<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

ных с помощью единых процедур и добровольного членства выработать
тактику и стратегию совместного поведения.
На то же указывает и И.И. Лукашук, считающий, что «действующие
на постоянной основе организации доказали свою позитивную роль в
урегулировании разногласий государств», так как «конфликты между
членами одной и той же организации реже, чем с неучаствующими го-
сударствами» и «чем в большем числе организаций государство участ-
вует, тем шире его возможности в урегулировании расхождений»2.
Однако не у всех организационных структур деятельность носит по-
зитивный характер. Например, И. Дезалэ обращает внимание на такие
транснациональные корпорации, которые специализируются в области
юридической экспертизы, аудита. Называя их «торговцами права», он
указывает на двойственность вмешательства таких экспертных корпо-
раций: «они показывают, как обойти – вполне законными способами –
национальные нормативные акты и они же одновременно активно уча-
ствуют в создании новых законодательных положений»3.
Та же оценка применима и к Всемирной торговой организации
(ВТО), превратившейся в институт власти, который не только наделен
наднациональными полномочиями и выведен за пределы какого бы то
ни было демократического парламентского контроля, но и может объя-
вить национальное законодательство того или иного государства «про-
тиворечащим свободе торговли» и потребовать его отмены4.
Усиление роли международных организаций сочетается с другой
тенденцией развития современных международных отношений – появ-
лением новых субъектов, как легальных (формальных и неформальных),
так и нелегальных.
Следующей тенденцией глобального разви-
Роль сетевых
тия можно назвать расширение горизонталь-
структур
в функционирова- ных контактов и непосредственного взаимо-
нии действия между структурами гражданского
международных общества разных государств, неподкон-

1
Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 303.
2
Лукашук И.И. Глобализация и международное сообщество // Право и политика. 2000.
№ 4.
3
Dezalay Y. Guerres de palais et multinationales de l'expertise // Le Monde diplomatique.
Mai, 1995.
4
Gresh A. Les aleas de l'internationalisme // Le Monde diplomatique. Mai, 1998.

85
Национальное государство в условиях глобализации
трольных национальным правительствам, но в то же время довольно
влиятельными и массовыми. Ряд ученых считает, что это связано с еще
одной новой тенденцией современного мира и прямым следствием гло-
бализации – построением сетевых структур, что позволило уже сейчас
говорить о сетевом характере мира, особенно в информационной сфере.
По алгоритму сетевых структур сегодня выстраивается не только
взаимодействие между структурами гражданского общества, направ-
ленного на развитие начал самоуправления, но и функционирование
структур криминальных, террористических, способных подорвать меж-
дународную стабильность, нести глобальную угрозу планетарной безо-
пасности, а также функционирование транснациональных корпораций,
бросающих вызов национальным государствам. Вместе с тем, несмотря
на сетевую структуру, транснациональные корпорации имеют нацио-
нальное базирование и защищают интересы определенного государст-
ва1.
По словам А.И. Агеева, теория сетей на сегодняшний день является
самой современной и серьезной находкой в менеджменте. Но анализи-
руя феномен сетевого менеджмента, он полагает, что сети существовали
всегда, только сейчас они стали главной коллизией в области мирового
управления. А.И. Агеев выделяет следующие признаки сетей: много-
значность контекста, в котором они функционируют (по сравнению с
жесткой государственной иерархией, работающей по принципу «да –
нет», «свой – чужой», «истина – ложь»); живучесть (например демонст-
рация успеха партизанских отрядов перед регулярными войсками); на-
личие особых правил построения; анонимность действующих лиц. Он
приходит к неутешительному для традиционной системы управления
выводу, формулируя общее правило: «в борьбе сети и иерархии всегда
побеждает сеть, в борьбе между сетями побеждает более дальновидная,
многогранная и универсальная»2.
На эту же проблему современного политиче-
Причины кризиса
управления миро- ского развития (противоречие между двумя
выми процессами. системами управления) обращает внимание
и А.И. Нексесса, предполагая, что основное
противоречие возникло как раз между «существующей, старой, систе-
мой управления – иерархизированной и институциональной, и новой –
сетевой»3.

1
Уткин А.И. Выступление на заседании «круглого стола» «Экономическая безопас-
ность: вызовы и стратегии» // URL: <http://www.dvpt.ru>.
2
Агеев А.И. Выступление на заседании «круглого стола» «Экономическая безопас-
ность: вызовы и стратегии» // URL: <http://www.dvpt.ru>.
3
Проблема XXI века: Интервью с А.И. Неклессой // Эксперт. 17 сентября 2001.

86
Алексей Блинов
Он выделяет два этапа формирования старой системы управления:
период национального государства и период наднациональной, гло-
бальной системы, институциализированной в транснациональных кор-
порациях и международных организациях, которые, в свою очередь,
лишены глубокого противоречия между собой ввиду общей «админист-
ративной» природы. А.И. Неклесса считает, что хотя сетевая система
также имеет западные цивилизационные корни (ценности свободы, ин-
дивидуального социального действия), но из-за своей крайней ради-
кальности несет большую угрозу существующему общественному ук-
ладу. По сути, это форма легализации нового проектного мировоззре-
ния, лишенная институциональных ограничивающих начал, в отличие
от существующей традиционной управленческой культуры, сковываю-
щей инициативу и инновации. Высокая эффективность сетевых струк-
тур в достижении поставленных целей происходит за счет «создания
временных виртуальных институтов для решения конкретной задачи» и
отсутствия каких-либо ограничений социально-нормативного порядка1.
Структуры, построенные на основе системы сетевого управления,
могут быть как общественно полезными, так и несущими немалую
опасность, угрозу для существующей социальной стабильности и безо-
пасности. К последним можно отнести различные каналы наркоторгов-
ли (наркотрафик) и практику функционирования так называемых тота-
литарных религиозных сект, закрытые неформальные общества (пре-
следующие деструктивные цели) и международные террористические
организации (в том числе анонимные), ячейки эксполярной (теневой)
экономики и коммуникационные площадки экстремистских идеологий.
Именно поэтому поиск и выяснение институционально-
нормативного измерения сетевых структур представляет такой высокий
интерес для современных исследователей. Сетевые структуры, исполь-
зуя терминологию А.М. Салмина, можно обозначить как «внесистемные
силы» (элементы), гибкое встраивание и легализация которых для госу-
дарства становится условием самосохранения.
Складывающаяся глобальная политическая
Идеологический
контур формирова- система на современном этапе лишена важ-
ния глобального ного структурирующего элемента, который
порядка был бы способен уравновесить центры силы,
выступить в качестве инструмента преодоления неизбежных противо-
речий в мировом масштабе, в том числе приводящих к кризису государ-
ственности.
Так, по словам А. Ивлева, «до последнего времени любой кризис

1
Там же.

87
Национальное государство в условиях глобализации
разрешался путем создания идеологических балансиров»1. В качестве
такого уравновешивающего, компенсаторного начала на разных этапах
исторического развития и как средство преодоления возникающих кри-
зисов государственности, по его мнению, являлась конкуренция между
ведущими религиями и хозяйственными укладами, соперничество меж-
ду двумя социальными системами ХХ века: капитализмом и социализ-
мом.
Необходимость в выстраивании подобного баланса А. Ивлев объяс-
няет, во-первых, потребностью общества в консолидации, которая дос-
тигается только при наличии «образа врага», объединении против чего-
то, а во-вторых, обязательным условием сохранения государств. С су-
ществованием «логики противоборства» не соглашается А.Г. Володин,
считая ее традицией прошлого2.
Позиция А. Ивлева, хотя вполне и объяснимая с точки зрения осо-
бенности функционирования человеческой психологии, вместе с тем
является довольно спорной. С одной стороны, она в корне расходится с
базовым принципом глобализации, предусматривающим как раз ниве-
лирование любых существенных различий, препятствующих процессу
унификации международных отношений. В то же время она справедли-
ва с точки зрения ответа на вопрос о поиске нового эффективного «ме-
ханизма компенсации», рычагов управления формирующимся глобаль-
ным обществом.
В качестве «пробных шаров» по разделению человечества (или по-
иску образа врага) уже сейчас предлагаются такие «дерзкие», на первый
взгляд, идеологические формулы, как «золотой миллиард и все осталь-
ное человечество», «богатый Север и бедный Юг», «ось зла», «страны-
изгои», «дуга нестабильности», «ржавый пояс мира», «развитые и раз-
вивающиеся страны (причем, перманентно развивающиеся)», «столкно-
вение цивилизаций», «террористический интернационал», «сырьевые
придатки», которые стали частью официальной идеологии ряда госу-
дарств, широко используются в международном политическом дискур-
се.
Эволюцию международной системы можно представить в виде опы-
та постоянной реорганизации политического пространства, поиска со-
вершенно новых моделей рассредоточения полюсов влияния, силы, ма-
териальных и финансовых ресурсов. В ХХ в., и здесь мы согласны с Р.

1
Ивлев А. Субпрогресс: введение в теорию персонифицированного государства //
URL: <http://www.russ.ru/netcult/20000407_ivlev.html>.
2
Володин А.Г. «Сверхцивилизация» vs. «противоцентр»: логика противоборства ухо-
дящего века // Мегатренды мирового развития / Отв. ред. М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев;
Центр исследований постиндустриального общества. М.: Экономика, 2001. С. 285.

88
Алексей Блинов
Брубейкером, одновременно причиной и следствием колоссальной по-
литической реорганизации был национализм1.
Кризисные вызовы Складывающаяся новая политическая систе-
для национальной ма направлена на интенсификацию интегра-
государственно- ционных процессов и объединение госу-
сти дарств. Происходит радикальный пересмотр
национальной государственности, которая подвергается двойному прес-
сингу: воздействию международной и наднациональной общности
сверху, локальных и региональных структур – снизу.
Впервые в истории, по словам Н.А. Косолапова, нынешний и, в еще
большей степени, будущий миропорядок должен будет решать не толь-
ко вопросы войны и мира, распределения власти и влияния, но обеспе-
чивать надежность жизнеобеспечения техносферы, без которой (в виду
необратимости индустриализации), как уже отмечалось, человечество
не способно выжить2. Эту задачу можно назвать бременем цивилизации.
Одним из аспектов потери современными государствами части сво-
его суверенитета является размывание национальной юрисдикции над
собственной территорией, утрата монопольного контроля над правовой
системой. В качестве явных юрисдикционных «отступлений» государ-
ства можно рассматривать принцип примата международного законода-
тельства над внутренним (фактически речь идет о конвенциональном,
добровольном ограничении суверенитета со стороны государств – уча-
стников международных договоров) и предоставление наднациональ-
ным правоохранительным органам полномочий на осуществление
функций правосудия по вопросам, традиционно считавшимся привиле-
гией суверенных государств.
Можно сделать следующий прогноз. Все чаще в международной
практике будет наблюдаться чрезмерное использование тем или иным
государством (социальной группой) механизма и идеологии демократи-
ческих институций (прав человека, свободных выборов, норм о нацио-
нальном самоопределении) для достижения недекларируемых полити-
ческих интересов, осуществления активной экспансии и непредсказуе-
мой внешней политики в целях искусственного стимулирования темпов
унификации политической системы мира.
Особенности стратегии государств последнего времени и стилистика
их внешнеполитической деятельности, заключающиеся в «нецелевом»
применении демократических институтов, уже сейчас необратимо под-
1
Brubaker R. Nationalism Reframed. Nationhood and the National Question in the New
Europe. Cambridge University Press, 1996. P. 4.
2
Косолапов Н.А. Глобализация: сущностные и международно-политические аспекты //
Международная экономика и международные отношения. 2001. № 3. С. 72.

89
Национальное государство в условиях глобализации
рывают цивилизационный статус и легитимность последних, наносят
существенный и невосполнимый вред как базовым принципам между-
народного права, так и всей структуре межгосударственных отношений.
Поэтому явления современной эпохи
Функции
государства и его предъявляют повышенные требования к
национальное публично-властным институтам, изменяя их
измерение. функции и содержание, корректируя сферу,
характер и объем полномочий. Хотя по сло-
вам А.М. Салмина, многочисленные изменения в структуре и функциях
современного государства не обязательно вызваны глобализацией, но
происходят на ее фоне и почти всегда, по крайней мере отчасти, ею
стимулируются или сдерживаются1.
В общей теории под функциями государства понимаются такие основ-
ные направления деятельности, в которых выражаются его социальное
назначение, роль, цели и задачи по руководству обществом. Через
функции (в процессе их осуществления) не только происходит реализа-
ция свойств государства, но и конкретизация его сущности – это пред-
метно-политическая, динамическая характеристика данного политиче-
ского института. Поэтому осуществление функций предстает как про-
явление закономерных тенденций развития государственности2. Спра-
ведливо это замечание и в отношении национального государства.
На связь функций государства и его национального измерения ука-
зывает Л.А. Морозова (отождествляя нацию и этнос, но в то же время
признавая полиэтничность современных государств) и объясняет это
целями сохранения и развития культуры, традиций, самобытности на-
ции, основ ее существования и воспроизводства3. Вместе с тем в качест-
ве отдельной функции или подфункции это важное для государства на-
правление деятельности не выделено.
Считаем, что для современного национального государства функция
обеспечения национального единства (интеграции общества), направ-
ленная на поддержание общественного согласия, смягчение социальных
противоречий, устранение этнических конфликтов, имеет существенное
и самостоятельное значение. Кроме того, исследование государствен-

1
Салмин А.М. Глобализация и современное государство // Стенограмма заседания
СВОП в рамках программы «Россия в глобализирующемся мире». 28 ноября 2000.
2
Под «государственностью» мы понимаем опыт, состояние публичной самоорганиза-
ции общества на разных этапах его исторического развития, обусловленный экономиче-
скими, социокультурными, духовными условиями жизнедеятельности представляющего
его народа и реализованный в системе институтов политического управления.
3
Морозова Л.А. Проблемы современной российской государственности: Уч. пособ.
М.: Юрид. лит., 1998. С. 38.

90
Алексей Блинов
ных функций позволяет выявить проблемы современного государства,
уточнить его сущность.
С позиции функционального анализа к данной проблеме подходит и
М.В. Ильин, считая главным в кризисе современного государства (ото-
ждествляемого с кризисом его суверенитета), в первую очередь, кризис
«особых разновидностей государств», характеризуемых как «избыточ-
ные, перегруженные социальными, экономическими, культурными и
прочими функциями, не свойственными государству по природе, а глав-
ное – как интегрировавшие не только граждан в виде подданных, но и
домохозяйства, корпорации, локальные и региональные политии и
т.п.»1. Основываясь на концепции государственного строительства С.
Роккана, Ч. Тилли, Х. Спрюйта и Дж. Томаса, он предлагает схему по-
литического развития, в которой показывает, как происходило фактиче-
ское низведение государством (на основе государственного суверените-
та) многих «политий-конкурентов» (корпораций, городских и террито-
риальных самоуправлений, религиозных общин), результатом чего ста-
ло перерождение собственно государств в сверхгромоздкие структуры,
отягощенные разного рода дисфункциями2.
Поэтому в качестве одного из положительных проявлений глобали-
зации М.В. Ильин называет «разгрузку», «возращение» государств, «пе-
реход от избыточности к их нормальному функционированию», госу-
дарств, ограниченных ролью поддержания правопорядка как в рамках
собственной юрисдикции, так и вне ее пределов. В данном ракурсе вид-
но, как влияет глобализация на функциональную характеристику госу-
дарства, какова связь между динамикой государства и изменениями во
внешней среде, а следовательно, и его готовность (или неготовность)
реагировать на новые реалии.
Исходя из этого, небезосновательным кажет-
Пределы возможно- ся и утверждение Б. Андерсона о неспособ-
стей ности национальных государств к «конст-
национального руктивному решению многих проблем, ре-
государства в альный масштаб которых далеко превосхо-
организации дит их физические границы»3. Именно не-
общественного способность адекватно, быстро и эффективно
управления.
1
Ильин М.В. Стабилизация развития // Мегатренды мирового развития / Отв. ред.
М.В. Ильин, В.Л. Иноземцев; Центр исследований постиндустриального общества. М.:
Экономика, 2001. С. 184
2
Там же.
3
Андерсон Б. Введение // Нации и национализм / Б. Андерсон, О. Бауэр, М. Хрох и др.
/ Пер. с англ. и нем. Л.Е. Переяславцевой, М.С. Панина, М.Б. Гнедовского. М.: Праксис,
2002. С. 24.

91
Национальное государство в условиях глобализации
реагировать на изменения условий окружающей среды со стороны го-
сударства привело данный институт к кризису.
С кризисом государства связан кризис современного общества, ко-
торый Ю. Хабермас разделяет на три типа1.
1. Экономический кризис (характерен для раннего капитализма и
проявляется в борьбе труда и капитала). Ответом на него стал рост го-
сударственного вмешательства в экономику.
2. Кризис рациональности (возникает вследствие постоянного рас-
ширения государственных полномочий, возложения на государство
«негосударственных» функций) – результат неспособности государства
примирить различные интересы капитала, преодолеть «анархию рын-
ка». На уровне социальной интеграции проявляется как кризис леги-
тимности (неспособность государства предложить стратегию примире-
ния конфликтных интересов, которыми оно пытается управлять).
3. Мотивационный или кризис человеческой заинтересованности
(вызван ростом государственной власти и технократического контроля,
протекает на уровне социальной интеграции и сопровождается разру-
шением демократических институтов, ростом бюрократии). Этот кризис
проявляется и в культурной сфере.
Несмотря на явное несоответствие национального государства тре-
бованиям глобализации, в то же время стоит обратить внимание на один
парадокс. Как раз в эпоху глобализации отмечается заметное усиление
роли ряда национальных государств и обострение различий между ни-
ми. По мнению Я.Н. Питерсе, возрастающее осознание культурных раз-
личий не просто не противоречит глобализации, это – ее функция, фор-
ма проявления своеобразного творческого конфликта. Он считает, что
«интенсификация межкультурных коммуникаций, мобильность, мигра-
ция, торговля, инвестиции, туризм – все это способствует большему по-
ниманию культурных различий», а стремление к их признанию, в свою
очередь, «предполагает требования равенства, равных прав, одинаково-
го отношения, иными словами – единой, но многообразной вселенной»2.
Более сильные в индустриальном и экономическом плане государст-
ва демонстрируют и более выраженное стремление к упрочению своих
внутренних основ, вплоть до применения авторитарных рычагов управ-
ления. Для некоторых укрепление национального государства является
средством удовлетворения экономического интереса, своего рода про-
явлением экономического прагматизма («глобального эгоизма»), стрем-
1
Западная теоретическая социология / Под ред. И.А. Громова, А.Ю. Мацкевича, В.А.
Семенова. Спб.: Ольга, 1997. С. 255–259.
2
Питерсе Я.Н. Глобализация и культура: три парадигмы // Этнос и политика: Хре-
стоматия / Авт.-сост. А.А. Празаускас. М.: УРАО, 2000. С. 326.

92
Алексей Блинов
лением политических и экономических элит, используя идею нации, к
извлечению известной прибыли из трудно контролируемых процессов
глобализации. Кстати, в качестве проявления такого «глобального эго-
изма» можно рассматривать и абсолютный суверенитет национальных
государств, идущий вразрез с общемировыми ценностями и веяниями
времени, а значит, создающий питательную почву для международной
конфликтогенности и хаоса многовластия.
Становится все более ограниченным и иллюзорным контроль совре-
менного государства и над собственной территорией за счет экономиче-
ского, военного, политического и информационного проникновения
других государств (прежде всего мировых и региональных сверхдер-
жав), развития интеграционных процессов и образования различного
рода межгосударственных объединений и блоков1. Еще большим фак-
тором воздействия на государство, чем конкуренция между ними, явля-
ется подчинение государств интересам ТНК и других транснациональ-
ных организаций, которые также располагают средствами контроля над
территорией (например правом на использование недр, ресурсов мор-
ского шельфа и пр.). Это очень важный момент, связанный как с глоба-
лизацией, так и со снижением способности государства конкурировать,
выполнять свои функции на надлежащем уровне.
В. Дзодзиев считает интеграцию и демократизацию как внутри госу-
дарства, так и в межгосударственных отношениях, с одной стороны,
важнейшими потребностями стран и народов в экономической и поли-
тической областях, но с другой – причиной постепенного и противоре-
чивого изживания государственного суверенитета, который утрачивает
такие «классические» свойства, как абсолютность, неделимость и неог-
раниченность. По его словам, это происходит в виду следующих об-
стоятельств2:
1. снижения способности традиционных национальных государств
самостоятельно обеспечивать безопасность и хозяйственное благополу-
чие граждан;
2. появления и обострения глобальных общечеловеческих проблем,
требующих коллективного общепланетарного решения;
3. повышения политической значимости экономических и инфор-
мационных властей, во многом неподконтрольных государству и выхо-
дящих за пределы его юрисдикции;
4. роста численности и политического влияния международных ор-

1
Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. М.: Ad
Marginem, 1996. С. 268.
2
Там же. С. 270.

93
Национальное государство в условиях глобализации
ганизаций и ТНК, ограничивающих суверенитет, особенно в сфере эко-
номики и прав человека, информации и культуры;
5. расширения и приоритета прав человека над законами государств;
6. плюрализации государственной и в целом политической власти,
по принципу ее вертикального и горизонтального разделения;
7. развития форм политико-административной территориальной ор-
ганизации (федерализма и регионализма), ведущих к децентрализации и
автономизации власти в государстве.
В то же время передачу государством части своих функций на суб-
национальный уровень можно расценивать не как его слабость, а наобо-
рот, проявление силы, точного расчета.
По линии «национальное государство – суверенитет – глобализация»
образовалось фундаментальное противоречие в виду того, что эти явле-
ния находятся в определенном антагонизме из-за разнонаправленности
определяющих их суть процессов, векторов развития – центробежных и
центростремительных начал. Нивелирование указанного противоречия,
с одной стороны, возможно через появление новых форм публично-
властной организации современного общества, а с другой – через вы-
страивание глобальной иерархии государств (в последнем случае мо-
жет произойти своеобразное «перетекание» суверенитета от одних
субъектов к другим).
Тенденция В политической сфере одной из определяю-
демократизации щих, глобальных тенденций развития меж-
международных дународных отношений является распро-
отношений. странение демократии и укоренение демо-
кратических институтов. В данном процессе
выражается новая тенденция мирового политического развития – гло-
бальная волна демократизации. Прошедший ХХ в. будет вспоминаться
потомками как век перемен, последняя же четверть столетия стала сво-
его рода символом всемирного распространения идей демократии, прав
и свобод личности. Политическое управление все сильнее проявляется в
системе рациональных мер, направленных на максимально эффективное
обеспечение «общественного блага». Вместе с тем далеко неоднозначен
взгляд современных исследователей на демократию1.
Признавая ее «весьма неоднозначным и противоречивым способом
трансферта «правовой материи» из социальной среды в миp государст-
венных структур, институтов, коммуникаций и актов»2, большинство
1
См.: Ковлер А.И. Кризис демократии? Демократия на рубеже XXI века. М.: ИГП
РАН, 1997.
2
Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: введение в теорию.
М, 1993. С. 76.

94
Алексей Блинов
ученых, однако, признает безальтернативность демократии как формы
управления обществом (безусловно, это не единственное понимание
демократии, но, пожалуй, самое распространенное). Демократизация,
разумеется, накладывает и определенные требования на систему, дизайн
и принципы построения политических институтов.
Современные процессы демократизации характеризуются: расшире-
нием и реальной гарантированностью в транснациональном масштабе
прав и свобод индивидов; возрастающим значением интересов лично-
сти; признанием в качестве самостоятельного субъекта международных
отношений физических лиц. Принцип прав человека и досягаемости
(неотвратимости) международного правосудия становится одним из
факторов, легитимных оснований ограничения государственного суве-
ренитета, глобальной «прозрачности» границ.
Но наиболее важные изменения роли госу-
Экономическое
изменение дарств в эпоху глобализации происходят в
роли государств. экономической и финансовой сферах, кото-
рые В.М. Коллонтай предлагает разделить на
1
несколько моментов .
1. Стремительное складывание новой модели государственного раз-
вития – экспорториентированная с минимальным социальным перерас-
пределением, с ущербным внутренним рынком и растущим числом не-
эффективных секторов. Это ведет к резкой имущественной диффе-
ренциации общества и увеличению доли населения с низкими дохода-
ми, сужению хозяйственной роли многих государств.
2. Переориентация хозяйственной деятельности государств с вопро-
сов внутреннего экономического развития и социального обеспечения
на более активное участие в конкурентной борьбе на мировых рынках.
3. Постоянное, оперативное, гибкое, маневренное приспособление к
условиям бурного научно-технического прогресса, требующего боль-
ших финансовых затрат и поддержания высокого образовательного по-
тенциала населения.
4. Рост дипломатической составляющей конкурентоспособности
стран, открытого лоббирования государством национального бизнеса на
внешних рынках, что влияет на свободную экономическую кон-
куренцию.
5. Перенесение части государственных функций по регулированию
валютно-финансовой сферы на надгосударственный уровень.
В качестве ответных мер государства по регулированию, воздейст-

1
Коллонтай В.М. Эволюция западных концепций глобализации // Международная
экономика и международные отношения. 2002. № 2. С. 33–34.

95
Национальное государство в условиях глобализации
вию на процессы глобализации в хозяйственной области предлагается1:
1. восстановление контроля над финансовой сферой2. Широко, в ча-
стности, обсуждается идея введения налога на краткосрочное (чаще все-
го спекулятивное) передвижение капитала (так называемый «налог То-
бина»);
2. принятие кодексов поведения транснациональных корпораций
и/или ассоциаций предпринимателей в целях повышения степени (са-
мо)регулирования новых центров мирохозяйственных решений;
3. создание региональных группировок, рассматриваемых в качест-
ве реальной альтернативы неолиберальной глобализации.
Стремление государства увеличить степень регулирования экономи-
ки неизбежно ведет к усилению и расширению бюрократического аппа-
рата. Но опасность не в увеличении бюрократического начала как тако-
вого, а в его оптимальной достаточности. По мнению Г.В. Мальцева,
«государство, по-видимому, обречено быть бюрократическим, и отно-
ситься к этому следует не только с позиций критических теорий бюро-
кратии, но и с учетом политической социологии М. Вебера, рассматри-
вавшего бюрократизацию как элемент формализации и рационализации
отношений властвования (господства)»3.
Перераспределение Еще одной из главных тенденций мирового
власти между государственного развития сегодня является
традиционными постепенное, но все более заметное перерас-
и новыми субъек- пределение власти между существующими
тами (традиционными) субъектами международ-
международных ных отношений и новыми действующими
отношений. акторами – смещаются сами центры властво-
вания. Жестким тестом на право политического первенства становится
способность эффективно и наилучшим образом решать широкий ком-
плекс проблем, определять краткосрочные и долговременные приорите-
ты, включать в текущую и отдаленную повестку дня задачи, вырабаты-
вать цели развития.
По многим направлениям социальной и экономической деятельности
государство уступает структурам гражданского общества, эффективным
социальным практикам, институированным ячейкам и формам само-
управления и даже ряду частных инициатив. И с этим нельзя не счи-
таться, слепо повинуясь власти привычек, стереотипов и инерционности

1
Там же. С. 38.
2
Vide: Pauly L.W. Who Elected the Bankers? Surveillance and Control in the World Econ-
omy. Inthaca, 1997; Greider W. One World, Ready or Not. N. Y., 1997; Blecher R. Taming
Global Finance. W., 1999.
3
Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 314.

96
Алексей Блинов
«охранительного» мировоззрения.
По мере нарастания глобализации, считает Ю. Шишков, все большая
часть государственного суверенитета перераспределяется между ло-
кальными, региональными и всемирными регулирующими институтами
по принципу субсидиарности, согласно которому властные полномочия
национальных государств делегируются на тот институциональный уро-
вень – надгосударственный либо субгосударственный (региональный,
муниципальный), – на котором данная конкретная общественная по-
требность удовлетворяется наилучшим образом1. В особенностях эко-
номического и социального развития мира В. Соколов видит создание
предпосылок формирования, с одной стороны, укрупненных региональ-
ных объединений, а с другой – глобальных экстерриториальных общно-
стей2.
Изменения в публично-властной сфере на-
Эволюция
кладывают отпечаток на людей. Современ-
социальных
ное состояние общественного и индивиду-
представлений о
государстве. ального сознания все чаще характеризуют
категориями «упадок», «разочарование»,
«пессимизм». И. Валлерстайн главную причину подобного настроения
видит в утрате веры в государство, как многовекового «проводника ре-
форм и оплота личной безопасности». «Чем меньше легитимности при-
знается за государствами, тем труднее им навязывать порядок или га-
рантировать минимальный уровень социального благополучия. И чем
труднее становилось государству выполнять эти функции, которые для
большинства людей являются raison d 'etre («разумное основание» –
прим. А.Б.) существования государства, тем меньше легитимности за
ним признавалось»3, – считает И. Валлерстайн. Он говорит о том, что на
фоне потери государством своей «ауры» (выраженной в силе и леги-
тимности государственных структур), люди обращаются к дополни-
тельным (альтернативным) источникам безопасности: этническим, ре-
лигиозным, расовым группам, структурам, воплощающим «традицион-
ные» ценности.
Этой же позиции придерживается и У. Альтерматт, считая, что
именно «в период крушений люди возвращаются к коллективной иден-

1
Шишков Ю. Внешнеэкономические связи в ХХ в. – от упадка к глобализации // Ме-
ждународная экономика и международные отношения. 2001. № 8. С. 21.
2
Соколов В. Контуры будущего мира: нации, регионы, транснациональные общности
// Международная экономика и международные отношения, 2001. № 3. С. 14.
3
Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире / Пер. с
англ. П.М. Кудюкина // Под общ. ред. канд. полит. наук Б.Ю. Кагарлицкого. Спб.: Уни-
верситетская книга, 2001. С. 203.

97
Национальное государство в условиях глобализации
тичности, которая придает им чувство безопасности. Однако духовная
дезориентация способствует апартеидному мышлению, за которым сто-
ят иррациональные страхи перед «другими», иными»1. Оценивая нега-
тивные последствия данной ситуации, У.Альтерматт обращает внима-
ние на то, что во времена социальных конфликтов «иные» кажутся уг-
розой status quo и местные жители апеллируют к нации, чтобы сделать
государство гарантом их традиционных прав владения. Он приводит
слова А. Виммера о том, что «ксенофобский дискурс является следстви-
ем этнонационального диспута – какой нации принадлежит госу-
дарство»2. Это своего рода одна из «превращенных» форм архаико-
сепаратистского собственнического мышления, пример «приватизации
государства». В качестве примера «цивилизованных» отголосков по-
добного сознания в современных государствах могут рассматриваться
такие нормы национальных законодательств, как ограничение на при-
обретение земель и контрольных пакетов акций предприятий, запрет на
работу в госаппарате и на финансирование политических партий со сто-
роны иностранцев.
Важное значение в исследовании сущности и социального назначе-
ния государства принадлежит анализу представлений о данном инсти-
туте, восприятия его образа. Через призму феномена справедливости
подходит к анализу основных теоретических концепций В.Е. Чиркин. В
качестве отправных точек к пониманию проблемы он приводит подхо-
ды таких ученых, как: К. Поппер (в качестве цивилизационного ориен-
тира называет «открытое общество», отдавая предпочтение свободе пе-
ред справедливостью), Дж. Ролс (утверждает, что справедливость – пер-
вая необходимость для социальных институтов), Р. Нозик (предлагает
возвратиться по существу к идее «государства – ночного сторожа», к
принципу «минимального государства») и западные евромарксисты
(разработка концепции «общечеловеческих ценностей»).
В.Е. Чиркин, признавая необходимость пересмотра роли государст-
ва, выступает за повышение саморегулирования общества и ответствен-
ности людей за собственную судьбу3. В качестве ориентира социально-
го развития он называет государство благосостояния (всеобщего благо-
денствия) – welfare state (рассматриваемое с точки зрения социального
подхода, под которым понимается государство, благоприятствующее

1
Альтерматт У. Этнонационализм в Европе / Пер. с нем. С.В. Базарновой. М.: РГГУ,
2000. С. 203.
2
Там же.
3
Чиркин В.Е. Общечеловеческие ценности, философия права и позитивное право //
Право и политика, 2000. № 8. URL: <http://www.law-and-politics.com/paper.shtml?a
=8_2000&o=0>.

98
Алексей Блинов
труду, поддерживающее собственный труд человека), а также плюрали-
стическое «социетальное» общество (основанное на взаимной поддерж-
ке индивидов и различных социальных слоев и сочетающее государст-
венное регулирование и саморегулирование общества). Согласно этому
подходу современное социальное государство обязано обеспечивать
только основные нужды человека (инфраструктуру, образование, здра-
воохранение, прожиточный минимум), но при этом человек должен
опираться на свой собственный труд, вкладывать его в развитие обще-
ства, получая пропорциональную долю общественного продукта1.
Нельзя не обратить внимание на проблему
Социальная
справедливость в социальной справедливости и несправедли-
современном мире. вости формирующегося глобального поряд-
ка. «Понятие справедливости, связано с
представлениями о государстве, так как право, служащее мерилом спра-
ведливости, является регулирующей нормой политического общения»,
– отмечал в «Политике» Аристотель2. В этой связи можно сказать, что
сегодняшний кризис справедливости, отход от понимания справедливо-
сти в качестве «государственного блага» является не только проявлени-
ем общего кризиса государства, но и результатом пошатнувшегося ста-
туса и авторитета международного права, претендующего на роль глав-
ного регулятора внешнеполитических взаимодействий между странами.
Между тем, именно принцип справедливости, выраженный в предос-
тавлении реальной возможности (не путать с уравнительным распреде-
лением) всем без исключения странам обеспечивать достойный уровень
жизни населения, смягчать социальное неравенство, является одним их
главных условий международной политической стабильности.
Важной составляющей современного понимания справедливости в
мире выступает принятие развитыми странами на себя своеобразного
цивилизационного бремени, выражающегося в соединении финансовых,
технологических и интеллектуальных усилий, направленных на реше-
ние глобальных проблем мира (в первую очередь экологических и де-
мографических).
Можно полностью согласится с О.В. Мартышиным, убежденным в
том, что справедливость – не только важнейшая философская и общест-
венная проблема, но и «признак здоровья общества и государства, одно
из условий нормального функционирования демократических институ-
тов», значение которого возрастает в эпохи ломки старых и утвержде-


1
Там же.
2
Аристотель. Политика. Афинская полития. М., 1997. С. 38.

99
Национальное государство в условиях глобализации
ния новых порядков1.
С проблемой справедливости сопряжен вопрос о социальной роли
государства в мире, во все времена являющийся краеугольным камнем
определения его сущности. В.А. Четвернин называет связанность госу-
дарства, законодателя представлениями общества о справедливости
«одним из важных аспектов демократической правовой государствен-
ности, а именно это и есть условие легитимности политического гос-
подства, легитимиости законодательства и, в частности, конкретных
законов»2. Социальные обязательства государства – его компенсация
гражданам, признающих право данного публичного института на леги-
тимное насилие, за их лояльность.
Уяснение социальной природы государства
Экономическая
нам необходимо для формирования более
власть и цели
взвешенного отношения к экономическим
социального
субъектам и, в частности, транснациональ-
управления:
причины конфлик- ным корпорациям, претендующих на роль
главного субъекта в процессе принятия по-
та
литических решений и определении национальной стратегии. Да, госу-
дарство уступает бизнесу в эффективности организации и функциони-
рования. Но подчиненные исключительно достижению главной эконо-
мической цели – получению прибыли, – корпорации онтологически не
способны подменить собой государство: экономическая деятельность
частных структур диаметрально противоположна целям социального
публичного управления. Г.В. Мальцев, анализируя характер экономиче-
ской власти, приходит даже к выводу не только о ее иерархичном ха-
рактере, но и недемократической сути: «сама по себе система
экономической власти, где доминирует хозяин-собственник, базируется
на началах жесткого авторитаризма, она – открыто недемократическая и
в принципе недемократизируемая система»3.
На основании сказанного можно предположить, что конфликт между
государством и субъектами экономической деятельности неустраним в
принципе. Значит, восприятие предприятия в качестве социального ин-
ститута является скорее утопией, нежели реальностью. Такие функции,
как социальное вспомоществование, социальный контроль, инвестиро-
вание в «человеческий капитал» – т.е. все то, что составляет зону поли-
тической ответственности, основу «социального поведения» государст-
ва – трудно согласуются с сутью деятельности корпораций (вместе с
1
Мартышин О.В. Справедливость и право // Право и политика. 2000. № 12.
2
Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: Введение в тео-
рию. М., 1993. С. 24.
3
Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М.: Прометей, 1999. С. 356.

100
Алексей Блинов
тем это не исключает того, что ряд корпораций берет на себя, порою
вынуждено, выполнение отдельных социальных функций, в частности
речь идет о функции поддержания порядка на определенной террито-
рии: службы безопасности ряда корпораций порою мощнее иных госу-
дарственных специальных служб). Напротив, безответственность бизне-
са, вышедшего за рамки национальных границ (и интересов), является
одним из главных вызовов современности, заставляет по-новому заду-
маться над способом его цивилизованного «обуздания», а вопрос о со-
отношении частного и публичного в век либерализма приобретает новое
звучание.
Судьба До сих пор существует конкуренция между
авторитаризма. авторитарными и демократическими тенден-
циями в политической сфере, как в общеми-
ровом, так и во внутригосударственном масштабе, а значит остается и
реальная возможность установления несправедливых политических ре-
жимов, проявляющих себя в возрастающем контроле со стороны госу-
дарства над индивидами, посягательством на частную жизнь, права и
свободы граждан. Под авторитаризмом мы, вслед за В.А. Четверниным,
понимаем «такой способ властного воздействия на общество, при кото-
ром блокируется или разрывается обратная связь между регулируемой и
регулирующей системами, власть стремится формировать обще-
ственные отношения»1.
Изучение феномена авторитаризма в рамках теории государства по-
могает исследованию концепций этатисткого и патерналистского госу-
дарства, этатизма и либерализма (как конкурирующих взглядов, идео-
логий общественного сознания). Это важно для уяснения прямой взаи-
мозависимости государствоцентризма, доминирующего в международ-
ных отношениях в качестве основной парадигмы, и внутреннего госу-
дарствоцентризма, которые, пожалуй, представляют собой стороны од-
ного и того же явления, а именно проявление процессов этатизации, как
раз и свидетельствующих о сохранении авторитарных тенденций в со-
временном мире в том или ином институциональном виде.
Гарантию против чрезмерной этатизации общества В.А. Четвернин
видит в современном демократическом конституционном государстве, в
котором хотя «в результате демократических процессов либерализм
«потеснен» социально-этатистским началом, но «наступление» послед-
него сдерживается конституционно-правовыми рамками»2.

1
Четвернин В.А. Демократическое конституционное государство: Введение в тео-
рию. М., 1993. С. 59.
2
Там же. С. 61.

101
Национальное государство в условиях глобализации
В то же время прогнозируется, что в условиях появления новых уг-
роз безопасности, таких, как терроризм и экстремистские мятежи (кото-
рые, к сожалению, стали частью нашей повседневности), ограничение
нынешнего объема политических и социальных свобод граждан в раз-
витых странах будет неизбежным процессом, направленным на защиту,
в первую очередь, естественных, неотъемлемых прав (на жизнь, здоровье,
личную безопасность). Как предостережение здесь могут прозвучать слова Б.
Франклина о том, кто отказывается от неотъемлемой свободы ради приобре-
тения временной безопасности, не заслуживает ни свободы, ни безопасности.




102
Алексей Блинов

§ 2.3. Тенденции развития национального
государства и выбор средств оптимизации его
функционирования




К ардинальное и далеко не безболезненное переустройство ныне
существующей политической карты мира – главная тенденция
современного государственного и национального строительства,
сущностная черта грядущих социальных и политических изменений. В
этом специфика глобального переходного процесса, который будет
стремительно развиваться в ближайшие десятилетия. Нащупывать ос-
новные моменты этой тенденции, просчитывать все возможные послед-
ствия, развивать положительные и нивелировать отрицательные эффек-
ты – стратегическая задача науки, права и политики. Конечно, опреде-
ленную сложность для исследователя представляет описание пока не-
существующих явлений – того, что находится за гранью общепринятого
мышления и воображения.
Научное Анализу перспектив и методологии прогно-
прогнозирование в зирования государственного и цивилизаци-
государствоведе- онного развития адресованы работы И.В.
нии. Бестужева-Лады, К. Буса, Г. Киссинджера,
Дж. Кунца, Ф. Фукуямы, Г.Х. Шахназарова, В. Шляпентоха.
Существуют ли альтернативы современному политическому устрой-
ству, государству как социальной системе? К каким сценариям будуще-
го развития государства готово общество? Какие средства (идеи, нормы,
институты) способны смягчить возникающие социальные противоре-
чия? Где предел возможностей выбранного варианта развития общест-
ва? Где находится и в чем проявляется конфликт по линии «государство
? гражданское общество», и каковы причины и пути решения возни-
кающих коллизий?
Прежде чем говорить о конкретных механизмах обеспечения эффек-
тивности функционирования национального государства в условиях
глобализации, представляется продуктивным и необходимым остано-
вится на следующих моментах: выделение основных сценариев разви-
тия событий и методологической основы для такого вычленения, рас-
смотрение факторов, влияющих на выбор стратегии и тактики госу-
дарственного строительства. Это необходимо для того, чтобы ясно
представлять себе, во-первых, ситуацию, в которой предстоит действо-
вать, а во-вторых, пути и средства достижения целей, которые еще

103
Национальное государство в условиях глобализации
предстоит поставить.
В задачи научного прогнозирования (как особого способа познания
мира) входит определение перспектив, направлений и характера пред-
стоящих изменений наблюдаемого объекта, создание возможных моде-
лей его будущего состояния.
Сценарный Видится продуктивным использование сце-
подход. нарного подхода, основанного на выделении
возможных альтернатив развития объекта.
Степень детальности и достоверности прогноза зависит от способности
исследователя выделить основные принципы в функционировании изу-
чаемого явления, фиксации объективных тенденций, закономерностей и
определения характера мотивов, целей тех субъектов, от которых зави-
сит процесс изменений.
В этой связи особое внимание заслуживает позиция И.И. Лукашука,
считающего, что в создании обществ, позволяющих человеку жить в
приличных условиях, решающую роль сыграли два фактора: демокра-
тия и верховенство права1. Ученый отмечает высокое значение принци-
пов справедливости, стабильности и порядка: «В рамках существующе-
го международного права одни искали стабильность, другие – справед-
ливость. Одно зачастую достигалось за счет другого. Однако стабиль-
ность без справедливости в конце концов ведет к новой нестабильности.
Следовательно, действительно мирное сосуществование требует адап-
тации юридических норм к требованиям по крайней мере основ спра-
ведливости»2.
Для выделения сценариев развития событий целесообразно исполь-
зовать различные подходы. В контексте данного исследования наиболее
применимым видится построение поля альтернатив при учете необхо-
димого и достаточного числа факторов (входящих данных – оперирую-
щих факторов). Конечно, сценарный подход не лишен элементов субъ-
ективизма, связанных с определением и ограничением круга этих фак-
торов. Но в то же время он позволяет четко установить и впоследствии
придерживаться алгоритма оценки ситуации, учитывая при этом даже те
варианты развития событий, которые в настоящий момент представля-
ются крайне маловероятными или невероятными, но в действительно-
сти именно по данному (субъективно исключенному из рассмотрения)
пути может пойти развитие анализируемой ситуации. В этом несомнен-
ное достоинство выбранного метода, положительной чертой которого
является многократная успешная апробированность в аналитической

1
Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М.: Спарк, 2000. С. 232.
2
Там же.

104
Алексей Блинов
практике.
Рассматриваемый метод имеет тот недостаток, что требует значи-
тельных ресурсов для достижения результата, который может соответ-
ствовать критериям достоверности (в том числе научной истины, воз-
можно применение как принципа верификации, так и фальсификации
научного знания). Степень детальности послужит объективным крите-
рием для вычленения необходимого и достаточного числа входящих
данных.
Кроме того, такое исследование вопроса будет носить позитивный, а
не нормативный характер, что соответствует методологическим уста-
новкам юриспруденции и автора. Объектом исследования выступает
ситуация, связанная с развитием процессов глобализации и местом на-
ционального государства в этих процессах. Можно выделить следую-
щие базовые входящие факторы: право, информационный потенциал,
энергетические ресурсы, скорость и уровень технологического разви-
тия. От этих факторов и их комбинаций в той или иной степени будут
зависеть и остальные обстоятельства, влияющие на процессы глобали-
зации. Каждый из названных элементов обладает самостоятельным зна-
чением, уже играет важную роль в рассматриваемых процессах и, по
всей видимости, значение данных элементов в обозримом будущем со-
хранится. Возможные направления развития глобализации и эволюции
моделей государственности будут зависеть от того, что будет играть
(право, информационный потенциал или энергетические ресурсы) опре-
деляющую роль в названных процессах, а также от складывающейся
иерархии данных факторов. Изложение всех возможных сценариев вы-
ходит за рамки данного исследования, потому будем исходить из анали-
за только самых значимых факторов. Рассмотрим три основных сцена-
рия глобализации, которые можно условно назвать правовым, информа-
ционным и ресурсным.
Правовой 1. Какие черты и основные последствия для
сценарий. организации государства несет в себе первый
– правовой – сценарий? Прежде всего, он
предполагает доминирование правовых начал в подавляющем большин-
стве сфер жизни общества. При этом будет доминировать западная, ев-
ропейская традиция правопонимания. Важнейшей предпосылкой реали-
зации данного сценария может стать стремление тех государств и сооб-
ществ, которые занимают лидирующие позиции в сегодняшнем мире,
сохранить свое доминирование1. Выше мы уже рассматривали феномен

1
Governance without Government: Order and Change in World Politics / Ed. by J.N.
Rosenau and E.O. Czempiel. Gateshead, 1995. P. 216.

105
Национальное государство в условиях глобализации
так называемых правовых ТНК и уровень рисков, которые несут своей
деятельность эти субъекты. Одним из основных инструментов проведе-
ния такой политики и может стать право как гарант их интересов, так
как ресурсная база и, что достаточно вероятно, информационный по-
тенциал этих стран не могут обеспечить им сохранение существующего
положения. Говоря об информационном потенциале, мы имеем в виду,
что главной его составляющей является интеллектуальный капитал,
который сосредоточен не только в относительно благополучных стра-
нах. Элементы данного сценария в действительности уже проявляются в
наличии множества международных договоров, в том числе финансо-
вых. Последние, не требуя со стороны кредиторов значительных мате-
риальных затрат, обеспечивают им возможности для решающего влия-
ния на вопросы, имеющие ключевое значение, как экономические, так и
политические, идеологические, культурные.
Также важнейшим показателем реализации данного сценария явля-
ется бурное развитие и распространение права интеллектуальной собст-
венности. Во-первых, оно препятствует распространению передовых
технологий (в том числе «закрывающих», финишных), обеспечивая
конкурентное преимущество для их владельцев, то есть западных стран,
которые в противном случае могли бы не справиться с растущей конку-
ренцией со стороны стран, богатых людскими и природными ресурса-
ми, где цена последних значительно ниже; во-вторых, право интеллек-
туальной собственности позволяет по относительно небольшим ценам
приобретать новые разработки и либо внедрять их в производство, уве-
личивая тем самым свой экономический потенциал, либо закрыть воз-
можности для выходы на рынки нежелательного продукта, если речь
идет о так называемых «закрывающих» технологиях. Одновременно
развитие права интеллектуальной собственности дает нам примеры кри-
зиса правовой модели развития государственности. В частности, это
проявлялось в фармацевтической промышленности, когда беднейшим
странам было разрешено производить для внутреннего потребления
лекарства без лицензий.
В сфере организации государственности данная модель предполага-
ет в основном сохранение традиционных институтов национального
государства и самого национального государства в его почти классиче-
ском виде. Западные модели понимания государства будут продолжать
активно транслироваться на остальные регионы мира. Мотивом для это-
го будет то, что в лице национальных государств развивающихся стран
можно будет иметь партнера, который понесет ответственность по сво-
им обязательствам и ответит перед населением этих стран за все небла-
гоприятные последствия как такого сотрудничества, так и вообще всей

106
Алексей Блинов
системы отношений. Также важным является обеспечение таким обра-
зом легитимности существующих или созданных в будущем моделей
сотрудничества, ведь каждое национальное государство несет ответст-
венность перед своими гражданами, а ограничения для неграждан –
обеспеченная правом ситуация. Можно сказать, что правовой сценарий
глобализации – это консервативный, охранительный (предсказуемый)
вариант контролируемого развития.
2. Информационно-коммуникационный (ки-
Информационно- бернетический) сценарий развития предпо-
коммуникационный лагает, что высокая роль информации, суще-
(кибернетический) ствующая на настоящий момент, в будущем
сценарий. усилится. А это значит, что особое значение
могут приобрести факторы обеспеченности
интеллектуальным капиталом. Результатом этого может послужить це-
лый ряд тенденций. Появляются реальные возможности для стран, бога-
тых человеческим потенциалом, улучшить свое положение в мире. Это
может быть обусловлено действием внеэкономических факторов, кото-
рые не будут своевременно нейтрализованы действиями конкурентов, в
результате чего те, кто мог бы уехать и работать фактически на сохра-
нение существующей модели мироустройства, останутся в своей стране.
Это повлечет изменение баланса сил.1 В результате новые лидеры смо-
гут использовать существующую правовую инфраструктуру для обес-
печения и защиты своих интересов. Соответственно поддержание этой
инфраструктуры станет невыгодным для ныне лидирующих государств,
что может повлечь ее демонтаж полностью или частично. Возможно, на
ее месте будет создана новая структура, но это будет уже другая систе-
ма, отличная от нынешней, привычной. Может измениться один из клю-
чевых элементов – государство утратит свою роль монопольного гаран-
та права.
Тут мы сталкиваемся с еще одной важной тенденцией. Ведущая роль
информации в обществе приведет к еще большей его атомизации. По-
высится роль отдельного индивида, от результатов творческой деятель-
ности которого будет зависеть очень многое не только на микро-, но и
на макроуровне. Как следствие – ослабление зависимости личности от
системы вертикальных связей, в том числе и от государства, повышение
мобильности индивида, укрепление и развитие горизонтальных связей,
начал самоуправления, самоорганизации. Люди и их сообщества станут


1
Мы не считаем подходы политического реализма в его различных формах единст-
венно верными, но их использование в данной ситуации представляется уместным.

107
Национальное государство в условиях глобализации
гораздо в меньшей степени привязаны к конкретной территории1. В ре-
зультате роль и функции государства уменьшатся, произойдет «размы-
вание» традиционной модели государства. Ярко это может проявиться
на примере выборов, в частности, и системы рекрутирования политиче-
ских руководителей, вообще (например законодательство о двойном
гражданстве направлено на удовлетворение подобных запросов). В то
же время произойдет увеличение степени проникновения государства в
частную жизнь индивида.
В настоящее время ценз оседлости считается естественным и необ-
ходимым элементом для предоставления всего спектра избирательных
прав. И хотя уже сейчас круг его применения сужается, например соз-
даются условия для голосования граждан, проживающих за пределами
страны, в то же время сфера его действия все еще исключительно вели-
ка. Потому в дальнейшем, при реализации рассматриваемого сценария,
будет невозможно отстранять от участия в решении важнейших вопро-
сов, связанных с управлением обществом, огромное количество образо-
ванных людей, обладающих значительными ресурсами.
На смену национальному государству в его нынешнем виде могут
прийти новые формы государственности. Логичным видится формиро-
вание иерархически устроенных надгосударственных образований, в
которых власть и функции будут распределены на «нескольких уров-
нях»2. Для обозначения такого надгосударственного образования ис-
пользуем понятие «полистат». Полистаты будут обладать чертами
классического государства – территорией, населением, публичной вла-
стью, обладающей суверенитетом, – но впоследствии они подвергнутся
трансформации в соответствии с новыми условиями.
Характерной особенностью полистата является «расщепленность»
между уровнями властной организации (по сути, это может быть новая
форма федерализма). Одним из таких уровней могут стать нынешние
национальные государства. Гражданство приобретет черты многоуров-
него правового статуса, изменение отдельных элементов которого мо-
жет не повлечь за собой изменение всего юридического положения гра-
жданина. В становлении новой формы государственности большую
роль могут сыграть договоры, в результате принцип международного
права pacta servanda sunt (лат. – договоры следует исполнять) может
укрепить свое значение в международно-правовой практике. Данный
вариант глобализации – это эволюционное развитие существующей

1
Globalization: A Critical Introduction / Ed. by J.A. Scholte. N. Y., 2000. P. 182.
2
Robertson R. Globalization: Social Theory and Global Culture. Melksham, 1994. P. 183–
184.

108
Алексей Блинов
системы, в которой количественные изменения перерастают в качест-
венные.
Ресурсный 3. В отличие от двух рассмотренных вариан-
сценарий. тов развития событий, развитие глобализа-
ции по ресурсному сценарию – это радикаль-
ный вариант. Следуя фразеологизму Б. Рассела – «вечность пахнет неф-
тью», – можно предположить, что значение энергических ресурсов, на-
блюдаемое в настоящее время, еще больше увеличится в будущем. При
реализации этого сценария существующие схемы обеспечения незави-
симости развитых стран от импорта энергетических ресурсов могут ока-
заться недействующими (малоэффективными). В частности, параллель-
ные каналы доставки энергоресурсов могут быть заблокированы в ре-
зультате форс-мажора или чьих-либо преднамеренных действий, или
сочетания того и другого. Например, в результате воздействия стихии
будет разрушена трубопроводная система как средство доставки, а
транспортировка водным путем будет заблокирована из-за осложнения
политической обстановки в соответствующих регионах. Также возмо-
жен приход к власти в регионах-экспортерах, поставляющих энергоре-
сурсы, политических сил, не согласных на роль статистов на мировой
арене и даже враждебных процессам глобализации.
Если это произойдет в одном месте, то такие силы могут быть отно-
сительно безболезненно локализованы развитыми странами. Но если это
случится одновременно в нескольких ключевых районах и эти регионы
смогут скоординировать свои усилия, то ситуация в мире может карди-
нальным образом измениться, что повлечет фактическое изменение
энергоресурсной карты мира. В результате либо резкого удорожания
энергоресурсов, либо вообще прекращения их поставки нынешняя, в
большей степени западная, модель потребления становится нежизне-
способной. Под угрозу попадает само существование западной цивили-
зации.
Сегодня право государства на недра не ставится под сомнение, более
того, оно является одной из основ современной системы энергоресурс-
ных отношений. В описанной ситуации взгляд на данный вопрос может
кардинальным образом измениться. Развитые страны, обладая техноло-
гическим и военным преимуществом, могут разработать концепции,
согласно которым недра и их содержимое провозгласятся общемировым
достоянием (реальная угроза безопасности мира – особенно стран-
экспортеров), правом на использование которого обладает тот, кто спо-
собен это делать наиболее эффективно. Среди аргументов могут быть
выдвинуты требования охраны окружающей среды.
Также возможна интенсификация процессов появления норм между-

109
Национальное государство в условиях глобализации
народного права, направленных на регулирование вопросов природо-
пользования и создание органов, на которые будет возложена миссия
мониторинга по соблюдению требований охраны окружающей среды по
всему миру. Причем требованиям охраны окружающей среды и отнесе-
ния недр и природы к общемировому наследию постараются придать
статус общепризнанных принципов и норм международного права, ко-
торые обладают более высокой юридической силой, чем нормы внутри-
государственного права.
Требования будут установлены самые жесткие, и сформулированы
они будут таким образом, чтобы предоставлять огромное конкурентное
преимущество развитым странам. Например, сейчас для России важное
значение, из-за потенциальных экономических потерь, приобрел вопрос
ратификации Киотского протокола1. Страны-участники Киотского про-
токола настаивают на том, чтобы Россия присоединилась к нему, зафик-
сировав параметры развития своей промышленности на уровне 1992
года – периода максимального экономического и промышленного спа-
да. Это дискриминационное требование означает то, что нашей стране
при проведении модернизации экономики и развитии промышленной
сферы придется выплачивать большие суммы, платить за право на соб-
ственное развитие. Экологически необходимое соглашение может стать
одним из затрудняющих (закрывающих) факторов промышленного рос-
та.
Естественно, такое развитие событий не устраивает страны-
экспортеры энергоресурсов. В результате легко спрогнозировать кон-
фликт на этой почве между ними и развитыми странами2, исход которо-
го предопределить невозможно. На длительную конфронтацию у стран
Запада может просто не хватить ресурсов. Если возьмут верх страны-
экспортеры, то можно рассчитывать на новый расцвет национального
государства в его классическом виде, так как это будет соответствовать
интересам победителей и объективной ситуации. При этом роль нацио-
нального государства и на международной арене, и внутри страны воз-
растет.
И все-таки более вероятным представляется вариант, когда победа в
1
См.: Киотский протокол к Рамочной конференции Организации Объединенных На-
ций об изменении климата (Киото, 11.12.97 г.) Россией подписан 11.03.99 г., но не рати-
фицирован; Рамочная конференция Организации Объединенных Наций об изменении
климата (Нью-Йорк, 9.05.92 г.) ратифицирована Россией (Федеральный закон от 04.11.94
г. № 34-ФЗ), вступила в силу для России 28.03.95 г. // ПБД «Консультант-Плюс: Между-
народное право».
2
Конечно, среди стран Запада тоже есть страны, богатые энергоресурсами, но полно-
стью обеспечить потребление даже на текущем уровне этих ресурсов не хватит, не говоря
уже о расширении потребления.

110
Алексей Блинов
противостоянии останется за развитыми странами. Это приведет к тому,
что между ними и остальным миром может возникнуть отчуждение,
которое не просто будет существовать фактически, но и примет инсти-
туциональные формы. На уровне международного права может быть
закреплена иерархия государств, подобная той, которая существовала,
когда признавалось наличие цивилизованных, полуцивилизованных и
нецивилизованных наций. Объем полномочий, юридический статус го-
сударств будет различаться. Непосредственно источники добычи энер-
горесурсов будут контролироваться силами развитых стран, и только их
суверенитет получит полное признание. Данные страны будут обладать
правом вмешиваться во внутренние дела других государств под тем или
иным предлогом. Само национальное государство сохранится, но будет
обременено множеством зависимых территорий. Может сложиться сис-
тема, подобная колониальной (варианты: международный патронаж,
международный клиентелизм) с поправками на поддержание тезиса о
соблюдении прав человека.
Так, граждане колоний не будут пользоваться по крайней мере мно-
гими правами гражданина на территории метрополий. В результате вве-
дения режима правовых изъятий, например, они не смогут избирать и
быть избранными в органы государственной власти метрополий, обла-
дать правом свободного передвижения. Но в то же время будут обла-
дать правами человека, а также, возможно, каким-либо особым стату-
сом. Для исключения нежелательной миграции населения колоний в
метрополию будут созданы различные механизмы – цензы, например,
наличие кредитной истории или требование к доходу, превышающему
прожиточный минимум. Таким образом, данный сценарий, несмотря на
свою радикальность, может привести к возрождению на новом уровне
более ранних форм государственности.
Из рассмотрения различных сценариев развития следует вывод, что
национальное государство может сохраниться как в почти классическом
виде, так и в виде новых надгосударственных образований – полиста-
тов, составными частями которых будут другие, но меньшие по размеру
национальные государства, но могут возродиться и государства колони-
ального типа.
Факторы, влияющие Далее представляется целесообразным рас-
на определение смотреть факторы, влияющие на определе-
стратегии и так- ние стратегии и тактики государственного
тики государст- строительства.
венного строи- 1. Основным ориентиром мы избираем обес-
печение свободы индивидов, имея в виду свободу не только от внешних
негативных факторов, но и наличие условий для самореализации, разви-

111
Национальное государство в условиях глобализации
тия личности. Считаем, что достижение данной цели возможно не толь-
ко в рамках модели социального государства.
2. Другим важным условием является поиск мер, направленных на
сохранение государства как уникального институционального организ-
ма.
3. Следующий фактор связан с Россией и заключается в обеспечении
наиболее безболезненного вхождения ее в процессы глобализации, оп-
ределении в новом глобальном порядке достойного места, в качестве
одного из региональных центров силы и части западного мира.
4. Наконец, последним фактором для нас послужит подчинение так-
тики государственного строительства заявленным стратегическим уста-
новкам, целям и стратегии развития человеческой цивилизации. Это
может стать важным ориентиром в ситуации, когда придется делать
выбор между трудным, непопулярным, но необходимым для достиже-
ния названных целей решением и решением, к которому подталкивают
обстоятельства.
При рассмотрении направлений государственного строительства
важно различать институциональный дизайн по вертикали и по гори-
зонтали, а также принимать во внимание различие между стратегией и
тактикой действий. Решая стратегические задачи, можно совершать
действия, которые извне будут казаться противоречащими общему на-
правлению движения, но в действительности это будет лишь учетом
конкретных обстоятельств времени, места и т.п.
Построение Попытаемся описать возможную институ-
институциональной циональную модель будущего государства.
модели Если возобладает тенденция к сохранению
будущего государ- национального государства в классическом
ства виде, с учетом влияющих на него аспектов
глобализации, то представляется очевидной необходимость укрепления
традиционных государственных институтов и их адаптации к новым
условиям. На вертикальном уровне это выражается в сохранении разде-
ления властей как действенной системы сдержек и противовесов. В то
же время особую роль в новых условиях получает создание механизмов,
обеспечивающих взаимодействие между ветвями власти, а также обес-
печивающих оперативную реакцию государства на экстраординарное
развитие событий.
Особое значение имеет взаимодействие между главой государства
и/или исполнительной властью и парламентом – представительным ор-
ганом. Важность, необходимость и возможности такого взаимодействия
можно рассмотреть на примере бюджетного процесса, решения вопро-
сов внешней политики, а также вопросов обеспечения обороны и на-

112
Алексей Блинов
циональной безопасности. Как известно, утверждение бюджета отно-
сится к классическим полномочиям парламента. Это один из самых
важных рычагов его влияния. В то же время, в связи с усложнением и
расширением государственных функций, фактически составление бюд-
жета сосредотачивается в руках правительства, то есть парламент от-
части потерял контроль над бюджетом. Так, даже в стране с такой жест-
кой системой разделения властей, как США, на смену составления
бюджета Конгрессом пришло составление бюджета правительством, а в
большей степени министерством финансов, и представление его в Кон-
гресс. Если правительство теряет чувство меры и чрезмерно оттесняет
парламент на второй план, то у последнего остается возможность от-
клонить представленный проект бюджета. Это может повлечь за собой
не только чувствительный удар по правительству и увеличение текуще-
го политического веса парламента, но и кризис, который затронет не
только бюджетную сферу общества, но все остальные сферы, так или
иначе связанные с первой. В результате потребность принятия согласо-
ванного решения становится главной процедурной задачей.
Необходимость взаимодействия исполнительной и законодательной
ветвей власти диктуется не только наличием у последней полномочий
по одобрению или отклонению бюджета, но и профессиональным ха-
рактером деятельности парламента, наличием в его рядах специалистов
из различных областей знаний, а также мощной экспертной поддержкой
парламентариев. Среди форм сотрудничества мы можем наблюдать
проведение регулярных встреч и совещаний главы государства с пред-
ставителями парламента, а также назначение исполнительной властью
своих специальных представителей в парламентах. Не полностью реа-
лизован потенциал сотрудничества на уровне аппаратов исполнитель-
ной и законодательной ветвей власти. Такое сотрудничество можно и
нужно ввести в институциональные, правовые рамки. Это позволит, с
одной стороны, обеспечить официальный характер такого сотрудниче-
ства, что может положительно сказаться на организации работы соот-
ветствующих служб, а с другой – поможет обеспечению транспарентно-
сти и правового характера сотрудничества.
Формами подобного сотрудничества могут послужить создаваемые
на паритетных началах совещательные органы с утвержденным регла-
ментом работы, которые обеспечивали бы возможность регулярного
обсуждения конкретных, требующих своего разрешения вопросов. Ана-
логично решение вопросов внешней политики, обеспечения обороны и
безопасности традиционно относится к полномочиям исполнительной
власти. Но у парламента, в свою очередь, также имеются рычаги воз-
действия на внешнеполитическую ситуацию, позволяющие усилить по-

113
Национальное государство в условиях глобализации
зиции государства на международной арене. Поэтому одной из форм
взаимодействия между законодательной и исполнительной ветвями вла-
сти может стать создание специальных вспомогательных органов – ме-
диаторов, которые обеспечивали бы деятельность как законодательной,
так и исполнительной ветвей власти.
Говоря о судебной власти, следует отметить, что в тех странах, где
существует устоявшееся национальное государство с системой разделе-
ния властей, можно наблюдать тенденцию к усилению ее роли и влия-
ния и даже вмешательства в компетенцию других ветвей. Особенно это
касается высших судебных органов, наделенных правом конституцион-
ного контроля и толкования конституции. Важно создать более четкие
рамки для деятельности данных органов. Выразиться это может в соз-
дании механизмов пересмотра решений органов конституционного кон-
троля, а также ответственности данных органов за свои решения. Этому
может способствовать использование внутриправовых механизмов пу-
тем создания на основе широкого представительства от различных
структур специального органа, облеченного правом пересмотра реше-
ний конституционных судов. Также перспективно создание авторитет-
ных независимых международных судебных органов, наделенных дого-
ворами правом пересмотра судебных решений. Данный подход нахо-
дится в полном соответствии с происходящими процессами глобализа-
ции, но так как он основан на международных договорах, то это не
ущемляет и государственный суверенитет национального государства.
Говоря о разделении функций государства по вертикали, можно от-
метить тенденцию, которая представляется вполне оправданной, к пе-
редаче максимума функций по текущему жизнеобеспечению общества с
центрального даже не на более низкий государственный уровень, но на
уровень местного самоуправления. Это связано как с развитием обще-
ственной самодеятельности, так и с попытками повысить эффектив-
ность использования ресурсов. Нужно поддерживать данную тенден-
цию как стратегическое направление государственного развития, но в то
же время государство не должно терять контроль над ситуацией, а в
некоторых случаях даже усиливать свое влияние, например, для защиты
прав и свобод граждан. Следует поддерживать многообразие форм об-
щественной самодеятельности. Для усовершенствования институцио-
нального дизайна национального государства возможно внедрение ме-
ханизмов, существующих в частном секторе. Это относится к механиз-
мам оплаты, контроля качества и производительности труда, системы
стимулирования служащих государственного аппарата, механизмов его
рекрутирования и т.д.


114
Алексей Блинов
Далее рассмотрим меры по совершенствова-
Меры по нию институционального дизайна при реали-
совершенствованию зации двух других вышеназванных сценариев.
институционально- Одной из основных проблем для полистата
го является определение точного объема пол-
дизайна организа- номочий, которыми он должен обладать для
ции
наибольшей эффективности функциониро-
публичной власти
вания. Связано это с тем, что с излишним
объемом полномочий в условиях колоссального климатического, терри-
ториального, человеческого разнообразия успешно справиться будет
крайне трудно. Кроме этого концентрация полномочий может повлечь
за собой унификацию, которую система может не выдержать, рухнув
под тяжестью внутренних противоречий и утраты способности к адап-
тации в быстроменяющихся условиях глобального мира.
В то же время недостаток полномочий может привести к аналогич-
ным последствиям, так как у центральной власти будет недостаточно
рычагов для разрешения существующих противоречий и нейтрализации
сепаратистских устремлений отдельных регионов. Также недостаток
властных ресурсов может привести к тому, что центр не успеет среаги-
ровать на какую-либо экстраординарную ситуацию.
Выход в данном случае видится в определении четкого круга полно-
мочий центра в обычной и чрезвычайной обстановке при закреплении
перечня условий реализации чрезвычайных полномочий. К обычным
полномочиям полистата следует отнести оборону и безопасность (но не
обеспечение общественного порядка, т.к. это компетенция националь-
ных государств), стратегические внешние сношения – затрагивающие
суверенитет и территориальную целостность полистата, – контроль за
соблюдением ряда согласованных базовых принципов гражданского
оборота и связанной с этим инфраструктуры, обеспечение соблюдения
прав и свобод, вытекающих из гражданства полистата, общие стандарты
в различных сферах.
К чрезвычайным полномочиям можно отнести издание в соответст-
вующих случаях правовых актов, выходящих за рамки обычной компе-
тенции, а также роспуск государственных органов национальных госу-
дарств. Конкретные условия для реализации чрезвычайных полномочий
могут быть различными, среди них: возникновение непосредственной

<<

стр. 2
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>