стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>

оспаривается другими участниками процесса и у суда, прокурора, следователя,
органа дознания отсутствуют основания не доверять этому признанию.
б) Небольшая тяжесть совершенного преступления и, как следствие,
небольшой размер уголовной репрессии.



Глава 2. Дифференциация досудебного (предварительного) производства в
уголовном процессе РФ

2.1. Понятие и характерные особенности досудебного (предварительного)
производства


Термины «уголовный процесс» и «уголовное судопроизводство» и в
уголовно-процессуальной литературе, и в самом уголовно-процессуальном за-
коне обычно употребляются как синонимы. Однако в последние годы в науке
уголовного процесса понятию «уголовно-процессуальное производство»
придается еще одно, несколько специфическое значение.
Речь идет о подразделении уголовного процесса в целом на отдельные
виды производств, различающихся между собой по определенным критериям.
При этом, как мы уже оговорили, все самые разнообразные виды уголовно-
процессуальных производств можно расчленить на два этапа, две большие
части уголовного судопроизводства: досудебное (предварительное)
производство156 и производство в суде.
Как и уголовный процесс в целом, досудебное (предварительное)

156
- См., например: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном
судопроизводстве. М.: Юрид. лит., 1981; Рахунов Р.Д. Дифференциация уголовно-процессу-
альной формы по делам, не представляющим большой общественной опасности // Проблемы
совершенствования уголовного судопроизводства. М., Всесоюзный институт по изучению
причин и разработке мер предупреждения преступности, 1976. Ч.2; Кобяков М.В. О
стадийности уголовного судопроизводства и единстве уголовно-процессуальной формы //
Уголовно-процессуальные формы борьбы с правонарушениями. Свердловск, СЮИ, 1983. С.
18; Малько А. Теоретические подходы к ускорению судопроизводства // Сов. юстиция. 1989.
№ 23. С. 22, 23; Дюрягин И. Дискуссионные вопросы реформы уголовного судопроизводства
// Сов. юстиция. 1989. № 7. С. 9–10; Мартынчик Е.Г. Проблемы процессуального статуса и
эффективности охраны прав подсудимого (осужденного) в судах первой и кассационной
инстанций: Автореф. дис. ... докт. юр. наук. Киев, 1982; Бердышевский В. Актуальные
проблемы правосудия // Сов. юстиция. 1993. № 13. С. 4–5; Дубинин А. Упростить судебный
процесс // Рос. юстиция. 1994. НЮ. С. 15–16; Бобров М. Задачи судебной реформы //
Законность. 1993. № 10 С. 22–24; Дубинин А., Пашин С. Судебная реформа в России // На-
родный депутат. 1992. № 1. С. 72–78; Колбас Г. Н. Соотношение предварительного следствия
и судебного разбирательства. М., 1975.
производство не является однородным – это срез или досудебная часть различа-
ющихся между собой уголовно-процессуальных производств. Поскольку
досудебное производство по определенной категории дел является частью це-
лого, то есть частью производства по данной категории дел, ему присущи не
только специфические признаки данного производства, но и признаки,
свойственные вообще досудебной части любого уголовно-процессуального
производства.
Так, имеются особенности производства по применению
принудительных мер медицинского характера, которые присущи ему в целом:
как досудебной, так и судебной его части – например, особенности предмета
доказывания, обязательное участие защитника157. При этом у такого
производства имеются особенности, присущие только его досудебной части, –
например, обязанность следователя составлять протокол о невозможности
участия лица, в отношении которого ведется производство, в данном
конкретном следственном или ином процессуальном действии.
Досудебное (предварительное) производство как часть уголовного
процесса обладает определенными особенностями, отграничивающими его от
судебной части уголовного процесса.
К их числу относятся:
1. Специфика задач.
В ст. 2 УПК РСФСР задачи досудебного производства сформулированы
следующим образом: быстрое и полное раскрытие преступлений, обеспечение
правильного применения закона.
При этом, хотя в литературе встречается и иное мнение, представляется,
что правы те ученые, которые считают, что в рамках уголовного
судопроизводства нормы уголовного закона применяет только суд158. Органы
157
- См. по этому вопросу: Михайлова Т.А. Производство по применению принудительных
мер медицинского характера. М., 1987; Галаган А.И. Особенности расследования органами
внутренних дел общественно опасных деяний лиц, признаваемых невменяемыми. Киев,
1986; Кальницкий В.В. Уголовно-процессуальная деятельность по применению
принудительных мер медицинского характера. Омск, 1994; Овчинникова А.П. Сущность и
назначение принудительных мер медицинского характера. М., 1977; Улицкий С.Я.
Проблемы принудительных мер медицинского характера. Владивосток, 1973. С. 19;
Протченко Б.А. Принудительные меры медицинского характера. М., 1976. С. 35; Хомовский
А.А. Производство по применению принудительных мер медицинского характера: Автореф.
дис. ... канд. юр. наук. М., 1967; Ленский А.В., Якимович Ю.К. Производство по применению
принудительных мер медицинского характера в уголовном процессе России. М., 1999.
158
- Хотя в литературе встречается и иное мнение (см., например, Полянский Н.Н. Вопросы
теории советского уголовного процесса. М., 1956. С. 259), большинство ученых
придерживаются именно такого взгляда. Так, В.И. Каминская писала: « ... до вынесения
же предварительного производства лишь готовят условия для того, чтобы суд
правильно и эффективно смог применять закон. Бесспорно, что судебная часть
уголовного судопроизводства именно потому и имеет важнейшее и
определяющее значение. Только суд может признать конкретного гражданина
виновным в совершении преступления и назначить за него наказание.
Вместе с тем без качественного проведенного досудебного производства
суд не сможет выполнить свою задачу по правильному применению норм уго-
ловного закона. Не случайно в последние годы наметилась тенденция к
проведению досудебного производства даже по делам частного обвинения. Как
показывает практика, потерпевший по таким делам, как правило, не в
состоянии самостоятельно собрать необходимые доказательства и вынужден
обращаться к помощи органов МВД и прокуратуры.
Поэтому досудебная часть уголовного судопроизводства является не
менее важной, чем судебная его часть. Конкретизируя задачи досудебного
производства, следует заметить, что решением задачи быстрого и полного
раскрытия преступлений как раз и создаются условия для оптимального
разрешения дела в суде по существу. Но не всегда. Если даже преступление
будет раскрыто быстро и полно, однако материалов органами предварительного
производства собрано недостаточно, суд не всегда сам может (да и не должен)
устранить указанный недостаток. Более правильным будет сформулировать
задачи досудебного (предварительного) производства в целом в следующей
редакции: «задачами досудебного (предварительного) производства являются:
быстрое и полное раскрытие преступлений, собирание материалов,
достаточных для разрешения дела в суде по существу».
2. Специфика субъектов и их процессуального положения.
Основным, главным участником судебного производства является суд.
Суд, в рамках действующего закона, совершенно самостоятелен в принятии лю-
бого решения. Он лишь выслушивает мнения других участников судебного
производства, но ни в коей мере не связан этими мнениями. Участники же
досудебного процесса, ведущие производство, лишь относительно
самостоятельны в принятии процессуальных решений. Более самостоятелен
следователь, но и он обязан выполнять указания и прокурора, и начальника



приговора (за исключением случаев прекращения дела) происходит применение только
процессуального закона» (Каминская В.И. Взаимоотношения уголовного и уголовно-
процессуального права // Вопросы борьбы с преступностью. 1975. Вып. 22. С. 86).
следственного подразделения159. О процессуальной самостоятельности лица,
производящего дознание, вряд ли вообще можно вести речь, поскольку всякое
принятое им решение подлежит утверждению начальником органа дознания.
Значительно меньшими правами наделены в досудебном производстве
(в сравнении с производством в суде) обвиняемый и его защитник, потерпев-
ший и его представитель. Более того, если в суде названные выше участники
относительно равноправны, то в досудебном производстве у потерпевшего и
его представителя значительно меньше прав в сравнении с обвиняемым и его
защитником. В этой связи абсолютно правильным является мнение ученых,
предлагающих уравнять в правах потерпевшего с обвиняемым, а его
представителя с защитником160.
В досудебном производстве имеются и такие субъекты уголовно-
процессуальной деятельности, которые вообще неизвестны судебному
производству: заявитель (в стадии возбуждения уголовного дела),
правонарушитель161 (в протокольном досудебном производстве), лицо,

159
- Подробнее см.: Петрухин И.Л., Батуров Г.П., Морщакова Т.Г. Теоретические основы
эффективности правосудия. М.: Наука, 1979; Алексеев Н.С. , Даев В.Г., Кокорев Л. Очерк
развития науки советского уголовного процесса. Воронеж, 1980. В качестве примера можно
привести следующие данные: в 1996 г. прокурорами Томской области следователям было
дано указание по каждому пятому уголовному делу.
160
- См., например: Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном
процессе // Ученые записки ВИОН. М., 1962. Вып. 15; Дубривный В.А. О потерпевшем в
советском уголовном процессе. Саратов, 1962; Дубривный В.А. Потерпевший на
предварительном следствии. Саратов, 1966; Ильина Л.В. Участие потерпевшего и его
представителя в доказывании по уголовному делу. Л., 1975; Кокорев Л. Потерпевший в
советском уголовном процессе. Воронеж, 1964; Савицкий В.М. Гарантии прав потерпевшего
в уголовном процессе // Актуальные вопросы современного уголовного права, криминологии
и уголовного процесса. Тбилиси, 1986; Потерпевший от преступления: Сб. статей.
Владивосток, 1974; Савицкий В.М., Потеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном
процессе. М., 1963; Строгович М.С. Избранные труды. М., 1992. Т. 2. Гарантия прав
личности в уголовном судопроизводстве; Защита прав потерпевшего в уголовном процессе.
М., 1993; Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего // Российская юстиция. 1994. №
1. С. 47–48.
161
- Следует отметить, что наименование данного участника досудебного производства
является неверным, противоречит презумпции невиновности. Следовало бы назвать его
«лицо, в отношении которого ведется производство». Подробнее см.: Чувилев А.А.
Процессуальное положение подозреваемого по действующему законодательству некоторых
соц. стран // Проблемы борьбы с преступностью. М., 1968. С. 216–221; Чувилев А.А. Формы
расследования, применяемые в системе уголовного процесса, и проблемы повышения их эф-
фективности // 50 лет советской прокуратуры и проблемы совершенствования
предварительного следствия. Л., 1972. С. 93–95; Чувилев А.А. Процессуальные гарантии по
делам о хулиганстве без отягчающих обстоятельств // Соц. законность. 1967. № 1. С. 16–17;
Кобяков В.П. Досудебное производство по делам о хулиганстве, предусмотренным ч. 1 ст.
206 УК РСФСР // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. XXIV. Ч. 2: Сб. ст. аспирантов. М., 1971. С.
явившееся с повинной, и другие.
Иным является и процессуальное положение прокурора. В суде он
выполняет функцию поддержания государственного обвинения и, являясь
стороной, по смыслу закона равноправен со стороной защиты. В досудебном же
производстве прокурор не столько осуществляет функцию надзора, сколько
является процессуальным администратором, руководит производством по
каждому делу.
Следует также отметить, что в последние годы расширяется контрольная
функция суда за предварительным производством. Органы же предвари-
тельного производства никаких контрольных функций по отношению к судам
не имеют и не могут иметь в принципе.
3. Специфика реализации принципов уголовного процесса162
3.1. Известно, что в мире существует три типа уголовного процесса. В
большинстве современных государств уголовный процесс является
смешанным: розыскной досудебный процесс сочетается с состязательным
судебным. Многие ученые считали и считают, что и нашему судебному
процессу присущи элементы состязательности163. С определенными оговорками

211–238; Денежкин Б.А. О процессуальном положении подозреваемого, предусмотренном ч.
1 ст. 206 УК РСФСР // Ученые записки Саратов. юрид. института. Вып. XIX. Ч. 2: Сб. работ
аспирантов и соискателей. Саратов, 1970. С. 217–222; Петрухин И.Л. Об упрощенной (про-
токольной форме) расследования преступлений // Проблемы правосудия и уголовного права.
М., 1978. С. 52; Ларин А.М. К прогнозу развития советского уголовного процесса //
Совершенствование законодательства о суде и правосудии. М., 1985. С. 29–36; Петрухин
И.Л. Право на защиту и проблема упрощения судопроизводства // Адвокатура и со-
временность. М., 1987. С. 48–56; Кальницкий В.В., НиколюкВ.В. Особые производства в
советском уголовном процессе // Совершенствование правовых основ уголовного су-
допроизводства. Ярославль, 1988. С. 99–106; Савицкий В.М. Теоретическая модель нового
уголовно-процессуального регулирования // Сов. гос-во и право. 1990. № 2. С. 77–84; Там же.
Инициативный проект Основ уголовно-процессуального законодательства СССР и союзных
республик. С. 84–107; Лонь С. Л. Протокольное производство в уголовном процессе. Томск,
1996. С. 26–42.
162
- О понятии и системе принципов предварительного расследования см.: Стремовский В.А.
Актуальные проблемы организации и производства предварительного следствия в СССР.
Краснодар: Кубанск. ун-т, 1978; Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного
процесса. М.: Юрид. лит., 1971. С. 25; Мартынчик Е.Г. Гарантия прав осужденного в
надзорном производстве. Кишинев: «Штиница», 1985. С. 21; Михеенко М.М. Понятие и
система принципов советского уголовного процесса // Проблемы правоведения. 1981. Вып.
42. С. 91–96; Тыричев И.В. Принципы советского уголовного процесса. М.: Вюзи, 1983. С. 9.
Викторов Б.А. Общие условия предварительного расследования // М.: ВШ МВД СССР, 1971;
Шимоновский В.В. Общие условия производства предварительного следствия. Л.: Институт
усовершенствования следствен. работников Прокуратуры СССР. 1983; Советский уголовный
процесс. М., 1982. С. 234–268 и др.
163
- Подробнее см.: Добровольская Т.Н. Принципы советского уголовного процесса. М.:
Юрид. лит., 1971; Петрухин И.Л. Свобода личности и уголовно-процессуальное
с этим можно согласиться. Действительно, обвинение в суде отделено от
защиты; дело по существу разрешает независимый суд, не связанный мнением
сторон. И в дальнейшем уголовно-процессуальное законодательство, по-
видимому, будет развиваться в сторону устранения элементов розыскного
характера из судебных стадий процесса, как это произошло с процессуальными
нормами, регулирующими рассмотрение дел судом присяжных.
Вместе с тем некоторые авторы предлагают ввести состязательное
начало и в досудебные стадии уголовного судопроизводства. В частности,
предлагается расширить права защитника, разрешить ему самостоятельно или с
помощью частных детективных агентов проводить едва ли не параллельное
расследование и тому подобное. Представляется, что подобного рода
предложения неприемлемы. Их реализация приведет к усилению неравенства
граждан перед законом. Только немногие богатые могут воспользоваться
подобными процедурами. Большинство же граждан и сейчас не могут оплатить
труд адвоката- защитника.
Неприемлемо это предложение и по существу. В большинстве
государств с устоявшейся правовой системой и развитым правосознанием
населения, экономически развитых и имеющих оснащенные спецслужбы с
работниками высокой квалификации, досудебная часть уголовного процесса
носит тем не менее чисто розыскной характер. Введение же у нас
состязательного досудебного процесса приведет к тому, что ни один
преступник не будет изобличен и наказан, а значит, и не будут выполняться
задачи уголовного судопроизводства в целом.
Кто и с кем будет состязаться в состязательном досудебном
производстве? Каждый адвокат должен иметь высшее юридическое
образование. Это обязательный ценз для приема в коллегию адвокатов. Так уж
получилось, что и по профессиональному уровню адвокат ныне, к сожалению,
гораздо более квалифицирован, чем следователь. В настоящее время редко
принимают в коллегию адвокатов лиц, вовсе не имеющих или имеющих
незначительный стаж работы по юридической специальности. Чаще всего

принуждение. М., 1985; Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в
уголовном процессе. М., 1989; Савицкий В.М. Язык процессуального закона // Вопросы
терминологии. М., 1987; Солтанович А.В. Право подозреваемого на защиту. Минск, 1992;
Спецовский Ю.И. Уголовно-процессуальная деятельность защитника. М., 1982; Строгович
М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1., Т. 2; Строгович М.С. Право
обвиняемого на защиту и презумпция невиновности. М., 1984; Строгович М.С. Избранные
труды. М., 1991. Т. 1. Теория судебных доказательств; Элькинд П.С. Сущность советского
уголовно-процессуального права. Л., 1963.
новыми членами коллегии становятся ушедшие в отставку бывшие судьи,
прокуроры, следователи прокуратуры, ушедшие на пенсию, бывшие
следователи и оперативные работники органов МВД. Так, в Томской области за
последние годы в областную коллегию адвокатов приняты четыре бывших
прокурора районов и городов, около десятка бывших следователей, старших
следователей и следователей по особо важным делам районных и областной
прокуратуры, других оперативных работников прокуратуры, несколько судей и
несколько десятков оперативных работников и следователей РОВД и УВД. А
получившая официальный статус в 1996г. «альтернативная» коллегия
адвокатов практически сплошь состоит из бывших опытных работников
правоохранительных органов.
Теперь сравним эти показатели с определенными характеристиками
следственных работников. Для следователей прокуратуры также установлен
ценз высшего юридического образования. Однако в районных (городских)
прокуратурах Томской области в 1996 г. 19% следователей имели стаж
практической работы до 1 года, а 40,5% следователей работали от одного до
трех лет, т. е. почти 60% следователей прокуратуры пребывали в этой долж-
ности не более трех лет, а значит, не успели еще приобрести достаточного
опыта в следственной работе, чтобы конкурировать с гораздо более опытными
адвокатами164.
Значительно хуже в этом плане обстоят дела с кадрами следователей в
системе МВД. Так, среди следователей УВД и РОВД Томской области в 1996 г.
имели образование: высшее юридическое – 43,2%; среднее юридическое –
8,2%; высшее техническое – 16,6%; высшее педагогическое – 18,7%; среднее
техническое – 3,8%; иное среднее (в том числе и общее – 9,5%).
По стажу работы в следственных органах следователи МВД Томской
области распределились следующим образом: до 1 года – 19,5%; от 1 до 3 лет –
24,8%; от 3 до 10 лет – 26,9%.
Еще хуже в этом плане положение с лицами, производящими дознание.
Так, в Красноярском крае среди них имели образование: высшее юридическое –
16,6%; иное высшее – 27,8%; среднее юридическое – 23,3%; иное среднее –
32,3%; стаж работы в службе дознания: до 3 лет – 41,2%; от 3 до 10 лет – 35%.
Поэтому вновь возникает вопрос: кто и с кем будет состязаться и к чему

164
- По данным Генеральной прокуратуры РФ, в должности следователя районной и
приравненной к ним прокуратур до одного года работало 31,7%, что даже выше, чем в
Томской области.
это приведет? Неимущие подозреваемые и обвиняемые вообще останутся без
защиты: они не смогут нанять адвоката для проведения столь серьезной работы
- по производству, по существу, параллельного следствия.
Следователь же резонно будет считать, что собирание оправдательных и
смягчающих вину доказательств – теперь (в силу действия принципа со-
стязательности) не его работа.
Нанять адвоката, сотрудников детективного бюро смогут только
относительно состоятельные люди, которых весьма немного. И сделав это, они
будут иметь резонные основания надеяться оставаться безнаказанными.
Есть и еще один аргумент не в пользу состязательности досудебной
части уголовного судопроизводства. И сейчас, по действующему законода-
тельству, чрезмерно широк круг лиц, наделенных властными полномочиями в
уголовном процессе. И он постоянно расширяется за счет увеличения числа
спецслужб, наделяемых правами органа дознания. Трудно представить себе,
что будет с бедными обывателями, если к ним добавить еще сотни тысяч ад-
вокатов, которым будет разрешено производить допросы, обыски и другие
следственные действия. У нас только увеличится возможность произвола по
отношению к простым гражданам.
И наконец, возникает вопрос: в достаточной ли мере пользуются
адвокаты-защитники теми правами, которые им уже предоставлены
действующим законодательством? Как часто адвокаты самостоятельно
выезжают на место происшествия, отыскивают лиц, которые могут быть
допрошены в качестве свидетелей, потребуют через юридическую
консультацию документы и предметы, могущие служить доказательствами?
Изучение практики и личный опыт работы авторов (в качестве следователя и
адвокатов) свидетельствует, что очень редко.
Поэтому, в принципе не возражая против состязательности в уголовном
процессе, считаем, что она должна иметь место только в суде, но ни в коем
случае не в досудебном производстве.
3.2. Нельзя сказать, что принцип гласности вовсе не действует в
досудебном производстве. Однако действие его существенно ограничено в
сравнении с судебным производством165.

165
- См.: Морозюк В. Гласность и тайна следствия // Законность. 1995. № 6. С. 50–51;
Кудинов Л.Д. Процессуальная самостоятельность следователя и некоторые общие проблемы
ее обеспечения // Проблемы демократизации следствия. Волгоград, 1989. С. 71–78; Гришин
С.П. Вопросы использования средств массовой информации при расследовании преступле-
ний // Принципиальные вопросы предварительного расследования на современном этапе.
В соответствии со статьей 139 УПК РСФСР «данные предварительного
следствия могут быть преданы гласности лишь с разрешения следователя или
прокурора и в том объеме, в каком они признают это возможным». Очевидно,
что это правило распространяется и на другие виды досудебного производства
(дознание, досудебную подготовку материалов в протокольной форме). При
этом законодатель исходит не только из интересов расследования, успешного
выполнения его задач, но и из интересов конкретных граждан, вовлекаемых в
процесс. Поэтому у следователя есть не только право решать допустить ли
предание гласности каких-либо данных, но и обязанность – не допустить этого,
если разглашение таких данных может нарушить права конкретных лиц.
Недопустимы все еще имеющие место случаи, когда, с подачи
работников правоохранительных органов, в средствах массовой информации
публикуются данные о ходе расследования с указанием фамилии
подозреваемого или обвиняемого или иных данных, по которым можно легко
определить конкретное лицо166. С другой стороны, важно в разумных пределах
информировать общественность о ходе расследования наиболее важных и
актуальных дел. Так, в Красноярском крае в различные органы и организации
работниками правоохранительных органов были направлены информации: в
1993 г. – 14841; в 1994 г. – 14267; в 1995 г. – 13829; в 1996 г. – 13619.
Из табл. 1 видно, что следователи МВД вносят представления по
каждому второму делу, следователи прокуратуры – по каждому четвертому
делу.
3.3. В отличие от судебного производства, в предварительном,
досудебном производстве не действует принцип независимости. Лицо, в
ведении которого находится досудебное производство, подчиняется своему
начальнику не только по службе, но и в процессуальном отношении. В
литературе встречаются мнения о необходимости еще большего расширения
прав начальника следственного отдела. Так, И.А. Попов выступает за наделение
начальника следственного отдела правом отменять постановления следователя
о возбуждении уголовного дела и о прекращении уголовного дела167.

Волгоград: Следственная школа МВД РФ, 1988. С. 87–92.
166
- Так, по делу о хищении денежных средств работниками одного из ВУЗов г. Томска в
газете «Красное знамя» была опубликована статья. В ней прямо не называлась фамилия
одного из заподозренных преподавателей, но указывалась его должность, кафедра, на
которой он работает, и даже первая буква фамилии. Из таких данных нетрудно было понять,
о ком именно идет речь.
167
- Попов И.А. Актуальные вопросы обеспечения законности и обоснованности
прекращения уголовных дел в следственных аппаратах органов внутренних дел и проблемы
Однако другие авторы, напротив, выступают за расширение
следователя168.
процессуальной самостоятельности Данная позиция
представляется нам более обоснованной.
3.4. В отличие от судебного производства, где большинство уголовных
дел по-прежнему рассматривается коллегиально, в предварительном
производстве действует принцип единоначалия.
Таблица 1
Частота внесения представлений по уголовным делам
Год
Органы Регионы

1993 1994 1995 1996

Следователи Томская область 17,2 13,4 11,8 12,2
прокуратуры
Красноярский 43,1 34,4 50,2 50,7
край
По Российской 13,9 27,9 27,6
Федерации
Следователи Томская область 13,4 12,9 21,3 26,4
МВД
Красноярский 57,5 50,2 50,2 50,7
край
По Российской 15,91 15,0 47,0 52,7
Федерации
Органы Томская область 10,6 8,6 8,0 10,8
дознания
Красноярский 31,3 17,1 16,3 30,5
край
По Российской 5,6 15,3 15,5 17,0
Федерации
В то же время для успешного расследования сложных дел довольно
часто создаются следственно-оперативные группы приказом прокурора

обеспечения социалистической законности на предварительном следствии. Волгоград, 1989.
С. 4–8.
168
- Михайлов В.А. Прокурорский надзор за прекращением уголовных дел на
предварительном следствии в советском уголовном процессе: Автореф. дис. ... канд. юр.
наук. Воронеж, 1968; Чувилев А. Подследственность уголовных дел // Законность. 1996. № 7.
С. 27–30; Смирнов А.В. О процессуальной независимости следователя // Проблемы
демократизации предварительного следствия. Волгоград, 1989. С. 31–36; Жуковский В.М.
Процессуальная независимость следователя и некоторые ее гарантии // Там же. С. 37–43.
субъекта федерации или начальника (министра) органа внутренних дел. Так, в
1996 г. в Томской области было создано более 20 таких групп, еще больше – в
Красноярском крае. Состав групп может быть самым разнообразным: один
следователь и один оперативный работник; следователь УВД, следователи
РОВД и оперативные работники различных служб криминальной милиции;
следователи прокуратуры МВД, оперативные работники МВД, ФСБ и т. д.
Изучение опыта работы следственно-оперативных групп позволяет
сделать вывод о большой эффективности их деятельности. Концентрация вни-
мания и усилий на одном конкретном деле нескольких опытных работников (а
они, как правило, освобождаются от расследования других дел) позволяет в
кратчайшие сроки успешно раскрывать и расследовать наиболее опасные
преступления169. В приказе о создании следственно-оперативной группы
указывается, кто именно из следователей назначается руководителем. Он и
несет персональную ответственность за результаты расследования. Так,
приказом прокурора Томской области и начальника УВД в 1995 г. была
образована оперативно-следственная группа по раскрытию и расследованию
умышленных убийств. За год работы группой было раскрыто до десяти убийств
по приостановленным ранее делам170.
3.5. В отличие от судебного производства, в досудебном производстве
не действуют принципы непосредственности и непрерывности. Следователь
вправе поручить производство отдельных следственных действий как другим
следователям, так и органам дознания.
Так, особенно при совершении тяжких преступлений, на место выезжает
следственно-оперативная группа, в которую наряду со следователем и экс-
пертом-криминалистом входят оперативные работники. Чтобы одновременно
допросить нескольких очевидцев, следователь в письменном виде составляет
поручение, и на его основании оперативные работники производят допросы.
Аналогичным образом поступают следователи, если необходимо одновременно
провести несколько обысков в разных местах. Иногда следователи упускают из
виду этот важный процессуальный аспект, и тогда результаты следственных
действий, проведенных без письменного поручения следователя, в про-
изводстве которого находится дело, признаются ничтожными, исключаются из

169
- См.: Селезнев М. Бригадный метод расследования // Законность. 1997. № 9. С. 14–18.
170
- По этому вопросу см. также: Тарасов А.А. Производство расследования несколькими
следователями – важное условие эффективности и качества следствия по сложным делам //
Вопросы укрепления законности и устранения следственных ошибок в уголовном
судопроизводстве. М., 1988.
числа доказательств. Так, по одному из дел о незаконной продаже спирта
следователь УВД поручил производство обыска у одной из подозреваемых
оперативным работникам криминальной милиции. Фактически же обыск
проводил и составлял протокол младший следователь, которому производство
данного следственного действия не поручалось. Результаты этого обыска в суде
были признаны не имеющими доказательственного значения.
Если суд не вправе приступить к рассмотрению другого дела, пока не
закончит рассмотрение начатого, то лицо, производящее предварительное про-
изводство, как правило одновременно работает по нескольким преступлениям.
3.6. Несколько ограничено в досудебном производстве и действие
принципа обеспечения права на защиту. Объясняется это тем, что в стадии
возбуждения уголовного дела в обычном производстве, а также в протокольном
досудебном производстве нет ни подозреваемого, ни обвиняемого. До
возбуждения уголовного дела никаких (кроме осмотра места происшествия)
следственных действий не проводится, никаких процессуальных обязанностей
на потенциальных подозреваемых или обвиняемых не возлагается, никаких
принудительных мер не применяется, а потому и отсутствует необходимость в
защите. В дознании же (на предварительном следствии) действие этого прин-
ципа проявляется в полной мере: и подозреваемый, и обвиняемый наделены
достаточно широкой совокупностью прав, каждому из которых соответствуют
обязанности лиц, в ведении которых находится дело171. Существуют лишь
проблемы экономического характера. Многие граждане не в состоянии оплачи-
вать услуги профессионального юриста – адвоката, государство для этих целей
достаточных средств не выделяет. А потому нередко обвиняемые не могут
реально воспользоваться услугами защитника. Для следователей и лиц,
производящих дознание, обеспечение участия защитника (особенно по делам,
когда участие его является обязательным) является одной из основных трудно
решаемых проблем172.
3.7. Имеется определенная специфика в реализации в досудебном
производстве принципа «равенство граждан перед законом». Дело в том, что в
досудебном производстве законодательством предусмотрено гораздо больше
исключений из этого принципа, нежели в судебном. Так, значительные при-

- Особенно после принятия Конституционным Судом РФ Постановления № 11-П от
171

27.06.2000 г. «По делу о проверке конституционности положений ч.1 ст.47 и ч.2 ст.51 УПК
РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова».
172
- Так, при анкетировании следователей МВД, 35% из них эту проблему поставили на
первое место и еще 30% – на второе.
вилегии предусмотрены для судей: возбудить уголовное дело в отношении
судьи, привлечь его к уголовной ответственности или арестовать можно только
с согласия соответствующей квалификационной коллегии173. Подобного же
рода привилегии установлены для депутатов Российского парламента. Оп-
ределенные привилегии имеются и у оперативных работников прокуратуры, а
также и у некоторых других категорий граждан.
Что же касается других принципов уголовного процесса (национальный
язык судопроизводства, законность, неприкосновенность жилища, охрана
личной жизни и тайны переписки; неприкосновенность личности;
всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела), они в
полной мере действуют в досудебном производстве, равно как и в судебном.
4. Специфика процессуальной деятельности и ее процессуального
регулирования в законе
Специфика процессуальной деятельности в досудебном производстве
предопределяется тем, что лицо, его ведущее, начинает как бы с нуля, с пер-
вичных материалов. В этом заключается сложность досудебного производства
в сравнении с производством судебным, при котором на рассмотрение суда
представлены достаточно полные и систематизированные материалы,
нуждающиеся лишь в судебной проверке174.
Но, с другой стороны, есть и существенное преимущество досудебной
деятельности. В той или иной мере суд всегда связан выводами досудебного
производства (имеется в виду современный российский процесс), а поэтому
менее объективен.
Лицо же, производящее протокольное производство, дознание или
следствие, работает одновременно над несколькими версиями, собирает
материал по каждой из них, проверяет и оценивает все их в совокупности. Это
обстоятельство придает их работе большую объективность.

173
- В Томской области прокурор обращался в квалификационную коллегию Томского
областного суда за получением согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судей
в 1995–1996 гг. дважды. И ни разу согласия квалификационной коллегии получено не было.
174
- См. например: Михайлов А.И. Сущность и значение предварительного следствия в
советском уголовном процессе // Проблемы совершенствования предварительного следствия
и предварительного надзора за выполнением законов органами дознания и предварительного
следствия: Сборник научных трудов. М., 1982; Бойков А.Д. Современные тенденции
развития уголовно-процессуального законодательства и некоторые вопросы теории //
Укрепление законности в уголовном судопроизводстве: Сборник научных трудов. М., 1986;
Демидов И. Исследование проблемы обеспечения неотвратимости ответственности в
досудебных стадиях уголовного процесса // Укрепление законности в уголовном су-
допроизводстве. М., 1982.
Существенным недостатком досудебной деятельности (в сравнении с
судебной) является то обстоятельство, что одно лицо одновременно занимается
несколькими уголовными делами. Конечно, это мешает работе, создает
значительные организационные и психологические трудности, снижает
эффективность досудебного производства. Практика свидетельствует, что как
только следователю поручают расследовать одно дело, освобождая от других,
эффективность расследования резко повышается. Оптимальным вариантом
было бы распространение принципа непрерывности и на предварительное про-
изводство: не поручать нового дела до тех пор, пока не будет полностью
закончено производство по уже имеющемуся.
Конечно, реализация этого предложения в современных условиях
нереальна. Поэтому следовало хотя бы довести нагрузку лиц, ведущих
досудебное производство, до разумных пределов: в настоящее время она
несколько велика, что не поддается какому-либо разумному объяснению. Так,
нагрузка следователей УВД, РОВД Красноярского края и Томской области
составляет:
Таблица 2
Нагрузка следователей МВД по Красноярскому краю и Томской области
Год
Регионы
1992 1993 1994 1995 1996
Томская область 115 102,7 57,6 68,0 62,2
Красноярский край 83,9 79,8 59,7 59,3 57,1

Еще одной особенностью досудебной процессуальной деятельности
является то, что все процессуальные действия производятся «один на один». В
них участвует лишь официальное лицо, наделенное процессуальными
властными полномочиями, и другой участник этих действий. В этом также
заключаются и преимущества, и недостатки. С одной стороны, следователям
«не мешают» другие лица. Но, с другой стороны, допрос, например, свидетеля в
суде с участием сторон, других лиц нередко позволяет выяснить такие
обстоятельства, которые не были установлены на досудебном производстве.
Однако наличие этой особенности вполне оправдано именно на досудебном
производстве, на котором, как уже отмечалось, не допускается разглашения
данных, требуется оперативность и быстрота.
Имеются особенности и в правовой регламентации досудебной
уголовно-процессуальной деятельности. Наиболее ярко они проявляются в
стадии возбуждения уголовного дела в протокольном досудебном
производстве. Здесь запрещается использовать процессуальное принуждение,
собирать доказательства посредством производства следственных действий и т.
д.175. В протокольном досудебном производстве процессуальными средствами,
присущими стадии возбуждения уголовного дела, необходимо решить задачи,
стоящие перед предварительным расследованием.
Итак, досудебное (предварительное) производство – это часть
уголовного процесса, задачей которого является подготовка материалов для
рассмотрения дела в суде и разрешения его по существу, характеризующаяся
спецификой субъектов деятельности и их процессуального положения,
своеобразием реализации принципов уголовного судопроизводства,
спецификой процессуальной деятельности и ее правового регулирования.

2.2. Формы осуществления досудебного производства в современном
уголовном процессе России. Структура досудебного производства


Действующее уголовно-процессуальное законодательство
предусматривает проведение предварительного (досудебного) производства по
уголовным делам в форме: дознания, предварительного следствия и
протокольного досудебного производства. Эти формы досудебного
производства используются в разнообразных основных уголовно-
процессуальных производствах (а также в одном из особых производств). Так,
досудебная подготовка, осуществляемая в протокольной форме, является
прежде всего частью соответствующего самостоятельного производства.

175
- Подробнее см.: Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов.
М., 1989; Власов В.И. Расследование преступлений. Саратов, 1988; Гуляев А. П. Следователь
в уголовном процессе. М.,1981; Дубринский В.А. Деятельность следователя по
расследованию преступлений. Саратов, 1987; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение
уголовного дела. М., 1961; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М.,
1965; Зеленский В.Д. Следователь как субъект расследования. Краснодар, 1982; Шейфер
С.А. Следственные действия: система и процессуальная форма. М., 1981; Кузнецов Н.П.
Доказывания в стадии возбуждения уголовного дела. Воронеж, 1983; Ларин А.М. Работа
следователя с доказательствами. М., 1960; Лонь С. Л. Протокольное производство в
уголовном процессе. Томск: Изд-во ТГУ, 1996; Никандров В.И. Возбуждение уголовного
дела. М., 1990; Павлов Н.Е. Производство по заявлениям, сообщениям о преступлениях.
Волгоград, 1980; Павлов Н.Е. Общие условия предварительного расследования. М., 1987;
Пашкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективность уголовного судопроизводства. М.:
Юрид. лит., 1984; Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система
стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. Томск, 1991;
Якубович Н.А., Михайлова Т.Д., Конах Е.И. Протокольная форма в уголовном
судопроизводстве. М., 1989 и др.
Однако, не исключена возможность ее использования по делам частного
обвинения, подсудным районным судам, по делам публичного обвинения,
подсудным мировому судье, а также по делам, рассматриваемым единолично
судьей районного суда. В свою очередь предварительное расследование,
например, может быть применено в качестве формы досудебной подготовки
как по делам обычного производства, так и по делам несовершеннолетних, по
делам, подлежащим рассмотрению суда присяжных, по делам,
рассматриваемым единолично судьей районного суда, а также в таком особом
производстве, каким является производство по применению принудительных
мер медицинского характера.
Статьи 119, 120, 126, 414 УПК РСФСР устанавливают круг дел, по
которым возможно осуществление досудебной подготовки в одной из
указанных выше форм. При этом прокурор наделен правом заменить менее
сложную форму досудебной подготовки более сложной. Обратный же переход,
то есть замена следствия на дознание или дознания на протокольную форму
досудебной подготовки материалов, в принципе невозможен.
В общей структуре форм досудебного производства ведущее место
занимает предварительное следствие. Дознание по делам, по которым
предварительное следствие обязательным не является, охватывает
значительный круг, хотя и уголовно наказуемых, но не представляющих
значительной общественной опасности деяний.
В силу последних изменений уголовно-процессуального
законодательства процессуальный режим дознания по делам, по которым
предварительное следствие не является обязательным, практически не
отличается от процессуального режима следствия. Фактически не отличается
по качественному составу от следственного аппарата МВД и аппарат дознания
этого же ведомства.
Указанные выше обстоятельства позволяют многим авторам прийти к
выводу о ненужности дознания как самостоятельной формы предварительного
расследования176.
В литературе встречается расширительное толкование понятия
дознания. Так, Кругликов А.П. под дознанием понимает: уголовно-

176
- См., например: Мурашов С. Р., Бородин С. П. О путях совершенствования
предварительного следствия // Сов. милиция. 1969. № 10; Элькинд П.С. Цели и средства их
достижения в советском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 70; Ларин А.М. К
прогнозу развития советского уголовного процесса // Совершенствование законодательства о
суде и правосудии. М., 1985. С. 31.
процессуальную деятельность органа дознания по расследованию пре-
ступлений; оперативно-розыскную деятельность органа дознания по
расследованию преступлений; оперативно-розыскную деятельность;
производство досудебной подготовки материалов по протокольной форме177.
Эта позиция противоречит уголовно-процессуальному законодательству и не
разделяется большинством ученых (см., например, вышеуказанные работы П.С.
Элькинд, А.М. Ларина, С.П. Бородина и др.).
В современных условиях, когда следователями работают чаще всего
лица, не имеющие специального образования, стаж практической работы
которых не более одного – двух лет, бывает, и нередко, что дознание проводят
более квалифицированные лица. По многим отрицательным показателям
(возвращение дел на доследование, приостановление производства по п.п. 1–3
ст. 195 УПК РСФСР) следствие вплотную приблизилось к дознанию или даже
«перегоняет» его.
Однако, по нашему убеждению, все это вовсе не свидетельствует о
необходимости ликвидации дознания как самостоятельной формы пред-
варительного производства. Создание единого следственного аппарата в
России, как представляется, приведет к существенному качественному его
улучшению. В таком случае следователям Следственного Комитета возможно
поручить расследование дел о наиболее тяжких преступлениях, имеющих
общефедеральную значимость. Вместе с тем множество дел о нетяжких
преступлениях, досудебная подготовка по которым, хотя и должна проводиться
в форме расследования, но как можно оперативного, могут остаться в
подведомственности МВД. По ним не будет, как и сейчас, необходимости
проводить следствие, а можно будет ограничиваться дознанием, проводимым
«по горячим следам» оперативными или специально выделенными
работниками милиции.
Важнейшей формой досудебного производства по делам о
незначительных преступлениях является протокольная форма досудебной
подготовки материалов. При протокольном производстве малыми процес-
суальными силами и средствами удается добиться столь же значительных
результатов, что и при производстве предварительного расследования. В ли-


177
- Кругликов А.П. Правовое положение органов и лиц, производящих дознание в
советском уголовном процессе. Волгоград, 1986. С. 4–7. Подробно об оперативно-розыскной
деятельности см.: Маркушин А.Г. Оперативно-розыскная деятельность – необходимость и
законность. Нижний Новгород, 1995.
тературе отмечается достаточно высокая степень эффективности данной формы
досудебного производства178.
Следует отметить, что большая сумятица в теории и практике уголовного
судопроизводства имела место после принятия Конституционным Судом
Российской Федерации Постановления, признавшего неконституционной
положения ст. 418 УПК РСФСР о порядке возбуждения дел, досудебная
подготовка по которым осуществлялась в протокольной форме179. Не
разобравшись в деталях этого постановления, практические работники органов
МВД, прокуратуры (а зачастую и суда) почему-то пришли к выводу о
фактическом исключении протокольной формы досудебного производства из
уголовного процесса вообще, и она на определенное время фактически
перестала применяться.
Чтобы детально разобраться в этом вопросе, позволим себе привести
выдержки из рассматриваемого постановления: «…протокол об
обстоятельствах совершенного преступления, утвержденный начальником
органа дознания и санкционированный прокурором, фактически заменяет
собой обычные акты, содержащие решение о возбуждении уголовного дела в
отношении конкретного лица и о предъявлении ему обвинения. Именно
поэтому с момента утверждения протокола у лица, в отношении которого он
составлен, возникает право знакомиться с его содержанием, то есть быть
уведомленным о характере и основаниях предъявляемых государством
претензий.
Судья, получив протокол и иные прилагаемые к нему органом дознания
материалы о преступлении и признав их достаточными для рассмотрения в су-
дебном заседании, вправе и обязан вынести постановление лишь о назначении
судебного заседания, решая при этом только те вопросы, которые надлежит
решать в такого рода актах в соответствии с общими правилами УПК РСФСР
(глава 20).
Признание отдельных положений статьи 418 УПК РСФСР

178
- См., например: Басков В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов:
Практическое пособие. М.: Юрид лит., 1989; Белозеров Ю.Н., Карнеева Л.М. Протокольная
форма досудебной подготовки материалов органами дознания в советском уголовном
процессе. М., 1987; Дьяченко В.И. Протокольная форма досудебной подготовки материалов.
М., 1989; Лонь С. Д. Протокольное производство в уголовном процессе. Томск: Изд-во ТГУ,
1996 и др.
179
- Конституционный Суд Российской Федерации. Постановление от 28 ноября 1996 г. №
19-п по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса
РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края.
неконституционными и, следовательно, недействующими, не препятствует
применению других норм главы 34 УПК РСФСР. Возможные пробелы в
уголовно-процессуальном регулировании процедуры досудебной подготовки
материалов в протокольной форме, возникающие в связи с настоящим
Постановлением, могут быть восполнены в правоприменительной практике
органов, ведущих судопроизводство, на основе процессуальной аналогии».
Отсюда, безусловно, напрашивались два вывода:
1. Суд не должен возбуждать уголовные дела по материалам подготовки,
проведенной в протокольной форме. Однако, получив их, он может и должен
(при наличии необходимых оснований) назначить дело к слушанию. По смыслу
указанного Постановления, материалы досудебного производства, содержащие
утвержденный начальником органа дознания протокол об обстоятельствах
совершенного преступления, приравниваются к возбужденному уголовному
делу.
2. Основываясь на других нормах уголовно-процессуального права,
применяя аналогию, следует считать, что само утверждение протокола
начальником органа дознания, является уже способом, формой возбуждения
уголовного дела. Поэтому начальник органа дознания и прокурор вправе
направить в суд результаты досудебного протокольного производства, как уже
возбужденное уголовное дело.
Таким образом, не было никаких оснований считать, что
Конституционный Суд РФ исключил из уголовно- процессуального
законодательства протокольное досудебное производство как самостоятельную
форму предварительного производства. Как будет показано ниже, протокольная
форма досудебной подготовки материалов полностью оправдала себя, успешно
применялась и должна применяться впредь. В литературе такая позиция
находит понимание и разделяется многими процессуалистами.
Однако порядок возбуждения уголовных дел в таком производстве был
не совсем удачным. Возбуждая уголовное дело и формулируя при этом
конкретное обвинение, суд вольно или невольно был связан этим решением, в
какой-то степени утрачивал объективность и беспристрастность при
рассмотрении дела в судебном заседании.
Поэтому более правильным по существу является положение, когда
вопрос о возбуждении уголовного дела по материалам, собранным в
протокольной форме решает начальник органа дознания (либо прокурор), с тем,
чтобы последний направлял в суд не материалы, а уголовное дело180.
Между тем, вопреки здравому смыслу, Президиум Верховного Суда РФ
по делу С.В. Яковлева принял постановление, согласно которому суд не должен
рассматривать поступившие в суд материалы протокольного производства, а
обязан потребовать от органов дознания, составивших протокол, возбуждения
уголовного дела и производства по нему предварительного расследования.
Мотивируя свое решение, Президиум Верховного Суда Российской
Федерации указал, что в связи с признанием неконституционными отдельных
положений частей первой и второй ст. 418 УПК РСФСР органы дознания и
прокуроры по всем делам о преступлениях, перечисленных в ст. 414 УПК
РСФСР, должны, не применяя правила главы 34 УПК РСФСР,
регламентирующие протокольную форму досудебной подготовки материалов о
преступлении, выносить решение о возбуждении уголовного дела и проводить
по ним расследование. При этом, по мнению Верховного Суда Российской
Федерации, надлежало руководствоваться ст. 3 и 4, а также главами 9 и 10 УПК
РСФСР, предусматривающими, в частности, обязательность предъявления
обвинения, ознакомления обвиняемого с материалами дела, составления
обвинительного заключения и утверждения его прокурором до направления
дела в суд.
В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации по
ходатайству Генерального Прокурора РФ вынужден был вынести 7 октября
1997 г. определение N 88 - О «О разъяснении постановления Конституционного
Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке консти-
туционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с
запросом Каратузского районного суда Красноярского края»181.
В определении констатируется, что Конституционный Суд Российской
Федерации в Постановлении по делу о проверке конституционности ст. 418
УПК РСФСР исходит из того, что признание не соответствующими
Конституции Российской Федерации отдельных положений этой статьи не

180
- См. об этом: Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве.
Киев, 1984. С. 131; Петрухин И.Л. Право на защиту и проблемы упрощенного
судопроизводства // Адвокатура и современность. М., 1987.С. 43–57; Дьяченко В.И. О
дальнейшей дифференциации досудебного производства // Формы досудебного
производства и их совершенствование. Волгоград, 1989. С. 16–21; Бойков А.Д. Перспективы
развития уголовного судопроизводства // Вопросы борьбы с преступностью, 1985. Вып. 43.
С. 54; Басков В.И. Практика применения протокольной формы уголовного судопроизводства
и др.
181
- Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 42, ст. 4900.
препятствует применению при рассмотрении вопроса о назначении судебного
заседания по делу других ее положений, а также других норм главы 34 УПК
РСФСР. Из постановления не вытекает необходимость применять в отношении
перечисленных в ст. 414 УПК РСФСР дел «общие правила Уголовно-
процессуального кодекса РСФСР о возбуждении уголовного дела (ст.3) и
проведении предварительного расследования в форме дознания либо
предварительного следствия (гл. 9, 10)», как утверждает Президиум Верховного
Суда Российской Федерации.
В данном определении еще раз было подчеркнуто, что фактически
решение о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица и о
формулировке выдвигаемого против него обвинения содержится в протоколе,
утвержденном начальником органа дознания, санкционированном прокурором
и направленном им в суд. То, что этот акт именуется протоколом, не меняет его
правовой природы как процессуального решения, являющегося законным
поводом к рассмотрению судьей вопроса о назначении судебного заседания по
делу, в силу того, что функция публичного обвинения возлагается законом на
органы дознания, предварительного следствия и прокуратуры.
На основании этого разъяснения, Законом РФ от 15 ноября 1997 г. в ст.
415 УПК РСФСР были внесены изменения и сейчас часть четвертая данной
статьи действует, как известно, в следующей редакции:
«Начальник органа дознания, изучив протокол и приложенные к нему
материалы, при наличии достаточных оснований возбуждает уголовное дело
(кроме дел о преступлениях, предусмотренных ст. 115, 116, частью первой ст.
129 и ст. 130 Уголовного кодекса Российской Федерации) и формулирует об-
винение с указанием статьи уголовного закона, предусматривающей данное
преступление, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Лицу, в
отношении которого возбуждено уголовное дело, разъясняются сущность
обвинения и его право знакомиться со всеми материалами уголовного дела,
иметь защитника, заявлять ходатайства и обжаловать действия органа
дознания. О выполнении указанных действий делается соответствующая
отметка в протоколе, копия которого вручается данному лицу, после чего
уголовное дело направляется прокурору» 182.

182
- Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, № 46. Ст. 5244. Следует
отметить, что именно такое решение проблемы предлагалось и авторами настоящей работы.
См.: Ленский А.В. Досудебное (предварительное) производство в уголовном процессе
России. Томск, 1997. С. 53–55; Трубникова Т.В. Возбуждение уголовных дел с протокольной
формой досудебной подготовки материалов. // Проблемы обеспечения законности и борьба с
Таким образом, досудебное производство в протокольной форме в
Российском уголовном процессе сохранено183.
Обобщая все изложенное выше, следует прийти к выводу о том, что
имеют право на самостоятельное существование и должны применяться в
правоприменительной деятельности все три формы предварительного
(досудебного) производства по уголовным делам: предварительное следствие,
дознание, протокольная форма досудебного производства.
Вместе с тем в советском и постсоветском государстве велись и ведутся
дискуссии по вопросу о том, каким быть следственному аппарату? В каком
ведомстве должны работать следователи или должно быть образовано
«вневедомственное», самостоятельное следственное ведомство?
Не секрет, что шла и не прекращается сейчас борьба между различными
ведомствами по этому вопросу. Те ведомства, которые уже имеют
следственный аппарат, ни при каких условиях не желают с ним расстаться.
Другие «силовые» и не совсем «силовые» ведомства, еще не имеющие
следственного аппарата, хотели бы его заполучить (таможенные органы,
органы Министерства юстиции и др.).
При этом в расчет принимаются исключительно узковедомственные
интересы, но никак не интересы борьбы с преступностью.
Соответственно и ученые-юристы также нередко проявляют сугубо
ведомственный подход при проведении научных исследований. Так, вряд ли
среди ученых, работающих в научных учреждениях системы МВД, найдутся те,
что выступали бы за выведение следственного аппарата из системы МВД.
Однако большинство «вневедомственных» ученых всегда выступали за
создание единого следственного аппарата.
В обоснование своей позиции сторонники сохранения следственного
аппарата в различных ведомствах обычно приводят следующие аргументы:
1. Специфика расследования определенных категорий дел требует
наличия специальных познаний и практических навыков у следователей, их
расследующих.
2. Выведение следователей из ведомственной подчиненности, создание
единого следственного аппарата приведет к отрыву следователей от органов
дознания, оперативных служб, имеющихся в данных ведомствах.


преступностью. Материалы Всероссийской научно- практической конференции. Москва –
Кемерово. 1997. С. 177 – 180.
183
- Подробный анализ этого вида досудебного производства будет представлен ниже.
Эти аргументы не выдерживают серьезной критики:
• Специфика имеется в расследовании не только дел о налоговых,
таможенных преступлениях, но и всяких иных дел. Еще более специфичны
преступления (а значит, и дела о них) на железнодорожном и авиатранспорте,
дела об авариях на ГЭС, АЭС. Однако с расследованием всех таких дел
успешно справляются следователи прокуратуры. Следуя же логике сторон-
ников идей о многоведомственном следственном аппарате, его необходимо бы
создать и в указанных выше ведомствах. А почему бы, исходя из специфики
дел, не образовать следственный комитет в Министерстве здравоохранения или
просвещения? Кроме того, существование единого следственного аппарата
вовсе не препятствует специализации следователей, сосредоточению их
интересов на расследовании тех или иных категорий дел, обладающих
существенными особенностями.
• Действительно, следственная работа требует оперативного
обслуживания. Без предварительной и сопровождающей следствие оперативно-
розыскной деятельности спецслужб многие преступления остались бы
нераскрытыми. Между тем в прокуратуре отсутствуют оперативно-розыскные
службы. Это обстоятельство не мешает следователям прокуратуры,
взаимодействуя с оперативным аппаратом спецслужб, раскрывать и
расследовать наиболее тяжкие преступления.
Расследуя сложные (например, хозяйственные) преступления,
следователи МВД взаимодействуют не только со «своими», находящимися в
системе МВД оперативными подразделениями, но и с оперативными органами
других спецслужб, как являющихся, так и не являющихся органами дознания.
При этом, на наш взгляд, создание Следственного Комитета не
исключает, а, напротив, предполагает образование при нем не только чисто
следственного, но и оперативного аппарата.
В свою очередь, имеющая ныне место раздробленность следственного
аппарата приводит к тому, что:
а) отсутствует единая государственная политика в области борьбы с
преступностью. Следователь, как и любой другой чиновник ведомства,
подчиняющийся в конечном счете его руководителю, вольно или невольно на
первый план ставит задачи своего ведомства. А они не всегда в реальной жизни
совпадают с задачами общегосударственными;
б) следователи разных ведомств находятся далеко не в равных условиях.
Нагрузка следователей МВД превышает нагрузку следователей ФСБ, а тем
более следователей налоговой полиции в десятки раз. Требования же,
предъявляемые к качеству расследования, ни в коей мере не зависят от
количества расследуемых дел. Поэтому следователи МВД изначально
поставлены в неравное положение по сравнению со следователями других
ведомств;
в) в силу ряда объективных причин и сложившегося фактического
положения дел к кандидатам на должности следователей МВД предъявляют по-
ниженные требования. По нашим исследованиям, более 50 % из них не имеют
юридического образования. Абсолютное большинство работают на должности
следователя не более трех лет.
Указанные выше недостатки могут быть устранены только при
образовании единого следственного аппарата – Следственного Комитета
Российской Федерации.
При этом, вопреки расхожему мнению, не требуется каких-то чрезмерно
больших расходов. Расходы на содержание Следственного Комитета и его
подразделений в регионах будут складываться из средств, которые ныне
тратятся на содержание следователей в каждом из ведомств.
Действующее уголовно-процессуальное законодательство знает две
досудебные уголовно-процессуальные стадии, которые определяются как воз-
буждение уголовного дела и предварительное расследование. Нетрудно
заметить, что протокольное досудебное производство не вписывается ни в одну
из этих стадий184.

184
Подробнее см.: Арсеньев В.Д. Упрощение не равнозначно упрощенчеству // Соц.
законность. 1975. № 3. С. 63–64; Арсеньев В.Д. Выступление на расширенном заседании
бюро Координирующего исследования по уголовному процессу и судоустройству // Научная
информация по вопросам борьбы с преступностью. М., 1971. № 28. С. 35; Альшевский Т.В.,
Даньшин Л.И., Чувилев А.А. Досудебное производство по делам о хулиганстве без
отягчающих обстоятельств. М., 1972; Басков В.И. Протокольная форма досудебной
подготовки материалов: Практическое пособие. М.: Юрид. лит., 1989; Божьев В.П.
Уголовно-процессуальные отношения. М.: Юрид.лит., 1975; Я к у б М.Л. Процессуальная
форма в советском уголовном судопроизводстве. М., 1981. С. 112; Арсеньев В.Д., Метлин
Н.Ф., Смирнов А.В. О дальнейшей дифференциации процесса по уголовным делам //
Правоведение. 1986. № 1. С. 80; Григорьев В.Н. Процессуальные формы обнаружения
признаков преступления // Уголовная ответственность и ее реализация. Куйбышев, 1985;
Лонь С. Л. Основные признаки протокольной формы досудебной подготовки материалов //
Актуальные вопросы государства и права в период совершенствования социалистического
общества. Томск, 1987. С. 245; Он же. О природе протокольного производства в советском
уголовном процессе // Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования
социалистического общества. Томск, 1988. С. 200–201; Карнеева А., Якубович Н.,
Михайлова Т. О протокольной форме досудебной подготовки материалов // Соц. законность.
1985. № 5. С. 65; Якимович Ю.К. Структура советского уголовного процесса: система стадий
Кроме того, возбуждение уголовного дела не всегда протекает в форме
отдельной стадии, а может заключаться в единичном акте – вынесении
постановления или определения о возбуждении уголовного дела без
производства каких-либо процессуальных действий. Так, уголовное дело может
быть возбуждено без проведения проверки в том случае, если в заявлении о
преступлении содержится достаточно данных о совершении преступления и нет
оснований их проверять185. Более того, по делам частного обвинения,
подсудным мировым судьям, возбуждение уголовного дела происходит путем
подачи потерпевшим жалобы в суд. Указанные выше, а равно и другие при-
чины, обусловливают необходимость пересмотра традиционных воззрений на
структурирование досудебной уголовно-процессуальной деятельности.
Всякая уголовно-процессуальная деятельность должна с чего-то
начинаться и чем-то заканчиваться. Уголовно-процессуальная деятельность
характеризуется строгой ее регламентацией. Поэтому начало ее также должно
оформляться непременно в письменной форме особым актом – назовем его
актом возбуждения уголовно-процессуального производства186. Поводами и
основаниями для возбуждения уголовно-процессуального производства
должны служить (применительно к производствам по уголовным делам
публичного характера) заявления и сообщения о преступлениях, полученные из
источников, указанных в ст. 108 УПК РСФСР, то есть то, что по действующему
законодательству является поводом к возбуждению уголовного дела. Другими
словами, возбуждение уголовно-процессуального производства – это не стадия
процесса, а единичный акт, с вынесения которого и должна начинаться
уголовно-процессуальная деятельность187. Название этого акта можно


и система производств. Основные и дополнительные производства. Томск: Изд-во Том. ун-
та, 1991; Шишов О.Ф. О разграничении преступлений и административных проступков //
Сов. гос- во и право. 1961. № 6. С. 73–74; Вандышев В.В., Лиманский В.А. Протокольная
форма подготовки материалов о преступлении. СПб., 1993.
185
- Подробнее см.: Рахунов Р.Д. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном
процессе. М., 1954; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. М., 1961;
Михайленко А.Р. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе. Саратов,
1975; Важанов С. Оправдана ли так называемая доследственная проверка? // Законность.
1995. № 4. С. 51–53.
186
- Это положение в полной мере относится не только к основным производствам, но и к
дополнительным, и к особым; любое уголовно-процессуальное производство должно
начинаться составлением какого- либо письменного документа, позволяющем зафиксировать
момент его возбуждения.
187
- Следует отметить, что проект нового УПК ничего нового не вносит по
рассматриваемому вопросу, не снимает рассматриваемых выше проблем, что следует
отнести к числу его существенных недостатков.
конкретизировать в соответствии с формой досудебной подготовки, различая:
возбуждение досудебного производства, производимого в протокольной форме,
возбуждение дознания, возбуждение следствия, возбуждение производства по
делу частного обвинения. И первое, и второе, и третье, и четвертое – есть не
что иное, как производство по уголовному делу, поскольку речь идет об
установлении обстоятельств совершения преступления, производимом в
процессуальной форме, различаться же между собой указанные виды
досудебной подготовки будут не потому, возбуждено уголовное дело или нет, а
по процессуальному режиму деятельности, по степени сложности
процессуальных форм. Таким образом, отпадает необходимость в
существовании самостоятельной стадии уголовного процесса – стадии
возбуждения уголовного дела188.
Что дает реализация рассмотренных предложений?
1. Экономию процессуальных средств, вследствие устранения из
уголовного процесса дублирования ряда процессуальных действий. В
настоящее время сначала берутся объяснения, затем эти же лица
допрашиваются в качестве свидетелей, сначала производится судебно-
медицинское освидетельствование или «исследование», а затем назначается и
проводится экспертиза и т.д., то есть фактически «расследование» проводится
дважды, только в разных процессуальных режимах.
2. Будет снята проблема, связанная с невозможностью проведения
определенных следственных действий до возбуждения уголовного дела. В
настоящее время имеет место парадоксальная и не разрешимая в рамках закона
ситуация: при обнаружении трупа с признаками насильственной смерти без
проведения судебно-медицинской экспертизы невозможно решить вопрос о
возбуждении уголовного дела, а экспертизу назначить нельзя, пока дело не

188
- Действовавшее в Российской Империи уголовно-процессуальное законодательство не
предусматривало такой стадии процесса, как возбуждение уголовного дела. См.: Устав
уголовного судопроизводства // Российское законодательство Х–ХХ веков. Т. 8. Судебная
реформа. М.: Юрид. лит., 1991; Учреждения судебных установлений // Российское законо-
дательство Х–ХХ веков. Т. 8; Вентам И. О судоустройстве. СПб.: Тип. Правительствующего
Сената, 1860; Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном
исследовании преступлений по судебным уставам 1864 г. СПб., 1869. Ч.2; Макалинский П.В.
Практическое руководство для судебных следователей. Изд. 5-е, СПб., 1907; Михайловский
И.В. Основные принципы организации уголовного суда. Уголовно-политическое иссле-
дование. Томск: Тип. П.И. Макушина, 1905; Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. П.:
Право, 1918; Сергиевский И.Д. Элементарный курс русского уголовного судопроизводства:
Пособие к лекциям. СПб., 1881–1897; Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства.
СПб., Тип. Стасюлевича. 1896. Т.2 и др.
возбуждено. Подобная ситуация имеет место и во многих других случаях при
решении вопроса о возбуждении уголовного дела. Не случайно многие авторы
предлагают предусмотреть в законе возможность производства экспертиз еще
до возбуждения уголовного дела. Это верное предложение. Однако его
реализация проблемы не решит. Нередко бывает необходимость для решения
вопроса о возбуждении уголовного дела произвести обыск, задержать и
допросить подозреваемого189.
Изучение практики подтверждает полезность этого решения. В почти
половине случаев органы предварительного расследования проводят
фактически расследование (то есть допросы, обыски и т. д.) еще до
возбуждения уголовного дела, постановление же о возбуждении уголовного
дела выносится потом «задним числом», конечно, с указанием нужного
времени. Это обстоятельство легко обнаруживается, если сравнить, например,
время производства обыска, задержания и составления постановления о
возбуждении уголовного дела.
Другой же крайностью, которая также встречается почти по половине
изученных дел, является ситуация, когда сначала у многих лиц отбираются
объяснения (хотя преступление очевидно, например, обнаружен труп с
признаками насильственной смерти), затем, в этот же и последующие дни, эти
же лица допрашиваются в качестве свидетелей.
Так, дело по обвинению оперативного уполномоченного Б., в повешении
3., первоначально состояло из четырех томов. В первом томе были сосре-
доточены объяснения практически всех жителей деревни, в которой
обнаружили труп, затем эти же лица допрашивались в качестве свидетелей. Во
многих случаях информация, содержащаяся в их показаниях, не отличалась от
той, которая была в объяснениях190. Для чего лишний труд и лишние непри-
189
- См., например: Вулфин Г., Тевлин Р. Освидетельствование или экспертиза // Радянське
право. 1965. № 2; Рооп Х.А. Возбуждение уголовного дела в советском уголовном процессе:
Автореф. дис. ... канд. юр. наук. Тарту, 1967. С. 14; Мудъюгин Г., Похис П. Судебно-
медицинскую экспертизу в стадию уголовного дела // Соц. законность. 1971. № 9. С. 67;
Громов А. Пути совершенствования судебно-медицинской экспертизы // Соц. законность.
1982. № 11. С. 27; Тихонов Е.Н. Проблемы назначения судебных экспертиз до возбуждения
уголовного дела // Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. Томск,
1984; IIIейфер С. А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. Саратов,
1986. С. 56–61; Нагнойный Я.П. О возможности назначения судебной экспертизы до
возбуждения уголовного дела // Криминалистика и судебная экспертиза. 1987. Вып. 4. С.
174–178; Белкин Р. Судебная экспертиза: вопросы, требующие решения // Сов. юстиция.
1988. № 1. С. 21–22.
190
Затем эти свидетели неоднократно допрашивались в суде, затем снова следователем (дело
было направлено на доследование) и вновь в суде. А потом мы удивляемся, почему это так
ятности для граждан, которые не понимают никаких различий между
показаниями и объяснениями?191
Могут возразить: дело еще не возбуждено, а уже будут применяться
принудительные меры: допросы, освидетельствование, обыски и т. д. Но, во-
первых, ст. 51 Конституции РФ позволяет отказаться давать показания против
себя самого и близких лиц. Во-вторых, наиболее серьезные виды уголовно-
процессуального принуждения (а их число можно и расширить) всегда про-
изводятся только с санкции прокурора или разрешения суда. Само же по себе
возбуждение уголовно- процессуального производства не нарушает еще прав и
законных интересов лиц, которые в дальнейшем будут вовлечены в
судопроизводство.192
Принятие нашего предложения приведет к тому, что намного облегчится
работа правоохранительных органов и в большей степени будут защищены
конституционные права граждан.
После принятия нового Уголовного кодекса оживилась дискуссия по
вопросу о том, каким должен быть новый уголовно-процессуальный кодекс?
Представлялись на обсуждение немало проектов УПК. Не будем на них
останавливаться, отметим лишь, что все они страдали существенными
недостатками, потому и не были приняты. Однако и тот проект УПК, который
был принят в первом чтении Государственной Думой Федерального Собрания
РФ, также, к сожалению, не лишен столь же существенных недостатков.
Остановимся на главных из них применительно к досудебному производству.
Из проекта УПК РФ:
Статья 165.
(8) По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 112 частью первой, 118,
121, 122 частями первой и второй, 153–156, 163 частью первой, 165 частью второй. 168
частью второй, 175 частью второй, 177, 194, 198 частью первой, 213 частью второй, 222
частями первой и четвертой, 233, 240 частью первой, 243, 258 частью второй и 326 Уго-
ловного кодекса Российской Федерации предварительное следствие производится органами
дознания в соответствии с их компетенцией, установленной частью второй статьи 38


неохотно граждане ходят на допросы в правоохранительные органы?
191
- Архив Зырянского рай. суда Томской области, дело № 95/934.
192
- Аналогичную позицию занял и Конституционный Суд РФ в Постановлении от 23 марта
1999 г. № 5 – П «По делу о проверке конституционности положений статьи 133, части
первой статьи 218 и статьи 220 Уголовно- процессуального кодекса РСФСР в связи с
жалобами граждан В.К. Борисова, Б.А. Кехмана, В.И. Монастырецкого, Д.И. Фуфлыгина и
общества с ограниченной ответственностью «Моноком».
настоящего Кодекса.
Статья 174. Деятельность органов дознания по делам, по которым
предварительное следствие обязательно.
(1) При наличии признаков преступления, по которому производство
предварительного следствия обязательно, орган дознания вправе возбудить уголовное дело и
произвести неотложные следственные действия по установлению и закреплению следов
преступления: осмотр, обыск, выемку, освидетельствование, задержание и допрос
подозреваемых, допрос потерпевших и свидетелей. Об обнаружении преступления и
возбуждения уголовного дела орган дознания немедленно уведомляет прокурора.
(2) По выполнении неотложных следственных действий, но не позднее пятидневного
срока со дня возбуждения дела, орган дознания обязан передать дело следствию.
(3) После передачи дела следователю орган дознания может производить по нему
следственные и оперативно-розыскные действия только по поручению следователя. В случае
передачи следователю дела, по которому не представилось возможным обнаружить лицо,
совершившее преступление, орган дознания обязан принимать розыскные и оперативно-
розыскные меры для установления лица, совершившего преступление, уведомляя
следователя о результатах.
Статья 260. Производство предварительного следствия.
(1) По делам о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 255
настоящего Кодекса, если они совершены несовершеннолетними или лицами, которые в
силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществить свое право
на защиту, производство предварительного следствия обязательно.
(2) Прокурор и орган дознания вправе провести предварительное следствие также в
случаях, когда в установленный частью второй статьи 255 настоящего Кодекса срок
невозможно обеспечить всесторонность и полноту исследования обстоятельства дела.
(3) Предварительное следствие в случаях, указанных в частях первой и второй
настоящей статьи, производится органами дознания, статьи 38 настоящего Кодекса.
Глава 31. Дознание по делам, по которым производство предварительного
следствия необязательно.
Статья 255. Порядок и сроки дознания по делам, по которым производство
предварительного следствия необязательно.
(1) Порядок дознания по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 115,
116, 119, 127 частью первой, 129, 130, 157, 158 частью первой, 159 частью первой, 160
частью первой, 161 частью первой, 165 частью первой, 166, 167 частью первой, частью
первой, 168 частью первой, 171 частью первой, 175 частью первой, 180, 200, 213 частью пер-
вой, 214, 231 частью первой, 244, 245, 256, 258, 260 частью первой, 261 частью первой, 297,
308, 310, 311 частью первой, 312, 313 частью первой, 314, 315, 319, 324, 325 и 329
Уголовного кодекса Российской Федерации, определяется общими правилами настоящего
Кодекса за изъятиями, установленными статьями настоящей главы.
(2) По делам о преступлениях, указанных в части первой настоящей статьи, дознание
производится в десятидневный срок с момента заявления о возбуждении уголовного дела до
принятия решения о направлении уголовного дела в суд.
Этот срок может быть продлен прокурором, осуществляющим надзор за дознанием,
до двадцати суток.
Статья 256. Постановление о возбуждении уголовного дела.
(1) При поступлении заявления, сообщения о совершении преступления, указанного
в статье 255 настоящего Кодекса, когда известно лицо, подозреваемое в совершении
предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации деяния, орган дознания
возбуждает уголовное дело в отношении этого лица.
(2) В этом постановлении указывается фамилия, имя, отчество и другие данные,
поскольку они известны о лице, подозреваемом в совершении преступления.
(3) Лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный или
моральный ущерб, признается в этом же постановлении потерпевшим или гражданским
истцом.
Статья 257. Обстоятельства, подлежащие доказыванию в ходе дознания.
(1) В ходе дознания в соответствии со статьей 72 настоящего Кодекса подлежит
доказыванию событие преступления, лицо, совершившее запрещенное уголовным законом
действие, виновность лица, характер и размер ущерба и иные обстоятельства, имеющие
значение по делу.
(2) Для установления указанных в части первой данной статьи обстоятельств
дознаватель в пределах предоставленных ему полномочий проводит необходимые
следственные действия по правилам глав 22–25 настоящего Кодекса. Лицо, в отношении ко-
торого возбуждено уголовное дело, допрашивается в качестве подозреваемого.
Статья 258. Задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, и
избрание в его отношении меры пресечения.
(1) Лицо, подозреваемое в совершении преступления, может быть задержано
органом дознания на срок не более 48 часов по правилам, установленным статьями 87–92
настоящего Кодекса.
(2) К лицу, подозреваемому в совершении преступления, может быть применена
мера пресечения в соответствии со статьей 104 настоящего Кодекса.
Внимательный анализ приведенных выше норм проекта УПК РФ
позволяет сделать следующие выводы.
1. Предлагается упразднить производство по делам с протокольной
формой подготовки материалов. Это предложение неприемлемо. Досудебное
производство в протокольной форме показало свою жизнеспособность и
эффективность. По делам о незначительных преступлениях, оно является даже
более эффективным, чем дознание и предварительное следствие. Как
отмечалось, совсем недавно уже была предпринята попытка фактически
упразднить досудебное производство в протокольной форме после принятия
Конституционным Судом Постановления N 19–II от 26 ноября 1996 года.
Практики, в том числе и судьи Верховного Суда РФ, неправильно поняли и
истолковали смысл этого Постановления и протокольное производство начало
исчезать из практики. Понадобилось специальное разъяснение
Конституционного Суда. Таким образом, протокольную форму досудебного
производства удалось отстоять. Внесены соответствующие изменения и в
статью 415 УПК РСФСР. И вновь идет атака на столь нужный для практики
процессуальный институт.
2. Вместо досудебного производства в протокольной форме проект УПК
предусматривает так называемое ускоренное дознание. По делам о
преступлениях, по которым по действующему УПК РСФСР материалы
готовятся в протокольной форме, проект УПК РФ предусматривает
возможность производства расследования в форме дознания. При этом дозна-
ние должно быть окончено в десятидневный срок с момента поступления
заявления, могут производиться любые следственные действия, задержание
подозреваемого и даже избрание в отношении него меры пресечения.
Что полезного принесет принятие этого предложения?
Органам дознания предлагается делать излишнюю работу для
достижения того же результата, что и при протокольном досудебном
производстве.
С точки зрения защиты прав граждан положение их ухудшается. Ведь
при использовании протокольной формы досудебного производства никаких
принудительных мер применять нельзя. А в случае замены его дознанием (как
предлагается в проекте УПК РФ) – можно даже арестовать подозреваемого.
3. Проект УПК предусматривает и вовсе неизвестную теории уголовного
процесса конструкцию – предварительное следствие, производимое органами
дознания. Данная конструкция носит надуманный характер и ничего
позитивного собой не представляет, приносит лишь вред уголовному су-
допроизводству.
Указанные выше и другие недостатки проекта УПК свидетельствуют о
том, что необходима серьезная работа над различными моделями будущего
уголовного процесса России.
Итак, мы считаем возможным оставить в уголовном процессе только
одну досудебную стадию – стадию предварительного (досудебного)
производства, которая может осуществляться по уголовным делам в одной из
следующих форм:
а) в форме досудебного производства, осуществляемого в протокольной
форме;
б) в форме дознания;
в) в форме предварительного следствия.
Стадию же возбуждения уголовного дела из уголовного процесса можно
вовсе исключить, заменив ее техническим моментом – составлением акта
возбуждения производства по делу.
Как будет показано ниже, все эти разновидности досудебного
производства пригодны для использования не только в основных, но и в
дополнительных и особых производствах.


2.3. Основания разграничения форм досудебного производства


В первой главе работы мы рассмотрели основания разграничения
различных видов производств в целом. Теперь же применим
сформулированные нами критерии к проблеме выбора конкретной формы
досудебного производства (в зависимости от степени ее процессуальной
сложности).
В современной литературе как проблема оснований перехода к тому или
иному виду производства, так и проблема выбора конкретной формы
досудебного производства, решаются далеко не однозначно193.
Так, Р.Д. Рахунов предлагал отказаться от производства дознания или
предварительного следствия по делам небольшой общественной опасности. К
таким делам он относил все дела о преступлениях, за совершение которых
предусмотрено наказание, не связанное с лишением свободы, либо лишение


193
- Эта проблема уже освещалась в первой главе. Поэтому постараемся не повторяться и
лишь показать специфику проявления данной проблемы в досудебном производстве.
свободы сроком до одного года194. На такое же основание (т. е. степень
общественной опасности преступления) указывал В.Д. Арсеньев195. С.А.
Маршев основаниями для введения упрощенных форм досудебного
производства считал: 1) уголовно-правовой характер деяния (по делам о
преступлениях, которые по степени своей общественной опасности находятся
на стыке с административными поступками); 2) объективно существующие
свойства тех или иных преступлений, обусловливающие несложность их
расследования196.
Если первое основание является основанием материально-правового
(уголовно- правового) характера, то второе – уголовно-процессуального. Оба
эти основания (разумеется, с учетом последующих уточнений) применимы не
только для отнесения дел определенных категорий к упрощенным
производствам, но и для отнесения, с другой стороны, других категорий дел к
производствам с более сложными процессуальными формами.
Более развернутую систему оснований разграничения различных видов
производств приводит в своих работах М.Л. Якуб, называя их «свойствами».197
В соответствии с этими характеристиками дел должно производиться как
упрощение процессуального порядка для одних дел, так и усложнение его для
других.
По нашему мнению, основания выбора конкретной формы досудебного
производства на можно поделить на две группы:
–материально- правовые (тяжесть возможного наказания за совершенное
преступление);
–уголовно-процессуальные (степень сложности установления
фактических обстоятельств дела; наличие определенных свойств у лица, в
отношении которого ведется производство, или у лица, пострадавшего от
преступления; общественная значимость дела; необходимость учета интересов

194
- См.: На ученом совете института // Соц. законность. 1975. № 1. С. 67.
195
- Арсеньев В.Д. О едином порядке производства по уголовным делам и пределах его
дифференциации // Вопросы борьбы с преступностью. Иркутск, 1970. С. 69; Он же. Уп-
рощение неравнозначно упрощенчеству // Соц. законность. 1975. № 3. С. 64.
196
- Маршев С. А. О дифференциации форм уголовного судопроизводства // Развитие и
совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979. С. 141–147.
197
- Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. М.: Юрид.
лит., 1981.С. 103–104. В своей более ранней работе М.Л. Якуб выдвигал три условия для
упрощения производства: 1) наказание не превышает одного года лишения свободы; 2)
преступления не представляют сложности и 3) преступления не имеют особого об-
щественно-политического значения (см.: Порядок уголовного судопроизводства следует
дифференцировать // Соц. законность. 1975. № 1. С. 66–67).
лица, в отношении которого ведется производство, или лица, пострадавшего от
преступления).
Эти основания используются не только в целом, для разграничения
основных производств на виды в зависимости от степени сложности их
процессуальных форм (что мы уже показали ранее), но и (на основе
конкретизации этих оснований) при определении подлежащей использованию
формы досудебного производства. При этом должна допускаться замена только
менее сложной формы на более сложную, но не наоборот198.
Причем, думается, при определении процедуры досудебного производ-
ства по определенным категориям преступлений в первую очередь должно
приниматься во внимание такое основание, как тяжесть наказания,
предусмотренного законом за совершенное преступление. Мы уже указывали
выше, что каким бы очевидным и простым в собирании материалов ни было
преступление, но, если оно относится к категории тяжких, упрощенное (в том
числе и досудебное) производство по нему применяться не должно. Напротив,
по делам о таких преступлениях возможно установление дополнительных
гарантий, усложнение процессуальных форм. Причина этого проста: слишком
опасна и, возможно, неисправима может быть ошибка по таким делам. Поэтому
риск ее должен быть сведен до минимальных пределов.
Так, протокольная форма досудебного производства не должна иметь
места по делам о преступлениях с относительно высокой степенью
общественной опасности, за совершение которых предусмотрено относительно
суровое наказание.
Анализируя с этой точки зрения составы, включенные в 1985 г. в ст. 414
УПК РСФСР, можно сделать вывод, что в целом требования уголовно-правого
основания учитывались. Из 20 составов по 7 – лишение свободы вообще не
предусматривалось; по 9 – лишение свободы не предусматривалось на срок
свыше 1 года и по 3 – на срок выше 2 лет. Во всех, из числа указанных случаях
наряду с лишением свободы в качестве альтернативного предусматривалось
иное наказание, не связанное с лишением свободы. Исключением являлась ч. 2
ст. 1982, санкция которой предусматривала только лишение свободы на срок до
3 лет.
Вместе с тем проанализировав Уголовный кодекс РСФСР, можно было
увидеть, что в нем содержалось 26 составов преступлений, за которые в ка-

198
- Якимович Ю.К. Система и структура советского уголовного процесса: система стадий и
система производств. Томск, 1991. С. 31–46.
честве наказания лишение свободы не предусмотрено вообще, 40 составов
преступлений, за которые наряду с другими наказаниями было предусмотрено
лишение свободы до 1 года, 38 – до двух лет. И это при том, что не
учитывались воинские преступления, преступления, составляющие пережитки
местных обычаев, частного и частно-публичного обвинения.
В литературе того времени обсуждался вопрос о целесообразности
наряду с уголовными преступлениями предусмотреть еще в УК и уголовные
проступки199.
При этом отмечалось, что если уголовные проступки будут оставаться
уголовными правонарушениями, то тогда должна будет сохранена и уголовно-
процессуальная форма установления факта их совершения и привлечения к
уголовной ответственности за них. С другой стороны, поскольку к уголовным
проступкам будут отнесены деяния, наименее общественно опасные среди
уголовно наказуемых деяний, постольку именно по уголовным проступкам и
возможно будет предусмотреть упрощенное производство200.
Однако все ученые были единодушны в одном: дифференциации
уголовно-процессуального законодательства должна предшествовать
дифференциация законодательства уголовного. Само уголовное
законодательство должно предусматривать различные категории преступлений
в зависимости от степени их общественной опасности, а затем уже в каждой из
них должна быть разработана и включена в уголовно-процессуальное
законодательство особая процессуальная форма досудебного производства.
С вступлением в действие с 1 января 1997 г. нового Уголовного кодекса

стр. 1
(всего 3)

СОДЕРЖАНИЕ

>>