникновению предшествовала длительная психотравмирующая ситуация: в
21,4% случаев преступник был взвинчен происшедшей накануне ссорой, в
24,3% случаев – взволнован обстоятельствами, связанными с неправильными
действиями потерпевшего. По нашим данным, 39% от общей доли всех убийств
совершались в состоянии душевного волнения, вызванного отрицательным
поведением жертвы. При этом 11% - в состоянии аффекта и 28% - в других
эмоциональных состояниях.
Среди обстоятельств, способствующих совершению аффектированных
преступлений, особое значение имели неприязненные отношения с
потерпевшим (46,6%).
Что касается алкогольного опьянения, то, как показали исследования, оно
встречалось в 70-80 % убийств и в 65-70 % случаев причинения вреда
здоровью.
Рассматривая нравственно-психологическую характеристику
преступников, необходимо отметить, что среди них достаточно высок процент
вспыльчивых, несдержанных лиц (28 %). Склонность к употреблению алкоголя
свойственна 23 %, деспотизмом и неуживчивостью отличались 4 %.
В целом среди совершивших преступления вследствие отрицательного
поведения потерпевших основную массу составляют лица, у которых не
выработались необходимые в общественной жизни нравственные нормы, не
развилась привычка культурного человека владеть собой, своими эмоциями и
страстями. Такие люди особую нетерпимость проявляют ко всему, что мешает
им лично. Но при этом данная категория преступников характеризуется
отсутствием устойчивых антиобщественных взглядов, навыков и привычек.
Совершение преступления является для них «случайным» неприятным
эпизодом, не оставляющим в нравственном сознании следа в смысле
накопления опыта антиобщественной деятельности. Таким лицам не
свойственна антиобщественная установка, но при этом для них характерно

60
отсутствие устойчивых нравственных принципов. Преступник данного типа
принимает решение совершить преступление не по убеждению в его
правильности, а в результате того, что «не обладает достаточной выдержкой,
чтобы продолжить тщательное обдумывание решения в условиях,
затрудняющих выбор и создающих эмоциональное напряжение»1.
Формирование его мотивов проходит следующие этапы. Вербальная или
физическая агрессия жертвы вызывает у будущего преступника определенные
отрицательные состояния – досаду, обиду, негодование, злость, ярость, с
появлением которых и начинает зарождаться мотив. Потребность устранить
психическое напряжение приводит к формированию абстрактной цели: что
надо сделать, чтобы удовлетворить возникшее желание наказать обидчика,
унизить его, навредить, найти способ сохранить чувство собственного
достоинства. Во многом выбор этой цели будет определяться воспитанностью
человека и его опытом.
Вторая стадия формирования мотива связана с поиском конкретного пути
и средства достижения намеченной абстрактной цели. Здесь могут сыграть
свою роль такие качества субъекта, как драчливость и скандальность.
Пропустив все способы через «внутренний фильтр», субъект приходит к
третьей стадии – он принимает решение. На этом процесс формирования
мотива завершается. Как отмечает Е.П.Ильин, «у субъекта появляется
основание агрессивного поведения, которое объясняет, почему он пришел к
пониманию необходимости такого поведения, что он хочет достичь, каким
способом и, может быть, - ради кого. Это основание в ряде случаев может
выполнять и роль «индульгенции», оправдывающей и разрешающей
совершение внешне неблаговидного поступка»2.
Мотив совершения преступления не всегда формируется так сложно,
мотивационный процесс может быть свернутым, особенно за счет второй
стадии. Некоторые люди привыкли в определенных конфликтных ситуациях


1
Криминология. М., 1976. С.365.
2
Ильни Е.П. Мотивы и мотивация. СПб, 2000. С.242.

61
реагировать присущим им стереотипным способом: драться, ругаться. У них
может не возникать особых сомнений, как реагировать на внешнюю агрессию.
Как показали наши исследования, мотивы спровоцированных
преступлений носили личный характер. Так, по мотивам мести было совершено
59,5% преступлений, 11,2% - с целью избавиться от потерпевшего или
проучить его; 22,5% - из желания защитить общественно полезный интерес.
При этом для различных возрастных групп была характерна различная
мотивация. Если местью руководствовалось 45% лиц возрастной группы от 25
до 40 лет, то лицам в возрасте от 18 до 25 лет она была вовсе не свойственна.
Содержание мотивов свидетельствует о том, что в большинстве случаев
конфликтная ситуация, предшествующая преступлению, была относительно
длительной. Допреступные взаимоотношения потерпевшего и преступника
аккумулировали отрицательные эмоции последнего, на основании которых
постепенно формировался мотив преступления.
В зависимости от характера агрессии среди рассматриваемой категориии
преступников, как ранее среди потерпевших, можно выделить следующие
типы:
1) привычно – неконтролируемый агрессор (32%).
2) ситуативно – оборонительный (37%). Субъект на высоте
эмоционального состояния не успевает соотнести свои поступки с
морально – этическими и социальными нормами. В силу чего
совершение преступления воспринимается им как субъективно
оправданное.
3) преступник, агрессия которого обусловлена аффективной целью (20%).
Преступлению, как правило, предшествуют длительные конфликтные
отношения субъекта и жертвы. При этом инициатива в обострении
конфликта обычно принадлежит потерпевшему.
4) катастрофический агрессор (11%). Преступления таким лицом
совершаются в экстремальных условиях, являющихся витально
опасными. Инициатором конфликта выступает потерпевший. При этом

62
его действия содержат прямую провокацию агрессии, выступают
источником реальной угрозы. Преступник долго сохраняет
самоконтроль, выдерживает большие эмоциональные нагрузки,
«держится до последнего», но последующий «срыв» носит очень
глубокий и разрушительный характер. В последующем у субъекта
нередко отмечается отчужденность собственных действий.
В зависимости от направленности агрессии среди преступников можно
выделить:
1) «враждебных» агрессоров (12%);
2) «интрументальных» агрессоров (88%).
Приведенные выше типологии представляют интерес не только с научной,
но и с практической точек зрения, поскольку помогают лучше понять
мотивацию деяния субъекта при наличии виктимологического негатива,
правильно оценить его поступок и, наконец, определить характер и степень
общественной опасности преступления и лица, его совершившего.
Завершая данный криминологический анализ, необходимо отметить, что в
целом рассматриваемый контингент лиц положительно характеризовался на
работе (69%); 58,7% из них отличались дисциплинированностью, трудолюбием,
активной общественной деятельностью. Однако в быту характеристики были
несколько хуже – положительно оценивалось поведение лишь 24,5%.
Но эта картина, на наш взгляд, вполне закономерна, учитывая, что для
данной категории лиц характерна вспыльчивость и несдержанность.




63

<<

стр. 2
(всего 2)

СОДЕРЖАНИЕ